Со смертью не играют в подкидного дурака. Альпинисты без страховки

Это было давно, может лет 20 назад. Случайно на канале Дискавери я увидел документальный фильм про скалолаза. Но необычного скалолаза. Он лазил по скалам без какой-либо страховки. На нем не было даже скалолазных ботинок. Только за поясом мешочек с мелом или магнезией, и он постоянно протирал этим составом свои руки. Не помню сколько ему было лет, не помню его имени, помню только, как он умело цеплялся за любые уступы в скалах, за щели и двигался очень красиво. Такой красоты в скалолазании я более никогда не видел. Легкость, с какой он двигался, поражала. Скала и этот человек были как одно целое.

Тренировался он на скалах нависающих над морем. Тоже без какой либо страховки.
Но когда показали, как он без страховки залезал на скалу метров 300 высотой. То противоречивые чувства владели мной.
С одной стороны восхищение, а с другой непонимание. И тревога.
Любой неверный шаг, любое неверное движение и это явная неминуемая смерть.
Зачем? Зачем так рисковать своей жизнью? Непонятно.

В скалолазании и альпинизме много непонятного для людей, которые ходят по равнинам и смотрят на горы только снизу вверх или издалека. И не стоит развивать тему, зачем они ходят в горы, зачем лазают по скалам, выводить всевозможные теории.
Это бесполезное занятие.
Дух альпинизма, скалолазания и вообще экстрима невозможно ПОНЯТЬ. Его можно почувствовать, Или не почувствовать. Но полному осмыслению этот феномен не поддается.

И вот я смотрел, как он взбирается без страховки по совершенно отвесной скале, а местами и с отрицательным уклоном.

Конечно, в этом есть что-то чудесное. В этом есть и что-то первобытное. На заре человечества, какие там приспособления? А лазить по горам все равно приходилось некоторым народам, которые живут рядом с горами, а то и на самих горах.
Каждая мускула этого человека была натренирована на лазание. Иногда он повисал на одной руке и другую протирал белым порошком. Он не спешил, но и не медлил. Принятие решение было почти мгновенным. Только изредка он видимо задумывался, пробовал, потому решал идти по другому пути.

Жаль я не помню его имени. Но это был скалолаз высочайшего уровня.


Потом уже познакомился с альпинистами в Эстонии. Они тренировались в лесу. На башне обсерватории. В лесу стоял "замок Глена". Довольно причудливая личность этот Глен, он построил замок в лесу. и вот он поставил и башню для обсерватории.
Она была не очень высокой (затрудняюсь сказать точно высоту) Сложена из камней гранита, которые были сцементированы. Тренировались. Я присел для отдыха рядом. Разговорились. Так я с ними и познакомился.

Ребята лазили со страховкой, но несколько раз им пришлось лезть и без страховки. Ключей от башни не было в наличии, и потому надо было забраться наверх, что бы укрепить страховку.
Это совершенно другой подход. Со страховкой и без страховки. Степень риска несоизмеримо увеличивается. Одно неверное движение и смерть!
Нет, это нельзя назвать безумием, игрой со смертью. Кто играется с таким - погибают быстро - если не с первого раза, то со второго, не со второго так с третьего.

Специфика такого восхождения - предельная концентрация внимания, мастерство высочайшее.

Есть и альпинисты, которые делают восхождения на вершины без страховки. Правда со снаряжениям (ледорубами, кошками), но без веревок и карабинов. Без закрепления крючьев.

В это нельзя поверить, если не увидеть.Это вам не цирк, не Шапито, где внизу сетка и акробаты и канатоходцы напрягают зрителей, пришедших поглазеть, полакомившись бутербродами и конфетами в буфете. нет! Это грань между жизнью и смертью. Острая как бритва.

Да, многих скалолазов привело увлечение таким стилем восхождения к гибели. Трагические концы этого занятия не останавливают желания других. Причем ясно что погибают не только неопытные (это само собой), но погибают и очень опытные.
Бог не любит когда с ним шутят, когда с ним спорят,когда дерзко делают вызов судьбе. Он терпит это до поры до времени. Но кто знает, может и не Бог причина гибели? НУ не станет он так наказывать человека дерзнувшего. Здесь играет роль порой просто случай, или маленькая ошибка, просчет.
Этот стиль - без права на ошибку. И ошибаешься только один раз. При тренировках, на небольшой высоте, с матами внизу, или когда внизу плещется море, - ну это другое дело. Это уже некая страховка, Но когда высота большая, тут уже ничего не может помочь, если будет срыв.

Не берусь судить этих людей. Они вправе решать свою судьбу сами, без чьих-либо запретов. Бог им судья. И есть некое понимание этих людей. Они такие. И нет резкого отторжения.
Но каждый раз когда я смотрю на подобное восхождение у меня тревога и печаль. Все нутро мое настораживается и я боюсь мыслить, что бы своей мыслю не помешать. При этом находишься как бы в другом измерении, где нет мысли, есть только чувства, непонятные, в сложном переплетении, которые захлестывают. Освобождение наступает, только когда заканчивается этот смертельно опасный путь.

Конечно соло восхождения, без страховки , это не ноу-хау в альпинизме нашего и даже прошлого века.
История восхождений без страховки насчитывает столетия.
Многие альпинисты прошлого, с мировым именем прокладывали этот нелегкий смертельно опасный путь.
И вообще ранее приспособления для лазания были предельно ограниченны и настолько примитивны, что были альпинисты которые пренебрегали подобной страховкой. Некоторые же вообще считали что "чистый" альпинизм не должен применять страховку, да еще в таком количестве и разнообразии.
В статье Миддендорфа, которую мы напечатали с переводом http://www.climbing.ru/forum/all/topic_70/ упоминается "великое противостояние" противников и сторонников страховки.
И споры до сих пор не утихают, хотя некое "примирение" между несогласными все же произошло.
Просто каждый выбирает свой стиль лазания.

Вспоминая историю стоит упомянуть прежде всего одно имя.

Еще в 1911 Пауль Пройс предпринял первопрохождение без страховки на Кампанилле Бассо в Брентинских Доломитах.
Он призывал и других отказаться от излишней страховки.
Пауль Пройс стал легендой соло восхождений без страховки и может быть именно его стремление подвигло многих последователей продолжить этот способ восхождения. Но если бы и не было его, все равно подобное направление обязательно бы завоевало бы свою нишу в альпинизме. На этот путь пришли бы другие, которые бы сами себе задали вопрос: "а могу ли я взобраться вот на эту скалу без приспособлений?"
Ну а чем дальше тем больше соло-восходители поражали своим умением, своим бесстрашием, своей дерзостью.

Джон Башар, Питер Крофт,Вольфганг Гюллих, и многие, многие другие были отнюдь не сумасшедшими
И их соло-восхождения - это был глубокий расчет и своих сил и тех трудностей которые предвиделись. Изучение маршрута, так же как и изнурительные тренировки - это ли способ сумасшедшего совершать самоубийство?
Конечно это особое состояние психики. Но назвать его сумасшествием было бы глубоко неверным.
Просто когда мы имеем дело с феноменом нам достаточно далеким, нам кажется все это довольно странным и выходящим за рамки разума,Особенно если этот феномен связан с риском для жизни. Но и не обязательно и феномен может быть связан с риском для жизни. Всякое незнакомое, чуждое в чем- то поведение человека вызывает в нас любопытство и непринятие, вплоть до полного отторжения.

Простая логика здесь буксует и не дает простое решение вопроса: если человеку нравится, то почему бы и нет, тем более если это не запрещено законом.

Накладывает ли отпечаток на соло-восходителей такая манера восхождения? Скорее всего да, но по разному. Любая профессиональная деятельность , если ею занимаются не один год, конечно ведет к определенным особенностям.
Но альпинисты в основном имеют профессии и альпинизм как некое "увлечение". А это уже сплав двух разных направлений.



Со смертью не играют в подкидного дурака.
И это знает каждый, кто рискует жизнью.
Мы просчитали все свои шаги,
Но кто предвидит шаг последний.

Комментарии (23)

Всего: 23 комментария
  
#8 | Анатолий »» | 07.11.2012 18:18
  
2
О людях и зверях = свободное соло восходители

  
#9 | Анатолий »» | 07.11.2012 18:22
  
2
Просмотрев материал, теперь вы поймете, что Это что-то запредельное.
  
#10 | Анатолий »» | 07.11.2012 18:38
  
2
Анатолий Ферапонтов. Байки от столбистов - III

Десятого августа 1897 года упала со Второго столба, с одной из его северовосточных площадок красноярская гимназистка Мария Сарачева. За падением последовала скорая смерть. Мария стала первой жертвой на Столбах, и с тех пор этот ход называется Сарачевкой. Вторая жертва: 26.06.1926, падение с Сарачевской площадки и смерть Даши Маринкиной. (А. Яворский: "Столбы - Государственный заповедник, 1925 г.). Вот две девичьи смерти, а сколько всего душ отлетело на Столбах - один Бог ведает.

В пятнадцать лет я подружился на Столбах с парнем чуть постарше меня, Сашей и его девушкой Викой. То лето мы провели в окрестностях Такмака, неделями не спускались в город, питались чем ни попадя. Однажды я ушел домой на пару дней - помыться, продуктов подсобирать. Вечером следующего дня ко мне пришла рыдающая Вика: Саша упал почти с самой вершины Такмака. Он страховал какую-то московскую бабенку, та его и столкнула невзначай, от испуга.

Мир праху твоему, вечный друг мой Саша, со дня твоей гибели я стал задумываться о хрупкости грани между жизнью и смертью, стал взвешивать ту и другую на как бы вдруг отяжелевших ладонях.

И приучать себя к мысли о неизбежности кончины, - очень, скажу я вам, небесполезное занятие.

Что делать! - существует официальная статистика: среди всех видов спорта альпинизм - самый опасный. Столбизм, разумеется, отличается от альпинизма относительно небольшой высотой маршрутов, но скажите, какая разница: разбиться на уровне моря или на высоте в пять-семь тысяч метров?

Теплых был великим столбистом, и не найдется человека, который бы оспорил именно этот эпитет. Вот странно: Володя ведь пытался заниматься и спортивным скалолазанием, соревноваться на время и со страховкой, но у него не получалось ничегошеньки. Зато более хладнокровного мастера в свободном лазании Столбы до него не знали. Когда ему надоело открывать все новые и новые "хитрушки", он начал открывать новые ходы на вершины, а поскольку все они, в пределах разумного риска даже для лучших лазунов, были уже открыты, Володе ничего не оставалось, как переходить эти пределы. Или - устанавливать пределы более высокие, под себя. Вначале левее Колокола он прошел Пятна. Чуть позже - левее Пятен - еще более рискованную катушку, которая вскоре получила название Мясо: первый же шагнувший на нее с юношеской отвагой парнишка из компании "Абрек" разбился. Следы его падения - содранный черный лишайник - останутся навечно.

Однако Мясо теперь проходят другие столбисты. На XXI век Володя оставил Петлю Теплых на западной стене Второго столба. От Слоника хорошо видна почти вертикальная плита, выходящая на вершину - вот, по ней. Там не требуется какого-то сногсшибательного мастерства скалолаза. Требуется к обычному умению хорошо лазить еще и расчет, и хладнокровие на грани самоотречения. В арсенале Теплых были обычные калоши и канифоль, теперь у многих есть скальные туфли и специальная магнезия, но смельчаков на Петле пока не видно.


Погиб Володя в 1989 году, при обстоятельствах, для него ординарных. В правой расщелине Перьев был только один ход - Зверевский. Вечный изобретатель Теплых прошел его, не заходя далеко в расщелину; это был уже принципиально иной ход, и его назвали Широким Зверевским. Лазили там после и другие, для лазуна с определенным ростом - вполне нормально. В самой верхней части Володя делал эффектный трюк для публики: распирался между "перьями" скалы совершенно горизонтально, упираясь ногами в одну стену, а вытянутыми руками в другую. После убирал одну руку, вытягивал ее вдоль тела и, улыбаясь, поворачивался к восхищенным зрителям под их аплодисменты.

Вот из этой позиции он однажды и упал. День был будний, внизу сидел его друг, фотограф-профессионал, который сумел снять Володю в момент срыва и еще раз - в метре от земли. Рядом с ним были и малолетние Володины дети, на глазах у которых падал папа. Фотограф, Александр Купцов, сам классный лазун, поднялся к точке срыва и после рассказал, что всему виной могла стать каменная крошка, дресва, уже отлепившаяся от скалы, но еще не упавшая вниз. Володя Теплых стоял на ней. Скалы выиграли у него только один раз. И навсегда.

Володе посвящен фильм Александра Михайлова "Поклонение Столбам". В благость этой ленты вкраплен эпизод черно-белый, снятый, кажется, чехами: Теплых поднимается по "Широкому Зверевскому" на Перья, делает камере ручкой, и - тут же, в цвете, рыдающая, воздевающая руки вдова - над гробом.

Схоронили Володю честь по чести. Много народу было, иные друг с другом по десятку лет не виделись. Грустно пошутили: теперь только на похоронах будем встречаться. Но остались и некоторые проблемы: "Петля Теплых" на Втором столбе - ход для скалолазов будущего тысячелетия.

На мелодию песни Вертинского "Прощальный ужин" столбисты пели свою песню с таким припевом:

А смерть гуляет по Столбам
Голодная и злая,
В бездонных прячется щелях,
Кого-то поджидая.

А два года спустя столбисты хоронили Людмилу Звереву, которая тоже заслуживает эпитета великой столбистки, - да ведь и все, пожалуй, среди ныне живущих их уже и не осталось - великих, измельчал народ. В молодости Зверева была не только столбисткой, но и гимнасткой, прыгала с парашютом с крыла самолета - девчонка сорвиголова. Тот ход на Перьях и назван Зверевским оттого, что она первой из женщин прошла его еще в 1947 году. Постепенно вся ее старая во всех смыслах компания растаяла, перестала собираться на Столбах, а Людмила не просто ходила, но и лазила всегда, и не по самым простым ходам. Нас, мелюзги, сторонилась и, наверное, немного стеснялась. Мы же на нее глядели с восхищением, но ведь и тоже в приятели не лезли, понимали дистанцию. А потому - всегда одна. Так одна полезла на Второй столб Леушинским ходом и разбилась, упав с него. В возрасте 74 лет.

Есть в этом и мистический момент. Теплых разбился на Перьях, где ход имени Зверевой. Зверева разбилась на Втором столбе, где ход имени Теплых.

Пусть бы этими смертями Столбы и ограничились. Но люди бьются там каждый год от начала века. Алик Цедрик ушел из "Искровки" в пятницу вечером, и никто его не хватился: мало ли где он мог найти для себя компанию. Под вечер в воскресенье мы собрались было домой, да задержались на Хитром пне, лежали и лениво переругивались с милиционером и активистами из КОО (комсомольский оперативный отряд; ох, сколько эти ребятки крови столбистам попортили, хотя порой и биты бывали). И тут сверху бежит один из наших парней: Цедрика нашли. Почти двое суток тот пролежал на жаре под Митрой, куда полез ночью один и разбился. Ходили какие-то грибники, старик со старушкой, да на труп и набрели - ладно, хоть так. Распухшее лицо прикрыли травой, но жутко было смотреть и на все остальное: изломан весь, руки и ноги бесформенны, а по одежде ползали жирные белые черви. Одна из наших девочек - брык в обморок, пришлось приводить ее в чувство нашатырем. Еще жутче стало, когда санитары открыли заднюю дверь огромной черной машины: там уже лежал труп и отдельно - его нога. Какой-то студент, новичок на Столбах, со Второго упал. Тут наша слабонервная девочка снова - брык в обморок, едва и откачали.

Вот ведь закавыка: Алик ходил на Столбы ради общения, и на скалах мы видели его редко. Что за бзик погнал его ночью на Митру - одного? Там ведь с невысокой восточной стороны переходишь на западную и сразу оказываешься над пропастью. Сомневаюсь, чтобы он раньше хотя бы раз бывал на Митре, но, к несчастью своему, он знал, где начинается ход.

Самое жуткое падение? Не задумываюсь, говорю: московский турист со Второго столба, на западную сторону. Там немногим менее ста метров, вертикаль. Для сравнения: пятиэтажка - чуть меньше 15 метров.

Валяемся мы как-то мальчишником под Вторым столбом, угадывая, через час нам девочки суп сварят или через полтора, и вдруг кто-то изумленно орет: "Во! Кто-то рюкзак уронил!". Сверху и впрямь падало нечто, но видно было, как этот "рюкзак" растопырил руки. И вот он падает: падает... падает... Ну, не забыть мне этого противного "хрясь!" метрах в двадцати.

Теперь пора заметить: не родилась еще такая сволочь, которая оставила бы кого-то на Столбах без помощи, - если даже эта помощь уже и не нужна, в чем мы и убедились, подбежав. Какая там помощь! Я и описать не смогу, как выглядело его тело с черепом в форме блина. Однако мы - столбисты; что ж, на ком были штормовки, сняли, носилки сделали. Что удивительно - мы ведь совсем еще молоденькие были - никого не стошнило и никто не отказался сваливать всю эту массу на носилки. Да, но ведь нас ждет суп в Нарыме! Поскольку этому парню торопиться было уже некуда, в Нарым его и понесли, а уж пообедав - вниз, до турбазы.

А вот и последний случай. Август 1996 года кончается, со стайкой детишек мы возвращаемся с Перьев, где только закончился мемориал Теплых. Путь наш, ясно, лежит мимо Первого с Коммунаром, а под Коммунаром лежит разбившийся, весь переломанный пятнадцатилетний мальчик из Дивногорска. Ночью шел дождь, днем скала подсохла, но мох на ней цвел и сочился; сочилась же и вода из щелей. Что понесло парнишку на правые коммунарские откидки? Да из всех мастеров, что выступали в этот день на Перьях, едва бы нашлись двое-трое, согласившихся в тот день лезть сырыми откидками, и то - разве что на солидное пари. Следом шел его приятель, возрастом постарше, так он каким-то образом сумел спуститься вниз, но к упавшему подойти не решился, убежал вниз, к дороге. Там же рыдала и сестра погибшего, когда мы принесли его и ждали милицию со "скорой". Тут не безумство храбрых, а храбрость безумия.

Источник: Красноярские Столбы http://www.stolby.ru
  
#11 | Анатолий »» | 07.11.2012 18:48
  
2
Памяти Володи Теплых.


Поклонение камням - культовый фильм про Столбизм. Фильм снят в августе 1991г.











  
#12 | Анатолий »» | 07.11.2012 18:50
  
3
Конечно не хотелось бы заканчивать эту тему на этой трагической ноте. Но память должна жить!
И жизнь продолжается.

Йосемитские скалолазы




На пределе человеческих возможностей новое поколение скалолазов штурмует отвесную стену скалы Эль-Капитан в Йосемитском парке. На скорость. Без страховки.

Текст: Марк Дженкинс Фотографии: Джимми Чин
National Geographic, май 2011

16.08.2011

В самом сердце Йосемитской долины на высоте птичьего полета к гранитной стене прижался молодой человек. Кончиками пальцев он уцепился за крошечный каменный выступ. Под оглушительно громкий речитатив Эминема в плеере Алекс Хоннольд пытается сделать то, на что еще никто никогда не решался, – пройти маршрут по северо-западному склону Полукупола без страховки.

Любой уважающий себя скалолаз мечтает совершить паломничество в Йосемитскую долину и помериться силами со здешними гигантами.

От вершины его отделяет меньше трех десятков метров, но сейчас Алекс висит между жизнью и смертью. 2 часа 45 минут он не терял уверенности в себе, не терял предельной концентрации сил и мыслей. Если ты решился на восхождение фри соло, когда у тебя есть только сумка с порошкообразным мелом и специальные ботинки для альпинизма – никакой веревки, никакого снаряжения, ничего, что удержало бы тебя на скале, кроме сноровки и веры в себя, – сомнение становится опасным. Стоит пальцам Хоннольда ослабить хватку – стоит ему только допустить такую возможность, – как он тут же сорвется и разобьется насмерть. «Здесь нога не удержится, – говорит себе Хоннольд, глядя на скользкий выступ в скале. – Все, я пропал».

Первое восхождение на Полукупол в 1957 году заняло у Ройала Роббинса и его команды пять дней, притом что они пользовались веревкой и клиньями. В 1976 году скалолазы следующего поколения, Арт Хигби и Джим Эриксон из Колорадо, поднялись на Полукупол за 34 часа практически без всяких приспособлений – никаких клиньев, рассчитывать приходилось только на собственные руки и ноги, а веревки они приберегли на самый крайний случай, если кто-то вдруг сорвется. Если бы Хоннольду удалось дойти до вершины Полукупола фри соло, это подняло бы планку на невообразимую высоту.

Прижавшись к гранитной плите, Хоннольд пытается прийти в себя. Он осторожно натирает мелом руки, крепче упирается ногами в почти невидимые выступы скалы. И вот он снова в движении. Он заносит ногу и пробует ступней скользкий каменный бугорок. Удержаться можно. Его рука находит новую зацепку, и пальцы крепко-накрепко сжимаются на ней. Через несколько минут он уже на вершине.

«Я взял себя в руки, а что еще мне оставалось делать, – теперь, когда все уже позади, Алекс рассказывает об этом, заливаясь веселым мальчишеским смехом. – Я поставил ногу на эту ужасную опору и как будто вышел на свободу из той маленькой тюрьмы, где я целых пять минут стоял и не мог двинуться с места».

Весть о восхождении на Полукупол фри соло всего за 2 часа 50 минут стала настоящей сенсацией. Теплым осенним днем 2008 года чудаковатый 23-летний парень с окраин Сакраменто, который до сих пор играет с мамой в настольные игры, установил новый рекорд по скалолазанию в самой что ни на есть высшей лиге.


Вот она, магия йосемитских скал – здесь рождаются герои. Где бы ни была его первая родина, в Альпах или Андах, любой уважающий себя скалолаз мечтает совершить паломничество в Йосемитскую долину и помериться силами со здешними гигантами. Эль-Капитан – мерцающая каменная громада, по сравнению с которой 30-метровые желтые сосны у ее подножия кажутся игрушечными. Полукупол напоминает разрезанное пополам гранитное яблоко, отвесный северо-западный склон этой скалы бросает вызов самым дерзким скалолазам на свете. Подняться на эту вершину – все равно что пройти обряд посвящения.

Сам я впервые побывал в Йосемитской долине в 1970-х годах. Представьте себе голодного подростка, который добрался сюда автостопом из Вайоминга, прихватив с собой лишь 20 долларов и альпинистскую веревку. Я вырос на Высоких равнинах и уже испытал себя в Скалистых горах. Теперь я хотел убедиться, что готов к Йосемити. В самом конце пути судьба свела меня с семейством из Айовы. Они путешествовали вместе с тремя детьми и золотистым ретривером и на своем универсале подбросили меня до луга в тени Эль-Капитана. Почти полчаса я стоял с запрокинутой головой, абсолютно потрясенный.

Я остановился в Четвертом лагере – палаточном городке для скалолазов, знаменитом своими шумными пирушками. В те времена Четвертый лагерь являл собой яркое хипповое зрелище: джинсы клеш, разноцветные фенечки, рваные палатки и истертые спальные мешки. Сюда стекались патлатые бунтари, любители выпить и погулять, у которых было две страсти: свобода и горные вершины. Ясное дело, это было сущее наказание для смотрителей парка, с которыми палаточники не слишком церемонились.

Смотрители платили им той же монетой. Однажды ночью, после изнурительных попыток вскарабкаться на высокую стену, мы с друзьями приплелись обратно в лагерь и обнаружили, что наша палатка конфискована – разрешение оказалось просрочено. Той ночью мы спали в грязи и с тех пор устраивались на ночлег тайком, разворачивая спальные мешки в лесу, ночуя под звездным небом. Мы собирали алюминиевые консервные банки и сдавали их за деньги, питались арахисовым маслом, пили дешевое пиво и были самыми счастливыми людьми на свете.

Но я был всего лишь туристом, и очень скоро пришла пора возвращаться домой, в Вайоминг. Героями легенд Четвертого лагеря становились те, кто проводил здесь все лето, каждое лето, как короли бродяг, беспрестанно проверяя на прочность собственную выносливость и терпение смотрителей. И по сей день байки из Четвертого лагеря – гвоздь программы на посиделках у костра во всем мире. Однажды среди скал разбился самолет торговцев наркотиками, доверху набитый марихуаной и пачками денег. Парни из Четвертого лагеря, одетые в какое-то отрепье и поношенные сандалии, сновали по снегу туда-сюда и исчезали с добычей в неизвестном направлении. На какое-то время рыбные консервы сменились сочными стейками. Один скалолаз укатил из Йосемитского парка на раздолбанном DeSoto, а через десять дней вернулся на красном Lincoln Continental с откидным верхом.


Сегодня в лагере йосемитских скалолазов запросто можно повстречать не только патлатого грязнулю, но и солидного адвоката из Делавэра. Прогуливаясь утром по Четвертому лагерю, я различаю не меньше десятка языков – тут и чешский, и тайский, и китайский, и итальянский – и вижу самых разных людей. Прошли те времена, когда скалолазание было маргинальным видом спорта. Теперь это мейнстрим.

И если вначале сюда приезжали одни только мужчины, сейчас среди скалолазов почти половина – женщины. Эта желанная перемена отразилась в истории успеха Линн Хилл.

«Я стала наезжать в Четвертый лагерь, когда мне было пятнадцать, – рассказывает пятидесятилетняя Хилл. – Я была практически единственной девчонкой». Когда ей исполнилось 17, Хилл поднялась на Полукупол.

«Линни – настоящее чудо природы, – говорит скалолаз Джон Лонг. – Это самый сильный, самый упорный и самый способный скалолаз из всех, кого я встречал».

Отточив мастерство на Йосемитских скалах, Хилл перешла на более серьезные маршруты и выиграла в Европе десятки соревнований. А в 1994 году, в свои 33, она снова вернулась в Йосемити, чтобы осуществить дерзкий план – свободное восхождение по Носу Эль-Капитана за один день. Нос, трасса на склоне Эль-Капа длиной 889 метров, наверное, самый знаменитый маршрут во всем мире. Чтобы его пройти, приходится до боли выкручивать кисти и стопы, ввинчивать пальцы в вертикальные щели в скале.

В 1975 году Лонг в сопровождении Джима Бридвелла и Билли Вестбэя совершил первый однодневный подъем по маршруту Нос, хотя его команда пользовалась страховкой при прохождении Великого Свода – коварного выступа, который подстерегает скалолазов, уже преодолевших две трети пути.

Хилл задумала подняться на Великий Свод свободным лазанием. Повиснув вниз головой, она нащупывала пальцами рук малейшие зацепки, а ногами скользила по гладкой поверх-ности скалы. Проделывая, по ее собственному выражению, «танцевальные па в стиле тай-ши» и кончиками пальцев перенося вес тела то на одну, то на другую сторону, она в конце концов сумела залезть на «крышу». На то, чтобы взобраться на вершину Эль-Капитана, ей хватило 23 часов.

Независимо от своих способностей каждый скалолаз привозит с собой в Йосемитский парк мечту – маршрут, который он жаждет преодолеть. Когда я оказался здесь впервые, моей мечтой был Штек-Салатэ, идущий по скале Часовой, – при его прохождении нужно втискивать все тело в широкую расщелину. Но, увы – «стена» была слишком высокой, а мы с моим партнером – слишком неопытными. На полпути к вершине мы позорно сдались.


Теперь, 30 лет спустя, за компанию со мной вызывается покорять маршрут Дин Поттер. Он один из последних длинноволосых бунтарей.

В свои 38 лет Поттер привык выкладываться по полной, но у него свои правила. Мне нельзя брать с собой ни еду, ни воду, ни рюкзак, ни плащ-дождевик. Даже шлем и тот нельзя. «Только так мы сможем двигаться быстро», – объясняет Дин. Чтобы не тащить с собой лишнюю тяжесть, Поттер идет босиком. У подножия, с великим трудом натянув тесные альпинистские ботинки, мы обвязываемся веревками и начинаем карабкаться вверх по трассе длиной 457 метров. Мы просовываем руки в расщелины, протискиваемся сквозь узкие каменные тоннели, ловко взбираемся по выступам в скале, словно по ступенькам лестницы. Не проходит и четырех часов, как мы уже на вершине. У меня такое чувство, будто мы взлетели сюда на крыльях – но, оказывается, Поттер часто проходит этот маршрут фри соло всего за час.

Суперскалолазы нового поколения сделали ставку на скорость. Большинство маршрутов уже изведано, к тому же снаряжение и техника подъема шагнули далеко вперед. Поэтому скалолаз перестал быть следопытом, и сегодня главный показатель его мастерства – именно скорость. Первое восхождение по маршруту Нос совершил озорной бунтарь Уоррен Хардинг. Это была настоящая осада, которая длилась в общей сложности 47 дней, да еще и растянулась на целых полтора года. Сегодня самые медлительные поднимаются за три-пять дней, ночуя в крошечных палатках-раскладушках, подвешенных прямо на скалах. Те, кто пошустрее, проходят маршрут за один день. Невероятный рекорд прохождения Носа – 2 часа 36 минут и 45 секунд – установили в ноябре прошлого года Поттер и Шон «Стэнли» Лири.

В 1970-е годы скалолазание было не только видом спорта, но и приключением. Сегодня оно превратилось в «вертикальную гимнастику». Первоклассные скалолазы стали дисциплинированными спортсменами, которые неустанно тренируются, доводя свою технику до совершенства. Заточенные на успех, они буквально помешаны на своем весе, никто не курит и почти никто не пьет, в почете только здоровая пища, такая как рис с овощами или домашние пироги с яблоками. В полночь типичный современный скалолаз видит уже десятый сон, ведь наутро его обязательно ждет какой-нибудь «проект».

34-летний швейцарец Ули Штек – один из самых знаменитых скалолазов современности. Чтобы поддерживать форму, Штек пробегает по вертикальной трассе 350 метров в день. Установив скоростные рекорды на северных склонах трех знаменитых альпийских вершин: Айгер (2:48), Маттерхорн (1:56) и Гран Жорасс (2:21), – Штек приехал в Йосемитский природный заповедник отточить мастерство в гранитных расщелинах. В прошлом году они с Хоннольдом взобрались на Эль-Кап за 3 часа 50 минут. Теперь он мечтает о скоростном лазании в Гималаях. «Еще никто не проходил маршрут на высоту 8000 метров в альпийском стиле, – говорит он, имея в виду быстрый подъем налегке. – Это и есть моя миссия».


В отличие от европейских профессионалов вроде Штека, которые не страдают от недостатка богатых спонсоров, большинство американских скалолазов едва сводят концы с концами. Многие могут позволить себе лишь ночевку в фургоне и рис с фасолью на обед. Именно так живут Кейт Рутерфорд и Мадлен Соркин – первые в мире женщины, которые вместе совершили свободное восхождение на Полукупол. Томми Колдуэлл, один из лучших «свободных скалолазов» Америки (он занимается профессионально с 16 лет), приезжая в Йосемити, тоже ночует в фургоне.

Но они все равно сюда возвращаются.С 2007 года Колдуэлл готовится пройти свободным лазанием новый маршрут возле Мескалито на Эль-Капе – это будет едва ли не самый сложный в мире подъем в свободном стиле.

Если ты идешь фри соло, у тебя нет права на ошибку. Дин Поттер говорит об этом прямо: «Дал промашку – тебе конец».

«Я всю жизнь лазаю по горам, – рассказывает он. – Первое снаряжение у меня появилось в три года». Отец Колдуэлла был проводником в горах. Обычно дети наблюдают, как их отцы играют в мяч, а Томми помнит другое: ребенком он лежал на лугу и смотрел, как отец поднимается на Эль-Кап.

«Йосемити притягивает как магнит, – говорит Колдуэлл. – У меня дух захватывает всякий раз, как я приезжаю и вижу эти стены».

Каждый год Йосемитский парк посещают около четырех миллионов человек, из которых лишь несколько тысяч занимаются скалолазанием. Но именно они до сих пор остаются душой и сердцем долины. «Первый раз я попал сюда десятиклассником и домой уже больше не вернулся, – вспоминает 53-летний Рон Каук. – Это место, Йосемити, стало моим университетом. Если ты возьмешь его в наставники, оно может преподать много уроков». И это не просто слова – Каук придумал программу Sacred Rok, чтобы дети из неблагополучных семей могли приезжать в Йосемити и учиться мыслить независимо и слушать свое сердце. «Когда на высоте трехсот метров над землей ты передаешь другому человеку в команде бутылку с водой, – говорит Каук, – вы оба в ответе за то, чтобы она не упала».

Маршруты, которые проложил Каук, входят в число самых сложных в долине Йосемити. Каук почти всегда поднимается с веревкой – возможно, поэтому он сумел избежать участи тех 83 скалолазов, что погибли здесь с 1955 года. Если ты идешь фри соло, у тебя нет права на ошибку. Дин Поттер говорит об этом прямо: «Дал промашку – тебе конец». Но, несмотря на это, Алекс Хоннольд утверждает, что йосемитские скалолазы еще не исчерпали всех возможностей свободного одиночного лазания. Помимо Полукупола в Йосемитском парке есть много других маршрутов, но в стиле фри соло их еще никто не проходил. Рано или поздно какой-нибудь искатель приключений – может быть, сам Хоннольд – замахнется и на них.

Безумный риск всех паломников Йосемити оправдан не только страстью к покорению вершин. Здесь есть нечто большее. Все, кто приезжает сюда, знают, что эти «стены» гораздо больше, чем просто горы. Это гигантские зеркала, которые без прикрас отражают истинное лицо каждого скалолаза.


Источник: http://www.nat-geo.ru
  
#13 | Анатолий »» | 07.11.2012 19:01
  
2
Опасный альпинизм

  
#14 | Анатолий »» | 07.11.2012 19:29
  
3
Некоторые бейсджамперы тоже поднимаются без страховки на скалы, чтобы совершить свой прыжок.






А вот это тренировка Dean Potter




Dean Potter - Yosemite




what is free basing. with Dean Potter

Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU