Книга. Почему ветераны возвращаются в горы?


Книга создана

по решению Совета ветеранов альпинизма

г. Киева

Благодарим всех авторов очерков и фотографий

за участие в создании книги

Совет ветеранов альпинизма Киева благодарит

за помощь в издании книги

Владимира Леонидовича Черевко,

мастера спорта по альпинизму

Подбор материалов,

компьютерный набор и редактирование

А. Степаненко

Компьютерный набор

Л. Славинской

+++

Я горд за тех, кто с рюкзаком
В горах приветствует рассвет.
Уюта тишь, презрев закон,
На гребнях оставляет след.

И я, вернувшийся сюда,
Былой азарт в себе бужу.
По неисчезнувшим следам,
По тропам юности брожу.

В. Орлянкин


Совет ветеранов приглашает альпинистов и читателей наших книг принять участие в создании последующих сборников. Напишите нам о разных случаях в горах, расскажите о своих впечатлениях, пришлите фотографии, поделитесь воспоминаниями о друзьях и знакомых, размышлениями о роли альпинизма в нашей жизни.

Михаил Алексюк


На первой странице обложки – ДИГОРИЯ. Фото А.В. Лисецкого




Источник: http://www.alpklubspb.ru

Комментарии (18)

Всего: 18 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 22.12.2012 19:31
  
1

Зачем же все-таки ветераны возвращаются в горы?

Михаил Алексюк

В молодые годы, когда такое понятие как риск не имело смысловой сути, лазание по объективно опасным горам было новым и требовало молодой энергии, которая была у нас в избытке.

И залезть на какую-либо замысловатую вершину по особенно трудному и опасному маршруту было главной целью занятия альпинизмом. «Безумству храбрых поем мы песню» этот лозунг был основным мерилом качества горовосхождения. Но время текло, подошел возраст создания семьи, приобретения специальности, которая бы кормила нас и наши семьи. Навыки, приобретенные в горах, помогали нам в этом трудном и обязательном деле. Многие из нас сделали выбор в сторону профессии и горы стали приятными воспоминаниями об альпинизме, риске, трудностях восхождений и радостях побед. Начались будни напряженной повседневной жизни. Мы освоили те специальности, которые нам нравились, построили семейную жизнь, воспитывали детей. Всему свое время.

Но подошла зрелость. Мы стали пенсионерами и время, когда мы жили иной жизнью, стало напоминать о себе все чаще и чаще.

Мы хотим показать своим детям и внукам, что есть мир, где зло несовместимо с главной целью горовосхождений, где люди между собой могут общаться на спокойном доброжелательном языке, не дразня и не ругая друг друга по каждой мелочи.

В той альпинистской жизни бывало очень тяжело, холодно, голодно, но это никого не раздражало. Мы сами выбрали такой спорт, и он нам нравился. Я бы только желал, чтобы дети научились нашему трудолюбию, терпению и целеустремленности. Но это в условиях благополучной городской жизни не удается. Нужны горовосхождения с лишениями и риском для жизни, тогда это научит многому. Но этот рискованный путь нам не подходит – слишком много переживаний. Самое главное, наши дети не проявляют интереса к альпинистской деятельности.

Да и альпинизм сейчас измельчал. Никто не ходит на Ушбу, которая расположена на территории Грузии, Шхельду, которая является пограничной, и многое другое. Теперь на восхождения на вершины, расположенные в главном Кавказском хребте, требуются разрешения пограничников России и Грузии.

Всеобщее потепление убрало весь снег со склонов, и обнажились «бараньи лбы» и лед. Ушбинский ледопад, который до середины августа был засыпан снегом, сейчас блестит, как зеркало, и перерезан несколькими поперечными трещинами, глубиной в десятки метров до самого гранитного ложа с гладкими каменными стенами. Любые перемещения на бывших альпинистских тропах требуют пограничного пропуска. Остались Эльбрус, пики МНР, Курмычи и ряд других несложных вершин. Но ветераны собираются вместе в горах Кавказа, чтобы встретиться друг с другом, вспомнить совместные трудности, а самое главное глотнуть того самого доброжелательства, которым так богат альпинизм. Когда любой встречный в горах – друг и любое зло нетерпимое явление. Пребывание в горах – это пренебрежение любым комфортом ради сохранения доброжелательности между людьми. Это место, где исключены лень и хитрость. И сейчас, когда мы отработали свой срок на производстве, вырастили детей, у нас появилось время задуматься. А почему мы так любым горы в молодости? За что? Неужели мы так обманулись? Нет! Горы требуют к себе большого внимания. Мы здесь учились быть людьми честными, порядочными и доброжелательными.

Это хотят и нынешние ветераны передать своим потомкам. Но как? Это возможно, если мы сами будем вести себя достойно, без зла и суеты.

Но всегда появляются люди, которые норовят в общую бочку меда влить свою ложку дегтя.

Этим они мстят нам за свои несбывшиеся мечты. Всю жизнь они хитрили, выгадывая безделье, и в зрелые годы остались ни с чем. Вот и норовят обратить на себя внимание скандалами и пакостями.

Вот здесь и должен проявиться характер руководителя. Он должен решать возникающие проблемы, обеспечивая общее спокойствие и обстановку добра любой ценой, добро должно быть сильнее зла. Иначе не будет радости и удовлетворения, то есть того, для чего мы сюда и приехали.

Нужен порядок, где каждый знает, что можно и что нельзя. И руководитель обязан обеспечить это для общего спокойствия и пользы. Он всегда может рассчитывать на помощь и содействие разумной и активной части коллектива.

Но все эти усилия мало чего стоят, если руководитель сам будет нарушать законы честности и доброжелательности. Он должен быть выше любых форм зла. Тогда такое руководство принесет пользу

И если убрать из альпинизма дух доброжелательства и братства, остается голое опасное горовосхождение, которое в таком виде никому не нужно. Оно противоречит идее любой общности, где человек существует для какой-то гуманной цели. А представьте себе цель – с риском для жизни залезть на гору. Зачем? Чтобы её покорить? Это, каким образом? Если человек, завернутый в кучу тряпья, притащил все это на вершину горы, которая до этого простояла сотни лет, и будет ещё долго стоять среди снегов и морозов, то он её покорил? Как бы ни так. Она, гора, и не заметила его минутного посещения, а он думает, что он покоритель. И его убогое окружение тоже так представляет. Вот и появились новые покорители, которые никого и никогда не покоряли, но зато горды сознанием своей исключительности.

Таким образом, основной задачей ветеранского движения, но моему мнению, является умение увидеть главное, для чего нужны эти горовосхождения нам и нашим детям.

И ещё нужно помнить, что общение людей – это тоже невидимое духовное обогащение. И вот за всем этим ветераны возвращаются в горы и чем дальше, тем их становится больше.
  
#2 | Анатолий »» | 22.12.2012 19:34
  
1
ГОРЫ ЗОВУТ! ЗНАЧИТ ПОРА СОБИРАТЬСЯ.

Наши ветераны


С гитарами не расставайтесь!

(В. Моногаров, М. Алексюк, И. Сивальнев, Н. Савченко)


Инструктаж перед восхождением проводит Евгений Мищенко.
  
#3 | Анатолий »» | 22.12.2012 19:35
  
2
Зачем нам горы?

Артур Загородников

Однозначного ответа на этот вопрос нет. Миллионы людей на земле живут спокойно и счастливо независимо от того, есть горы, или их нет, так ни разу и не побывав в горах. Они, возможно, имеют нечто другое, что не понятно и безразлично нам. Суждений этот счёт великое множество, я выскажусь, как я думаю.

Мне уже немало лет и я ни разу не отдыхал по путёвке в санатории. Сейчас задумываюсь и понимаю, что жизнь среди людей в санатории и вне его с точки зрения обязательств перед обществом ничем не отличается. А я за год устаю не от любимой работы, а именно от исполнения всевозможных обязанностей и обязательств. Общество напридумывало столько их, что пока не выполнишь почти все, тебе не дадут воспользоваться твоими законными правами. И выполнять эту массу обязанностей честно и добросовестно почти невозможно.

Сейчас думаю, что всегда уезжал, улетал, убегал в горы потому, что там, как я понимаю, было только одно обязательство – быть честным. Исполнять это обязательство не обременительно, если ты порядочный человек.

Получается, что в горы многие уходят на время, чтобы сделать передышку от мирских дел, чтобы отдохнуть от мирской суеты, да и перерыв в семейной жизни тоже, наверное, идёт на пользу. Есть время осмыслить прожитый год, подумать, как лучше прожить следующий.

Знаю, что многие в горах черпают не только жизненную мудрость, но и получают вдохновение для своей деятельности, особенно для любимых увлечений – музыка, живопись, поэзия. В горах приходят такие мысли иногда, что в городской сутолоке их не разглядеть, даже если они лежат прямо под ногами.

В горах не надо каждый день рано вставать, как в городе на работу. Но иногда всё же приходится проснуться очень рано, в час или два ночи, чтобы успеть сделать то, ради чего ты сюда приехал – проверить, ты ещё честный, или уже начал хитрить. Здесь не надо ничего скрывать, потому что просто невозможно что-то утаить, часто даже мысли и намерения становятся общим достоянием.

В горах не надо скрывать, что ты бедный или богатый, не надо выбирать, ехать на трамвае или в такси, у всех одно средство передвижения — «одиннадцатый номер». Горы уравнивают всех, если победа, то для каждого, даже для тех, кто почему-то не смог пойти вверх и остался внизу.

У моего старого и доброго товарища Жени Путято есть привычка, которая объясняет многое из того, о чём я лишу. Он хронически не умеет делить еду поровну, но почти всегда опережает дежурных и берётся «не за своё» дело. Когда дело сделано, Женя, как великий художник, сделав шаг – два от «стола», произносит: «Какой кусок я бы не хотел получить?» и быстро, как мангуста, хватает тот кусок... который не хотел.

Я благодарен судьбе, что во всех моих горных путешествиях рядом были товарищи, которым не надо было ничего скрывать, и я старался быть таким же. Эдик Теравский, Женя и Тамара Путято, Павел Кучеренко, Володя Гирнык, Юра и Наташа Скрипник, Валя Ященко, конечно, жена Валя – огромное спасибо за то, что вы верили в успех.

Известные барды своими песнями про горы помогают восстановиться душевно и морально, преодолеть себя, найти новые силы завершить начатое и запланировать будущее. Эти песни можно услышат и в городе, но понять – только в горах.

Вот за всем этим и ещё за многим, например, «преодолеть себя» - мы возвращаемся в горы.
  
#4 | Анатолий »» | 22.12.2012 19:42
  
1
Фотографии Артура Загородникова.

С гитарами не расставайтесь!


Инструктаж перед восхождением проводит Евгений Мищенко.


Только в горах можно достать ногами до неба


Нетрадиционные отношения


В горах за страховку платить не надо


На Олимпе места хватит всем


Красавица Горного Алтая – Белуха


Граница между Италией и Францией


Озеро Алло — это всё, больше нет слов


Последние метры – самые трудные
  
#5 | Анатолий »» | 22.12.2012 19:43
  
2

Зачем и почему я хожу в горы?

Юрий Василенко

Сам я никогда не задумывался над этим вопросом. Хожу и хожу. Нравится.

Но все время кто-то спрашивает. И как человек науки, у которого уже выработался рефлекс отвечать на поставленный вопрос, поневоле задумываешься.

Не за «адреналином», это уж точно, в этом нужды нет. Думаю, причин несколько.

I. Есть такие, что характерны для любого вида спорта:

1) Дух соревнования. Победить соперника. Здесь можно различать виды спорта, в которых борьба с соперником непосредственная (бокс, борьба, футбол и т.п.) и косвенная (гимнастика, фигурное катание, альпинизм). Думаю, в непосредственной борьбе спортсмен больше чувствует себя зверем, а в косвенной – человеком. Кажется, только Мохаммед Али любил соперника, остальные его ненавидят. Даже психологическая подготовка состоит в раздувании этого звериного чувства.

То есть, в косвенной борьбе чувства – благороднее. А благородным, что не говори, чувствовать себя – приятнее.

2) Преодолеть себя. Это есть во всех видах спорта, но от других альпинизм отличает продолжительность экстремального состояния, в котором человек преодолевает свой организм и заставляет его работать на пределе и за пределами возможностей. Вместо секунд или, изредка, часов, в альпинизме это – дни, недели и даже, месяцы.

3) При восхождении ты живешь очень полноценно, так как каждое мгновение решаешь какую-то следующую задачу. В других видах спорта процесс решения задач, в основном, происходит на тренировках и выполняется преимущественно тренером, а на соревнованиях уже почти все выполняется автоматически, на уровне условного рефлекса, поэтому никаких эмоций не вызывает. В альпинизме задачи намного сложнее и разнообразнее, поэтому автоматизма принципиально почти не бывает. Каждую секунду ты получаешь удовольствие от того, что нашел зацепку, сделал телом какой-то выкрутас и таки залез еще на 20 см, каждую минуту – от того, что решил: организовывать страховку или лезть дальше, каждые несколько минут – от того, что нашел трещину и забил хороший крюк, который звенит, то есть – держит! Каждые полчаса, час или несколько часов ты получаешь удовольствие от того, что прошел этот камин, или стенку, или веревку. Каждый день или каждую неделю – от того, что прошел запланированную стенку или гребень и, в конце концов – вершина!

Кроме того, чрезвычайная сложность и очень широкая разноплановость задач требует принципиально высшего интеллектуального уровня. Надо знать и географию, и геологию, и гляциологию, и метеорологию, и слесарное дело, и радиотехнику и ...и... и... Именно поэтому в альпинизме так много умных академиков и умных слесарей (кто-то, кажется, из французов говорил, что процент дураков одинаков среди академиков и дворников).

4) Ощущения командного духа. Я начинал с волейбола и это чувство отдачи себя команде привил нам замечательный Тренер с большой буквы Трепкачов Анатолий Леонидович. Поэтому в альпинизм я уже пришел с этим духом.

Но от других видов спорта альпинизм отличает то, что товарищу здесь доверяешь не шанс на медаль, а саму жизнь. Быть уверенным в товарище на все 100%, то есть чувствовать абсолютную надежность – это сильное чувство. Такую черту, как братское чувство ко всем альпинистам, знакомым и незнакомым, желание сделать для них что-то хорошее, потому что мы – одна семья, наверное, может воспитать только альпинизм. Возможно, именно альпинизм научил меня доверять человеку априорно, по принципу: «если он пришел в горы, значит, он – хороший человек». Я много ходил в связке и в группе с незнакомыми людьми и, в большинстве, этот принцип срабатывал. И только после того, как человек в чем-либо подводил, мнение менялась, но это случалось очень редко.

II. Причины, которые не присущи другим видам спорта:

1) Объективная опасность, повышенный риск. Субъективная опасность есть и в других видах спорта, особенно в технических. А объективная – только в альпинизме, туризме, на яхте.

Выполнение опасной, рискованной работы, естественно, придает намного больше удовлетворения.

2) Ту полноту ощущений, которую дает альпинизм, не может дать никакой другой вид спорта. Причем не только экстремальных, а самых обычных. Дело в том, что после опасностей и лишений восхождения, обычные вещи воспринимаются намного острее – зеленая трава, река, еда. В 1970 г. мы (Борис Комаров, Глеб Коваленко, Олег Стародуб и я) всю ночь (была полная луна) спускались с Чимтарги (Фанские горы, Западный Памир) без капли воды во рту. К 7-ми утра добрались до палатки и поставили растапливать снег в котелке с остатками манной каши. Снега положили мало, чтобы вымыть котелок, а потом заварить чай... Дотерпеть до чая не смогли. Этой тошнотворной тепловатой дряни с остатками каши досталось по два глотка... Ничего вкуснее я не пил ни до, ни после!

Для того мы и ходим и горы – чтобы ощущать жизнь полнее.

3) Познание новых районов мира. Ощущения путешественника.

4) Принципиально большая плотность красоты и чудес на единицу пространства и времени. Высоцкий описал это точно.

5) Одной командой – на соревнованиях и на отдыхе. В других командных видах спорта это также иногда бывает. Но чтобы жить по полтора – два месяца вместе и в почти полном отрыве от цивилизации – только в альпинизме.

Кроме того, намного более насыщенная жизнь в экспедициях дает много тем для общих разговоров после них.

Кроме того, намного более сложная подготовка к следующим экспедициям требует общения на протяжении всего года.

6) Свои песни. Это очень сильно привлекает и объединяет. Нигде так не ощущается духовное единение как в альпинистской песне. В особенности оказывала содействие этому гнетущая атмосфера СССР. Все, что нельзя было петь официально, пели в альпинизме. И хотя среди нас естественно были КГБисты, они стали больше альпинистами, чем КГБистами, и своих не предавали.

7) Ощущение превосходства над другими. Если в других видах спорта основанием для такого ощущения должно быть чемпионство хотя бы в ЖЭКе, то в альпинизме уже значок относит тебя к особому братству.
  
#6 | Анатолий »» | 22.12.2012 19:47
  
2
Фото Е. Потапова


Почему ветераны альпинизма возвращаются в горы?

Я думаю, по тем же причинам.



Игорь Сивальнев, Анатолий Майстренко, Николай Савченко, Иван Маринец, Евгений Потапов.


Тем же составом на восхождение


Игорь Сивальнев и Евгений Потапов


За нами – Кавказ


  
#7 | Анатолий »» | 22.12.2012 19:48
  
2
Горы спят вдыхая облака,
выдыхая снежные лавины.
В. Высоцкий

Свидание с горами. Домбай 1977-2007

Виктор Мацько


Предстоящая поездка в горы, особенно после длительного перерыва, вызывает у меня чувства, созвучные со свиданием с дорогим тебе человеком. Я с трепетом мысленно представлял, что меня ждет при этой встрече. Готовился и предвкушал. И в этом особенность интриги ожидания.

В 2006 году с большой группой ветеранов альпинизма Киева (более 100 человек) мы активно и интересно провели время в Приэльбрусье. А в прошлом году с группой вдвое меньше побывали в одном из красивейших районов Кавказа – Домбае.

Для нас с братом* этот сезон запомнится встречей с районом, в котором давно не были, и с надежным и верным товарищем по «Большевицкой» альпинистской секции – Виталием Берманом, который после 15 лет жизни в Израиле прилетел из Хайфы и снова ходил с нами на восхождения в одной связке.

...Мы не замечаем, как вращается земля, но видим, как она меняется. Вот и поселок Домбай за 30 лет очень изменился: построили много новых коттеджей, гостиниц, кафе, протянули современные канатные дороги на горный массив Муссы-Ачатыра, и туристов стало больше.

Жаль только, что от альплагеря «Домбай», на территории которого мы поставили палатки, остались только поляна, заросшая травой и бурьяном, за которым было трудно разглядеть спортивную площадку, и бассейн, а также несколько деревянных домиков, где мы когда-то жили.



За эти годы произошло сильное таяние льда и снега. Отступили ледники: Алибек, Птыш и Аманауз. На их месте остались отшлифованные скалы - «бараньи лбы». Только Белала-кая, пик Инэ, Зуб Софруджу, Сулахат, Эрцог, как, впрочем, и другие вершины, сохранили прежнюю красоту, величие и неповторимость своих очертаний.

Глядя на одни вершины, я вспоминал восхождения прежних лет: ключевые участки маршрутов, инструкторов, товарищей по связке. Другие вершины вызывали желания подняться, и ты мысленно просматриваешь логический путь подъема и продумываешь технику его прохождения. Когда смотришь на красивую, закованную в ледяной панцирь, скальную вершину Эрцог – ком подкатывает к горлу. Ибо 30 лет назад, 7.07.77 года, на этой вершине произошла трагедия, которая оставила печальный след в моей памяти.

Четверо инструкторов а/л «Домбай» при спуске с Эрцога в пасмурную и сырую погоду попали в лавину, которая сковала две связки альпинистов и, протащив их по скальным выступам, сбросила с предвершинного гребня на Алибекский ледник. Да, поезда ходят по расписанию, а график схода лавин пока точно не установлен.

Так сложилось, что группа второразрядников этого лагеря, в которой были мы с братом, после окончания контрольного срока (невыхода на третью радиосвязь альпинистов, совершающих восхождение), попала в сформированный из ребят спасотряд.

«Гордый красавец Эрцог», как поется в песне Ю.Визбора, расположен в самом дальнем углу цирка в верховьях Алибекского ледника, так что путь из лагеря к вершине предстоял долгий.

Кстати, наверное, не многие знают, что название вершины Эрцог (3867 м) было дано в давние времена и происходит оно от грузинского названия одного из видов лекарственной травы — эрцо. Однако, у многих альпинистов, думаю, это название ассоциируется с французом Морисом Эрцогом который первым в 1950 году поднялся на гималайский восьмитысячник Аннапурну. Это восхождение положило начало покорению горных гигантов. Победа далась дорогой ценой: Эрцогу ампутировали отмороженные фаланги рук и ног. Но, как известно, легкие победы быстро забываются. Только жаль, когда плата за вершину — жизнь.

Было тихое, безоблачное, солнечное июльское утро.

Быстро прошли Алибекское ущелье, оставив позади кладбище альпинистов и а/л «Алибек». Затем по тропе, минуя Алибекскую хижину (некоторые называют ее домиком Визбора) прошли морену и, надев «кошки», начали подъем по леднику, маркируя наш путь зелеными ветками. Припекало солнце. Впереди, в хорошем темпе, шли: наш инструктор – Эльдар Лурфутович Сафиулин и доктор Николай. Стараясь не отставать, преодолевая опасности, дыша как паровоз, страдая от жажды, не жалея сил и с надеждой на лучшее, мы набирали высоту. В память врезалась фраза, сказанная старшими товарищами: «В альпинизме, как на фронте: сам погибай, а товарища выручай!»

Пройдя по изрезанному глубокими трещинами открытому Алибекскому леднику и поднявшись под скальный гребень Эрцога, на высоту приблизительно 3,5 тыс. м, мы увидели большой свежий конусный лавинный вынос. Начало темнеть. После недолгого зондирования лавины, которая белым саваном укрыла тела, кто-то обнаружил воронку оттаявшего снега. Это один из погибших оказался на гребне лавины и еще какое-то время был жив, и над его ртом от теплого дыхания образовалось отверстие. Откопав его тело, по уже сильно перепутанным во время срыва веревкам, извлекли из снежного плена остальных альпинистов. (Гибель в лавине называют «белой» смертью, но от этого никому не легче). Место происшествия было сфотографировано и при очередной радиосвязи было сообщено в лагерь о случившемся.

Переночевав на леднике, с первыми лучами восходящего солнца, когда в ущелье еще были сумерки, а в горах уже зарождался день, мы начали готовиться к печальной миссии по транспортировке погибших вниз. Тела завернули в палатки, в которых мы ночевали. Из веревок сделали упряжки из четырех человек – двое спереди, двое сзади, а посредине – палатка с телом погибшего, которое транспортировали волоком.

Уже спускаясь с ледника, мы встретили альпинистов а/л «Алибек», которые шли на штурм этой вершины под впечатлением ужасного зрелища. Как тут не вспомнить Высоцкого: «Другие придут, сменив уют на риск и непомерный труд, пройдут тобой не пройденный маршрут!».

Зою (Зульфию) из Татарии и инструктора из секции КПИ Прудникова похоронили на кладбище альпинистов, а Супруна и Ленева в цинковых гробах самолетом отправили в Киев. Да, к сожалению, жизнь состоит не только из находок, но и из невосполнимых потерь.

Хоронить в а/л «Домбай» приехали родители и близкие, а также невеста одного из погибших. Было сказано много необходимых в тот момент слов. Наш наставник, легендарный Виталий Васильевич Овчаров - романтик гор, Альпинист с большой буквы (тогда он был начальником учебной части лагеря) прочел стих, который мы помним и сейчас.


* Брат-близнец Григорий – участник событий (примеч. редакт.).
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU