Произошло нападение на лагерь экспедиций под Нанга-Парбат. Убито 11 человек.


Вчера , в субботу 22 июня было совершено нападение боевиков на базовый лагерь под Нанга-Парбат.
Убито 11 человек.
Сейчас идут противоречивые сведения, но по имеющейся информации на данный момент убито 5 украинских альпиниста, 3 китайских альпиниста, а также один пакистанец.

Все экспедиции свернуты!

Пока неизвестны имена погибших, кроме одного. Это из украинской экспедиции.
Убит Игорь Свергун.

Комментарии (120)

Всего: 120 комментариев
#78 | Андрей Бузик »» | 28.06.2013 06:14
  
2
Сергей Бершов - Такое горькое прощание.

Памяти безвременно погибших 23 июня 2013 года в Пакистане от рук террористов харьковских восходителей Игоря Свергуна, Бадави Кашаева и Дмитрия Коняева

Сергей Бершов, заслуженный мастер спорта, почетный гражданин Харькова
Сообщений из-под Нанга-Парбат мы ждали каждый день, но связь работала не ахти, да и некогда было ребятам – шла рутинная экспедиционная работа: обработка маршрута, установка лагерей. Нанга-Парбат – серьезная гора, хоть и «невысокая» – 8.125 м. Зато третья среди восьмитысячников по количеству несчастных случаев. С нее, если вспомнить, в 1895 году начался штурм вершин-восьмитысячников, начался трагически – англичанин Маммори и его спутники-шерпы с восхождения не вернулись. Трагедии продолжались, и когда немецкие, австрийские альпинисты поставили целью взойти на Нанга-Парбат. 1934-й год – погибли 9 человек, 1938-й – 16. «Кровавая Нанга-Парбат», «гора ужасов»о – так ее называли. Но те ужасы, трагедии, жертвы были следствием козней стихии: лавин, камнепадов, и, возможно, недостаточного высотного опыта. По-настоящему кровавым, действительно горой ужасов Нанга-Парбат стал ночью 23 июня.

Хотя причем здесь гора? Она ни в чем не виновата. Она, как и все горы, предлагает восходителям только честную борьбу. Вот мои ледники, стены, взлеты, кулуары. Вот грозы, лавины, ураганные ветры. Преодолейте все, докажите, что достойны меня!

Горы всегда были территорией свободы, чистых и добрых отношений. Туда убегали «от обид и от тоски» суетной равнины: зарядиться положительными эмоциями, привести в порядок душу и мысли. Не хочу утверждать, что мир перевернулся, но симптомы все более очевидны.
Трагедия под Нанга-Парбат – один из таких тревожных звонков: мир, опомнись! Наших ребят расстреляли в горах. А когда людей взрывают или расстреливают в городах, разве это не так же низко и подло? Кому мстят?

За пару дней до трагедии Игорь писал: «Настроение и самочувствие у всех отличное. Дело за погодой». Он предвкушал: «Впереди еще месяц работы…». А счет уже шел на часы, и погода не имела никакого значения… Он думал о перилах ко второму лагерю, а двенадцать (или сколько их там было) грязных отморозков уже готовили свои автоматы для расстрела. Они пробрались в лагерь ночью, вытащили из спальников сонных, безоружных, ничего не понимающих людей… Наверное, ребятам весь этот ужас показался страшным сном. Но ночной кошмар был реальным. Прогремели выстрелы. Десять человек: украинцы, словаки, китайцы, литовец, американец, пакистанец, непалец, – уснули навек.

Террористы не впервые используют спортсменов в качестве удобной мишени. Спорт популярен в мире, достижения атлетов восхищают, они всегда в центре внимания. Боевикам только это и нужно – заставить мир содрогнуться. Так было в Мюнхене в сентябре 1972-го. Двери штаб-квартиры олимпийской сборной Израиля были не заперты, когда туда в половине пятого утра ворвались палестинские боевики. Террористы убили тогда 11 человек.

Так было в апреле нынешнего года в американском Бостоне, когда на финише марафонского забега прогремели взрывы. Трое погибших, 250 раненых – таков итог.
Так было и 23 июня в Пакистане. Когда пришли первые сообщения, очень расплывчатые, неконкретные, мы встревожились. Следующая информация с указанием места: район Нанга-Парбата, – взволновала еще сильнее: только бы не это! Тем более, что прозвучала цифра – десять убитых. А у нас как раз десять человек в экспедиции. Могло же и так быть – одни с маршрута пришли, другие еще не вышли, все вместе обсуждают дальнейшие действия. И все ночуют в лагере. Могли вдесятером попасть в ту дикую бойню. Хоть этого не случилось! Но когда пришло сообщение с фамилиями, это словами не передать.

С Игорем Свергуном мы 23 года (!) были связкой. Альпинистам не надо объяснять, насколько люди срастаются душами, постоянно доверяя друг другу собственную жизнь на восхождениях. Знал его еще студентом, подающим надежды альпинистом. Свергун тогда уже начал участвовать в чемпионатах СССР. В паре с Виктором Голощаповым они очень хорошо о себе заявили в снежно-ледовом классе. Ну а потом, когда я его пригласил отбираться в сборную профсоюзов – перед восхождением на восьмитысячник Лхоцзе, уже поближе познакомились. Он как кандидат принимал участие, я как тренер. В Крыму тренировались и у нас в Харькове – общефизическая подготовка, специальная техническая. Приезжали на Кавказ до начала общих сборов, акклиматизировались, проводили забеги на склонах Эльбруса. Имея опыт отборов в две советские гималайские экспедиции на Эверест и Канченджангу, я готовил ребят по той же системе. Игорь Свергун, Гена Копейка, Витя Пастух, Леша Макаров успешно прошли все суровые отборочные тесты. Никто им не подыгрывал – я просто поделился системой подготовки. Вот там мы с Игорем и познакомились по-настоящему. Чем он выделялся? Ну, во-первых, был самый молодой – 24 года. Как и я когда-то, параллельно занимался альпинизмом и скалолазанием, а это всегда дает фору на восхождениях. Выделялся своей целеустремленностью. А еще он играл на гитаре, знал много прекрасных песен – альпинистсикх, бардовских, народных. А гитарист всегда душа компании.

В альпинизм Игорь пришел из туризма, которым увлекся еще школьником. У него был великолепный наставник – учитель физкультуры Георгий Куприянович Кардаш, о котором он всегда говорил с большим теплом и благодарностью. Первые походы, любовь к путешествиям, к горам – все это от Георгия Куприяновича. Характера парню было не занимать, хотелось быть первым, добиваться большего. Когда мы уже стали связкой (а на бивуаке, в палатке о чем только напарники ни говорят), обнаружили, что мотивация к занятиям альпинизмом у нас была совершенно одинаковая: «Мне это нравится, хочу подниматься на самые высокие и красивые горы»!

Об Игоре я много и с удовольствием рассказываю в своей книге «Южная стена Лхоцзе». Кстати, прохождением этой стены ХХI века (а прошли мы ее в 1991-м) Игорь очень гордился, всегда с нее начинал список своих альпинистских достижений. Вспоминаю эпизод, который, по-моему, исчерпывающе характеризует моего друга как Альпиниста и Человека с большой буквы. В 1992 году Игорь участвовал (без меня) в организованной Михаилом Туркевичем украинской экспедиции на Эверест. Команда сильная, но не в лучшей форме. Из-за финансовых проблем не смогли провести даже акклиматизационный сбор на Эльбрусе. Из всех участников к подъему по Юго-Западной стене был подготовлен только Свергун. Мы с ним накануне экспедиции много ходили на Кавказе, потом поднимались на пик Победы на Тянь-Шане, Монблан в Альпах. «Ты не только можешь, ты обязан взойти!», – напутствовал я друга, провожая в Гималаи. Но в решающий момент рядом не оказалось партнера, с которым он мог подняться на Гору.

Вместе с харьковчанином Витей Пастухом и Володей Гончаром из Донецка они с отметки 8.400м предприняли попытку подняться на вершину. Увы, сказалась недостаточная акклиматизация. Виктор подморозил ноги, у Володи начиналась пневмония. Ребята ушли вниз. А Игорь решил переночевать в найденной ими палатке (там оказался баллон с кислородом), чтобы назавтра попробовать взойти. Вот как он сам об этом вспоминал: «Закутался в спальный мешок, открыл кислород без маски, просто так, самотеком. И под легкое шипение кислорода уснул. Как позже выяснилось, проспал почти 20 часов. Солнце находилось в зените, надо было решать, куда идти. Конечно, вверх. Ведь экспедиция должна была вот-вот закончиться, и еще одной возможности побывать на Эвересте мне, скорее всего, уже не представилось бы. Дошел до Южной вершины. Под ней уткнулся в снежный карниз с выносом до двух метров. Я знал, что до Главной минут сорок ходу. К тому же с нее свисали оставленные кем-то веревки. Но мне не хватило каких-то десяти метров. Пришлось траверсировать склон в сторону Главной вершины, и уже в темноте я уткнулся в такое место, откуда не смог двинуться ни вверх, ни вниз, ни в стороны. В какой-то момент просто стало страшно: я один, в темноте, без страховки. Координация нарушилась, я не мог определить крутизну склона. Но все же кое-как вытоптал площадку и стал дожидаться рассвета…» Но еще до восхода солнца он нашел свои следы, дошел по ним до палатки, а утром повернул вниз. А в базовом лагере решили, что он поднялся на Главную. С трибуны Верховной Рады на всю Украину торжественно объявили, что харьковчанин Свергун взошел на Эверест. Игорь пришел в лагерь и сказал: «Нет, я на Главной вершине не был». Джентльмен! Ему говорят: «Ну кто тебя за язык тянул? Сказал бы, что был!». Игорь в ответ: «Но я же там не был!».
Мы поднялись на Эверест вместе, в 2005-м. Могли побывать раньше, в 1999-м. Но тогда случилась трагедия, погиб Вася Копытко, а Володя Горбач остался жив только благодаря самоотверженности Игоря Свергуна, Коли Горюнова, Сергея Ковалева, всех наших ребят, шерпов и альпинистов из разных стран, боровшихся на горе за его жизнь.

Говорили: «Свергун – везунчик». Действительно, из таких переделок выбирался! На Эвересте в 1992-м. На Хидден-пике в 2007, когда мы долго ждали погоды, наконец дождались и тут, в 150 метрах от вершины сорвался чешский альпинист и чудом не сорвал Игоря. Я, выйдя из-за перегиба, вижу, как чех катится на километр вниз по склону и улетает по кулуару. Люди – а на горе народу хватало, было несколько экспедиций из разных стран, проводили его глазами, и пошли своей дорогой к вершине. Два чеха, его друзья, говорят: мы – вниз. Мы со Свергуном переглянулись и тоже повернули. Что здесь долго размышлять? Если парень жив, понадобится наша помощь. Чехи вдвоем ничего не сделают… Когда спустились, тот был уже неживой. О том, что Игорь мог оказаться с ним рядом, не говорили. Размышляли: идти снова на гору или нет. Мы же акклиматизированные, форма – лучше не бывает. Палатки, снаряжение – все на горе. Но решили не искушать судьбу. Мы для таких случаев вывели формулу: «Горы стояли и будут стоять, и мы к ним еще вернемся». Умение вовремя повернуть – это настоящий профессионализм.

Игорь поставил перед собой цель: стать высококлассным, успешным, востребованным горным гидом – и стал. Выучил английский, закончил магистратуру Харьковской академии физкультуры по специальности «Олимпийский и профессиональный спорт». Не мог без гор, без путешествий. Любил это. Он, как и я, не работал, а занимался любимым делом. Очень профессионально, вдумчиво, делая упор на безопасность. Сколько раз на том же Эльбрусе мы поворачивали клиентов вниз, не сговариваясь, понимая друг друга с полувзгляда. Ничего удивительного. Когда 23 года ходишь в связке, решения принимаются одинаковые без всяких слов. Так же, как мы давно обходились без слов, страхуя друг друга. Ты просто уверен – надежнее не бывает.

Внизу, в Харькове каждого брали в плен семьи, друзья, дела. Может в последнее время не так часто общались, как раньше, но если неделю не видимся, не слышим друг друга – уже что-то не то. Игорь смеялся: «Елки-палки, в горах месяцами из одной миски едим, в одной палатке спим, а домой вернулись – и будто в разных городах». Ничего удивительного, мы принадлежали к разным поколениям, у каждого свой круг общения, интересы, заботы. Но в горах возрастная граница исчезала.

Вообще это так важно и значимо, когда есть человек, с которым ты ходишь и будешь ходить в горы. На которого всегда можно положиться. Если этот человек уходит, образуется такая брешь, такая пустота...

Диму Коняева и Бадави Кашаева я знал, конечно, меньше. С Бадави познакомился несколько лет назад. Он приходил тренироваться – просто для себя, чтобы в форме быть – на базе нашей кафедры в Академии физкультуры. Бегал, «качался», потом шел в баньку. Как-то попросил одного из работников кафедры познакомить с Бершовым. Познакомились и Бадави сказал: «Хочу заниматься альпинизмом». Ему было тогда лет сорок девять, но он очень целеустремленно начал заниматься. Со мной на Кавказ в первый раз не смог поехать, отправился с Игорем. Не слишком удачно, на Эльбрус не получилось подняться. Но это Бадави не оттолкнуло, он очень серьезно продолжал заниматься альпинизмом. Как я понял, он ко всему в жизни относился основательно. Такой подход всегда дает свои результаты. В альпинизме тоже очень быстро появились успехи. Он занимался с опытными инструкторами, выезжал с ними в Крым. Физическую подготовку подтягивал, техническую. С Игорем ездил в Гималаи, в Америку, на Памир, Тянь-Шань. Понимался на семитысячники: пик Коммунизма, пик Корженевской, Хан-Тенгри…Его друг, которому здоровье не позволяет выезжать в горы, говорит, что Бадави и его «влюбил» в горы. Он ими просто жил. Мы с Бадави поднимались на Эльбрус, ходили вокруг Кайлаша в Тибете. Месяц назад вернулись из Непала, где были на Айленд-пике, Амадабламе. Он очень серьезно готовился к восхождению на Нанга-Парбат. Хотя был зимой на Эльбрусе, поехал еще в Гималаи, чтобы как следует акклиматизироваться перед восьмитысячником. Консультировался по многим вопросам с Игорем, со мной. Очень правильно и серьезно подходил ко всему – был настоящим альпинистом.

Дима Коняев тоже пришел в альпинизм уже состоявшимся человеком. До этого были путешествия в разные интересные точки нашей планеты – в Альпы, в Америку. А потом мой крестник Сережа Антипов нас познакомил. Дима поднимался с нами на Эльбрус, ездил с Игорем в Гималаи, в Южную Америку…Очень интересный, глубокий, разносторонний человек.

Не могу поверить, что провожая в начале июня ребят в Пакистан, прощался с ними навсегда. Хоть мы с Игорем и напарники, но не всегда путешествовали вместе. То его что-то не пускало, то меня. Например, на Нанга-Парбат я не поехал, потому что экспедиция дорогостоящая. Я был на этой горе 16 лет назад, не захотел обивать пороги спонсоров ради вершины, на которую уже поднимался. Мы прощались очень буднично. Как сотни раз до того. Я пожелал горЫ, сказал традиционное: «Будьте осторожны». Тут ведь говори-не говори. Но я в Игоре был уверен. Голова на плечах есть, умение вовремя уйти в случае серьезной опасности проверено годами восхождений. Это умение передано нам старшими товарищами, оно всегда работает в горах. Вернее, работало. До 23 июня.

Сыну Игоря, Егору Свергуну 26 июня исполнилось тринадцать. Сыну Димы Коняева два годика, дочери – семь. Сыну Бадави Артуру – двадцать шесть. Кто ответит за то, что они остались без отцов? Матери потеряли сыновей? Жены стали вдовами?
Я снова и снова пытаюсь представить ту страшную ночь. Что они чувствовали, стоя, безоружные, под дулами безумных талибов? И – не могу!
Нет и не может быть оправдания терроризму. Никакие «высокие» цели не могут оправдать подлость, жестокость, фанатизм!

Прощайте, ребята. Прощай, Игорь, мой надежный напарник, верный друг. Харьков, Украина, альпинисты – помните! Мир – опомнись!

Источник:http://alpclub.com.ua/node/4127
  
#79 | Анатолий »» | 28.06.2013 20:37
  
2
Фото сделанные в Аэропорту города Харькова, по прибытию самолета ВВС из Пакистана с телами погибших альпинистов.






Фотоматериалы :
  
#80 | Анатолий »» | 28.06.2013 21:15 | ответ на: #78 ( Андрей Бузик ) »»
  
1
Большое Спасибо Андрей вам за информацию, которую вы ставите, вы мне очень помогаете!
Информации очень много, но и однообразная и противоречивая (то власти Пакистана запретили в этом сезоне делать восхождения, то теперь вроде восхождения продолжаются) Может это связано с тем что они сами ничего толком не знают и не решают.
Пакистан восточная страна. Большой Базар одним словом.
#81 | Андрей Бузик »» | 29.06.2013 08:28 | ответ на: #80 ( Анатолий ) »»
  
1
Да Анатолий, экспедиции продолжаются, правды в основном в районе Каракорума. Я только что закончил переводить сообщение с сайта Еxplorersweb.com, но поместил в другой теме.
"После нападения на базовый лагерь Нанга Парбат, были опасения, что инцидент может помешать всем текущим и предстоящим летним экспедициям в Пакистан. Однако наряду с решительным осуждением нападения, некоторые альпинисты готовы продолжить восхождения в Пакистане, особенно в районе Каракорума. На данный момент, сообщает Еxplorersweb.com, похоже, что большинство экспедиций на Каракорум продвигаются вперед в соответствии с планом, за исключением некоторых задержек, связанных с логистикой и бюрократическими проволочками". Полностью прочитать можно здесь.
Я тоже считаю, что это ненужный риск, но тем не менее...
  
#82 | Peter Babinec »» | 29.06.2013 08:50
  
3
Словацкиe альпинисты будут иметь государственные похороны. Петeр Шперка будет иметь похорон 2 июля и Антон Добeш будет иметь похорон 3 июля. Петeру было последнее желание. Его прах будет посыпать на самую высокую гору в Словакии Герлах. Парадокс заключается в том, что дочь Петeра является мусульманином. Она приняла ислам. Онa живет в Австрии с афганцoм. Ее семья не хочет отпустить на похороны. Онa хочет, чтобы понять все, упакованная в качестве мусульманина. Об этом писали газеты. Уже сейчас, пишет газета, что она не будет обернута как мусульманин. В противном случае не позволили бы на похороны. Петeру было четыре дочери, два брака, и теперь жил с полькой. Антону было две дочери. Пeтер Шперкa был горный гид и член горноспасательной службы. Oн спасал жизнь в Высоких Татрах. Веб-сайт Пeтерa Шперку www.petersperka.sk. Первоначально должен был быть объявлен национальный траур. Это не будет. Антон Добeш родился в деревне Uhrovec где родился лидер Пражской весны Александр Дубчек. На сайте www.uhrovec.sk объявление о смерти Антона Добeшa. Почтить память невинные одиннадцать альпинистов!!! Прощайте друзья!!! Почитай память!!! Мы никогда не забудем!!!
#83 | Андрей Бузик »» | 29.06.2013 09:20
  
4
Об убийстве альпинистов в базовом лагере Нанга Парбат

Сергей Бойко http://navostok.net/diamir-massacre/

Терпеть не могу писать на подобные темы, но стоит расставить некоторые точки над i ввиду того, что эта резня отчасти затронула меня (ее чудом избежал мой друг из местных) и ввиду того, что отечественные СМИ, как водится, гоняются за жареными фактами и даже не удосуживаются определить, например, точное место преступления, не говоря уже о том, что приплетают к атаке афганских талибов.

Очевидно, почему так происходит: редакторы, пишущие новости (говорю, исходя в том числе из своего достаточно богатого опыта), ограничены как во времени – нужно быстрее писать, иначе в рейтинг «Яндекса» не попадешь, так и в желании разобраться в ситуации.

Кстати, тот факт, что большинство наших СМИ, простите, дрочат на рейтинг, за последние годы привел к катастрофическому падению качества новостей, потому как в топ «Яндекса» можно попасть, постоянно переписывая одну и ту же информацию на одну и ту же тему, чем СМИ и занимаются. Сюда же относится написание материалов специально под «Яндекс». Сюда же и скорость, с которой надо написать текст, и которую требуют от редакторов. Качество информации в этой ситуации фактически не имеет значения, налицо воспроизводство пустого шума, и это выгодно и тем, кто рейтингует, и тем, кто рейтингом пользуется, иначе бы новостной топ «Яндекса» давно бы прикрыли, как это случилось с рейтингом этого же поисковика по блогам.

Но я отвлекся от темы.

Перво-наперво о месте, где были убиты альпинисты. Российские СМИ сообщают о так называемых Fairy Meadows – сказочных полянах, в районе которых, как правило, располагается один из базовых лагерей для восхождения на Нанга Парбат. Это неверно. У Нанга Парбат три основных склона, по которым восходят альпинисты. Это Рупальский склон (южная сторона восьмитысячника) – самая высокая стена в мире – более 4 километров в высоту; это Ракиотский склон, обращенный на север, рядом с ним располагается как раз Fairy Meadows; наконец это Диамирский склон, обращенный на северо-запад. Именно в базовом лагере последнего и произошли убийства.
Нижняя зеленая точка – базлаг склона Рупал, верхняя – базлаг склона Ракиот, красная – базлаг Диамирского склона
Фрагмент Рупальского склона – самой высокой стены в мире
Ракиотский склон Нанга Парбат
А это фото Диамирского склона я сделал в октябре 2010 года. В эту долину пришли убийцы и по ней же они должны были уйти

Во-вторых, стоит объяснить хотя бы вкратце, чем горы отличаются от ровной местности, потому что большинство людей, живущих на равнине, себе этого не представляют, и отсюда в новостях афганские талибы ухитряются застрелить альпинистов в Северном Пакистане и скрыться (видимо, у них, как у ангелов, есть крылья). Высокогорные области недаром быстро приучают путешественника мерить расстояние не километрами, а часами пути. Потому что километры не имеют никакого значения. В горах расстояние от точки до точки по прямой может быть 50 километров, но с учетом рельефа местности путь может занять, например, неделю (и это будет весьма тяжелый горный поход, а не загородная прогулка), хотя на равнине такое расстояние здоровый человек пройдет за день.

Местность, где были убиты альпинисты, находится более чем в 260 километрах от границы с Афганистаном, это, повторюсь, горная местность, и афганские талибы не то что были бы круглыми идиотами, делая вылазки вглубь другого государства на такие расстояния, они бы просто устали. Точно так же афганские талибы не в состоянии были бы раздобыть форму гилгитских скаутов, в которую были переодеты убийцы (гилгитские скауты – местная военизированная полиция).

Именно поэтому группы альпинистов, находящиеся в горах пакистанского Каракорума, отказались эвакуироваться после инцидента возле Нанга Парбат, что дало повод нашим СМИ заниматься различными спекуляциями на эту тему (вновь невежество и рейтинг) – потому что альпинисты знают на собственном опыте о том, что говорилось в абзаце, начинающемся с «во-вторых». Кроме того, альпинисты знают разницу между пакистанским Каракорумом и пакистанскими же Гималаями. Это две разные горные системы, а Нанга Парбат – это гималайский восьмитысячник.
Вид на горы Каракорума от Нанга Парбат

В-третьих, о терминах. Невежественные СМИ знают слово «талиб» и называют так едва ли не всех террористов в афгано-пакистанском регионе, чем вводят в заблуждение читателей. Этому в какой-то степени способствует самоназвание различных группировок, в титулах которых есть слово «талиб». Однако, к примеру, существуют Арабские Эмираты, в Бухаре (Узбекистан) раньше тоже был эмират со своим правителем – эмиром, в Чечне различные сепаратистские группировки не так давно заявляли о создании местного имарата (эмирата). Слово одно и то же, но, как говорится, почувствуйте разницу.

В-четвертых, и это подтвердит любой горный проводник, теракт в таких горах и на таких высотах требует очень хорошего знания местности, достаточно сказать, что из базового лагеря, где произошли убийства, уйти можно фактически только по двум-трем ущельям – во всех остальных случаях надо быть альпинистом, либо – см. выше – иметь крылья.

Форма гилгитских скаутов у убийц и прекрасное знание местности говорят о том, что к убийствам, скорее всего, причастны местные, однако здесь есть «в-пятых», «в-шестых» и «в-седьмых».

«В-пятых» заключается в том, что Гилгит-Балтистан – очень бедный регион, который частично, видимо, выживает за счет правительственных дотаций, однако основную долю прибыли местным дает туризм, альпинизм и торговля с Китаем, в который жителям региона разрешено въезжать без виз. После начала американского вторжения в Афганистан количество туристов в Гилгит-Балтистане резко сократилось – вновь спасибо СМИ, и местные трясутся над каждым туристом и альпинистом, а на китайцев вообще молятся, потому что те и деньги в регион вкладывают (одна постройка и реконструкция Каракорумского шоссе чего стоит), и дешевыми товарами снабжают, и торговать дают.
Протесты местных жителей и работников туристической отрасли против убийства альпинистов. Кстати, двух людей на фото я знаю лично

Поэтому причастность местных жителей к убийству альпинистов, среди которых три известных китайских восходителя более чем странна. Да и подобраться к базлагу по местным ущельям можно лишь либо при попустительстве жителей окрестных деревень, либо надо очень хорошо знать местность, чтобы обойти не только деревни, но и, например, времянки пастухов.

«В-шестых» – это сугубо личный аргумент, однако я его тоже приведу. В Гилгит-Балтистане я был дважды (и хочу попасть туда еще, и не раз). Более дружелюбных людей и более хорошего отношения к себе даже в тех районах, где преобладают мусульмане-сунниты, найти трудно. У меня почти постоянно было чувство, что для всех здесь я дорогой и желанный гость, и гостеприимство столь искреннее, что порою даже неловко становилось.

В-седьмых, это самый (к сожалению, да недавнего времени) спокойный регион Пакистана. Здесь даже, насколько помню, тюрем нет, потому что почти нет преступности. Сказанное справедливо не только по отношению иностранцам, но и по отношению к местным. Малое число убийств иностранцев (вроде за несколько десятков лет было несколько таких случаев) относятся к банальному грабежу, чего в избытке в любом тихом и уютном московском дворике, и подобные инциденты в расчет принимать не стоит.

***

При прочтении вариаций на тему, которые выдают наши СМИ относительно случившегося, просто диву даешься – кто в лес, кто про дрова. Кто про афганских талибов, а ИТАР-ТАСС вон вообще начало приплетать к ситуации создание газопровода Иран-Пакистан, ссылаясь на непонятных аналитиков.

То что ситуация вокруг убийств более чем странная, бросается в глаза сразу же. Слишком уж много нестыковок. Ответа на то, кто это сделал, и кому это выгодно, я дать не могу. Однако некоторые догадки есть.

Известно, что ответственность за теракт взяла на себя организация «Техрик-е-Талибан Пакистан» Tehrik-e-Taliban Pakistan (TTP) – в приблизительном переводе «Студенческое движение Пакистана». Эта организация сугубо пакистанская и, если верить определению Википедии, это прикрытие, под эгидой которого выступают различные антиправительственные группировки. Причем какой-либо «генеральной линии» у TTP нет – они совершают преступления как против военных и полицейских, так и против мирного населения вне зависимости от статуса жертвы. На счету преступников и похищения с целью выкупа, и убийства, и разжигание межисламской розни.

Впервые о ней стало известно вроде как в 2002 году, когда пакистанская армия стала проводить спецоперацию в Зоне племен ввиду того, что из Афганистана в Пакистан хлынули боевики, спасавшиеся от американского наступления. Предположительно, это различные банды, объединявшиеся в моменты, когда им это было выгодно, и вновь становившиеся самостоятельными.

Вдаваться в историю не хочется, потому как скорее всего в меня полетят камни, ведь я склонен корни последнего инцидента в базлаге искать в событиях совсем далеких. Вкратце: напряженность в регионе создается, на мой взгляд, издавна и при попустительстве и прямом содействии мирового сообщества. Достаточно сказать, что в период советской войны в Афганистане это самое мировое сообщество давало деньги и оружие для борьбы с советскими войсками, и в лагеря подготовки боевиков в Афганистане и Пакистане стекались бандиты и отребье со всего исламского мира (и не только исламского, кстати), в том числе наемные убийцы и прочие головорезы, которые за хороший куш и родную маму не пожалеют. (Замечу в скобках, что я не оправдываю ни одну из воевавших сторон – ни Советы, ни тех, кто «работал» с другой стороны баррикад, потому как разменной монетой стали афганцы.)

Когда СССР ушел из региона, в Афганистане, приграничных с Пакистаном зонах да и в самом Пакистане осталось, по разным данным, около десяти тысяч таких головорезов. Они ведь никуда делись, не разъехались по домам. Эти люди чувствуют себя в войне как рыба в воде, и в мире они не заинтересованы. Так что политикам стоит лишь «подогревать» интерес, и война будет вечной.

Но это снова в сторону…

Поэтому теперь самое интересное. Стоит обратить внимание на город Чилас (выделю его жирным шрифтом).

В августе 2012 года неизвестные расстреляли шиитских паломников недалеко от перевала Бабусар. Это не так далеко от Нанга Парбат. Эта история запомнилась мне очень хорошо, потому что я проезжал через Бабусар, и могу сказать, что этот район в последнее время весьма тихий и спокойный, и местные люди там тоже дружелюбные. Запомнилось еще и то, что убийцы шиитов были переодеты в армейскую форму, и то, что ответственность за преступление взяла на себя все та же Tehrik-e-Taliban Pakistan.

В 2011 году в Кохистане (сопредельный район с районом, где расположена Нанга Парбат) ко мне приставили вооруженную охрану на одном из участков маршрута в связи с участившимися нападениями, кроме того, я запамятовал, что в феврале 2012 года в Кохистане была расстреляна еще одна группа шиитов. Однако местные – пакистанские – аналитики не упустили из виду ничего и даже провели не только параллели, но и перпендикуляры, о которых я сейчас расскажу, но сначала пара замечаний.

В зарубежных СМИ несколько раз появилась новость о том, что боевики, совершившие убийство альпинистов, в течение нескольких дней шли по горам от города Чилас. Это наверняка не так, наверняка они подъехали к горе на максимально близкое расстояние по шоссе и дальше шли пешком. Если посмотреть на карту, можно увидеть, что ущелье, ведущее в базовый лагерь Диамирского склона, обращено к Чиласу и ближе всего к этому городу.

До двух других базлагов добираться и дольше, и гораздо сложнее, например, чтобы попасть к базлагу на Рупальском склоне, придется лезть на высоту более пяти километров, а из Fairy Meadows выбраться можно только так же, как туда попал, других дорог нет, либо вновь изволь быть альпинистом или иметь крылья. Мало того, местная мафия, которая держит дорогу в районе Fairy Meadows и осуществляет там транспортные перевозки, полагаю, моментально бы вычислила чужаков, как вычислила в свое время меня, о чем писалось здесь.

Диамирская долина в этом плане предоставляет больше возможностей для отхода, и мои местные друзья сообщили, что, как только стало известно о теракте, они обратились к властям с просьбой перекрыть буквально два-три перевала, по которым можно уйти из Диамира. Говорят, что это было сделано с большим опозданием.

И вот любопытная карта-схема трех наиболее масштабных терактов в регионе – убийств двух групп шиитских паломников в феврале и августе 2012 года и убийство альпинистов в Диамире.
Изображение отсюда

Если за базу террористов брать район Чиласа, то все три точки, где были совершены нападения, находятся примерно в 50 километрах от города.

От себя добавлю, что Чилас – город, где живут наиболее радикальные мусульмане-сунниты. Здесь чаще всего в регионе происходят межконфессиональные столкновения, да и на улице редко встретишь женщину – это фактически город мужчин.

Так что можно предположить, например, что некая группировка базируется в районе Чиласа, возможно даже, состоит из наиболее радикальных местных жителей и функционирует в регионе с целью дестабилизировать обстановку. И наверняка действует не без помощи властных структур. А вот кому это выгодно в свете политической ситуации (выборы в парламент Пакистана и грядущие президентские выборы), большой вопрос. Потому что, повторюсь, значительное количество местных заинтересованы в туристах, альпинистах и безоблачных отношениях с Китаем, кроме того, выявление такой группировки для местных властей не должно быть трудным делом.

Очень надеюсь, что виновные в убийстве альпинистов будут найдены и наказаны, и Гилгит-Балтистан (а лучше бы и весь Пакистан с Афганистаном в придачу) вновь станет самым спокойным регионом, и не будут страдать ни туристы, ни местные жители.

P.S. Все сказанное выше является моим сугубо личным мнением.
  
#84 | Анатолий »» | 29.06.2013 17:31 | ответ на: #81 ( Андрей Бузик ) »»
  
1
Я имел ввиду Андрей не столько беспокойство за безопасность, сколько этику, моральную сторону вопроса.но не имел ввиду эти группы , которые находятся в районе Каракарума.
Это совершенно другая песня ( К2 ) и вообще Кааракарум.
Там конечно тоже есть доля и риска и доля этической стороны, несомненно, но все же не так остро.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU