История альпинизма. "Женщины" Продолжение 2


Об истории женского альпинизма написано не мало строк. Что же можно еще добавить к ним?
Скорее всего борьба женщин за равноправие было стимулирующим началом для восхождений женщин в горы. Но только ли это послужило толчком для желаний женщин заниматься альпинизмом? Навряд ли. Так же и романтический склад женской натуры есть конечно фактор способствующий желанию восхождений. Видеть красоты гор - эти великолепные пейзажи , которые простираются внизу - разве это не стимул? И все же...

Когда мы смотрим на фотографии женщин-альпинисток, в те времена одетых в длинные платья, с укладкой волос, словно она только что вышла от парикмахера, в шляпах, - это удивительно зрелище кажется сюрреалистичным. Мы видим несоответствие. Впрочем и мужчины, как я писал были в костюмах зачастую, в белых рубашках и напоминали больше гуляющих по парку джентельменов, чем альпинистов.

Мне кажется эта загадка никогда не будет раскрыта, что же потянуло женщин в те времена в горы. Но факт есть факт. Женщины занялись не свойственным им занятием, - ходить в горы.

Начало смотреть:


http://www.climbing.ru/forum/all_1/section_17_1/topic_70/

http://www.climbing.ru/forum/all_1/section_17_1/topic_180/



История женщин в альпинизме прошла долгий путь. С конца 1700-х и в начале 1800-х женщин в мире альпинизма практически не существовало, но постепенно и они начали совершать горовосхождения. Ниже даты и события, которые отражают историю развития женского альпинизма



1799 Мисс Парминтер (Miss Parminter) совершила восхождение в Альпах на Монблан. Это первое восхождение женщины на вершину.

1808 Мари Парадиз (Marie Paradis), молодая 18-летняя француженка поднимается на Монблан.

1858 Мисс Люси Уолкер совершает свое первое восхождение.


1871 Мисс Люси Уолкер становится первой женщиной поднявшейся на Маттерхорн. В этом же году она делает четвертое восхождение на Эйгер.

1880 Мета Бревут (Meta Brevoot) совершает восхождения на тридцать различных пиков за одиннадцать лет. Она первая из женщин догадавшаяся, что в штанах лазать удобнее, чем в платье или юбке.

1895 Г-жа Уильям Роджерс становится первой женщиной, совершившей восхождение на Devil's Tower (Башня Дьявола), хотя и с помощью лестниц.

1906 В возрасте 47 лет Фанни Баллок (Fanny Bullock) установила мировой рекорд женского восхождения (22815 футов), достигнув вершины Pinnacle массива Nun Kun в Кашмире.


1908 Энни Пек (Annie Peck) поднялась на Huascaran в Перу и стала первой женщиной в высотном альпинизме. Она первой придумала анорак, прототипом которого стал "эскимосский костюм" из Музея естественной истории.

1911 Энни Пек, учительница из Америки, достигла высоты 21834 футов Северной вершины Coropuna в Перу и установила на ней флаг "Голос за женщин" (Votes for Women). На тот момент Энни Пек было 58 лет.

1920 Начало альпинистской карьеры Ниа Морин (Nea Morin), которая в дальнейшем продолжает ходить в горы в течение 30 лет.

1947 Барбара Уошберн (Barbara Washburn) стала первой женщиной в Соединенных Штатах поднявшейся на наивысший пик Denali (МакКинли) в 1947 году.

1948 Ян Конн (Jan Conn) первая женщина, поднявшаяся на Devil's Tower (Башня Дьявола) без использования лестниц.

1952 Ян Конн (Jan Conn) и Джейн Шовак (Jane Showacre) совершили первое восхождение женской двойкой на вершину Devil's Tower

+++

Вот они, эти легендарные женщины - альпинисты!


Мария Паради







Lucy Walker

1871 портрет Люси Уокер, сидя, с отцом Фрэнк Уокер, и ( слево направо ) Мельхиор Андерегг и Адольф Уорбертон Мур

Люси Уолкер (1836-1916) была британской альпинисткой и первой женщиной, которая поднялась на Маттерхорн .

Мисс Walker начала свое восхождение довольно скромно в 1858 году, когда она по совету своего врача, занялась ходьбой как средство от ревматизма.

В сопровождении отца Фрэнка Walker и ее брата Гораций Уолкер , оба из которых были первыми членами Альпийского Клуба

Она стала первой женщиной,которая регулярно, поднималась в Альпах .
Достижения Walkerа были, во-первых, в значительной степени незамеченным за исключением тех, которые были в ее личных компаниях

Первые успехи включают первое восхождение на Balmhorn (1864), и первой женщиной - восхождение на Веттерхорн (1866), Lyskamm (1868) и Пик Бернина (1869).

В 1871 году она узнала, что ее соперница Мета Brevoort , американская женщина альпинист, планировала экспедицию, чтобы подняться на Маттерхорн.

Walker поспешно собрала группу и 22 августа, в белом платье, она стала первой женщиной, которая стоит на вершине горы Маттерхорн, и вместе с этим она приобрела мировую известность.

В том же году она завершила свое четвертое восхождение на Эйгер во время которого она, как говорят, жила на диете из бисквита и шампанского.

за всю жизнь Люси Walker совершила в общей сложности 98 экспедиции.

В 1909 году она стала членом вновь образованного женскаго Alpine Club , где она была признана как пионер женщин-альпинисток.
В 1913 году она была избрана во второй раз президентом и служила в этом качестве до 1915 года.
Она умерла в своем доме в Ливерпуле , Англия , 10 сентября 1916 года.



Meta Brevoot



Fanny Bullock


Annie-Peck

Barbara Washburn

Dora Keen 1910

Evelyn Leech at The Roaches

Mirium O Brien

Pat Kelly climbing Scoop Face, Castle Naze, ок 1920

Women on the Rim of Yellowstone Canyon — 1904

Беатрис Томассон

Женщина проходит по леснице в горах


Пара на Glacier Point 1902. Из старых исторических фотографий американских национальных парков

Томассон Беатрис (1859-1947)

Хоукинс

Ян и Джейн сразу же после своего исторического восхождения на башню Devils

+++

отрывок из очерка К 200-летию мирового женского альпинизма

Иорданишвили Евгений Константинович


Однако по прошествии 10-15 лет поток туристов стал постепенно превращаться в ручей, дальнейшее обмеление которого уже просматривалось дальновидными владельцами альпийских хижин и горными проводниками. И тогда у пиарщиков начала XIX века родилась простая, как всё гениальное, мысль – «Шерше ля фам – ищите женщину!» – восхождение на Монблан женщины приведет к вспышке интереса к вершине. Со всеми вытекающими материальными для тех, кто уже связал своё благополучие с этими восхождениями.

«Женская жертва альпинизма» была найдена поблизости – в бывшей горной деревушке Шамони, уже превращавшейся в горно-туристский центр. Мари Паради (Парадиз – в другой транскрипции), молодая, но решительная (а что ещё нужно – оба рекламных фактора налицо), девица, как нельзя больше подходила для «пиар – акции». Девушку прельстило не только естественное желание прославится, но и весьма серьёзное, по тем временам, и с учётом скромного достатка её семьи, вознаграждение.

13 июля 1808 года группа восходителей, в составе которой была и Мари Парадиз, вышла из Шамони. Группой руководил Жак Бальма. Чтобы развеять сомнения юной девушки, он сказал: «Мари, ты должна подняться на вершину. И ты, я уверен, обязательно поднимешься. Твой поступок станет примером для других, примером, достойным подражания».


Парадиз Мария. 1808 г.

Позже, Мари писала в своих воспоминаниях: «Слова Бальма меня поддержали и воодушевили. И я изо всех сил старалась не выглядеть слабее мужчин, которые были удивительно предупредительны ко мне и доброжелательны. Но с набором высоты мне становилось все хуже и хуже. А на биваке на Большом Плато я не смогла (ночью – прим. ред.) сомкнуть глаз: болела голова, я задыхалась. На следующий день я с трудом преодолевала подъем. Меня поддерживали с обеих сторон, меня подтягивали, подталкивали, а иногда даже и несли на плечах. На Красных скалах я сказала своим спутникам:

– Вы идите. Меня оставьте здесь.

– Нет, нет! – возразили они. – Мари, ты не должна сдаваться. До вершины осталось совсем немного».

И Мари Парадиз поднялась на вершину. Нисколько не стесняясь своей слабости, она писала в своем дневнике: «Иногда мне казалось, что я на пределе своих сил, что я нахожусь на пороге смерти, и эта мысль меня нисколько не пугала. Окружающий мир потерял свои краски, став черно-белым».

Расчет горных проводников Шамони и владельцев приютов оказался верным.

Начало XIX века, как и несколько десятилетий предшествующих и последующих, были эпохой обожествления слабого пола. В честь прекрасных дам слагались стихи и исполнялись серенады. Бесчисленные жизни молодых мужчин становились жертвами дуэлей на амурной почве. В этой обстановке восхождение на Монблан молодой девушки произвело огромный «анти-мужской» эффект в обществе.

Молодые девчонки бегают на Монблан! А вы где, герои придворных балов и обольстители красавиц?...

Уже на следующий год снега Монблана почернели от множества французских, английских и итальянских следов…

Однако прошло 30 лет прежде чем подвиг женского восхождения на Монблан решилась повторить ещё одна представительница неспортивной части прекрасного пола. Это была швейцарская графиня Генриетта Анжевиль.

Созерцая вершину из окон замка в окрестностях Женевы, она с раннего детства вынашивала план о восхождении на нее. Она готовилась к восхождению на Монблан с такой тщательностью, как в наше время готовятся к Гималайским экспедициям. В своих дневниках она подробно описала, как собственноручно пошила себе комплект одежды для восхождения.

31 августа 1838 года после консультации со своим врачом и подписания завещания (!) она оставила Женеву ради Шамони, решив стать «Fiance du Mon Blanc». Впрочем, ее позже так и назвали: «Невеста Монблана».

4 сентября 1838 года длинный караван вышел из Гран Мюле. Юная графиня держалась мужественно и стойко, демонстрируя опытным и физически сильным гидам незаурядную волю к победе. Но на Большом Плато (там же 30-ю годами раньше почувствовала сильное недомогание Мари Парадиз), она почувствовала недомогание. Отдохнув на биваке, она сказала гидам: «Если я умру, не дойдя до вершины, то, прошу вас, поднимите мое тело на вершину и оставьте там навсегда». К счастью, все обошлось: она достигла вершины.

– А сейчас, когда вы увидели все, что можно увидеть с вершины, – обратились к ней гиды, – мы хотим поднять вас еще выше, чем Монблан. Двое из гидов, скрестя свои руки, предложили графине сесть на импровизированное сидение, после чего они подняли ее как можно выше...


Анжевель Анриетта 1838 г.

Потом был тяжёлый спуск в долину – в Шамони… Встреча каравана восходителей в Шамони, следующим днем, была просто беспрецедентной. Все гости и жители селения вышли на улицы, все хотели посмотреть на героиню, пожать ей руку, взять автограф. Вечером в гостинице был устроен грандиозный банкет. На нем была и Мария Парадиз, поднимавшаяся на Монблан за 30 лет до графини. Теперь эта была немолодая женщина, хозяйка чайного домика. После пары бокалов вина она сказала: «Я была простой служанкой. Мне было 18. И я не умела себя вести с мужчинами. Сейчас бы я им показала. А тогда…. Позволила затащить себя сначала на ледник, а потом довести до самой вершины. Они тянули, толкали и даже несли меня на себе… Всё ради собственной забавы! …А Вами я просто восхищена! Какая женщина! Какая женщина!».


Парадиз Мария 1838 г.

Так родился мировой женский альпинизм.

Но только в конце того же XIX века, в нём появилась спортивная струна. Первые женщины начали появляться на вершинах Альп, позднее – Пиринеев и Карпат. В России, до Октябрьской революции, женского альпинизма практически не было (были единицы – Н.К. Крупская, М.В. Павлова, М.П. Варава …?). Советская власть, провозгласившая полное равноправие женщин, одним из стержней своей внутренней политики, с первых лет существования ОПТЭ и начала работы первых альпинистских лагерей, принимала летние палатки и на альпинистские маршруты сотни, а потом и тысячи женщин – альпинисток. Ещё до ВОВ взошли звезды:

Волгиной Таисии Никитичны

Джепаридзе Александры Бичиевны

Изергиной Антонины Николаевны

Казаковой Елены Алексеевны

Кропф Любови Сергеевны (1918-1995), Москва: МС СССР – 1947.

Лупандиной Ангелины Дмитриевны (1917-…?), Москва: МС СССР – 1948.

Нарбут Констанция Иосифовна

Носковой Веры Алексеевны (1917-…), Москва: МС СССР – 1946.

Пахарьковой Любови Яковлевны

Потаповой Марии Максимовны

Сидоровой Натальи Михайловны (…?) – Ленинград. В 1936 – ленинградские альпинистки Потапова М., Нарбут К. и Сидорова Н. восхождением на главную вершину Домбай-Ульген открыли первую страницу в истории женских восхождений. 1937 – Ленинградки Потапова, Изергина и Сидорова сделали восхождение на Дых-тау (по А. Буданову). 1938 – восхождение женской группы на Тихтенген (по А. Буданову).

Чередовой Валентины Петровны

Шер Веры Васильевны (1914-1995), Москва: МС СССР – 1946.

Уже в 20-х годах XX века европейский женский альпинизм начал осваивать высокогорные маршруты в Гималаях, Каракоруме, Гиндукуше. Появился своего рода мировой рекорд – высотная граница женского альпинизма. В 1932 году одна француженка покорила один из высочайших семитысячников Каракорума (Гималаев) – вершину Камет (7756 м), на многие годы установила мировой рекорд высотного женского альпинизма.

Как и в мужском альпинизме – трагедии не обошли женщин – альпинисток. В нашей стране памятна трагедия на пике Ленина в 1974 году, унесшая жизни всех 8 членов женской сборной СССР по альпинизму во главе с Эльвирой Шатаевой…

Сегодня женщины – альпинистки побывали (некоторые по несколько раз) на большинстве восьмитысячниках планеты, включая Эверест.

Единственная ветвь альпинизма, которую ещё могут пока удерживать мужчины, берегущие жизнь и здоровье своих дорогих спутниц по спорту – это сверхсложные стенные маршруты. Похоже, и этот рубеж скоро не устоит перед бесстрашными покорительницами гор… (и это уже начало происходить, например, Дестивель Катрин совершила 7 (!!!) соло-восхождений:

1985 – в Испании;

1990 – Пти Дрю по З ст. м-ту Бонатти, за 4 часа (Бонатти – 6 дней);

1991 – Пти Дрю левее м-та Бонатти, пп, 11 дней;

1992 – Эйгер по С ст. (по классике), зима, за 17 часов;

1993 – Гран Жорасс по м-ту Кассина, зима – первое женское;

1994 – Маттерхорн по м-ту Бонатти, зима, за 4 дня, (Бонатти – за 6);

1999 – Cima Grande di Lavaredo – директ по С ст., в Альпах – Доломитах за 2 дня.

Но навсегда в анналах мирового альпинизма останутся имена двух первых отважных женщин, открывших своим сестрам по крови бескрайние горизонты, видимые с горных вершин – простой селянки Мари Парадиз и графини Генриетты Анжевиль.

источник: www.infonature.ru

Комментарии (19)

Всего: 19 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 31.07.2012 18:35
  
0
Мне кажется говоря о женщинах в альпинизме надо дать слово и женщинам.
Может мы тогда больше поймем, что их тянет в горы.

АЛЬПИНИЗМ: ЖЕНСКИЕ ИСТОРИИ

Рассказ Ольги о зимнем восхождении на Эльбрус


Сложнейшие восхождения в горах давно перестали быть уделом сильной половины человечества. Сомнения относительно места женщины в большом альпинизме были окончательно развеяны весной 1975, когда японской спортсменке Юнко Табей (Junko Tabei) удалось впервые подняться на высшую точку Земли - Эверест.

Однако далеко не каждая "леди с ледорубом", даже обладая солидным спортивным багажом, способна решиться на уникальное по степени ответственности и риска сольно восхождение. В мировом альпинизме таких примеров пока очень немного - можно по пальцам пересчитать женские одиночные восхождения по маршрутам 5-6 категории трудности. Их число приумножила наша соотечественница Ольга Шиленина. Летом 2002 Ольга совершила одиночное восхождение на пик Свободной Кореи на Тянь-Шане и стала первой российской соло-восходительницей.


В 1999 году я была в Шамони. Вечерами я сидела в библиотеке и когда читала о том, что женщины творят в западном альпинизме, было "обидно за державу": "Что же наши так не могут? Ведь у нас столько способных и талантливых женщин". Появилось желание попробовать одиночное восхождение. Мне и раньше нравилось лазить без страховки. Нравилось возникающее при этом состояние предельной собранности, когда каждое движение как бы проверяется дважды, при этом сами движения становятся буквально "кошачьими", нравилось, что все ощущения обостряются, включаются какие-то дополнительные резервы человеческой психики. Однако, все, что было раньше, касалось небольших крымских маршрутов, а хотелось попробовать совершить в одиночку серьезное восхождение в больших горах. Появилась идея соло - восхождения, но, во-первых, ее надо было трепетно "выносить" внутри себя, а во-вторых, должны были сложиться благоприятные условия. Год назад я была готова идти на Белуху, однако, не было серьезной поддержки внизу (по-видимому, для женщины это все-таки важно), и я отказалась от одиночного восхождения, пошла в группе.

Летом 2002 года я собиралась вести двух ребят на пик Хан-Тенгри. Надо было где-то потренироваться, и я решила заглянуть в сказочный по красоте горный район Ала-Арча, находящийся всего в 40 км от Бишкека - столицы моей родной Киргизии. В тайне я надеялась, что удастся осуществить мою мечту и сходить на в. Свободной Кореи СОЛО. Мое внимание привлекали два ледовых маршрута - Барбера 5Б к. тр. и Лоу 5А к. тр.

Я приехала одна, но в этом районе проходили сборы кемеровских альпинистов, с которыми я была хорошо знакома, - о таком замечательном спасотряде можно было только мечтать. Руководителем сборов был Сергей Зуев, под его руководством я ходила на свои первые высотные восхождения - на п. Корженевской (1987г.) и на п. Хан-Тенгри (1994г.), вместе мы участвовали в гималайских экспедициях на Макалу (1996г.) и на Лходзе Шар (1998г.). Ему-то я и доверила свои планы. Я бесконечно благодарна Сергею, что он отговаривал меня не очень активно, а в душе явно поддерживал.

Вечером мы с Серегой разработали тактический план моего восхождения. Он настоятельно просил меня, если я выбьюсь из графика прохождения расписанных по времени участков, возвращаться вниз, не рисковать, дабы не схватить холодную ночевку. Я клятвенно обещала все исполнить как можно надежнее и не рисковать почем зря. Весь вечер я не могла оторваться от предстоящего мне завтра пути. Я просмотрела начало, нашла глазами узкое место бергшрунда, который надо было перелезть, мы еще раз потренировались работать с самовыкручивающимся ледобуром для спуска. Я собрала все свои железки. Серега (спасибо ему тысячу и больше раз) сунул мне в рюкзак перекус такого объема, что мне хватило бы, пожалуй, не только на восхождение, но и на две ночевки. Стемнело. На небе высыпали звезды, - я порадовалась: вроде бы должна быть погода.

Мы стали укладываться на ночевку в премилой, кстати, очень мне полюбившейся палатке, желтенькой, с известной всем надписью BASK. Наконец-то мы угомонились, но заснуть у меня никак не получалось. Я, конечно же, волновалась. Так, в полусне-полудреме, просыпаясь через каждый час, я, наконец-то, дождалась пищания будильника. Два часа ночи. Я лежала не шевелясь. Серега прошуршал спальником, вынул из него фонарик и спросил: "Ну что, ты и в самом деле пойдешь?" Я лежала и молчала. Раздумывала. Сомнений, конечно, у меня не было. Но от мысли, что я сейчас пойду в этой темноте и совсем одна, мне стало немного жутковато. Минут на пятнадцать я притихла в своем уютном теплом пуховом спальнике, тоже, кстати, BASKовском. "Куда я собираюсь?"- мелькнуло в моей голове. Но тут же я вспомнила свои прошлогодние переживания от несбывшейся мечты, и уже решительно выползла из спальника, развеяв всякие сомнения Сереги в том, пойду ли я на самом деле или нет.

"Такого случая, - подумала я, - может больше и не быть. Сейчас у меня есть наблюдатель - человек, который поддержал мою идею. Внизу на ночевках Рацека сидит великолепный спасотряд. Классные парни и девчата. Сильные, молодые, спортивные. Надежные. Что мне еще надо? Ну, не пойдется - вернусь", - проговорила я вслух последнюю фразу, как бы для Сереги. Хотя говорила, конечно же, самой себе. Пока я одевалась, Серега быстро приготовил чай, мы позавтракали. Я вылезла из палатки наружу. Боже мой!!! Какая темень. Куда делась только что огроменная, как фонарь луна?! Очертания гор в темноте впечатляли и немного пугали своей суровостью. Я надела на голову налобный фонарь. Заверила Серегу еще раз в своих разумных действиях и решениях, затянула рюкзак и зашагала по тропинке от Коронских ночевок к леднику. Серега пожелал мне удачи. По пути я встретила еще таких же полуночников-восходителей. Ребята спросили у меня, куда я иду. Сами они собирались на в. Двурогая. Я почему-то брякнула, что иду погулять. Сказать о своих намерениях им у меня не повернулся язык. Мы обменялись любезностями и пожелали друг другу удачи.

У меня захватывало дух то ли от темноты, то ли от красоты, а, скорее всего, от предчувствия начала чего-то нового, мне пока еще неизвестного. Сначала я шагала по уже натоптанной тропе, но очень скоро она повернула в другую сторону. Фирн был жесткий и не проваливался, идти было легко. Я шагала несмотря на холодящую темноту с радостью в душе. Да, это было началом. Я была уверена, что у меня должно все получиться. С Коронских ночевок я вышла в половине четвертого. По мере отдаления от уютного, мирно спящего палаточного городка, на меня как будто надвигался силуэт горы, которая в темноте казалась великаном, неприступным, суровым и непредсказуемым. Пора было надевать кошки и обвязку. Чтобы не было страшно, начала мурлыкать себе под нос. Громко петь не решалась, дабы не нарушить тишину, хозяевами которой были стройные склоны окружающих гор. Достала два, теперь мне родных и надежных ледовых инструмента фирмы "Charlet Mouzer". Развесила на обвязку как елочные украшения ледобуры, оттяжки, карабины. Тихо попросила у горы разрешения и помощи...

Начала двигаться вдоль бергшрунда, чтобы перейти его по снежному мосту, который я присмотрела еще снизу. Аккуратно перешагнула, вбив молотки в противоположную стенку. Дыхание замерло! Страшновато, но куда ж деваться! Теперь только вперед. Автоматически ставлю ногу. Лезвие инструмента очень легко и надежно зарубается в нежесткий летний лед. Маленькие лавинки очистили склон от снега, шедшего несколько дней подряд, правда не весь, а полосами, неширокими желобами, по которым только и возможно передвигаться, потому что свежевыпавший снег очень ненадежный и инструмент не держит на нем.

Начало светать. Я оглянулась и застыла от красоты. В который раз я уже наблюдаю, эти удивительные рассветы в горах и не могу насладиться. Фантастические виды, неповторимые. Я не удержалась, достала фотоаппарат. Правда все равно ни один фото- или видеокадр не может передать того, что видит глаз и чувствует сердце.

Я продолжала двигаться. Склон был не супер - крутой и шагалось с инструментом как-то легко и надежно. Легко, конечно, относительно. Но я не позволяла себе долгих отдыхов и остановок. Боялась выбиться из графика. Вскоре совсем рассвело. Оттого, что мне шлось уверенно и относительно надежно, я не крутила буры и не страховалась. Решила, что достаточной страховкой мне будут инструменты и кошки. Погода стояла просто на удивление прекрасная. На небе ни облачка. Я следила за временем. Мне очень хотелось успеть. И вдруг, как-то для меня самой неожиданно, я оказалась на гребне. Время было всего половина восьмого. Я опережала все графики. Меня это обнадеживало. Я полюбовалась видом с гребня. Дальше путь к вершине лежал по другую сторону гребня. Вот тут снова нужна была аккуратность: приспуститься, а потом подняться по "разборному" кулуарчику. За какой камень не возьмись, он "живой" - так и норовит остаться у тебя в руках. Нельзя спешить, и нельзя медлить.

Дальше пошли снежные поля на склоне. А вот и та самая предвершинная стеночка. Стоит перед тобой. Но лазание очень приятное, ничего не сыпется, ничего не рушится. Стеночка метров 40, а, может, чуть больше. Все, вершина!!! Какие же ты там радость и счастье испытываешь! Прямо колдовство какое-то. Только нельзя долго этим удовольствием наслаждаться - еще предстоит спуск. Спуск по пути подъема. Я написала записку, оставила следующим восходителям шоколадку и заспешила вниз. Спускаться по скале всегда сложнее, чем подниматься, надо быть еще более аккуратным, внимательным и осторожным. Я дошла до оставленных на гребне вещей и, наконец-то, присела отдохнуть и перекусить. В 11.00 я начала спускаться, используя для страховки ледобур с хитрой системой, которая, как палочка-выручалочка и страховку обеспечивает, и сама выкручивается, стоит только снизу дернуть за веревочку, но опять же плавненько. Разговаривала с ледобуром как с живым, чтобы он, когда не надо, не выкрутился а ,когда надо, не застрял. У меня была с собой еще кевларовая веревочка фирмы BEAL, она тоже стала одушевленным членом восхождения, надежным и верным товарищем. Спуск занял больше времени, чем подъем, потому что спускалась на половинках веревки, метров по 20 - 25. Погода продолжала радовать вопреки всяким предположениям и предупреждениям, сверху ничего не сыпалось. Ни камушка, ни лавинки, все как будто замерло. Повезло?! А может, все же, дозволила?! Гора как будто меня охраняла, великодушно допустив и снисходительно позволив это мое "баловство". Ее присутствие я ощущала на протяжении всего восхождения. Чувство было такое, что я не одна.

Перешагнув бергшрунд, и, сделав еще несколько шагов вдоль трещины, я ощутила переполнявшую меня огромную радость, которую так боялась выпустить наружу. Боялась расплескать это богатство, это счастье.
Все! Я сняла кошки, обвязку, убрала в рюкзак. С трепетом в душе поблагодарила Гору. Сердце сжалось и защемило. Неужели все?! Неужели смогла? Неужели это я?
Немножко с грустью, но с выпрыгивающим от счастья сердцем я почти полетела вниз. Навстречу мне уже бежал Сергей. Я даже смутилась. Он радовался за меня не меньше, чем я сама. Поздравлял и повторял: "Молодец, ты смогла это!.. Молодец! Ты смогла!" Потом забрал у меня рюкзак, напоил вкусным чаем! И тут я поняла - ВСЕ, теперь можно окончательно расслабиться. Почти дома. Ну, как же это здорово - подумала я - когда тебя внизу кто-то ждет и так искренне за тебя радуется. К гамме чувств, переполнявших мое сердце и душу, добавилось искреннее чувство благодарности Сергею и всем, кто верил, и кто поддерживал.

Я шла, но было ощущение, что я лечу за Серегой. Мне казалось, что сияние от счастья не только на лице, но и где-то внутри меня и во всю меня!
Мы подошли к Коронским ночевкам. Вот она, моя палаточка, и вот долгожданный отдых. Серега стал делиться своими переживаниями, как он перепугался, когда в восемь утра не обнаружил меня на горе, как он от волнения прибежал под маршрут, просмотрел все лавинные конуса, весь склон. И, не обнаружив меня, остался ждать, не отрывая глаз от склона, пока я не появилась на спуске... А я начала взахлеб рассказывать свои действия и впечатления. Пока мы болтали и пили чай, налетела туча. И только тут меня застала непогода. Дотерпела все-таки, дождалась. Пожалела. Не начала свирепствовать раньше.

А потом был душевный вечер с ребятами на ночевках Рацека. Расспросы, поздравления, рассказы... Это было 24 июля 2002 г. А 27 июля я уже отправилась в свое новое путешествие. В район ледника Иныльчек. Район суровый, но сказочно красивый. И вот уже новые впечатления, встречи, ощущения. На этот раз целью моего путешествия было восхождение на пик Хан-Тенгри (7100м) в качестве гида с ребятами, которые не имели большого альпинистского опыта.

Любовь к этой Горе у меня давняя. Огромная белоснежная пирамида притягивает к себе, заманивает, но суровостью своей настораживает и выстраивает тебя. На вершине Хан-Тенгри, на этот раз уже не специально, я оказалась совершенно одна. И, между прочим, в этом есть своя прелесть и мудрость! Тебе никто не мешает быть наедине с Горой. Быть самим собой. Ощутить полноту чувств и ощущений. Узнать себя! Нырнуть в свой внутренний мир с той силой и глубиной, которую тебе позволяет эта великая Гора. И услышать там мелодию своей души...

Ольга Шиленина

Источник: http://www.russianclimb.com
  
#2 | Анатолий »» | 31.07.2012 18:45
  
1
Ирина Вяленкова - одна из ведущих альпинисток-высотниц Европы, первая в Республике Беларусь удостоенная звания мастера спорта международного класса. На счету этой единственной в нашей стране Снежной Королевы девять восхождений на семитысячники и три (теперь уже 4! - прим ред.)- на восьмитысячники.


Ирина Вяленкова: "Я ЕЩЕ ДЕРЗНУ..."



В октябре 1995 года покорение гималайской красавицы Даулагири (8167 м) в экстремальных условиях чуть не стоило Вяленковой жизни. Альпинисты знают: спуск - это тоже часть восхождения. Когда Ирина после выигранного ею единоборства с горой в одиночку спускалась с вершины покоренной Даулагири, ночь застала ее на высоте 8000 метров, еще недавно называемой физиологами зоной смерти. Атмосферное давление около 2/3 нормального. Острая нехватка кислорода. Арктический холод - после часа ночи мороз покрепчал до 40¦. Критическую ситуацию усугубляли сильные порывы ветра. А у Ирины - ни палатки, ни примуса, ни спальника, ни баллонов со спасительным кислородом. Что там, внизу, абсолютно не видно, крутизна склона 45-50 градусов, толку от этого полнолуния!.. И фонаря с собой не оказалось - по этому поводу кто-то из опытных потом сказал ей: "Видимо, это и спасло. Фонарь подвигнул бы тебя на ночной спуск, при котором ты могла бы сорваться и..."

В довершение ко всему наша героиня еще и собственные следы потеряла. - Я не сразу поняла это, - рассказывает Ирина. - А когда попыталась их отыскать, вдруг под ногами откололся пласт снега и увлек меня вниз. Метр пролетела или все десять?.. К счастью, скользя по склону, сумела "зарубиться" ледорубом. Дыхание сбилось, от выброшенной в кровь чудовищной порции адреналина вся спина была мокрая. Но нужно действовать! На сложном фирново-снежном склоне нашла ступень. Во льду, не уступающем в твердости металлу, ботинками и "кошками" с трудом выбила небольшую площадочку, здесь и дожидалась утра. Потом ей сказали: "Твой опыт расширил горизонты медицины в познании человеческих возможностей". Что имели в виду?

Эту "вечную ночь" длиною в 13 часов или последующий "микрохирургический сериал" - 14 сложнейших операций в московских клиниках, где в общей сложности она провела более двух лет? Уже после ампутации фаланг пальцев обеих ног, части ступней Ирина шутя спрашивала врачей: "Как вам мои серебряные копытца? Что-то сильно их обкорнали. А ведь обещали, мол, только педикюрчик сделаем..." И слышала в ответ: "Зато у тебя теперь миниатюрные ножки японочки"... Ходить училась практически заново... До ампутации, когда телевизионщики с ОРТ вели репортаж из ее палаты, они утверждали, что человек вообще не способен выдержать подобное испытание, найти силы в таких условиях продолжать бороться за жизнь... - А меня мучило чувство неловкости, что обо мне говорят как-то неправильно, не так.

И вообще, вся эта ситуация на Даулагири произошла вроде бы со мной и как бы не со мной... Стоишь на этой ступеньке-площадочке, и все, что можешь делать, - это какие-то упражнения. Причем не выпуская из рук единственную страховку - ледоруб, который в любое мгновение может вырваться изо льда... Разогреваясь, танцевала рок-н-ролл, приседала и ругала, кляла себя, что так вляпалась, допустила тактические просчеты, не смотрела, когда было нужно, на часы, не рассчитала темп движения... Стало рассветать, и я обнаружила, что кругом - сплошной ледяной каток, даже "кошки" не спасут. Но когда взошло солнце, поняла: пора! Внизу-то думают, что меня уже нет в живых, а я вот сейчас явлюсь! Как спортсменка я имею определенные медицинские знания, могу оказать первую помощь - ко всему прочему родилась в семье врача. Однако в тот момент ни я, ни врач-реаниматолог болгарка Карина не сориентировались, как правильно ликвидировать последствия обморожения 3-4-й степени, в наших горах так не обмораживаются. Позже выяснилось, что мои ноги нельзя было размораживать водой - это им здорово навредило.

Моим вторым домом стали московские клиники им. Склифосовского, Вишневского, Научный центр хирургии... Правда, летом у меня были "отпуска": в эту пору года ни на одну операцию не берут... А я по своему обыкновению все врачей подгоняла, потому что дни отложенных процедур и операций оборачивались неделями, а в конечном итоге - месяцами отсрочки возвращения в нормальную жизнь. Буквально на все операции шла с радостью, считая, что каждая из них приближает меня к полноценной жизни. Сейчас, просматривая видеофильм, снятый в научных целях во время одной из микрохирургических операций (с точки зрения любого обывателя - настоящий фильм ужасов!), я, пожертвовавшая для реабилитации собственных ног "лоскутами" тканей со спины, руки, реагирую абсолютно спокойно, могу даже чай при этом пить...

- Вашему оптимизму, Ирина, можно позавидовать...

- Да? Видели бы вы меня осенью 1996-го, когда после серии неудачных операций даже врачи не знали, что со мной делать. В общей сложности провела под наркозом, с аппаратом искусственного дыхания около 70 часов... В "казенном доме" меня приучили к снотворному. Я же порой лучше медиков ориентировалась, что для меня будет полезно. Сказав себе "все!", отказалась от коварных таблеток, хотя отвыкала от них мучительно. Кстати, больничный рацион напрочь игнорировала. Но не в пользу обожаемых лакомств - сладкого и мучного. При моем питании - по два яблока и банана в день, зелень, натуральный сок или бутылочная вода - я стала легкой, как кузнечик, поэтому, может быть, на мне все заживало, как на собаке. Вообще, здоровье - не абстрактное понятие. Им заниматься нужно. Ежедневно. Правильное питание, например, может позволить себе даже человек с небольшим бюджетом. Даже малейшие попытки противостоять созданию "помойки" в желудке дадут эффект. Важно питьевой режим соблюдать: пить исключительно до еды, причем минут за 20. Помимо всего, уринотерапию для себя открыла. У меня сейчас полностью здоровый организм, работает как часы.

Единственная беда - ноги. Восстанавливаюсь, как могу, тренирую мышцы, пользуюсь общественным транспортом, вот сейчас собираюсь в Приэльбрусье - на горных лыжах кататься. - Не таите обиды на медиков за то, что они, увы, не всесильны? - Обожаю, помню и уважаю всех врачей, которые вели меня, со всеми подружилась. - А кто заботился о вас, поддерживал морально? - Ко мне приглашали священника, в книгах, которые он приносил, находила ответы на волновавшие вопросы. После операций друг-альпинист дежурил ночами у моей постели. За мной, тогда совершенно беспомощной, так заботливо ухаживали!.. Нет, я не была одинока. Бескорыстная помощь (оказывается, не только в сказках она существует!) окрыляла меня, придавала сил. В 1995 году, еще до трагедии, я всего три дня каталась на горных лыжах в одной новой компании. Там был и Алексей Опекунов, Леха, с ним мы лишь мимолетно общались. Но узнав, что я в больнице, навестил, выяснил, в чем нуждаюсь, и специально для моего лечения взял в кассе взаимопомощи тысячу (!) долларов. Когда люди объединены одним делом, увлечением, между ними возникает братство, желание помочь...

Со мной были всегда, при любых обстоятельствах Ирина Соколова, Сергей Рудюк. Очень помогли Дмитрий Москалев, Василий Елагин, Александра Лукина... да всех и не перечислишь. Бесконечно благодарна московским семьям Балиных и Яковенко, принимавшим меня в "пересменку" между больницами. Специально для меня приспосабливали мебель, на руках носили, когда ходить не могла. А ведь я для них - совершенно чужой человек. Всего-навсего подруга по экспедиции Кати Ивановой, с которой при ее жизни они дружили... -

Весной 1992 года на склонах Канченджанги погибла первая альпинистка мира полька Ванда Руткевич, осенью 94-го на эту же вершину, на которой еще не стояла нога женщины, пытаются взойти россиянка Катя Иванова и болгарка Йорданка Димитрова - и тоже погибают. Создается впечатление, что и у гор свой спорт: "кровожадные" вершины "охотятся" на альпинистов... Но вы единственная оставшаяся в живых из трех женщин-участниц этой злополучной гималайской экспедиции идете следом за ними, имея уже реальный шанс первой из представительниц прекрасного пола покорить третью вершину мира - Канченджангу (8586 м). Хотел бы представить (но, видимо, это просто невозможно), что творилось в вашей душе, когда руководитель экспедиции Сергей Новиков вдруг дал по радиосвязи команду: "Только вниз!.." - Представьте состояние закрученной пружины. Я еще ни разу не была в таком пике своей формы. Но впереди поднималась Йорданка - в одиночку, без кислорода. Шла быстро. А я... страстно молила Бога, чтобы у Йорданки не получилось восхождение, чтобы она спустилась. Пускай она ПОТОМ взойдет. В какой-то момент четко oсознала, что так оно и произойдет - я буду первая!.. Почему пришла эта мысль? Может быть, именно в тот момент Йорданка сорвалась и "улетела''.

Но вот во второй высотный лагерь пришел мой связчик Саша Дубровский (а рация была у него) и сказал, что дан приказ спускаться вниз, поскольку Кульбаченко уже взошел, а новые возможные жертвы никому не нужны - все испугались, что трагическая участь постигнет еще одну (на сленге альпинистов) "тетку" - Вяленкову. Неподчинение было чревато не только нецензурной бранью... Дубровский был совершенно подавлен, опустил руки. "Саша, не расслабляйся, ты же собирался "сделать" эту гору!" - просила я, потому что перед этим мне было откровение, что я не только благополучно поднимусь, но и спущусь. Но мы должны были сделать это в связке, вдвоем. Я первая найду Йорданку и своей рукой закрою ей глаза - так должно было произойти, я это знала и пыталась объяснить Саше. Поздно вечером к нам пришел Седов, сделал за день небывалый рывок - поднялся с базового лагеря во второй - на 7200. Саркастически спросил у Саши: "Ты что, собираешься на восхождение? Полным дураком будешь! Я бы на твоем месте спускался, а она пусть делает, что хочет..." С Седовым у нас была стычка в палатке. Газ, который я безуспешно разжигала, вдруг неожиданно вспыхнул. Резко отдернув руку, нечаянно задела Седова, за что получила кулаком в лицо. Расплакалась. Саша сидел молча, не заступался. Экспедиция унижений и оскорблений...

Утром я нагрузилась для заброски в штурмовой лагерь: взяла два баллона с кислородом, ледоруб, кислородную маску... Уже почти вышла на плато, оглянулась - только одна фигура следует за мной. Дождалась Сашу - запыхавшийся, он сказал, что у Седова сердце прихватило, и он пошел вниз. А мы - наверх. Очень тяжело поднимались в штурмовой лагерь на 7800. И вдруг Саша говорит: "Смотри, Йорданка нам машет!" А это из открытой палатки "выплывал" конец спальника. Палатка, практически сорванная - мы ее закрепили, была установлена так, что в ней можно было только сидеть. Спальник был один, и мы просто им укрывались, сидя целую ночь. Включили газовую горелку; но и с ней было ужасно холодно. Саша подморозил ноги. Наутро он однозначно заявил, что идет только вниз и ни о каком верхе, ни о каких поисках тела Йорданки не может быть и речи. Ушел, не став ни есть, ни пить... Мело, дул ветер. А я стою и смотрю вверх - до вершины сумасшедшее расстояние - около 800 метров по вертикали. И у меня все ПЛАЧЕТ внутри... Я хочу наверх и в то же время понимаю, что не должна идти, как баран на стенку (хоть я и Овен по гороскопу)... Уже внизу поприветствовал меня Леонид Лозовский: "Ирка, спасибо тебе, что ты не такая, как все бабы-дуры. Имеешь еще мозги..."

Пожалуй, гибель наших ребят и явилась тем страшным "звонком" (терминология альпинистов), которым Бог давал понять: во имя жизни нужно иметь мужество отказаться от восхождения, сколько бы ни было вложено в него времени, сил и спонсорских средств... В альпинизме классность спортсмена подтверждается умением все учесть, предусмотреть. Но внутренняя борьба: "Я все же не должна была отступать!" - продолжается в моей душе до сих пор... - Гималаи требуют больших денег. Какой ценой добываются астрономические суммы на восхождение? - Всяко-разными путями, огромной работой ног - работать надо! Наверное, и благодаря везению, случаю. С помощью Бога или, быть может, дьявола - не знаю... Товарищи по экспедиции уговаривали меня не восходить на Даулагири, предупреждали о риске! Но я, как мне казалось, не имела права подвести ожидания спонсоров (Фонд Сороса), вложивших деньги в мой результат. Иначе впоследствии было бы сложнее найти спонсорскую поддержку.

Да, я почувствовала, что тогда Господь не хотел пускать меня на вершину. Но не послушалась: "Прости, я попробую..." - Какие же неведомые силы толкают человека в горы? - Сколько существует Господь, столько и сатана. За тысячелетия истории человечества враг рода людского прекрасно изучил наши слабости, зная, кого чем и как прельстить, yспешно склоняет нас к греху. И если постоянно мучиться мыслью, бояться: от Бoга это или от дьявoлa - можно просто сойти с ума. Я очень долго думала и поняла: все-таки все в мире происходит по воле Божьей. А еще потребность ходить в горы я объясняла себе, во-первых, тем, что именно там я встретила людей, каких "внизу" нет. Во-вторых, магией "первозданного мира". Я просто разрывалась от восторга, видя то, что невозможно передать ни красками, ни словами, - Господи, как ты красив! Я помню свое желание показать эту красоту всем, думая, что тогда и они "умрут от счастья"! Третье - все мы очищаемся в горах от "шелухи", становимся чище, лучше, честнее - уходит то, что навязывает нам цивилизация. В горах у меня появляется состояние полной гармонии с собой, умиротворения и любви ко всем. Там, кажется, я могу и бомжа облобызать, не испытывая брезгливости... Кстати, обратная сторона духовного очищения - когда спускаешься вниз, без привычной "защитной" толстокожести неизбежны трудности в общении с людьми. Став в горах тонкой, ранимой, чистой, очень страдаю, могу даже заплакать от любого показавшегося мне обидным слова - меня легко "зацепить". Ну а в-четвертых... Как-то мне довелось увидеть снятый ребятами-альпинистами фильм "В жестоком снегу Манаслу" (о трагической экспедиции на восьмитысячник Манаслу, когда погибло трое спортсменов). Так вот, через него красной нитью идет мысль: в экстремальной ситуации наша кровь перенасыщается адреналином - может быть, привычка к этому "наркотику" и влечет людей в горы. В основе всякого хобби - адреналиновая подпитка, благодаря которой жизнь воспринимается острее, во всей полноте.

- Альпинизм - спорт для избранных?

- Когда-то именно так я и считала. Первых альпинистов увидела лет в 18, когда они приходили к нам в дом к старшей сестре, она занималась в туристско-альпинистском клубе при заводе Ленина. ...Первое "боевое крещение" прошла в Цейском ущелье, в альплагере "Торпедо". Поначалу не отваживалась начать движение по учебному маршруту на скале, а потом меня не могли на веревке стянуть вниз - боялась. Рюкзак на выходах в высокогорную зону буквально истязал меня. Один парень сказал мне: "Дай Бог, чтобы ты дошла хотя бы до второго разряда, женщины дальше не растут..." Возможно, мне хотелось опровергнуть эти слова, что-то доказать - не знаю. Еще в 1990 году я и не помышляла о высотном альпинизме. Но год стал переломным: в июне сломала правую ногу, а уже в начале августа взошла на свой первый "семитысячник" - пик Корженевской. Думала: "Это мой характер!" Через пару дней покорила пик Коммунизма.

- Удивительное сочетание: Вяленкова - альпинистка и бухгалтер в одном лице.

- Представьте себе, трудовая книжка у меня красивая в плане престижных должностей и мест работы, стаж не прерывался ни на один день. Я всегда думала о будущем, строя свои сумасшедшие, с точки зрения обывателя, планы. За всю свою бухгалтерскую практику мой совершенно нестандартный образ жизни никоим образом не отражался на моих коллегах (в основном это были женщины). Поскольку я очень трудоспособная, успевала еще всем помогать. Но неоднократно сталкивалась с тем, что, оказывается, сильно раздражала окружающих своей нестандартностью. От природы мне присущи некоторая импульсивность, авантюризм, страсть к неординарному, и в то же время своей профессии я обязана за практичность, ответственность, умение и желание планировать, "раскладывать все по полочкам". Однако, несмотря на весь этот педантизм, способна резко и кардинально менять свою жизнь. Когда у нас в стране началась "новая жизнь", не только 40-50-летние, некоторые и в 30 лет не могли найти себя, боялись даже попробовать заняться чем-то абсолютно новым. Я же, когда пришлось уволиться (это был 1988-й), пристроила трудовую в сговорчивой-частной фирме и пошла в школу инструкторов по альпинизму и горным лыжам. Горы для меня - стержень в жизни, настоящее дело. Будь у меня, скажем, ребенок, все было бы иначе. Я же никогда всецело ни за кого не несла ответственности. Только исключительно за себя, ну и за тех, кто был со мной на восхождениях.

- Вы - женщина свободная?

- Хотите спросить: не замужем ли? Нет. Стандартному, среднестатистическому мужчине очень сложно не то что жить, но и общаться с такой, как я. Мужчина вообще, по-моему, не потерпит рядом с собой сильную личность - она его угнетает, разве это интересно? Мое счастье - общение с нестандартными людьми, это были именно ребята-альпинисты. Каких мне мужчин-"жемчужин" посылала судьба, какие "алмазы" встречались на моем пути! Общаясь с такими мужчинами, имея с ними близкие личные отношения, сложно потом "спускаться с вершины". Однозначно: брак по расчету, приемлемый для практичных людей, - не для меня. Впрочем, я - "очень женщина", чувственная, но тому, кто не нравится, не позволю даже дотронуться до себя.

- Но ведь в горах можно оказаться в одной палатке с тем, кто вовсе не похож на "алмаз". И сидеть бок о бок, и укрываться одним спальником...

- На восхождении - совсем другое дело. Смотрю на мужчину как на дpyra, брата. Не до флиртов. Но, если откровенно, когда просыпалось взаимное желание, в моей жизни была близость и в палатке, на разных высотах. Секс - он и на отметке в 6500 секс, если, конечно, ты не уставший, тебе хочется и ты можешь. Чтобы я увидела в мужчине мужчину, он должен заинтересовать меня как личность, обладать какими-то талантами, в чем-то быть выше меня - как недосягаемая звезда... Кстати, я почти шесть лет была замужем и знаю, что это такое. Выскочила в 18 лет. Муж был категорически против альпинизма, но не это стало причиной развода. Не знаю, была ли у нас любовь, но настал период, когда крушила, давила этот брак, топтала ногами любовь. Но была уверена, что он просто не имеет права МЕНЯ разлюбить! И вот он сказал: "Я разлюбил". Это был такой стресс! Я вернула мужа, как требовало того мое покореженное самолюбие, на... полтора месяца. Он вернулся, когда я захотела. А потом мы расстались.

- Вы с сестрой Леной - две хозяйки в квартире. Здесь гармония?

- Лена - юрист, старший лейтенант милиции. Считает, что из всех женщин именно у нее самая сложная профессия. Придя с работы, жалуется, что до такой степени устала, что просто не в состоянии заниматься домашними делами. Я же советую ей: "Если будешь бегать по дому, что-то делать, нагружаться, быстрее забурлит кровь, улучшится здоровье, возникнут совсем другие желания, планы - на жизнь посмотришь другими глазами!" Не слушает! Если откровенно, нам с ней порой не хватает умения интеллигентно... ссориться. Благо я не злопамятна.

- А можете ли без согласия руководства своей фирмы уехать покататься на горных лыжах в Приэльбрусье, чего так страстно желаете?

- Купила билет - значит, поеду! Это всегда яркое пятно в жизни. - Часто ли вас можно увидеть с наполненным бокалом? - Изредка могу позволить себе и другое удовольствие - сигарету с кофе. Лично для меня не существует проблемы никотиновой зависимости и женского алкоголизма. Запросто могу сказать себе: "Хочется - расхочется". Но не в отношении гор - это уже другой "наркотик". Поэтому даже в своей теперешней ситуации говорю себе: "Даулагири - не последняя моя вершина. Я еще дерзну!.." Тем более что сейчас - не удивляйтесь - мне для ног даже удобна альпинистская обувь... Главное же, что "через горы" я пришла к Богу...

Беседовал Вячеслав КЛИМЕНКО.

Источник: http://www.vvv.ru
  
#3 | Анатолий »» | 31.07.2012 19:40
  
1
Во времена советского альпинизма, когда считалось, что наши женщины просто не способны самостоятельно ходить технически сложные маршруты, сам выпуск женской группы на восхождение представлял бы большую трудность. Сейчас же никто ничего не запрещает, почему же на слуху лишь знаменитые иностранные альпинистки и их всевозможные рекордные восхождения? Стоит немного вспомнить историю Советского женского альпинизма.


ИЗ ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО ЖЕНСКОГО АЛЬПИНИЗМА




Елена Наговицина

Во времена советского альпинизма, когда считалось, что наши женщины просто не способны самостоятельно ходить технически сложные маршруты, сам выпуск женской группы на восхождение представлял бы большую трудность. Сейчас же никто ничего не запрещает, почему же на слуху лишь знаменитые иностранные альпинистки и их всевозможные рекордные восхождения? Стоит немного вспомнить историю Советского женского альпинизма.

1971 (в июле 1972 – прим. ред.) – четверка альпинисток под руководством Галины Рожальской покорила пик Евгении Корженевской – это первое в мире успешное женское восхождение на семитысячник.



Примечание редактора:

Женская группа под руководством Галины Рожальской (на фото – справа) в составе Антонины Сон, Эльвиры Шатаевой и Ильсиар Мухамедовой совершила восхождение на семитысячник – пик Евг. Корженевской (7105). За это уникальное восхождение женщины удостоились медалей Спорткомитета СССР «За выдающееся спортивное достижение». Как не просто далось восхождение женщинам на семитысячник, хорошо видно на фото М.И. Ануфрикова при возвращении в базовый лагерь.

Женщины с Корженевы


Эльвира Шатаева

1973 – женская команда под руководством Эльвиры Шатаевой совершила траверс легендарной Ушбы.



1974 – случилась большая трагедия на пике Ленина (Погибла вся группа – 8 женщин : Бардашева Т., Васильева Н., Любимцева И., Манжарова Л., Мухамедова И., Переходюк Г., Фатеева В. и Шатаева Э. – рук. Прим. ред.), после которой понадобились долгие годы, чтобы женские восхождения были восстановлены в правах.







1988 – совершенно неожиданно, Федерация альпинизма Советского Союза впервые стала проводить первенство по альпинизму среди женских групп. В первом первенстве приняли участие 4 команды с наивысшим восхождением 5а к/тр.

1989 – во втором первенстве качество маршрутов повысилось. Первое место заняла команда Московской области с восхождением 5б к/тр. на в. Чапдара (рук. Зуева Т.) и два восхождения по сильным маршрутам 5а к/тр. команд Свердловска (рук. Осипова Т.) и Литовской ССР (рук. Байорене Ю.).

1990 – на следующем третьем первенстве уже все три команды занявшие призовые места прошли маршруты 5б к/тр.: 1 место – свердловчанки (рук. Осипова Т.) с восхождением на в. Бодхона; 2 место – иркутянки (рук. Шульгина С.) с восхождением на в. Семенова-Тянь-Шаньского; 3 место – команда АУСБ «Варзоб» (рук. Наговицина Е.) в. Ходжа-Локан (Мечта).


1991 – последнее IV первенство ознаменовалось шестерочным маршрутом, финишировала лишь одна команда АУСБ «Варзоб» с восхождением на в. Замок по маршруту 6а к/тр. Это было первое восхождение женской команды – тройки альпинисток (Елена Наговицына – рук., Мира Поисеева, Любовь Матвеичева – прим ред.) по маршруту 6а к/тр. в истории Советского альпинизма. И далее просто бум развития женского альпинизма.

В 1990 году принимается решение об организации восхождения в Гималаях женской сборной Советского Союза на в. Шиша-Пангма. В июне 1991 года на Кавказе проводятся отборочные сборы в Гималайскую сборную и уже в августе женская сборная совершает восхождение на пик Коммунизма.

Но приходит 1992 год, и развал Советского Союза ставит жирную точку на надеждах гималайской женской сборной, да впрочем, и на всем развитии женского альпинизма. Ныне же в России альпинистки блистают лишь в сильных мужских командах, конечно, кто в какие попадает.

Меня всегда удивляло, почему официальным критерием мастерства для женщин в альпинизме является лишь участие в Чемпионате в составе сильной мужской команды для набора заветного числа мастерских баллов. И в то же время совершенно не оценивается умение самостоятельно ходить маршруты 5б-6б к/тр. Но не это ли критерий настоящего мастерства? Какова направленность системы – таков и результат.

Источник: http://www.alpklubspb.ru

++++


Наговицина Елена Юльевна (1962-2007) – Ижевск - Челябинск - Москва. Родилась в Ижевске. Окончила Московский геологоразведочный институт (1985). По распределению работала в Карелии в институте геологии филиала АН СССР. Спортом начала заниматься в Челябинске (1995-2004) с детьми в СЮТУР тренером по скалолазанию и ледолазанию. В 2004 – переехала в Москву. Работала преподавателем в Российском государственном университете физической культуры на кафедре «теории и методики прикладных видов спорта и экстремальной деятельности», преподаватель, аспирант. Первое восхождение – 1985, последние – 2007 (погибла 21.07 при восхождение на Бодхану – срыв). КМС – 1989. МС России – 2005. КМС по скалолазанию – 1988. 1 разряд по ледолазанию – 2000. Неоднократный призёр и чемпион различных соревнований по скалолазанию (города и области) и ледолазанию (включая этапы Кубка России). Но наиболее ярко талант этой одарённой спортсменки раскрылся именно в альпинизме, где она одинаково уверенно чувствовала себя на любом виде горного рельефа. Одна из первых женщин успешно выполнила программу на жетону «Спасение в горах» (29.04-19.05 2007, Красная поляна – Цей). Инструктор – 2-ой категории (1989), 1 категории (2007); отработала инструктором около 15 сезонов.

Совершила более 200 восхождений, из них 5а к/тр. – 30, 5б к/тр. – 28, 6 к/тр. – 10 (!). Первые серьёзные восхождения, в женских командах, были датированы ещё на первенствах ФА СССР. Чемпион и призёр СССР, СНГ и Москвы. По итогам ежегодных восхождений входит в сборную России по альпинизму. За последние годы: альпинистка России №1.
1991 – 4-тый Чемпионат СССР среди женских команд – 1 место, Замок по центру С ст. «бастиона» 6а, рук. (это был первый «шестёрочный» маршрут в составе женской группы в истории СССР в составе: Наговицина Е., Матвеичева Л. (С-Пб.), Поисеева М. (С-Пб.).
1999 – Чемпионат России (тех. класс) – 13 место, пик Семёнова-Тянь-Шанского по л. к-ф. З ст. 5б, п/п, рук.;
Чемпионат СНГ (скал. класс) – 3 место, Замок по центру С ст. «бастиона», 6а, в двойке с Т. Зуевой (это стало первым отечественным восхождением 6а к/тр., совершённым женской связкой). 2003 – Чемпионат СНГ (скал. класс) – 1 место, Бодхона (по Житеневу), 6а, в двойке с Баскаковой С. (МСМК).
2004 – Чемпионат СНГ (скал. класс) – 2 место, Чапдара по Кустовскому, 5б, рук; Чемпионат Москвы (тех. кл.) – 2 место, Тютю по Хергиани, 6а, рук.; Чемпионат Москвы (тех. кл.) – 3 место, Рудаки по Винокурову, 5б, участ. 2005 – Чемпионат СНГ (скал. класс) – 5 место, Замин-Карор (по Лапшину), 5б, рук; Чемпионат Москвы (тех. класс) – 3 место, Замин-Карор по Русанову, 5б, участ.; Чемпионат России (очный класс) – 4 место, Ярыдаг по Щедрину и Ефимову, 6а, 6а, рук. 2006 – Чемпионат СНГ (скал. класс) – 3 место, Бодхона (по Влодарчику), 6а, рук.; Чемпионат России (в/тех. класс) – 4 место, пик Кирова по В гр. с выходом на Памирское фирновое плато по С к-ф. с лед. Вальтера (по Беззубкину), 6а. Первопрохождений – 3. 7-тысячники: п. Корженевской, п. Победа.
Наиболее запомнившиеся восхождения: Зап. Шатёр (первопроход), Ак-су (по Першину), Замин-Карор (по Галицину, Лаврухину, Русанову, Лапшину), Ярыдаг (по Ефимову, Щедрину), Чапдара, Бодхона, Замок, Рудаки, Свободная Корея, Ходжа-Локан, Тютю (по Хергиани), Уллуауз, Уллутау, Семёнова-Тянь-Шанского (первопроход), Победа, Хан-Тенгри, Е.Корженевской. Кавалер ордена «Эдельвейс» (2006). Чемпионка СССР по технике спелеотуризма.
(Представил Владимир Лавриненко)

+++

Вот что писали Jul 24, 2007

Погибла известная челябинская альпинистка Елена Наговицина

Фанских горах на севере Таджикистана погибла известная российская альпинистка Елена Наговицина, сообщает РИА Новости со ссылкой на пресс-службу МВД Таджикистана.
Альпинистка из Челябинска сорвалась в пропасть при восхождении на вершину Бодхона высотой более пяти тысяч метров. Это произошло в субботу 21 июля. В Фанских горах проходил отборочный тур в рамках открытого чемпионата СНГ по альпинизму.

Тело погибшей альпинистки удалось достать только 23 июля. В посольстве РФ в Таджикистане сообщают, что тело Елены Наговициной находится в морге одной из больниц Душанбе и будет доставлено на родину после всех официальных процедур.

Елена Наговицина родилась в 1959 году и была активным участником различных экспедиций и восхождений на различные горы-семитысячники СНГ. Елена Наговицина - кандидат в мастера спорта по альпинизму и мастер спорта по скалолазанию. Она уже покоряла вершину Бодхона в 2003 году. На чемпионате СНГ бодхонский маршрут 6А категории трудности занял первое место.

+++
#4 | Гелена »» | 09.05.2013 01:13
  
0
В 60-е массовое увлечение альпинизмом вовлекло многих женщин.
Почему именно горы? - Потому что в горах можно встретить достойных ребят. Это - не только стиль общения, но и естественный отбор. Такое вот у меня объяснение причин...
  
#5 | Анатолий »» | 09.05.2013 08:02 | ответ на: #4 ( Гелена ) »»
  
0
Ой не думаю. Женщина прежде всего ищет стабильности. А уж какая стабильность от альпинистов? Естественный отбор требует другого. Уверенности в завтрашний день. А вот для альпинистов завтрашний день - это всегда вопрос.
Скорее другое потянуло женщин в горы. Они стали более эмансипированными, самостоятельными. И равенство декларированное, все же хотели превратить в жизненное, реальное. Скорее всего независимый характер и не зависить от мужчин , быть наравне - делало их альпинистками. А так как в повседневной жизни они выглядили несколько неестественными, то находили пространство, такое, где это принималось изначально.
ДУХ объединял, а не погоня за мужиками.

PS.
К тому же ореол "настоящих мужиков" быстро проходит. Но прибавляеться и другое. У альпинистов сложный характер.
Нет, и еще раз нет. Не погоня за идеалами толкало женщин в горы. А внутреннее стремление и характер. И если они там находили единомышленников, по духу близких, то естественно могли найти себе и пары. А почему бы и нет? Но не это было главным.
#6 | Гелена »» | 09.05.2013 19:16
  
0
Меня лично всегда драйвило заниматься спортом рядом с сильными мужчинами, которыми хочется любоваться. И когда на тебя смотрят, это даже улучшает результаты.

Насчёт тяжёлого характера и нестабильности... Это Вы прям какой-то портрет антисоциального неудачника нарисовали... :)

У меня другой опыт общения: альпинисты - сильные, амбициозные и открытые люди, с которыми хочется быть.
  
#7 | Анатолий »» | 09.05.2013 19:33 | ответ на: #6 ( Гелена ) »»
  
0
А я не говорю что альпинисты - не сильные, не амбициозные и не открытые люди, с которыми не хочется быть.
А какая может быть стабильность, если не знаешь вернется он с гор или там навсегда останется?
И характер сложный , потому что без такого просто невозможно преодалевать все трудности, с какими приходиться сталкиваться там на высоте. У костра попеть песенки - это одно, а жить с человеком - это другое.
Правда всем этим альпинисты мало чем отличаются от любых других людей увлекающихся.
Альпинизм - это своего рода пристрастие. Это любовь и отдача всего себя. Но в остальном такие же как и все, скажем бухгалтеры.
Чем вам не нравяться бухгалтеры? Или ветеринары?
К тому же альпинизм - это не профессия (за исключением спасателей) - поэтому он может быть альпинистом и бухгалтером.
Вы не пробовали искать в бухгалтериях стоящих людей? Или на ветеринарной станции?
А если выбирать по силе, то это лучше грузчики.
Я вам дело говорю.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU