Ржавая бритва. Не искушай Господа Бога твоего., 35498 просмотров, оценка: 3
загрузить оригинал на диск »
3
Администратор
22 мая 2012 в 23:10 35498 просмотров 9 комментариев
Тип: Фотораздел: Фото
Код для текстов www.climbing.ru:
Ссылка:
Код для блога:
Используется в темах:

22 мая 2012 в 22:46Портал о людях и их горной деятельности

25 декабря 2012 в 13:27Голосуем за Лучший Экстремальный Проект 2012

Комментарии (9)

Всего: 9 комментариев
  
#1 | Андрей Рыбак Администратор »» | 22.05.2012 23:13
  
3
Лезвие ржавого мира, в котором нам приходится держать баланс между жизнью и смертью. Давайте будет ответственны за каждый свой поступок.
  
#2 | Андрей Рыбак Администратор »» | 16.10.2012 09:01
  
3
Не искушай Господа Бога своего!

Чувствуй грань, всегда молись и благословляйся на сложное дело. Стремись ставить цель богоугодную. Не отдавай себя во власть духов злобы поднебесной: тщеславию и гордыне и все приложится тебе.
  
#3 | Андрей Рыбак Администратор »» | 16.10.2012 09:02
  
3

В дорогу!
  
#4 | Андрей Рыбак Администратор »» | 16.10.2012 09:04
  
3
"Покайтесь и веруйте в Евангелие".

Первая заповедь Нового Завета — Покаяние. Без покаяния Евангелие, благодатная жизнь — недостижимы. Только покаянием грешная душа входит в новую, благодатную жизнь. Покаянием душа обретает благодатную веру: в труде очищения сердца оживают внутренние чувства, которыми душа и воспринимает внутреннюю духовную жизнь, воспринимает Евангелие. А это и есть благодатная вера.

Грех каменит сердце, мертвит, умерщвляет его нежные органы чувств, воспринимающих духовную, благодатную жизнь; потому "внешним", пребывающим в грехе, Тайны Царствия Божия не даны, они для них недоступны. Для "внешних" христианство дано во внешних притчах: в вещественном, в видимом.

Но они видя — не видят его. Слыша — не слышат и Сердцем не разумеют.

Только на пути внутреннем, на пути очищенного сердца, раскрываются его тайны. Путь внутренний есть путь благодатного покаяния. Благодатное покаяние есть внутреннее изменение всего жития и телесного, и мысленного. "Начальный момент покаяния — есть рождение свыше" в новую, благодатную жизнь. Без этого рождения не бывает и новой жизни. Момент рождения и покаяния вводит в новую благодатную жизнь — в жизнь покаяния, очищается сердце и оживает для восприятия Евангелия, для восприятия Новой, благодатной жизни. Евангелие есть благодатная, божественная жизнь, жизнь Божьего чуда. Сердце, очищенное покаянием, воспринимает эту новую жизнь, воспринимает как чудо, живым чувством, реальным ощущением воспринимает "уповаемых вещей извещение", воспринимает благодатную жизнь веры. Ожившее сердце живет новым воздухом духовной жизни — воздухом Покаяния.

Обманывает себя тот, кто живет плотолюбными вожделениями, пребывает в сласти плотолюбия и думает, что пребывает в духовной жизни христианина. Это путь — самообмана, путь "льстящий в похотях плоти". На нем не обитает Дух Божий. Это не путь Евангелия. На нем нет очищения от мертвящего греха, а потому и нет восприятия жизни духовной. Только на пути отрешения от плотолюбного жития, на пути покаяния, душа обретает благодатную веру в живых чувствах сердца. В другом месте благодатная вера не обретается. Живой верой сердца, т. е. живым чувством, душа человеческая обретает духовную жизнь, духовное бытие и в нем утверждает свою временную значимость. В кратком моменте времени, в точке земного бытия, определяет направленность своей воли для необъятной деятельности в вечности. В подвиге покаяния и живой опытной веры душа человеческая утверждает свое бытие в Божественном, входит в круг этого бытия и "содействующей благодатью восприемлет обожение и соделывается Света причастницей и общницей Божества независтно"(Канон Причастный, Молитва, 7).

"Ибо верующему все возможно", — сказал Господь. И кто обрел сей путь и подвигом умной воли преодолел внешнее, плотолюбное житие, как соблазн, оградился верою от сего обольстительного "древа познания добра и зла" и свободно устремился внутреннейшей мыслью и чувством к внутреннему, сокровенному, умному деланию покаяния — и в труде внимая к своему житию непрестанно просит, трезвенно ищет едва приметный путь Божий и смиренно стучится болезнующим сердцем в Дверь Милосердия — тому ответят, он обретет и ему отверзутся двери сокровенных тайн Царствия Божия.

И сия сокровенная, духовная, внутренняя жизнь Божия обретается душами не внешними. И обретается деланием сокровенным, внутренним. А самое "делание" обретают немногие: лишь те, кто вступил на путь отрешения от владений

"невещественных, мысленных" —

от мечтаний и вожделений

и взыскал внимание к своим помыслам.

"Сии отрешенные принадлежат к чину христиан более внутреннему" — по слову Св. Макария Великого (Слово 1 гл 9), принадлежат к иному роду христианскому. О них сказала Родоначальница этого рода — Пресвятая Дева, указуя на преп. Серафима: "Сей — рода нашего".

Они и есть носители этого рода — иного. Носители живой Веры Божьей — многодейственной, чудотворящей. Они — живые носители Живого Бога.

Они и есть верою прозревшие и опытно познавшие сокровенные Тайны Царствия Божия.

www.logoslovo.ru/forum/all_1/user_1_2/topic_5208/
  
#5 | Андрей Рыбак Администратор »» | 16.10.2012 09:04
  
3
Прп. Силуан Афонский – о смирении

Если брата укорил, осудил или опечалил, то свой мир потерял. Если потщеславился или превознесся над братом, то потерял благодать. Если блудный помысл пришел и ты не сразу отогнал его, то душа твоя потеряет любовь Божию и дерзновение в молитве. Если любишь власть и деньги, то никогда не познаешь любви Божией. Если волю свою исполнил, то ты побежден врагом и уныние придет в душу твою. Если брата своего возненавидел, то, значит, отпал ты от Бога и злой дух овладел тобою.
  
#6 | Андрей Рыбак Администратор »» | 16.10.2012 09:04
  
3
Не говорил ли я тебе и раньше, что вначале у меня восемь лет
была ужасная борьба с бесами? Каждую ночь -- бешеная битва, а днем
-- помыслы и страсти. Приходили они с шашками, мотыгами, топорами и
лопатами.
-- Все на него! -- кричали. Это было для меня мученичеством.
-- Приди, Матерь Божия! -- взывал я. И, хватая одного, бил им
других. Разбивал свои руки об этих чурбанов.
И по случайности один знакомый пришел из мира нас посетить.
Ночью я положил его спать в свой маленький домик. И приходят бесы,
по своей привычке, ко мне. И давай его бить. А он как закричит! В
ужас пришел человек, чуть с ума не сошел. Я сразу прибегаю.
-- Что с тобой? -- говорю ему.
-- Бесы, -- говорит, -- чуть не задушили меня! Забили меня
палками!
-- Не бойся, -- говорю ему. -- Это были мои, и в этот вечер
по ошибке их отведал ты! Но ты не беспокойся.
Говорил ему и всякие другие забавные вещи, чтоб его
успокоить. Но это оказалось невозможным. Не мог он больше оставаться
на том месте мученичества. Испуганный, смотрел он направо-налево и
просился уйти. В ночь-полночь провел я его в Святую Анну* и
возвратился.

Так вот, после таких восьми лет от палки, которой давал
своему телу каждый день из-за плотской брани, от поста, который я
держал, бдения и других борений, я превратился в труп. И слег
больным. И уже отчаялся. Ибо потерял надежду победить бесов и
страсть.
И однажды ночью, когда я сидел, открылась дверь. Я,
склонившись, творил умную молитву и не посмотрел. Подумал, что это
отец Арсений открыл. Затем чувствую снизу одну руку, раздражающую
меня к наслаждению. Смотрю и вижу беса блуда, плешивого. Я бросился
на него, как собака, такая была у меня на него ярость, -- и схватил
его. И на ощупь волосы у него были, как у свиньи. И он исчез. Все
вокруг наполнилось вонью. И с этого мгновения ушла вместе с ним и
брань плоти. И стал я впредь бесстрастен, как младенец.
В тот вечер показал мне Бог злобу сатаны.
Был я очень высоко, в каком-то прекрасном месте, а внизу была
большая равнина, и рядом море. И были поставлены бесами тысячи
ловушек. И проходили монахи. И когда они падали, ловушки хватали
одного за голову, другого -- за ногу, иного -- за руку, за одежду,
кого за что можно было. А глубинный змей, держа голову над морем и
испуская пламя из своей пасти, глаз и носа, радовался и веселился
падению монахов. Я же, видя это, бранил его: "О глубинный змей!
Так-то ты нас обманываешь и нас уловляешь!"
И пришел я в себя, и были у меня как радость, так и скорбь.
Радость -- ибо увидел ловушки диавола. Скорбь -- о нашем падении и
об опасности, которой мы подвергаемся до конца дней.
С тех пор пришел я в великий мир и молитву. Но он не
успокаивается. Обратил против меня людей. Для того я тебе это пишу,
чтобы проявляли терпение ты и остальные братья.

старец Иосиф Исихаст

http://mari-mok.narod.ru/Isihast/joseis_opit.html
  
#7 | Андрей Рыбак Администратор »» | 16.10.2012 09:05
  
3
Игумен Никон (Воробьев) Смирение обладает силой собирать помыслы в памятование о Боге, а немирствие, тщеславие, гордость рассеивает помыслы. Если помыслы сильно рассеиваются, значит, что-то неладно в душе, значит, враг получил доступ к душе нашей и надо каяться пред Богом, и умолять о прощении и помощи. Надо поискать причины этого. Иногда это бывает (если и гнева нет) от излишней суетливости, привязанности к миру, от длинных мирских разговоров, от осуждения ближних. Хорошая внимательная, от сердца исходящая молитва есть путь к царствию Божию, которое внутрь нас есть. Если нет такой молитвы - значит, мы чем-то прогневали Господа...


А как смириться? Сам человек не может стяжать этого свойства. Надо во всем: и в мелочах, и в крупном - познавать свою немощь и ограниченность, свое бессилие, свою «ветхость» и «плотяность» и каждое проявление их употребить в свою пользу - укорять себя, считать себя негодной, и непотребной рабой Божией, постоянно нуждающейся в милосердии Божии и помощи. Надо творить и дела милосердия. Милостыня очищает от многих грехов...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
Магазин Идеко: там бесплатная доставка и гарантия.
© climbing.ru 2012 - 2016, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU