История альпинизма. Джон Миддендорф "Преимущества механики"


Мы даем перевод статьи известного альпиниста Джона Миддендорфа о преимуществах вспомогательных механических средств в альпинизме. История альпинизма насчитывает много веков и постоянно совершенствовались приспособления для восхождений - от примитивных средств до весьма совершенных. Джон Миддендорф рассматривает применение механических средств для восхождения в историческом ракурсе.

The Mechanical Advantage "Преимущества механики"






Автор: Джон Миддендорф ( John Middendorf )

В начале: Тонкие средства и механизмы.

Знаменитый в американской истории 1492 год также является годом первого восхождения с использованием механических инструментов. Французский король Карл VIII скомандовал Домпьюлиану де Бопре, капитану Мотнелимара, взойти на Неприступную гору - тысячефутовую горную вершину в Веркорских Альпах около Гренобля. Домпьюлиан и дюжина людей короля, вооруженные якорными крюками и лестницами, а также умениями и знаниями, которых они набрались, осаждая феодальные замки, пошли на штурм известняковой вершины.

Франсуа де Боско, член экспедиции и священник, сообщил о восхождении как о "половине лиги с помощью лестниц, а потом лиге по пути, на который было страшно и смотреть, и по которому еще страшнее спускаться, чем подниматься". Домпьюлиан назвал маршрут "самой страшной и пугающей дорогой", и после достижения вершины, огромного луга, окруженного скалами, он немедленно послал гонца с письмом правителю Гренобля.

В нем было написано: "Я посылаю Вам мои сердечные приветствия. Когда я покидал Короля, он дал мне задание совершить попытку проверить, возможно ли подняться на гору, которая считается неприступной; на эту гору я, с помощью скромных средств и механизмов, нашел способ взойти, слава Богу." Он отказался спускаться до тех пор, пока правитель Гренобля не подтвердил королю его восхождение, и провел неделю в "самом красивом месте, где я когда-либо бывал", где росли цветы множества оттенков и ароматов, летали разнообразные птицы, и бродило "прекрасное стадо серн, которые отсюда никогда не выберутся". С тех пор вершину уже нельзя было назвать Неприступной, и Домпьюлиан переименовал его с помощью местного названия Легуилль (сейчас она известна как Мон Игуилль).

Первое задокументированное восхождение на гору было произведено задолго до того, как альпинизм стал считаться развлекательно-исследовательским занятием, и этот подвиг стал чисто технической демонстрацией доблести.

После восхождения Домпьюлиана использование технологии для подъема на скалы на сотни лет было предано забвению, и появилось вновь после первичных исследований самых значительных гор Земли. Сперва в Европе, потом в Северной Америке, и, наконец, в самых дальних уголках Земли были достигнуты самые высокие вершины, и альпинисты обратились к менее удаленным приключениям. Подобно слою луковой шелухи, обнаружился новый уровень вызовов. Прокладывались еще более сложные маршруты по горным местностям, пока, в конце концов, почти не осталось "невозможных подъемов", зовущих к себе тех, кто хочет бросить вызов невозможному. Пионеры восхождений изменяли способы осуществления подъемов и придумывали новые способы восхождения с улучшенными и более подходящими инструментами, которыми часто пользовались, и которые были очень далеки от их исходного предназначения. Подъем в стандартах альпинизма в течении многих лет тесно переплетен с эволюцией созданного для восхождений оборудования.



В 1850 году инструменты альпинистов включали в себя длинный прочный альпеншток для преодоления пропастей и трещин, ледовые шипы (шипы на подошве ботинок - более ранняя форма кошек, которая возникла в 5 веке до нашей эры), и специальный топорик либо же топор для дров. Веревки того времени были толстыми и тяжелыми, они были неспособны удержать падающего альпиниста, но использовались для создания человеческих связок при переходе через ледники и хребты По скальным участкам проходили с помощью упорства, человеческих лестниц, а иногда - с помощью клиньев, вбитых камнями.

Edward Whymper

Эдуард Ваймпер, великий пионер Европейских Альп, использовал когтеобразный крюк, привязанный к веревке, с помощью которого он цеплялся за скалы. Инструменты использовались лишь как дополнительная помощь, а оборудование не могло удержать полный вес человека. К концу 19 века с помощью этих традиционных инструментов и методов альпинисты взошли почти на каждый высокий пик Альп, а также на многие вершины Северной Америки.




Гравюры Edward Whymper


Примечание от переводчика:

Вообще будучи прекрасным художником Эдуард Ваймпер иллюстируя книгу "THE MATTERHORN" ( издание: LONDON
JOHN MURRAY, ALBEMARLE STREET1880 ) показал тот незамысловатый инвентарь, которым пользовались в те времена альпинисты, и мы можем сами убедиться насколько простыми были приспособления для восхождений:


Из иллюстраций Edward Whymper

конец примечания


George Anderson

В то время как американцы заявили о своем предназначении и исследовали самые отдаленные районы Запада, шотландский следопыт Джордж Андерсон стал первым человеком, который оказался на вершине Half Dome с использованием технологии рым-болтов, которыми провешивали тропы в диких местах Сьерра-Невады. Андерсон построил у близлежащего ручья хижину, и осенью 1875 года методично забирался на крутую восточную плиту Half Dome - он сверлил дыру, вбивал болт, использовал его как подставку, и снова сверлил дыру. Иногда он оставлял безопасные способы и свободно взбирался на менее крутые участки плиты. Восхождение заняло много дней, поэтому Андерсон привязал веревку к болтам, чтобы спускаться и снова подниматься на исходное место с большей легкостью.

John Muir

Джон Мюир описал это событие так: "На South Dome (как эта вершина была тогда известна) проложены новые маршруты, но никто не превзошел мастерство и мужество Андерсона". Изобретатели Дикого Запада проложили путь для первого восхождения на Башню Дьявола в 1893 году - тогда фермеры из Вайоминга Вильярд Рипли и Вильям Роджерс провели шесть недель, создавая лестницу из деревянных клиньев, соединенных веревкой, для подъема через вертикальную трещину на юго-восточном склоне скалы. На вершину поднялись в день праздника 4 Июля и гордо водрузили на ней флаг Соединенных Штатов.

Башня Дьявола

Подобно восхождению Домпьюлиана на Мон Игуиль на четыреста лет ранее, эти восхождения были изолированными событиями, осуществленными отдельными индивидуалистами, и, хотя у американских альпинистов ко времени первого восхождения на Гранд Тетон в 1898 году уже были рудиментарная страховка и техника безопасности, объединение технологи и альпинизма на самом деле началось в Европе, где к концу века техники восхождения стали более утонченными и появилось специальное оборудование для техники скалолазания.

К этому времени возникли первые крючья для скальных трещин - это было уже серьезнее, чем железные клинья с кольцами. Традицией того времени, данью чистоте страсти, было умеренное использование крючьев, в первую очередь как средств для облегчения спуска, а не для восхождения. Вскоре альпинисты обратили внимание на более крутые, более технически сложные стены, и поняли, что для прямого восхождения на такие вертикальные "чудовища" традиционные средства никогда не будут достаточно безопасны. Внушительные вызовы непокоренных стен восточной Европы требовали нового, систематического подхода и усовершенствования средств страховки. Крепкие пеньковые веревки сделали возможными траверсы по закрепленному тросу и неглубокие срывы, а крючья стали чаще использоваться для восхождений. До появления карабинов для обеспечения некоторой защиты для сложного вертикального восхождения использовался короткий кусок шнура, которым связывали кольцо и веревку.

Tita Piaz

Начало двадцатого века было временем изменения политического климата Европы, развивались движения трудящихся и идеи коллективной собственности. Итальянский проводник по имени Тита Пиаз был в оппозиции ко всем политическим режимам (которые часто сажали его в тюрьму), и таким же чуждым условностям он был и в горах. Он комбинировал смелое свободное лазание и замысловатые технические маневры с веревками и крючьями,и продуктивный Пиаз создал новые техники восхождения на вдохновляющие маршруты. Он прошел по одному маршруту с помощью тирольского траверса, забросив железный шар между двумя валунами на вершине. В 1907 году он взошел на крутую 1200-футовую юго-восточную стену Торре Пиаз в Доломитах, а через год успешно провел команду на 1500-футовую западную стену Тотенкирхл - маршрут, который сложен даже сегодня. Пиаз хотел создать решения для продвижения вверх, таким образом, оставив старые принципы и не полагаться на снаряжения.


Vittorio Sella

В западных Альпах, где горы с виду более "альпийские", искусственная помощь на скале считалась "неспортивной", но в восточных Альпах с их зрелищными вертикальными известняковыми скалами, появлялся новый стандарт. Когда итальянская экспедиция под руководством герцога Абруцци вернулась в 1909 году с Каракорума, литографии фотографа экспедиции Витторио Селла, на которых были изображены каменные стены Балторо зажгли воображение альпинистов и стали лишним стимулом для подъема на крутые скалы на родине. Альпинизм тогда все еще был в основном спортом джентльменов, и обычными были экскурсии под предводительством гидов, но некоторые из этих экскурсий были чем угодно, только не развлечением. В 1910 году итальянские гиды Ангело Дибона, Луиджа Рицци и их немецкие клиенты Гвидо и Макс Майер (которые были так же опытны, как их гиды) взошли на северную стену Сима Уна в Доломитах, большую стену высотой в 2600 футов, бившую рекорды крутизны и опасности. Команда использовала сделанные на заказ крючья (Mauerhaken) и взошла на гору с помощью новых, только появляющихся техниках помощи и маневров с веревками.

Albert Mummeri

Улучшение восхождений с помощью технологий было связано не только с улучшенными веревками и специального оборудования. До своего исчезновения в 1895 году во время разведки Нангла Парбат в Каракоруме, Альберт Муммери создал легкие шелковые бивачные палатки и теплоизолирующее снаряжение, подходящее для того, чтобы выжить в экстремальных условиях. До Первой Мировой Войны создавалась улучшенная легкая теплая одежда, и с новым всепогодным снаряжением альпинисты были подготовлены для проведения многих дней и ночей в суровых условиях при восхождении. Они стремились на более крутые и длинные подъемы, и их уровень приверженности к восхождениям достиг новых высот.


Otto Herzog

В 1910 году трио изобретательных немецких альпинистов использовала преимущества материалов, которые появились во время индустриальной революции. Отто Герцог увидел грушеобразные карабины на членах пожарной команды и создал первый стальной карабин для альпинизма.

Hans Dülfer

Ганс Фиехтл, мастер веревочных технологий восхождения, изобрел и создал современные крючья с ушком вместо крючьев с кольцом. Ганс Дюльфер с помощью этих инструментов разработал прекрасный новый набор методов, включающих страховку с помощью двух карабинов, жесткие траверсы и крепкие страховочные анкера. Новые средства защиты позволили создать новый, более смелы стиль лазания, комбинирующий традиционные "свободные" методы и технические методы, позволяющие альпинисту и страхующему оставаться крепко прикрепленными к скале на маршрутах невероятной ранее крутизны и частых нависаний. Инноваторы новых инструментов и техник были близкими друзьями. Вместе и по отдельности они первыми восходили на самые зрелищные большие стены того времени, некоторые более 2000 футов в высоту, которые требовали нескольких дней тяжелого свободного и поддержанного техническими средствами лазания. В 1912 году Дюльфер изменил стандарты, взойдя на восточную стену Флейшбанка и, через год, на западную стену Чима Гранде, центра Тре Сайм Ди Лаваредо. Его смерть в 22 года на Западном Tre Cime Di Lavaredo в 1915 году остановило то, что наверняка стало бы невероятной карьерой в лазании.

Georg Winkler

Расцвет восхождений на скалы с помощью механических приспособлений в восточных Альпах был связан и с соревнованием. На невероятно смелые вертикальные маршруты тогда восходили без какой-либо механической защиты, мы бы сейчас назвали это "free-solo". Джордж Уинклер, пионер в восхождениях соло, совершил ряд впечатляющих восхождений, включая первое восхождение в 1887 году на восточную Башню Ваджолет, на год раньше своей смерти в возрасте 18 лет во время попытки соло взойти на Вейссхорн. Многие альпинисты подражали Уинклеру и отрицали техническую помощь при восхождения, даже несмотря на то, что сам Уинклер в некоторых случаях использовал якорный крюк. Обувь видоизменилась от тяжелых ботинок с гвоздями до более легких туфель на войлочной подошве, разработанные фирмой Симон, открыв новую эру свободного лазания для альпинистов, которые морально не соглашались полагаться на снаряжение.

Paul Preuss

Пауль Прусс, шумный и влиятельный альпинист, строго отрицал использование крючьев и веревок, считая это более низким стандартом. Он написал шесть правил лазания, основанные на той идее, что альпинист не должен забираться туда, откуда он не может свободно спуститься. Правило номер четыре ясно объявляло:"Крюк - средство помощи в крайнем случае, а не основа системы альпинизма!". Прусс был первым, использовавшим термин "artifical aid" (английское название лазания с применением искусственных точек опоры – ИТО)». Среди его 1200 восхождений - маршрут с Паулем Релли на 2500-футовую северо-восточную стену Кроззон ди Брента, 800-футовую вертикальную северо-восточную стену Чима Пиколиссима (наименьшую, но самую недостижимую вершину группы Тре Чима) и его соло на восточную стену Кампанил Бассо, которые были невероятно смелыми для той эпохи, по современным меркам категории 5.9. Это была эпоха, когда не многие известные альпинисты доживали до 30 лет. Видимо, новые методы безопасности, в конце концов, имели смысл.

Шесть правил Прусса.

1. Уровень лазания альпиниста должен не только быть равным уровню начатого маршрута, но и превышать его.
2. Степень сложности, с которой скалолаз может безопасно справиться на спуске, и для которой он считает себя достаточно компетентным, должна отражать предельную сложность предпринимаемого восхождения.
3. Следовательно, применение крючьев может быть оправдано лишь в случае угрожающей опасности.
4. Крюк - средство помощи в крайнем случае, а не основа системы альпинизма. .
5. Веревка может быть облегчающим средством, но никак не единственным средством, делающим восхождение возможным (это означает, что траверсы по веревке допускаются, а маятники - нет).
6. Принцип безопасности – это один из самых главных принципов. Не судорожная коррекция стремления к безопасности, приобретенной вследствие использования ИТО, а тот самый основополагающий принцип, позволяющий альпинисту адекватно сопоставить свои возможности со сложностью задуманного маршрута.


После Первой Мировой войны информация о новых инструментах и техниках распространилась очень широко. 1919 год ознаменовался публикацией книги Гвидо Рея "Alpinisme Acrobatique – Свободный альпинизм", в которой говорилось об "искусственных" техниках, использующих самые новые и легкодоступные крюки и карабины. Международные организации скалолазания обменивались информацией о отдаленных альпинистских экспедициях в Андах, на Кавказе, в Гималаях, Канадских Скалистых горах и на Аляске, увеличивая тем самым в обществе знания, касающиеся человеческого выживания в условиях холода. Один из величайших (но малоизвестных) альпинистов эпохи, Вилло Вельценбах, был новатором в использовании десятизубых кошек, покрывающих всю подошву ботинка, и более коротких ледовых инструментов. Он также создал нумерическую систему оценки сложности маршрутов (с категориями от 1 до 6), основанную на его опыте сотен маршрутов в западных и восточных Альпах. Послевоенная эпоха также была временем появления тканой веревки более высокого качества и более прочной углеродистой стали для карабинов.


Лазание по большим стенам продолжалось, и довоенные пионеры продолжали поднимать стандарты лазания. Отто Герцог и Густав Хабер в 1923 году взошли на 1000-футовую Ha-He Dihedral на Драйзенкеншпитце, техничный маршрут по большой стене. Этот маршрут требовал двух ночевок и не был повторен до 1950-х годов, несмотря на многие попытки. Маршрут Ханса Фихтля «План Ипсилона (Ypsilon Riss – 5.9, А1)» по северной стене Зеекарлшпитце высотой 1200 футов был, скорее всего, самым сложным в то время. Новые маршруты с именами, отражающими их характер, пленяли воображение альпинистов, и рост привлекательности крупных скальных маршрутов породили новое поколение вертикальных пионеров-альпинистов.

Fritz Wiessner

До своей иммиграции в США Фритц Фисснер создал команду с мастером лазания с ИТО Роландом Росси и путешественником Эмилем Солледером для некоторых из самых неисследованных скальных путешествий в Альпах, включающих юго-восточную стену Флейшбанка (5+) и северную стелу Фурчетта (6). Ощутив безопасность первой страховки, альпинисты стали стремиться рисковать срывами лидера, и стандарты свободного лазания выросли. В 1925 году Солледер и Густль Леттенбауэр поднялись на северо-восточную стену Чиветты за один день, 3800-футовый маршрут в Доломитах, используя лишь 15 крючьев для защиты и страховки.Через год в Юлийских Альпах (сейчас это часть Словении), Стейн Томинсек и Мира Мако Дебелкоа провели два дня при восхождении на техничную 3000-футовую северную стену Спика, что стало возможным благодаря тому, что они полагались на новое снаряжение.

Hans Steger and Paula Wiesinger
Luigi Micheluzzi

Команда из мужа и жены Ханса Стегера и Паулы Визингер прошли по новому маршруту категории 6 с уровнем лазания 5.9, А1 по северной стене Чима Уна. Инструменты для безопасного восхождения улучшались, и к 1929 году Луиджи Мичелуцци со своей командой взошли на Мармолату, высочайший пик в Доломитах, по крайне крутому маршруту, 2000-футовой южной колонне. На этих исторических стенах для защиты лидера и периодически - как искусственные точки опоры использовались крючья, но из уважения к жестким анти-крючьевым стандартам западных Альп, это происходило редко. Эти маршруты действительно установили новые стандарты смелости и взаимовыручки.

Conrad Kain.

Появление в Америке европейских снаряжений заняло некоторое время. В 1916 году Конрад Кэйн взошел на два самых техничных маршрутов того времени, Хаузер и Бугабу Спайерс с уровнем лазания 5,6, без помощи какого-либо снаряжения. Без подходящей защиты он счел эти восхождения сложнее, чем его сложный альпийский маршрут на гору Робсон, которая сегодня считается намного более серьезным вызовом из-за ее длины и объективных опасностей. Альберт Эллингвуд, профессор политической науки колледжа Колорадо (который также научился технике лазания в своих поездках в Европу) ввел рудиментарные страховочные техники в Скалистых Скалах, и впервые применил ИТО в Колорадо, взойдя в 1920 году на Голову Ящерицы, используя три железных крюка, идентичные с крюками для телефонных столбов. Сегодня это пугающий и крайне сложный маршрут категории 5,7+. Эллингвуд стал самым лучшим альпинистом тех мест, и его невероятный маршрут 1925 года на 2000-футовый северо-восточный контрфорс Крестоун Нидл (категория 5,7) с Элеанор Дэвис, Стефеном Хартом и Марион Уорнер с использованием лишь веревки и страховки для безопасности стал самым вдохновляющим и самым высоким (14,197 футов) восхождением для Америки того времени.

В 1927 году в Северной Америке впервые возникли страховочные крепления, специально разработанные для альпинизма. Джо и Пол Стеттнер эмигрировали из Германии после того, как получили свой первый горный опыт на Кайзергебирде, вдохновленные инноватором Гансом Дюльфером и его крутым маршрутам и техникам. После нескольких лет работы в Чикаго они обнаружили, что скучают по жизни в горах, для которой они были рождены. Они заказали угловые крючья с кольцами и карабины из Мюнхена, и отправились в Колорадо на мотоциклах Они купили в местном магазинчике веревку и осуществили свой первопроход по историческому маршруту по восточной стене Пика Лонга, используя для страховки европейские карабины. Их восхождение стало меткой для рассвета механически защищенного лазания в США.

В тот же год, когда братья Стеттнер принесли в США современные способы лазания с "одновременной страховкой", во Франции появлялось семечко того, что должно фундаментально изменить в будущем природу альпинизма в результате развития портативного набора инструментов для закрепления на камне в любом месте - дрель и расширительные болты. Изобретатель и производитель Лорент Гривел использовал эти новые инструменты для первого восхождения на зрелищную 200-футовую Пер Этернал на тонком скалистом гребне северного ребра Aiguille de la Brenva. В последующие годы иногда использовались шлямбуры, в том числе на южном гребне Aiguille Noire de Peuterey, но это редко упоминается в записях. Их официальная инаугурация в мире альпинизма не происходила еще в течение многих поколений


На восточной стороне континента члены Аппалачского Горного Клуба, которые посещали Chamonix и Доломиты, вернулись из Европы с новыми веревками, оборудованием, и более безопасными методами страховки. Роберт Андерхил, брат и сестра Линкольн и Мириам О Брайан (позднее Андерхилл), Элизабет Кноултон, Фриц Вайсснер, Билл Хауз и кузены Брэдл Гилман и Хасслет Витни все сделали восхождения со страховкой на крутые стены Каннон, Касидрал и Вайтхорс в Белых Горах Нового Хэмпшира. Андерхилл распространил это знание на запад когда, в качестве председателя Комитета Горного Лазания Аппалачского Горного Клуба он написал в 1931 году статью для бюллетеня Сьерра Клуба, рассказывающую о новой веревочной технике. Информация сделала возможным для первопроходцев открыть целый новый спектр маршрутов в Сьерре, кладя тем самым фундамент для технических серьезных маршрутов, которые были еще впереди.


Tony and Franz Schmid

В Европе в 30 годы началась новая эра смелых восхождений по большим стенам после того, как первая из трех знаменитых великих проблем (включающих Айгер и Гран Жорас) – северная стена Маттерхорна – пала перед братьями Тони и Францем Шмид. В северных и восточных Альпах начали распространяться крючья, и альпинисты начали осознавать, что использование анкерных систем облегчало возможность великих достижений на крайне сложных отвесных участках стены. Росла популярность спорта, и ряды альпинистов. которые прежде состояли лишь из аристократов и гидов к более широкому кругу спортсменов, врачей, юристов, инженеров и нового поколения героев рабочего класса.


Эмилио Комичи был итальянским докером, но начал по выходным заниматься спелеологией. После очень сложного спелеологического исследования - установления мирового рекорда глубины около Триесте - он отправился на ближайшую вершину на карстовом плато и навсегда решил проводить время на открытом воздухе в горах, а не под землей. Он стал экспертом "Баварской техники", введенной Дюльфером, Герцогом и Фихтлем, и перевернул скалолазание, совершенствуя новый стиль, который хорошо подходил для сложнейших скал Доломитов и, в конечном итоге, для больших стен всего мира. Комичи был изобретателем современной техники ИТО, которая использовала многошаговые лесенки, надежную страховку, сложные манипуляции с веревкой, висячие биваки и перильные веревки, используемые страхующим для подъема необходимого снаряжения. Осознание выбора между отказом от использования ИТО или их полным принятием привело его к выбору последнего варианта, и он начал вовсю использовать новые инструменты.

В 1931 году на 4000-футовой северо-западной стене Чиветты он ввел в пользование новые системы. Это был самый крутой и, возможно, самый опасный подъем того времени (и до наших дней это вызывающий маршрут в 26 веревок), но он был не удовлетворен, и написал: "Хотелось бы, чтобы однажды капля воды, сброшенная с вершины, долетела до начала моего маршрута". Он осуществил свою мечту о таком маршруте, ставшем известным как Диретиссима, на прямой нависающей северной стене Чима Гранде высотой 1500 футов в 1933 году. Линия восхождения слегка волнообразна, но не более, чем если бы та мифическая капля воды была гонима туда-сюда невидимым ветром.

На отвесной первой половине маршрута Комичи и Джулио Бенедетти использовали всего 75 крюков – примерно каждые 10 футов – вряд ли это много, если учесть, что стена имеет продолжительное нависание и состоит из не слишком прочного скального рельефа.

Комичи легко делился своим опытом и помог создать новое видение возможного. Многих он вдохновил своей мечтой необыкновенно эстетичного маршрута, и не мог знать, что его мечты и его философия во время развития новых технологий приведут к расколу во взглядах на альпинизм.

Pierre Allain

30-е годы в Европе были эпохой инноваций. Лидер талантливой новой группы альпинистов из Фонтенбло, Пьер Аллен, создал легкий нижний слой одежды и бивачное снаряжение, подходящие для выживания на отвесных ледовых склонах Альп, и в 1935 году совершил первопроход на холодную северную стену Дрю с Раймондом Ленингером. Этот новаторский многодневный маршрут и со свободным лазанием, и с использованием ИТО, совмещал опасности альпийского маршрута с техническими аспектами вертикальных стен Доломитов и Кайзергебирге. Фирма Симона в Лес Боссонз начала производить высококачественные крючья, вооружая ими новое поколение экстремальных альпинистов.

Джино Солда, Рафаэль Карлессо, Доменико Рудатис, Этторе Кастиглиони, Раймунд Шинко, Альфред Кутье, а также Густаво Джервасутти в этот период все совершили невероятные техничные восхождения; но особо можно выделить Рикардо Кассина - как за качество его восхождений, так и за широту его кругозора. Кассин освоил технику ИТО и применил ее на наиболее важных маршрутах того времени, таких как Уолкер Спур на Гран Джорасе (с Джино Эспозито и Уго Тиццони), северо-восточной стене Пиз Бадиль (с Эспозито и Витторио Ратти), а также на северной стене Чима Овест (с Ратти). Маршруты Кассинна постоянно повышали стандарты сложности экстремальных восхождений.

Лучшим, возможно, итогом взаимоотношений между технологией и человеческой смелостью в межвоенный период стало описание Хейнрихом Харрером первопрохода северной стены Эйгера в 1938 году. Харрер решил не брать для восхождения кошки, а его напарник Фриц Каспарек имел при себе пару традиционных десятизубых кошек - кошек, острые зубья которых равномерно распределялись по площади подошвы. Когда они завершили долгий подъем по Второму ледовому полю, они с удивлением обнаружили быстро нагоняющих их Андреаса Хекмайера и Виггерля Вёрга. Хекмайер и Вёрг использовали модные недавно двенадцатизубые кошки, изобретенные Лораном Гривелем в 1932 году, у которых были два дополнительных выступающих вперед зуба. Передние зубы позволяли альпинисту двигаться вперед, работая носком ноги, в отличие от традиционного французского способа установки стопы на всю подошву. Харрер писал: "Я оглянулся на бесконечную лестницу наших следов. Над ними я увидел новую эру, приближающуюся со скоростью экспресса: там бежали два человека – я имею в виду, именно бежали, а не взбирались". Две команды объединили свои силы для исторического первопрохода северной стены Эйгера, открыв новый слой "луковицы", и должны были положить начало новой эры в альпинизме, но вспышка нового великого европейского конфликта вскоре положила конец рискованным заигрываниям с вертикалью

В менее фанатичных Соединенных Штатах технический альпинизм развивался медленно. Трансатлантические путешествия продолжали быть медленными и дорогими, и информацию о европейских техниках было трудно получить – единственная доступная литература на тему альпинизма поступала из Великобритании, где традиционные коммерческие экскурсии на 400-метровые пики оставались нормой. Но нельзя сказать, что прогресса совсем не было. Дуайт Лавендер создал и начал производить первые крючья в США (в инженерной мастерской Стенфордского Университета).

American Alpine Journal 1933

В 1932 году журнал Американского Альпийского клуба опубликовал статью о системах, которые пришли в мировой альпинизм, в том числе и о «защелках» (карабинах), бывших редкостью в Америке. Статья начиналась так: "Несмотря на слабые протесты со стороны некоторых альпинистов, в основном представителей прошлого поколения, молотки, крючья и карабины прочно вошли в обиход современного альпинизма". С новыми инструментами и методами безопасности, альпинисты обратили свой взгляд на вызовы, открывающиеся в Тетонах, Йосемитах и на юго-западе.


Дик Леонард, калифорнийский студент-юрист, основал Крегмонтский Альпинистский клуб, и практиковал новые техники на местных скалах. Он заказал карабины и крючья из спортивного магазина Шустера в Мюнхене и начал их использовать на зрелищных гранитных скала Йосемитов, впервые в Сьерра Неваде использовав альпинистское оборудование. Европейские крюки были сделаны из мягкой стали, и, хотя они хорошо подходили для известняковых Альп, где их мягкость позволяла им хорошо входить с волнообразные трещины на скале, их обычно было невозможно удалить, и они мало подходили для калифорнийского гранита. Леонард убедился, что у него есть подходящий запас из 55 крюков, и в 1934, объединился с Жюлем Эйхорном и Бестором Робинсоном для первого восхождения на Higher Cathedral Spire, самого техничного маршрута с использованием ИТО в Северной Америке для того времени, и первого в череде ему подобных в Йосемитской долине.

Леонард изучал динамические свойства веревки, и разработал более безопасные веревочные техники, при которой современная страховка тела (когда веревка крепится вокруг талии человека) совмещалась с методом динамической страховки, в котором страхующий поглощал рывок сорвавшегося лидера путем выдачи нескольких метров веревки через торс, а торможение происходило с помощью руки в перчатке. Динамическая страховка приводила к меньшей максимальной нагрузке на анкеры, веревку, сорвавшегося и страхующего, и, используя новую технику безопасности, Леонард и другие могли рисковать более длинными срывами в своих смелых набегах на технические маршруты Йосемитов.

Дальше на восток одним из последних вызовов альпинистам конца 1930-х годов континентальной Америки был стоящий в пустыне Нью-Мексико 2500-футовый цилиндр вулканического происхождения Shiprock. Билл Ормс и Билл Хаус в 1937 году попытались взойти на крайне сложную северную стену, сейчас известную как ребро Ормса, на которой они столкнулись с трудностями, превышающими 5,9. Страховка была минимальной и не было возможности избежать свободного лазания, и их попытки привели к долгому и опасному срыву Ормса. Он вытащил деформированный крюк, который его и остановил, и позже написал статью, которую назвал "Кусок согнувшегося железа" для "Saturday Evening Post", предостерегая тех, кто решит испытывать удачу на таких суровых восхождениях.






Такие предупреждения обычно действуют как вызов, и в 1939 году Дэйв Брауэр, Раффи Бедайн, Джон Даер и Бестор Робинсон отправились из Беркли на Shiprock.

Они были хорошо знакомы с новыми Йосемитскими техниками и вооружены новейшим снаряжением, а также секретным оружием - набором шлямбуров. Их восхождение по внушительным, нависающим, сумасшедшим изрезанным базальтовым колоннам к хрупким причудливым туфам и брекчиям в верхней части маршрута оказалось историческим безумным многодневным приключением со сложным свободным лазанием и ИТО. Они обошли опасное Ребро Ормса вместо этого спустились по размытому изрезанному рельефу и траверсировали на массивную внутреннюю чашу разрушенной вулканической призмы. Отсюда они легко залезли по последнему ключу, крутому 200-футовому подъему на вершину. После многих крючьев, пугающей петли на выступе и четырех шлямбуров они взяли Shiprock. И новый инструмент официально был введен в репертуар альпинистов.



Сознавая противоречивую природу того, что они совершили, четыре покорителя Shiprock пренебрежительно назвали себя "горными инженерами", однако первое использование дрели и шлямбурных крючьев стало началом рассвета новой эры в истории лазания с ИТО, когда возник новый взгляд на предел возможного. Бауэр, который стал всемирно известным защитником природы, помог установить прецедент установки анкерных крючьев в дикой местности. Мог ли он знать будущие последствия использования этого инструмента?

Half Dome в Йосемитской долине еще раз стал местом следующего крупного продвижения в стандартах лазания с ИТО. На красивейшую юго-восточную стену Half Dome (это правая грань на классическом виде на Half Dome из долины) в 1933 году попытались взойти Ричард Леонард и другие члены Сьерра Клуба, чьи попытки убедили их в том, что на нее нельзя взойти без чрезмерного использования крючьев. Леонард в 1936 году писал: "Неопределенную грань между оправданным и неоправданным использованием прямой помощи следует преодолеть". Но в 1946 году Джон Салатэ и Энтон (Топор) Нельсон взошли на юго-восточную стену по сложному маршруту категории 5.8, А3, используя революционный новый крюк, который можно было забивать, удалять и снова использовать. С его помощью команда смогла эффективно справиться с 150 необходимыми точками, которые требовались для маршрута в 1200 футов.



Салатэ, иммигрант из Швейцарии, был кузнецом, прежде чем духовное перерождение в середине жизни привело его к тому, чтобы посвятить жизнь аскетической медитации и альпинизму. Когда в 1945 году он начал восхождения, он обнаружил, что доступные крючья слишком мягки, чтобы их можно было забить в узкие трещины без деформирования, поэтому он вернулся к своему горну. На своем заводе декоративных кованых изделий на полуострове Сан-Матео Салатэ использовал высокоуглеродистые хромованадиевые автомобильные оси для ковки высокопрочных крючьев, которые можно было забить в твердый Йосемитский гранит без деформирования, а также извлечь оттуда, не повредив. Он также создал новый инструмент, который "Топор" Нельсон назвал "скай-хук", первый крюк для восхождения по граниту Йосемитов.

Примечание: Есть те, кто считает, что "духовное перерождение" было корректным способом описания потери разума.




Тонкие крючья Салатэ получили имя Lost Arrows ("Потерянные стрелы") после того, как Салатэ и Нельсон в 1947 году совершили трудное восхождение по 1200-футовому камину к фантастическому одинокому гранитному пику, известному как Lost Arrow. С 18-ю выкованными Салатэ пробойниками, двенадцатью карабинами и несколькими крючьями, двое друзей провели пять кошмарно жарких дней на маршруте, и это стало важным психологическим прорывом в многодневных восхождениях на большие стены. Как новый слой луковицы, маршрут Lost Arrow оказался предвестником более длинных и долгих маршрутов будущего, требующих сотен точек страховки и опоры, что невозможно без разработанных Салатэ крючьев.

Технология развивалась во многих направлениях, и мягкое, а также твердое снаряжение в это время кардинально изменилось. Нейлон, разработанный Химической Компанией DuPont, использовался для создания высококачественных, крепких эластичных веревок и тканей, что позволило альпинистам смелее идти с более легким снаряжением, чем когда-либо. Аллен Штек, уроженец Беркли, участвовавший в нескольких исторических маршрутах (включая первопроход второй по величине стены Йосемитов, северной стены Sentinel, за четыре дня с Джоном Салатэ), помогло основать Ski Hut, магазин в Беркли, где можно было купить последние новинки для альпинизма, включая крючья Кассина, карабины Бедэйна и новые высококачественные веревки. Штек путешествовал и совершал восхождения по всему миру, и продемонстрировал первую нейлоновую веревку в 1949 году в Европе. Она была крайне крепкой, тросообразной - все еще тяжелее, чем современные оплеточные типы, но для своего времени она была просто революционной. Скальные туфли становились легче и более цепкими. Раффи Бедайн начал производить свои алюминиевые карабины, традиционная связка которых в количестве 35 штук снижала вес на плечах альпиниста на пять фунтов.



Альпинистов по обе стороны Атлантики становилось все больше. На новые дерзкие вызовы на юго-западе, такие как Спайдер Рок и Тотем Поул, теперь восходили с полным арсеналом снаряжения. Йосемитские скалолазы теперь расширяли границы возможного при помощи новых угловых крючьев от Джерри Галлуаса и крючьев "knifeblade" от Чака Уилтса. Далее Фред Беки исследовал отдаленные альпинистские задачи Сноупатч и Пиджн Спайерс в Bugaboos, Devil’s Thumb ("Большой палец дьявола") и Кэйтс Нидлл в западной Канаде, Michael's Sword ("Меч Михаила") на ледовых полях Juneau и множество сложных микстовых маршрутов в Каскадах.



Lionel Terray and Guido Magnone

Настоящим прорывом той эпохи был первопроход Фитцроя - пика в Патагонии - в 1952 году сильным французским альпинистом Лайонелом Терраем и его напарником Гвидо Магноне. Восхождение на Фитцрой, и экспедиция, в которой оно стало кульминацией, раскрыло новые возможности для альпинистов и их оборудования. Как через много лет написал Террай, "Из всех моих восхождений Фитцрой был тем, что ближе всего подходило к пределу моих сил и боевого духа. Говоря технически, он несомненно ненамного менее экстремальный, чем некоторые из восхождений на гранит в Альпах за последние годы, но это великое восхождение. Удаленность Фитцроя от возможной помощи, почти непрекращающаяся плохая погода, тонкий лед, покрывающий его стены, и, кроме всего, ужасные ветры, которые делают восхождение на него смертельно опасным, сложным, опасным и изматывающим, чем в Альпах.


Walter Bonatti
Современная эра больших стен началась в 1955 году, когда Уолтер Бонатти перевел восхождения на большие стены новое измерение, взойдя в одиночку за шесть дне по новому маршруту - юго-западной стене Дрю. Многие считают это восхождение величайшим одиночным восхождением всех времен, и оно стало драматической иллюстрацией потенциала технологии и техники, объединенных силой неукротимого человеческого духа. Доказательство того, что что соло-альпинист может страховать сам себя на таких невероятно сложных и техничных отвесных маршрутах означало, что не может быть предела для прохождения крупнейших стен мира.

Royal Robbins
В Йосемитской долине стали обычными гамачные биваки, а новые маршруты и более быстрые восхождения изменили существующие стандарты. Определились черты нового стиля. Мало кто спорил, что крючья и шлямбура - подходящие инструменты для восхождений. Изобретательный Роял Роббинс добавил эстетики, балансирующей между искусством найти проходимое слабое место на заглаженной стене и требующимся для этого минимальным набором снаряжения. Он всегда возвращался из каждого приключения, точно посчитав полное количество использованных его командой крючьев и шлямбуров. Он выработал эффективные техники жизни на больших скалах, включая современную систему перемещения грузов с использованием жумаров (швейцарских зажимов для подъема по веревке, изначально разработанных для орнитологов), а его восхождение в 1957 году на северо-восточную стену Half Dome открыло новую эру.

Жумары от создания до наших дней (фото из коллекции Dr. Gary D.Storrick)

Warren Harding

Уоррен Хардинг, который часто считается противником Роббина, был во всех отношениях альпинистом мирового класса, но иногда он подходил по-другому. Хардинг выбирал свои лучшие маршруты не по слабому месту стены, а по ее силе и труднопроходимости. Его первое восхождение на "Нос" El Capitan было образцом его силы и выносливости. Восхождение требовало 125 шлямбуров, специальных больших крючьев (сделанных из литых железных печных ножек) и бесконечной длины закрепленной веревки. Роббинс отказался от чрезмерного использования крюков и закрепленных веревок, и постарался доказать себе и альпинистскому миру, что возможен лучший стиль. В книге "Основы горного искусства" ("Basic Rockcraf"), на котором вырастало новое поколение альпинистов, Роббинс писал: "Подобно многим чудесам технологии современности, крючья одновременно являются благословением и проклятием. Они сделали возможным некоторые из лучших восхождений на земле, открывая участки стен, которые иначе нельзя бы было пройти. Но они также снижают ценность альпинизма, делая возможным любому пойти куда угодно, если он хочет посверлить."

Роббинс раздвигал границы возможного с каждым своим маршрутом, и распространил американские инструменты и техники в отдаленных районах. Его прямое восхождение на западную стену Дрю с Гари Хеммингом и юго-восточную стену Mt Proboscis в горах Логана с Джимом Маккарти, Лэйтоном Кором и Ричардом Маккрекеном (во время которого было использовано только 2 шлямбура) оказались образцами современного искусства нахождения самой эстетичной слабины на большой стене и восхождения на нее "альпийским" стилем.


Примечание: "Альпийский стиль" здесь определяется следующим образом: если альпинисты покинули землю, то вернутся на нее лишь после взятия вершины.

С аэротранспортом, легкой одеждой, спальными мешками и палатками, сделанными из новых утепленных и водонепроницаемых материалов, а также инструментами и техниками со стен Йосемитов, лучшие альпинисты того времен стали совершать многодневные маршруты в других отдаленных районах: Bugaboo, Стена Троллей в Норвегии, ущелье Рут на Аляске, Скалистые горы в Канаде и группы Пэна и Фицроя в Патагонии.

В Европе альпинисты приняли концепцию Комичи о Диретиссиме и довели ее до логического предела, шлямбурами проложив путь прямо по нависающим скалам Доломитов. Линия «полета капли воды» появилась на многих крупных стенах, и абсурдным результатом этого в 1967 году стало то, что Энрико Мауро и Мирко Минуццо забили 340 шлямбуров в северную 1500-футовую стену Чима Гранде, в среднем, через каждые 53 дюйма


Соблазн невозможного.

В 1971 году Чезаре Маэстри довел логику "шлямбурования" невозможного до крайнего предела, и затащил 300-фунтовый воздушный компрессор и пневматическую дрель для своего восхождения на Сьерро-Торре. В одном месте, где предыдущая команда британцев, пытавшихся взойти на гору, шла по открытой естественной трещине на юго-восточном контрфорсе, он просто просверлил 90 метров голой плиты, чтобы укрыться от ветра! Подобно Комичи с его активным использованием крючьев за поколения до того, многие альпинисты не могли сопротивляться технологическому безумию. Сопротивление неограниченному использованию шлямбуров имело своих чемпионов. Герман Буль, Вальтер Бонатти, Райнхольд Месснер высказывались против шлямбурной техники. Гастон Ребюффа опубликовал книгу "Звездный свет и буря", вдохновляющий текст, описывающий его лучшие восхождения; и в хорошо иллюстрированном разделе по инструментам и технике (добавленном в издание 1968 года) он дает полные списка снаряжения, но совсем не упоминает набор шлямбуров. Закрывание глаз на эту тему сделало возможным не утерять "соблазн невозможного".


Чистая революция.

В то время как остальной мир взбирался на зрелищные стены, британские альпинисты терпеливо изучали менее брутальную технику более безопасного восхождения с помощью новаторского метода создания страховки на рельефе. В соответствии с британскими традициями альпинизм медленно эволюционировал с дней восхождений исключительно с гидами. Серьезное неодобрение искусственных точек опоры привело к тому, что альпинисты стали тайно прятать любое снаряжение в рюкзаках. Технику ИТО уничижительно прозвали "steeplejacking" (верхолазная (высотная) работа), а крюк считался последним средством в ситуациях опасности. В двадцатые годы лучшие альпинисты начали использовать мастерство бесшлямбурного лазания на многочисленных утесах сельских районах. Наиболее впечатляющие восхождения того времени - "галечные" маршруты с использованием естественных закладных элементов (речной гальки).



Фред Пиготт экспериментировал с установкой и обвязкой натуральных закладных элементов для страховки и создания точек опоры на восточном бастионе Клоджи в 1927 году. Его партнеры объясняли его деяния как действия Провидения: камни снизу каким-то образом случайно находили дорогу в трещины и в них расклинивались! Вскоре галечная страховка стала формой искусства, и опытные глаз искали в речных руслах подходящую комбинацию камней, которые потом аккуратно использовались во время восхождений для безопасности.


В конце пятидесятых путь к утесам начал проходить не по речным руслам, а по железнодорожным путям, и альпинисты начали использовать гайки, найденные на путях. Эти гайки, просверленные и с закрепленной в них стропой, вскоре эволюционировали в промышленные алюминиевые закладные элементы, известные как стопперы.


Примечание: Джон Брэилсфорд придумал в 1961 году синтетическую полимерную закладку. Эта закладка "Желудь", была достаточно прочна, но несмотря на это альпинисты предпочитали доверять свои жизни закладкам "Moaкc", которые он позднее изготовил из более привычного алюминия.


Вскоре альпинисты во всем мире обнаружили, что с опытом и техникой оказалось возможным совершать восхождения исключительно с новыми закладными элементами. Роял Роббинс, известный в США приверженец новых стопперов, сказал об этом времени: "Альпинисты, избравшие более трудную форму восхождений, пришли к высоким стандартам неразрушения рельефа. Это было вдвойне хорошо: закладки увеличивали вызов, и при этом не разрушали скалы". Форма закладных элементов вскоре модифицировалась для того, чтобы дабы подходить для большего количества трещин, благодаря команде инженера и мастера Тома Фроста и Ивона Шуинара

Yvon Chouinard

Они разработали ряд новых форм, однако их главным вкладом в революцию чистого альпинизма стал "Hexcentric", запатентованный в 1971 году, который позволил осуществлять страховку даже в параллельных щелях. Эти новые чистые инструменты в корне изменили фундаментально повлияли на будущее альпинизма. Комбинация легкости применения стопперов и их корректности по отношению к окружающей среде привели через несколько лет к тому, что крючья почти полностью исчезли с арены свободного лазания, будучи оттеснены на восхождения с применением ИТО.

Чувствуя, что готовность лазать со шлямбурами и ИТО по гладким стенам не было ответом на вызовы гор, альпинисты развили чистое лазание до его предела. В Шаванганских горах альпинисты рисковали серьезными срывами, пытаясь избежать использования крючьев и заработать образом строку в желанном списке "чистых первопроходов»"в магазине альпинистского снаряжения "Скала и снег". Тут можно было почитать рассказы страхующих о том, как они стояли, пристрахованные к одному вшивому стопперу, заклиненному в крохотном отколе, одной рукой держа карабин у вбитого крюка, чтобы при самом легком неожиданном движении тут же вщелкнуть его туда. Первым главным первопроходом в Северной Америке, осуществленным на одних закладках, стал Nutcracker Sweet Ройала Роббинса по Рэйнжер Рок в Йосемитах в 1967 году; но революция чистого альпинизма заняла несколько лет, поскольку проигнорировавшие ее или упрямые альпинисты использовал крючья при восхождениях. К 1975 году только некоторые альпинисты, использующие ИТО, брали с собой молотки, а у большинства альпинистов, вступивших в игру в начале семидесятых, молотков вообще не было.


А тем временем были придуманы и другие новые инструменты для более эффективного лазания: Эд Липер усовершенствовал конструкцию скайхука с помощью выпуклого основания, а Билл (Dolt) Фойрер создал крючья новой формы. Клайд Дил, слесарь, работавший в механическом цех Йосемитов, изготовил снаряжение для альпинистов Четвертого лагеря, включая первые "Баши", небольшие многогранники из алюминия с отверстием для стропы, которые использовались для закладки в небольшие выемки в камне. Шуинар и Фрост придумали и изготовили крючья RURP и Crack-n-ups (когти для шовных выступов), и некоторые изобретательные альпинисты начали делать регулируемые устройства, клинящиеся в щелях. Также появилось и мягкое снаряжение для ИТО.Билл Форрест первым совершил технические восхождения в Черном каньоне и на юго-западе, используя современные ремни, транспортные мешки и гамаки собственной разработки. Форрест также усовершенствовал «баши» до «копперхэдов» специального размера, что делало возможным прохождение все более тонких швов породы без использования шлямбуров.


Примечание: но не обязательно без повреждений. "Баши" и "копперхэды" зачастую нельзя удалить, если порвалась стропа или трос. На самом деле проблема настолько серьезна, что еще в 1970-м году Стив Роупер применил термин "трэши" (от англ. "мусор, дрянь") к тем остаткам "баши", которые уже нельзя использовать.


Чарли Портер был еще одним одаренным альпинистам со склонностью мастерить. Он произвел ранние версии двухкомпонентных закладок с изменяющимся размером, страховочные беседки, гамаки с утеплителем и множество специальных приспособлений. С его мастерством в использовании снаряжений и техник, а также с его неукротимым духом, он прошел соло новый маршрут огромной дальней северной стены Северной Башни горы Асгард на острове Баффин в сентябре 1975 года. Проведя больше месяца, перегоняя груз за 35 миль от города Пангниртунг к началу маршрута, Портер провел девять дней соло на пугающей стене в условиях холода, и еще неделю, возвращаясь к цивилизации. Будучи человеком скромным в том, что касалось его достижений, Портер никогда не сообщал о маршруте, самом значительном восхождении на большую стену со времен восхождения Бонатти на Дрю.

Примечание: Когда его однажды спросили об информации и "топо" (подробную карту восхождения по маршрутам с указанием страховок и т.п.) одного из его первых восхождений на Эль Капитан, Портер просто нарисовал одну прямую вертикальную линию на салфетке и написал на ней "А5", а потом отдал ее ошеломленному собеседнику.

В том же самом году британские альпинисты Джо Браун, Мо Антуан, Малком Хауэллс и Мартин Бойсен отправились в гималайский Каракорум, где попытались взойти на не пройденную гранитную стену башни Транго. Их первая попытка закончилась на полдороге в месте, сейчас известном как Трещина Бойсена. У них был всего один бонг (закладка для щелей), и Бойсен должен был пробежать без страховки восемьдесят футов оффвидса, на высоте примерно 20 000 футов, прежде чем установил его, чтобы быть уверенным, что он защищен на весь остальной путь.

Во время следующего движения его колено было заклинено, он не мог его освободить, и он несколько часов пытался это сделать, срезая в это время штаны. Когда солнце стало заходить, он приготовился к смерти, но, когда он наконец расслабился, он выпал из трещины и спустился к обеспокоенной команде. Они были эмоционально вымотаны, почти увидев Бойсена умирающим, еда у них кончалась, и они отступили. На следующий год они вернулись и закончили восхождение. Бойсен взял второй бонг, и справился с оффвидсом без проблем. Их маршрут с уровнем лазания 5.10, А3 был не настолько технически сложен, как восхождение Портера на А4 на Асгарде, но это был самый тяжелый и самый впечатляющий техничный маршрут, совершенный на большой высоте, и он открыл дорогу к восхождениям на большие стены в самых высоких местах Земли.



Следующим фундаментальным изменением в снаряжении было изобретение кулачковых устройств для трещин. После своей несравненной истории первопроходов, начиная с тридцатых годов различных горных систем СССР, Виталий Абалаков посвятил жизнь работе инструктора по альпинизму, созданию оборудования и развитию международной доброй воли в альпинизме. Таская избыточные материалы авиационной промышленности, он разработал множество инновационных устройств, таких, как транспортировочный блок, первую трубчатую распорку с изменяющимся размером, хитроумные веревочные зажимы, титановые крючья и кошки, извлекаемые ледобуры, спусковой анкер с V-образной резьбой (последний, говоря точно, не был механическим устройством, но, тем не менее, был прорывом в ледолазании).
Его изобретение эксцентрика Абалакова стало первым применением в альпинизме принципа поверхности с постоянным углом кривизны, а форма эксцентрика была основана на математической логарифмической спирали. Сконструирован он был таким образом, что приложенное усилие порождало вращающий момент, а логарифмическая форма эксцентрика позволяла устанавливать его в щели разной ширины и делала его поведение неизменным.

В 1973 году Грег Лове подал заявку на патент подпружиненной версии эксцентрика Абалакова, выпустил несколько работающих штук и экипировал ими своего брата Джеффа, который быстро продолбил несколько прекрасны длинных маршрутов в Национальном Парке Зион, примечательно своими сложными для лазания параллельными трещинами. Эти первые однокулачковые устройства раскрывались на 30 градусов, что давало ограниченную стабильность, и их использование не стало широко распространенным. В 1977 году Рэй Джардайн прошел Феникс, первый маршрут категории 5.13 в Йосемитах, с новым секретным оружием. Обладая инженерными знаниями и пониманием принципов силы и трения, Рэй сконструировал устройство, состоящее из подпружиненных противопоставленных кулачков и управляющего тросика, обладающее более надежным углом раскрытия в 15 градусов. Он держал свои "Френды" в секрете до патента в 1978 году, и Йосемиты полнились слухами об изобретениях Джардайна, которые позволяют без усилий страховаться на тяжелых маршрутах. Прежде чем "Френды" поступили в продажу, удачливый небольшой круг покорителей стен мог купить ограниченное количество новых устройств на стоянке Четвертого лагеря, сэкономив впоследствии массу сил во время осады больших стен.

Как в случае с самыми технологическими новинками, этика использования "Френдов" была горячей темой, и шли споры, что они делали восхождение слишком легким. С лицензией Джардайна, "Френды" массово производились на заводе "Wild Country" в Пик Дистрикт в Англии, и моментально приобрели популярность во всем мире, до такой степени, что уже не шло дебатов об их использовании. В действительности для многих альпинистов "Френды" и их различные потомки стали самим фундаментом безопасности и защиты на восхождении. И нет возражений, что подпружиненные кулачковые устройства позволили альпинистам сделать огромный шаг вперед в чистых и безопасных восхождениях, как свободных, так и с использованием ИТО не только на скалах, но и в больших горах.

Lurp Tent

Вертикальные убежища были самым недавним этапом развития оборудования для самых экстремальных многодневных маршрутов. На основе BAT-гамака Уоррена Хардинга, который можно было закрепить на одной точке, Грег Лове в 1974 году разработал LURP-палатку (с ограниченным использованием разумного места). Хотя BAT-гамаки были очень легкими, они заставляли находящегося в них человека прислоняться к стене, по которой в бурю стекала холодная вода. Предшественница современной платформы, LURP-палатка решала этот вопрос путем добавления жесткой алюминиевой рамы вокруг спальной площади, отделяя находящихся внутри людей от стены. Во время ее использования в первом зимнем восхождении на северо-восточную стену Half Dome альпинисты смогли легко перенести сильные ветра и снег - впервые за историю восхождений на большие стены. Тем не менее она считалась слишком специфичной и редко оправдывающей свой вес, и так и осталась на стадии прототипа. Альпинисты в поисках комфортной палатки сделали ее сами. К началу восьмидесятых платформы стало популярным благодаря появлению более подходящей одноместной "Cliff Dwelling" , выпущенной Майком Гремом. Грэм также выпустил дюжину двухместных "Fortress" которые облегчили развитие возможностей для покорения удаленных стен, их использовал Ханс Кристиан Дозет и его команда, когда они пошли на первопроход зрелищного Норвежского контрфорса Транго в 1984 году.


Платформы открыли новый уровень комфорта и безопасности на многодневных вертикальных восхождениях на большие стены во всем мире. Были пройдены более смелые маршруты без необходимости закреплять веревки (и таким образом, экономилось снаряжение), платформы продолжают эволюционировать во все более жесткие и водостойкие конструкции, такие, как легкое, шестифунтовое титановое убежище, которое использовала Катерина Дествелль на ее девятидневном соло первопроходе Дрю в 1991 году. Современные вертикальные убежища делали возможным более малым и легко экипированным командам расширять пределы возможного на величайших стенах мира.


Сегодня мы видим продолжение взаимоотношений между альпинистами и их инструментами. Вертолеты сделали возможным более близкий доступ к началу больших маршрутов, и используются не только для доставки на место, но и для спуска (Примечание: вертолеты отвезли Тодда Скиннера, Пауля Пиана и Галена Роуэлла к началу маршрута, а также вниз с вершины после их восхождения на Большой Канадский Нож на Хоботе в 1992 году). Улучшение обуви сыграло большую роль в изменении отношения к свободному лазанию на больших стенах. Улучшение утеплителей и разработка легких водонепроницаемых вещей и бивачного снаряжения уменьшили зависимость альпинистов от плохой погоды. Использование альпинистами компактной дрели ( точнее называется "rotary percussion hammer" ) произвело огромный скачок в и сложном свободном лазании, и приобретенные таким образом навыки свободного лазания переносятся на большие стены.

Есть ли возражения против уместности развития технологии? Имеет ли смысл развивать искусственную линию, или следует использовать все инструменты, как в случае с первым восхождением Линн Хилл на Нос в 1993 году и следующим за этим однодневным полностью свободным подъемом, что доказало, что Нос потенциально можно пройти вообще без снаряжения. Исходно Нос проходился на 90 процентов с ИТО, и восхождение Хилл было широко одобрено особенно за неиспользование механических средств. Но без следов от крючьев, без шлямбуров, без ее опыта восхождений с ИТО, без тех необыкновенных навыков свободного восхождения, которые она наработала как на восхождениях, так и на скалодромах и в соревнованиях - было бы вообще когда-либо такое свободное восхождение?

Взаимоотношения между технологией и альпинизма происходит по очень традиционной схеме. При развитии каждой новой технологии сперва происходит сопротивление. Некоторые инструменты сразу отметаются (такие, как корзина Долта), некоторые предаются забвению (подобно забрасываемым крючьям), а другие начинают использоваться, пока не становятся обычными в применении. В целом элемент риска снижается с каждым новым технологическим скачком. Противники прогресса выступают против новых идей, и изо всех сил пытаются доказать отсутствие необходимости новых инструментов. Но очевидно, что новые инструменты становятся нормой. Вызовы альпинизма всегда казались ограниченными как ресурс, но всегда появляются новые и более смелые вызовы. Есть ли предел? Ясно одно - никто не может предсказать будущие технологии и пределы человеческой воли.

Возможно, все это просто временно, как стандарт, показанный маршрутом Гросса на Дрю. В 1975 году Томас Гросс прошел соло большую стену со своей гитарой за 18 дней и вызвал среди альпинистов пренебрежение из-за беспрецедентного (хотя очень умеренного по нынешним стандартам) использования 68 шлямбуров. Маршрут, а вместе с ним и все споры, были стерты в 1997 году, когда обвалился массивный участок скалы высотой в 300 футов и в 100 футов шириной, толщиной в 20 футов сошел с середины стены.

John Middendorf


BIBLIOGRAPHY

Bertulis, Alex; CCCP spells Friendship, Off Belay #25, February, 1976.

Bonatti, Walter; On the Heights, London, 1964.

Boysen, Marti; Last Trango, Mountain #52, Nov/Dec, 1976

Brower, David, The Sierra Club Handbook, Sierra Club, 1951

Cassin, Riccardo; 50 years of Alpinism, Pitman Press, GB, 1981.

Chouinard, Yvon, Climbing Ice, Sierra Club, 1978.

Curran, Jim, Trango, The Nameless Tower, Loxley Brothers LTD, 1978.

Frison-Roche, Roger; A History of Mountain Climbing, Flammarion, 1996.

Gribble, Francis, The Early Mountaineers, London, 1899.

Gervasutti, Giusto; Gervasutti’s Climbs, The Mountaineers, 1979.

Godfrey, Bob, and Dudley Chelton. CLIMB!, Westview Press, 1977.

Harrer, Heinrich, The White Spider, 1959. Reprint, 1977, Fletcher and Son LTD, Norwich.

James, Ron; Dolomites, Selected Climbs, Alpine Club Guidebooks, London, 1988.

Jones, Chris; Climbing in North America, University of California Press, 1976

Jouty, Sylvain; Preuss or Dülfer? Alpi Rando, May 1986

Middendorf, John; Big Wall Web Page, http://www.primenet.com/~midds/

Raeburn, Harold, Mountaineering Art, New York, 1920

Rébuffat, Gaston; Starlight and Storm, London, Dent, 1956.

Rébuffat, Gaston; Starlight and Storm, London, Kaye and Ward, 1968.

Rébuffat, Gaston; On Ice and Snow and Rock, London, Kaye and Ward, 1971.

Roper, Steve; A Climbers Guide to Yosemite Valley, Sierra Club, 1964.

Roper, Steve; and Al Steck, 50 Classic Climbs of North America, Sierra Club, 1979.

Roper, Steve; Camp 4, The Mountaineers, 1994.

Rypkema, Terry, and Curt Haire, A Climbers Guide to Devils Tower, Library of Congress Catalog Card #77-849-64 (self-published), 1977.

Scott, Doug; Big Wall Climbing, Oxford University Press, 1974

unknown; Friends, a look at new technology in climbing, Climbing, November, 1978.

unknown; Hans Dülfers Biggest Dolomite Year (1913), Bergsteiger, June 1988

Wade, Ian; Hammocks and Hanging Bivouacs, Off Belay, April 1974.

Webster, Ed; Rock Climbs in the White Mountains of New Hampshire, Mountain Imagery, 1996

Robinson, Elmo, Prolegomena to a Philosophy of Mountaineering , April 1938 Sierra Club Bulletin.

1929 to 1947 Sierra Club Bulletins.

1929 to 1998 American Alpine Club Journals

Conversation with Royal, 3/7/98



Оригинал на английском: http://www.bigwalls.net/climb/mechadv/index.html

Перевод: Ольги Михайловой



Эта статья будет заново переписана, вернее ПЕРЕВЕДЕНА, так как сайт который выступил с претензией не обладает правом авторства статьи, а только авторства перевода. Вот и будет сделан новый перевод.

Продолжение следует!
Продолжение будет в форме иллюстраций, которые не вошли в текст, а так же некоторых дополнений.
В процессе перевода скопилось много дополнительного материала. Он очень разнообразный. Систематизировать его довольно трудно, поэтому заранее извиняюсь за хаотичность изложения.

Комментарии (24)

Всего: 24 комментария
  
#1 | Андрей Рыбак Администратор »» | 15.06.2012 21:35
  
1
Спасибо, Анатолий. Познавательный текст.
  
#2 | Анатолий »» | 15.06.2012 22:57 | ответ на: #1 ( Андрей Рыбак ) »»
  
1
Да, очень интересный.
И вообще, - интересный разговор о применения вспомогательных технических средств.
В шутку:
Самое лучшее вспомогательное средство для восхождения - это вертолет :)

Но лучше природы и приспособляемости живых организмов ничего не придумают.
Ты видел бег ящерицы по совершенно горизонтальной стене (как потолок) ?
Я видел. В Средней Азии. Удивительное зрелище.
Человек очень неуклюж по сравнению с такими животными. И тем более с приспособлениями типа крючьев.
Но я видел альпинистов как они взбираються на башню. Как кошки. Используя резиновые галоши. Тоже восхищает.
Но до ящериц им далеко...
  
#3 | Андрей Рыбак Администратор »» | 15.06.2012 22:59 | ответ на: #2 ( Анатолий ) »»
  
1
Ну, ящерицы конечно лучшие скалолаза. Да и пауки тоже. =)
  
#4 | Анатолий »» | 21.06.2012 10:13
  
1
ПРОДОЛЖЕНИЕ

Обилие скопившегося материала, в виде фотографий снаряжения, вынудило не вставлять его в текст, что бы его не дробить еще более. Есть и еще одна причина. Многие фотографии показывающие снаряжение не датированы. И трудно догадатся в каком году было использовано это снаряжение. Все фотографии , где снаряжение не датировано, будет обозначаться: "Год неизвестен"
__________________________________________
  
#5 | Анатолий »» | 21.06.2012 10:33
  
1
Разного вида кошки для альпинизма. Года разные.




Восьмизубые кованые кошки, конец 19 века


Кованые кошки

Год неизвестен

12-зубые кошки

Grivel Кошки 1

Grivel Кошки 2

Grivel Кошки 3

Австрийские

Кошки Штубай

Ледовые шипы. Год неизвестен

Ледовые шипы. Год неизвестен 2

Ледоруб и кошки Сэра Эдмунда Хиллари

патент 1942го года на новые кошки

патент 1942го года на новые кошки 2
  
#6 | Анатолий »» | 21.06.2012 10:37 | ответ на: #2 ( Анатолий ) »»
  
1
Крючья.


1944

1950-60 годов

1950-60 годов

1964

1964

1964

1966

1974


Года неизвестны












army angles from the 1966



Custom Dolt hanger from the 1950s

Dolt Cobra


Dolt Littlepeg vintage 1971 or 1972


Dolt piton




doltpiton Крюк примерно 1968 годов



  
#7 | Анатолий »» | 21.06.2012 17:39
  
0
Для размещения фотографий по снаряжению (продолжение)



Hand forged in Portland in the 1940 s





North Peak , Yosemite in 1984





Piton 1951

Piton Carrier, 1st and 2nd generation

Pitons made in Austria

Ring angle pitons used during the first ascent of the Turkey Monster. Circa 1964

salathe piton

salathe piton

salathe piton

Salathe крюк - предположительно 1950


Salathe крюк - предположительно 1950


Salathe. год неизвестен

Star Dryvin with SMC hanger, dating from the first ascent of Triassic Sands in 1972


The Cobra page from Summit December 1968

Top piton is a gift from Dolt to Jim Bridwell late 1959


Vintage-Climbing-Pitons_grande



крюк. год неизвестен


крючья Cassin

крючья. Год неизвестен


Крючья старинные. год неизвестне




Пара R.Cassini, а другие говорят, что Фрич & Cie Цюрихе


Различные виды скальных крючьев


Ручной ковки хром-молибденовые крюк неизвестного происхождения


Ручной ковки хром-молибденовые крюк неизвестного происхождения


шестидесятые годы

шестидесятые годы
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU