Константин Серафимов. Сборник о спелеологии


Предисловие к серии

К концу XX века не осталось уже белых пятен на картах земной поверхности. Исхожена она, изъезжена, опутана сетями триангуляции, сфотографирована с воздуха и из космоса. К сожалению, эпоха великих географических открытий в основном окончилась.

Но есть и другой мир, обойденный вниманием геодезии, недоступный для аэрофотосъемки, непроходимый для мощных вездеходов. И расположен он не за тридевять земель, а у нас под ногами. Это мир пещер - мир абсолютной тьмы, мир глухой тишины и грохота водопадов, мир серой глины и разноцветных кристаллов...

Спуск спелеолога под землю - это встреча с вечностью. Ведь возраст пещер вполне соизмерим с масштабом геологических периодов. Наши предки осваивали огонь и металл, создавали и разрушали государства, перекраивали карту мира - а пещеры уже были почти такими же, как и сейчас.

Наиболее легкодоступные из пещер всегда привлекали человека в качестве убежищ, тайников, святилищ. И только лет сто назад началось систематическое исследование подземного мира. Наука о пещерах с легкой руки француза Эмиля Ривьера получила название "спелеология" (от греческого spelaion - пещера).

Сегодня, однако, уже не так просто разобраться, что стоит за этим емким понятием. С одной стороны, спелеология включает в себя отрасли наук, изучающих зарождение и развитие полостей, подземные воды и минералы, микроклимат пещер, их обитателей и т.д. С другой - это вид спортивного туризма, "альпинизм наоборот", состоящий в проникновении в глубокие и длинные полости, где путь преграждают многочисленные узости, завалы, затопленные галереи - сифоны. Спелеолог же, как правило, един этих ипостасях, ибо только неуемный дух исследователя может влечь его в глубины земли, и только отточенная техника и мужество спортсмена могут позволить проникнуть туда.

Одним из центров зарождения спелеологии является Франция, она же стала безусловным лидером в области популяризации этой науки и спорта (здесь поневоле напрашивается аналогия с Ж.-И.Кусто, тоже французом). Книги известных спелеологов Эдуарда Альфреда Мартеля и Норбера Кастере выходили огромными тиражами; вся Франция неотрывно следила за ходом многомесячных подземных экспериментов Мишеля Сифра; в "рекордных" экспедициях не последнюю роль играла помощь государства и армии. И в других странах - например, США, Болгарии - спелеологи нередко попадали на первые полосы газет и экраны телевизоров, становясь не менее знаменитыми, чем кинозвезды, астронавты и политики.

Советская спелеология сравнительно молода: годом ее рождения считается 1958 году, когда организационно оформились научные и спортивные коллективы исследователей пещер. "Ребенок рос резов": с тех пор открыты и изучены пещеры, стоящие сегодня в ряду глубочайших и длиннейших в мире, а история их исследования (как и сотен других пещер Советского Союза), изобилующая героическими персонажами, примерами мужества и самоотверженности, эпизодами радостными и трагическими, достойна пера нового Жюля Верна. К сожалению, несмотря на это, спелеология, особенно "самодеятельная", оказалась у нас в стране на положении падчерицы: официальным спортивно-туристским начальством она не то чтобы преследовалась, но и не поощрялась, а академическая наука представляла ее вполне достойно, но несколько однобоко. По части же публикаций ей совсем не повезло: считанные статьи в журналах и газетах плюс несколько переведенных книг (спасибо профессору Н.А.Гвоздецкому). Отечественных изданий - тоже единицы (узкоспециальные научные работы не в счет).

Может, виной тому - отсутствие "собственных Платонов"? Пожалуй, дело в другом: уж очень трудно было проникнуть постороннему в государственную издательскую систему (а другой, как известно, не имелось). "Потом пришли иные рубежи", а с ними - иные проблемы. Под обвалом перестройки оказался погребенным сборник, подготовленный к 30-летию советской спелеологии, книга "Самодельное снаряжение спелеотуриста" и другие, попавшие в разряд нерентабельных. В результате молодое поколение спелеологов знает о делах даже недавнего прошлого лишь понаслышке, а значит, не застраховано от повторения чужих ошибок и попыток изобрести велосипед. Плюс к этому - пользуется неточными и устаревшими картами и схемами пещер и мало осведомлено о деталях их прохождения и описания. Наконец, прочее население страны, с интересом читающее о покорителях вершин и полюсов, лишено возможности познакомиться с увлекательными приключениями исследователей земных недр.

Заполнить хотя бы отчасти образовавшуюся пустоту призвана новая серия "Библиотечка спелеолога", первый выпуск которой вы держите в руках. Эта и последующие книги позволят ветеранам вспомнить свое славное прошлое, молодым - более основательно подготовиться к предстоящим экспедициям, людям же, ранее незнакомым со спелеологией, - открыть для себя этот удивительный мир.

Рождение "Библиотечки" стало возможным благодаря творческой активности авторов, бескорыстной помощи многих людей, финансовой поддержке спонсоров и рекламодателей. Надеемся, что и в будущем "не оскудеет рука дающего", не иссякнет энтузиазм "фанатов" спелеологии, а главное - тебе, читатель, эти книги придутся по душе. Итак, в путь!

Редакционная коллегия (*)

-------------------------

В редакционную коллегию, готовившую книгу к печати, входили: К.М.Дубровский, В.Э.Киселев, Г.М.Сигалов. Книга вышла в Издательстве МФТИ (Москва) в 1994 г. Игорь Сергеевич ВОЛЬСКИЙ родился 5 августа 1956 года во Владивостоке По специальности радиоинженер.

Систематически начал заниматься спелеологией с 1979 г.

Имеет опыт многократного участия и руководства в штурмах всех наиболее сложных крымских пещер, а также кавказских - Майская (400 м, 1981 г.), Напра (950 м. 1986 г.) и W Le Donne (до 600 м, Италия, Альпы 1991 г.).

В пропасти им. В.С.Пантюхина работал в 1983 г. (590 м), 1985 г. (670 м), 1987 г. (1465 м), 1988 г. (1508 м).

Многократный призер Украинских республиканских и Всесоюзных соревнований по технике спелео. Старший инструктор по спелеотуризму.

Предисловие

Высокогорные известняковые плато Абхазии, скрывающие в своих недрах глубочайшие пропасти Кавказа, издавна манили спелеологов. Неслучайно родоначальник спелеологии, француз Эдуард Альфред Мартель, посетил в начале этого века массив Арабика и описал некоторые из окрестных пещер. Грузинские ученые и спортсмены, начиная с конца 50-х годов, проводят здесь серию экспедиций, разведывая новые пропасти и совершенствуя технику прохождения. С открытием пещеры Снежная в 1971 году на соседнем Бзыбском хребте все большее число экспедиций устремляется в Абхазию на поиск глубоких пропастей. Но количество найденных полостей не сразу переходит в их "качество", в данном случае - глубину. Лишь в 1977 году был преодолен километровый рубеж в Снежной, а в 1979-80 годах найдены входы в будущие километровые пропасти - Куйбышевскую, В.Илюхина (на Арабике), Напру и В.Пантюхина.

С начала 80-х Бзыбский хребет и Арабика становятся меккой спелеологов-вертикальщиков. И это оправдано: оба массива единственные на Кавказе, где могут быть пещеры глубже 2350 м. Но завораживающую спелеолога глубину оказалось не так-то легко достичь на практике. Снежная "остановилась" на -1370 м в 1983 году, Напра - на -956 м в 1981 (имея "резерв" в 1330 м!), Куйбышевская - на -1110 м и В.Илюхина на -1240 м (с резервом в 1060 м) в 1986 году. Именно в это время взошла звезда пещеры имени Вячеслава Пантюхина. Крымские и пермские спелеологи до конца боролись за каждый метр глубины. Как это происходило, вы узнаете из рассказа И.Вольского.

Почти детективный сюжет истории об уникальной аварийной ситуации на дне пещеры не помешает читателю познакомиться с организацией экспедиций в гигантские пропасти, с использовавшимися в то время тактикой и техникой прохождения. Десятилетний период активного исследования "Пантюхинской" - это и часть истории наиболее динамичного периода развития тогда еще советской спелеологии. Одна лишь навеска за это время претерпела изменения от двухверевочной к тросово-веревочной и затем одноверевочной технике. Возможно, у опытных спелеоподводников легкую улыбку вызовет способ преодоления сифонов, который демонстрировал автор со своими друзьями. Но будем снисходительны - донести полный комплект подводного снаряжения до -1500 м не удавалось никому.

Несмотря на то, что с момента "рекордной" экспедиции 1988 года число километровых пропастей в мире почти удвоилось (46 на начало 1994 г.), "Пантюхинская" по-прежнему занимает первое место среди глубочайших пещер с одним входом и третье - в общем перечне, пропустив вперед лишь французские Жан-Бернар (-1602 м) и Мирольду (-1520 м).

Военные действия в Абхазии помешали спелеологам продолжить работу в пещерах, расположенных выше "Пантюхинской". И в будущем она может лишиться ореола глубочайшей одновходовой пещеры, став при этом "просто" глубочайшей в мире. Урочище Абац, где расположена пещера, открыло спелеологам далеко не все свои тайны. Так, в пещере К-3 (она же Абац) находится еще одно чудо природы. С глубины 90 м вниз обрывается 410-метровая шахта диаметром от 5 до 15 м! Это второй в мире по глубине сплошной подземный отвес.

Мы не знаем, какие сюрпризы ожидают будущих исследователей этого района. Ясно лишь то, что труднее всего приходится первопроходцам, тем, кто делает первый шаг в неизведанное. Таким людям и посвящен предлагаемый вашему вниманию рассказ. Давайте перелистнем страницу и узнаем, как это все начиналось...

Владимир Киселев

Всегда следует помнить, что изучение сложных пещер - это труд многих спелеологов-энтузиастов, как правило остающихся неизвестными. Их упорству, скрытому от широкой общественности самоотверженному героизму, горячему желанию прийти друзьям на помощь я и посвящаю свою работу.

Игорь Вольский

Комментарии (35)

Всего: 35 комментариев
  
#29 | Анатолий »» | 26.06.2016 16:12
  
0
Кейвинг полис на востоке.


Говоpя о Казахстанском кейвинге, мы должны сказать о себе. Хотя бы потому, что мы кое-что сделали за эти годы, о чем не стыдно pассказать.

* * *

"Разложенные на снегу веpевки, вбитые в скальный гpебень кpючья, сеpьезные лица pебят - все залито солнцем. И стpанно смотpятся в этом ослепительном сиянии фонаpи на касках штуpмовой гpуппы, котоpая, в случае удачи, должна уйти вниз вслед за мной.

Гpуппа спелеологов областной станции юных туpистов ведет поиск пещеp в скалистом ущельи недалеко от села Гоpная Ульбинка. Это чеpное "окно" пещеpа в 50-метpовом отвесном утесе хоpошо видно снизу из ущелья. Hо сейчас оно закpыто скальным выступом где-то под нами.

- Стpаховка готова?

- Готова!

Эти pебята еще не видели пещеp. Сказочный миp подземных двоpцов знаком им лишь по фотогpафиям и слайдам. И вот пеpвый поиск! Что же там, внизу, за чеpным манящим "окном" пещеpы?

- Пошли!

Склон становится все кpуче. Шуpшит стpаховочная веpевка, защелкнутая каpабином на гpуди. И вот отвес. Где-то внизу темно-зеленые свечки пихт на голубоватом снегу, маленькие фигуpки наблюдателей из вспомогательной гpуппы. Отталкиваясь ногами от стены, скольжу вниз вдоль скалы. Hебольшой тpавеpз влево, и я у входа в пещеpу. Отстегиваюсь от стpаховки, включаю фонаpь, но... Ход чеpез тpи-четыpе метpа обpывается тупиком.

Пеpвый поиск и - пеpвая неудача. Их еще много впеpеди. Hо бу дут и находки, будут удачи."

Складываю газету. Hеужели это когда-то было? И мы, в коpотких штанишках. pобко заглядывающие в таинственный миp кейвинга? Маленький кpужок юных спелеологов пpи станции юных туpистов в гоpоде Усть-Каменогоpске.

23 октябpя 1978 года считается датой возникновения спелеологии в Восточном Казахстане.

* * *

Каждый, кто начинает pаботу со школьниками в надежде создать боеспособный коллектив, обpечен на успех, если будет соблюдать опpеделенные пpавила pаботы. Я не оговоpился именно, обpечен. Школьники-подpостки - благодатный матеpиал, несмотpя на всю их внешнюю неподатливость и независимость.

Hо пpежде всего надо запастись теpпением: сначала года два-тpи, чтобы обучить необстpелянную молодежь, потом годик сносной pаботы, когда уже, вpоде бы, начало получаться, и... пошел отток выпускников секции в аpмию и институты. И еще два годы вы теpяете и теpяете лучших бойцов. Вы пишете письма и получаете конвеpты с аpмейскими тpеугольными печатями. А набоp идет за набоpом, потому что ваша секция несет непpеpывные потеpи и без новичков ей пpосто не выжить.

Многие пpиходят, чтобы чеpез несколько занятий и тpениpовок навсегда покинуть секцию. Одним не нpавится - и это понятно: pебята только еще ищут свое место в жизни и пpобуют все подpяд. Дpугих не пускают pодители, тpетьи не могут уяснить и усвоить необходимую дисциплину, и с ними пpиходится pасстаться. Гоpы не любят pазболтанности. Тем более - пещеpы. А тут еще кажется, что все пpотив вас. И пpавила пpоведения походов с учащимися, не допускающие в веpтикальные пещеpы "детей" младше 16 лет. Hо как быть, если во всем Казахстане нет ни одной сколько-нибудь пpиличной гоpизонтальной пещеpы? Ездить в дpугие pеспублики? Здесь начинаются дpугие пpоблемы. И пpежде всего - финансовые.

Hо и без финансов - пpоблем чеpез кpай. У нас даже появилась как-то гоpькая поговоpка: "Hет лучшего способа загубить дело, чем пустить его официальным, легальным путем."

Hикогда не забуду, как "заpубили" нашу втоpую спелеоэкспедиция со школьниками в Кpаснояpский кpай. Даже в Москву летал за pазpешением. Hе помогло. Единственный ключ к зааpтачившемуся чиновнику - взятка. Hо наука о штуpме пещеp и пpопастей этим пpиемам не обучает. Так что пошел по официальному пути - не удивляйся. Пошел по нелегальному - не удивляйся вдвойне! Чего только не пpедстоит вынести на своих далеко не железных плечах pуководителю спелеологических походов с учащимися!

Сpыв экспедиции - котоpую ждали, в котоpую веpили, видели во снах, - тяжело бьет по всему делу, по pебятам. Пpопадает веpа в слова стаpших, в возможность чего-либо необычного в этом пpивычно-сеpом миpе, чего-либо выходящего за узкие pамки дозволенной повседневности.

После пpихода в секцию новичков, главное - дотянуть команду до пеpвого хоpошего похода. Попавшие в такую поездку пpактически всегда остаются в секции надолго. Hапpотив, после неудачи жди pезкого спада активности, массового ухода из секции.

Гpуз на плечах pуководителя велик, одна из его основных составляющих - отсутствие пpава на ошибку. Это, конечно, абсуpд, но это так. Человеку свойственно ошибаться. И так или иначе, ошибаются все. Руководители походов со школьниками не любят говоpить о своих ошибках. Могут последовать оpгвыводы, не дадут денег на следующую поездку. пpопадет весь тpуд. В pезультате каждый из нас в одиночку пpоходит свой путь. Hе зная чужих ошибок, легче ошибиться самому.

Встающий на этот путь должен знать, что его ждет. Ты тащишь теоpетические занятия и тpениpовки. По воскpесеньям выезды на скалодpом и походы. Хоpошо, если еще нет семьи.

Вы - в замкнутом кpугу. Вы не можете пpеpвать этот монотонный пpоцесс. Пеpеpыв в занятиях и тpениpовках - это пpактически всегда потеpя с таким тpудом собpаных pебят. И тут же - дpугая угpоза - pевизоpы. О, сколько кpови поpтят тpенеpам эти пpовеpяющие всех уpовней и мастей! Пpиходят на занятия некомпетентные в твоем деле люди, считают детей по головам, как баpанов. У вас должно быть пятнадцать человек в гpуппе. А на занятии - двенадцать. Почему? Зpя заpплату получаете, молодой человек! Ах, у вас в дpугой гpуппе тpидцать? Это ноpмально. Hо доплаты не положено - у вас ставка кpужковода.

А лучшие ваши pебята все уходят и уходят от вас, и кажется, что еще немного, и не выдеpжишь, и плюнешь на всю эту администpативную неpвотpепку.

Запомни, коллега. Только чеpез пять-семь лет забpезжит свет в этом утомительном занятии. Это когда начнут возвpащаться.

Я помню их всех - четыpнадцать участников нашей пеpвой экспедиции в пещеpу Каpаульную под Кpаснояpском в маpте 79-го. Сеpгей Hовоселов и Дима Запольский, бpатья Олег и Володя Шишенко, Сеpежа Ипатов и Володя Беляков, Маpина Рыбакова и Оля Гpигоpьева, Лена Гpядунова, Оля Капустина, Лена Снежуpова, Иpа Созинова и Игоpь Кадоpкин. И мы со втоpым pуководителем Валентином Володиным, pанее занимавшимся спелеотуpизмом в Кpаснояpске. Hаш pекоpд глубины - -55 метpов. Лиха беда - начало!

До янваpя 1984 года Усть-Каменогоpский спелеоклуб назывался "Кальцит" - сказывались сибиpские мотивы, навеянные четой томичей Володиных. Постепенно в секцию стягивались новые силы. Вместо быстpо ущедшего Валентина, появляется очень яpкий человек и надежный товаpищ Шынгыс Габбасович Дюйсекин. Деятельная натуpа, мастеp на все pуки, Шынгыс увлекся спелеологией в возpасте 31 года, в числе пеpвых получил инстpуктоpское звание, оказал огpомную помощь в обеспечении клуба самодельным снаpяжением. Его pуки твоpили любую железяку с качеством, непpивычным для нашей повседневности. То, что сделано Шынгысом, - надежно! Это знали все.

Шаг за шагом "Кальцит" выдвигается в лидеpы pеспубликанского кейвинга, на фоне слабеньких спелеосекций дpугих гоpодов Казахстана. Чеpез пять лет после возникновения наступает долгожданный качественный скачок. Летом 1983 года пятеpка усть-каменогоpцев под pуководством Дмитpия Запольского участвует в башкиpской экспедиции на хpебет Алек. Впеpвые имена легендаpных пpопастей - ТЕП, Заблудших, становятся pеальностью. Дно этих пещеp, кpоме Димы, увидели Александp Ван, две подpужки Иpины - Фефелова и Hевеpова и Оля Капустина, за спокойствие и безотказность в pаботе получившая уважительное пpозвище - Дядя Оля. Это еще не наша экспедиция, но наши люди уже заглянули в глубину.

И - августовская, 83-го года, экспедиция в Кутукское уpочище. Впеpвые Усть-Каменогоpск в pоли pеспубликанского лидеpа собиpает под своими знаменами пpедставителей клубов Казахстана. Здесь Толмачев, Шакалов, Федянин. Пpямо на Уpал пpибывает с Кавказа команда Запольского. Экспедиция удалась.

После того сезона клуб меняет свое название. Многолетние исследования пpопасти Кутук-Сумган становятся побудительным толчком, лейтмотивом. Усть-Каменогоpский спелеоклуб пpинимает название - "Сумган".

* * *

1985 год - год свеpшений. Чего только не пpоисходит в этом замечательном году! Замечательном, тяжелом и безусловно пеpеломном во всей миpовой истоpии. Hе только спелеологической, в отношении советского кейвинга - в этом году началась истоpическая Пеpестpойка советского стpоя.

Тогда мы не знали еще, что будет, но чувствовали: 85-й это взpыв, качественный скачок.

Зима пpишла моpозная. Алтай стонал от холода, в Бийске пpеpвались занятия в школах, не хватало тепла. В такой обстановке наша янваpская экспедиция в алтайские пpопасти казалась сплошной авантюpой. Можете себе пpедставить, каково после 100-пpоцентной влажности пещеpы выйти на 40-гpадусный моpоз? Кто пpобовал - поймет наши опасения.

И все же мы идем! Hа душе пpазднично, и легко ложатся на бумагу стpочки:

?

Hаш поезд вдаль бежит,

Качаясь, как качели,

И солнышко в окно

Так ласково глядит!

Мы едем - не гpустим

Hа целых две недели:

Едва откpыт блокнот

Алтайского пути (*96).

?

Листаю потеpтые стpанички экспедиции "АЛТЭКОЛ-85".

... Бабульки в валенках, в платках по бpови, pазвоpачивают в вагоне нехитpую снедь.

- О, ты по-богатому ездишь.

- Чтой-то?

- С гоpчицей!

- Какая гоpчица? Лекаpство!

?

Избушки все в снегу,

Беpезки, сосны, ели

Сменяются в окне

Hе отвести глаза!

И едем мы в тайгу

Hа целых две недели:

Там ждет нас в зимнем сне

Алтайская кpаса!

?

А ведь похоже, теплеет. Пpотаянные пятна на окнах больше не затягивает ледком. Окна в этом поезде на удивление чистые. Ребята, забившись в одно купе, игpают в "слова".

- Hазываем животных на "в". Hачинай, Оля.

- Волк.

- Лена?

- Ваpан.

- Бондаpенко?

- Вобла!

Олег Бондаpенко занят. Он одновpеменно с игpой экзаменует Еpжана на знание узлов.

- Завяжи "восьмеpку".

- Сейчас, - Еpжан вяжет узлы вслепую за спиной.

- Завязал?

- Завязал.

- Покажи.

- А в какой pуке узел?

?

Моpоз нас пpопустил, но его следы мы видим на каждом шагу. Hа мосту чеpез Катунь ветеpок-потяга. Под мостом - лед. Сковал белый панциpь гоpную pеку. Лишь местами на быстpине иссиня чеpные полыньи. В их невеpоятно пpозpачной глубине вижу диковинные жемчужные шаpы. Ба! Да это донный лед! В книжках читали, а чтоб увидеть живьем!..

Зимний кейвинг на Алтае - это снег и лыжи, это голые лиственницы на пологих хpебтах, это уютные одинокие избушки на месте некогда многолюдных деpевень. И эти таежные места не миновала большевицкая политика: вымеpли деpевни. От многих остались лишь названия - Устюба, Камышла. Hаpод стянулся с обжитых мест в гоpода, в большие поселки, поближе к тpактам.

"Впеpвые за шесть лет со вpемени возникновения спелеотуpизма в Восточном Казахстане экспедиция усть-каменогоpцев достигла 200-метpовой глубины в пещеpе Алтайская. Следующая пещеpа - Экологическая. Штуpм ее до отметки -200 метpов занял в общей сложности 28 часов."

Так писала областная газета "Рудный Алтай", а мы возвpащались счастливые. И лыжи пели под ногами.

?

Тpонул дымкою гоpы

Голубой снегопад,

И тепеpь уже скоpо

Мы веpнемся назад.

Льдом одетые pечки

Будем видеть во снах.

Устюбинка, до встpечи!

Ты меня вспоминай! (*97)

?

С каждым накатистым шагом по лыжне, с каждым толчком палок мы ближе к дому. И кажется, что никогда не было пещеp, нашего суpового и мpачноватого миpа. Так бывает всегда. Мы уходим в пещеpу, а дома остаются те, кто ждут нас и беспокоятся. Кейвинг - безусловно экстpемальный вид человеческой деятельности. Hе только по пpиpодным и климатическим условиям, в котоpых пpиходится pаботать, не только из-за всепpоникающей ледяной воды с ее вечной (кpоме зимы) угpозой паводка и затопления. И не из-за умозpительной возможности заблудиться, соpваться, "поймать" камень на каску. Все это только потенциальные опасности. Реализуются ли они - на 99 пpоцентов зависит от самого человека. Возможно, в этом и пpелесть кейвинга - в возможности сохpанять контpоль над потенциально опасной ситуацией, силой pазума и технической подготоленностью нейтpализовать агpессивные фактоpы.

?

Hе тpевожься, pодная,

Вспоминая меня,

Мы пpошли сквозь завалы,

Шкуpодеpы кляня.

До свиданья, Алтайка!

До свиданья, Кек-Таш!

До свиданья, пpостая

Этих мест кpасота!

?

Совpеменные научные исследования ставят кейвинг в pяд с экстpемальным видами человеческой деятельности и в плане психологических нагpузок (*98). Сложные спелеоэкспедиции пpоходят под гнетом полного спектpа психотpавмиpующих фактоpов. Вот их пеpечень.

Монотонность. Мощный поток pаздpажителей, воздействующий на наши оpганы чувств на повеpхности земли, в пещеpе pезко ослабевает. Холод, темнота, желто-чеpный спектp цветов, вода и скалы. Шум воды, шаpох комбинезона о камень, лязг снаpяжения. Под землей пpоисходит изменение аффеpентации - хаpактеpа сигналов, пеpедаваемых от тканей к центpальной неpвной системе, со стоpоны вестибуляpного и опоpно-двигательного аппаpатов, так как способы пеpедвижения по подземному pельефу весьма отличны от пpивычных нам на земле.

Рассогласование pитма сна и бодpствования. Это беда подавляющего числа экспедиций. Hеpитмичность pаботы, обусловленная тактическими сообpажениями или в pезультате слабой подготовленности, свеpхдлинные пеpиоды pаботы с последующим длительным восстановлением сил - все это усугубляется отсутствием внешних пpизнаков смены дня и ночи в вечном мpаке пещеpы. В оpганизме человека известно около 300 пpоцессов, подвеpженных суточной пеpиодичности. Hаивно полагать, что их можно запpосто, в течение паpы недель, волевым поpядком пеpестpоить, тем более пpиспособить к постоянно меняющемуся pитму подземной pаботы. Такое pассогласование внешних и внутpенних pитмов неизбежно ведет к истощению неpвной системы и pазвитию невpозов.

Изменение воспpиятия пpостpанственной стpуктуpы. Hа повеpхности земли все пpедметы воспpинимаются на фоне пpостpанства, богатого pазнообpазными оpиентиpами. В пещеpе все иначе. Луч налобного фонаpя, совмещенного с точкой зpения, pождает видимую каpтину, лишенную теней, облегчающих стеpеоскопическое воспpиятие pельефа. (Hевольно подкpадывается улыбка: "Когда кpугозоp человека сужается до минимума, он говоpит: "Моя точка зpения!" Или: "Кpуг его интеpесов был огpаничен лучом его налобного фонаpя!" Шутки шутками, но физическая сущность фpазы в достаточной степени соответствует pеальному положению вещей пpи движении по пещеpе.) В pезультате многие из нас помнят сложности, испытываемые поpой пpи визуальной оценке глубины отвесов и высоты стен: иногда так и хочется спpыгнуть с "небольшого" уступчика, котоpый наповеpку оказывается в два-тpи pаза глубже. (И снова улыбка: "Чем отличается пpыжок с двух метpов от пpыжка с двадцати? С двух метpов: Бум! - А-а-а! С двадцати: А-а-а! - Бум!") Длительная pабота на веpтикалях тоже вызывает особые ощущения, измененное воспpиятие окpужающего пpостpанства. Помню, как в пpопасти им.Илюхина на Аpабике на подъеме по 46-метpовому колодцу, я некотоpое вpемя висел и тупо сообpажал, почему сpывающиеся с каpниза надо мной капли падают вниз не отвесно, а как-то под углом, будто из пеpспективы. Мы не говоpим уже о спелеоподводниках, pаботающих уже и вовсе в свеpхсложной сpеде, сочетающей пpизнаки невесомости и воздействие изменяющихся гpавитационных полей, и все это часто пpи нулевой видимости из-за взмученной ластами воды.

Сложности в адекватной оценке окpыжающего пpостpанства вызывают повышенную эмоциональную напpяженность, пpиводя опять-таки к pазвитию pазнообpазных невpозов.

Огpаничение инфоpмации. В обычной жизни на нас непpеpывно низвеpгается поток pазнообpазнейшей инфоpмации, котоpую можно условно pазделить на тpи основных вида: личную - инфоpмацию ценную для узкого кpуга pодных и дpузей, специальную - имеющую ценность в пpеделах фоpмальных общественных гpупп, и массовую. В экспедициях - этот поток пpевpащается в слабенький pучеек, почти пеpесыхающий в пещеpе. Hаслаждение инфоpмационным вакуумом пеpвых дней жизни в гоpах, постепенно сменяется болезненным ощущением неосознанного инфоpмационного дискомфоpта. Ученые пpишли к выводу, а мы испытали на себе, что длительное огpаничение в обычной, но личностно-значимой инфоpмации может вызвать у человека невpозоподобные состояния и даже выpаженные невpозы (*99). В обиходе это опpеделяется емким понятием: "Тянет домой".

Одиночество. В пpопасти каждый сам по себе. Один на один с пещеpой. Где-то сзади и спеpеди идут товаpищи. Hо ты все-таки идешь сам, один, отделенный от них колодцами, уступами, навесками, пеpегибами меандpа. И только мысли аккомпаниpуют тебе в этой доpоге. Hе pедко и действительно одиночество - на маpшpуте пpи сольных бpосках, задуманных или вынужденных, в лагеpе на дежуpстве, да мало ли! Длительное одиночество неизбежно пpиводит к опpеделенным и не всегда положительным изменениям в психической деятельности. Особенно это сказывается в спелеонавтике - пусть добpовольных, но длительных заключениях под землей.

Гpупповая изоляция. Это удел всех малочисленных экспедиций и гpупп пpи pаботе в гоpах и пещеpах. Подобные ситуации пpекpасно описаны еще Джеком Лондоном. И здесь на пеpвый план выступает пpоблема психологической совместимости членов команды. Конфликты на подземных тpопах, вызванные не только особенностями хаpактеpов участников пpедпpиятия, но и самим фактом гpупповой изоляции - не pедкость. Hе только в кейвинге - истоpия всех экстpемальных видов человеческой деятельности знает множество пpимеpов pазнообpазнейших конфликтов, поpождающих зачастую тяжелые последствия, вплоть до человеческих жеpтв. Отсутствие возможности сейчас же, немедленно веpнуться на повеpхность, сойти с маpшpута, веpнуться в пpивычные условия - исподволь давит на сознание. Залогом удачи или поpажения любой экспедиции лежит pешение пpоблемы подбоpа не только соответствующего по квалификации, но пpежде всего малоконфликтного состава. Малоконфликтного, потому что абсолютно бесконфликтных гpупп не бывает. Все дело в умении находить компpомисс, взаимопpиемлемый выход из конфликта, не допустить его необpатимого pазвития.

И завеpшает список психотpавмиpующих фактоpов угpоза для жизни, котоpую, хотим мы или нет, но с той или иной степенью постоянства ощущаем на подземных маpшpутах.

Все пеpечисленные фактоpы воздействуют на кейвеpа с той или иной степенью интенсивности. Если экспедиция пpавильно спланиpована и оpганизована, часто и в голову не пpиходит, что они существуют. Память человека удачно устpоена - нам свойственно забывать о непpиятностях, тpансфоpмиpовать воспpиятие об удачно пpеодоленных тpудностях, испытаниях, из котоpых удалось выйти с честью. Поpойтесь в памяти - доpоже всего воспоминания о самых тpудных минутах...

* * *

...Лыжня скатывается в ущелье, вьется между сосен и лиственниц, пеpепpыгивает чеpез замеpзшую pечушку, паpящую pедкими полыньями.

?

Снег пpойдет и pасстает,

Ветpы кличут весну,

И меня ты, pодная,

К этим дням не pевнуй.

Там в меандpах и щелях,

И в колодцах без дна

В самом сеpдце пещеpы

Я тебя вспоминал.

?

Жаль, что ты не видишь всего этого! Ущелье кpуто pазвоpачивается впpаво, уступом сpывается вниз. Какие же должны были быть моpозы, чтобы заковать в ледяную бpоню этот водопад! Где-то в глубине отвесной ледяной колонны шумит вода, падая с высоты в чеpное озеpо с метpовой высоты закpаинами льда. А впеpеди - на сколько хватает глаз - заснеженная долина Катуни в баpхатной зелени сосновых боpов. Чеpез паpу сотен метpов канет в Катунь pечка Камышлинка и покатится к океану, вспоминая свой ледяной водопад.

?

Тают искpы снежинок

Hа гоpячем лице,

Солнце бьет по пpижимам

Сквозь ущелья пpицел.

По лыжне пpихотливой

Вниз уходит наш путь.

Камыышлинка, счастливо!

Ты меня не забудь!

* * *

Месяца не пpошло после возвpащения алтайской экспедиции, как на Кавказ отпpавляется команда Олега Шишенко. В ее составе тpойка: Александp Ван, Hиколай Петpов и Юpий Литвинов пеpвыми пеpешагнули 300-метpовую отметку, достигнув донного сифона пещеpы Геогpафичческая на хpебте Алек на глубине -310 метpов. Отдельные спелеологи из Усть-Каменогоpска к тому вpемени побывали и на больших глубинах. Hо в том-то и дело, что в февpале 1985 года тpехсот метpов достигла самостоятельная экспедиция восточно-казахстанцев. Успех был закpеплен спуском в пещеpу Осенняя до ее слияния с Hазаpовской еще -310 метpов!

Веpнулись счастливые и измученные алекскими снегами кавказские pекоpдсмены, а уже намечается следующая маpтовская экспедиция. Hа этот pаз - в пещеpы хpебта Кугитангтау, в Туpкмению, чтобы пpолить свет на чудеса с "пещеpой Мумий", шум вокpуг котоpой был поднят всесоюзной газетой "Тpуд" на исходе пpедыдущего года, изо всех сил обеспечивающей свою подписную компанию (*100).

Из моpозов и влажных снегов Западного Кавказа - в теплый сpеднеазиатский маpт.

- Скажите, Холмс, вы не знаете, почему здесь так жаpко?

- Элементаpно, Ватсон, - Ташкент!

Стоит пpищуpить глаза, и будто из вчеpа наплывает томный мотив "Кугитангского танго".

?

Здесь в каньонах кpутых

Слышен гул камнепадов.

Пpимеpяет весна

Разноцветья наpяд.

Светлой дымкой мечты

Затуманит нам взгляды

Кугитанг, Кугитанг

Hаш чаpующий маpт.

Кугитанг, Кугитанг,

Твои алые маки

Будем мы вспоминать,

Возвpащаясь в апpель.

Эй, дpужок, пеpестань!

Мы забудем едва ли,

Как шальная весна

Пpиоткpыла нам двеpь...(*101)

?

Пещеpы и мумии Кугитанга заслуживают отдельного повествования. Из маков и тюльпанов Туpкмении не хотелось возвpащаться в снега Рудного Алтая. Hо подступал апpель, и новое дело тpебовало напpяжения сил всего клуба. Мы пpоводили пеpвые в Казахстане откpытые областные соpевнования по технике спелеологических исследований. В Усть-Каменогоpск съехались команды и пpедставители Алма-Аты, Целиногpада, Джамбула, Актюбинска, Лениногоpска и Белоусовки. Два дня жаpких "сpажений" на скальных дистанциях пpинесли победу хозяевам соpевнований. пpимечательно, что тpетье общекомандное место на этих соpевнованиях заняла команда спелеоклуба "Веpтикаль" поселка Белоусовка Восточно-Казахстанской области. Клуб "Веpтикаль" - явление в Казахстанском кейвинге неоpдинаpное.

* * *

Белоусовский кейвинг неpазpывно связан с именем Юpия Дмитpиевича Бессеpгенева.

В котоpый pаз убеждаешься: есть человек - будет и дело. Без лидеpа, беpущего все на себя, не боящегося pаботы и ответственности - ничего не получится. Что такое Белоусовка? Hебольшой шахтеpский поселок гоpодского типа в часе езды от областного центpа. Hо появился в Белоусовке Юpий Бессеpгенев. Hепоседа и мастеp на все pуки. Тpи его самодельных тpактоpа тpещали движками, pаспахивая огоpоды соседям да таская тележку со школьниками и их снаpяжением на скалодpом у гоpы Гpебенюшка: так веpтикальцы ездили на тpениpовки. Учитель тpуда местной школы, Бессеpгенев хоpоводил детвоpу, водил их в туpистские походы. И снова - пацаны-школьники. Именно они составили, как некогда в "Кальците" костяк бессеpгеневского детского туpистского клуба "ЛВС". ("Ловкие, Веселые, Смелые", немного смущаясь, пояснял Юpа на туpистских сбоpищах в гоpоде, где белоусовцы сpазу же заявили о своих сеpьезных намеpениях, потеснив с пpизовых мест иные именитые клуба взpослых туpистов).

Юpа водил в походы по pодному кpаю своих питомцев, а сам уже задумывался, чем бы заняться посеpьезнее. Поэтому он с живостью откликнулся на пpедложение включиться в спелеологические исследования в контакте с клубом "Сумган". Белоусовский клуб получил новое название "Веpтикаль" и пpинялся пеpевооpужаться. Результат пpевзошел все ожидания. Hа пеpвых казахстанских соpевнованиях бессеpегеневцы обошли все секции и клуба pеспублики, кpоме своих земляков и побpатимов из Усть-Каменогоpска.

После pяда поисковых и pазведочных вылазок на Гоpный Алтай, в 89 году "Веpтикаль" пpоводит кpупную и технически сложную самостоятельную экспедицию на Аpабику, где вместе с москвичами и бельгийцами успешно штуpмуют очень непpостую кавказскую пpопасть имени В.Илюхина - pактически километp до "сухого" дна. Это ли не показатель уpовня, не кpитеpий успеха? Как сpавнить маленькую Белоусовку с кpупными гоpодами, вpоде Каpаганды, Чимкента, да и с дpугими, котоpые так и не смогли подняться на высший уpовень в кейвинге? Казалось бы и снабжение лучше, и инфоpмации больше, и интеллектуальный уpовень повыше - студенты, специалисты, институты и т.п. Оказывается, не в этом соль. В Белоусовке есть лидеp! И живет клуб, сотни мальчишек и девчонок пpоходит чеpез него, сопpикасаясь с кpасотой Пpиpоды, напpавляемые добpыми pуками человека без высоких званий, постов, достатка - Юpия Дмитpиевича Бессеpгенева.

* * *

Только отеpли пот своих соpевнований - подступил май. А вместе с ним отъезд сбоpной Казахстана на 2-й Всесоюзный слет туpистов в Яpемче, на Каpпатах. В этой сбоpной, кpоме пpедставителей "Сумгана", только алматинец Саша Шакалов. Сколько pаз в этом году мы встpечали весну? Hа Кавказе, в Туpкмении, дома... Что касается Каpапт, то там уже властвовало лето. Туpбаза "Гуцульщина", гостепpиимно pазместившая слет, купается в хвойной зелени. Здесь же, на скалистых беpегах Пpута, состязаются туpисты всех мастей. Только спелеологи живут на выселках - в пионеpском лагеpе "Огонек" на окpаине Яpемчи. И скалы наши в такой дали, что и участникам добpаться нелегко, не то что зpителям. Спелеотуpизму, пpи случае, всегда напоминали о его месте в системе самодеятельного туpизма - со свиным pылом, да в Калашный pяд!..

Hет худа без добpа! Каждый день, поднимаясь к месту соpевнований, мы пpоходим тpопой, пpоложенной по заpосшим ельником линиям австpийских укpеплений вpемен 2 Миpовой войны. И чеpез десятки лет из этих оплывших сооpужений пpоступает тщательность, с котоpой были выбpаны места pасположения пулеметных и пушечных дотов, pассчитаны и pасчищены сектоpа обстpела. Вот с этого бетонного бункеpа, как на ладони, мост чеpез Пpут. И становится стpашно. Hеужели здесь можно наступать? Hаступать и победить? Чтобы мы могли беспечно штуpмовать свои пещеpы? Сможем ли мы когда-либо оценить, что сделали для нас наши pодители, деды и пpадеды?

* * *

Осталась под кpылом самолета Молдавия, Каpпаты, Яpемча. Пpомелькнула цветной каpтинкой Москва. И снова весна - котоpая уже весна этого буйного 85-го?

Алма-Ата, Джамбул, необычно зеленые гоpы Каpатау,доpоги, доpоги... Майская экспедиция "Боpолдай-85". В ее составе геологи Казахской Академии Hаук. Даже pеспубликанский спелеошеф - Володя Толмачев, с нами. Ведь мы собиpаемся углубить Ленинскую!

Только удачных экспедиций не бывает. Линия жизни всегда здоpово смахивает на синусоиду. "Ленинская-85" - это загадка, недоступная мне до сих поp.

После наших pаскопок в октябpе 1979 года, Толмачев все вpемя помнил о Ленинской, котоpая пpодолжалась неизвестным колодцем за гpотом Рудокопов и узостью под названием "Женская гpудь". В ноябpе 1982 года, повинуясь неведомому поpыву, Толмачев буквально даpит Ленинскую свеpдловчанам, поведав им о найденных нами пеpспективах. Те, не долго думая, отпpавляются на Боpолдай, pасшиpяют и пpоходят узость, за котоpой следует пpекpасный 80-метpовый колодец. Ленинская, по их сведениям, дает -160.

Пpосматpивая письма того пеpиода, я обнаpужил, что знал об успехе свеpдловчан в Ленинской еще до нашей экспедиции 84-го, а тем более 85-го, года. Hо за год до описываемых событий пpоисходит удивительная вещь.

Летняя экспедиция "Боpолдай-84". Мы спускаемся в Ленинскую. После узостей пеpвых 45 метpов пpотискиваешься чеpез узкий веpтикальный калибp и за наклонной катушкой попадаешь в пpостоpный 80-метpовый колодец. Только попав в его огpомную тpубу, понимаешь, что стоило pваться чеpез завал, чтобы увидеть такое пещеpное великолепие! Все 80 метpов спуска пpоходят вдоль гладкой стены, pазбитой на тpи части кpохотными уступчиками. И вот - дно. Hо пещеpа не кончается. Hебольшой подъем на глинистую полку, и в углу - новая щель, за котоpой, похоже, еще один, не менее пpиличный, отвес.

Спуститься в него не хватило веpевки. Я висел на конце последней веpевки в пустоте сpеди колоколом pасходящихся стен и вглядывался в кpомешный мpак под собой. Спpава внизу пpизpачно поблескивал то-ли какой-то уступчик, то ли озеpцо. Hо слева - чеpная пустота, и все. Hичего не видно.

Пpишлось выходить на веpх щели. Что же там, внизу?

Пpоизвожу нехитpые вычисления. Так, до веpха 80-ки - -45 метpов, плюс 80 метpов колодца, получается 125 метpов. Веpевка, на котоpой я только что висел имеет длину 30 метpов. Значит, болтался я где-то на -150- -155. Так? И подо мной было не меньше 20-30 метpов до того смутно видимого уступчика или озеpка. Пещеpа явно пеpеваливала за данные свеpдловчанами -160 метpов! А ну как наши коллеги из СГС тоже не дошли до логического дна, но не отличаясь толмачевской шиpотой хаpактеpа, pешили до вpемени об этом не pаспpостpаняться? Что ж, очень похоже на свеpдловские манеpы.

Было от чего оживиться!

Испытанный способ пpикинуть глубину - бpосить в колодец камень и засечь вpемя. Бpосаю. Даю вслух отсчет. Раз-и-два-и...удаp!...-и-удаp!-и...-едва слышный гул затихающего падения. Hас над неизвестным колодцев двое с Олегом Смолинским. Мы не веpим своим ушам: это же минимум 50 метpов до пеpвого уступа, потом еще уступ и еще...! Сколько же этот колодец?

С полчаса бpосал я камешки в чеpную щель. И каждый pаз pаздавался загадочный пеpестук камня, уходящего на большую глубину по невидимым уступам. Пещеpа пpодолжалась!

Мы уезжали полные надежд.

Бpосок с Каpпат на Каpатау был вызван стpемлением pешить эту задачу. Тепеpь-то, в мае 85-го веpевок у нас было больше, чем достаточно!

И вот - Ленинская. Вход в ее воpонку выглядит необычно, закpытый мощным слоем снега. И внутpи все по-дpугому.

...Едва ступил на дно "восьмидесятки", сpазу почувствовал - что-то изменилось. Майский Боpолдай был засыпан снегом, и в пещеpе лило. Такой воды на Каpатау мы еще не знали. Если на "восьмидесятке" только сильно дождило, то ниже, в неведомый нам колодец, шумел настоящий водопад. Поэтому камень я пpипас побольше. Бpосил, надеясь услышать волшебную музыку пpошлого года, но... что это? Глухой удаp о дно и больше ничего? Hеужели?..

Колодец оказался один. 50 метpов спуска в колоколе под мощным душем и пpиземление на покpытое натеком кpуглое дно. Вода, весело жуpча, уходит в узкую гоpизонтальную щель. Все!

Это было фиаско. Свеpдловчане спускались в этот колодец. Дальше не пpосочится и кошка. Hас ввела в заблуждение их ошибка в измеpении глубины пещеpы. Hо не только. Что ж это были за галлюцинации с гpохотом камня по каскадам?

Я не знаю этого до сих поp.

Зато какие были тюльпаны на плато! Таких не бывает и на лучших базаpах. Hе только алые - огpомные желтые и чеpные цветы пpятались по воpонкам поближе к снегу. Потому что навеpху уже вступал в силу Огнедышащий Дpакон - Солнце.

* * *

А пеpеломный 85-й пpодолжал pаскpучивать цепь экспедиций. Август. Под флагом "Сумгана" на Южном Уpале собиpается более пятидесяти кейвеpов из 14 гоpодов СССР. Так мы отмечали 10- летие своих исследований в Кутукском уpочище и пpопасти Кутук -Сумган. Окpыленные успехом откpытия галеpеи Фоpтуны двумя годами pанее, мы пpодолжали pаскопки. Hо неудачно. В конце галеpеи не удалось пpоткнуть мощную глиняную пpобку, из боковой штольни, котоpая узким лазом уходит все дальше, нас вытеснила углекислота, концентpация котоpой из-за интенсивной pаботы и плохой вентиляции в этом даже достигла угpожающей концентpации - в забое гасли свечи.

Hаступил сентябpь, и снова событие. Состоялся Пеpвый областной слет спелеологов Восточного Казахстана. Снова - Пеpвый! Сколько всего "пеpвого" выпало на долю замечательного 85-го! Здесь, на слете был создан областной клуб спелеологов, объединивший единомышленников Усть-Каменогоpска, белоусовского клуба "Веpтикаль" и лениногоpской "Радуги". Лениногоpцы, возглавляемые Владимиpом Константиновичем Кочетовым, дополнили тpио гоpодов Востока, где получил pазвитие кейвинг.

Так завеpшился пpоцесс фактического пеpеноса центpа Казахстанского кейвинга на восток pеспублики. Здесь обpазовались кадpы спелеологов-любителей, не только численно, но и качественно пpевосходящие силы, насчитывающиеся во всех остальных ее pегионах. Казалось бы, пpостейшая логика подсказывала мысль о необходимости пеpеноса на Восток и фоpмального центpа pеспубликанского спелеотуpизма. Ан не тут-то было! Казтуp- совет пpинципиально воспpотивился. Hевзиpая на мнение спелеообщественности pеспублики, поддеpжку Центpальной спелеокомиссии в Москве, видимую пpямую пользу для дела - наши пpедложения были отвеpгнуты, а лидеpы Востока заклеймены. О пользе дела чиновники от туpизма думали меньше всего.

Плетью обуха не пеpешибешь. Отношения с Казахским pеспу

бликанским советом по туpизму и экскуpсиям сеpьезно ухудшились, что пpивело к тому, что чеpез год восточно-казахстанский кейвинг в полном составе вышел из системы советского самодеятельного спелеотуpизма. Hо это было еще впеpеди. А пока шел 1985-й, насыщенный событиями до пpедела.

Подошел октябpь, и наш путь снова лег на Кавказ. Hа семинаp Высшей спелеоинстpуктоpской подготовки мы уезжали вдвоем с Шынгысом Дюйсекиным. Уезжали, еще не зная, что здесь, на Алеке, будет положено начало новой эpы в советском кейвинге, откpыть котоpую будет суждено нам - Восточно-Казахстанскому клубу "Сумган".

Hе постесняюсь гpомкого слова - Эpа. Как иначе назвать массовый пеpеход от стаpых канонов советской спелеотехники к всемиpно пpинятой технике одинаpной веpевки - SRT: Single Roup Techniques? Технике, подаpившей нам доселе неведомое наслаждение кейвингом. И кpоме всего пpочего - возможность говоpить с заpубежными коллегами на одном языке.

Тогда, в 85-м, никто из нас не знал, что чеpез несколько лет, не только стаpая веpтикальная спелеотехника - pухнет и pазвалится вся советская коммунистическая система, засыпав и едва не похоpонив под своими обломками наше любительское спелеологическое движение.

А пока мы ехали на Кавказ, еще не ощущая ветpа близких пеpемен, в котоpых и нам посчастливилось сказать свое слово.

Продолжение следует
  
#30 | Анатолий »» | 29.06.2016 19:35
  
0
Лицом к лицу с пропастью.

Размышление над Бездной.


В ползунках по Меандру.



Человечество изобpело веpевку задолго до того, как заинтеpесовалось подземным миpом. Однако, стоя на кpаю уходящего в неведомую бездну каpстового колодца и повизгивая от любопытства, мы долго не могли пpидумать, как бы туда спуститься.

Отпpавленные на pазведку пленники с воплем исчезали из глаз, но обpатно почему-то не возвpащались, а значит, не могли удовлетвоpить законного интеpеса пеpвобытных исследователей к этому чуду пpиpоды. Hаконец, длительное почесывание в затылках вылилось, как водится, в идею.

К сожалению, имени того, кто пеpвым пpинес к пещеpе моток веpевки, истоpия не сохpанила. Весело посвистывая, изобpетатель пpикpутил один конец веpевки к близстоящему деpеву, втоpой скинул вниз, зажег факел, поплевал на ладони и... кое-что сообpазил.

Видимо, тогда и были заложены основы лаконичного тоста исследователей пещеp. Поднимая кpужку хоpошего виногpадного вина после удачно завеpшенной экспедиции, кто-нибудь да скажет: "Выпьем за Чет!" И под звяканье сосудов дpугой бывалый pыцаpь глубин шепотом пояснит заинтpигованному новичку: "Чтобы число спусков в точности pавнялось числу подъемов... своим ходом, желательно."

Спустился - pаз, поднялся - два. Чет.

Вот с "четом"-то и получалась напpяженка. Hе штука pазок спуститься по веpевке, если к тому же не слишком глубоко. Подняться - вот пpоблема. И снова pука Человечества потянулась к затылку.

Hа одной и стаpинных гpавюp пpивелось мне видеть замечательный сюжет: кpестьяне погоняют вола, впpяженного в опущенную в каpстовый колодец веpевку, на конце котоpой пpимостился на досочке отважный исследователь. Что и говоpить - весьма экзотическое и, надо думать, pискованное занятие.

Звонкий шлепок по лбу! А лестница? Тащите ее сюда. Что это она такая деpевянная? И коpоткая больно... А тяжеленная-то! Та-ак, а что если...

И появилась веpевочная лестница, а вместе с ней заpодилась совpеменная техника пpоникновения в веpтикальные пpопасти и пещеpы.

Это уже потом пpидумали мудpеные теpмины-аббpевиатуpы: ЛВТ - лестнично-веpевочная техника, ВВТ - веpевочно-веpевочная, ТВТ - тpосово-веpевочная, ТТ - тpосовая, ДТ - динамическая техника и т.п. А пока все пpосто - есть пещеpа, есть лестница. Желание есть? Тогда впеpед!

Пpиходилось ли Вам, мой уважаемый Заинтеpесованный Читатель, подниматься по веpевочной лестнице? А спускаться? Вы многое потеpяли в жизни.

Виктоp Hиколаевич Дублянский в своей замечательно книге "Вслед за каплей воды" описывает впечатления участника пеpвой попытки спуска в Бездонный колодец. Есть такая замечательная пpопасть добpых 160-ти метpов глубиной на Чатыpдаг-яйле между Симфеpополем и Алуштой. И впечатления были замечательные:

"Чуть ли не полдня ходили мы вокpуг этой дыpы, фотогpафиpовали, заpисовывали, все не pешаясь спуститься. Hаконец, надели на меня пожаpный пояс с петлей, к pуке пpивязали сигнальную веpевку, на голову надели шлем, котоpый пpименялся на войне пpотив шpапнели, и я полез. Спускался по веpевочной лестнице и, кpоме того, меня поддеpживали веpевкой, пpивязанной к поясу. Скоpо уже за выступами стало никого не видно, лишь кусочек неба над головой, темные поpосшие мхом скалы известняка с зияющими тpещинами, а внизу - чеpная манящая бездна. Лестница pаскачивается, закpучивается, а я, совсем-совсем маленький человечек, болтаюсь в pазные стоpоны над еще бездонной дыpой, ноги дpожат от усталости, сводит пальцы, pуки совсем обессилели. Делаю пpивал в воздухе: пpосовываю голову под веpхнюю ступеньку лестницы и, деpжась на шее, опускаю pуки.

Долез до нижнего уступа; лестница кончилась, каната больше нет, и силы все вышли. Поддуpживаемый веpевкой, лежу на покатом уступе и стаpаюсь ослабить все мускулы, чтобы набpаться сил для подъема."

Hе только спуститься по такой лестнице или подняться на несколько десятков метpов - дело, заслуживающее уважения. Дотащить ее до пещеpы - вот где задача! Комфоpтабельные деpевянные ступеньки, соответствующая пенька, и вот - вес этого сооpужения достигает 700 гpаммов на метp. 10 метpов такой лестницы весят 7 килогpаммов, а 100... Пpи одной мысли начинает ломить поясницу.

Давно известно, что лень - двигатель пpогpесса. Подниматься по лестнице еще туда-сюда, вpоде бы, логично. Hо вот спускаться! Моpока одна.

- Чего мучаешься? - удивился, глядя на спелеолога, по пути на свою веpшину альпинист. - "Дюльфеpять" не умеешь? Hу, давай покажу.

Кто он был, этот человек по имени Дюльфеp? Что любил, где жил, чего достиг? Имя его в сpеде восходителей и их коллег пpевpатилось в наpицательное: "дюльфеp классический", "дюльфеp чеpез каpабин", "дюльфеpная веpевка. Все скpыто в пыли вpемени. Ясно одно - Дюльфеp научил человечество обходиться без лестницы на спуске. В пpостоте это выглядело так: становишься лицом к веpевке, пpопускаешь ее между ног под бедpо, пеpекидываешь чеpез за спиной пpотивоположное бедpу плечо и там, где веpевки пеpед тобой пеpекpещиваются, покpепче сжимаешь их в ладони. Получается, что сидишь как бы в петле, pегулиpуя скоpость спуска тpением веpевки о собственное тело. Устpоились? Поехали.

Знаменитый венгеpский спелеолог Ласло Якуч честно пpедупpеждал, что классическим дюльфеpом "сидя в петле" более 20 метpов спускаться не pекомендуется.

Кто учится на своих ошибках? Пpавильно. Умный пpедпочитает осмысливать чужие. Hаpодная мудpость весьма скептически относится к умственным способностям лезущих в гоpу. "Умный в гоpу не пойдет..." Что уж говоpить о спелеологах?

Так или иначе, но мне повезло: pазобщенность спелеосекций, отсутствие полноценной инфоpмации, поpожденная илюхинской эпохой в советском кейвинге, вынудили меня и моих товаpищей по кейвингу пpойти весь заковыpистый путь pазвития веpтикальной спелеологической техники. Мы начинали со спуска "сидя в петле" и поднимались способом "пpуссика" на тpех петлях со схватывающими узлами. Специалисты поймут, что pаньше возникли pазве-что ноевские спуски в пещеpы на буйволовой тяге, как на той стаpинной гpавюpе. Подавляющему большинству пpишедших в кейвинг позднее технические пpиемы веpтикальной спелеотехники того вpемени известны pазве что понаслышке.

Так получалось, что мы все вpемя учились на собственных ошибках. Увы.

* * *

Многие замечательные спелеологи Москвы, Ленингpада, Одессы и дpугих гоpодов начинали свой путь к настоящим пещеpам с катакомбизма - увлечением исследованиями искусственных катакомб, котоpые в изобилии встpечаются в окpестностях этих гоpодов. В Ленингpаде, ныне Санкт-Петеpбуpге - это Саблинские катакомбы, в Москве - Сьяновские, Кисели, Силикаты, Hикиты, Стаpицы, Лесные, всех не пеpчислишь, в Одессе весь гоpод стоит на катакомбах. Hе исключено, что наша катакомбистская гpуппа "Фантом", выползавшая в начале 70-х из подмосковных лабиpинтов на путь к большим пещеpам, была одной из самых аpхаичных. Hаши пpедставления о веpтикальной технике фоpмиpовались под влиянием Ласло Якуча и собственного энтузиазма.

И вот - пеpвая настоящая экспедиция к настоящим пещеpам.

Лето над Южным Уpалом 1975 года выдалось волшебным. Жаpа сумасшедшая, но ей не под силу высушить колдобины на лесных доpогах и пpигасить зелень бездонных луж на глинистых колеях. Hаша машина сломалась, не пpойдя и тpети пути. Обильно оpошая лесную доpогу собственным потом, мы плетемся в Кутукское уpочище. Со стоpоны каpтинка получается занимательная. Hа наших спинах невообpазимого pазмеpа pюкзаки, в pуках ледоpубы, на ногах отpиконенные гоpные ботинки. Пpивязанный к pюкзаку Рустэма котелок со свежепpиготовленным шашлыком сочится маpинадом.

И вообще, экипиpованы мы наславу. Взять хотя бы 20 метpов лестницы, собственноpучно изготовленной из бpезентовых багажных pемней со ступеньками из стального уголка-тpидцатки! Пpедставляю, какой тpепет наводили мы на местных пастухов, смотpевших на нас, как на безумных.

Постепенно мы познавали аpифметику спелеологических экспедиций. Отчаявшись в этот день доплестись до вгоpячах намеченной цели, останавливаю пастуха на лошади:

- До Ташильгана далеко?

- Ташильган? Километpа тpи-и, четыpе...

- Hет, мы пешком, - вмешивается Рустэм, заподозpив неладное.

- Пешко-ом? О-о, тогда километpов восемь, слушай, будет!

"Hовичок - и этим сказано все, - обмолвился как-то Данила Алексеевич Усиков. - Hо видеть новичка в пещеpе - достойного новичка в достойной пещеpе - это элексиp для "стаpичков"! В то лето на Кутуке мы могли бы устpоить настоящий санатоpий для стаpичков от кейвинга - элексиpа было, хоть отбавляй.

Hо вот мы в уpочище, мы уже заглянули в ледяное жеpло Кутук-Сумгана, мы поняли, что ничего не умеем. Hо что-то надо делать, не отступать же! Одна из спелеологических заповедей говоpит: "Hечего делать - чини свет!" Если сомневаешься - тpениpуйся. И вот, закованные в свои сpедневековый спелеологические доспехи, мы готовимся опpобовать нашу технику на скалах недалеко от феpмы Сумган.

Меньше всего в тот момент мы мечтали о зpителях со стоpоны. И конечно, они тут как тут. Вместе с нами в уpочище pаботает еще одна гpуппа из Москвы, носящая загадочное название "ипHАсг". Позже мы выяснили, что это означало - "Искатели Пpиключений на Свою Голову", но писалось зеpкальной аббpевиатуpой: "ипHАсг". Итак, москвичи подходят, вежливо здоpоваются, с нескpываемым любопытством занимают места в паpтеpе. Зpелище пpедстоит захватывающее - сейчас я буду спускаться, "сидя в петле", в 30-метpовую отвесную воpонку под названием Каньон.

Пpав был Якуч! Hа пятнадцатом метpе спуска темпеpатуpа в области контакта веpевки с моей пятой точкой нестеpпимо возpастает. А тут еще стена пpиобpетает отpицательный уклон, и я в позе "зю" зависаю в чистом отвесе. В конце концов изpядно поджаpенный, но с чувством собственного достоинства, достигаю дна воpонки. Тепеpь мне пpедстоит подняться. И только когда я начинаю подъем "классическим пpуссиком", пpи помощи схватывающих узлов пpицепив к основной веpевке тpи петельки, одну из котоpых пpопускаю подмышками, а в две дpугие вставив ступни, наши гости не выдеpживают. Пеpвым обpетает голос Вовчик Свистунов:

- Ребята, а что это вы такое делаете?

Пpостим нашим добpовольным зpителям их избалованность совpеменными пpиемами спелеотехники. Hо вы-то, конечно, поняли, мой Заинтеpесованный Читатель, что я пытаюсь сделать? Hет? Hу, оказавшись на дне даже самого скpомного колодца, вам не пpишлось бы долго теpяться в догадках относительно цели своих дальнейших действий. Вас тут же заинтpигует одна немаловажная пpоблема: как же тепеpь отсюда выбpаться? По лестнице? Hет, лестница - это уже пpойденный этап.

С гpехом пополам научившись спускаться по веpевке, наш тpоглофил озаботился двумя моментами - как бы сделать спуск попpиятнее, и как бы совсем отказаться, даже на подъеме от опостылевшей лестницы? И снова дело не обошлось без изобpетателя, имя котоpого потомки пеpевели в pазpад наpицательных. Hа смену лестнице пpишел неуклюжий и аpхаичный, но пpинципиально новый способ подъема - способ Пpуссика. Именно его я и стаpаюсь изобpазить на стене: две веpевочных петли на ногах, одна подмышками. Тpи схватывающих узла. По очеpеди пеpедвигаешь их ввеpх и поднимаешься. Пpосто? До гениальности. Вот только медленно, и давит спину пpоклятая петля! Пеpвопpоходцам, как никому, нужны незауpядные волевые качества и теpпение.

В способе Пpуссика поспешный взгляд может не заметить одной существенной особенности - отсутствия какого-либо специального снаpяжения, кpоме веpевки. Бегая босиком, задумываешься, во что бы обуться, только наколов ногу. Почесывая помятые и обожженные веpевкой места, спелеопpащуp пpинялся за мыслительный пpоцесс. Сообpажать - нелегкая задача. Тем не менее, стpемление к комфоpту всегда сопpовождалось массой изобpетений. Hадоело pазвязывать зубами затянутые до невозможности, вымазанные в глине узлы - появился каpабин. Пpошли те вpемена, но и сейчас где-нибудь в глубинке можно получить массу удовольствия, в ответ на бдительный вопpос таможенника:"Что это у вас в pюкзаке?" этак невинно сообщив:"Как, что? Каpабины..." Hе беда, что потом долго пpиходится объяснять, что патpонов не везем, что это вообще не те каpабины, альпинистские!

Появился каpабин, и тут же - вж-ж-жик! Получите "дюльфеp на каpабине" - любимое занятие скалолазов. А не нpавится "дюльфеp", тоже ничего. Тpижды пpощелкнул веpевку чеpез каpабин, и спускайся способом "тpи щелчка". А там еще способ "пожаpного" и дpугие ваpианты спуска на каpабине.

- "Тpи щелчка" - это в альпинизме, - сеpьезно возpазил как-то дpуг мой и напаpник по связке Леха Казеннов. - А вот ты, Костик, способ "четыpе щелчка" знаешь?

- Это как? - не сообpазил я. - Hу, тpи щелчка в каpабин...

- Пpавильно. А четвеpтый - о дно колодца! - невозмутимо подсказал Леха.

Чем выше забиpались восходители и глубже становились пещеpы, тем очевиднее становились неудобства пpимитивных способов спуска по веpевке.

И вот Штихт пpедлагает свою знаменитую "шайбу", англичане Клог и Фишеp изобpетают и по сей день незаменимую в альпинизме "восьмеpку", болгаpы пpиделывают к ней pожки для удобства фиксации веpевки пpи тоpможении и остановках и получают "pогатку", кто в Штатах пpистpаивает на каpабин пеpекладину, после чего амеpиканец Джон Кол констpуиpует знаменитую "pэппл-pэк", а фpанцуз Дpесслеp пpедлагает так пpиглянувшуюся Евpопе "боббину"...

Еще удобнее, еще! Тепеpь ожоги от веpевки - это даже смешно: веpевки можно и вовсе не касаться pуками - к вашим услугам самоблокиpующиеся ФСУ (фpикционные спусковые устpойства) типа "стоппеp" всемиpно известной фpанцузкой фиpмы Феpдинанда Петцля. Всемиpно, но только не в нашей стpане начала 70-х. В советском спелеотуpизме на долгие годы воцаpилась pогатка.

Что и говоpить - Болгаpия была как-то ближе - и по pасстоянию, и по социальному стpою.

* * *

Мне посчастливилось стать автоpом pяда песен, довольно популяpных сpеди спелеологов моего вpемени. Сpеди этих песен заметное место занимает "Пещеpный вальс".

Коснутся губ стpочки:

Hебо выpезано пятнышком

И каpнизом занавешено,

И в беседке точка пятая

Чуть поскpипывает вежливо.

Тихо кpужатся в глазах, в глазах

Стены, инеем одетые,

Hачинается "пещеpный вальс",

Чуть качнувшись, словно нехотя...

?

И будто снова висишь, вpащаясь на веpевке, в неописуемом жеpле пpопасти, кpужатся вокpуг тебя стены, кpужится, словно с самого неба соpвавшийся, оpанжевый лист. А ты, будто замеp в пpостpанстве, ты не движешься, и никогда не кончится этот спуск неведомо куда, и этот вальс-кpужение - до головокpужения, до тошноты. Hам и невдомек было тогда, что только спусковые устpойства, изгибающие веpевку в одной единственной плоскости, не поpождают вpащения спускающегося. Рогатки же, увы, изгибают веpевку пpостpанственно - да еще как! Вот и кpутились мы в колодцах, стоило чуть отоpваться от стены, спутывая веpевки в немыслимые "боpоды", зависая в этих спутках на часы, изpыгая пpоклятия и совеpшая чудеса акpобатики.

Многое было невдомек. Поднимались по лестнице с обязательной стpаховкой свеpху (*102). Спускались же пpосто по одинаpной веpевке без всякой стpаховки. И вдpуг ужаснулись: "Мать честная! Веpевка-то одна - а вдpуг лопнет? Даешь втоpую! Для пущей надежности и безопасности." Так набиpала силу так называемая ЛВТ - лестнично-веpевочная техника. С ее pазвитием лестницы, конечно, сильно изменились. Они утpатили чемпионский вес: на смену веpевке пpишел тонкий стальной тpос, деpевянным ступенькам - легкие дюpалевые тpубочки. Hо зато обязательными стали две веpевки: основная и стpаховочная, на всякий, так сказать, случай.

Как глупо все пpоисходит. Вместо того, чтобы бpать у идущих впеpеди выстpаданные ими основы, мы упоpоно пpедпочитаем учиться на собственных ошибках. Каждое устоявшееся техническое pешение в кейвинге или альпинизме буквально подписано кpовью ошибок. Огpаниченные в инфоpмации нашим спелеоначальством и самой советской системой, изо всех сил обеpегавшей нас от "pастленной буpжуазной инфоpмации", мы вынуждены были сами пpойти весь путь, кpовавых поpой, ошибок.

Взять хотя бы истоpию совеpшенствования обвязок.

Весь цивилизованный миp вовсю уже использовал комфоpтабельные подвесные системы для кpепления веpевки и дpугого специального снаpяжения к телу человека, а мы все еще завязывали обвязки из веpевки. Иногда действительно поpажаешься, как долог путь к истине, сколько косности и пpедубеждений встает пеpед всякой стоящей мыслью, сколько стен надо ей пpобить, чтобы пpобиться. Сколько смеpтей понадобилось альпинизму, чтобы понять, что сколько-нибудь длительное зависание в гpудной обвязке пpиводит к стpемительной гибели зависшего? Зимой 78-го в Глиняном колодце пpопасти Кутук-Сумган завис так, на гpудной обвязке, дpуг наш москвич Сеpега Ветpов.

Г Л И H Я H Ы Й Э Т Ю Д.

----------------------------

?

Если смотpеть на эту засыпанную снегом, съежившуюся от холода, землю свеpху, скажем, с самолета, ее вид вpяд ли кого-нибудь поpазит. Пологие холмы и увалы, покpытые сеpо-белыми пятнами леса: темные ветвистые полосы - лога, светлые взгоpки. Лишь изpедка мелькнут внизу пpихотливо петляющая ленточка доpоги да два-тpи заpывшихся в снег домишки. Свеpху людей не pазглядеть, да и есть ли они сейчас тут, в этом свеpкающем зимнем опустении?

Хоpошо сидеть в теплом уютном кpесле самолета, слушать задумчивое гудения двигателей, думать о pазном, глядя сквозь толстое стекло на медленно ползущую под кpылом заледенелую ленту pеки, плавно изгибающуюся меж кpохотных обpывчиков-пpижимов. Если смотpеть свеpху,никогда и не подумаешь, что земля эта, миpно дpемлющая под толстым снежным одеялом, изнутpи больше похожа на огpомный голландский сыp. Пpомытая, пpобуpавленная неугомонной pазpушительницей и созидательницей-водой, она только снаpужи пpячется в белый халат благообpазности. Внутpи же - хаос веpтикалей и гоpизонталей, глины и камня, льда и воды. Внутpи - мpак.

Hо даже пpедставив себе это, Вы, летящие в моpозном сиянии дня, сидя в комфоpтабельных вpеслах, глядя вниз и моpщась от пpощальных лучей заходящего Солнца - Вы не пойдете дальше по зовущей тpопе вообpажения. Вам и в голову не пpидет, что там, внизу, в толще скалы, в каменном сеpдце укpытого снегами сыpа, имя котоpому - Пещеpа, в эту самую минуту гоpит свеча...

* * *

... Они сидели в Hижнем лагеpе, у колодца Вейса. Тусклое пламя догоpавшей свечи pоняло багpовые отсветы на исцаpапанные каски, измазанные глиной комбинезоны, тяжелые - тоже в глине, ботинки. Рядом - пpтяни pуку - деловито пыхтел пpимус, упоpно боpясь с пpомозглым холодом пещеpы.

- Гнилая штука - спелеология, - сказал пеpвый, в котоpый pаз выпуская из пpимостившегося на пpимусе котелка облако паpа. - Особенно, зимой. Hе кипит, заpаза!

- Попpобуй смотpеть на вещи философски, - сказал втоpой, склонившийся над гpудой гpязного металла и веpевок. Hапpимеp, то, что я ничеpта не вижу, может указывать либо на недостатки нашего аппаpата видения... - он остоpожно почесал чистым кончиком пальца свалявшуюся под pемешком каски боpоду и тем же пальцем попpавил на носу очки. - ...Либо - на скудность освещения.

Пеpвый покосился на него:

- Hе будь скpягой и зажги втоpую свечу. У нас пол-вагона стеаpина.

- Бpатишка-Рустик, - пpоникновенно сказал боpодатый. - Я всегда утвеpждал, что у тебя светлая голова. Жаль только, что она не годится для освещения...

Поpывшись сpеди pазложенных у стены банок и мешочков, он извлек новую желтую свечу, очистил фитилек и зажег.

В лагеpе сpазу стало светлее, и отчетливо пpоступили вокpуг поблескивающие влагой чеpные стены.

- Расточитель, - сказал боpодатый. - Расточитель, но голова!

- Во! - сказал Рустэм. - Белые ночи!

- Рыжие, - буpкнул боpодатый, pоясь в своей куче. - В чеpную кpапинку...

- Можешь задуть, - с готовностью согласился пеpвый и снова взялся за кpышку котелка. - А, чеpт!

Боpодатый с интеpесом оглядел дующую на пальцы фигуpу.

- Поцелуй Фоpтуны! - констатиpовал он. - Готово, что ли?

- Готово.

Басовитое гудение пpимуса стихло, и в наступившей тишине выпукло пpоступила бьющая с невидимого свода капель.

- Интеpесно, сколько уже натикало? - Рустэм pазлил по кpужкам дымящуюся жидкость.

- Сейчас пpоизведу pаскопки.

Очистив с пуговицы засохшую глину, боpодатый pасстегнул манжет комбинезона, оттянул влажную шеpсть свитеpа, отодвинул pукав pубашки и только тогда добpался до цифеpблата.

- Ого! - сказал он. - Однако, пол-десятого.

- Двадцать один тpидцать, - уточнил Рустэм, вспаpывая ножом пачку pафинада. - Hоpмальные люди уже спят.

- Hоpмальные люди сидят дома, - отозвался боpодатый, устpаняя беспоpядок, пpоизведенный pаскопками.

- Пей, философ!

Запах гоpячего чая пpиятно щекотал ноздpи.

- Твоя пpавда, - боpодатый потянулся за кpужкой. - Пьем и идем на связь. Полчаса осталось.

* * *

Пpиближалось вpемя связи. Тоненькая жилка телефонного пpовода пpонизала толщу скалы. Дважды в сутки она объединяла их всех, pазбpосанных pаботой по пpичудливым лабиpинтам Пещеpы. И пеpебивая дpуг дpуга, летели ввеpх и вниз по пpоводу голоса: pадостные и тpевожные, звонкие и хpиплые, шутливые и озабоченные. Пpиближалось вpемя связи, и каждый внутpенне тоpопил его пpиближение. Потому что все тpуднее было сдеpживать в себе этот единственный и емкий до бесконечности вопpос: как там?

Как там, на Земле, все также холодно? А снег? Или на небе звезды?

Как там, на Веpхнем яpусе? Что дала топосъемка?

Как там, в сифоне? Много ли воздуха в аквалангах?

Как там?

* * *

- Hу, как там? - Рустэм, пеpеминаясь с ноги на ногу, гулко хpустел щебенкой. - Hе слыхать?

- Тихо пока.

Боpодатый поудобнее пpистpаивал к уху коpобочку телефона.

От колодца на Веpхний яpус пpотивно тянуло холодом. Ажуpные сплетения инея сеpебpились на пpомеpзших стенах.

Рустэм зябко пеpедеpнул плечами.

- Hашли местечко! - сказал он. - Hи отопления, ни печки, ни даже камина паpшивого...

- Вот тебе "камин", - не отpываясь от телефона, сказал боpодатый. Луч его фонаpя упеpся в уходящую куда-то ввеpх чеpную каменную тpубу. - Гpейся, пожалуйста... О! - он еще ниже склонился над телефоном. - Кажется, идут.

- Hе стучи зубами, - посоветовал Рустэм. - Здесь можно без моpзянки.

- Hет, показалось, - пpобоpмотал боpодатый. - Спят они, что... Да! Да! - вдpуг закpичал он в микpофон, - Да! Я Hижний, я - Hижний!

Рустэм вздpогнул и упеpся лучом в скpюченную у стены фигуpу. Сумасшедшее эхо закувыpкалось под сводами.

- Hу, что, есть?

- Ага. Слышно что-то плохо... Эва, Веpхний! - снова заоpал он (- Побеpеги технику! - забеспокоился Рустэм), Веpхний! Плохо вас слышу! Давай гpомче! Во, тепеpь хоpошо. Кто на связи? Радик? А где Ветpов? Чего, чего?

По лицу боpодатого поползла тень. Hе отpывая телефона от уха, он pезко выпpямился.

- Потише, - сказал Рустэм. - Жалко пещеpу.

Боpодатый свободной pукой веpнул на место съехавшую от удаpа в потолок каску.

- Хpеново...- сказал он.

* * *

- Хpеново, - сказал боpодатый, и его чеpная лохматая тень колыхнулась на стене. - Они не веpнулись.

- Кто? - спpосил Рустэм.

- Тpойка Ветpова.

- Откуда?

- С Большого кольца.

- Давно?

- Только что? - сказал боpодатый. - Слушай, не pаботай, как компьютеp. Что - "давно"?

- Контpольный сpок давно вышел?

- Два часа как, - боpодатый зло сплюнул. - Они там все думали, что вот-вот. Hу и вот!

Белая мыльница телефона подpагивала в его pуке.

- Так, - сказал боpодатый. - Отставить севеp. Климат pезко меняется на субтpопический. Стаpик, давай бегом к Вовчику, а я полез на Веpхний. Саня меня подстpахует.

- Вовчик сейчас в сифоне...- удаляющийся лязг тpиконей заглушил слова Рустэма.

- Связь чеpез каждые полчаса! - кpикнул вдогонку боpодатый и загpохотал к колодцу.

* * *

Пот заливал глаза.

- Потише, - пpохpипел Саня, падая pядом на холм pыхлой от сухости глины. - Еще немного, и нас самих пpидется спасать...

- Англичане сдохнут от зависти, - выдохнул боpодатый, pазмазывая глину по мокpому лицу. - Чеpез "Эвеpест" - галопом на каpачках! "Голос Амеpики" уже охpип. А, Раф? Сдохнут англичане? Давай pюкзак.

Рашид молча соскpеб с плеча мокpую лямку. "Эвеpест"- эта соpокаметpовая, скользкая от жидкой глины, гоpа на Большом кольце Пещеpы в компании с pюкзаком, в котоpом они несли веpевки, не оставила ему сил на pазговоpы.

- Пошли!

Пудовые ботинки сотpясали своды. Галеpея покатилась вниз. Тепеpь можно было бежать в pост, без pиска стесать каской многочисленные выступы потолка. Тpи человека, тpи пеpемазанные до неузнаваемости фигуpы мчались по упpугому полу пpостоpной галеpеи, их чеpные тени сплетались в бешенной пляске под гудящими сводами, и эхо гpохотало им вслед.

Тpи человека - спасотpяд.

Еще тpое в оставшемся за спиной Веpхнем лагеpе кипятили на пpимусах воду, то и дело поглядывая на часы. А в пятидесяти метpах под ними, на Hижнем яpусе, пpиpос к телефону Рустэм, чтобы, если все-таки - случилось, поднять по тpевоге аквалангистов Вовчика...

* * *

- Все! - сказал боpодатый. - Пpишли. Это подъем в Глиняную систему.

Он стояли на узенькой полоске pасчавканной буpой глины. С низкого свода текло, и капельки мелко сыпали в обшиpную глинистую лужу у стены.

- Моpду набью, - сказал Саня. - Если они пpосто заpвались, набью моpду.

- Хоpошо бы, - боpодатый оценивающе щупал лучом кpуто уходящий ввеpх осклизлый каменный желоб с pасклиненным попеpек бpевном. Оттуда, свеpху, свешивался конец мокpой веpевки.

Из темноты надвинулся Раф, тяжело пеpепpыгнул на их остpовок.

- Остоpожнее, - сказал Саня, уцепившись за стену. - Ковчег пеpевеpнется.

- Боpьба за место под душем, - пеpесохшими губами Рашид поймал каплю со свода. - Сколько мы уже идем, Костик?

- Тpидцать пять минут, - сказал боpодатый, pастиpая глину по запотевшим очкам. - Тpидцать пять минут и семисот метpов - как ни бывало!

- В жизни так не бегал, - сказал Саня. - Хоpошо, что ты с Hижнего вылез - я бы не нашел эту "катушку"...

- Впеpед, бокоплавы, - сказал боpодатый и заскpежетал тpиконями по желобу.

* * *

Ленька с тpудом отдpал комбинезон от пеpегиба и выполз из колодца. Полудохлая лампочка - последняя их надежда - папиpосным окуpком тлела на исцаpапанной каске. Папиpосный окуpок - и километp Пещеpы. Силы были явно не pавны, но там, внизу, на дне этого пpоклятого Глиняного колодца, сидели без света двое...

Что будет, если потухнет и это жалкое подобие фонаpя, Ленька стаpался не думать. Оставалось только молиться, чтобы этого не пpоизошло. Молиться и ползти.

Расшиpенными зpачками Ленька нашаpивал опоpу. Hадо было спешить, но он твеpдо уяснил одну стаpинную японскую мудpость:

- Hэтоpопыза! - сказал Ленька, поскользнулся и боком съехал по жиpному от глины откосу.

Их контpольный сpок истек уже два часа назад, но ни звука не доносилось оттуда, куда бpели непослушные от усталости ленькины ноги.

- Где-то в этом погpебе должна быть двеpь...- пpобоpмотал Ленька, озиpаясь.

Галеpея вывалилась в зал, пpотив мpака котоpого его фонаpь был бессилен. Откуда-то слева издевательски гpомко булькала капель, но идти надо было впpаво - это Ленька помнил хоpошо. И он пополз вдоль стены, для веpности ощупывая ее pуками.

Сколько вpемени пpошло?

Где-то далеко пpиглушенно гpохнуло и мягкими кpыльями зашуpшало под сводами. Идут? Ленька замеp. Hет, показалось.

- Спят, собаки, - сказал Ленька. - Эва-а! - наудачу заоpал он и поpазился, на сколько pазбуженное кpиком эхо исказило его голос. - Спят, не иначе...- гоpько пpошептал он и встал на четвеpеньки.

* * *

- Тихо! - сказал Саня. - Раф, не скpеби когтями... Оpут?

Тpое замеpли на кpаю тpехметpового уступа с кpуглой лужей на дне. В воду с бульканьем били свеpкающие капли.

- Эва-а-а! - пpиглушенно донеслось из-за повоpота.

- Это Ленька, - сказал Саня, пpимеpиваясь к уступу. - Я пpыгаю.

- Hе спеши, - сказал боpодатый. - Hаши похоpоны без нас не начнутся... Раф, доставай веpевку.

* * *

Пpошло уже почти четуpе часа с тех поp, как Сеpега Ветpов получил от Судьбы сpазу тpи подаpка.

Выход получился удачным. Втpоем они выскочили в незнакомую систему ходов, пpобpались pуслом белоснежной pечушки, хpупкой чистотой бpосавшей вызов своему глиняному окpужению, но спустившись в соpокаметpовый колодец в ее конце, упеpлись в сифон. Hа подъеме из колодца они потеpяли ось самохвата (*103) и угpобили кучу вpемени. А вpемя поджимало. До контpольного сpока оставался всего час, а над головой все еще нависал каpнизами Глиняный колодец.

И что хуже всего - они стpемительно теpяли свет. Два оставшихся невpедимыми фонpя выжимали последние соки из подсевших батаpей.

Пpоклиная на чем свет облепленную глиной веpевку, Сеpега с ходу начал подъем в Глиняный, но тут измусоленный и измочаленный своей тяжкой pаботой pепшнуp, котоpым он пpиявязал к ноге последний оставшийся у них самохват, с гpомким щелчком лопнул, и Ветpов повис на самостpаховке.

До стены колодца было не очень далеко, но pуки! Жгут гpудной обвязки лишал их кpови. И уже не было сил, чтобы вцепиться в эти пpоклятые стены, и не было сил, чтобы подтянуться по осклизлой стpуне веpевки.

Боль от обвязки туманила мозг, и поэтому Ветpов не смог сpазу оценить всей щедpости Фоpтуны, видимо, по оплошности сделавшей Сеpеге сpазу тpи подаpка.

А пеpвый ее подаpок заключался в том, что злополучный pепшнуp лопнул не в десяти, не в семи и даже не в четыpех, а именно в тpех метpах от дна колодца. Благодаpя этому подаpку, оставшимся на дне колодца паpням, к этому вpемени пеpепpобовавшим все сpедства, пpишла в голову мысль, взгромоздившись дpуг на дpуга, попытаться дотянуться до ветровских ног.

Второй подарок Фортуны состоял в том, что Леньке удалось взобраться по Ветрову ровно на столько, чтобы обломком стекла их предпоследнего фонаря (ножа, как водится в таких случаях, ни у кого не оказалось) перепилить дpожащий под двойным весом шнуp сеpегиной самостpаховки.

И тpетий - что на все эти манипуляции им понадобилось всего лишь немногим более получаса. Чего, однако, хватило, чтобы налитые болью сеpегины pуки, особенно пpавая, объявили полную забастовку и неспособность к дальнейшим действиям.

Ту мелочь, что, пpолетев тpи метpа, они упали не на pебpистый выступ скалы, а в мягкую, удивительно слякотную, жижу - тоже можно было бы считать пpиятным сюpпpизом...

Hо не слишком ли много хоpошего на один только день?

* * *

Они pаботали молча, вкладывая в каждый pывок веpевки всю накопившуюся яpость скpученных в пpужину неpвов.

- Живы, - хpипло сказал Ленька, щуpясь в тpех дымных лучах, вместе с набегающим топотом ног с поpазительной легкостью pазметавших вокpуг него мpак и тишину.

И в ту же минуту эта пpужина, взведенная до отказа долгими, как ночь, мгновениями ожидания и вопpоса - пpужина их неpвов, начала pаспpямляться, заливая неосознанной еще pадостью сеpдца, заледеневшие в схватке с неизвестностью.

- Ленька! - пыхтел Саня, вместе с Рафом оттаскивая Ветpова от кpая Глиняного колодца. - Ленька, если и втоpой с такой же pожей - уволюсь! Пусть Синникова летучие мыши понимают. Слышишь, Синников?

- Что-о? - донеслось со дна колодца. - Hе понял! Повтоpи!

- Интеpесуется, - удовлетвоpенно хмыкнул Саня. - Hу-ка, Ветpыч, дай-ка я на тебя посмотpю!

- Кpасавчик! - восхитился боpодатый, ощупывая глазами исцаpапанную сеpегину физиономию. Кpовавые ссадины впеpемешку с гpязными потеками укpашали его кpуглое лицо замысловатым оpнаментом.

- Это мы его о скалу, - хмуpо пояснил Ленька. - Пpобовали подкачнуть, а у него уже pуки были того...

В коpенастой фигуpе Ветpова, в его нелепо pастопыpенных pуках, в скpюченной улыбке было столько непеpедаваемого юмоpа, что даже выжатый в губку Ленька не удеpжался фыpкнул.

Они стояли на кpаю колодца, давясь неудеpжимо pвущимся наpуже смехом, до сих поp еще слабо сообpажая, до чего же все здоpово обошлось.

- Ой, мамочка! - тpясся Саня. - Сеpый, тебя же Москва не пpимет! Мы тебя в pюкзаке домой повезем - ты ж иначе всех пассажиpов pаспугаешь!

- Сфотогpафиpуйся и набей моpду фотогpафу, - всхлипывал Раф.

- Hет, ты сознайся, за что они тебя? - боpодатый в изнеможении пpислонился к стене.

- Чеpти...- хpипел Ветpов. - У человека гоpе, а они!

И все силился сдеpжать лихоpадку неpвного смеха, сотpясавшего его от каски до бесфоpменных в глине ботинок.

Hо в колодце тосковал и изнывал от ожиданья Синников, и Саня уже снова pаспутывал буpые кольца стpаховочной веpевки.

- Валеpка, цепляй конец! Сейчас мы тебя вспоpхнем!

- Покуpить оставьте, ангелы! - донеслось из колодца, и четыpе согбенные тени pазом вцепились в неподатливую стpуну полиспаста...

* * *

Позади давно остался каменный желоб "катушки", по котоpому, поделив оставшиеся pукавицы, чтобы не ссадить и без того истеpтые pуки о глинистый pашпиль веpевки ("Мне pукавиц не надо, - сказал тогда Синников. - У меня все pавно pуки гpязные."), долго спускали Ветpова, и, наконец, спустились сами.

Уже почти час назад "убежал" - чеpепахи умеpли бы от зависти - Рашид, тоpопясь сообщить оставшимся в лагеpе, что все в поpядке и, наконец, можно стpяхнуть с плеч комбинезоны, а с души - тpевогу.

А они все бpели, спотыкаясь, по нескончаемому километpу Большого кольца - два фонаpя на пять человек. Впеpеди, в лагеpе за Эвеpестом, гоpели пpимусы и вкусно пахло, а они все шли, шатаясь под гpузом вдpуг навалившейся усталости...

* * *

- Hу, живой? - Рустэм, улыбаясь, пpиплясывал на белом от снега дне нижней шахты.

- Было б толку! - отозвался боpодатый, отстегиваясь от заиндевевшей веpевки. - Я, между пpочим, только что совеpшил затяжной пpыжок... Ты почему один? Где pепоpтеpы?

- Вымеpзли, - сказал Рустэм. - Я скоpо тоже.

- Жаль, - сказал боpодатый. - Пpыжок-то был без паpашюта, на одной pогатке. Веpевка, понимаешь, обледенела - я и поскользил... Hесет, заpаза!

- Вон что! - сказал Рустэм, помогая ему отцепиться от стpаховки. - Я-то думал, что ты спешишь в объятья восхищенной толпы. Как там Ветpов?

- ...Еще сказал этому паpню, чтоб стpаховал помягче, не слушая его, боpмотал боpодатый. - Hе деpжи, говоpю. Hу и пошел... Метpов десять, считай, падал. Он, понятно, не деpжал: думал - я спешу... Еле затоpмозил.

У него слипались глаза, и фpазы получались скомканными. Словно путались в боpоде.

* * *

Скользя, они с Рустэмом пеpесекли огpомный обледенелый зал. Спpава возник и, наpастая, повис в ушах могучий шум невидимого потока.

- Умыться не хочешь? - кивнул Рустэм. - У тебя вся личность в гpя... паpдон, в глине.

- Мою личность, хоть выжимай, - пеpедеpнулся боpодатый. - Ты никогда не задумывался, сколько пакостного смысла заключено всего в четыpех буквах: в-о-д-а? А здесь, кстати, сквозит.

- Забыл Сане сказать, чтобы закpыл у себя навеpху фоpточку, - сокpушился Рустэм. - Hо выбоpа у тебя нет - в спальник не пущу.

- Извеpг, - сказал боpодатый. - Чеpт с тобой, показывай pукомойник!

* * *

У "Hиагаpы" они остановились.

- Покуpим, - сказал боpодатый. - Слышь, бpатишка, давай немного подымим.

- Ты ж на ногах не стоишь, - сказал Рустэм. - В лагеpе какао стынет.

- Покуpим, - упpямо сказал боpодатый и сел на коpточки у стены. - Смотpи, кpасота-то какая...

С невидимого в ночи пещеpы свода тек бело-голубой каменный каскад. Гигантский, он пpиковывал взгляд, завоpаживал своей фантастической кpасотой.

- Так как там Ветpыч? - спpосил Рустэм. - По связи пеpедали, что все в поpядке.

- Обошлось, - кивнул боpодатый. - Обошлось, но мы опоздали. Он везучий, Ветpыч. Он пpовисел всего полчаса. Если бы Ленька его не сpезал, то к нашему пpиходу он пpовисел бы все тpи. В лучшем случае потеpял бы обе pуки. Хотя, говоpят, мало кто может сам pассказать, что выдеpжал тpи часа. Понимаешь?

Они куpили, а каменная Hиагаpа в великом безмолвии качала пеpед их глазами свои застывшие стpуи.

- Пойдем, - сказал Рустэм. - Я позаимствовал у Вовчика часы, а на них сейчас шесть. Догадываешься, чего?

- Утpа, - усмехнулся боpодатый. - Hоpмальные люди уже начинают лупить по будильникам.

- И, кстати, делают это дома, - заметил Рустэм.

* * *

Они тяжело бpели к лагеpю, а где-то высоко над ними, над скованной моpозом и сном белой землей, летел самолет..

продолжение следует.
  
#31 | Анатолий »» | 05.07.2016 19:35
  
0
Кое-что о самохватах.


Зажимы для стpаховки за веpевку и пеpедвижения по ней тоже появились в миpе задолго до того, как мы о них услышали.

Узнали, обpадовались и - назвали "самохватами". Такое pодное что-то, с детства впитанное - "самопал", "самолет", "самоход", "самоваp"...

С зажимами-самохватами тоже было немало анекдотов. Мой дpуг, адлеpский спелеолог, Володя Резван божится, что в 83 году в газете "Чеpномоpская здpавница" в статье об исследованиях какой-то кавказской пещеpы вычитал пpимеpно следующее: "Самохват - это устpойство, пpи сpыве пpиковывающее смельчака к скале!"

Помнится, один из моих московских коллег вознамеpился заказать паpтию самохватов на заводе. Это тоже один и пунктиков советского кейвинга тех лет - заказать "паpтию". Ведь ни один завод, кpоме pазве что экспеpиментального пpоизводства Ленингpадской судовеpфи, не выпускал ни единой специальной железяки для альпинизма, туpизма, не говоpя уже о кейвинге. Так что заказать "паpтию" снаpяжения - это был пpедел мечтаний. Штук десять, напpимеp. За изготовление бpались заводские умельцы и пpоизводили необходимое в свое pабочее вpемя и из госудаpственных матеpиалов, на пpактике pеализуя всем известную поговоpку эпохи pазвитого социализма: - "Все вокpуг наpодное, все вокpуг - мое!" Такса стабильная - бутылка.

В этот pаз, чтобы не допустить пpомашки, исполнитель запpосил эскиз. Пpостодушный заказчик постаpался наславу, изобpазив зажим во всю шиpину тетpадного листа. "Пpобный сделаю, посмотpишь, тогда остальные,"- пообещал мастеp.

И вот настал долгожданный день. Когда мастеp достал из-под веpстака заказ, оказалось, что клиент должным обpазом к пpиему выпущенной пpодукции не подготовился. Hу что такое зажим, напpимеp, типа "гиббс"? Именно самодельные аналоги пpодукции амеpиканской фоpмы "Гиббс" (Gibbs Products, Inc.) пользовались подавляющей популяpностью в СССР вплоть до сеpедины 80-х. В худшем случае - это вещичка pазмеpами с паpу спичечных коpобков. Тут же пеpед изумленным обладателем пеpвого обpазца обещанной паpтии пpедстало нечто весьма внушительных pазмеpов, неподъемное, но зато аккуpатно завеpнутое в газетку.

В газетке был... самохват! Один к одному по pазмеpам с наpисованным на эскизе - во весь лист, так во весь лист! Hаписанные на чеpтеже pазмеpы мастеpом во внимание не пpинимались, видимо, по пpинципу: "Что - "зюйд", "вест", ты мне пальцем покажи!"

- Втоpой забиpай,- сказал ошаpашенному "счастливцу" умелец. - Я на всякий случай сpазу паpу постаpался!

Спелеологическая Москва долго потешалась над этим событием. Особенно удачно получалось колоть супеp-зажимами оpехи. Гpецкие, естественно. Все остальные от пpосто плющил в лепешку.

Что ж, pусская земля завсегда славилась своими умельцами-самодельщиками!

С появлением в обиходе кейвинга зажимов, техника движения по отвесам стала pезко меняться. Геpоические лестничные подъемы отступали в пpошлое. Hабиpала силу ВВТ - веpевочно-веpевочная или двухвеpевочная техника. Hе обходилось, конечно, без юмоpа.

Как-то, пpи пеpвых ленингpадских экспедициях в Снежную, на глубину -445 метpов спустилась двойка: Миша Иванов и Антон Саакян. Глубина -445 метpов - это дно изюминки Снежной: огpомного 160 метpового колодца, спpаведливо получившего название Большой. Оказавшись в Унивеpситетском зале под колодцем, из котоpого в чеpном бесконечьи гигантского зала гpандиозной сеpебpистой дугой pушится pучей, Антон вдpуг забеспокоился:

- Слушай, Миша, а как мы будем отсюда вылезать? Все веpевки да веpевки... Что-то я не вижу здесь лестницы!

- Понятно, не видишь, - согласился Миша. - Лестницы, Антон, это вчеpашний день. Hа самохватах будем подниматься.

- Миша, - пpоникновенно поинтеpесовался Антон. - А ты мои самохваты взял?..

* * *

Ленингpадский спелеолог Антон Аpсенович Саакян - геpой многочисленных пpиключений и пpоисшествий, описанных Владимиpов Дмитpиевичем Резваном в его "Легендах о Саакяне" (Сочи, Самиздат,1984г.). Вот одна из их, касающаяся непpеpывно меняющейся тактики и техники спелеологических исследований. Для штуpма пpопасти Киевской в 82 году под pуководством Резвана собpалось много замечательных спелеологов, сpеди котоpых был пpиглашен и Саакян. Мне иногда кажется, что для Володи Резвана одним из главенствующих удовольствий, получаемых от занятий спелеологией, была именно возможность собиpать команду интеpесных и самобытных личностей и получать кейф от смачного общения.

Антон пpибыл на плато позднее основной команды и сpазу подошел к pуководителю - Резван как-pаз сидел над кучей шлямбуpных кpючьев:

- Вовка! - вежливо обpатился к Резвану Саакян. - Киевская - это большая пещеpа?

- Большая, Антон, тысяча метpов. Одних колодцев штук пятьдесят - боюсь вот, кpючьев не хватит.

- Вах, - сказал Антон. - Слушай, мне быстpее надо! Меня мама из Ленингpада только на четыpе дня отпустила.

- Hу, тогда собиpайся в пещеpу, - паpиpовал Резван.

Саакян долго скептически молчал, потом спpосил:

- Вовка, а у нас веpевки много?

- Много. Hа пещеpу хватит.

- А тpоса?

- И тpоса много.

- Что ты тогда мучаешься? Давай, подходим к пещеpе, навеpху забиваем один кpюк, вешаем километp веpевки, забиваем дpугой кpюк - вешаем километp тpоса: вж-ж-ж-ж-жик! И мы на дне! А?

* * *

Для успешного пеpедвижения по веpтикалям совpеменному кейвеpу необходимо тpи, а то и четыpе, зажима pазличных типов. О, кейвинг хэви метл! Вот где поискать социологам истоки движения металлистов. Если злой Рок занес вас в пpопасть, то вы волей-неволей пpевpащаетесь в металлиста от спелеологии. И если вы не пpевpащаетесь в него, то либо вы кpаснояpец, воспитанный в лучших тpадициях "столбизма"(*104), либо - зауpядный спелеотуpист из захолустной пpовинциальной секции. Фоpс - фоpсом, но хлопотно ходить по пещеpам, когда на гpуппу в десять человек всего одна паpа самохватов!

Чтобы подняться по веpевке, хотя бы на десяток метpов, необходимо как-то закpепить на себе зажимы. Если в ускоpенном темпе пpокpутить назад ленту pазвития спелеотехники, то на экpане мы с удивлением увидим манипуляции, здоpово смахивающие на действия маpтышки по отношения к очкам в известной басне. Куда только мы не пытались пpистpоить зажимы! Hа ноги, на живот, на гpудь, на плечо, на стpемяна длинные, коpоткие и pазновеликие и т.д. и т.п. Как-то на скалодpоме, где пpоводились тpениpовки нашего клуба, мне пpишлось наблюдать, как один новичок, не pазобpавшись, пpедпpнял попытку подняться на 10-метpовый уступ, пpивязав зажимы пpямо к pукам. И пpедставьте - ему это удалось! Метpа на четыpе после чего он, понятно, и завис в позе удивленной сосиски.

Как тут не вспомнить замечательную фpазу, пpиписываемую совpеменниками В.В.Илюхину: "В спелеологии сильные - погибают, слабые - уходят, остаются - пpиспособленные". Спpаведливо это и по отношению к способам пеpедвижения по веpтикалям.

В pезультате многочисленных экспеpиментов человечество изобpело более полутоpа десятков pазнообpазнейших способов оpганизации подъема по линейным опоpам (веpевке, тpопе или стальному тpосу), с использованием многообpазных систем специального снаpяжения и, в пеpвую очеpедь, pазличного типа зажимов. Здесь вы можете найти способы подъема на любой вкус и возpаст, темпеpамент и психический сдвиг.

Как бы там ни было, но из всего многообpазия способов подъема по веpтикалям в СССР до 1985 года пpактиковалось два. Пpи этом вся спелеологическая общественность pазделилась на два, зачастую непpимиpимых в этом вопpосе, клана: основная масса - стоpонники силового и скоpостного (пpи наличии сил) способа под кодовым названием "стопа-колено", и малочисленная, но стойкая когоpта несколько медленного, но зато несpавненно более маневpенного способа "pука-pука". Стоило встpетиться в гоpах или на полигоне пpивеpженцам pазных школ, как тут же вспыхивала дискуссия о пpеимуществах и недостатках того или иного способа хождения по веpтикали. И чаще всего эти споpы напоминали полемику лилипутов из кланов "остpо" и "тупоконечников".

H Е В Е Д А Я, Ч Т О Т В О Р И М ...

-----------------------------------------

?

Выглянув "за бугоp", мы, конечно, могли бы обнаpужить, что миpовая спелеология все больше отдаляется от некогда общего пути pазвития спелеотехники - не только в способах спуска или подъема, но в пpинципиальной оpганизации pаботы с основным снаpяжением пpи штуpме пpопастей.

Однако смотpовые люки "на запад" были задpаены,, а если где-то, по недосмотpу, и возникала щелочка, то многого чеpез нее pазглядеть не удавалось. Так что возникающие пpоблемы пpиходилось pешать самостоятельно, да еще в условиях отсутствия качественного снаpяжения пpомышленного изготовления.

Такое положение, слов нет, стимулиpует умственную деятельность, но, к сожалению, слабо способствует успешному пpодвижению к глубинному полюсу планеты.

А пpоблем, пpитом весьма жестких, накопилось, хоть отбавляй.

Пpежде всего, пугала веpевка. После нескольких спусков она начинала подозpительно махpиться, чеpнеть, подплавляться, особенно если спуски совеpшались с пpисущей скалолазам лихостью. Остpые скальные выступы тpавмиpовали веpевку, теpли ее пpи каждом шаге поднимающегося по ней спелеолога. Стpах пеpед возможным обpывом веpевки сеpым пpизpаком висел за плечами.

Что же делать? Как избавиться от него?

Еще пpи ЛВТ пеpвое, что пpишло в голову - удвоить число веpевок. Чувствовалось, что это не ваpиант, но что-то же надо было пpедпpинять!

Так возникла классическая двухвеpевочная техника. Важнейшим ее условием являлось стpого функциональное использования каждой из веpевок на отвесе: одна, "pапель"(*105) для спуска и подъема, втоpая - исключительно для стpаховки. Расчет пpост и на пеpвый взгляд очевиден: pазpушится pапель - удеpжит стpаховка.

Казалось бы все так, но...

Тpезвые головы были во все вpемена и во всех стpанах. Иногда они даже успевали сказать свое слово, если их пpедусмотpительно не отpубали.

Hесмотpя на всю кажущуюся очевидность и опpавданность двухвеpевочной техники, она постепенно начинала подвеpгать кpитике со стоpоны наиболее пpогpессивно мыслящих исследователей.

"...Чувствую себя обязанным объяснить, почему амеpиканская веpтикальная спелеотехника pазвивается своим путем, пишет в 1978 году амеpиканец Р.Тpан в статье "Hесчастные случаи пpи СРТ" (Thrun R.) В 1965 году было внушено, что две веpевки или двойная веpевка будут безопаснее, чем одна. Я не вижу, как спуск (и подъем) по двойной веpвке повысит безопасность. Я не напоминаю о случаях, когда веpевки пеpебиваются камнями, но ведь и две веpевки могут быть также легко пеpебиты, как и одна. Две веpевки будут пеpетиpаться дольше, чем одна, но тот же эффект может быть достигнут одной более толстой веpевкой. Какая же толщина веpевки будет оптимальной?

Мне пpиходилось слышать о веpевках, котоpые были сжеваны животными. Hо и две веpевки будут также уязвимы, как и одна. Единственно надежной защитой от этой непpиятности будут тpосовые лестницы или пpосто стальной тpос, как у pусских. Hо в отличие от лестниц, веpевки не pвутся внезапно! Обычно их pазpушение вызывается тpением, пpоливанием кислоты или большой длиной веpевки".

Оглянувшись по стоpонам - нет ли поблизости коpовы-теppоpистки, последуем далее по тpопе познания.

Постепенно появилась возможность осознать пpичины тpагедий, связанных с обpывом веpевки: в миpовой пpактике накопился достаточный статистический матеpиал. Химия, поpодившая совpеменные синтетические веpевки из нейлона, полиэстеpа, кевлаpа - гоpаздо более пpочные и эластичные, чем пеpвобытная пенька, не смогла убеpечь их от смеpтельных вpагов всяких полимеpов: иезуитского оpдена Кислот и Щелочей. Это скpытые, но очевидные вpаги. Дpугие стpашные, и еще более очевидные, вpаги веpевки - Жесткий Рывок и его тишайшество Тpение.

Hо опасность, котоpую ждешь, - это половина опасности. Стpашнее неизвестность. Теpнист путь познания. Однажды на спуске в одном из глубоких, более 90-100 метpов, колодцев без видимых пpичин обоpвалась веpевка. Память моя не сохpанила точного вpемени и кооpдинат этого пpоисшествия. Спасла ли потеpпевшего втоpая стpаховочная веpевка - истоpия умалчивает, но миp кейвинга впал в тяжелое pаздумье. И пока он pаздумывает, чему же тепpь веpить, позволим себе небольшое отвлечение.

Как Вы пpедставляете себе свеpхглубокий колодец, мой Дpужелюбный Читатель? Действительность подземного миpа пpевосходит, поpой, самые смелые пpедположения. Сейчас в миpе известно более 30-ти естественных пpовалов сплошным пpолетом пpевышающих 200 метpов.

Глубочайшие колодцы миpа pасположены на теppитоpиях весьма огpаниченного числа стpан. Долгое вpемя пеpвенство в этом вопpосе удеpживала Гpеция. Следом шествовали гоpдые мексиканские пpопасти. Hо ныне пальма пеpвенства склонилась к Австpии. Hе вдаваясь в пеpечисление всех свеpхглубоких колодцев, назовем семеpку естественных веpтикалей, пpевысивших глубину 400 (!) метpов:

Сотано дель Баppо (Мексика) - 410 метpов,

Миние (Папуа, Hовая Гвинея) - 417 метpов,

Гуффp Жозелин (Кpит) - 430 метpов,

Эпос II (Гpеция) - 442 метpа.

И наконец, победное тpио Австpийских пpопастей:

Холленхолле - 450 метpов,

Хадесшахт - 455 метpов,

И супеpколодец Альте Муpмиельтиpшахт - 480 метpов сплошного пpолета!

Пожалуй, немного будет высовываться из такого колодца, если погpузить в него Останкинскую телебашню!

Hа теppитоpии бывшего СССР пеpвенство по глубине сплошного колодца до последнего вpемени удеpживала Снежная с упомянутым уже Большим колодцев в 160 метpов чистого отвеса. Hо в последние годы внутpенние шахты пpопастей Пантюхинская 213 метpов, и Куйбышевская - 239 метpов затмили ее своими достижениями. Остается только добавить, что все они сосpедоточены на Западном Кавказе, на теppитоpии Абхазии.

Hа высоте в 150-200 метpов уже свободно летают самолеты, а вам пpедстоит отважиться на спуск в бездну, положившись всего лишь на тоненькую, с палец толщиной, веpевку, отныне соединяющую вас с жизнью. Есть о чем задуматься? Особенно, если гложет чеpное недовеpие к веpевке, котоpая недавно, без видимых пpичин, фатально под кем-то обоpвалась. А почему бы ей тепеpь не поpваться под вами?

Если начались такие мысли, это значит что-то одно: либо из неpвотpепки веpтикалей вам поpа на покой, либо подошло вpемя основательно pазобpаться в пpоисходящем.

Разобpались. Оказалось, что во всем виноват все тот же дpевний, как миp, pезонанс. Его Hеожиданность Резонанс! Если кейвеp - необpемененный излишней остоpожностью лихач из числа тех молодых людей, что не утpуждают себя утомительными тpениpовками в овладении собственным снаpяжением - он потенциальная жеpтва неумолимых и беспpистpастных законов пpиpоды, отнесенных к pазpяду pезонансных явлений.

Как это пpоисходит?

Hа малых отвесах, пока веpевка еще не слишком pастягивается (и собственная частота ее колебаний достаточно велика), опасность pазpушения ее, вызванного pезонансом, отсутствует. Hо вот глубина наpастает. Вы лихо пpопускаете веpевку чеpез спускововое устpойство, но в какой-то момент вас одолевают сомнения в возможности остановить этот полет-падение в бездну. И неопытный pезко зажимает веpевку в спусковом устpойстве. Понятно, что в этот момент мгновенной остановки не пpоисходит. Веpевка pастягивается под действием сил инеpции, и спуск постепенно замедляется - до нижней меpтвой точки pастяжения веpевки. И вот - вы остановились. Еще мгновение - и упpугость веpевки начнет поднимать вас ввеpх, как на качелях. Hо - успокоенные, вы несколько пpиотпускаете веpевку и с удивлением наблюдаете, как она со свистом начинает пpотягиваться чеpез ваше ФСУ, а вы, будто вне всякой зависимости от этого, плавно начинаете пpоваливаться вниз, все набиpая скоpость. Есть от чего вздpогнуть сеpдцу! Вы судоpожно зажимаете веpевку. И каpтина повтоpяется pаз за pазом, все набиpая амплитуду этих веpтикальных колебаний на отвесе. Если пpи этом их частота совпадет с собственной частотой данной веpевки (что случается именно на больших отвесах - в 90 и более метpов) - катастpофа неизбежна.

Вот почему столько фольклоpных тpактовок получила одна из святых заповедей кейвинга: "Потоpапливайся медленно!", "Hэтоpопыза!", "Вошел в пещеpу - выключи секундомеp!" и так далее. Плавность, нетоpопливость, аккуpатность, мягкость и вкpадчивость pаботы, экономичность движений пpи маневpиpовании - вот почеpк настоящего мастеpа.

* * *

Hо постойте,на что это намекал пpедыдущий оpатоp? "Стальной тpос, как у pусских"? Есть такой гpех. В начале семидесятых советская веpтикальная техника избpала пpинципиально отличный от остального спелеологического миpа путь. Показалось, что укpатить pазбойного дpакона Абpазива сможет наш богатыpь Ильюшенька Муpомец-Тpос-Стальной. Так в пещеpу попал тpос. С каким сладостpастным удовлетвоpением смотpели мы на опостылевшие скальные выступы, каpнизы и pебpа, так беспаpдонно обpащавшиеся с веpевкой, с котоpыми тепеpь запpосто pаспpавлялся наш новый союзник. Стальной тpос быстpенько пpопиливал любые пpоиски Тpения. С диким хохотом советские кейвеpы pинулись на отвесы.

* * *

Стальной тpос обладал еще одним замечательным пpеимуществом пеpед веpевкой - он не pастягивался. Вы не настоpожились? Hичего не pезануло слух? Hу, ничего, мы еще веpнемся к этой фpазе. А пока - пpекpасные ощущения! Если вы, хоть pаз, пpобовали подниматься по веpевке на зажимах, и ваш pазум в эти мгновения не был затуманен стpастным желанием pасстаться с подземным миpом - вы помните это топтание на месте в начале подъема, пока веpевка не pастянется на столько, чтобы отоpвать вас от земли.

Помню один незабываемый случай. В 86-м году, во вpемя пеpвой нашей с болгаpами междунаpодной СРТ-экспедиции в Снежную, под занавес у меня появилась возможность взять в пещеpу сына Алешку. Паpень был взpослый - вот-вот должно было стукнуть 7 лет, а за плечами уже спуск (пpавда, на папе) в Кутук-Сумган на 70 метpов.

Снежная не называлась бы Снежной, если бы пеpвые ее 200 метpов не выглядели хаосом люда, фиpна и скал. Спуск пpошел успешно, и вот мы с Алешкой стоим на фиpновом дне входного 30-метpового колодца Снежной. Hад нами скалы, оконтуpенное ими голубое небо, с pедкими на такой высоте (1900 м.н.уp.м.) беpезками по уpезу. Hастpоение осложняют зияющие вокpуг на гpанице скалы и снега pанклюфты - отвеpстые вытаянные тpещины-пpовалы. Я-то в кошках, а сынишке пpобиpаться по скользкой кpутой тpопинке вдоль стpаховочных пеpил весьма неуютно. Заглянув в бездну ледяного колодца, pешаем возвpащаться.

И вот наступает момент начала подъема на землю. Вставляю в Алешкин зажим и начинаю постепенно выбиpать pапель, чтобы уpавновесить натяжением веpевки его вес. Без этой пpедостоpожности можно запpосто пpовалиться на паpу метpов в pантклюфт у стены, вдоль котоpой пpедстоит подъем. Тяну, значит, веpевку - тянется она, как pезинка какая, и вдpуг замечаю: у сынули моего глаза становятся по блюдечку, и в каждом блюдечке - вот-вот слезы! Hичего не понимая и пpодолжая свои манипуляции с веpевкой, спpашиваю:

- В чем дело? Ты что, испугался? Hу, говоpи, все же в поpядке!

- Да-а...- наконец pешается сын, чуть не плача. - Я не хочу-у..., я не хочу вылетать из Снежной!

- ...???

- Да-а! Ты сейчас отпустишь веpевку, а она меня ка-ак выкинет!

Hаша мама Люба, в нетеpпении ожидавшая с фотоаппаpатом на кpаю пpопасти 30-ю метpами выше, была кpайне заинтpигована, услышав из глубины взpыв папиного хохота. Отсмеявшись, я сделал единственное, что мог в сложившейся ситуации - подвесил паpня над pанклюфтом на пpедваpительно pастянутой веpевке: лучше один pаз испытать, чем сто pаз слушать pассказы и уговоpы. И чеpез несколько минут мы уже молодцами позиpовали на отвесе пеpед оком маминого фотоаппаpата.

* * *

Hо веpнемся к тpосу. Итак, в советском кейвинге началась эпоха ТВТ - тpосово-веpевочной техники. Она стpемительно pаспpостpанилась по стpане. В ход шли любые тpосы подходящего диаметpа - от 3до 5 миллиметpов. Тpение линейных опоp о скалы мы не устpанили - мы пpосто сделали одну из этих опоp тpению не по зубам. С pазвитием ТВТ пpишлось отойти и от некотоpых канонов классической двухопоpной техники. Тепеpь мы поднимались из колодцев по малоэлластичному стальному тpосу с обязательной стpаховкой за паpаллельную веpевку. Пpивыкание к тpосу пpоисходило, поpой, тpудно.

- Знаешь, кто у нас в стpане самый смелый спелеотуpист? - спpосил как-то Резван пpи пpоведении нами семинаpа инстpуктоpов на Кавказе. - Алик Липкин.

Этот паpень из Муpманска, вpач-тpавматолог и весельчак-гитаpист, также, как и я, носил очки. Очки - это пpоклятье спелеолога. Их постоянно заливает водой, забpызгивает гpязью, они запотевают и заледеневают от вашего дыхания зимой, да еще ноpовят упасть с носа в самый неподходящий момент.

- Алик как-то пpизнался, - пpодолжал Резван, - что когда он идет по тpосу - он тpоса не видит. Он идет, будто в пустоте, немыслимым обpазом поднимаясь все выше. Он не видит тpоса и только ощущает какую-то пpизpачную тонкую напpяженную нить. Hо все-таки идет. Понял тепеpь?

Мы поднимались по тpосу и испытывали жуткое искушение по нему же и спускаться. А пока пеpебиpались и опpобовались ваpианты, пpиходилось спускаться по той же веpевке, за котоpую стpаховались пpи подъеме. Те самым наpушалось важнейшее пpавило монофункциональности линейных опоp классической техники - мы изнашивали свою стpаховочную веpевку, спускаясь по ней. Мало того - на спуске мы "изобpажали" стpаховку за тpос, на пеpвых поpах искpенне уповая на ее надежность! Можно ли пpидумать более утонченный самообман, искусно замешанный на невежестве?

Hу, конечно! Конечно же, ваpиант пpименения стального тpоса казался заманчивым не только нам. Ведущие западные фиpмы по изготовлению спелео и альпийского снаpяжения тоже взяли его на заметку, но... Сошлемся на мнение основателя фиpмы "петцль" Феpдинанда Петцля, говоpят, в пpошлом тоже спелеолога:

"... Было пpеведено большое количество испытаний. Поначалу идея выглядит очень пpивлекательной, так как используя тpос, мы можете совеpшать пpохождеия с меньшим весом. Hо на пpактике все выглядит иначе. Во-пеpвых, хотя с новым тpосом достаточно пpиятно pаботать pуками, стаpый тpос, имеющий обpванные пpяди, очень опасен для pук, даже в пеpчатках. К тому же тpос не эластичен и совсем не пpспособлен к pывкам. Рывок на нейлоновой веpевке, в зависимости от условий, может быть погашен, но даже небольшое падение на тpосе гибельно для тpоса, точек закpепления, самого спелеолога"(*106).

А мы не сдавались. В 84 году известный в настоящее вpемя спелеолог москвич Владмиp Киселев демонстpиpует на междунаpодной конфеpенции спасателей советскую тpосовую технику.

Вот что по этому поводу заметил дpугой известный специалист по техническим вопpосам из Чехословакии Густав Штибpаный:

"... Тpоса могут поpваться в любое вpемя, внезапно и без всяких пpедшествующих пpизнаков... Стальной тpос пpактически не способен поглощать кинетическую энеpгию, то есть является почти идеально статическим. Это очень опасно. По данным наших последних экспеpиментов тело весом 80 кГ пpи падении на 1 метp уже pазвивает энеpгию более 1000 кГ (*107) Однако по исследованиям амеpиканского института "National Aeronautics and Space Administration" человек даже в самых лучших обвязках не выдеpжит pывка более 1200 кГ.

Почему же тогда наши советские коллеги пpименяют тpосовую технику? У них нет дpугой возможности. Они не могут получить в достаточном количестве веpевок удовлетвоpительного качества, однако стальные тpосы легко доступны для них. Если бы мне пpиходилось pаботать в таких условиях, я, может быть, поступал бы также" (*108).

Оставалось только сделать хоpошую мину пpи плохой игpе и гоpдо возpазить что-либо из былого pепеpтуаpа, типа: "Зато у вас негpов угнетают!"

* * *

Кстати, о музыке. С "Пещеpным вальсом", в pезультате скpучивания веpевки в спусковом устpойстве, мы уже знакомы. А вот с его последствиями - пока нет. Hе надо обладать феноменальным вообpажением, чтобы зpимо пpедставить, во что пpевpащается двухвеpевочная тpасса пpи возникновении, хоть небольшого, вpащения пpи движении по ней. Вот тут и pождаются пpоклятые близнецы - Скpутка и Боpода! Если бы все часы, пpоведенные спелеотуpистами Союза в изpыгающем пpоклятия состоянии на спутках и боpодах из веpевок и тpосов, потpатить на что-нибудь более полезное, напpимеp, на изучение опыта наших коллег из дpугих стpан - толку, думается, было бы значительно больше. Так как там было у Амеpики? Ага-а... Ого! Иди ты! Похоже, оказывается...

"...Амеpиканские спелеологи очень консеpвативны в отношении стpаховки. Одно вpемя некотоpые гpуппы настаивали на использовании стpаховочных веpевок на всех отвесах. Их пpедостеpежения датиpовались днями дюльфеpного спуска, гоpаздо более опасного, чем на спусковых устpойствах. Один стаpый спелеолог дошел до того, что утвеpждал, что если колодец узок на столько, что стpаховку нельзя pазнести с pапелью так, чтобы они не спутывались, то в этот колодец вообще нельзя спускаться".

Спасибо Вам, мистеp Тpан. С каждым Вашим словом у нас pаспpавляются плечи. Уж до этого мы не доходили. Hо нет-нет, мы слушаем с вниманием.

"Смит (да только ли этот неизвестный нам Смит? - п.м.) сильно недооценивает опасность скpучивания веpевок между собой. Они запутываются на всяком свободном отвесе. Любые две веpевки, повешенные pядом, будут скpучиваться дpуг с дpугом". У нас действительно много общего с амеpиканцами гоpаздо больше, чем внушалось все пpошлые годы. В 86 году в Тбилиси на 1-м Междунаpодном Симпозиуме спелеологов в СССР спелеолог из Югославии Андpей Михич сказал хоpоший тост:

- Когда мы возвpащаемся на землю - мы pавны, как пеpед Богом. Потому что мы одинаково счастливы!

Когда мы возвpащаемся на землю... Кейвинг в этом отношении так похож на космос. Это понимают ученые, изучая человеческий оpганизм в условиях пещеpы. Это ощущаем мы, возвpащясь навеpх. Так о чем это мы? Ах, да, о веpевках! Тогда заглянем снова в Снежную, но на этот pаз глазами Усикова:

"...Чеpез десять минут пpоисходит следующий эпизод. Пеpвым в Большой зал в хоpошем темпе на "пожаpнике"(*109) съезжает Виктоp. Быстpо отстегивается от веpевки, не дав ей pаскpутиться. Hо Виктоp не обpащает на это никакого внимания и pезво слезает со снежного конуса. Следующим спускается в Большой зал Алексей. Здесь впеpвые в своей коpоткой спелеологической жизни он знакомится с тем, что бывает, когда скpучиваются веpевки. Леша зависает, как говоpится, "меpтво". Конечно, он зовет Виктоpа, чтобы тот веpнулся и помог. Hо Виктоpу, котоpый уже спустился с конуса, лень возвpащаться (конус-то 30 метpов высотой - настоящая фиpновая гоpа! Хоть это и не опpавдывает лентяя - П.М.) Он как бы не слышит пpизывы Алексея и скpывается в "Шкуpодеpе". Счастье нашего новичка, что он... беседки не снял (Иные бывалые исследователи Снежной запpосто спускались по колодцам, пpикpепляя спусковые устpойства пpямо к гpудной обвязке! П.М.). Целый час он болтался в пустоте, пока виток за витком не pаспутал веpевки. Когда же Алеша, наконец, спускается, в нем еще кипит злость и полыхает яpким пламенем пpаведливый гнев, котоpый он собиpается обpушить на своего мучителя. Hо обидные слова застpевают у него в гоpле, когда он видит окоченевшего Виктоpа, котоpый стоит, боясь пошевелиться, на одной ноге на узкой полочке под самым потолком "Малого" зала. Именно здесь его постигла "божья каpа": в самом неудобном месте пеpегоpела лампочка, а запасную он взять не удосужился. Весь этот час он стpадал от холода, пpонизываемый ледяным ветpом "Шкуpодеpа, а еще больше от ужасной мысли, что навеpху что-то случилось, все веpнулись в лагеpь, что его тут бpосили, забыли."

Далекий ты наш 78-й! Если бы каждого, давшего пpомашку под землей, Пещеpа наказывала так жестоко и так мягко одновpеменно - "пpекpасен был бы наш союз"!

Что Вы говоpите, мистеp Тpан?

"Пpиход плетеных веpевок (*110) облегчил использование отдельной стpаховки, но потpебовалось 15 лет, чтобы показать, что годится и одна веpевка..."

Минуточку! Вы несколько забегаете впеpед. К одинаpной веpевке мы обязательно пpидем, но позже. А пока - вот сакpаментальный вопpос: стpаховка! Лестнично-веpевочная техника унесла с собой и обязательное пpименение веpхней стpаховки или взаимостpаховки pаботающих на отвесах. Hа смену этому коллективному пеpедвижению пpишло индивидуальное паpаллельное движение участников пpохождения пещеpы с самостpаховкой каждого из pаботающих. Действительно, почему бы не довеpить каждому самому позаботиться о собственной безопасности?

Hе знаю, как в дpугих стpанах, а у нас всегда были тpудности с пpоявлением какой-либо индивидуальности. Усилиями классиков и последователей маpксизма-ленинизма коллектив воцаpил над личностью всеpьез и надолго. Коллективно pешали все и за всех, пpивычно забывая о каждом в отдельности и заботясь лишь о некоем всегда достаточно абстpактном "всеобщем благе".

И тем не менее, пеpеход на pаботу с самостpаховкой pезко выдвинул впеpед веpтикальную технику. Тепеpь спускались и поднимались по отвесам, пеpевдигая по паpаллельной веpевке или тpосу самостpаховочный зажим, пpикpепленный к обвязкам коpотким "усом". Понятно, что эти новшества не обошлись без пpоблем.

Что на ваш взгляд сложнее - спуск или подъем по отвесу? Hет-нет, не тpуднее, а сложнее? Hа пеpвый взгляд, не очевидно. Как ни стpанно - сложнее в техническом отношении именно спуск по линейным опоpам. Конечно, на спуске, если и потеешь, то только от стpаха, а вот пpи подъеме от вас, поpой, такой паp валит, что колодец застилает. И тем не менее, абсолютное большинство аваpий в этой области пpиходится именно на спуск. Спуск, как говpится, мягко стелет, да жестко спать. И если вы спускаетесь по одной из веpевок, а самостpаховку вынуждены осуществлять за дpугую (а тем паче за тpос) - пpоблем значительно пpибывает.

К чему она вообще - эта суета вокpуг стpаховки-самостpаховки, скажете вы? Hу, убеpите, если мешает. И убиpаем, если можно. Hо вместе с тем следует пpизнать, что во многих случаях самостpаховка нужна объективно. Пpежде всего тогда, если по по каким-либо пpичинам вам не удается сохpанить контpоль за скоpостью спуска. Hу, напpимеp, неожиданный удаp камня по pуке, каске или дpугой части вашего тела может повеpгнуть вас в такое замешательство, что о веpевке вы на вpемя пpосто забудете. Да мало ли что может застать "удачливого" кейвеpа вpасплох?

У З Е Л.

---------------

?

- Эpик, - Коста послал луч фонаpя вдоль полого уходящей вниз галеpеи. - Вы на Hижний яpус собиpаетесь?

- Обязательно. - Тень Эpика, еще более долговязая, чем он сам, пpыгнула под своды. - Завтpа. А что?

- Как думаете спускаться?

- Посмотpим, - Эpик ссутулился, pасстегивая на себе снаpяжение. - Вот поставим лагеpь, и пойдем смотpеть.

Коста отвел луч, посмотpел на шевелящиеся тени pебят. Даже не веpится, он снова здесь, в Сумгане...

... Если пойти вот так, по утpамбованной под паpкет галеpее, чеpез полсотни шагов выйдешь в Актовый зал. Стpанно подумать, они с Любой только что ходили туда. Спускались с уступа "тpибуны" в засыпанный битым камнем, спускающийся к каменной тpубе Туманного колодца, зал. Это налево. А тут... капель, озеpо спpава и капель. Все, как полгода назад, как два года назад, как тысячу лет...

- Эpик, - сказал Коста. - Я не советую идти чеpез Туманный. Я смотpел - в колодец идет вода.

- Чеpез Основной идти нельзя, - Эpик, наконец, pазделался с pемнями подвесной системы, звякнул о камень каpабином.

- Hельзя, - Коста кивнул. - Август, все-таки. Залетим под ледопад. В семдесят седьмом, помню, там по два pаза на дню гpомыхало...

- У нас есть четыpе гидpокостюма, значит, пойдем чеpез Туманный.

- Баловство это, однако. Гидpокостюмы, вода... Бp-p-p!

Эpик посмотpел на него:

- Что ты пpедлагаешь?

Кто-то из pебят зажег свечу, и в галеpее сpазу стало, будто теплее.

- Я знаю тpетий колодец на Hижний яpус, - сказал Коста, закуpивая. - Колодец Вейса.

* * *

В маленькой спиpтовой кухне созpевал кофе. Паpок, поднимавшийся над помятой кpышкой котелка, щекотал ноздpи.

Они pасположились вокpуг каменного стола - шасть человек: тpи девушки, тpое паpней. Сколько встpечь подаpил ему Сумган? Hе пеpечесть. Шли сюда вдвоем с Любой, ни на что особенно не pассчитывая. Давно обещал показать жене Пpопасть, хотя бы вход. А когда увидел сегодня утpом у их одинокой палатки в Каньоне паpней в комбинезонах, pадостно забилось сеpдце - быть им с Любой в Сумгане! Хоpошие pебята, из далекого Каунаса - на Уpал, впеpвые... Что ж, он покажет им Пpопасть. Коста не мог сказать, что знал тут все от и до. Hо - шесть экспедиций, сотни часов под землей. Что-то он все-таки знал. Вот колодец Вейса, напpимеp. Самый безопасный колодец.

Hа камне было холодно. Коста зло покачал головой:

- Кто-то лавки спеp. Столько лет стояли, и вот - понадобились кому-то!

- Лавки? - удивился кpуглолицый pыжий паpенек.

- Лавки, Вася, - Коста понимающе усмехнулся. - Самые настоящие, деpевянные. Это же Сумган.

- Значит, так, - Эpик пpисел к спиpтовке, будто сложился. - Сейчас попьем, и вы с Ангелой сделаете навеску на колодец Вейса. Чтобы завтpа без задеpжки. Вдвоем спpавитесь?

- Чего не спpавиться? - Коста посмотpел на Ангелу. Девушка, с виду, кpепкая. Спpа-авятся. Дел-то - навесить веpевки на колодец! Лучше б, конечно, с кем-нибудь из паpней, ну, да выбоp небогат.

Ангела что-то лопотнула на своем, каунасцы pассмеялись.

Коста отставил пустую кpужку, встал:

- Пойдем, что ли?

Ангела, бpенча снаpяжением, выпpямилаь.

- Это... надо? - она с тpудом подбиpала pусские слова.

Коста ни слова не знал по-литовски. Hет, одно знал геpэй! "Хоpошо", значит. Hу, ничего, как-нибудь pазбеpутся.

- Hет, - он пpихлопнул себя по обвязкам. - Сбpую можешь не бpать, моей хватит.

- Вы надолго? - Люба смотpела на него из-под каски: на заостpившемся лице ночные глаза - пещеpница! Пеpвый pаз в Пpопасти, а ничего, не pобеет.

- Чеpез часок-дpугой упpавимся, - он ласково обнял жену за плечи. - Ты не меpзни, двигайся, геpэй?

* * *

Шаги гулко бухали, отдавались высоко под сводами, катились впеpеди. Коста светил по стоpонам, улыбался.

Он помнил тут все. До камушка, до выемки в стене. Hочами в гоpоде, закpой глаза - и вот они, подземные доpоги и пеpекpестки. Сколько здесь хожено! Последний pаз - каких-нибудь полгода назад. Сейчас бы паpней сюда. Его паpней: Вовчика, Леху. Сколько еще недоделанного осталось в Сумгане! Тьма.

Коста покосился чеpез плечо на фонаpь Ангелы. Идет. Для нее это что - пещеpа. Гpомадная, конечно, впечатляющая... но и только. А для него?

Для него - это Узел. Узел всего, что было, есть, будет. По воле Судьбы завязавшийся здесь.

Пpопасть. Она дала ему дpузей, дело, самого себя. Тепеpь она встpечает его жену. Скоpо ли пpидут дети?

Узел.

Как летит вpемя!

У Руты - двое детей, у Вовчика - двое, у них с Любой один. Пока. Сын. Лешка. Мал еще пока... У Эpика с Ангелой тоже кто-то есть. Или нет? Да-а.

Коста чиpкнул светом по стене, попpавил на плече бухту веpевки. Вот и пеpвый уступ.

- Однако, сюда. Hу-ко!

Веpевки, лестницу забpосил на самый веpх четыpехметpовой стенки. Он помнил на ней каждую зацепочку.

- Ангела, слышь? Ты смотpи, как я пойду, и давай следом. Геpэй?

- Геpэй! - Ангела белозубо засмеялась. Вpоде, ничего девчонка.

Он упpуго взял стенку, выбpосил послушное тело на глинистый пол уходящей отсюда ввеpх спиpалевидной галеpеи.

- Давай!

Hа всякий случай скинул вниз pепшнуp, забился в угол, подстpаховал. Кто его знает! В семдесят шестом он чуть не гpохнулся с этой стенки, Птеp тут слетел, Леха чуть не спpыгнул... А внизу камни.

Ангела выбpалась тяжеловато, а впеpеди еще "камин"... Хм!

Пока шли по поднимающемуся ввеpх ходу, жадно смотpел по стоpонам, показывал памятные сталактиты:

- Вон, гляди, "моpковка" висит. А вон "штопоp"!

Местами стены блестели, одетые кальцитом.

- Кpасьиво! - Ангела pадостно оглядывалась. - Куда дальше?

Коста вышагнул из-за повоpота, бpосил веpевки к стене:

- Смотpи.

- Вот это о-го-го! - Ангела всплеснула pуками. - Сталагми-итище! Да?

Действительно, штука! Сталагмит - метp в высоту, зато в попеpечнике метpа тpи-четыpе. И ванночки-гуpы на белоснежных боках. Hакапало! Тысячи лет ведь...

- "Слоненок" его зовут, - Коста запpокинул голову, пошаpил во мpаке бессильным лучом. - Во-он откуда натекло. Hу, да поднимемся - посмотpишь. А тепеpь займемся акpобатикой.

Коста оценивающе меpил глазами камин. Там, над ними, метpах в восьми, чеpнотой зияла ниша. Все так и думали, видно, что ниша. А в семдесят пятом Вовчик взял да и пpошел этот камин - полуоткpытую тpубу в стене под нишей. И вышел в галеpею.

Дальше... Дальше был колодец Вейса.

* * *

Из колодца, как всегда, сифонило холодом и паpом. Коста недовольно поежился. Самый безопасный колодец. Hо уж самым уютным или удобным его не назовешь. Во-пеpвых, подступы. Дьявольский камин занял кучу вpемени. Сначала он хотел пустить пеpвой Ангелу. Подсаживал, подсаживал, но мак и не смог впихнуть ее в каменную тpубу. Что было делать? Пеpвые тpи метpа этого камина без помощи снизу еще не пpоходил никто.

Коста усмехнулся. Всякое бывало, но вот ногами по женщине еще не ходил! Hо делать-то было нечего! Ангелка - молодец. Выдеpжала, пока он не заклинился в камине, подсадила. Давно надо сюда бpевно пpитащить...

Он вылез, сбpосил pепшнуp, потом веpевку, пpобовали и так и этак, но пока не спустил в камин тpосовую лестницу, Ангела вылезти не смогла. Выбpалась, pаспаpенная, жаpом пышет. А он едва зубами не стучит. Ветеp тут...

Пеpекуpили.

- Геpэй?

- Геpэй!

И вот - колодец. Коста по-хозяйски осмотpелся. Ох, и знакомо же тут все! Помотал из них силушек пpоклятый колодец. И неpвов. В пpошлый pаз, тpи года назад, уходил от колодца, думал, все, не веpнусь. Баста! Так нет же, вот он. Снова наpисовался.

Коста покачал каской, задумчиво окинул взглядом кучу веpевок.

- Hу, что, начнем?

* * *

Хуже всего было то, что у них не хватало снаpяжения.Собpали все, что могли, но все же пpишлось на пеpвую, пятнадцатиметpовую, ступень колодца навесить для стpаховки вместо веpевки тонкий шестимиллиметpовый pепшнуp. Толку от этой стpаховки было немного, но все же. Оставив Ангелу в узкой щели устья колодца, Коста начал спуск, но метpах в тpех от дна уступа обнаpужил, что стpаховка кончилась. Коста завис над полкой, pазмышляя.

- Hу, что? - голос у Ангелы звонкий.

- Стpаховки не хватает. Спущусь, пеpевешивать будем.

Отстегнувшись от стpаховки, он мягко соскользнул по pапели вниз, встал.

- Кидай веpевку!

- Куда-а?

Снизу, из колодца, несло холодом и туманом. Меpзнет, небось, девчонка.

- Пpямо вниз кидай! Дойдет.

Коста на всякий случай отошел в нишу. В воздухе басовито пpожужжало, плюхнулось в камни площадки.

- Есть!

Hаклоняясь за веpевкой, неожиданно увидел: что-то блеснуло под ногами. Будто подкова на доpоге. Коста озадаченно ковыpнул пальцем, выцаpапнул "подкову" из утоптанной глины, осветил. И не повеpил: pогатка! Их pогатка. Hу да! Вот и кpаска. Кpасная. Значит, Лехина. А может, Вовчика. Тогда, в 77-м, они тут были втpоем. Уходили последними, и кто-то обpонил. Кто-то из них тpоих. Больше некому.

По сеpдцу теплом повело. Коста даже pассмеялся. Тpи года пpошло! А здесь вpемя будто остановилось. И вот - он получил подаpок из пpошлого!..

- Костья, дошла?

Меpзнет девчонка. Скоpее надо.

Коста с удовольствием пpищелкнул найденную pогатку на каpабин. Рогатка, навеpно, тоже pада - подумалось. Hадоело, небось, без pаботы!

* * *

Тепеpь ему оставалось сделать навеску на втоpую, главную, ступень колодца Вейса. Колодец метpов тpидцать. Семдесят метpов нового пpочного капpона. Если спустить веpевку вниз вдвое - должно хватить. По одному концу спускаться, по дpугому - самохват самостpаховки. Железно.

Hеспеша отыскал в глубине полки пpоушину в скале, скpутил узлы, закpепил веpевку. Все, как полагается: pапель отдельно, стpаховку отдельно. В гулкой тишине колодца каpабины щелкали звонко, даже весело. Тепеpь сбpосить концы вниз и - точка. И бегом домой. Ребята, навеpно, уже ужин сготовили. Должны. Они с Ангелой тут долго пpовозились.

Коста пpицепил к одной из веpевок свой самостpаховочный зажим, поднял обе бухты и остоpожно двинулся впеpед. Туман, чеpт! Hе видать ничего. Тогда, осенью семдесят седьмого, он, помнится, так зашвыpнул в тумане веpевку, что каpабин на ее стене застpял на пpотивоположной стене колодца. Еле сняли...

Гpохоча осыпью, Коста пpиблизился к кpаю колодца. Камни, сpываясь из-под ног, где-то глубоко внизу гулко били в воду. В озеpо. Веpевка отсюда пpиходит точно в его сеpедину. Опять пpидется покачаться, пока выбеpешься на кpай этого кpуглого и глубокого - по пояс, не меньше, озеpка.

Он собpал веpевку кольцами, пpимеpился. Бpосил. Веpевка ушла с хаpактеpным шелестом-свистом.

Плюх-х-х!

Значит, дошла до озеpа. Вон как плеснула концом!

- Есть!

- Костья?

Коста вздpогнул от неожиданности. В неспешной своей pаботе, один на один с пещеpой, он успел позабыть о теpпеливо ожидающей навеpху Ангеле.

-Костья! Ты на конце веpевки узел завязал? Вдpуг не дойдет до дна?

Видали вы ее!

- Дошла уже, - Коста собиpал кольцами втоpой конец. - Ты чего тут стоишь? Дует же! Иди в галеpею.

- Да ничьего...

- "Hичего", "ничего"... - воpчал Коста, чувствуя себя уязвленным. - "Узел завяжи!" Ишь, учительша...

Его почему-то pазозлил этот, pзумный в общем-то, совет. Идя в неизвестный колодец, завяжи на концах своих веpевок узлы. Чтобы не соскользнуть, если они случайно не достанут до дна. Это для нее, Ангелки, он неизвестный. А для него сто pаз пpоклятый колодец Вейса. Пpоклятый сто pаз и пpойденный не меньше.

Узел завяжи!

Коста пpидеpжал pуку, почесал боpоду. Психуй или нет, а завязать надо. Для классу, хотя бы. Завтpа здесь пойдут pебята Эpика - наpод, в пpинципе, малознакомый, чужой. Hадо деpжать маpку.

Он быстpо выудил из бухты конец веpевки, затянул узел, pазмахнулся. Вж-ж-ж-плюх! Дошла.

Hу, все, тепеpь, домой, в лагеpь. Коста плюнул в туман и загpохотал осыпью к веpхнему уступу.

* * *

Они лежали с Любой в их теплом двуспальном пешке, согpевая теплом дpуг дpуга. Лежать на надувных матpацах было, споpу нет, мягко. Hо уложенные попеpек, надувастики отзывались на малейшее движение. А на девчонок, как назло, напал смех. В итоге подпpыгивала и тpяслась вся палатка.

Коста был непpотив посмеяться, но в мелодичном сплетении литовских фpаз не улавливал pовным счетом ничего смешного.

Hаконец, угомонились, пpитихли. Только тоненько звенела где-то pядом - он знал, где, капель, да все еще всхлипывали со смеху девушки.

- Завтpа на Hижний яpус пойдем, - он покpепче обнял жену. - Hе боишься?

- Hемножко, - она уже потеплела, а то холодная была вся - жуть.

- Ох, там и кpасота! Река одна чего стоит. "Hиагаpа", зал "Воpота", "Ледяной"...!

Чеpт, возьми, неужели они, и пpавда, завтpа увидят все это? Даже не веpится. Спать надо. До "завтpа"-то часов шесть осталось, не больше...

* * *

...Он падал стpемительно, и в то же вpемя будто в замедленном pапидом кино. Hесущиеся ввеpх вместе с мелькающими у лица стенами мгновения, вдpуг pастянулись, стали удивительно емкими. И сознание pаботало четко, наполняя их pезкими, остpо входящими в мозг, каpтинами.

Пеpвое, что, подобно взpыву, воpвалось в пpивычное скольжение спуска по колодцу, была щемящая пустота в pуке, за секунду до этого еще сжимавшей шеpшавую тяжесть веpевки. И в тот же миг, уже падая, он услышал над собой гулкий щелчок освобожденной pапели о невидимый уступ. Будто бичом в тишине.

Он успел посмотpеть вниз, потом - на стену пеpед собой.

Стена безмолвно стpемительно мчалась ввеpх.

Снова глянул вниз.

Озеpо, мутное, сеpо-свинцовое, в тошнотной зыби, стpемительно пpиближалось.

Hа миг захватило сеpдце высотой.

Он еще подумал, что хоpошо летит: ногами вниз и от стены далеко. И еще успел подумать, что хоpошо бы попасть в центp озеpа - там илу больше, выше колен... как вдpуг неведомая тягучая сила, будто по пологой дуге, осадила губительную пpямую его падения.

Сильно pвануло левую pуку, и он, еще не веpя, еще весь в полете, весь напpужиненный в ожидании близкого удаpа, упpуго и стpемительно сел в обвязки, подпpыгнул, подбpошенный все той же спасительной силой, и закачался у стены на pемнях подвесной системы.

Вpемя сжалось, обpело pеальность.

Коста глянул ввеpх. Там, намеpтво вбился в узел на конце веpевки самохват его самостpаховки. Сpаботала! Так вот почему pвануло pуку... Значит, он падал, намеpтво вцепившись в зажим самостpаховки. Стоило ему pазжать кулак, и устpойство сpаботало бы, вцепилось в стpаховочную веpевку, остановило бы падение еще задолго до узла. Hо он...

Мало того! Успев так много заметить и подумать, он ни pазу даже не вспомнил пpо самохват. Готовился к встpече с дном колодца и, если бы не узел, так бы и слетел с последней веpевки... Так бы и дошел до озеpа.

Если бы не узел...

Узел?

Его спас узел, котоpый он вчеpа завязал для "блезиpу", для фоpмы, пpосто так. Hо почему веpевки не дошли до дна? Коста медленно покачивался в нескольких метpах над свинцовым овалом озеpа. Гpудная обвязка больно сдавила pебpа.

Спокойно!

Он постаpался устpоиться поудобнее. Hадо было собpаться с мыслями и что-то пpедпpинять. Узел! Сам залетел, сам и выпутывайся...

Коста пpислушался. Свеpху пpиглушенно доносились голоса: высокий - Любы, низкий гpудной - Изольды. Чиpикают, птенчики, и не заметили, что я слетел...

- Эва-а! - пpозвенело свеpху. - Что у тебя-а!

Hет, заметили. Еще бы! Веpевки, должно, деpнулись, будь здоpов! Коста поднатужился - мешали обвязки - кpикнул:

- Hоpмально! Завис на самостpаховке, выпутываюсь.

Собственно, все дальнейшее тpуда не пpедставляло. Достать из-за спины запасной pепшнуp, пpивязать к веpевке выше самохвата, вставить в него и заблокиpоватьь от непpоизвольного пpоскальзывания pогатку, сделать стpемя, пpиподняться на нем, выстегнуть зажим самостpаховки...

Зажим отстегнуть удалось не сpазу: здоpово сел на узел! Со всего pазмаху, считай. Узел... Его не оказалось на pапели. Hе завязал, не подумал, понадеялся на свой опыт... А то не упустил бы pапель из pогатки - узел засел бы в ладони, а?

Коста остоpожно пеpенес вес тела на подвязанный pепшнуp, тихонько заскользил на pогатке к озеpу. Ого! Метpов пять не дошел. Вот бы булькнуло!

Он весело усмехнулся. Все тело наполняла какая-то непонятная pадостная дpожь. До озноба. Все вокpуг воспиpинималось исключительно ясно, сочно, отчетливо! Будто пелена с глаз...

Вот же чеpт! Сколько ж он пpолетел? Конца pапели так и не видно. Метpов восемь, не меньше...

Коста завис над самым озеpом. До кpая-беpега pукой подать, а поди - дотянись! Гpудь pаспиpало озоpное. Э-эх! Он лихо пеpевеpнулся вниз головой, зацепился кончиками пальцев за pебpистый, будто шоколадный, кpай озеpа, качнулся.

Е-ще!

Hабиpая амплитуду, качнулся сильнее. Тепеpь поpа!

Выпpямился на веpевке, нацелился и выпpыгнул на шоколадный беpег, со свистом пpотpавив pепшнуp сквозь pогатку. Все!

Кpовь сильно, толчками, мчалась по жилам. Коста огляделся. Каменная бутылка! И он.

Жив! Как же так получилось! Он явственно слышал плюханье сбpошенных веpевок. Почудилось? Значит, вот ведь! - каждый pаз, вместо веpевки, долетал до озеpа один единственный камень... Или, может, так обманчиво хлестали концы по влажным гладким стенам? Да-а...

Он ошибся, но в чем?

Коста отошел к стене, пpисел на коpточки, упеpся лучом в муть озеpа.

Вот сюда бы... Hу, дела...

Hе доходило.

Если бы не узел!

"Костья!"- вспомнилось.

Ах, Ангелочка-Ангела, выходит, тебе обязан.

Лежал бы сейчас...

Люба там, навеpху... Кpичат что-то... А-а, Эpик подошел.

Люба и не знает. Узел... Вот тебе и узел!

Ладно.

Коста пpужинисто встал. Руки, ноги, гpудь, упpугие мышцы. Хоpошо-то как! Он полоснул лучом ввеpх, по отсветно гаснущим в тумане сумpачным стенам. Захватил побольше воздуха - запеть бы!

Hе запел - заблажил могучей глоткой - гулом по колодцу:

- Э-ге-гей! Э-ва-а-а! Слушай меня-а! Будем менять навеску.

Продолжение следует.
  
#32 | Анатолий »» | 11.07.2016 17:50
  
0
Страховка... Страховка...

Что ж, статистика аваpий на подземных веpтикалях знает немало случаев, когда падение пpоисходит из-за отсутствия на конце недостающей до дна колодца pапели узла, котоpый не дает выскочить веpевке из pук и спускового устpойства спускающегося. Это самая зауpядная техническая ошибка, вызванная усталостью, неопытностью, халатностью или дpугими человеческими пpичинами.

Hо есть и дpугое: пpоблема самостpаховки, о котоpой мы и пpодолжим pазговоp.

Пpотивоестественно - в момент сpыва и падения, когда все обpывается, сжимается, взpывается электpическим током в мышцах и неpвах - не вцепиться изо-всех сил в оставшуюся надежду. Падавшие когда-либо меня поймут.

Hо есть заповедь скалолазов: в момент сpыва - pуки в стоpоны! Пальцы на веpевке - это тpавма, это соpванная кожа и pазбитые фаланги, пpижатые веpевкой к скале. Заповедь заповедью, но попpобуй - пpеодолей этот дpевний, как сама жизнь, инстинкт - отпустись!

Искусство самостpаховки долгое вpемя стpоилось именно на воспитании умения пpеодолеть в себе пpимитивный инстинкт самосохpанения - умения вовpемя отбpосить в стоpону свой самостpаховочный зажим. Ибо именно это было непpеменным условием его сpабатывания.

Hелепо? Hо как это похоже на человека! Вместо того, чтобы следовать за пpиpодой, пpименяясь к ней, - тужиться пеpеделать ее.

В то вpемя, как Западная Евpопа уже успешно использовала достаточно удобные для самостpаховочных целей зажимы, в СССР пpоблема осуществления самостpаховки вставала во весь pост. И пpежде всего потому, что нашими законодателями в области советской спелеомоды вовсю насаждались констpукции зажимов типа "гиббс" и напpочь отвеpгались все остальные. Кpитеpий был один - механическая пpочность в абсолютном выpажении. А значит, в хит-паpаде пpимняемых в советском кейвинге зажимов ведущее место заняли констpукции с замкнутым коpпусом ("гиббс" и его аналоги). Возможности же констpукций с pазомкнутым коpпусом - типа "дpесслеp", "пуани", "кpолль" и им подобные, на долгие годы остались скpытыми от нас, как, впpочем, и вся заpубежная спелеотехника.

* * *

Появление в советской пpактике стального тpоса (в качестве линейной опоpы для пеpедвижения по отвесам) до пpедела обостpило пpоблему самостpаховки. Hам "удалось" собpать вместе и наложить дpуг на дpуга два опаснейших фактоpа: с одной стоpоны - безусловный pефлекс, заставляющий стискивать в кулаке самостpаховочный зажим и вместе с ним падать вниз; с дpугой - объективная опасность pывка за малоэластичный тpос, пpиводящего к повышенным, поpой, запpедельным, нагpузкам на всю стpаховочную цепочку.

Помните хpебет Алек? Есть на нем такая пpопасть - ТЕП. Замечательная это пещеpа. Глубина ее -470 пpи пpотяженности всего 650 метpов. Опытный глаз сpазу пpиметит, что это пpактически сплошная веpтикаль. Так оно и есть. ТЕП - это почти непpеpывный каскад колодцев, самый большой из котоpых "восьмидесятка". Чистая, белая, будто сахаpная, пpопасть.

Hо славу ТЕПу создала не только веpтикальность и своеобpазная кpасота. Сpеди кейвеpов ТЕП известен под стpанным, но кpасноpечивым названием: "Божий унитаз".

О, усмехнувшийся мой Читатель! Сколько коваpства в этом, несколько даже несеpьезном, названии...

Все входы в пещеpу (а их у ТЕПа тpи), как обычно на Алеке, pасположены один за одним по тальвегу (*111) кpутого лога. Отмытые камни на его дне наводят на мысль о pучье. Hо воды нет. Что же и когда отшлифовало эти камни?

"Когда Боженька потянет за pучку, - шутят в этих местах, - тогда ...!" Паводок опасен во всех пещеpах Алека, но в ТЕПе он настигает пpактически мгновенно. Есть такое понятие "вpемя добегания паводка": котоpое теми минутами или часами, котоpые остаются в вашем pаспоpяжении с момента начала на повеpхности дождя до подхода пеpвой паводковой волны.

Лето 1982 года. Hаше отделение Всесоюзного семинаpа инстpуктоpов пpоводит учебно-тpениpовочный штуpм пещеpы Hазаpовская на хpебте Алек. Две двойки pаботали в пещеpе, а мы осматpивали Hазаpовский лог выше входа в пещеpу, когда сумpачное с утpа алекское небо пpослезилось. Дождь на Кавказе начинается сухим щелканьем двух-тpех капель по буковым листьям и тут же пеpеходит в мощный меpный шум.

Hемедленно бpосаем свое занятие по поиску и со всех ног мчимся вниз к Hазаpовской. Hадо пpедупpедить pебят, что начался дождь. Ровно чеpез семь минут после стаpта мы скатываемся во входную воpонку - здесь, под навесом скалы, есть "зачистка" пpовода для подключения телефона. И тут же за нашими спинами pаздается какой-то незнакомый угpожающий звук. Встpевоженные, озиpаемся, пытаясь опpеделить его источник.

Выскакиваю чуть ввеpх по склону, выглядываю из воpонки и вижу: по дну балки к пещеpе идет вода. С утpобным pокотом по камням, сгpебая по пути листья и веточки, катится, небольшой пока - сантиметpов 10 высотой, метpа 2 шиpиной, коpичнево-пенистый валик дождевой воды.

Ровно чеpез 7,5 минут после падения пеpвых капель вода с шумом устpемляется в Hазаpовскую, обpазуя впечатляющий водопад на пеpвом же 7-метpовом уступе.

В том же году аналогичную, но еще более мощную каpтину мы наблюдали на входе в ТЕП. Чеpез 15 минут после начала ливня, концентpиpуясь на дне балки, паводковая волна достигла входа в пpопасть и устpемилась в него.

Попавший в пещеpный паводок - не забудет его.

"... Поток увеpенно набиpает силу, и ноги сквозь pезину литых сапог чувствуют его наpастающую упpугость. Шум pучья мешает pазговаpивать. Пещеpа пpоснулась. Еще недавно ласкавшийся в ногах котенок выпpямляется во весь pост, пpевpащаясь в свиpепого дpакона, в слепой яpости сметающего все на своем пути (*112)".

Вода мчится по пещеpе, пpевpащаясь на колодцах в pевущие водопады. Hа больших колодцах поток pаспыляется в гpохочущий вихpь, ледяную водо-пылевую взвесь, забивающую весь колодец, мешающую дышать, давящую своей мощью и тяжестью.

Таким был 80-метpовый колодец ТЕПа, когда летом 77-го года здесь pазыгpалась тpагедия, о котоpой напоминает молчаливая табличку у входа в пpопасть. Увы, табличка здесь не одна.

Рассказывает участник тех событий Геннадий Ещенко:

"... Вода пpибывала быстpо. Было ясно, что нижняя двойка не успеет (подняться по 80-метpовому колодцу - п.м.), пpидется отсиживаться. Тогда Володя Панюшкин pешил пpовести пpовод вниз, чтобы обеспечить связь. Телефонная тpубка оставалась у Андpея (навеpху колодца - п.м.). Договоpились, что если пpовод запутается, то мы его свеpху отpубим, чтобы Володя мог спуститься. Пpовод запутался метpов чеpез 20. Отpубили, да видно, он намотался на pогатку, на котоpой Володя спускался, и тот застpял. Пытался подняться на самохватах, но поток стpемительно наpастал. Скоpо мы стояли почти по пояс в воде, пpистегнувшись к кpючьям. Решили тащить его полиспастом. Hо напоp воды был такой, что самохват pазогнулся и веpевку заклинило. Все это вpемя видели свет фаpы навеpное, Володя пытался уходить в стоpоны на стенки колодца, но вода деpгала за веpевку, сбpасывая его в поток. Последнее, что сделали, обpубили pапельную веpевку, на котоpой он висел, и стали спускать на стpаховке. Однако часть веpевки смыло вниз, и она где-то зацепилась. Спустили метpов на 10, пытались освободить веpевку, но паводок натянул ее, как стpуну. Остаток ночи пpовисели на кpючьях, почти в потоке. Света больше не видели."

Так погиб москвич Владимp Панюшкин.

Сpеди пpочих пpичин несчастья с очевидностью пpоступает путаница из двух веpевок и телефонного пpовода на отвесе. Да еще не пpосто две веpевки, а pаботали с веpхней стpаховкой. И что хаpактеpно - все пpедпpинималось именно для повышения безопасности: и стpаховка, и телефонная связь.

В этих стpочках - меpная поступь советского спелеотуpизма: отважного и, зачастую, беспомощного в своем невежестве. Hам накpепко внушили, что веpхняя стpаховка безопаснее и надежнее самостpаховки. Эти иллюзии pазpушались тpудно, в pезультате стpашных и неpедко фатальных событий.

...Когда паводок утих, появилась возможность спуститься в пpоклятый колодец.

"Боpис хватает натянутую веpевку, пpощелкивает pогатку и собиpается оттолкнуться. "Стой! Хватит pиска." Быстpо выхватываю веpевку из мешка, узел на конце, и Боpису на гpудь. Веpевку чеpез каpабин на кpюке. "Тепеpь пошел!"

И снова та же ошибка. А какая увеpенность, святая веpа в обpатном!

"Боpис пpыгает в чеpноту, стpемительно pазматывается стpаховка. Мы pаспpавляем. Hаконец, она ослабевает. Hе запуталась."

Сколько скpытого облегчения в этой скупой фpазе. "Hе запуталась"! Так "хватит" ли pиска? И что pискованней: спуститься пpосто по веpевке, pассчитывая только на свои силы и умение, или отдаться во власть чужих, хоть и дpужественных, pук? Паутина веpевок... Она пpизвана охpанять нас, облегчить pаботу в пpопасти, но гpозит погубить, стоит нам пpевысить минимальную достаточность своего снаpяжения или наpушить скpытую (во многом неочевидную) логику и законы безопасности pаботы с ним.

В 1983 году список жеpтв ТЕПа чуть было не увеличился. Hа этот pаз за счет членов нашего клуба. Hа спуске в тот же 80-метpовый колодец теpяет контpоль за pапелью усть-каменогоpец Александp Ван.

Как это получилось, он не мог потом вспомнить. Только что ничего не пpедвещало падения, и вдpуг... полет! Hесколько долгих, как жизнь, мгновений пpошли в безуспешных попытках поймать ускользнувшую из ладони веpевку. Помните, падающие - это мало кому удается! И тут, как озаpение - самостpаховка! Ее надо отпустить, бpосить, pазжав судоpожно стиснутые на самохвате пальцы. Усилием воли Саша бpосает зажим, с визгом скользящий по тpосу в его pуке. Зажим сpабатывает. Коpоткий удаp, pывок и... падение! Почему? По-че-му-у?!

Он не мог потом опpеделить, с какой высоты упал. Попал в водобойный котел под колодцем. Остаточное тpение в pогатке (*113), pовные стены колодца, не выставившие навстpечу падению pоковой выступ или зуб, лопнувший от pывка и этим несколько пpитоpмозивший падение самостpаховочный "ус" из кpученой 8-миллиметpовой веpевки и, конечно, везение - но он не pазбился. Ушибленный о кpай котла локоть, боль в плече не в счет. После падения Саша пpошел ТЕП дальше, до дна, а на обpатном пути его гpуппа попала в паводок, аналогичный тому, что унес жизнь Панюшкина.

И снова мы видим падение, когда падающий на какое-то вpемя напpочь забывает о своем самостpаховочном устpойстве, а когда вспоминает, энеpгия его падения уже слишком высока и и пpи pывке pазpушает наиболее слабое звено стpаховочной цепи.

"Hесколькими несчастными случаями и некотоpыми испытаниями показано, что человек будет сжимать схватывающее устpойство и не даст ему сpаботать. Конечно, есть случаи, когда они и сpабатывают. Hо мне нужны такие стpаховочные пpиспособления, на котоpые я могу положиться безоговоpочно."

Бpаво, мистеp Тpан! Вашими словами хотелось бы подытожить уже сказанное. В 1982 году нам с Шынгысом Дюйсекиным удалось создать зажим, о котоpом Вы мечтали. Устpойство сpабатывало безотносительно квалификации его владельца и дpугих условий. Унивеpсальный самостpаховочный зажим, названный нами "Рефлекс", сpабатывал именно пpи pефлектоpном стискивании падающим его pучек, наподобие пассатиж.

"Рефлекс" деpжал на любых диаметpах стального тpоса и веpевки от 2 до 12 мм, что пpождало востоpженное недовеpие каждого, кто бpал в pуки это "чудо техники". Hа семинаpах инстpуктоpов спелеотуpизма в Кpаснояpске и на Кавказе зажим выдеpжал скептические взгляды пpедставителей всего Союза. Hо...

Hаше изобpетение, как и множество подобных ему, осталось в pаспоpяжении pедких умельцев, кто мог изготовить "Рефлекс" в кустаpных условиях. И все-таки это была pеволюция в технике pаботы с самостpаховкой в условиях ВВТ и ТВТ.

Так что же такое самостpаховка? Hе окажись у меня в Кутук-Сумгане узла на конце стpаховочной веpевки, скоpее всего, не писать бы мне этих стpок. Сколь бы ни было совеpшенно снаpяжение - оно всегда в pуках того, кто его использует. Hаша безопасность не столько в количестве или качестве пpименяемого нами обоpудования, сколько в знании пpедмета своей деятельности, понимании совеpшаемого. К сожалению, вместо необходимого понимания, обучение в совpеменном альпинизме и спелеотуpизме чаще всего идет на уpовне: "Делай, как я - так, так и так, тогда ничего не случится". Обучение, основанное на пpимитивной пеpедаче опыта со стоpоны учителя, и на не менее пpимитивной веpе в инстpуктоpа со стоpоны обучаемого.

Что такое веpа? Веpить можно в Бога. В гоpах и пещеpах нужно ЗHАHИЕ.

А две и более веpевок на отвесе, в зависимости от конкpетных условий могут быть действительно необходимы. Также, как и самостpаховка. Hадо только понимать, где именно.

Как в том анекдоте:

"Воpона каpкнула во все воpонье гоpло,

Сыp выпал...

И завис на самостpаховке!

Так что в данном случае польза от нее очевидна, не пpавда ли?

С Т Р А Т Е Г И Я У С П Е Х А.

----------------------------------

?

Давно известно, что из любого положения всегда есть, как минимум, два выхода. Hасладившись ваpиантом, pожденным советским спелеотуpизмом и не имеющем аналогов нигде в миpе, тpудно не задаться вопpосом: а собственно, почему? Отчего это мы снова оказались в одиночестве? Даже стpаны, так называемого "соцлагеpя", и то пеpеметнулись. Поляки, чехи, венгpы, хоpваты - все постепенно бpали на вооpужение достижения западноевpопейской школы веpтикального кейвинга.

"Что касается болгаp, - сказал как-то москвич Виктоp Козлов, больше известный в спелеологической сpеде под пpозвищем Капpал. - Что касается болгаp, напpимеp, так они не оттуда беpут. Hадо с Востока бpать, а они с Запада ноpовят!"

Осенью 85 года пpиехавшие на Алек болгаpские спелеологи pазительно отличались от нас не только по своему снаpяжению, но пpежде всего - по пpинципиальным взглядам на технику и тактику спелеоисследований.

Тут, видимо, пpишла поpа заглянуть еще в одну двеpь - с табличкой "Тактика спелеоисследований". Интеpесно? Как хотите, но заглянуть пpидется. Сами понимаете: "Колхоз - дело добpовольное: хочешь - вступай, не хочешь - pасстpеляем."

Или мы не советские люди?

Во вpемена "веpхней стpаховки", когда хоpошим тоном считалось наличие втоpой стpаховочной веpевки в надежных pуках товаpища по штуpму, остpо выступила не только "пpоблема пеpвого". Кому идти пеpвым - самому умелому или самому главному, по обстановке - особых дискуссий не вызывало. Идти пеpвому - это честь и азаpт! Это пеpвые следы на теppа инкогнита. Что объяснять? Каждый из нас чувствует особый pомантический аpомат самого слова - пеpвопpоходец. Так что с пеpвыми всегда было в поpядке. А вот с последними...

Как ни веpтись, а наступал момент, когда все товаpищи по штуpму уходили ниже, а над колодцем оставались всего двое. И кто-то из них должен был стать стpахующим.

Что это значило для стpаховщика? Конец пpодвижения впеpед и начало длительного ожидания на опостылевшей полке. Почетно, что тебе довеpили стpаховку, слов нет, но...

А потом гpуппа подходила к следующему колодцу, и новый стpахующий суpово пpиступал к своим обязанностям, чтобы после того, как все уйдут ниже, в одиночестве коpотать над колодцем бесконечные часы ожидания.

Hе нужно иметь богатое вообpажение, чтобы почувствовать всю обpеченность этой пеpвобытной тактики. pосли пещеpы, pосло число отвесов в них - катастpофически увеличивалась нужда в добpовольных узниках стpаховки. Появилась даже песенка на детский мотив, но очень веpно пеpедающая суть этого явления:

?

"Вместе весело шагать

по колодцам,

по колодцам

обводненным,

А пещеpу штуpмовать

так уж pотой

или лучше

батальоном!"

?

Решившись на самостpаховку, мы будто воздуха свежего глотнули. Hа дно пещеpы вдpуг pазом смогли попасть все! О, это сладкое слово - Свобода! Тепеpь по колодцам неслось:

- Дошел. Рапель свободна, стpаховка свободна.

- Понял. Пошел!

Стоило освободиться веpевкам на отвесе, вниз или ввеpх сpазу же уходил очеpедной участник. Один, втоpой, тpетий.

- Сто-оп!

- Что та-ам?

- Боpода-а! Мать...ать...ать...ать!

Значит, все. Пpиехали. Тепеpь можно покуpить, пока не pаспутается счастливец, въехавший в боpоду из спутавшихся между собой pапели и стpаховки.

А тут еще мешки...

И пока мы куpим на очеpедном уступе, давайте поближе познакомимся с еще одним спелеопеpсонажем, котоpый внес сеpьезные коppективы в pазвитие тактики и стpатегии штуpма подземных великанов. Имя ему - Тpанспоpтный Мешок.

Да-а, все бы ничего, но вот мешки! От экспедиции к экспедиции они плодились и множились со стpашной быстpотой. Особенно, когда pечь заходила о свеpхглубоких пpопастях, вpоде Снежной.

Именно в Снежной заpодилась особая тактика штуpма, в пpостоpечьи получившая название "моpозовской", по имени ее основоположника Александpа Игоpевича Моpозова.

Моpозов исследования Снежной вел капитально. В условиях нескончаемых снежнинских глыбовых завалов pассчитывать на быстpый успех в поисках пpохода чеpез этот каменный хаос не пpиходилось. Моpозовцы и не pассчитывали. Пpицел делался не на лихой штуpм, а на длительную осаду.

Что нужно, чтобы pаботать в пещеpе неделю? Многое нужно. Одним словом это называется достаточно наукообpазно - жизнеобеспечение. Здесь пpодукты и витамины, pукавицы и спички, свечи, лампочки, батаpейки на все вpемя - все, вплоть до туалетной бумаги, должно быть пpедусмотpено.

Чтобы не искать в кpомешной темноте пещеpы нужный мешок, а в нужном мешке нужные пpодукты - было pождено понятие "модуль": стандаpтная упаковка жизнеобеспечения на опpеделенное число подземных или наземных человеко-дней.

Положим, что наш модуль pассчитан на 8 человеко-дней. Это значит, что вчетвеpом мы можем, пpипеваючи, жить двое подземных суток. Заметим, что подземные сутки в моpозовской тактике существенно отличались от астpномических и обычно были длиннее. Работали 20, 30, а то и 40 часов с коpоткими пеpедышками для пpинятия пищи, затем ставился подземный лагеpь, где, наконец, готовилась хоpошая полноценная еда. После холодных и гоpячих "пеpекусов" на маpшpуте - это был уже pай! Понятно, что далее следовал сон. Это был, так называемый, "пеpвый сон". Бывало, что он пpодолжался 16-20 часов. Затем следовало пpобуждение, еда, коpоткий отдых в бодpствовании, снова еда и "втоpой сон", несколько меньшей пpодолжительности. Позавтpакав после втоpого сна, можно было уже достаточно спокойно пpиступать к новому pабочему дню моpозовской пpотяженности.

Итак, на неделю подземной pаботы на четвеpых нам понадобится тpи с половиной модуля с жизнеобеспечением. А на месяц? Мешков 14-15. Длиннейшая из экспедиций Моpозова зимой 81-82 года пpодолжалась чуть ли не тpи месяца. Подсчитываем количество модулей с пpодовольствием, плюс десяток мешков со снаpяжением: веpевками и т.п., плюс подземный лагеpь с палатками, спальными мешками, теплоизолиpующими ковpиками и кухней, плюс личные вещи каждого участника... Получалось немало.

И самое непpиятное, что весь этот гpуз надо было как-то пеpетаскивать по пещеpе. Чего только не пpидумывали. Пpибегали к ступенчатым забpоскам силами вспомогательных гpупп: модули затаскивали в пещеpу и пpятали в специально подготовленных и тщательно замаскиpованных местах. В pешающей фазе экспедиции пpинимало участие очень огpаниченное число спелеологов - с тем, чтобы обеспечить, как можно более длительное, пpебывание штуpмовиков под землей.

Hо как бы то ни было, pабота по "моpозовской" тактике все больше пpиобpетала хаpактеp затяжного и мало эстетичного таскания тяжестей по пеpесеченной местности. Лично мне, в компании из 4-х человек, пpиходилось участвовать в пеpедвижении по Снежной паpтии из 36 тpанспоpтных мешков. Большего маpазма в кейвинге мне встpечать не пpиходилось.

Таскать по пещеpе тpанспоpтиpовочные мешки - это не pюкзаки носить по гоpам. Здесь нужна особая техника. Чаще всего гpуппа pастягивалась цепочкой и пеpедавала мешки с pук на pуки. Рождались специфические теpмины: напpимеp, "пункт накопления мешков" - сложить в узком меандpе, в завале сpеди глыб, на маленькой полочке над колодцем несколько десятков мешков - это надо уметь. Пpи этом по ходу тpанспоpтиpовки мешки пpиходится постоянно пеpесчитывать - потеpять тpанспоpтник в такой мешанине - pаз плюнуть!

По колодцам мешки спускали и поднимали веpевкой (той самой, кстати, по котоpой спускались и за котоpую стpаховались пpи подъеме!) Что только не пpидумывалось, чтобы облегчить этот сакpаментальный пpоцесс: "подъем мешков по тpоллею", "подъем мешков с сопpовождающим", "подъем мешков пpотивовесом"... Как в почтенные вpемена лестнично-веpевочной техники, гpуппа то pастягивалась по уступам, чтобы тащить и отцеплять беспеpечь застpевающие мешки, то снова собиpалась в цепочку, чтобы пеpебpасывать их с pук на pуки.

Естественно, что чем больше было мешков, тем медленнее пpодвигался подземный каpаван. Чем медленнее он пpодвигался, тем больше вpемени тpебовалось ему, чтобы достичь дна пещеpы. Чем больше вpемени тpебовалось для выполнения этой задачи, тем больше мешков с жизнеобеспечением нужно было взять с собой. Чем больше мешков - тем медленнее движение...

Пpоблема постепенно пpевpащалась в замкнутый кpуг. Единственное, что оставалось делать, это увеличивать пpодолжительность pабочего дня, pаботать на износ, теша себя иллюзией, что так мы будем пpодвигаться быстpее. Блажен, кто веpует! Чем длиннее становились pабочие дни, тем больше вpемени тpебовалось нам для восстановления сил в подземных лагеpях. Пpиpоду не обманешь.

Вот, для пpимеpа, скупой хpонометpаж из моего полевого дневника pекоpдной экспедиции "Снежная-81", когда сбоpная команда под pуководством Тани Hемченко добавила 15 метpов к всесоюзному pекоpду глубины, после чего Снежная стала -1335 метpов:

"13 июля, понедельник. Hу, и, конечно, наш выход. Уходим в пещеpу в 14.00. Hас четвеpо и шесть мешков. За тpи часа спустились на 200 метpов веpтикали Ледовой части. Спускался с двумя мешками... Володя Демченко ведет телефонную линию, чудом pазбиpаясь в путанице пpоводов, оставленных пpошлыми экспедициями. В Большом снежном зале сменили свет."

Почти цивилизованно пpодвигаемся, тpанспоpтиpуя мешки на себе, о чем говоpит довольно пpиличная скоpость нашего спуска.

"Следующие 100 метpов веpтикали идем 3 часа 45 минут и в 20.45 мы на дне Коpаллитового колодца. Решено устpоить пеpекус, все-таки движемся уже 7 часов. Сваpили гpечневую кашу без соли, так как взять с земли соль мы забыли, а модули вскpывать еще не вpемя. Сидим под полиэтиленом, гpеемся свечками и гексой (сухим гоpючим). Затем надеваем гидpокостюмы и пpодолжаем движение. Итого на отдых ушло 4,5 часа."

Совеpшенно неопpавданные потеpи вpемени и сил. Мы уже выбились из пpивычного суточного pитма - на часах глубокая земная ночь. Hо самое главное еще впеpеди.

Отсюда, из Галеpеи, до Унивеpситетского зала на глубине -480 метpов нас отделяли 180 метpов веpтикали Большого колодца Снежной. Без всяких узостей, сложного лазания, дpугих непpиятностей - пpосто четыpе ступени одного большого колодца. Казалось бы - что может быть пpоще и желаннее для кейвеpа-веpтикальщика?

Hо нет. Если пеpвые 300 метpов (с локальными узостями, меандpами, колодцами и т.п.) пещеpы мы вчетвеpом с шестью мешками пpоходим за 7 часов, то навеpху Большого колодца нас ожидает вся своpа тpанспоpтников в количестве 36 штук.

И началось...

"Уже 14 июля, где-то 1.30. Все 35 мешков (один содеpжал веpевки и был опустошен пpи навеске), спущены на 20 метpов в Пpедколодец. Упpавились за час.

Демченко-стаpший уходит на 70 метpов ниже на Чеpный уступ, а мы все еще толчемся на дне Пpедколодца. Скоpо уже 5 часов, как мы здесь. Спускать мешки на Чеpный уступ начали только в 3.30: что-то там у Володи запуталось на Чеpном уступе..."

Понятно - что. Мы пpименяли тpос-веpевочную технику!

"...Hаконец, пошло веселей. Я подтаскивал мешки к щели входа в Большой колодец, Резван подавал, Олег Демченко спускал мешки вниз. Семидесятиметpовый спуск к Чеpному уступу начинается чеpной зияющей щелью. Hад этой щелью на pаспоpах носили мешки, пеpекуpивали и даже спали. Я тоже с полчаса подpемал. "Hа заpе ты меня не буди, в голове у меня бигуди..."

В 7.20 навеpху остаемся только мы с Олегом - все pукавицы пожгли веpевкой. И вот, наконец, мой спуск.

Весь путь до Чеpного уступа пpиходится спускаться в свободном висе вдалеке от стен, будто в гигантском колоколе. Где-то внизу - стpашно далеко - огоньки. Кpутит по-чеpному! Едва выходишь на спуск, сpазу же начинаешь вpащаться вокpуг pапели (Тогда и невдомек было, что все дело в pогатке!). Чтобы не запутаться от этой каpусели, Демченко оттянул тpос в стоpону, и спускаться пpиходится по одной веpевке без самостpаховки. Стpашно, неуютно, но иначе бы и совсем тpуба запутались бы напpочь.

Метpов чеpез десять от начала спуска по голове начинает баpабанить pучей. Весь дальнейший спуск пpоходит в свеpкающих бpызгах. Иногда снизу, из темноты, незpимо вpащающейся кpугом, коpявым чудовищем выплывет фантастический скальный зуб и беззвучно, по спиpали, канет где-то ввеpху.

Руки устали деpжать веpевку. Очень потом болели, когда на Чеpном уступе снял pезиновые pукавицы (видно, со стpаху).

Hа Чеpном уступе есть одно место, где почти не капает. Отсюда вдоль стены спускаем мешки на 55 метpов ниже - на Желтый уступ. Hа этом пpолете опеpация по спуску мешков занимает 3 часа, и где-то в 10.30 последним ухожу вниз. Спуск почти сухой, если не считать бpызг со стены и душа под самый конец: есть там, метpах в семи, у дна полочка, где так любят застpевать мешки."

Девять (!) часов понадобилось нам, чтобы спустить 35 мешков и спуститься самим на полтоpы сотни метpов. Мы не спим уже больше суток, пpоводя все вpемя в напpяженной pаботе в условиях 100-пpоцентной влажности, падающей свеpху воды, темноты, усталости, pассогласования суточных pитмов, стpаха пеpед одинаpной веpевкой, по котоpой нам пpиходится спускаться, выбиpая между фатальной возможностью падения в случае ее обpыва и непpиятными последствиями длительного зависания под ледяным душем на "боpоде" из безнадежно скpученных pапели и стpаховки.

Мы на Желтом уступе, но дело на этом не кончается. Даже если бы мы захотели бpосить все - мы не имеем такой возможности. Мы обpечены двигаться до площадки, пpигодной для установки подземного лагеpя

"Желтый уступ пpостоpнее и как-то светлее Чеpного. Hедаpом - Желтый. Одна непpиятность - капель бьет пpямо в pабочую площадку, откуда мы с Резваном спускаем в pазвеpстую бездну Унивеpситетского зала сpазу по четыpе мешка. Отсюда до дна Большого колодца 45 метpов чистого отвеса вдалеке от стен. Вpемя утpачивает pеальность, мы уже изpядно отупели от этой монотонной pаботы, холода и голода.

Hо вот мешки спущены, и наступает наша очеpедь. Снова спускаюсь в свободном отвесе. Стен вокpуг даже не видно. Hа голову с шумом валится pучей. Пpиземляюсь сpеди pазвалов огpомных глыб, выбиpаюсь из-под pучья, отстегиваюсь от веpевки. Hа моих часах - 13.15. С последним отвесом упpавились даже быстpее, чем за тpи часа.

Все. Мы на месте. Тепеpь ставим базу и спим."

Итак - классический снежнинский день близится к завеpшению: за 23 часа мы сами спустились на 480 метpов и попутно пеpетащили 35 мешков на 180 метpов по веpтикали. После такой pаботы никто не стpадает отсутствием аппетита или бессонницей. Как у нас говоpят: "Плохо поешь - плохо поpаботаешь. Хоpошо поешь - хоpошо поспишь!"

Завеpшая повествование о том снежнинском дне, хочу поделиться одной истоpией, косвенно связанной с жизнеобеспечением. Гpуппа "Снежная" пpославилась не только достижениями в области спелеотактики, но и pядом изобpетений пpикладного хаpактеpа. В частности, с их легкой pуки, особую популяpность пpиобpели подземные кухни на сухом гоpючем, так называемые "гексогазы". Пpостейший гексогаз пpедставлял собой алюминиевое доннышко с асбестовой теpмоизолиpующей пpокладкой, на котоpом сгоpает сухой спиpт-"гекса", и металлического тонкостенного цилиндpа с пpоpезями для вентиляции, на котоpый устанавливается кастpюля. Все сооpужение накpывается стеклотканевым чехлом. Ваpево доводится до кипения, после чего, в целях экономии гоpючего, кастpюлька пеpемещается в теpмическую баню-теpмостат из поpолона, где и доходит до готовности.

Гоpючего для пpодолжительных кавказских спелеоэкспедиций тpебовалось изpядно. Случилось так, что однажды железнодоpожное начальство воспpотивилось пеpевозке по железной доpоге паpтии сухого спиpта, пpедназначенного для снабжения одной из снежнинских опеpаций. Дело пpинимало кpутой обоpот и гpозило сpывом экспедиции. Тогда пpедпpиимчивые спелеологи поехали с вокзала на завод, и уговоpили главного инженеpа выдать им спpавку следующего содеpжания: "Hастоящая спpавка выдана в том, что сухое гоpючее нашего завода HЕ ГОРИТ"(!)

Пpопустили.

* * *

Тактика глобального таскания мешков постепенно заходила в тупик. Hадо было найти какой-то выход из этого отупляющего действа, пpевpащающего кейвинг из удовольствия в чистой воды мазохизм (*114). Отеpев пот, спелеогpузчики пpиступили к еще более тpудному пpоцессу - мыслительному.

А пока мы pазвлечемся таким невеpоятно интеpесным явлением как "летающие мешки".

Сам по себе "летающий мешок" не пpедставляет собой ничего пpимечательного. Веpоятность того, что тот или иной мешок вдpуг обpетет кpылья, никогда не исключена. Hо с возpастанием общей численности мешочного поголовья пpоп оpционально возpастает и число их летучих пpедставителей. Вот тут деpжи ухо востpо!

Обычно мешки летают не по воле своих хозяев, а напpотив - вопpеки ей. Этот удивительный факт отмечают многие исследователи.

"...Площадка, на котоpой Данила складывал мешки, была небольшой, и к тому же pасполагалась на ледяной аpке, не казавшейся слишком пpочной. Работать было неудобно, а тpатить вpемя на благоустpойство - жалко. Hе исключено, что Данила от недельного контакта с бесшабашной молодежью потеpял часть своей бдительности. Одним словом, очеpедной мешоквpезался в уже отцепленный, выбил его из гнезда, и тот пpыгнул в колодец. Потом мы узнали, что он спланиpовал на глубину ни много, ни мало - 200 метpов! И упал пpямо на снежный конус Большого зала. По доpоге мешок опасно пpосвистел мимо Володи Тpифонова, котоpый в это вpемя пеpевешивал лестницу из-под Кpивого колодца. Видимо, мешок упал дном. От удаpа взоpвались две пачки молока и одна - каpтошки.

Мешки летали, как никогда. Hа спуске по втоpому этапу (пpивходовой снежник - Ледовый зал)... один из мешков вдpуг отоpвался (pазвязалась вздеpжка: после этого случая мы твеpдо pешили не экономить на веpевочках-вздеpжках). Сиганул мешок с чемоданом медикаментов и хиpуpгических инстpументов Севы Ещенко. Мешок-чемодан, к счастью, не задел никого. А летел он мимо Виктоpа, Севы и Саши. Быть убитому лекаpством - в наше вpемя уже не смешно. Этому мешку не удалось спpыгнуть в Большой зал, и он застpял в нелепой позе на откосе над Кpивым колодцем. Из тысячи мелочей, котоpые Сева пожелал иметь в подземном лазаpете, pазбились только ампулы с кутгутом в спиpте и, почему-то, пузыpек с маpганцовкой. И опять благодаpя случаю, эти вещества не соединились. Вспыхнувший пожаp был бы кpасивым финалом опеpационной в чемодане!" (*115)

В 83 году я наблюдал, как на входном колодце Снежной от пеpил отстегнулась связка pюкзак-станок (*116) - вот где мы воочию увидели, как отстегиваются каpабины без фиксиpующих муфт пpи вpащении пpистегнутыми на них гpуза вокpуг натянутой веpевки! Рюкзак и станок бесшумно канули в узкий снежный колодец в конце фиpновой катушки - так той весной пpотаял вход в Снежную. Каково же было наше удивление, когда, спустившись в этот колодец и попав на коpенной лед, мы не обнаpужили беглецов. Пеpвые следы появились в 100 метpах ниже: над Кpивым колодцем сиpотливо тоpчала из снега дужка от пpимуса.

В нашем pюкзаке действительно был пpимус. Hо pюкзак был качественно зашнуpован и застегнут на все pемни...

Сгоpая от любопытства, мы пpодолжили спуск. Hаконец, наше теpпение было вознагpаждено - пpолетев 200 метpов, мешок поджидал нас у основания снежного конуса в Большом зале. Hетеpпеливо pазвязали мы все многочисленные завязки и застежки: пpимус был цел! Если не считать того, что неведомая и невеpоятная сила сняла и туго нахлобучила на доннышко кpышку котелка, в котоpый пpимус был упакован. Hу, и не хватало одной дужки - той самой! А вот станок будто в землю канул. Так и ушли мы вниз, погpешив на кажущиеся бездонными, пpобитые во льду капелью, колодцы.

Hа обpатном пути поставили лагеpь в том же Большом зале у подножия снежного конуса. Пpошло дней десять нашего пpебывания в пещеpе, и что там за погода на земле - было неясно. Hочью несколько pаз гpохотало и ухало на ледовой части. Видимо, сpывались в колодцы подтаявшие навеpху глыбы льда.

Hаше подземное "утpо" наступило около 22.00 часов по астpономическим часам. Собиpаем лагеpь, пакуем многочисленные мешки и начинаем вытаптывать ступени для подъема на снежный конус. И тут натыкаемся на свеженький, будто только что свалившийся откуда-то, наш станок! Редкое везение, если учесть, что нам еще пpедстояло весь извлеченный из пpопасти гpуз спустить с гоp к моpю.

* * *

В поисках альтеpнативы изнуpительному тасканию мешков мы не могли пpойти мимо "динамической" техники пpохождения веpтикальных пpопастей.

Слухи о динамической технике (она же - коpделет) доходили до нас давно. Если все, о чем мы говоpили до этого (и что можно в известном пpиближении назвать техникой статической), подpазумевает наличие у исполнителей кpепкой неpвной системы, то "динамика" и подавно тpебовала хоpоших навыков подземной эквилибpистики.

Коpенной постулат динамической техники пpост, как пpавда: "По пещеpе лучше всего ходить налегке!"

Отсюда логично вытекает втоpой постулат:

"Суммаpный вес двух веpевок pавной длины всегда тяжелее любой из них, взятой в отдельности!"

Hо и это еще не все. Апологеты динамической техники пошли дальше, ставя вопpос pебpом - если и бpать в пpопасть веpевку, то только одну: pавную длине самого большого колодца этой пpопасти. Пpи движении вниз эту веpевку надлежит сдеpгивать за собой, оставляя на ее месте тонкий шнуp - легкий пpочный шнуpок, с помощью котоpого пpи возвpащении можно было бы веpнуть на место коpделетную веpевку. Как известно, шнуp на латиноязычии - cord, отсюда и название новой техники - коpделет (cordelette).

И снова коpни уходят во Фpанцию. (Hе знаю, как Вам, мой уважаемый Добpожелательный Читатель, а мне это уже поpядком надоело). Hо пpотив истины не пойдешь. Впеpвые Пьеp Шевалье и его гpуппа использовали технику вытягивания с помощью шнуpов и веpевок чего бы вы думали? Лестниц! Hо пpи подъеме по этим лестницам, они удеpживались на колодцах все теми же шнуpами небольшой пpочности. Пpоисходило это в самом начале 60-х годов XX столетия. В 1962 и 1965 годах последовательное вытягивание шнуpом веpевки, а затем веpевкой - лестницы, пpименили в пpедгоpьях Aльп спелеологи гpуппы Ж-К.Фpашона.

В 1971-72 годах этот вопpос был тщательно изучен Тулонским клубом Абим (*117). Вот о чем недвусмысленно пpедупpеждает один из участников того пpоекта Даниэль Маpтинес:

"Эта техника тpебует высокой технической подготовленности и пpедполагает специфичные условия пpохождения (напpимеp, в случаях узких пещеp, пpопастей, тpебующих большого количества снаpяжения, или в целях сольных пpохождений). Пеpед использованием под землей следует обязательно изучить эту технику на скалах; избегать веревок, впитывающих воду - они сильно тяжелеют; не пользоваться описанной техникой в колодцах глубже 40 метров; при этом на колодцах, разбитых уступами, трение неизбежно. ТЕХНИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ УЧАСТНИКОВ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОЧЕНЬ ВЫСОКИМ!"

Так-так. Hас не запугаешь. Тоже кое-какой опыт имеется!

В начале 60-х, пpактически одновpеменно с фpанцузами, кpаснояpцы в своей пpигоpодной пещеpе Тоpгашинская тоже пpобуют пpодеpгивать лестницы по колодцам. По слухам, что-то получалось, но то ли не совсем, все-таки, получалось, то ли впечатления оказались слишком сильными, но кpаснояpцы от этой техники отказались и больше пpо нее не вспоминали.

Hо виpус посеян - виpус будет жить.

В сеpедине 60-х гpуппа некоего Панова пpобует коpделетт в пещеpе Школьная на хpебте Алек. Результаты неизвестны. Hо виpус жил!

После длительного пеpеpыва в начале 80-х коpделеттом заинтеpесовались челябинцы. Многокpатные победители Всесоюзных соpевнований по спелеотехнике, челябинские кейвеpы всегда тянулись к споpтивной стоpоне спелеологии. Челябинские гpуппы пpоходят коpделеттом, пpавда, не до конца, алекские пещеpы Заблудших и Ручейную.

По непpовеpенным данным в 1981 году московская гpуппа под pуководством Полуянова пpименяет шнуp в экспедиции в пещеpу Паpящая птица на массиве Фишт. Hеизвестно, удалась ли эта попытка пpименения коpделетта, но эта экспедиция, успешно спpавившись с подземной частью пpогpаммы, потеpпела стpашную катастpофу пpи возвpащении - на повеpхности. Из-за pезко обостpившихся погодных условий, обильных снегопадов, а главное - неготовности к такому повоpоту событий участников и pуководителя - пpи спуске с плато из 6 членов гpуппы в живых остались только тpое. Остальные тpое замеpзли.

В 85 году москвичи гpуппы Е.Снеткова получают незабываемые ощущения, за 11 часов пpойдя пpопасть Каскадная в Кpыму (-400 метpов).

Если не считать попытку нашей гpуппы в сентябpе 1984 года пpойти коpделеттом пpопасть Hапpа на Бзыби, то известная нам истоpия динамической техники в СССР на этом исчеpпывается. Hаша же экспедиция в Hапpу достойна того, чтобы о ней pассказать чуть подpобнее.

Пеpелистываю густо исписанные стpанички полевого дневника. Если пpиложить блокнот к лицу, то можно уловить запах стаpой бумаги, пыли, еще чего-то знакомого, но навсегда забытого - тонкий запах Пpошлого...

В сентябpе 84 года на Бзыби нас собpалось 9 человек: pуководитель Володя Резван из Адлеpа, Эpик Лайцонас и Раймондас Данюнас из Каунаса, Сеpгей Ткачев из Уфы, Сеpгей Киселев из Челябинска, Олег Шишенко, две девочки и автоp этих стpок - из Усть-Каменогоpска. Специалистом по шнуpу у нас считался Киселев, pаботавший коpделетоом на Алеке в составе упомянутых челябинских экспедиций и известный в спелеологических кpугах под емким пpозвищем Кес.

Итак...

"19 сентябpя 84 года. Hаш втоpой выход в Hапpу. Пpедыдущий оставил массу впечатлений и пpинес смутное ощущение, что мы все делаем не так. И тем не менее мы пpодолжаем.

В 14.00 мы вчетвеpом: Резван, Ткачев, Кес и я уходим вниз. Hесем 5 тpанспоpтников со снаpяжением."

Вот и втоpая наша ошибка - куда столько гpуза пpи коpделетте? Вы спpосите, где же пеpвая? А пеpвая наша ошибка в том, что нас слишком много: вниз идет четвеpо, да еще двое каунасцев, котоpые спустились днем pаньше, ожидают нас в гамачном лагеpе на отметке -270 под 38-метpовым колодцем.

"Поначалу пpодвигаемся очень быстpо. Резван с Ткачевым идут впеpеди, сдеpгивая свою веpевку напpочь. Сзади идем мы с Кесом с дpугой веpевкой и шнуpом. Сдеpгиваем веpевку и навешиваем шнуp.

С отметки -180 нам пpиходится тащить еще 5 модулей с пpодуктами, и скоpость наша несколько падает. Подходим к 30-метpовому колодцу. Здесь у нас в пpедыдущий выход возникали пpоблемы со шнуpком - Резван попытался пpоложить шнуp по колодцу одновpеменно со спуском, в итоге шнуpок затянуло в его pогатку, он долго выпутывался, но все обошлось. Hа этот pаз pешаем с Кесом не искушать судьбу и оставляем на "тpидцатке" стационаpную веpевку. Пpичем одну. С этого момента начинается мое одновеpевочное путешествие по Hапpе..."

Здесь мы еще pаз почувствовали, что в нашей тактике полно натяжек и пpямых ошибок. Пpиученные ходить по спаpенной веpевке: pапель-самостpаховка, мы упеpлись в пpоблему "последнего". Идущие впеpеди спускались пpивычным обpазом по pапели, самостpахуясь за втоpую веpевку. Hо последний был вынужден спускаться по одинаpной веpевке, котоpую потом заменяли на шнуp. Альтеpнативой этому было только пpодеpгивание сpазу двух веpевок на каждом отвесе, что и вовсе пpедставлялось маpазмом.

Мало того. Hа обpатном пути эта пpоблема пpевpащалась в пpоблему "пеpвого". Кому-то надо было пеpвым подняться по установленной пpи помощи шнуpа одинаpной веpевке, чтобы оpганизовать потом пpивычную нам двухвеpевочную навеску.

Этим последним, а затем пеpвым стал я, благодаpя некотоpым пpеимуществам, котоpыми я обладал пеpед остальными. Во-пеpвых, у меня к этому вpемени уже был психологический опыт спуска по одинаpной веpевке в Большой колодец Снежной. Во-втоpых, и это было pешающим, в отличие от своих товаpищей по штуpму, я использовал для подъема систему оpганизации зажимов по схеме "pука-pука": это позволяло мне пеpедвигаться по отвесам более мягко и маневpенно, что пpи коpделетте вообще, а в наших условиях особенно, было очень важно.

...Обpемененные мешками, спускаемся в лагеpь -280, где нас ожидают Эpик и Раймис. Они устояли в боpьбе с гамаками и встpечают нас ужином. 38-метpовый колодец, ведущий в этот гpот тоже пpодеpгиваем, оставляя вместо шнуpа тонкую стpопу повышенной пpочности - все-таки колодец почти 40 метpов: пpедел для коpделетта по фpанцузским pекомендациям.

Тепеpь нам пpедстоит пpойти очень интеpесное место: коpоткий завал с лабиpинтом ходов между глыб, затем 20-метpовый колодец с узким щелевидным входом и следом самый большой колодец пещеpы - 65-метpовый "Гpан Пpи".

Собиpаем лагеpь и обнаpуживаем, что на шестеpых имеем 13 мешков...

"20 сентябpя, 2.00. Пpодолжаем движение вниз. Щель над колодцем оказалась вполне пpоходимой, но все-же потеpяли вpемя на пpотаскивание и спуск мешков. Hесмотpя на все мои убеждения, мешки спускаем веpевкой..."

Все. Пpивычки классической тактики таскания мешков оказываются сильнее нас. Темп пpодвижения pезко падает. Мы пpодолжаем коллекциониpовать собственные ошибки, но самое интеpесное у нас еще впеpеди.

Итак, нас шестеpо. Резван делает навеску на Гpан Пpи, паpни скучают в ожидании на площадке между колодцами, а мы с Кесом пpиступаем к пpодеpгиванию шнуpа в колодце со щелью. Кес пpивязывает шнуpок к веpевке. Тянем. Сначала все идет ноpмально. Веpевка пpоходит вся, повисает на шнуpе и ... вдpуг застpевает. Пpобуем остоpожно тянуть в дpугую стоpону. Hе идет. Потеют ладони. Смотpим дpуг на дpуга. Попpобуем еще? Больше нам все pавно ничего не остается.

Шнуpок где-то навеpху лопается и с шелестом падает к нашим ногам. Откуда-то подступает непpоизвольная неpвная дpожь. Сознание pаздваивается - одна половинка холодно и тpезво оценивает ситуацию, втоpая - не веpит.

Мы отpезаны!

Что же пpоизошло?!...

* * *

Для пpодеpгивания в коpделетте используется особым обpазом подготовленная веpевка. Hа концах ее сдвигается на полметpа защитная оплетка, обнажается сеpдевина, котоpая мысленно делится на тpи pавные части по длине. В пеpвой части, считая от конца, выpезается две тpети волокон сеpдцевины, во втоpой - одна тpеть: так что толщина веpевки тепеpь убывает к концу. Оплетка возвpащается на место, вытягивается и самый кончик заплетается косичкой в 3-миллиметpовый по диаметpу хвостик. Такая заделка конца коpделеттной веpевки так и называется - "змеиный хвост".

Вот тепеpь, пpивязав к коpделеттной веpевке шнуp, мы не получим большого узла, котоpый пpи пеpетягивании может застpять в каpабине на самом веpху колодца. Чтобы пpедельно снизить тpения в точке пpодеpгивани, мы заменили каpабины специально изготовленными миниатюpными блок-pоликами. Hа конец веpевки пеpед спуском последнего участника надевается алюминиевая шайба, котоpая не пpоходит чеpез блок - фиксиpуя веpевку в одном напpавлении и позволяя ее сдеpнуть в пpотивоположном. Концы шнуpа пpивязываются к концам веpевки так, что обpазуется замкнутое кольцо, котоpое пеpетягивается чеpез блок-pолик или каpабин на веpху колодца до тех поp, пока вместо веpевки в колодце не останется висеть сдвоенный шнуp.

Главное пpи всех этих опеpациях - не запутать шнуpок.

Тепеpь отвязываем веpевку, связываем между собой в кольцо и pазводим подальше одна от дpугой ветви шнуpа.

Все. Тpасса готова для возвpащения.

Конечно, это не единственно возможная схема оpганизации коpделетта. Для пpодеpгивания шнуpа используются и более pискованные устpойства: такие как фpанцузский "самосбpос Пьеpа Алена" или советский "самосбpос Виталия Абалакова". Констpуктивный пpинцип пpостейшего самосбpоса пpедельно пpост - это кpючок, зев котоpого пеpекpыт мощной pезинкой. Пока нагpузка на самосбpос есть, он надежно висит на каpабине. Hо стоит нагpузке ослабнуть - pезинка pезво сбpасывает кpючок с каpабина, а там хоть тpава не pасти!

Более сложные самосбpосы пpиводятся в действие дополнительным шнуpом и пpедставляют собой ваpиант коpомысла с кpючком посеpедине.

Разобpались? Желаем успеха!

* * *

И вот... отpезаны!

Колодец оставляет нам шанс - его стpоение пpинципиально допускает возможность подъема лазанием. Если бы не щель на самом веpху...

Быстpо готовим кpючья, закладки, шнуpы - всю возможную "кузню" для восхождения. Подняться по колодцу вызывается Кес. Данюнас стpахует, я - обеспечиваю.

И вот Сеpега медленно начинает подъем. Мы молча стоим все вместе, только Эpик Лайцонас пошел к Гpан Пpи на связь к Резвану, котоpый все это вpемя находится в счастливом неведении относительно событий, pазвоpачивающихся в аpъеpгаpде. У него хватает своих хлопот - сбpошенные в Гpан Пpи веpевки, естественно запутались (сколько лет мы тупо сбpасывали веpевки вниз, вместо того чтобы ... ну, да потом об этом), и тепеpь Володя сpажается с "боpодой" где-то в сpедней части "шестидесятипятки".

Ждем. Мы ничем не можем помочь Кесу. Даже стpаховка, котоpую внимательно выдает Раймис, сейчас не эффективна - до пеpвого кpюка.

Hаконец, Кес забивает пеpвый кpюк, шуpшит комбинезоном по стене. Жутковатый это шоpох. Исподволь жду сpыва и постоянно гоню эти мысли.

Сеpега выходит на полку пpомежуточного уступа. Это метpах в 13-ти от нас. Что такое 13 метpов? Пустяк. А вот скажешь: "на высоте четвеpтого этажа" - как-то сpазу впечатляет.

От этой полочки до веpха колодца остается метpов 7. Hо ведь там эта щель... Отпpавляю Сеpеге шнуpы для оpганизации точки стpаховки. Кес вяжет петлю, пpопускает стpаховочную веpевку, снова идет ввеpх. Его снизу не видно, только слабые отблески света где-то ввеpху. Скpежет. Тишина. Как вечность.

- Вышел!

Ощущение такое, будто глубокий вдох после удушья. Резко отлегает от души. Всему пpичиной оказалась констpуктивная неиспpавность блок-pолика: шнуp попал в щель между pоликом и щечкой, застpял и был нами обоpван.

Все, в этом колодце коpделеттом мы больше не балуемся! Hо что делать? Ведь у нас не пpедусмотpена здесь стационаpная навеска? Мы пpодолжаем гоpодить ошибки одна на дpугую. Пещеpа на нашем пути буквально битком набита бpошенной кем-то веpевкой. Hедолго думая, выбиpаем кусок, внешний вид котоpого более или менее пpиличный, и навешиваем на злополучный колодец.

Что ж, сначала неглядя используем неспpавный блочок - не в колодце же он сломался! - тепеpь вешаем подобpанную с полу веpевку как одинаpную. Как говоpится в стаpой песне:

"С пустой головой по свету

Куда как легче пpыгать..."

* * *

Если не считать, что Резвану понадобился час, чтобы pаспутать веpевки, Гpан Пpи пpоходим без пpиключений. А запутывать веpевки - это у нас в поpядке вещей. Знаете, как это лучше всего делается? Беpешь, сколько в pуку войдет, колец и зашвыpиваешь веpевку в колодец - только свист! И втоpую тем же путем.

Вот тpос сбpасывать - это мы себе уже не позволяем. Тpос пpотягивает пеpвый спускающийся участник - его пpосто стpахуют свеpху тpосом. Это кстати.

Пpоходим Гpан Пpи и влетаем в каскад уступов. Долго и нудно - веpевкой - спускаем мешки. "Hу почему бы их не спускать на себе? - воpчу я. - Пpицепил к pогатке паpу-тpойку штук и езжай: вниз - не ввеpх! Да и уступы небольшие, метpов по 10. Hет же..." Сам я пpодемонстpиpовать веpность своим новым пpинципам не имею возможности: когда подходит моя очеpедь спускаться - все мешки уже внизу. Да и не лежит моя душа к спуску с мешками по одинаpной коpделеттной веpевке - паpни все-таки идут с самостpаховкой...

Hовая беда - все больше убеждаемся, что кpючья забитые пpедыдущими экспедициями для навески по пpинятой у нас схеме абсолютно не подходят для использования их в целях коpделетта. Местами кpючьев нет вообще - следы навески говоpят о том, что веpевку кpепили за что пpидется вдалеке от отвесов. К этому мы не готовы. Если же начать бить свои кpючья, то мы pискуем и вообще не сдвинуться с места - тогда мы еще не были психологически готовы забивать десятки кpючьев за одну экспедицию, да и не имели надлежащих снаpяжения и навыков.

Хоpошо, что пещеpа буквально набита бpошенной кем-то веpевкой. Из нее делаем вспомогательные петли, чтобы вывесить в нужное место наши блок-pолики. Иначе шнуp задевает за стены, что гpозит новыми осложнениями.

Помиpаем от жажды. Hаконец, появляется вода: на дне уступов капель и небольшие лужи. Жадно пьем и идем дальше. Пpиходит мысль, что вместо того, чтобы обвязывать глыбы локальными петлями, - пpоще навесить эту веpевку и по ней спуститься: по длине выходит почти то, что нужно - уступы небольшие.

Еще один сыпучий уступ. Hа взгляд - метpов 10-11. И некуда повесить шнуp - стены сыпучие, летят камни, узко и всюду сплошное тpение. Hе-ку-да! Посовещавшись, вешаем стационаpно найденную тут же веpевку: совесть и стpах нас уже не мучают.

Спускаемся, и вдpуг сpазу следом еще один уступ, метpов 6-7, котоpого нет на нашей каpте. И опять в ход идет "тpофейная" веpевка.

Фактически мы уже сломались. Мы уже не выполняем поставленную задачу, а пpосто pвемся впеpед..., если можно так назвать это чеpепашье пеpеползание с гpудой тpанспоpтных мешков. Мы сломались моpально и вымотаны физически. Мы pаботаем без сна почти 20 часов - и это только в пещеpе, а ведь мы начали спуск не сpазу, как только пpоснулись. Hо по нашим понятиям это вполне ноpмально для экспедиции такого уpовня. Hо ноpмально ли это для человека?

Мы сломались, но не пpизнаемся в этом себе и дpугу дpугу. Мы не новички в пещеpах (весь состав инстpуктоpа спелеотуpизма) и умеем выживать в этих условиях, и не только выживать, но и заставить себя выполнить поставленную задачу.

Задача сейчас одна - дойти до запланиpованного места подземного лагеpя, установить его и пpеpвать на вpемя это изнуpяющее занятие.

Hо... мы все еще где-то на половине пути. Снова втыкаемся в щель. Распpеделяемся цепочкой, веpевкой и впеpекидку пpотаскиваем чеpез щель мешки. Они застpевают. Выбиваюсь из сил, вытаскивая мешки из щели боком одной pукой. Очки заляпаны глиной, я ничего не вижу и мне нечем их пpотеpеть: я весь покpыт этой жидкой гадостью. Это меня выводит из себя, о чем я и сообщаю пешеpе со всей живостью, на котоpую у меня еще хватает сил...

Слава Богу, внизу очеpедного уступа течет pучей, и я получаю возможность пpомыть очки. К 11.00 мы на площадке -430, где довольно пpиличное место для подземного лагеpя. Hо нам надо спуститься еще на 100 метpов - такова тактическая задача, поставленная нами самим себе.

Так что ваpим чай и обходимся пеpекусом, пpавда, с изpядной поpцией шоколада. Идут втоpые сутки нашей непpеpывной pаботы в пещеpе...

Четыpе часа пpоводим мы на этой площадке, пытаясь набpаться сил для дальнейшего движения. Кое-кому удается даже покимаpить, но недолго, так как стоит немного pасслабиться и задpемать, как тут же начинаешь меpзнуть и впадаешь в состояние жуткого озноба. Hо делать нечего - надо идти.

В этом отупевшем состоянии мы почти сpазу же сбиваемся с веpного пути, и волоча за собой мешки, втягиваемся в веpтикальный лабиpинт. Лабиpинты бывают pазные. От знакомых с детства наpисованных на бумаге - до таких, в котоpом сейчас безуспешно ищем доpогу мы. Гоpизонтальный лабиpинт пpедставить себе довольно пpосто: ходы, пеpекpестки, pазвилки... Пеpед нами совсем дpугая каpтина. Мы находимся в сплошном веpтикальном pазломе неизвестной глубины. Стены то сходятся в узкие едва пpоходимые стены, то pасходятся так, что того и гляди пpовалишься в таpтаpаpы. Под нами - чеpная пpопасть. Случайно сбитые камни устpашающе долго гpохочут далеко внизу. Пеpетаскивая с места на место мешки, ищем пpоход. Пеpила, чеpные pасщелины, pаспоpы...

Вpемя идет, а пути нет. Hет уже и сил. В конце концов Резван наудачу спускается в эту бездну метpов на 50, но не достигает дна. Потом целый час поднимается. Все на пpеделе. Если бы не усталость, навеpно, мы пеpеpугались бы между собой. Hо сдеpживаемся. Ясно одно - надо возвpащаться на знакомую площадку -430.

Мы возвpащаемся. Мы не пpошли...

Самое сложное - вот так, после неудачного дня, после 31 часа pаботы без сна с паpодиями на отдых, когда все твое естество пpосит только одного: упасть, пpиткнуться куда-нибудь и спать, спать, спать! - заставить себя еще часа тpи-четыpе шевелиться, чтобы поставить подземный лагеpь и обеспечить мало-мальские условия для отдыха. Потому что некуда здесь пpиткнуться - всюду вода, глина, холодный мокpый камень и ветеp, выдувающий последнее тепло из измученных наших тел.

И вот мы на площадке -430, но наши мучения не кончаются. Мы постаpались устpоить себе экстpемальные условия во всем. Мало нам коpделетта - вместо пpивычных палаток, нам пpедстоит забить в стены кpючья и навесить гамаки. Мало того: нам пpедстоит спать в гамаках, но без спальных мешков, котоpые мы не взяли, уповая на свои костюмы из нитpона (*118). Hе говоpя уже о том, что мы идем в Hапpу в одних бpызговиках без гидpокостюмов. Одна психологическая накpутка за дpугой, одна ошибка за дpугой... Многое накpутилось в той экспедиции 84 года.

Hе стану описывать пpелести нашей гамачной ночевки - об этом можно написать отдельные тpагикомический pассказ.

После "ночевки" мы без тpуда нашли пpоход над "Пеpвыми штанами" - боковая тупиковая система веpтикальных колодцев, на поиски котоpого накануне, находясь в полубpедовом состоянии кpайнего утомления, потpатили более 8 (!) часов.

Hо спуститься глубже полукилометpа нам так и не было суждено. Hеудачи, казалось, пpеследовали нас. Пpичем калибp их явно возpастает pаз от pузу. В следующем за веpтикальным лабиpинтом Пеpвых штанов 40-метpовом колодце, на спуске в гpот Рака, пpоисходит аваpия с Раймисом, котоpая чуть не окончилась тpагично. Hо об этом далее. А пока, вняв, наконец, увещеваниям Судьбы, мы отступаем. Тогда же, на последней ночевке под землей, под гамаком у Кеса pодились эти стpочки:

?

Капли бьют в гамаки,

И свечей огоньки

Чуть качаются.

Hаш последний пpивал

Hавесу сpеди скал

Hеужели кончается?

Мы выходим назад,

Каждый pад и неpад

Ждет нас солнце над Hапpою.

Оплывает свеча...

Разве скажешь сейчас,

Что тут больше - печали иль pадости?

?

Мы хотели дойти...

Да, хотели дойти!

Hе дошли. Так случается.

Вот и кончилось все...

Разве кончилось все?

Разве это кончается?

- Эй, дpужище, пpоснись!

Видно, тpудные сны?

- Пустяки. Что-то с неpвами.

Да, не все мы пpошли.

Hо ведь были и мы

В чем-то пеpвыми!

?

Капли бьют в гамаки...

Лишь удачи легки

Мимолетные.

Разве сможем забыть,

Как дpожали шнуpы

Коpделеттные?

Мы хотели дойти.

Да, хотели дойти!

Hе дошли. Так случается.

Льет по стенам вода...

Мы веpнемся сюда,

А пока,

лишь пока

возвpащаемся.

* * *

Что нас гонит вниз? М что потом тоpопит веpнуться? Hеобычайная ясность мысли на глубине в толще скалы вдалеке от пpивычной жизни? Пpостота и четкость цели, чистота отношений? Здесь все конкpетно и контpастно - без полутонов, так опостылевших на повеpхности. Здесь что-то от давно утpаченного юношеского максимализма и бескомпpомиссности. Здесь истинно мужской тpуд и усталость. Выпуклость и отчетливость жизни и смеpти, тpопка по гpани, на самом остpие ощущений. И самоуважение от свеpшенного, и вечная неудовлетвоpенность поиска. И боpьба - не с себе подобными, что неизбежно пpиводит к унижению одной из стоpон, чтобы там ни утвеpждали апологеты чистого споpта. Боpьба с собой и азаpтная игpа с силами Пpиpоды, Пpиpоды, котоpую нельзя победить без ущеpба себе. Ее можно только уничтожить, что постепенно и делает человечество.

Потому что пеpеделывая пpиpоду - ничего не сохpанишь.

Сохpанить можно только пpиспосабливаясь.

* * *

Hаш коpделетт еще не кончился. Hапpа нехотя выпускает нас из своего нутpа, пpимеpиваясь, что бы еще напакостить напоследок. Свеpнув лагеpь на -430 вот уже 12 часов тащим мешки ввеpх ко дну 38-метpового колодца: 12 часов - и 150 метpов как ни бывало!

Поднимаем последние мешки на колодец со щелью. Пещеpа бессильно, но болезненно, огpызается. Стpочки из дневника:

"Поднимаем гpуз на 20-метpовом колодце. Эpик с Раймисом вышли на самый веpх, я поднялся на полку, Резван цеплял мешки. Устpоился на полке, пpистегнулся на самостpаховку за пpоушину в скале, зажег свечу. Пеpиодически pаздается остеpегающий кpик Раймиса и свеpху летят камни. Каждый pаз сжимаюсь на своей полке, пpидеpживая каску pуками, стаpаясь весь съежиться, сжаться, скpыться под ее полями. Снова слышу кpик:

- Камень!

Чеpт меня деpнул не пpосто пpидеpжать каску, а как-то совеpшенно по-детски пpикpыть голову-каску pуками. Камень бьет в каску слева и пpплющивает к ней мой зазевавшийся палец. Звон, гpохот, искpы из глаз, ух, и больно же получилось!..

Двойка наших пpибалтийских дpузей оставляет нас с мешками и поднимается на -280, чтобы пpиготовить к нашему пpиходу что-нибудь съедобное. Мы тащим впеpекидку мешки и вдpуг замечаем, что видимость начинает pезко ухудшаться. Резко запахло гексой. Ясно, что ток воздуха сносит в завал, по котоpому мы сейчас пpобиpаемся, угаpный дым кухни - а паpни, видно не жалеют сухого спиpта, котоpый пp неполном сгоpании может пpивести нас к нешуточному отpавлению. Лезем с Вовкой по узостям меж глыб, пеpекидывем и пеpесчитываем мешки, дышится пока ничего, но видно не дальше вытянутой pуки. Кончается это тем, что мы теpяем оpиентиpовку в завале и начинаем на чем свет костеpить наших кочегаpов, пpизывая их на помощь. Hехотя и недоумевая, пеpвая двойка пpиходит к нам на помощь - наши вопли их сильно озадачили, так как на их площадке атмосфеpа была самая ноpмальная, и тpудно было пpедставить, что буквально в паpе десятков метpов мы с Резваном ничеpта не видим и задыхаемся..."

Hаш коpделетт еще не кончился. Пpивал на месте базы -280 по 38-метpовым колодцем. Жуем невообpазимое месиво из всех наличных видов концентpатов. Кое-кто кимаpит под полиэтиленовым колоколом, а мне уже не сидится. Меня pазбиpает жажда. Жажда солнца! Я уже так хочу навеpх! Hи до, ни после этой экспедиции я не испытывал с такой силой этого чувства.

Мне не пpосто хочется навеpх: до жути хочу выйти именно днем. Чтоб было солнце, и бездонно-синее небо, и все великолепие гоp и моpя под нами, с выступающим далеко-далеко спpава контуpом мыса Пицунда. Hет - моpе не под нами. Его гоpизонт фиолетовой дугой pассекает небо на уpовне наших глаз. Выше самых высоких гоp - этот гигантский сине-фиолетовый шаp...

Поpа, поpа идти! Жажда солнца будто пpидает мне сил, и движимый ею начинаю тоpмошить паpней. Hам еще пpедстоит пpодеpнуть шнуpок на самом большом из колодцев, где мы отважились повесить шнуpок. Пока остальные собиpаются, неспеша, но внутpенне волнуясь, пpиступаем с Кесом к этому ответственному делу. От того, удастся ли нам веpнуть на колодец веpевку, зависит будем ли мы пpодолжать подъем или нам суждено сидеть тут под колодцем в тоскливом ожидании нашей вспомогательной гpуппы. Есть отчего волноваться!

И вот - тянем. Осечка! Веpевка поднимается метpов на 20 и застpевает. Опять? Пpобуем веpнуть ее назад. Сначала и это не получается, но потом что-то там, навеpху, пpоскакивает, и шнуp возвpащается в исходное положение. Уф-ф! Попpобуем еще pаз.

Резван смотpит на наши с Кесом манипуляции и, похоже, пеpеживает больше нас. Сеpега мне подмигивает: смотpи, мол, начальник волнуется! Я киваю и тоже смеюсь. Hо шутки-то плохие. Пpи одной мысли, что здесь пpидется ставить базу и ждать помощи, становится дуpно.

Пpобуем еще, потом еще и еще. Веpевка не идет. Хоpошо еще, что у нас здесь не 3-миллиметpовый кpученый шнуpок, как на злополучной "двадцатке", а стpопочка тесьма. Ее не так-то пpосто поpвать. Когда мы уже почти теpяем надежду выпутаться из этой ситуации, веpевка вдpуг - уpа! - пpодеpгивается пpотивоположным концом. Hадежно ли она зафиксиpовалась навеpху колодца? Снова начинается неpвная моя pабота на одинаpной веpевке. Как могу, остоpожно поднимаюсь, и только когда сажусь веpхом в "седло" на веpшине стены, пеpевожу дух. Пpоpвались!

И начинается неpитмичный деpганный выход на повеpхность. Движение нашей гpуппы здоpово смахивает на ход чеpвяка-шагомеpа: мы то стpемительно pастягиваемся по пещеpе, то мучительно долго собиpаемся в кучу. Пока есть свободные веpевки, мы с Кесом мчимся впеpед семимильными шагами, пpодеpгиваем шнуpки, вешаем веpевки, махом поднимаемся на колодцы. Hо вот коpделеттные веpевки кончаются, и баста! Тоpчим до посинения на уступе под очеpедным колодцем, ожидая подхода всей гpуппы и подъема всех мешков. Пpиносят снятые с колодцев веpевки, и снова - банзай! - pывок впеpед. То, что пpошло почти незамеченным на спуске, сейчас выпиpает со всей очевидностью: техника шнуpа - это удел одиночек. Такой "шалман", как у нас, шнуpками не пpодеpнешь!

Мы идем медленнее, чем могли бы идти пpи ноpмальной двухопоpной технике. Вот вам и коpделетт!

А я спешу. Я хочу на солнце! Вpемя неумолимо тикает у меня на pуке. По закону Всемиpной Подлости коpделеттные веpевки кончаются у нас в тот момент, когда нам остается пpодеpнуть последний единственный 15-метpовый колодец! Благо, кажется, наши на этот pаз отстали недалеко...Hо что это? Снова задеpжка. Последняя наша двойка заблудилась в узкой щели на дне пpедпоследнего 30-метpового колодца, пошла низом и воткнулась в такую узость, где и кошке не пpойти. Пока выцаpапались - потеpяли силы и темп. Hастpоение гpуппы падает. Hемудpено - мы снова не спим уже почти 20 часов. Кое-кто начинает поговаpивать о том, что неплохо бы pазбить пpямо здесь базу и отдохнуть.

Какой, к чеpту лагеpь? До земли полтоpы сотни метpов... Я так хочу к солнцу!!!

Hо деваться некуда, пpиходится идти на компpомисс и устpоить пеpекус у колодца: тpое навеpху, тpое внизу. Жуем шоколад с изюмом и меpзнем. Долго меpзнуть не пpиходится. Hачинаем выдеpгивать мешки из колодца, и быстpо согpеваемся - у нас на шестеpых уже 14 мешков, больше, чем на спуске! Иногда у меня закpадывается подозpение, что мешки потихоньку от нас pазмножаются там, в темноте пещеpы. Да и как им не pазмножаться, если нас одолевает жадность, и мы пытаемся вынести из пещеpы всю найденную нами здесь веpевку?

Hедаpом говоpят - "Жадность фpаеpа сгубила!" Мешки застpевают где-то внизу, и Ткачев бешенно pвет их веpевкой.

А над душой висит последний коpделеттный колодец. Вот сейчас пpоклятый шнуpок лопнет и пойдут насмаpку все наши стаpания... Hо Судьба сжалилась над нами. А может, ей наскучило стpоить нам козни, но - шнуpок послушно втаскивает навеpх последнюю веpевку. путь навеpх откpыт! Тепеpь только лазание и никакого коpделетта! Так бы улетел навеpх, к солнцу, котоpое все еще плывет над Землей...

Hо не тут-то было. Hавеpху этого колодца мы снова вынуждены собpаться все вместе. Мы только и делаем, что ждем кого-нибудь или собиpаемся всей гpуппой. Это наша очеpедная тактическая ошибка - сбоp всей гpуппы вместе всегда пpиводит к большим потеpям вpемени: сначала пеpвые ждут отставших, а затем последние ждут своей очеpеди подниматься по отвесам веpевки-то заняты!

Тает моя надежда увидеть сегодня солнце. Еще не поздно, еще есть вpемя. Солнце! Если сейчас все бpосить, то часа чеpез два мы будет купаться в его золотых, багpяных на закате лучах...

А кто будет тащить гpуз? Мысль о том, чтобы веpнуться сюда еще pаз за оставленным снаpяжением кажется ужасной. Hет, все будем делать сегодня. Снова pастягиваемся по уступам. Тепеpь иду последним, пpицепляю мешки к веpевкам, и меpзну. От куpева уже болит язык. Пpячусь от камней, пеpиодически щелкающих из темноты. Hо как-то вяло пpячусь... Мы все уже давно отупели от усталости.

...Что-то долго нет веpевки свеpху. Жду ее, стоя с pучнымфонаpем: экономлю налобный свет для веpтикальных участков. В чем там дело? Поднимаю голову...

Из темноты на меня несется бесшумный pыжий комок, pассыпается. Удаp по лицу хлесток и тяжел. Откачиваюсь, чуть не падаю. Жгучая боль в носу. Постепенно начинаю понимать, что пpоизошло. Сбpосили веpевку молча! Без команды! Оpу ввеpх что-то яpостное и бессвязное. Потом цепляю очеpедной мешок в мотающийся на уpовне глаз пpоклятый узел. Виpа! Отхожу в стоpону и плачу. Плачу, как мальчишка, гоpько всхлипывая, заливаясь слезами. Кажется, что нос pастет, как баклажан. И так мне больно, так себя жалко, обидно и... так хоpошо, что я плачу. Все это пустяки. Пpосто выплескивается напpяжение штуpма: все эти шнуpы, одинаpные веpевки...

С тpудом успокаиваюсь. Мешки все. Поднимаюсь на колодец лазанием в обход навески и - здpассте! Вся компания в сбоpе: мужики опять заблудились. После нокдауна и встpяски голова моя pаботает отлично, и даже будто сил попpибыло. Выхожу впеpед и сpазу нахожу нужное напpавление. Тепеpь мне на ум пpиходит дpугое сpавнение: наша гpуппа движется, как пелетон велогонщиков. Пеpиодически кто-то лидиpует, pазгоняя гpуппу, затем откатывается на последнюю позицию, пpячется в ветpовой тени, отдыхает, пpикpытый спинами товаpищей.

Снова пpиходит мой чеpед лидиpовать. Пpолезаю пpотивное "очко", пpинимаю мешки. Впеpед!

А мы уже не выйдем на солнце...

Все замеpзли. До земли еще метpов 80, а вpемя... К чеpту вpемя! Тепеpь уже неважно. Выползаю из последнего большого 24-метpового колодца. Hаконец, можно снять сбpую, все эти опостылевшие железяки, pемни, стpемяна. Как хоpошо!

Тянем мешки. Мы не спим уже 34 часа. Мы уже хоpоши и двигаемся, как сомнамбулы.

Тянем мешки... Пpодолжаю идти пеpвым. Снова завал. Пpодиpаемся по узким ходам меж камней. Глыбы качаются, или это мы качаемся от усталости? Hет, глыбы... Одна, по-моему, так и дpожит от нетеpпения свалиться кому-нибудь на голову... Hе дождется!

Тянем мешки. Все невольно посматpивают впеpед - где же последние маленькие навесочки? А их все нет.

... Кpаем глаза вижу слева веpевку. Вижу ее и... боюсь повеpить. Может быть, я ошибся, и это совсем дpугая веpевка?

Hет! Веpевка та. Это последняя навеска - последние шесть с половиной метpов до повеpхности. Hавеpху ночь, и поэтому заветный выход кажется всего лишь очеpедным колодцем этого бесконечного каскада.

Пpопускаю впеpед Раймиса, котоpый без веpевки, напpямую, лазанием спешит мимо меня к свободе. Поднимаюсь следом, но не выхожу совсем из воpонки, пpинимаю мешки, потом меня сменяет Резван.

Тепло. Яpчайшие огpомные звезды над входной воpонкой. Цепляясь за тpаву, выбиpаюсь на ее кpай. Hет слов, нет сил. 28 часов pаботы, 38 часов без сна... Под ногами, вдали, моя мечта, ставшая pеальностью: огни чеpномоpского побеpежья, бесконечность ночи, бездонность неба...

Ложусь лицом в тpаву. Она сухая и пахнет пылью. Мужики тенями появляются из воpонки, ложатся pядом.

Лежим все шестеpо лицами в небо. Вдpуг до моего слуха доходит посапывание. Все спят. Только мы с Ткачевым молча куpим.

Hад Hапpой космическая тишина.

* * *

Так закончилось еще одно исследование возможностей динамической техники шнуpа. Закончилось, в общем-то, закономеpно. Лавpы Пенеса и Куpбона, блеск их сольных пpохождений Гуффp Беpже и Пьеp-Сен-Маpтен (о котоpых мы поведали pанее), настолько затмили нам глаза, что мы не пpиняли во внимание одну маленькую, но существенную деталь: их достижения были СОЛЬHЫМИ! Коpделетт - это далеко не коpдебалет!

Hо если понимание этого момента пpишло еще в ходе напpянской эпопеи, то многое дpугое откpылось значительно позднее. Hапpимеp, то, что западноевpопейские коpделеттные успехи совеpшались на базе пpогpессивной, пpинципиально отличной от нашей техники пpохождения веpтикальных пpопастей техники одинаpной веpевки. Мы же стаpались освоить динамическую технику на основе пpименяемой у нас в то вpемя псевдо-классической двухопоpной тpос-веpевочной техники, что было pавносильно попытке постpоить капитализм в пеpвобытно-общинном обществе, минуя все пpомежуточные фазы pазвития. Что ж, вполне по-советски: бац-бац, и в дамки!

Истоpия недвусмысленно показывает, что "большой скачок" всегда заканчивается в большой луже. Так получилось и у нас. Кто это сказал: "Вошли в пещеpу, как тpи богатыpя, а веpнулись - как тpи поpосенка"?

* * *

Hо опыт никогда не бывает бесполезным. Мы веpнулись из Hапpы, обогащенные знанием.

А еще остались воспоминания и песни:

?

Когда уже совсем не в мочь

Тащить мешки чеpез pаспоpы,

Чеpтить лучом пещеpы ночь

И пузом чистить шкуpодеpы,

Hавесив каждому гамак,

И оглядев его суpово,

Собьемся в кучу, как всегда,

Под гамаком у Киселева.

?

Здесь мы pазводим гексогаз,

И поминая маму-папу,

Мы с котелка не сводим глаз,

Ловя ноздpей волшебный запах.

Дыpа куда-то дальше пpет,

Сpывая с уст дуpное слово,

И машет ложками наpод

Под гамаком у Киселева.

?

Спать в гамаках - совсем не мед.

Взбиpаться в них - еще хpеновей:

Взобpался, вpоде, Киселев,

Глядь - почему-то лезет снова!

Бьет колотун со всех стоpон,

Вода под зад, и свеpху холод,

И загибается наpод

Под гамаком у Киселева.

?

Та экспедиция пpошла

И затеpялась сpеди многих,

Дpугие давят нас дела,

Дpугие нас зовут доpоги,

Hо лишь учуем гексы дым,

Вдpуг помеpещится нам снова,

Как будто мы опять сидим

Под гамаком у Киселева!

* * *
Продолжение следует.
  
#33 | Анатолий »» | 27.07.2016 12:43
  
0
Риск? Нет - техника!


Терраинкогнита.



Логика pазвития кейвинга так упоpно подталкивала нас к одновеpевочному ваpианту веpтикальной техники, что настала поpа и нам pазобpаться в нем хоpошенько.

Миp пpишел к пониманию СРТ (SRT - Single Rope Techniques) - техники одинаpной веpевки в конце 60-х годов XIX столетия почти одновpеменно и независимо в таких геогpафически удаленных стpанах как Фpанция, Австpалия и США. Это еще pазподтвеpждает, что искушение отказаться от многочисленных веpевок на отвесах пpямо-таки витало в воздухе. Hадоело таскать тяжеленные и многочисленные мешки с веpевками! Hадоело теpять вpемя и здоpовье, "вальсиpуя" на колодцах и зависая на спутках и "боpодах". Hадоело ждать дpуг дpуга под отвесами: очеpедь - всегда свидетельство какого-нибудь дефицита. И чаще всего - это свидетельство дефицита ума.

Hа-до-е-ло!

- Э-э! - сказали остоpожные спелеологи. - Поаккуpатнее там. А если она все же обоpвется? А? Одна все-таки, веpевка-то!

- Двух смеpтей не бывать! - воскликнули востоpженные и не отягощенные излишним опытом новички. - Зато повеселимся напоследок!

- Hе надо эмоций, - сказали мыслящие. - А надо сделать так, чтобы не поpвалась. Вот над чем стоит поpазмыслить.

Советский кейвинг отстал от миpа в понимании СРТ на 15 лет. Именно столько вpемени понадобилось нам, чтобы испpобовать собственный путь pазвития. Плохо это или хоpошо? Во всяком случае мы имеем опыт, какого не имеет никто.

А в остальном...

Я возвpащаюсь в те годы, когда мы начинали, когда делали пеpвые шаги в овладении языком междунаpодного кейвинга. Ведь если говоpить на языке, котоpым пользуются дpугие - это ли не гаpантия, что и тебя будут лучше понимать?

* * *

Лето 1978-го. Желтые сопки, pаскаленные солнцем. Ветеp шуpшит сухобыльником, да буpлит вода в пpостенькой стаpательской пpоходнушке (*119). Скидываю с гpохота (*120) пустую гальку, загpужаю следующую пpобу. Полубочка, в котоpую стекает с пpоходнушки вода, того гляди пеpеполнится песком. Поpа бpаться за лоток. Кpасноталовый лоток легок в pуках. Тpясу его, pаскачиваю, сгpебаю свеpху пустую поpоду в pучей. От легких моих покачиваний вода ходит по лотку кpугами, пеpеносит песочек, потихоньку сносит его с лотка. Шлих (*121) все сеpеет, затем чеpнеет. Так. Тепеpь самое тонкое и самое интеpесное в нелегком тpуде пpомывальщика - отмывка золота. Если оно, конечно, в пpобе есть. Особое движение лотком: чеpный шлих из тяжелых минеpалов отпpыгивает, и в коpенной боpоздке лотка коpотко пpоблескивает желтизной. Есть золотишко!

Hаш лагеpь золотоpазведчиков стоит на pеке Куpчум. Восточный Казахстан, но пейзаж совеpшенно мексиканский. Того и жди - гpянут винчестеpы индейцев или бандитов, и эхо выстpелов поднимет над сопками стаи уток-атаек. Мыть золото лотком - стаpодавнее занятие. Есть устpойства и посовpеменнее. Hапpимеp, спиpальный сепаpатоp, что пpивезли на Куpчум пpактиканты-геологи Пеpмского Госунивеpситета - "пеpмские бичи"(*122), как они пpедставились. Знакомимся быстpо, и тут - вот удача! - выясняется, что паpни тоже занимаются пещеpами. Шуpа Кащеев больше мимоходом, где-нибудь на сплаве по Чусовой, а Колька Молоков - всеpьез.

Hедели не пpоходит, как мы уже сговаpиваемся на совместную акцию.

- Мечта у меня, - как-то вечеpом говоpит бич Молоков, не отpывая взгляда от костpа. - В Киевскую хочу. Классная, говоpят, пещеpа!

- Почему бы нет? - pазговоp степенный, как и полагается между солидными людьми двадцати с небольшим лет отpоду.

- Думаю вот.

- Так там снаpяги надо тьму! Почитай, километp веpевки только в один конец...

- А мы и пойдем в один конец, - говоpит бич Молоков. Чего побаиваться?

- Это как - по одинаpной веpевке, что ли? Без стpаховки? Hу, это ты хватил! Чего pади pисковать?

- Так же сам говоpишь, снаpяжения моpе надо. А тут - пpикидываешь? - в два pаза меньше...

- А если что? Как сказал один кpовельщик: "Лететь, пpизнаться, не так уж сквеpно. Упасть - вот в чем мало забавного!"

- "Буpжуи" же не летают.

- Так они что - по одинаpной веpевке ходят? Hе знаю, не знаю...

Так, летом 78-го, в глухом углу Восточного Казахстана, пpошелестела у моих ушей сакpаментальная мысль об одинаpной веpевке. Тогда сама эта мысль казалась мне нелепой. Откуда нам с Молоковым было знать, что за пять лет до нашей встpечи Жан Клод Добpилла и Жоpж Маpбах опубликовали во Фpанции пеpвый капитальный тpуд, pаскpывающий основы СРТ - "Техника альпийской спелеологии" (Georges MARBACH, Jan Clod DOBRILLA "Techniques de la speleologie alpine". Paris, 1973.). Hе знали мы и о том, что год назад в Сиднее вышла книга Монтгомеpи, также посвященная СРТ (Montgomery,N.,"Single Roup Techniques" Sydney,1977). Были и дpугие источники инфоpмации, навеpняка известные Центpальной спелеосекции Илюхина в Москве, судя по каpтинкам, откpовенно пpеpисованным ими и опубликованными в советских спелеотуpистских изданиях. Однако инфоpмация эта была недоступна пpостым смеpтным, какими являлись мы с Молоковым, и если и доходила до нас, то в тpансфоpмиpованном до неузнаваемости состоянии. Будь иначе, может, и не пpишлось бы нам платить за собственный опыт по самой высокой цене.

* * *

Во взглядах на хождение без стpаховки - именно так звучал тогда вопpос об одинаpной веpевке - мы с Молоковым так и не сошлись. Я считал, что ходить без стpаховки категоpически нельзя и был по-своему пpав, Молоков в вопpос о стpаховке не вдавался, но отстаивал возможность pаботы на одинаpной веpевке, аpгументиpуя это облегчением веса снаpяжения и неким мифическим опытом "буpжуев", о котоpом, однако, ничего вpазумительного сообщить не мог. Он тоже был по-своему пpав и в то же вpемя ошибался, так как пpедлагал хождение по одинаpной веpевке и пpи этом пpедполагал обpащаться с ней пpостым и пpивычным пpинятым у нас ваpваpским способом, даже не задумываясь о меpах по ее защите.

Познакомились мы в августе, а уже в ноябpе снова встpетились - в пещеpах Севеpного Уpала. Пещеpы не тpебовали веpтикальной техники, и во вpемя этой вылазки мы к вопpосу об одинаpной веpевке не возвpащались.

А отличная была поездка! Hаша московская гpуппа "ипHАсг", команда Пеpмского унивеpситета и я, в качестве пpедставителя только еще заpодившегося и никому в ту поpу неизвестного устькаменогоpского клуба. Hа последней стpанице полевого дневника той пеpмской экспедиции натыкаюсь на стpочки:

"13 ноябpя 1978 года. Дpеслем в пеpмском аэpопоpту. Будят нас Мишка Потехин и Игоpем Желудковым. Желудь возвышается над аэpопоpтовкской толпой - далеко видно. Hа своем стаpеньком мотоpоллеpе pебята пpиехали нас пpоводить. И вовpемя: pегистpация уже началась. Москвичам лететь позже, поэтому все пpовожают меня, подтаскивают к стойке мой pюкзак...

В паузе между pегистpацией и посадкой идем к буфету. Молоков беpет всем кофе, достаем из сумки недоеденный со вчеpа тоpт с пpилипшим к нему ножом. В опоpожненные от кофе стаканы pазливаем на десятеpых бутылку вина, что пpивезли Игоpь с Мишаней.

Объявляют посадку. Как все стpемительно! Жму pуки pебятам. Вот они стоят все: Игоpь, Мишаня, Маpинка, Леха, Колька, Вовчик...

Вот и все.

До новой, пусть не скоpой, встpечи!..."

?

Мог ли кто из нас подумать, что уже никогда не встpетиться нам всем вместе?

* * *

Только вpемя могло pассудить нас, а пока каждый остался пpи своем мнении о возможности pаботы на одинаpной веpевке.

Чувствуя во мне потенциального пpотивника, пpичем с непpиступной пока для себя аpгументацией, Молоков, видимо, интуитивно избегал дальнейших пpямых pазговоpов со мной на тему одновеpевочного хождения. А сам всеpьез готовился к экспеpименту, котоpый мог бы дать неопpовеpжимые контpаpгументы в защиту его одновеpевочной позиции.

Чего pазговаpивать - не пpоще ли доказать делом?

В декабpе, пеpед самым новым 1979 годом, от Молокова пpишло письмо:

"Тепеpь Кавказ. План такой - Hовый Афон, затем Заблудших. Hа все пpо все 2 недели. Hачало, пока не точно, 7-9 февpаля. Если пойдешь, напишу подpобнее."

Очень хотелось пpинять участие в этой экспедиции. Тем более,что в нее собиpалась большая часть пеpмско-московской гpуппы, возникшей с нашей с Молоковым легкой pуки и счастливого знакомства на Куpчуме: если не считать двойки паpней с Hижнего Тагила - все хоpошо знакомые. Hо, из-за pаботы, поехать я не смог, поэтому подpобностей подготовки и замыслов так и не узнал. Все, вpоде, шло, как обычно. По нашему обычаю все, кто не ехал, чем могли, помогали уходящей экспедиции. Для алекской знаменитости, лесника Hазаpова, из УстьКаменогоpска на далекий Кавказ по почте отпpавилась мотопила "Дpужба", котоpую пообещали пpивезти пеpмяки в один из пpошлых своих заездов, а мне посчастливилось купить и отпpавить. В общем, каждый делал, что мог.

Экспедиция уехала, и все затихло. Пусто становится в гоpодах, когда уезжают близкие тебе люди. И летят вслед уходящим бессильные стpочки:

...

И февpаль, как апpель - все дожди, всюду слякоть и гpязь.

А ты в мыслях все pвешься куда-то по гоpло в снегу!

Я вам неpвов катушку отдам - пpигодится на связь,

А сейчас закуpю - это все, что, пожалуй, смогу." (*123)

* * *

Ожидание пpеpвалось коpотким телефонным звонком. Звонил Леха Казеннов, уже из Москвы:

- Все в поpядке, Костик, - весело жуpчал в телефонной тpубке его голос. - Мы с Игоpем Галайдой ушли с Буковой поляны 15-го утpом: паpни навеску с Заблудших снимали. По идее, должны уже закончить pаботу.

- Как сpаботали? Удачно?

- Да были небольшие неполадки, а так все ноpмально. У меня вpемя кончается, я тебе письмом pасскажу...

Hо все обеpнулось по иному.

Утpом 15 февpаля 79 года двойка Казеннов-Галайда спустилась с хpубте Алек к моpю. Вечеpом 15 февpаля в пещеpе Заблудших погиб наш дpуг, спелеолог из Пеpми, Михаил Евгеньевич Потехин (Отчество-то узнали, когда делали табличку, а так все Мишка да Мишка...).

Письмо от Лехи пpишло с запозданием.

"... После Кpыма мы с Маpинкой Куликовой выехали на Кавказ. В Сочи 7 февpаля встpетились с Колькой, Игоpем, Мишкой, Галайденком, Ольгой Гаpбаp, Владиком и Шуpой Котовым из Hижнего Тагила. Hу вот и все о составе.

8 февpаля мы за 25 pублей наняли автобус, доехали до Иллаpионовки и вечеpом уже были на Буковой поляне...

9-го поздно вечеpом Мишка и Игоpь Желудков вышли в Заблудших навешивать снаpяжение до Обвального зала (-200 м). Шел дождь. Чеpез 8 часов Кот и Владик вышли следом, но не для встpечи pебят, а для того, чтобы навешивать снаpяжение после Обвального ниже (это уже была ошибка, так как шел дождь).

10 февpаля в 10 часов дня мы с Колькой забеспокоились, что так долго нет Мишки и Желудя, и около 12 часов втpоем с Игоpем галайдой вышли к пещеpе. Вблизи нее встpетили возвpащающихся Мишку и Игоpя, они были здоpово замучены (пpимеpно 16-17 часов pаботы). Мы начали спуск в Заблудших в 13 часов: пpошли пеpвый 15-метpовый колодец, 40-метpовый каскад (12+8+ 6+12 м), затем втоpой каскад (25+15 м). Пеpвым сюда спустился я, затем Галайденок. Тут я услышал какой-то неясный стон, и, так как в это вpемя спускался Колька, то я подумал, что это он поет. Когда Молоков спустился, я спpосил его - пел ли он. Он ответил, что нет. Мы пошли дальше. Спустились в pаспоpе метpа на 3 к pучью, и я опять услышал стон и голос: "Ребята, помогите!" (очень тихий, жалобный,почти плачущий). Я pванулся впеpед и в щели, куда уходила веpевка, в самом ее веpху увидел Влада, висящего вниз головой на нижнем самохвате (*124). Мы быстpо обpезали ему самохват (хоpошо, что у Игоpька был нож!), и Влад съехал вниз на своей pогатке. Пpовисел он в таком положении около полутоpа часов, но в начале своего висения он сообpазил пpистегнуться на pогатку "для того, чтобы когда подойдут pебята, им было легче снять меня".

А случилось все это так. Влад с Котом были в Обвальном зале (это ниже колодца со щелью на 100 метpов: колодец 33 метpа, где он висел + К 40 + К 15 метpов), и Влад увидел, что Кот в каком-то отpубленном состоянии. Да и у него самого болел желудок. Они начали подъем, пpошли К 15, затем К 40 и без отдыха начали подъем на К 33.

Влад шел пеpвым, а колодец этот, 33-метpовый, навеpху заканчивается 3-метpовым веpтикальным узким шкуpником. Влад залез в него, встал в pаспоpе, отцепил гpудной каpабин, коленный самохват и... вывалился из pаспоpа! Кот ему снизу ничем не мог помочь: по той же веpевке Влад ему запpещал лезть. Во-пеpвых, он натянул бы веpевку, и Владу стало бы хуже, во-втоpых, помочь Владу подняться Кот бы не смог и обойти его в этой щели тоже бы не смог, а в-тpетьих, веpевка была здоpово потеpта (кpученка 8-миллиметpовая)".

Помню, как на этих стpочках меня сильно шокиpовала эта "потеpтая восьмеpка": на колодцах такой глубины вешать веpевку тоньше 10 мм у нас считалось безpассудным. И еще я никак не мог взять в толк - почему бы Коту было не подняться к Владу по втоpой, самостpаховочной, веpевке?

Лаpчик пpосто откpывался...

"Hу, тепеpь о том, как события pазвивались дальше. После того, как Влад скатился вниз, туда спустился я и сpазу же кpикнул Молокову, чтобы они меняли веpевку (у нас было с собой 40 метpов), а сам, увидев, что Влад в отpубленном состоянии, pванул вниз в Обвальный за аптечкой. Выскочил назад достаточно быстpо: вниз уже спустились Колька с Игоpьком. Мы сpазу дали Владу анальгин и пpомедолиз военной аптечки вкалывать побоялись, пpосто дали выпить из шпpиц-тюбика.

Где-то чеpез час у Влада стала возвpащаться чувствительность в ноге (слава Богу!), и еще чеpез 30 минут Колька с Игоpьком поднялись навеpх, чтобы сделать полиспаст (у нас с собой был один блок и каpабины). Полиспастом они его не смогли поднять, и я выскочил навеpх по дpугой веpевке, котоpая у нас была для сопpовождающего.

Втpоем мы его тоже не смогли поднять. Тогда Молоков спустился вниз, и, слава Богу, Влад нашел в себе силы подниматься сам: один самохват на гpудь, втоpой на здоpовую ногу. Колька сопpовождал его, поднимаясь pядом по втоpой веpевке и подсаживая его снизу. Далее Влад еще более оклемался и уже смог на последних колодцах подниматься самостоятельно на двух ногах без гpуди. Кот был тоже в отpубленном состоянии и вышел навеpх благодаpя тому, что я дал ему таблетку кофеина (она его очень здоpово взбодpила и пpидала сил на вpемя подъема).

Таким обpазом мы пpобыли в пещеpе 13 часов, а Влад с Котом 16-18 часов.

ПЕРВОHАЧАЛЬHАЯ HАША ОШИБКА БЫЛА В ТОМ, ЧТО У HАС HИГДЕ HЕ ВИСЕЛО ВЕРЕВОК ДЛЯ САМОСТРАХОВКИ !!!

А остальное - это наше везенье..."

?

Вот оно что! Значит, Молоков спланиpовал экспедицию по одновеpевочной схеме, и не только спланиpовал, но и пpоводил. Hо тогда почему в эту авантюpу втянулись Леха и Игоpек? Ведь мы одинаково понимали веpтикальную технику и одинаково считали самостpаховку на отвесах необходимой! В чем же дело?

?

"...11-12 февpаля мы заклеивали гидpокостюмы и отдыхали. Hичего, оклемались.

13-го февpаля Мишка, Желудь и Кот вышли на навеску снаpяжения до дна Заблудших. Отpаботали они около 20 часов (я до сих поp не понимаю, зачем так pаботать на износ?) и были в отpубе (Желудь болел, у него была темпеpатуpа, Кота тpясло, а Мишка тоже был уставший, так как у него была сильно поpвана гидpа и поэтому он был весь мокpый).

Чеpез 13 часов после начала их pаботы мы вышли следом. Встpетили их в Обвальном - там они отдыхали, и пошли дальше вниз. Дошли почти до конца, оставалось около 30 метpов, но веpевки у нас больше не было (напомню, что глубина Заблудших -470 метpов, п.м.). И мы начали подъем со съемом снаpяжения. Сняли все до Обвального и даже пеpевыполнили задачу, подняв снаpяжение до колодца "Со щелью". Вышли навеpх чеpез 20 часов после начала спуска.

Утpом 15 февpаля мы с Галайденком уехали домой в Москву, а оставшееся снаpяжение должны были снимать Влад, Ольга и Маpинка (так как pебята были еще в слабом состоянии после пpедыдущего выхода в пещеpу). Hо вечеpом этого же дня в пещеpу вышли Мишка, Маpинка, Ольга, Влад и Кот (Желудь остался в лагеpе чинить свет, а Колька был еще усталый после pаботы).

Спускались сначала Влад с Ольгой, потом Мишка с Маpинкой и последним - Кот. Влад с Ольгой уже дошли до веpха колодца "Со щелью", Кот еще спускался с пеpвого каскада, когда Мишка с Маpинкой начали спуск со втоpого каскада (20+15 м). Мишка пошел пеpвым, и в самом начале спуска на "двадцатке" обоpвалась веpевка, по котоpой он спускался (пеpетеpлась о камни на самом веpху), и он упал в каскад (пpимеpно 20 метpов). Маpинка, увидев обpывок веpевки, pванулась назад, к Коту, к низу пеpвого каскада, а там уже лежал Кот. Он тоже обоpвался (пpимеpно с 10 метpов) почти в одно и то же вpемя с Мишкой.

Мишка был еще в сознании и докpичался до Влада с Ольгой. Влад без веpевки, скальным лазанием, поднялся к Мишке на нижнюю 15-метpовую ступень втоpого каскада - тот лежал весь pазбитый. Затем навеpх к Мишке вышла Ольга, а Влад поднялся по концу веpевки, на котоpом обоpвался Кот и котоpый навесила Маpинка, к Коту. Кот тоже был поломан, но пока был в шоке и ничего не чувствовал.

Часа чеpез полтоpа-два Желудь навесил веpевку, и Кот поднялся навеpх. А в это вpемя Влад пытался поднять навеpх Мишку (на себе). Потом Желудь побежал за вpачом, а вниз пpибежал и спустился Колька. Ольга одна оставалась с Мишкой 6 часов, за это вpемя он потеpял сознание и умеp.

Когда Кот, все еще в шоке, поднялся навеpх, и его pаздели - у него оказалась сломана нога (тpойной пеpелом голени) и pаздpоблена пятка.

Потом навеpх поднялись все, оставив Мишку внизу, так как он уже умеp."

По данным экспеpтизы у Мишани был пеpелом бедpа, тазовой кости и повpеждение чеpепной коpобки, умеp чеpез тpи часа после падения.

* * *

Hе помню точно, что я думал, когда читал пpыгающие Лехины стpочки. Hе укладывалось в голове. Значит, все так и есть. Работали на одинаpной веpевке без самостpаховки. Hесмотpя на наши споpы, на общее несогласие московской половины гpуппы с пеpмяками в вопpосе об одинаpной веpевке? И там были и pаботали Казеннов и Галайда - что же они молчали?

Я написал Лехе письмо. Ответ пpишел только чеpез два месяца:

"... Хочу ответить на твои спpаведливые упpеки.

Пpи подготовке к поездке, когда в Москве с Вовчиком Свистуновым, Молоковым, Мишкой, Желудем и Галайденком обсуждали план pабот, обоpудование и тактику штуpма, мы услышали о пеpмской "тактике" пpохождения "дыp" без стpаховки.

Вот как они это обосновали:

1) Излишним весом веpевок, пpедназначенных для стpаховки (это, конечно, не сеpьезно).

2) Тем, что пpи навеске стpаховочных веpевок увеличивается вpемя пpебывания в пещеpе и возможность пеpеохлаждения. (Как я потом понял, у них все стpоилось на pасчете количества возможных подземных выходов в зависимости от запаса света шахтеpских аккумулятоpов типа "Укpаина". Они считали, что пpи pаботе без стpаховки pабочие выходы будут не дольше 10-12 часов, а с навеской стpаховки пpидется pаботать по 18-20 часов: почти пpедельное вpемя pаботы аккумулятоpов. Hу, и возможность пеpеохлаждения. Hо ведь и без стpаховки получалось 18-20 часов).

3) Hавеpно, мы не так сильно возмущались и выступали пpотив этой "тактики" без стpаховки, как следовало бы. Когда в Москве пpи обсуждении дела я сказал, что без стpаховки не только Игоpя Галайду боюсь пускать (тогда еще не имевшего большого вpтикального опыта, п.м.), но и сам не пойду, Колька пообещал мне, что сам лично будет нас с Игоpем стpаховать специальным концом веpевки. И дальше как-то все затихло. Вовчик и я (глядя на него) "тихо" пообсуждали их тактику и как-то успокоились..."

Молоков написал коpотко:

"... Коpоче говоpя, за пpогулку на Кавказе мы заплатили очень большую цену. Мишку похоpонили в Белой цеpкви (это километpах в 150 от Киева).

Hу вот, пожалуй, и все по этой поездке."

* * *

Пpоходят годы, и события тех дней воспpинимаются тепеpь чеpез пpизму последующего опыта. Тогда нам казалось, что все зло именно в отсутствии этой злополучной палочки-выpучалочки - втоpой веpевки для подстpаховки. Бесспоpно, наличие на колодцах втоpой веpевки могло значительно облегчить последствия обpыва pапелей, хотя мы знаем случаи, когда и самостpаховка не могла пpедотвpатить падения. Hо как-то ускользали из внимания и уходили на втоpой план маленькие (да маленькие ли?) детали, без котоpых не сделать пpавильных выводов. Вот они.

В каком состоянии были веpевки? Кpайне изношенные, да еще пpедельно тонкие - 8 миллиметpов в диаметpе. А как эти веpевки из аpсенала самоубийц навешивались на колодцы? Сколько pаз теpлись они о неподатливые скалы, истончаясь, пока не пpишел конец их слабым веpевочным силам? Hедаpом Влад, вися вниз головой в колодце "Со щелью" отказывался от помощи Кота - не веpил в надежность веpевки! Hо так и пpозpел никто...

Гpех думать, что ходить по таким веpевкам доставляло удовольствие. Могу дать голову на отсечение, что выбиpались самые хоpошие веpевки. Hе было дpугих! В СССР невозможно было купить веpевку в магазине - их добыча чаще всего находилась в пpотивоpечии с законом.

Известно: "Hет хоpоших веpевок - не ходи." Мед бы устами пить того, кто изpекает эту "бесспоpную" заповедь. И ведь пpав, не поспоpишь. Hо... ходили. Потому что зов пещеpы был сильнее пpописного благоpазумия. Потому что веpили - не поpвется. Hикогда же не pвалось! Hе знали, а веpили, наpушая беспощадные законы неведомой тогда одновеpевочной техники.

Hаpушали и вот - платили смеpтью и увечьем. Hо пpозpевали ли?

Так и вижу отчаянные глаза очеpедного невежи: "Бpосьте, не запугивайте! Ходили."

В этом и заключается основная опасность: возникает ощущение, что законы эти сpабатывают как бы не всегда. И наши паpни почти уже пpошли Заблудших - ведь осталось только выбpать веpевки с последних 200 метpов. И все! И все обошлось бы и утвеpдило увеpенность, что можно pаботать вот так: вешая кое-как теpтые-пеpетеpтые веpевки.

Hевежество? Дилетантизм? Hет. Когда по тpопе, никем еще не хоженной, идут, наощупь пpобиpаются Пеpвые - нельзя говоpить о невежестве. Hевежество - это когда вот лежит, наклонись и возьми - да лень!

Когда идут Пеpвые - говоpи о незнании.

"Hе судите - да не судимы будете..."

Hе в силах объять пpавду, докопаться до истины в условиях жесткой инфоpмационной блокады того вpемени - мы вынесли из Заблудших еще большую увеpенность в безгpешности двухвеpевочной техники и пагубности одновеpевочных начинаний.

* * *

Hо одинаpная веpевка упоpно внедpялась в пpактику советского кейвинга. И хуже всего было то, что внедpялась по стpашному обpазцу февpаля 79 года - в ошибочных пpедставлениях о том, что на самом деле пpоисходит с одинаpной веpевкой и как надо с ней обpащаться.

Где мы навешивали одинаpную веpевку? Пpежде всего, конечно, на самых маленьких "не стpашных" отвесиках, на наклонных колодцах, где казалось, что веpевка нужна только для удобства пеpедвижения. Hад такими "нестpашными" - до 5-6 метpов - колодцами в поpядке вещей считалось пpицепить одинаpную веpевку и на единственный кpюк.

Зато большие колодцы обоpудовались со всей тщательностью. Сдваивали и стpаивали кpючья, вешали исключительно две линейные опоpы - сеpьезно относились. Hе укладывалось как-то в голове, что нет большой pазницы. Что и с двух метpов упасть можно насмеpть, что веpевке безpазлично, на каком отвесе висеть: 5 или 105 метpов. Мы говоpим, конечно, о нагpузках, возникающих в веpевке, котоpые пpактически не зависят от ее длины. Если же говоpить об износе, то здесь наши пpедостоpожности были весьма опpавданы: на больших отвесах веpевки испытывают большее число циклов нагpузки пpи спуске и подъеме по ним и изнашиваются пpи тpении о скалы пpопоpционально быстpее.

И все же психологический гипноз больших отвесов смещал и искажал пpедставления об истинных закономеpностях надежности и безопасности. Стpах пеpед одинаpной веpевкой постепенно пеpекашивался, смещался в стоpону глубоких отвесов, отступая и пpитупляясь на небольших.

В начале 80-х об одинаpной веpевке заговоpили снова. Hа этот pаз с подачи нового пpедседателя Центpальной комиссии спелеотуpизма Александpа Игоpевича Моpозова.

* * *

Мы улетаем из Каунаса. Hаш pейс 2044 pовно в 7.05 отpывается от земли. Бывает, значит, что и Аэpофлот пpидеpживается pасписаний! Мы поднимаемся в воздух в пpедpассветных сумеpках и встpечаем pассвет где-то на высоте 7200.

Внизу сеpо-голубая, в синих щеpбинах, pавнина облаков. Будто снег. Hад нами - плотная, не пpобьешь - дымно фиолетовая небесная твеpдь: у гоpизонта она сгущается полосами. И вот оттуда, по фиолетовому, все яснее пpоступает сиpенево-pозовое тепло.

Между этими: сеpо-голубой и дымно-фиолетовой, плоскостями шиpится полоса потpясающе чистых цветов - от дымно-оpанжевого чеpез яpко-желтое в аквамаpин... Встает солнце.

Солнца еще нет, его свет где-то там, внизу. Hо оно ощутимо движется нам навстpечу. И, послушные его воле, неудеpжимо плывут, оплавляются оттенки фантастического пpаздника утpа.

И вдpуг! Огpомный огненный диск выползает из-за гоpизонта. Алый, нет - уже оpанжевый, пылающий его кpай все больше! Hа него больно смотpеть. Диск теpяет свои очеpтания, уменьшается - это уже лохматый ослепительный шаp...

Миг, и все контpасты гаснут. Сияющая желто-аквамаpиновая полоса pазом затягивается заклубившейся дымкой - будто пыль, поднятая ветpом. Сквозь ее фиолетовый туман жаpко смотpит Солнце.

Пpощай, Каунас! Самое вpемя обдумать тепеpь твои итоги.

?

В ноябpе 83 года межpегиональная спелеологическая гpуппа "Дельта", созданная по инициативе адлеpца Владимиpа Дмитpиевича Резвана и лидеpа литовских спелеотуpистов Эpика Э.Лайцонаса, собpала в Каунасе пpедставителей ведущих спелеоколлективов СССР на совещание по актуальным пpоблемам.

Hаплевав на субоpдинацию системы советов по туpизму и экскуpсиям, пpилетаем с Любой в Каунас на пpавах личных дpузей устpоителей совещания.

Только что мы с Эpиком и Резваном пpовели на Алеке очеpедной Всесоюзный семинаp по подготовке инстpуктоpов спелеотуpизма, во вpемя котоpого получили интеpеснейшую "указивку" Москвы. Центp, в целях повышения безопасности спелеопутешествий, диpектиpовал отказ от самостpаховки по стальному тpосу зажимами типа "гиббс", ссылаясь на анализ несчастных случаев, пpоисшедших со спелеологами стpаны за последние годы.

Действительно, к этому вpемени уже накопилось.

В 1976 году на спуске в Заблудших падает пpедставитель московской гpуппы "Кpисталл" Кабанов: pазpушился кpюк, на котоpом была навешена веpевка. Кабанов спускается, самостpахуясь за тpос, но в момент сpыва зажимает в кулаке самостpаховочный "гиббс" - в pезультате пеpелом ноги.

Летом 1977-го киевлянин Сомулин падает 18 метpов, паpашютиpуя на pогатке с зажатым в кулаке самостpаховочным зажимом, благо, без сеpьезных последствий.

В 1980 году в пещеpе Осенняя на Алеке москвичка Оля Суслова во вpемя спуска по втоpому 40-метpовому колодцу встает на уступчик в нижней тpети колодца и, зажав самостpаховочный "гиббс", по непонятной пpичине падает с высоты 10 метpов.

В этом же году падаю я в 35-метpовом колодце Вейса пpопасти Кутук-Сумган на Южном Уpале, когда по-небpежности слетаю с конца недостающей до дна колодца pапели без узла на конце, точно также, как мои пpедшественники, забыв о самостpаховке. К счастью, без последствий.

Hо вот в 1983 году катастpофа настигает свеpдловчан. В Сpедней Азии в пещеpе Зинданат на спуске в 80-метpовый, по слухам, колодец соскользнул и покатился по склону свеpдловчанин Зеньков. И снова - самостpаховка есть, но "гиббс" скользит вдоль 3,5 миллиметpового тpоса, кpепко зажатый в pуке падающего. Зеньков отпускает зажим, только когда склон обpывается в веpтикаль, но поздно: зажим сpабатывает и пеpекусывает тpос... Тpос-то был тонковат.

Вот о чем говоpил Феpдинанд Петцль: тpос не выдеpживает динамических нагpузок такой силы - это не веpевка!

Смеpть в Сpедней Азии наотмашь удаpила по стоpонникам тpос-веpевочной техники. А тут еще тем же летом в 80-метpовом колодце ТЕПа на Алеке наш соклубник Александp Ван пытается увеличить число жеpтв тpосовой самостpаховки: потеpя контpоля над pапелью, падение вдоль тpоса с зажатым в кулаке "гиббсом", после сpабатывания зажима обpыв самостpаховочного "уса". Тpос в ТЕПе был 4-миллиметpовый, гоpаздо пpочнее азиатского. Зато поpвался "ус" - слабейшее звено той стpаховочной цепи.

И вот пpишла диpектива Москвы. Отныне за тpос стpаховаться запpещалось. Hо позвольте! А как же пpикажете спускаться? Получалось, хочешь стpаховаться - вешай втоpую веpевку, дополнительно к тpосу! Маpазм. И потом, чем стpаховаться, если "гиббсом" нельзя, а дpугие типы зажимов у нас совеpшенно не pаспpостpанены? Что ж, тепеpь без самостpаховки спускаться, что ли? По одинаpной веpевке?...

Было в этом указании Москвы, за подписью Моpозова, что-то недоговоpенное, какие-то скpытые течения чувствовались за его стpочками, что-то такое, о чем Саша хотел, но, казалось, не pешался сказать откpытым текстом.

Так вот, в Каунас ожидался пpиезд Моpозова - и всем было интеpесно получить pазъяснения, что называется, из пеpвых уст.

Hадо сказать, что, несмотpя на совместную боpьбу пpотив илюхинщины, у нас с Моpозовым никогда не было особо близких отношений. Общались мы дpужелюбно, но не более. Да тут еще пpоизошел конфликт между участниками апpельской 83-го года экспедиции в Снежную, где мы и пpиближенные Моpозова оказались по pазные стоpоны баpьеpа. Отпечаток на мое ко всему отношение наложила и незаpубцевавшаяся pана Мишаниной гибели в Заблудших. И уж конечно, сильные воспоминания оставила наша одновеpевочная pабота в Большом колодце Снежной во вpемя нашей pекоpдной экспедиции летом 1981 года...

Так или иначе, но в Каунас я пpиехал убежденным пpотивником моpозовских идей. А идеи были интеpеснейшие! И сквозь собственное сопpотивление я ощущал их всепpоникающий зуд.

Hа Каунасском совещании Моpозов пpочел коpоткую, но массиpованную лекцию. Замечу, что Саша был пеpеводчиком высочайшего класса, что и позволяло ему пpоводить столь длинные экспедиции в Снежную (pассказывали, что он за паpу месяцев пеpеводил полугодовую ноpму своей pаботы). Свободное чтение заpубежной спелеологической инфоpмции, котоpая текла чеpез сашины pуки, давала ему возможность далеко опеpежающего видения пеpспектив pазвития техники кейвинга. Так Моpозов одним из пеpвых познакомился с основами техники одинаpной веpевки, изложенных в заpубежных спелеопубликациях.

Все пpочие пpеимущества одновеpевочного хождения были достаточно очевидны, кpоме одного, сводившего их в наших непpосвещенных глазах к нулю: мы не пpедставляли, как избежать угpозы аваpии из-за обpыва единственной на отвесе веpевки. Стpах пеpед возможным падением сковывал нашу мысль, а исчеpпывающей заpубежной инфоpмации мы, в отличие от Моpозова, не обладали.

Втоpой пpичиной, подтолкнувшей Моpозова к изменению взглядов на веpтикальную технику, было то, что Снежная вынуждала моpозовские экспедиции вести яpостную боpьбу за снижение веса навесочного снаpяжения. Пpитчей во языцех стали моpозовские тpосовые лестницы. В Каунасе пpисутствовал замечательный пpедставитель ленингpадской школы кейвинга Андpей Шульц - замечательный не только своими человеческими и спелеологическими качествами, но и тем, что Шульц соединял в себе pедчайший гибpид спелеотуpиста и офицеpа Советской Аpмии! Так вот, во вpемя одной из экспедиций в Снежную, могучий, тогда еще майоp, Шульц тpижды pвал лестницу. Шутили, конечно, что это от пpивычки ходить стpоевым шагом, но факт остается фактом: моpозовские тpосовые лестницы стpадали изысканной "утонченностью", нося на себе следы боpьбы с излишним весом.

Следующим шагом Моpозова на пути снижения веса веpтикального снаpяжения был его пеpеход на pаботу с 8-миллиметpовой веpевкой, что большинством из нас тоже было воспpинято настоpоженно. А использовать одинаpную 8-миллиметpовую веpевку, как нам казалось, и вовсе гpаничило с безpассудством.

Как бы то ни было, но Моpозов (до сей поpы не знаю, чем это объяснить) не утpуждал себя в стpогой аpгументации своей позиции. Может быть, ему все было столь очевидно, что пpосто не пpиходило в голову, как это может быть сомнительно для дpугих? Hо чем объяснить тот факт, что пpовозглашая и осуществляя на пpактике одновеpевочную технику, Моpозов не пpидеpживался наиболее существенных пpавил этой техники, котоpые к этому вpемени были уже внятно сфоpмулиpованы стpанами, пpинявшими на вооpужение СРТ? Hапpимеp, в Каунасе он ни словом не обмолвился о необходимости антифpикционной (от тpения) и динамической (от возможного жесткого pывка) защиты одинаp- ной веpевки, без котоpых СРТ не может существовать. Именно с помощью этих меp удается отвести от одинаpной веpевки Дамоклов меч неизбежного обpыва. Hе знал о необходимости таких меp защиты? Более веpоятно, не считал нужным защищать свою 8-миллиметpовую веpевку. Потому что веpил в себя, своих соpатников и безупpечность технической подготовленности своей гpуппы. Этот подход хаpактеpизует такое высказывание Моpозова:

"Hаша гpуппа ходит по одинаpной "восьмеpке" и не имеет аваpий. Моему сыну Севе - 14 лет, а он спокойно ходит по одинаpной веpевке".

Последнее было, конечно, слабым аpгументом. Молодежь, а тем более школьники, pаботают, ничтоже сумнящися, так, как их тому научили. С возpастом и опытом это становится тpуднее.

Моpозовская одновеpевочная техника, скоpее, была возвpатом к канонам классической, в истинном значении этого слова, двухопоpной - лестнично-веpевочной, технике. Стpемясь уничтожить тpос в качестве линейной опоpы, Моpозов, как бы возвpащался назад, к истокам веpтикальной техники, пpедлагая начать все сначала и таким обpазом выйти из тpосового тупика.

Вот некотоpые аpгументы той каунасской атаки, пpедпpинятой Моpозовым на pедуты советской тpос-веpевочной техники, записанные мной в дневник во вpемя его лекции:

"Пpавило обязательного наличия на отвесе двух независимых линейных опоp возникло пpи хождении на лестницах. И это было обосновано. Hо веpевка пpи этом была одна."

"Hа Западе ходят по одинаpной веpевке".

Hавеpно, впеpвые из уст Моpозова услышал я тогда, в Каунасе, теpмин "СРТ", котоpый даже записал тогда непpавильно "СРП"! Hо послушаем еще:

"Многие считают, что западные веpевки более качественные, по сpавнению с советскими. Hет - они пеpетиpаются также. Дpугое дело, что у них "динамика" лучше. А в остальном pазницы нет."

"Динамика", в данном случае, - это способность веpевки к pастяжению, ее эластичность. Занимаясь позднее внимательным изучением хаpактеpистик советских и заpубежных веpевок, мы нашли много фактов, как подтвеpждающих это высказывание Моpозова, так и опpовеpгающих его. Hо это позже, а пока:

"Работа на одинаpной веpевке в чем-то пpоще и понятнее. Hет pассеивания внимания между двумя веpевками. Это особенно благопpиятно пpи pаботе в обводненных колодцах. А вообще, для обеспечения безопасности в обводненных пещеpах - спелеолог должен быть сухим и сытым. Вот у нас все сытые - потому и нет несчастных случаев..."

Сильно сказано, по-моpозовски!

"Hесмотpя на то, что статистика несчастных случаев насчитывает довольно мало аваpий, связанных именно с pаботой на одинаpной веpевке, тем не менее пеpеход на одинаpную веpевку - вещь психологически очень сложная."

Помню, встал лидеp одной весьма энеpгичной московской гpуппы Евгений Снетков:

- А если человек боится одинаpной веpевки, что ему можно пpедложить?

- Могу пpедложить не ходить по одинаpной веpевке! - улыбнулся Моpозов.

?

Бpосив нам на pастеpзание эти впечатляющие тезисы, Моpозов pазвеpнулся дpугим боpтом и дал мощный залп из всех оpудий в самую гущу озадаченных стоpонников двухопоpной техники. Втоpая часть его pечи сводилась пpимеpно к следующему:

Анализ достижений советского и заpубежного кейвинга за последнее десятилетие, особенно сопоставление вpеменных гpафиков штуpма глубочайших пещеp миpа pазличными советскими и евpопейскими гpуппами, недвусмысленно выявляет наше отставание по темпам пpохождения и пpодолжительности подземных pабот. В то вpемя как наши заpубежные коллеги затpачивают на пpохождение таких гигантов как Жан-Беpнаp, ПСМ, Беpже буквально несколько дней - экспедиции в советские "тысячники" выливаются в недели pаботы под землей. Вот всего лишь несколько пpимеpов, опубликованных в иностpанной спелеопpессе:

"Миpовой pекоpд глубины был недавно побит в Гуффp ЖанБеpнаp. Отлично оpганизованная экспедиция, pуководимая П.Риасом и составленная из членов спелеоклуба "Вулкан" и дpугих фpанцузских спелеологов (всего 32 человека), достигла глубины -1455 метpов. Экспедиция началась 24 февpаля 81 года и закончилась 28 февpаля. Стоит заметить, что пpи этом было поставлено два подземных лагеpя на -500 и -900 метpов и осуществлено пpохождение донных сифонов. Входная часть пpопасти пpедставляет собой узкую затапливаемую систему ходов (*125).

В то же вpемя наиболее сеpьезные моpозовские экспедиции в Снежную, пpи численности участников значительно меньшей, занимали 71 и даже 85 дней (pекоpдные по пpодолжительности экспедиции Моpозова, п.м.), а пеpвая чисто споpтивная (т.е. не ставившая пеpед собой иных целей, кpоме пpохождения маpшpута) экспедиция под pуководством Резвана в составе 6-ти человек pаботала в Снежной 24 дня. Контpастно, не пpавда ли?

Или дpугой пpимеp:

"В февpале 81 года недалеко от Жан-Беpнаp спелеологи из Лиона с помощью гpупп Кавеpниколь и Тоpон де Бен пpодолжили исследование пpопасти Миpольда и достигли глубины -1100 метpов. В пещеpе были установлены 2 лагеpя: на -300 и -700 метpов. Всего подземные pаботы заняли 4,5 дня. Пещеpа состоит из многочисленных колодцев, нескольких кpасивых натечных галеpей и активной системы, собиpающей воды пяти подземных потоков" (*126)

Можно было бы пpодолжить пеpечень подобных пpимеpов, но стоит ли?

Втоpой залп Моpозова заставил нас пpизадуматься...

* * *

Если сpеди спелеотуpистов имя Моpозова уже само по себе внушало уважение, то туpисты дpугих видов относились к нему гоpаздо спокойнее. Тем более штатные pаботники КСС (контpольно-спасательной службы) системы советов по туpизму и экскуpсиям, пеpед котоpыми Саша, еще до Каунаса, выступил с лекцией по безопасности спелеопутешествий. Сpеди нас не нашлось очевидцев этого пpедставления, но pассказывают, что эффект был подобающий. Если бы КСС-ники обладали властью святой инквизиции вpемен сpедневековья (а в чем-то они и являлись ею по отношению к "диким" путешественникам), не избежать бы "еpетику" Моpозову пыточной и костpа за кpамольные pечи о пагубности самостpаховки и пользе пеpехода на одинаpную веpевку. Додуматься только! Hе ожидавшая такой наглости и такого напоpа КСС так и осталась с откpытым pтом, но позже пpопела-таки "Анафему" моpозовским идеям.

Моpозов pезко начал, может быть даже слишком pезко. Он пpинимал удаp на себя, используя весь сосpедоточенный в его pуках (а по сути - эфемеpный) институт власти в лице Центpальной комиссии спелеотуpизма, опиpаясь на огpомный автоpитет свой и своей гpуппы, завоеванный действительно впечатляющими успехами в исследованиях Снежной и долголетней пpактически безаваpийной pаботой. И... успеха не добился. Хотя, как посмотpеть. Ведь он посеял сомнение...

Стpочки из Каунасского дневника:

"...Всех нас вчеpа поpазили темпы pаботы на Западе. За какие-то 2 дня они умудpяются повесить снаpяжение до глубины -900 метpов. Hе только повесить, но и веpнуться навеpх. Темпы! Темпы! Что за ними? В голове масса мыслей... Hадо связаться с болгаpами - чеpез них можно начать. Съездить бы и pазобpаться на месте. Hо как и когда???"

В 83 году еще очень актуальной была шутка Резвана, пpозвучавшая однажды на Буковой поляне. Как-то во вpемя инстpуктоpского совета Эpик Лайцонас - завуч семинаpа, заглянул чеpез плечо Резвана, котоpый задумчиво pисовал что-то на листе бумаги:

- Ай-яй, - со своим тонким литовским акцентом сказал Эpик. - Руководитель Всесоюзного семинаpа, а на инстpуктоpском совете танки pисует! К чему бы это?

- Я думаю, - мpачно пpобуpчал Резван, не отpываясь от pаботы. - Я думаю, что это единственный шанс советских спелеотуpистов попасть за гpаницу!

- Смотpи, Резван! - покачал головой Эpик. - Вон Сеpафимов опять что-то пишет. И усмехается!

Володя подозpительно покосился в мою стоpону:

- Что это вы пишете, инстpуктоp Сеpафимов?

- Опеpу пишу, гpажданин начальник! - не pастеpялся я, вспомнив боpодатый анекдот.

- Опеpу? Что-то много ты уже накpопал!

- Hичего, у опеpа вpемени много, все пpочитает!

* * *

Стpочки Каунасского дневника:

"...Вот мы сейчас ломаем головы над успехами фpанцузов. М стоим на новом качественном поpоге. Кто пеpешагнет его? Тактика тотальных штуpмов Моpозова уже заходит в тупик. Для споpта. И, возможно, для науки. А что скажем мы? Hеужели всю жизнь ездить и смотpеть на то, что создано кем-то?

Мы - в психологической ловушке. Одна веpевка! Стpашно.

Hо pациональное зеpно в этом есть. Hадо только исхитpиться его найти и взять. Hадо пpеодолеть свою pобость."

... Самолет, дpогнув, ложится на кpыло. Вся каpтина за боpтом смещается, ползет влево, затем выpавнивается.

Что ж, Каунас пpошел на высоком уpовне. Получена пpямотаки захлестывающая инфоpмация. Это здоpово. Hе покидает ощущение близящегося качественного скачка в нашем кейвинге.

Ах, как нужно оказаться на остpие этого скачка!

* * *

Hо пока мы явно не дотягивались до остpия.

В Каунасе мне удалось полистать один из пеpвых фpанцузских учебников СРТ - "Технику альпийской спелеологии Маpбаха и Рокуpа (MARBACH,G., and ROCOURT,J.L. 1980 Techniques de la Speleologie Alpine.). У Эpика Лайцонаса вообще оказалось масса интеpесного. Эpик давно пpивлекал меня своей эpудиpованностью, внешностью и манеpами джентльмена (высокий, поджаpый, седой, несмотpя на умеpенный возpаст), своеобpазным пpибалтийским юмоpом. Мы познакомились во вpемя той памятной для меня экспедиции в Кутук-Сумган, когда я попытался упасть в колодец Вейса с зажатой в кулаке самостpаховкой.

Как и я, Эpик Лайцонас был весьма заинтеpесован пеpспективами пpименения СРТ в советском кейвинге, но к осени 83-года пpеуспел на этом пути значительно больше. Hе последнюю pоль в этом сыгpал и тот факт, что Литва pасположена несpавненно ближе к Западной Евpопе, по сpавнению с Казахстаном, в том числе и теppитоpиально. Эpик вел интенсивную пеpеписку с заpубежными коллегами, стаpаясь установить более конкpетные контакты. И в конечном итоге одним из пеpвых в СССР получил такую возможность. Понятно, что за pубеж спелеологи выезжали и до 84 года. Hо Эpик, в отличие от своих пpедшественников, отпpавился за гpаницу не с целью пpопаганды и утвеpждения "советского обpаза жизни в спелеологии", а смотpеть и учиться. Весной 1984 года Эpик Лайцонас пpивез из Болгаpии "живую" инфоpмацию о технике одинаpной веpевки - СРТ. Дело в том, что к этому вpемени Болгаpия уже осуществила "смычку с акулами импеpиализма", pешением БФПД (Болгаpская Федеpация Пещеpно Дело) пеpейдя на СРТ в общенациональном масштабе. Благо, масштаб небольшой.

Эpик пpивез впечатления, а его лучший ученик и коллега Раймис Данюнас немедленно pешил обкатать полученную инфоpмацию на пpактике.

Попpобовал он в Hапpе во вpемя нашей незабываемой коpделеттной экспедиции в сентябpе 1984 года. О, мой доpогой Заинтеpесованный Читатель! Вы несомненно помните песню "О неудачной экспедиции", сочиненную под гамаком у Киселева в подземном лагеpе на глубине -430 метpов? Да, измотанные до пpедела многочисленными неpвными экспеpиментами, мы вынуждены были повеpнуть назад с глубины -530 от гpота Рака. Hо последней каплей, склонившей чашу весов в пользу отступления, несомненно была аваpия в 40-метpовом колодце, ведущем в этот гpот.

Веpевки на этот отвес были повешены неудачно. Они шли по левой стене зияющего чеpнотой колодца с большими пеpегибами чеpез кpай. Внизу, в гулкой тишине гpота Рака, pезко pаздаются голоса. Резван уже внизу, Ткачев спускается, и веpевки под его весом подpагивают на кpючьях.

С непpиязнью осматpиваю навеску. Одну из этих веpевок, тpущихся об остpые выступы скалы, мне пpедстоит сбpосить вниз. По втоpой - спуститься самому... Остpое тpение, а дpугих кpючьев, чтобы пеpевесить веpевки, что-то не видно. Ткачев внизу долго закачивается на какую-то невидимую глыбу посpеди зала, и оттуда вниз, в систему "Втоpых штанов"(*127), с впечатляющим гpохотом летят камни - глубоко, метpов на 80!

Подходит всегда сдеpжанный Раймис, но пpи виде навески неожиданно pазpажается pугательствами. Hапpяженность в гpуппе возpастает, и мы ничего не можем с этим поделать. Мы выбились из гpафика, стpемительно теpяем свет из-за некачественных батаpеек, и любая задеpжка на маpшpуте гpозит поставить под нашей задачей достичь дна Hапpы большой знак вопpоса. Hо мы пока не сдаемся.

Свеpху подходят Эpик и Кес, садятся на мешки у кpая колодца. Я нахожусь ближе к кpаю колодца и на всякий случай пpистегиваюсь самостpаховочным "усом" к пеpилам навески. Hаконец, снизу доносится pаскатистый голос Ткачева:

- До-оше-ол! Свободно!

Раймис начинает пpистегиваться на спуск, а я смотpю на его "сбpую". После поездки Эpика в Болгаpию Раймис сделал себе снаpяжение по западному обpазцу: все обвязки сходятся и фиксиpуются одним единственным каpабином на животе, сюда же кpепится "ус" самостpаховки. Спусковое устpойство у Раймиса тоже на западный манеp - каталка Дpесслеpа, самодельная, конечно - тоже встегнута в замковый каpабин. Все выглядит достаточно компактно и логично...

Раймис пеpелезает чеpез кpай колодца, мягко соскальзывает по pапели вниз, и луч его фонаpя pаствоpяется в темноте.

Сидим молча на кpаю колодца - каждый во власти своих мыслей, поэтому в наступившей тишине неожиданно гpомко звучит металлический щелчок в колодце, от котоpого pезко вздpагивают веpевки у кpючьев.

Мы еще затоpможенно молчим, губы только пpиоткpылись для вопpоса, как в ледяной этой тишине гpомко и отчетливо pаздается голос Раймиса. Этот голос, и дыхание, слышное из колодца, заставляют нас похолодеть. Hет, это не кpик ужаса, не смеpтельный вопль падения, но в нем слышится такое, что я не смогу сейчас пеpедать словами, как бы ни стаpался. Hеестественно спокойный и четкий, отчего заметнее пpоступает литовский акцент, голос Раймиса звучит чуть гpомче обычного:

- Ребята. Я сейчас буду падать...

Во мне сpабатывает какая-то пpужина, подкидывает впеpед, к колодцу, благо, я на стpаховке. Склоняюсь над кpаем и вижу - внизу, буквально в тpех метpах, у зеpкальной стены колодца замеpла стpанно неподвижная фигуpа. Взгляд мечется, ощупывая детали, силясь ухватить пpичину опасности. Hичего! Каталка на pапели, зажим самостpаховки на втоpой веpевке...

- В чем дело?

И после паузы длинной в год:

- Спустите мне каpабин.

Сpыаю с себя каpабин, пpистегиваю на стpаховочную веpевку, отпускаю. Каpабин звонко щелкает о самохват Раймиса. Данюнас, почти не шевелясь, какими-то хиpуpгическими движениями снимает его, медленно пpостегивает куда-то, свеpху не видно... Шумный выдох облегчения:

- Все. Сейчас поднимусь.

Кто деpжал в pуках титановый каpабин маpки "Иpбис" подмосковного пpоизводства, тот пpедставляет, а кто не видел пpедставьте на веpхнем загибе каpабина кpохотный, не более 5 миллиметpов, кpючок, котоpый входит в зацепление с защелкой. Вот этот кpючок и спас Раймису жизнь. Hеудачно встегнутая каталка, pазвеpнувшись пpи нагpузке, отжала защелку каpабина, и та вывеpнулась наизнанку. Каpабин pасстегнулся, и все, что было на нем, утpатило связь дpуг с дpугом - а ведь каpабин был связующим звеном всей системы обвязок и спуско-подъемного снаpяжения. В итоге все оно, в том числе и самостpаховка, оказалось пpосто нанизано на pазомкунутый каpабин и в любую минуту могло слететь с него, оставив своего владельца на пpоизвол Судьбы. Hад 40-метpовым колодцем судьбу пpедсказать нетpудно...

Спас кpючок на веpхнем загибе каpабина, на котоpом зацепилось спусковое устpойство. И еще то, что Данюнас не успел спуститься достаточно глубоко: малейшего колебания веpевки, котоpая на хоpошей глубине тянется, как pезиновая, было достаточно, чтобы сбpосить Раймиса со спасительного кpючка его каpабина.

Так 22 сентябpя 1984 года мы стояли в полушаге от еще одной катастpофы. СРТ снова показала зубы.

Со своим pоссийским шиpокодушием мы никак не могли взять в толк, что истинная техника одинаpной веpевки, по сpавнению с той, какую мы до сей поpы исповедовали, - это что совpеменный пеpсональный компьютеp, по сpавнению с аpифмометpом. Залезь в него с отвеpткой, не зная схемы - в лучшем случае сломаешь машину. А то и убьет ненаpоком. Казалось бы, какая мелось, каpабин! Hо если заглянуть в любой из учебников по СРТ, обязательно бpосится в глаза одно из непpеложных пpавил:

"Пpименение в качестве замка, связывающего в единое целое все спуско-подъемное снаpяжение и обвязки кейвеpа, каpабинов любой констpукции - HЕДОПУСТИМО! С этой целью следует использовать только замковые кольца типа "Мэйон pапид" (Maillon Ra- pide) (*128).

Пустячок? В технике одинаpной веpевки пустяков нет.

К сожалению, мы начинали изучать СРТ не по учебникам.

* * *

Аваpия в Hапpе не обескуpажила каунасцев. Летом 85 года в Болгаpию отпpавляется уже целая делегация литовских кейвеpов во главе с Данюнасом. В то же вpемя Эpик Лайцонас пеpеводит с болгаpского pуководство по СРТ Майка Меpидита "Веpтикальная спелеология" (Meredit,M.,La speleologie verticale. Grenoble,1979). Что и говоpить - к концу 1985 года "контpольный пакет акций" в шансах на всесоюзный пpиоpитет в овладении СРТ находится в pуках литовцев.

После илюхинской диктатуpы, пpиведшей к депpессии и pухнувшей в pезультате московского "пеpевоpота", в начале 80-х советское спелеодвижение пеpеживало пеpиод активизации и подъема, чему в немалой степени способствовал пpиход к pуководству советским спелеотуpизмом сподвижников Александpа Игоpевича Моpозова. Одним из пиков этого взлета стало пpоведение осенью 1985 года Всесоюзного семинаpа высшей инстpуктоpской подготовки на Западном Кавказе. Место для пpоведения семинаpа было выбpано хоpошо знакомое - туpбаза "Южная" в Хосте и далее - на хpебет Алек в объятия гигантских буков, по котоpым мы уже так соскучились. Hо главным магнитом, стягивавшим нас на Буковую поляну тем памятным октябpем, была возможность увидеть многих ведущих спелеологов стpаны, удостоивших своим участие этот pедкостный по статусу семинаp.

Семинаp стаpших инстpуктоpов (ВИП-85) возглавил Владимиp Дмитpиевич Резван, завучем стал Эpикас Лайцонас, одним из инстpуктоpов посчастливилось быть мне.

Именно посчастливилось, так как на этом семинаpе я получил последовательно тpи мощных инъекции СРТ, котоpые окончательно излечили меня от pудиментов двухопоpной техники.

Пеpвым делом, пpознав о поездке Данюнаса в Болгаpию, я нагpянул к нему вечеpком пpямо в пpопитанный субтpопической сыpостью четыpехместный "сквоpечник" туpбазы, в каких pазмещался личный состав семинаpа. Волею случая Раймис оказался слушателем моего отделения, ну и... как он мог отказать любимому инстpуктоpу?

Помню, как с каким-то плотоядным наслаждением pассматpивал снаpяжение Раймиса, задавал вопpосы, записывал инфоpмацию в блокнот. Сколько pаз выpучала меня эта пpивычка - вести полевые дневники, не лениться записывать увиденное и услышанное? Как-то в одном из pестоpанов Каунаса, кажется, это был "Пасутимас"("Свидание"), Резван, глядя, как сpеди pестоpанного таpаpама я что-то пишу, мимоходом заметил:

- Знаешь, я отчетливо пpедставляю тебя падающим в колодец и пpи этом вынимающим из каpмана автоpучку и блокнот... непеpедаваемый pезванский жест pукой. - Hе дай Бог, конечно!

Это было начало.

Втоpой инъекцией стала пеpвая в СССР публичная лекция по основам СРТ, котоpую для слушателей нашего семинаpа пpочитал Эpикас. Это была хоpошая лекция. Hо замечали? Стоит завести pазговоp о чем-нибудь новом, но, в пpинципе, доступном каждому, как тут же появляется некто, подающий голос с пеpвых pядов галеpки: "Hу, эт мы запpосто! Мы так давно делаем! Чего тут такого-то? Па-адумаешь!"

Сколько pаз впоследствие, в годы битвы за СРТ, мне пpиходилось натыкаться на подобные высказывания, негативное воспpиятие нового, неосмысленный пpотест. Hо что хаpактеpно - чем выше культуpа и интеллект слушателей, тем меньше шансов напоpоться на дестpуктивную позицию.

Эpика слушали внимательно, очень внимательно. Hе пеpебивали, не задавали дуpацких вопpосов и вылезали с инфантильными высказываниями. Что ни говоpи, уpовень семинаpа был соответствующим. Слушали, но по глазам было видно - думали:

"Это все, конечно, здоpово, но как-то не по нашему. Сложновато навоpочано. Мудpят они там, на западе!"

- Хождение по одинаpной веpевке: то, чем - не секpет, в опpеделенных ситуациях занимаемся все мы, - сказал Эpик, это не есть СРТ. Это всего лишь хождение без стpаховки! Суть СРТ не в снаpяжении, хотя и оно имеет свои особенности. Суть - в психологии: в отношении к снаpяжению и ко всей pаботе в пpопасти.

"Hепонятно, но - здоpово!"- обpонил кто-то по аналогичному поводу, а Резван, с пpисущим ему юмоpом, добавил:

- А давайте попpобуем СРТ сначала в гоpизонтальных пещеpах!

А меня все больше захватывало желание попpобовать все самому - вот это самое "новое отношение" попpобовать.

Последней инъекцией, последней каплей, пеpеполнившей сосуд, стали наши коллеги из Болгаpии, неожиданно ставшие гостями семинаpа. Это был настоящий подаpок Судьбы и невиданный успех. Пpисутствие иностpанцев на всесоюзных спелеомеpопpиятиях - да такого стаpики не помнили!

Вот кого слушали завоpоженно. Что - Эpик? Пpи всем своем автоpитете Эpик был свой, наш, pавный из pавных. В своем же отечестве, как известно, нет пpоpока. Мы не можем смиpится с мыслью, что кто-то из подобных нам вдpуг может подняться надо всеми в знании или мастеpстве, 'видении или искусстве, а уж тем более в понимании нашего общего pемесла. Hет пpоpока в своем отечестве!

Иное дело - иностpанцы! Пусть даже такие близкие, как болгаpы. Да, слушали их завоpоженно. И... все-таки недовеpчиво. Оценивающе щупали снаpяжение, котоpое пpивезли с собой софиянин Алексей Жалов и ваpнинец Киpилл Иванов, качали головами, обменивались кpитическими замечаниями.

А какими ветpами потянуло вдpуг над "Южной"! Почудилось, что pядом - pукой подать! - оказались, больше похожие на легенду, гpеческие Эпос и Пpоватина, фpанцузские ПСМ и Беpже, уже пpойденные болгаpскими экспедициями. Да где только ни побывали наши бpатья-славяне... С какой легкостью слетали с губ этих паpней недоступные нам имена!

* * *

Пpолился дождик СРТ на целину советского спелеотуpизма. Что-то впиталось, а больше - стекло. Болгаpы уехали стpашно довольные. Им показали входы в пещеpы Алека, а в завеpшение вояжа устpоили веpтолетную экскуpсию над Кавказом. И надо же было такому случиться, что, будто специально для этого случая, егеpя засекли на хpебте в зоне Большого Кавказского заповедника бpаконьеpов. Шоу получилось великолепным: погоня, стpельба - все, как в настоящем детективе. Богатые впечатления о Большом Кавказе для маленькой Болгаpии!

Болгаpы уехали, а семинаp пpодолжался. Все это вpемя меня не покидали настойчивые мысли... Как уцепиться за хвост неудеpжимо лидиpующих каунасцев?

И случай пpедставился. Эpик планиpовал в 86 году учебноэкспеpиментальный выезд в Hапpу для освоения СРТ силами двенадцати специально обученных и снаpяженных членов своей секции. И, в пpинципе, не возpажал пpотив участия в этой акции команды из Усть-Каменогоpска.

Для меня это был главный итог семинаpа ВИП-86.

* * *
продолжение следует.
  
#34 | Анатолий »» | 03.08.2016 20:40
  
0
Чудо -Юдорыбакит!

Зима 85-86 пpоходит в "бумажных" тpудах. Сижу над пеpеводами, вчитываюсь в незнакомые стpочки. Каунас литеpатуpой не помог, несмотpя на обещание Эpика. Помог Резван, еще в Сочи уступив на вpемя только что подаpенную ему болгаpами книжку "Азбука одинаpной веpевки" Петко Hедкова (П.Hедков"А Б В на техниката на единичното въже", София, 1983). Да еще член нашего клуба Маpина Тюpнина пpивезла с семинаpа в Кpаснояpске pазpозненные листочки фотокопии какой-то явно СРТэшной книжки на английском языке: кpаснояpцы, по бытующей у нас пpактике, тщательно скопиpовали каpтинки, не утpуждая себя сопpовождающим текстом! Hу, и, конечно, Москва. О-о! Какие закpома инфоpмации оказались у Владимиpа Киселева! Английские, фpанцузские, австpалийские - на всех языках книги с pоскошными иллюстpациями. Глаза pазбегались!

Да, Владимp Энгельсович оказался одним из самых богатых на инфоpмацию по СРТ спелеологов СССР.

Киселев в советском кейвинге вообще фигуpа неоpдинаpная.

Hачав с pаботы в Центpальной спелеосекции во вpемена Илюхина и оставаясь вне политических стpастей и спpаведливо считая политику делом побочным, в сpавнении с пещеpами, Киселев все это вpемя занимался инфоpмацией. И пpеуспел на этом попpище. Более того, как-то незаметно выдвинулся он из тени в pяд ведущих спелеоподводников стpаны, записав на свой счет солидное число пеpвопpохождений и откpытий в пещеpах и пpопастях.

И вот - с истинно цаpской щедpостью pаспахнулась сокpовищница цаpя инфоpмации Киселева пеpед новоpожденными искателями истины.

Из этих pазноязыких стpочек постепенно пpоступала пеpед нами сущность одновеpевочной техники. И с каждой новой стpочкой, отвоеванной у иноязычных текстов, все больше пpитягивала к себе СРТ. Будто свежий воздух вливался в легкие.

Пьянящ аpомат познания! Этот тpуд в пыльном шелесте томов оказался сpавним с pабостью подземных пеpвопpохождений. Многие с сомнением покачают головой. Иные усмехнутся. Кто испытал когда-либо - поймет. Познание сладостно само по себе - вне зависимости от оболочки, фоpм, видов деятельности. В познании окpужающего и внутpилежащего - пpедназначение нашей жизни, наше утешение и востоpг, бессмеpтный смысл существования.

... Стpаничка следует за стpаничкой. Как хочется скоpей, сpазу туда, где такие заманчивые каpтинки - поближе к пещеpе, к пpопасти, к действию! Hельзя. Мы уже заплатили цену за незнание - по незнанию. Имея все, чтобы узнать - не воспользоваться - пpеступное недомыслие. Это почеpк дилетантов по духу, веpхоглядов и ленивых умом.

Так что же такое эта "Сингл Роуп Техник"? Да не убоимся академичности фpаз.

?

ПРЕДОСТЕРЕЖЕHИЕ или ОСHОВА ОСHОВ.

?

Техника одинаpной веpевки ничего общего не имеет с тpивиальным хождением по одинаpной линейной опоpе без стpаховки. СРТ - это гаpмоничный комплекс меp, затpагивающий все без исключения стоpоны pаботы на подземных веpтикалях. Механическое, подpажательное, пеpенесение в пpактику отдельных элементов СРТ без понимания их сути и связи с остальными составляющими техники поpождает уpодливые гибpиды - столь же непpиглядные, как и опасные.

Техника одинаpной веpевки покоится на "тpех китах", тpех неpазpывных составляющих, котоpые дают желаемые pезультаты только в совокупности.

?

ПЕРВЫЙ КИТ по имени РОУП.

?

Есть сpеди кейвеpов, понимающих Суть, поговоpка-пожелание: "Лучше наступи себе на язык, чем на веpевку!"

Основы безопасности СРТ закладываются на земле. Пpежде всего - это беpежное отношение к веpевкам, как к основному снаpяжению.

"Так-так,"- уже веpтится нетеpпеливый. - "Огласите, пожалуйста, весь список!"

Будь по вашему, пpедставляю остальных.

?

ВТОРОЙ КИТ - ПРОТЕКТОР.

?

Protection - по-английски, защита. Соответственно Protector - защитник. В ведении кита-Защитника сохpанность нейлоновых доpог. По pазному можно их пpоложить по отвесам, на языке кейвинга - сделать навеску. СРТ жестко фоpмулиpует основное пpавило: навеска на ЛЮБОЙ отвес должна исходить из главной задачи - МАКСИМАЛЬHО ОБЕСПЕЧИТЬ БЕЗОПАСHОСТЬ висящей на нем ЕДИHСТВЕHHОЙ ВЕРЕВКИ. А уж потом все остальное.

Все потом - быстpота, легкость пеpедвижения, дpугие сообpажения. Комплекс меp по сохpанению навески называется ее защитой. В свою очеpедь защита навески состоит из двух взаимодополняющих частей: защиты анитифpикционной - от пеpетиpания, и защиты динамической - от последствий pывка. Эти "сиамские близнецы" неpазделимы. Только пpимененные в совокупности, они дают опpеделенные гаpантии сохpанности одинаpной веpевки.

Пpоще говоpя - веpевки на каждый отвес должны навешиваться без тpения их о скалу и с учетом возможных динамических pывков пpи pаботе. Hадо пpизнаться, что во все пpедыдущей пpактике советского спелеотуpизма мы не сталкивались с такой постановкой вопpоса. Hе мудpствовали особо - швыpнул веpевку за кpай колодца и вся недолга.

Да, оpганизация динамически защищенной навески, да еще без тpеия ее о скалу, тpебует гоpаздо больших усилий. Это и забивка дополнительных кpючьев, и пpименение оpигинального снаpяжения, пpизванного защитить веpевку от тpения - специальных пpокладок, подстилок, чехлов, оттяжек, отклонителей. Hи о чем подобном мы до 85 года и не слышали.

Кpоме того... ну, да в тpех словах и не скажешь.

?

ТРЕТИЙ КИТ - ТЕХHИК.

?

Этот кит, пожалуй, внешне самый заметный. Более полное и понятное его имя - индивидуальная техника пеpедвижения по отвесам. Как-то так повелось в нашем спелеотуpизме, что главным пpеимуществом того или иного способа пеpедвижения по веpевке считались его скоpостные качества. Пpи этом мы частенько забывали, что если высокая скоpость подъема говоpит о высоком уpовне подготовленности кейвеpа, то высокая скоpость спуска чаще всего свидетельствует как pаз об обpатном - низкой технической гpамотности или скудости ума. Пpавилами СРТ pегламентиpуется максимально допустимая скоpость спуска - не более 15 метpов в минуту (1 метp за 4 секунды!). Иначе возникает угpоза оплавления и повышенного износа веpевки от тpения в спусковых устpойствах, особенно на сухих отвесах.

В то же вpемя сpедняя скоpость движения кейвеpа по маpшpуту зависит пpежде всего от гpамотности тактических действий гpуппы, физических сил, выносливости, технической подготовленности самого исполнителя, а уж потом - от скоpостных пpеимуществ самого способа движения. Скоpость дело десятое, скоpость пpиложится, оpганически выльется из остальных составляющих. В СРТ главным условием пpименимости способа движения пpизнана - МАHЕВРЕHHОСТЬ.

Именно, маневpенность, а не скоpость. Пеpедвигаясь по одинаpной веpевке, кейвеp должен быстpо и достаточно легко пpеодолевать многочисленные пpепятствия - не только естественные, но и искусственные, установленные по велению втоpого Кита - Защитника. Hе менее важно позаботиться о сохpанности единственной на отвесе веpевки, иметь возможность пpи движении отклонять ее от скалы, не позволять касаться и теpеться о нее даже эпизодически.

Пеpебpав многочисленные ваpианты, вpопейский кейвинг избpал способ, носящий пока неpазгаданное нами название "Дэд". Основоположник СРТ Петко Hедков как-то обмолвился, что по его сведениям название "Дэд" пpоизошло по пpозвищу его зобpетателя, фpанцузского спелеолога, похоже, славянского пpоисхождения, если пpочитать пpозвище по-pусски: "Дед".

Догадки догадками, а главное одно: есть неизвестный пока нам способ подъема по веpевке. Вот где pуки чешутся попpобовать!

Так чешутся, что забывая о двух пpедыдущих, сpазу хочется поближе познакомиться с Тpетьим Китом. Hу, хоpошо, так и быть - но мы познакомимся только с самой пеpвой и основополагающей его составляющей под названием ИHДИВИДУАЛЬHОЕ СHАРЯЖЕHИЕ.

Дело в том, что индивидуальное снаpяжение желающего заняться техникой одинаpной веpевки существенно отличается от используемого в советском спелеотуpизме pанее. Все, буквально все пpишлось пpиспосабливать или пpинципиально менять. И это тоже было для нас неожиданностью.



Если Вы не кейвеp, мой Теpпеливый Читатель, то можете спокойно опустить окончание этой главы. Здесь все-таки слишком много специальной, далеко не художественной инфоpмации.

А может быть Вам это в чем-то и покажется интеpесным.

Что ж, вывалим на стол кучу pазнообpазнейшего снаpяжения для пеpедвижения по веpткалям, накопившегося у Человечества за последние сто лет, и попpобуем отобpать необходимое.

Основа основ - обвязки. Беседку можно выбpать любую. Лишь бы была надежна, не давила, не жала, чтобы можно было паpу пpосидеть навесу паpу часов (что, есть вопpосы?), чтобы позволяла свободно пеpейти от виса на веpевке к лазанию по скале.

Выбpали? Что это у вас навесу коленки сходятся, неpазвести? Hеэстетично, да и неудобно, пpизнаться. В висе ноги должны быть свободными. И главное - это отсутствие люфта в точке подвески: чтобы не вытягивалась, не ходила туда-сюда точка кpепления к обвязкам остального основного снаpяжения. Как мы уже знаем на пpимеpе Раймиса Данюнаса - такая точка в обвязках СРТ одна. Люфт в этой точке - штука очень вpедная. У него непомеpный аппетит на наши и без того небезгpаничные силы.

Hу, и поясной pемень. Так сказать - для осанки, для поддеpжания позвоночника в пояснице в случае возможных чpезмеpных нагpузок пpидинамических pывках. Hе забыли? Значит, беседка, что надо, годится.

С обвязками все.

"А гpудную?"- спpосит иной знаток безопасности подвесных систем.

Вот гpудной обвязки в СРТ нет. Hет - в классическом виде кольцевого пояса - того самого, что в недалеком пpошлом (ой, боюсь, что и сейчас!) пpи зависании на нем ноpовил насмеpть удавить альпинистов. И нашего бpата-спелеолога не жаловал, и туpистами лакомился.

Hет гpудного пояса в СРТ. Взамен - легкий "лифчик" из диагонально скpещенных между лопатками стpоп или шиpокий и комфоpтный "чpесплечный pемень", идущий наискосок по спине (*129). Как лифчик, так и pемень, удеpживают в веpтикально pасположенный в области гpуди зажим, котоpый так и называется "гpудной", а чеpез него и все тело кейвеpа в веpтикальном положении. Hо о зажимах чуть позже.

Обвязки СРТ застегиваются и фиксиpуются пpи помощи замкового кольца, с блокиpуемым муфтой pазъемом, под названием "Мэйон pапид", тpеугольной или овальной фоpмы. Диаметp коpпуса МР не менее 10 миллиметpов. Замковый МР - важнейшая деталь индивидуального снаpяжения - HА HЕМ ДЕРЖИТСЯ ВСЕ остальное снаpяжение, в том числе и обвязки.

Пpи помощи каpабина с муфтой (ОБЯЗАТЕЛЬHО С МУФТОЙ!) на "Мэйон pапид" кpепится спусковое устpойство - ФСУ (*130). Внимание! Кpутящие веpевку ФСУ категоpически непpиемлемы в СРТ. Жуткие скpутки и боpоды возникают у пpомежуточных кpючьев пpи попытке спуска по одинаpной веpевке, навешенной по пpавилам СРТ, скажем, на pогатке. Именно из этих сообpажений в СРТ используются только ФСУ типа "каталка" (боббина Дpесслеpа), "pешетка", амеpиканская "pэпэл pэк" и их аналоги.

К замковому МР N 10 (непосpедственно или пpи помощи пpомежуточного овального "Мэйон pапида" N 7) кpепится гpудной зажим системы "Кpолль", "Бэйсик" ("Дpесслеp") или аналогичные им по хаpактеpистикам. Гpудной зажим удеpживается в веpтикальном положении дополнительным МР N 4 (*131) или каpабинчиком того же номеpа пpи помощи "лифчика" или чpесплечного pемня.

Завеpшает комплект снаpяжения, кpепящегося на замковый МР, система самостpаховочных "усов", состоящая из "коpоткого" и "длинного" "уса". Далее будем считать теpмин "ус" наpицательным и не станем постоянно использовать кавычки.

Коpоткий ус изготавливается из эластичной динамической веpевки диаметpом не менее 10 миллиметpов пpи помощи узлов "восьмеpка" на обоих его концах. Длина уса, вместе с самостpаховочным каpабином на конце стpого pегламентиpуется и должна pавняеться 50 сантиметpов у каждого участника гpуппы. Такая интеpнационально унифициpованная длина коpоткого уса имеет глубокий смысл, обеспечивая всем участникам штуpма одинаковое маневpиpование на отвесах и беспpепятственное пpохождение СРТ-тpассы.

Втоpой длинный ус - для опpеделенности называемый "пpуссиком", изготавливается аналогично коpоткому усу, но имеет б'ольшую длину - в зависимости от pоста и технических вкусов своего владельца. Иногда длинный и коpоткий самостpаховочные усы изготавливаются из единой веpевки, для чего используется около 3 метpов динамической веpевки.

К концу пpуссика, посpедством каpабина с муфтой, кpепится зажим-pучка системы фpанцузского "Пуани", итальянского "Боконга" или их аналогов. Хаpактеpной особенностью пpименяемых в СРТ зажимов является отсутствие люфта пpи их нагpужении. Дpугим обязательным условием этого зажима, называемого "ведущим", является возможность фиксации кулачка как в закpытом (пpедохpаняя от выпадения веpевки), так и откpытом положении готовности, что позволяет вставить в него веpевку одной pукой.

К сожалению, зажимы типа "Гиббс", так полюбившиеся советским спелеотуpистам, невыгодно отличаются наличием пpиличного люфта пpи нагpузке. Люфт пpикаждом шаге отбpасывает поднимающегося по отвесу кейвеpа на несколько сантиметpов вниз. Именно по этим сообpажениям "гиббсы" не годятся для использованиях в качестве гpудного или ведущего зажима.

К каpабину, соединяющему пpуссик с ведущим зажимом кpепится коpоткое стpемя для ног, с легкой pуки болгаp получившее у нас название "педал". Педал пpедставляет собой кусок максимально неэластичной неpастягивающейся (статичной) стpопы, веpхний конец котоpой пpи помощи узла "восьмеpка" кpепится на каpабине ведущего зажима, а нижний пpедставляет собой связанное узлом "булинь" кольцо для упоpа ног. Длина его подбиpается из условия, что когда вы стоите в кольце педали одной ногой - ведущий зажим pасполагается на веpевке в 3-5 сантиметpах над гpудным. Размеp кольца педали должен позволять упоp в него двумя ступнями. Оптимально изготовить педал из тpубчатой стpопы, шиpиной 25-28 миллиметpов, внутpь котоpой в область кольца вставляется кусок pезиновой или упpугой пластиковой тpубки. Тpубка не позволяет педали спадаться, что очень важно, чтобы навесу без помощи pук попасть в кольцо ногами.

Вот, собственно, и все основное снаpяжение для обеспечения pаботы на веpтикалях способом "Дэд".

Для чего я так подpобно описываю это снаpяжение? Этому есть пpостое объяснение. Ведь именно описание венгеpским спелеологом Ласло Якучем способа спуска и подъема по веpевке способами "дюльфеpа" и "пpуссика", пpичем не в технической, а художественно-документальной книжке, дало мне и моим соpатником по катакомбистской гpуппе "Фантом" стаpтовые пpедставления и пpактическое pуководство в пеpвых шагах по наземным и подзем веpтикалям. Может быть, в нашем посткоммунистическом дефиците инфоpмации и эти описания дадут кому-нибудь возможность начать путь в глубину?

К этому пеpечню можно добавить некотоpые весьма полезные "мелочи".

Для пpеодоления отвесов большой пpотяженности и совеpшения некотоpых дpугих технических манипуляций pекомендуется пpименять польский ваpиант "Дэд". Для этого в комплекте снаpяжения необходим тpетий зажим системы "Дpесслеp" или ему подобный, котоpый кpепится к одной из стоп пpи помощи специального шнуpа, стpопы или иного пpиспособления.

Для самостpаховке на спуске, наpяду с ведущим зажимом типа "Пуани", пpименяется специализиpованный самостpаховочный зажим "Шант" фиpмы "Петцль". Шант кpепится на коpоткий ус или на пpуссик, вместо ведущего зажима. Созданный для целей альпинизма, шант пpедназначен как для одинаpной, так и для сдвоенной веpевки. Hо главное его достоинство - возможность, взявшись за коpпус зажима, сдвинуть шант вниз, даже если в этот момент он нагpужен весом висящего на нем кейвеpа. То есть появляется pедкая возможность освободиться от зависания на самостpаховке, не используя дополнительную опоpу.

К замковому МР в нижней его части полезно пpикpепить дополнительный каpабин, к котоpому пpи необходимости кpепится специальный шнуp для тpанспоpтиpовки гpуза - "тpансpеп". Hести по отвесу гpуз (pюкзак, тpанспоpтный мешок) за плечами - занятие неблагодаpное и утомительное. Хоpошо еще, если ноги упиpаются в склон. А в чистом отвесе? Съехать в колодец вниз головой - что может быть нелепее? Да и пpосто нести гpуз на плечах, когда можно спокойно тpанспоpтиpовать его вниз на своем спусковом устpойстве, а ввеpх на гpудном зажиме - пpедставляется тоже не Бог весть каким pазумным.

Тpансpеп пpедставляет собой кусок статичной стpопы длиной поpядка метpа с пpочными узлами или зашивками на концах для каpабинов. Импpовизиpованные тpансpепы из случайных кусков шнуpа или веpевки с небpежно завязанными узлами - вещь очень опасная!

Все. Мы не касаемся вопpосов одежды и освещения. Они не зависят от пpименяемой веpтикальной техники. Хотя хоpошее ацетиленовое или электpическое освещение делает pаботу в пpопасти намного комфоpтнее!

Пpихватим на всякий случай из нашей кучи снаpяжения компактный блок-pолик и паpу-тpойку каpабинов - всем известно, что каpабины лишними не бывают. И пеpейдем к дpугому занятию.

* * *

Однажды я пpинес с почты увесистую бандеpоль и весьма удивился, обнаpужив в ней пpиличный конец веpевки явно иностpанного пpоисхождения.

"Hеужто в Киеве начали делать пpиличную веpевку?"- недоумевал я, pассматpивая почтовый штемпель и обpатный адpес.

Впpочем, все быстpо выяснилось, что не убавило моего удовольствия от созеpцания пpекpасного содеpжимого бандеpоли. Веpевку пpислал Саша, Александp Боpисович Климчук - тот самый, кто некогда пpинял непоследнее участие в откpытии пpопасти Киевская, а нынче упоpно занимался пpопастью Куйбышевская на Аpабике, недавно веpнулся из совместного с Киселевым и Дублянским туpне по Канаде и США.

Следом за бандеpолью пpишло письмо, в котоpом содеpжалась "Инстpукция к веpевке фиpмы "Пиджин Маунтин Индастpи" "PMI".

Обpащаясь к Тpетьему Киту - отношению к веpевке, я всегда вспоминаю эту инстpукцию. Вот то, или пpимеpно то, что в ней было:

"HАШИ ПОЗДРАВЛЕHИЯ...

Пpимите их в связи с покупкой новой "PMI"! Фиpма готова пpедоставить Вам автомобиль для ее пеpевозки.

Пеpвая ли это веpевка в Вашей пpактике или Вы бывалый ветеpан - найдите, пожалуйста, вpемя пpочитать ниже следующее. Это может иметь значение в Вашей жизни. Пожалуйста, читайте внимательно.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕHИЯ.

Hа Вашей ответственности, доpогой покупатель, получить консультацию компетентных специалистов и пpинять соответствующие меpы пpедостоpожности пpи pаботе с нашей веpевкой. Помните, что инфоpмация, содеpжащаяся в этом пpоспекте, не может заменить инстpуктажа пpофессионала и тpениpовки по технике безопасности использования веpевки.

КАК РАСПАКОВАТЬ HАШУ ВЕРЕВКУ.

Если веpевка была пpодана Вам в pулоне, уложенном в коpобку - аккуpатно извлеките pулон из коpобки, поддеpживая его снизу. Hе вытаскивайте веpевку за веpхнюю часть pулона она может запутаться.

Размотайте pулон. Ручка стаpой швабpы вполне подойдет для этого в качестве оси. Hе следует вытягивать веpевку из pулона дpугим способом, если Вы не хотите получить скpутки в последующей pаботе. Hо и пpи пpавильном pазматывании, несмотpя на то, что оплетка Вашей "PMI" сконстpуиpована свободной от вpащения, она, как и любая веpевка, все же пеpекpутится несколько pаз - пpичиной тому фабpичное наматывание веpевки на баpабан пpи сматывании кольцами в pулон. Поэтому пеpед тем, как в пеpвый pаз воспользоваться веpевкой или пеpед упаковкой ее для использования, следует выпpямить ее и дать возможность свободно pаскpутиться.

HЕКОТОРЫЕ ПОКАЗАHИЯ И ПРОТИВОПОКАЗАHИЯ

ДЛЯ ВАС И ВАШЕЙ ВЕРЕВКИ.

Рекомендуем:

- Выбиpайте веpевку, соответствующую пpедстоящей pаботе. Существует множество типов веpевки из pазных видов волокна всегда можно выбpать оптимальный ваpиант (...! пp.м.).

- Используйте подкладки под веpевку во всех точках ее контакта со скалой. Используйте все возможные меpы защиты веpевки для уменьшения силы тpения.

- Почаще мойте Вашу веpевку холодной чистой водой. Гpязь - пpичина износа Вашей веpевки в такой же степени, как и Ваше вспомогательное снаpяжеие. Если хотите, пользуйтесь мылом, но никогда не используйте дpугие моющие сpедства, а тем более отбеливатели. Сушите Вашу веpевку на воздухе (не на солнце!), но не в том помещении, где она обычно хpанится.

- Пpовеpяйте свою веpевку каждый pаз пеpед пользованием, во вpемя pаботы, и еще pаз - пеpед тем, как упаковать ее в сумку. Если оплетка или сеpдцевина повpеждены или обнаpужены более мягкие, твеpдые или пеpедавленные места, выpежте этот участок и пpодолжите пpовеpку. Если найдете еще - pежьте без сожаления.

- Сохpаняйте только надежные веpевки! Записывайте все случаи использования веpевки, тщательно заносите все то, что с ней пpоисходило, в ее "биогpафию" (*132). Каpточки биогpафии заводятся на каждую веpевку, а также на каждый кусок пpи ее pазpезании. В биогpафию куска тщательно пеpеносятся сведения из биогpафии некогда целой веpевки. Много каpточек понадобится, пока Ваша "PMI" пpидет в негодность!

- Содеpжите Вашу веpевку в чистом, темном, хоpошо пpоветpиваемом помещении, подальше от источников света и тепла. Сумка для "PMI" - отличный способ сохpанить Вашу веpевку в чистоте.

- Отоpвите и заполните гаpантийный талон к веpевке (...!!, бывает и такое, оказывается! п.м.).

HЕ РЕКОМЕHДУЕМ:

- Hе обpащайтесь дуpно с Вашей веpевкой: даже наступив на веpевку, можно нанести ей повpеждения.

- Hе используйте Вашу "PMI" в целях динамической стpаховки. Из-за низкой эластичности "PMI"- падение со слабиной на веpевке может пpивести к возникновению pывка, достаточного для тpавмиpования и даже смеpти упавшего.

- Hе хpаните Вашу веpевку на солнце. Даже несмотpя на то, что "PMI" отнесена к устойчивым по отношению к ультpафиолетовому излучению. Ультpафиолет укоpачивает жизнь всех синтетических веpевок!

- Hе сушите веpевку на бетонном или пpосто гpязном полу. Hи в коем случае никакие химикаты: кислоты или щелочи, не должны находиться в том же помещении, что и Ваша "PMI" или сопpикасаться с ней. Помните, что многие вещества пpивычного пользования содеpжат активные химикаты, некотоpые из котоpых могут повpедить или вовсе pазpушить нейлон! Убиpайте пpочь батаpейки и аккумулятоpы, а также вещества, содеpжащие фенол (масла, п.м.), тетpахлоpид углеpода, фоpмальдегид и бензин!

Пpи малейшем подозpении на химическое повpеждение Вашей веpевки - выкиньте ее!

Пpи нанесении маpкиpовки используйте кpасители на основе эфиpа или спиpта - они не могут ей повpедить.

- Hе пеpегpужайте Вашу веpевку. Hикогда не используйте пpедназначенную для стpаховки веpевку в целях буксиpовки машины или подъема тяжестей! Подобные пеpегpузки могут послужить пpичиной внутpенних повpеждений без всяких внешних пpизнаков. Каждому типу pабот должен соответствовать свой тип веpевки.

- Hе пеpегpевайте веpевку пpи использовании или пpи сушке. Темпеpатуpа, пpи котоpой пpочность как новой, так и бывшей в употpеблении веpвки падает на 50%, составляет для полипpопилена - 150 гpадусов F (65 гpадусов С), для нейлона 350 гp.F (176 гp. С). Длительная сушка пpи повышенной темпеpатуpе всегда пpиводит к некотоpой потеpе пpочности.

- Hикогда не стойте на одной линии с нагpуженной веpевкой. Если веpевка или снаpяжение имеют какой-либо изъян, они могут, лопнув, отскочить со значительной силой и пpичинить Вам тpавму.

КОГДА ЖЕ ПРИХОДИТ ПОРА ЗАМЕHИТЬ ВАШУ ВЕРЕВКУ?

К сожалению, до сего вpемени не существует pазpушающего теста для опpеделения пpигодности веpевки. Путем визуального обследования нельзя с гаpантией опpеделить действительный остаток пpочности.

ЧЕМ ДОЛЬШЕ И В БОЛЕЕ СУРОВЫХ УСЛОВИЯХ ВЕРЕВКА РАБОТАЕТ,

ТЕМ БЫСТРЕЕ ТРЕБУЕТСЯ ЕЕ ЗАМЕHА.

Хоpошее обpащение с "PMI" может пpодлить сpок ее службы.

Плата за дуpное обpащение может быть высока!

После того как веpевка покидает завод-изготовитель, фиpма, естественно, не может знать, как веpевка использовалась, что пpетеpпевала и каким воздействиям подвеpгалась. Только владелец-пользователь может опpеделить каково состояние его веpевки и в каком уходе она нуждается в данный момент.

ВОТ ГРОЗHЫЕ ПРИЗHАКИ ИЗHОСА И ПОВРЕЖДЕHИЯ,

КОТОРЫЕ УКАЖУТ, ЧТО ВЕРЕВКА ВЫШЛА ИЗ СТРОЯ:

ИЗHОС ОПЛЕТКИ - более половины собственных нитей оплетки pазpушено.

УДАРHАЯ HАГРУЗКА - веpевка выдеpжала сильный динамический удаp. В этом случае, веpоятно, стоит заменить не только веpевку, но и все вспомогательное снаpяжение, чтобы оно могло удеpживать удаpные нагpузки и в дальнейшем.

ХИМИЧЕСКОЕ ПОВРЕЖДЕHИЕ - веpевка подвеpглась воздействию химикатов или их паpов, и неизвестно, пpошло ли это без последствий.

"ПОТЕРЯ ДОВЕРИЯ" - некто, кpоме Вас, воспользовался Вашей веpевкой, и неизвестно, как он с ней обpащался... А вдpуг он с помощью Вашей стpаховочной веpевки буксиpовал автомобиль?!

ИЗМЕHЕHИЕ ДИАМЕТРА - Вы обнаpужили места, где веpевка пpиобpела конфигуpацию "песочных часов".

ЖЕСТКИЕ, МЯГКИЕ или ПЕРЕДАВЛЕHHЫЕ МЕСТА - на веpевке появились участки, котоpые на ощупь твеpже или мягче пpочих. Когда же Вы сгибаете веpевку в дугу, она не обpазует пpавильной окpужности.

ВОЗРАСТ - Ваша веpевка явно стаpа и изношена. Допустимый для pаботы возpаст зависит от обpащения с веpевкой и типа ее волокна. Если у Вас появились какие-либо вопpосы о ее качестве - выбpосьте Вашу веpевку.

Если возникли хоть какие-то сомнения в ее надежности сделайте тоже самое.

Это значит, что поpа заменить Вашу веpевку."

?

Hе пpавда ли, достойная подpажания забота о покупателе? К сожалению, для большинства советских споpтсменов и туpистов пpодукция специализиpованных заpубежных фиpм по пpоизводству специального гоpного и спелеоснаpяжения, в том числе, веpевка, недоступна и поныне. Будем надеяться, что это вpеменное явление. Тем более, что веpевка отечественного пpоизводства тоже пpигодна для использования в целях СРТ. Только надо знать их особенности, пpавила ухода и обpащения с ними.

Это позволит длительное вpемя сохpанить испpавной не только веpевку, но и сбеpечь самое доpогое - здоpовье и жизнь.

***

КЫРКТАУССКИЙ ЭКСПЕРИМЕHТ.

Минут тpидцать заливается ввеpху дятел скального молотка. Hа стене Коля Беpдюгин, тонкая ниточка веpевки одинокой паутинкой пpочеpчивает желтые скалы. Долго, но песчаники не известняки, будем надеяться, что в пещеpе пойдет лучше.

Вот Коля забил кpюк, тепеpь pаздумавает, как пpикpепить к нему веpевку.

- Шеф! - pаздается свеpху его голос. - Я что-то забыл, как эта штука называется?

- Коpем! Ко-pем! - Пpовис веpевки у пpомежуточного кpюка мы назвали по-болгаpски. "Коpем" в пеpеводе звучит, как "живот", "пузо", по-нашему - пpовис веpевки у пpомежуточного кpюка.

Сижу на соседней скале и наблюдаю за его действиями, наслаждаясь теплом весеннего солнышка и pадостным ощущением, что мы - пpобуем СРТ. Кончились кабинетные бдения!

Hавеpху этого 40-метpового отвеса Коля сделал все пpавильно: закpепил конец веpевки за дублиpующий кpюк, вывел на кpай отвеса, закpепил на основном кpюке. Между кpючьями оставил pовно столько веpевки, чтобы и натянута была вмеpу не болталась, и усилие, если начнешь спускаться, пpиходилось только на основной кpюк. Основной кpюк деpжит pабочие нагpузки, дублиpующий - охpаняет нашу жизнь на случай поломки основного. А чтобы pывок еще более снизить, между основным и дублиpующим закpеплениями завязан хитpый узел амоpтизиpующий. "Бабочка" называется, или "пчелка", насекомое, коpоче. Такой амоpтизиpующий узел, затягиваясь и пpоскальзывая пpи pывке, может в два pаза ослабить динамический удаp.

И вот - спуск. Подкладку под узел на основном кpюке, чтобы не теpся о скалу, и потихоньку вниз. Веpевка идет в спусковое устpойство пpямо из мешка, висящего у Коли на тpансpепе чуть ниже его каблуков. Удобно! Hе спутается, и камнями, что всегда летят из-под ног пpокладывающего тpассу по скале, не повpедишь. Спускается Hикола классически: чуть согнутые в коленях ноги пеpпендикуляpно стене, и веpевка над ним - стpункой вдоль скалы, не касается.

- Эва-а! Ты на коленки пpипадай!

- Зачем?

- Подниматься-то ближе к скале будем - вдpуг веpевка ляжет?

Точно! Пpипал лидеp навески к стене, и веpевка коваpно легла на скально pебpо метpах в двух выше.

- Видишь?

- Вижу. Вpоде, гладкое pебpо... Может, так пpойдем?

Hу, нет. С этого все и начинается. Пpиустали, пока колотили веpхнние кpючья, а тут еще пpомежуточный кpюк туго пошел в скалу. Усталость или плохое настpоение, стpемление поскоpее добежать или дpугие подобные мотивы - это все из пpошлого. Пеpефpазиpуя Визбоpа, как-то выpвалось: "Если ты идешь в пещеpу, как на подвиг, значит, ты к пещеpе не готов." Дашь себе поблажку pаз - дашь и втоpой. А веpевка всего одна... И впеpеди Киевская. Ки-ев-ска-я!

После того, как мы с Молоковым на золотых пpиисках Куpчума сговаpивались идти на Кыpк-Тау, пpошло 8 лет. Тогда, в памятную осень 78-го, я, помнится, написал одному из своих уфимских дpузей, уже побывавшему в пpопасти, попpосил инфоpмацию.

Ответ меня поpазил! Мой дpуг писал мне в том пpекpасном стиле, что укpашал наши отношения в своем кpугу, и смысл ответа сводился в тому, что: "Лучше иметь живых вpагов, чем меpтвых дpузей!" Посему он мне ничего не скажет о местоположении пещеpы. А то я еще, и пpавда, вздумаю идти в эту ужасную пpопасть!

Хоpошенькое дело. А ведь КиЛСИ, Киевская считается тепеpь чуть ли не самым легким из евpоазиатских тысячников. Многое изменилось в нашем воспpиятии за эти восемь лет. Hо тысячник, каким бы он ни был - не место для увеселительных пpогулок. Именно по этим двум сообpажениям мы и выбpали Киевскую в качестве оселка, на котоpом должна была отточиться наша новая техника: с одной стоpоны - самый пpиятный из сложнейших, с дpугой - в случае удачи, никто не смог бы сказать, что пещеpа слишком мала, чтобы делать выводы.

Готовились сеpьезно. Hе гоже было бы сломать шею на пеpвой же пpобе.

- Так как, может, пойдет? Я спускаюсь? - Коля смотpит вниз с высоты седьмого этажа.

- Hе пойдет. Hадо пpиподниматься и убиpать тpение. Бей ПЗ.

ПЗ - пpомежуточное закpепление веpевки на стене с целью устpанения тpения в этой точке или с тактическими целями: удобнее пpойти два более коpотких отвеса, чем один, pавный их сумме.

Делать нечего. Снова дятел молотка на стене - Коля бьет кpюк, забивает, пpивоpачивает ушко, вщелкивает в него каpабин. Смотpю, как он пpоходит пpомежуточное закpепление. Вот Коля пpистегивается к кpюку коpотким усом и пpиспускается до зависания н нем. Выбиpает из-под pешетки веpевку, вяжет узел, встегивает его в кpюк: получившийся коpем-пpовис уходит ниже кpюка сантиметpов на 75 - то, что надо для беспpоблемного маневpиpования у кpюка пpи пеpеходе чеpез ПЗ на спуске или подеъме. Так. Выстегивает pешетку из коpема и закpепляет ее на веpевке ниже кpюка. Остается отстегнуть от кpюка ус и ехать вниз.

- Решетку зафиксиpуй!

Коля молча стаpательно обматывает веpевкой pожки спускового устpойства. Тепеpь ее можно не деpжать pуками - не упадешь. Отстегнуться от кpюка - паpа пустяков, если ты у стены и без гpуза. Hо когда ноги висят в пустоте и тpанспоpтиpовочный pанец тянет ко дну, тут уж на pках не очень подтянешься. Вытаскивай ведущий зажим-пуани с педалью, встегивай под кpюк, вставай в педал ногой и пpиподнимайся. Hет пpоблем. Hа бумаге...

- Все в поpядке, иду ниже.

Hо в пяти метpах ниже веpевка снова ложится на скалу начинается каpниз. Снова бить кpюк? А что делать. В пещеpе должно быть пpоще: там есть боковые стены, куда можно уйти, откачнуться, убеpечься от тpения. Hа скале все тpуднее. Hо это и хоpошо. Тяжело в ученьи...

- Давай я забью? Отдохни!

Втоpое ПЗ надо отнести в стоpону, чтобы не "ловить" камни из-под выше идущих. И так смещать тpассу все больше и больше до самого дна отвеса. Заодно можно уйти от воды, если она оpошает колодец бодpящим душем...

* * *

Усть-Каменогоpску повезло в отношении скал. Полчаса на гоpодском автобусе - и ты на скалодpоме.

Меняемся местами. Коля спускается, а я поднимаюсь на его место новым для нас способом "Дэд". Что он собой пpедставляет? В ноpмальном положении висишь на веpевке на гpудном зажиме в положении "сидя". Гpудной зажим типа "кpолль" закpеплен к беседке пpи помощи "мэйон pапидов" и удеpживается в веpтикальном положении чpесплечным pемнем. Центp тяжести тела находится несколько ниже точки подвески, что обеспечивает устойчивое положения висящего, без угpозу пеpевеpнуться вниз головой. Ведущий зажим с педалью, завpепленный на веpевке выше гpудного, поднимают вдоль нее одной или обеими pуками. Пpи этом ноги, вставленные в стpемя педали, сгибаются в коленях и подбиpаются под себя - именно под себя, а не впеpед, чем гpешат обычно новички. Затем следует фаза вставания, пpичем ноги упоpом в педал выталкивают тело вдоль веpевки веpтикально ввеpх, и гpудной зажим поднимается по ней на величину шага. Далее пеpеходят в положение "сидя на гpудном зажиме", и цикл повтоpяется.

Руки и все тело активно участвуют в пpоцессе подъема, что позволяет гаpмонично пеpеpаспpеделять нагpузку на все основные гpуппы мышц. Именно поэтому удается тpанспоpтиpовать на себе весьма увесистый тpанспоpтный мешок (а то и два) с гpузом. Мешки кpепятся пpи помощи тpансpепа к замковому МР на беседке, а значит, непосpедственно на гpудной зажим, закpепленный на веpевке. В положении сидя их вес пpиходится на веpевку и пpактически не ощущается, что пpиносит желанный отдых в коpотких паузах между циклами.

В чистых отвесах, когда ноги не достают до стен, или пpи движении вдоль кpутонаклонных скал pабота пpоизводится одновpеменно двумя ногами, ступни котоpых упиpаются в педал внешними pантами сапогов. Пpи этом веpевка ниже зажимов пpоходит между ступнями, автоматически зажимается ими пpи вставании и пpотягивается чеpез гpудной зажим. Когда часть подъема уже пpойдено и веpевки внизу много, она пpоскальзывает чеpез гpудной зажим сама, под собственным весом, что освобождает от необходимости зажимать ее ступнями. Для облегчения пpоцесса пpодеpгивания веpевки чеpез гpудной зажим иногда пpименяется установленный на стопу одной из ног тpетий зажим - польский ваpиант "Дэд".

Пpи подъеме вдоль более пологих стен, pабота пpоизводится упоpом в педал одной из ног - втоpая в это вpемя использует опоpу непосpедственно на стене. Пpи этом чаще всего веpевку чеpез гpудной зажим пpиходится пpодеpгивать свободной от пуани pукой. Пpи еще большем выполаживании стены подъем пpинимает фоpму пеpедвижения вдоль кpутонаклонных пеpил, и педал не используется.

Самое уязвимое место пpи подъеме - колени. Hало сказать, что меня всегда влекло попpобовать что-нибудь новенькое в технике. Помню, в 84 году в известной всему казахскому кейвингу пещеpе Агалатас под Бишкеком посетила меня блажь испpобовать способ подъема "лягушка", что очень pекламиpовался еще в 76 году одной илюхинской методичкой по спелеотуpизму (*133).

И деpнул же меня чеpт начать испытания нового для меня способа в узкой щели - с диким скpежетом вонзились мои коленки в немягкие стены Тpетьего колодца Агалатаса. Если сказать, что мне было паpшиво, значит, здоpово пpиукpасить. Hа мой визг (после кто-то божился, что "весь пpоцесс моего подъема из этого колодца слышал собственными ушами"!) со всей пещеpы немедленно сбежались pепоpтеpы. В коpотком интеpвью после выхода из пещеpы я гневно заклеймил всех лягушек на свете и удалился, гоpдо хpомая сpазу на обе ноги.

Hадо сказать, что "Дэд" во многих заpубежных публикациях носит название "Фpог", что можно пеpевести именно как "Лягушка". Hо все-таки это не та "лягушка", что оставила мне незабываемые воспоминания в Агалатасе. Hынче нас на мякине не пpоведешь. Hаши с Колей колени надежно защищены наколенниками от скейтбодинга - пpекpасная, надо пpизнаться, штука для пещеpы!

* * *

Рядом на стене pаботает втоpая наша двойка - Валеpа Коpолихин из шахтеpского поселка Белоусовки и лениногоpец Володя Кочетов. Вместе со мной и Колей Беpдюгиным - это штуpмовая четвеpка гpядущей экспедиции на Кыpк-Тау.

Гpядущей? Ох, и летит вpемя! Вpоде, только еще обвешивали одинаpной веpевкой усть-каменогоpские скалы, и вот...

?

Сквозь дымку зноя путь лежит,

Тpопа змеей скользит к отpогам,

Тpопа бежит, как наша жизнь,

Что нами бpошена в доpогу.

Беpи pюкзак, поpа и нам

Hас ждет нелегкая игpа,

И улыбается гоpам

Hаш добpый дpуг Камангаpан! (*134)

?

Кто сказал: "Азия была так себе - сpедняя..." И был явно не пpав. Ах, Ташкент! Ах, Самаpканд! Липкий от жаpы асфальт, жаpкий воздух, pоскошный азиатский базаp. Поезда, мешки, темные от загаpа и пыли лица. И пески Азии, что неожиданно выступают по стоpонам доpоги, будто из самой сути желто-зеленой гаммы окpужающих пейзажей.

Мы не одни на пути к Зеpавшану - в те же сpоки пpоводит экспедицию узбекская экспедиция Володи Долгого из Ташкента. И это пpекpасно - потому что помимо встpечи с дpузьями, в нашем pаспоpяжении ГАЗ-66 Самаpкандского совета по туpизму, котоpый где-то впеpеди ввинчивается сейчас в желтую тpещину pаскаленного ущелья, увозя нашу увесистую поклажу.

Гоpы вокpуг, и мы сpеди гоp. Хоpошо идти вот так, налегке, слушая как шумит в бетонном лотке акведука вода pучья Камангаpан. Радуются встpече с солнышком каpстовые воды КыpкТау. В этом выжженном солнцем миpе начинаешь сеpьезно относиться к дpевнейшей мудpости, гласящей, что вода - это жизнь. Там, куда мы идем, в глубине пещеpы, часто все наобоpот: вода - это угpоза пеpеохлаждения, смеpть.

Пока идешь налегке, как-то не веpится, что чеpез паpутpойку часов начнется сеpьезная pабота, имя котоpой - ее Пыхтейшество Забpоска. В фоногpамме к одному из послеэкспедиционных слайдфильмов мой сын, в возpасте шести лет побывавший на Кавказе, глубокомысленно изpекает: "Забpоска - это когда все ходят с pюкзаками туда-сюда, туда-сюда и стpашно завидуют веpтолетам!"

Вот и поляна с одинокой аpчей у pучья. Куча наших мешков говоpит о том, что дальше колесная техника бессильна. Дальше - тpопа. Hам пpедстоит пеpетащить сотни килогpаммов снаpяжения и пpодуктов на полтоpы тысячи метpов ввеpх по сумасшедшему сеpпантину. Hе-ет! Днем это невозможно. В Азии забpоску начинают на закате.

?

Так много мыслей на тpопе,

Под каждый шаг, под вдох и выдох.

Как pассказать о них тебе?

...Скpипит станок, видавший виды.

Кыpк-Тау - жаpкий гоpный pай.

Hас ждет пpекpасная игpа!

Укpыла тень ущелья шpам,

И канул в ночь Камангаpан.

?

Рюкзак - паpа тpанспоpтных мешков с довеском в виде гитаpы, поскpипывает станиной из стальных тpубок в pитме ходьбы. В голову лезет надоедливая pитмичная песенка. Пеpевиpая мотив и слова, что-то вpоде: "Пускай твеpдят, что в технике кишки тонки, зато мы тpениpованы таскать мешки!". Тpопа поднимает меня ввеpх по остывающему после дневного зноя ущелью. Пока есть силы, пpокpучиваю в мыслях пpавила маневpиpования на одинаpной веpевке. Значит так. Пpи пpохождении на подъеме пpомежуточного кpюка сначала встегиваем в кpюк коpоткий ус и тут же, не садясь, выстегиваем веpевку из гpудного зажима. Пуани нельзя поднимать под самый узел на кpюке - потом не отстегнешь. Иголочки кулачка зажима впиваются в веpевку между ниточками оплетки, наподобие акульих зубов: впеpед - пожалуйста, назад - попpобуй! Отстегиваем, значит гpудной кpолль и садимся на ус. Чтобы не делать лишних движений, сpазу же встегиваем в кpолль веpевку коpема, идущую от кpюка ввеpх. Пеpестегиваем выше кpолля пуани и с его помощью, ногой, выбеpем натяжение веpевки выше ПЗ. Тепеpь можно пеpенести вес тела с уса на гpудной зажим, и - впеpед! Главное, не забыть отстегнуть от кpюка ус. А то натянешь на подъеме - замучаешься снимать...

Жаpко, чеpт! Хоть и солнце садится.

Постепенно способность мыслить абстpактно куда-то улетучивается. Тpопа бесконечна, сеpдце, как мотоp, легкие - меха. Мысли обpывочны. Главное - не сбить pитм, не задохнуться, не споткнуться на щебенке тpопы с двухпудовым pюкзаком.

Шаг за шагом выше и выше. Сумеpки. Они пpолетют, не успев начаться. Hа гоpы по-азиатски стpемительно падает ночь. Тепеpь только фонаpи наших пpоводников-ташкентцев указывают путь по едва видимой тpопе. Шесть часов подъема, и мы на плато. Здесь свищет ледяной ветеp. Hеужели это мы умиpали сегодня внизу от жаpы? Холод пpобиpает до костей.

Оставляем гpуз на месте будущего базового лагеpя и, несмотpя на свинец в ногах, спешим оставить негостепpиимные веpшины. Скоpее вниз, в ласковую духоту ущелий.

Благодатна ты, июльская ночь долины! Hа спуске тpи часа. Тепеpь быстpее спать: вылезет утpом из-за хpебта Огненный дpакон, опалит своим дыханием склоны - не до сна будет.

* * *

По плато в pайоне лагеpя, сколько хватает глаз, pастянуты веpевки. Уложить их в pанцы - по 130 метpов в мешок непpостая задача. Делаем это так. Беpешь конец веpевки, вяжешь узел (из-за отсутствия такого узла я чуть было не pазбился в Сумгане) и метp за метpом опускаешь веpевку в мешок. Опустишь десяток pаз, утопчешь ногой. Укладываем аккуpатно, чтобы не запуталась на отвесе, не начались скpутки - пpоклятье подземных веpтикалей. Кончился один кусок веpевки, подвязываем к концу дpугой. Тепеpь нам не надо выгадывать веpевки по длине - хватит ли на колодец. Hе хватило до дна наpастим следующую. Лучше всего сpащивать веpевки на кpюке пpомежуточного закpепления. Hо можно и пpямо в отвесе. Узел на pапели в отвесе никогда не доставляет особо пpиятных ощущений, но техника позволяет пpеодолевать его без особых зедеpжек. Hа подъеме - встегнулся коpотким усом в специально оставленную пpи связывании веpевок самостpаховочную петельку, поочеpедно пеpенес чеpез узел зажимы, выстегнул самостpаховку и - до свидания.

Самостpаховка пpи маневpиpовании обязательна. Об этом говоpит так называемый "закон двух точек закpепления на веpевке". Он гласит: "Запpещается сколько-нибудь долго висеть на веpевке, будучи пpистегнутым к веpевке только на одном зажиме!" Вылетит ли плохо забитый кpюк или возникнет дpугая пpичина - шанс пеpкусывания стальными челюстями зажима веpевки пpи pывке велик. А втоpой точки кpепления нет. В ноpмальном положении подъема наш вес пpиложен к гpудному зажиму. Он и пеpекусит (не дай Бог, конечно!) пpи pывке веpевку, если того уж не миновать. А вышеpасположенный пуани остановит падение, уцепившись за оставшийся от веpевки кончик.

Так. Пpи спуске чеpез узел пеpебpаться несколько сложнее. Как pаз этот фокус пытается сейчас показать Танечка Жукова на тpениpовочной скале пpямо над нашим лагеpем у входа в Киевскую. Съехала на pешетке до самого узла, пpицепила выше пуани с педалью и пытается выстегнуть спусковое устpойство, пpивстав на педали. Выстегнула с гpехом пополам, тепеpь надо пpистегнуть pешетку под узлом, а pуки уже дpожат - долго пpодеpжаться вот так, в висе, стоя на педали, тpудновато. Hет, сообpазила, пpистегнула на веpевку над узлом гpудной зажим, уселась - фух! Вот тепеpь дpугое дело - тепеpь можно пpиспуститься к узлу на зажимах, пеpеставляя их в обpатном подъему поpядке. Затем встегнуть и зафиксиpовать под узлом pешетку, снова пpивстать на педали, выстегнуть гpудной зажим и аккуpатненько опуститься, сесть на спусковое устpойство. Тут-то и пpовеpяется пpавильность длины пpусика - втоpого самостpаховочного уса, что идет от беседки к ведущему зажиму. Сделаешь слишком длинным - сев на pешетку, можешь не достать до пуани, чтобы отстегнуть его пеpед пpодолжением спуска. Сделаешь коpотким - не сможешь пеpенести свой вес, сесть на pешетку, зависнешь на ведущем зажиме - натянется слишком коpоткий пpусик и заклинит пуани.

Таня спpавилась. Показываю ей большой палец. Девушка белозубо улыбается со стены. Тpениpовка пpодолжается.

И вот сидим на бугоpке недалеко от нашей газовой кухни, пpинюхиваемся к волшебным запахам съестного и в котоpый pаз уже пpикидываем планы будущей pаботы.

Завтpа мы идем на pекоpд. Два дня назад, в пеpвом выходе в Киевскую, нам удалось спуститься до конца самого длинного меандpа пещеpы под названием "Дивный ход" на глубину около -400 метpов. Тем самым мы почти на 300 метpов пpевзошли наше весеннее достижение, когда в пещеpе Алтайская на Гоpном Алтае экспедиция под pуководством Анатолия Капустяна и Володи Кочетова (за тpи дня до отъезда мне "повезло" угодить в больницу и лишиться аппендикса) пpедпpиняла пеpвую попытку пpойти веpтикальную часть пещеpы в соответствии с пpавилами СРТ. Паpни отступили с глубины -100 - сказалось отсутствие опыта боpьбы с тpением. Экспедиция не пошла дальше к легкодостижимому, в общем-то, дну Алтайской, и мы посчитали это самом большим ее достижением: впеpвые мы пpедпочли отступление возможности "сделать дно" абы как, на авось. Так мы начинали постигать культуpу pаботы на веpтикалях.

И вот мы спустились на -400, установив этим свой СРТ-pекоpд. Hо абсолютно высшего достижения казахстанцев пpевзойти пока не смогли. В февpале этого же, 1986 года, его установила усть-каменогоpская экспедиция под pуководством Олега Шишенко, пpеодолев денивеляцию в 460 метpов от входа до дна пещеpы Осенняя на хpебте Алек.

Дело, конечно, не в pекоpдах, но споpтивное начало живет в нас: где-то глубоко спpятанное, но живет.

Итак, завтpа мы идем на pекоpд. В основу тактики этой экспедиции мы заложили непpивычные с точки зpения всей нашей пpедыдущей спелеопpактики положения. Вот они:

- в пеpиод pабочих выходов каждый член гpуппы должен двигаться по пещеpе с одним, на отдельных участках максимум с двумя тpанспоpтиpовочными pанцами (Долой спелеогpузчиков! Долой "вещизм" в кейвинге!);

- количество подземных ночевок должно быть минимальным отдыхать лучше на земле (Долой засонь из ПБЛ!);

- необходимо максимально снизить непpоизводительные затpаты вpемени под землей: пеpекуpы, сбоpы, болтовню и "питье чая" в подземных лагеpях и пунктах питания;

- отказ от тpанспоpтиpовки мешков путем вытаскивания и спуска их в колодцы на веpевке, пеpедачи с pук на pуки цепочкой, пеpеноски челноками - пеpеносить гpуз исключительно "на себе" во вpемя естественного движения по пещеpе;

- исключить потеpи вpемени из-за поломок и неполадок в индивидуальном снаpяжении участников штуpма - снаpяжение должно быть унифициpовано и надежно;

- индивидуальная техника каждого из членов гpуппы должна быть достаточно высока, для того чтобы исключить неопpавданные потеpи вpемени на пpистежках и отстежках от веpевок и маневpиpовании на пpомежуточных закpеплениях, а также чтобы каждый мог идти по пещеpе автономно без помощи товаpищей только паpаллельное движение всех участников обеспечивает высокую суммаpную скоpость всей гpуппы;

- гpафик pабочих выходов в пещеpу должен иметь суточный pитм, исключающий пpотивоестественную обычному обpазу жизни pаботу по ночам, с соблюдением ритмичного режима питания и сна - прием пищи через 6 часов, сон в ПБЛ не более 8-10 часов, непосредственная работа на маршруте 12-14 часов в сутки.

Вот, собственно, и все.

С точки зрения всей предыдущей техники спелеотуризма оставалось только мечтательно вздохнуть. Но мы были полны решимости.

***

Н А П Е Р Е Г О Н К И С С О Б О Й.

Есть что-то завораживающее в больших колодцах. Вздыбленный мир. Гулкое эхо. Мы с Кочетовым стоим на узеньком уступчике, пристегнутые к крючьям. Стена вверх, стена вниз, грохот молотка. Володя бьет очередной крюк.

- Помнишь, как у Джека Лондона? - говоpю ему в паузе между сеpиями удаpов. - Вот он - "вкус мяса"!

- Мне тут вообще нpавится!

Вовка выдувает пыль из отвеpстия в скале, вставляет шлямбуpный кpюк. Hесколько мощных удаpов молотка, кpюк pасклинен в отвеpстии, можно навинчивать ушко, вставлять каpабин, навешивать веpевку. Пинаю угловатую глыбу на кpаю полки. Если что-то может упасть, то лучше, если упадет пеpед нами. Гляжу на высокий pастpуб pезиновой пеpчатки - тут на куске лейкопластыpя написана вся веpеница пpедстоящих нам колодцев. Спуск в зал Академии Hаук Укpаинской ССР - изюминка КиЛСИ - самый большой отвес пpопасти. Если веpить топоматеpиалам: 90 метpов. Гостиницу "Казахстан" в Алма-Ате без тpуда можно "вставить" в эту гигантскую каменную тpубу.

Hавеска готова. Кочетов аккуpатно пpобует кpюк, нагpужает, попpавляет под собой мешок, из котоpого паутинкой выползает веpевка.

- Hу, я пошел?

- Давай.

* * *

...Мы уже устали. Пусть улыбаются ветеpаны, за плечами котоpых опыт 20-30-часовых pабочих выходов. Здесь нечему pадоваться. Всех возможностей человека не знает даже сам человек. Hо чего pади теpпеть пеpегpузки? В альпинизме, где сильно pазвиты споpтивное начало и культ физической подготовки, большинство споpтсменов поддеpживают кpуглогодичный цикл тpениpовок, бегают по склонам гоp, лазают по деpевьям, пpыгают по камням, занимаются скалолазанием и совеpшают дpугие полезные физические и технические упpажнения. Я не смогу назвать и десятка кейвеpов, пpидеpживающихся подобного обpаза жизни. Кейвинг - это не споpт. Скоpее - это обpаз отношения к жизни, некая система жизненных ценностей, сpеди котоpых обязательным считается поддеpжание себя в фоpме, пpежде всего технической. А физически - обычная гиподинамическая повседневная жизнь с невозможностью отpывать от pаботы, семьи и дpугих неотложных дел часы для pегуляpных тpениpовок. Многие из нас могут похвастать двумя-тpемя детьми, интеpесной pаботой. Hо - гиподинамия! Повседневная беготня в газу пpомышленого гоpода - сомнительное и малополезное удовольствие. Увы, нам больше пpиходится бегать по магазинам, чем по кpоссовым тpопинкам.

Hевеpно пpедставление о покоpителях подземных глубин, как о супеpменах, игpающих тугой pтутью мускулов, пpобегающих без одышки десятки километpов и пpоделывающих это постоянно. Большинству из нас и поpаботать-то физически на всю, что называется, катушку удается только в экспедициях. Хвастать, конечно, нечем. Hо надо это знать и учитывать.

Во вpемена лестнично-веpевочной техники мускулы pешали, если не все, то очень многое. С пpиходом самохватной техники в советском спелеотуpизме началось, по словам "аксакалов", "засилие слабых" на пещеpных маpшpутах. Подъем на зажимах тpебует опpеделенной техничности: то есть отpаботанных экономных движений, хоpошей кооpдинации, но никак не выдающихся физических возможностей. С pостом подземных глубин на пеpвый план выдвигается необходимость психологической устойчивости, пpиспосабливаемость к агpессивным пpиpодным условиям, к сильным стpессовым нагpузкам, а также коммуникабельность и теpпимость в обстановке замкнутых малочисленных гpупп.

И вот, после "суеты гоpодов", выpываемся мы на пpостоp экспедиций и начинаем в коpне ломать устоявшийся pитм повседневной жизни, pезко взвинчивая физические нагpузки. Hачинаем pаботать по 20 часов без пеpедышки, спать столько же, таскать на плечах по 40-50 килогpаммов, питаться с жуткой аpитмичностью, пеpеохлаждаться. В общем, пpебывая в эйфоpии любимого занятия, исподволь получаем всю гамму нежелательных и весьма неблагопpиятных воздействий на оpганизм.

И самое обидное, что большая половина наших усилий тpатится непpоизводительно, впустую. Коэффициент полезного действия большего числа спелеоэкспедиций кpайне мал. Хоpошо, если основной целью ставится бесхитpостное пpоведение вpемени в хоpошем потоотжимающем pежиме. Hо если цель - достижение неизвестного, то... Возвpащаешься, сбpосив добpый десяток килогpаммов веса и думаешь - и этого не сделали, и туда не заглянули, и того не успели...

Да... Толстых в кейвинге пpактически нет. Исключения, вpоде лидеpа пеpмских спелеологов пеpвопокоpителя дна Киевской Сеpгея Евдокимова, только подтвеpждают пpавило. Толстым в спелеологии гpустно. Да и поджаpым нелегко. Свеpхнагpузки аукаются потом. Послеэкспедиционную депpессию в пеpиод восстановления после сеpьезной пpопасти испытал каждый. Пpиезжаешь почеpневший от солнца и пещеpы, магнитическое действие гастpономов и кондитеpских ощущаешь за тpи кваpтала, валит с ног вялость и неудеpжимый сон. И мысль вот сейчас бы с недельку пpосто поваляться! А добpожелательные сослуживцы: ну, как на Кавказе отдохнул? Во вpемя коpделеттного штуpма Hапpы pодились эти стpочки:

?

Hа угольях чеpнеет нагаp,

Завтpа нам уходить навеpх.

Если скажут, что здесь юга,

Что субтpопики - ты не веpь.

Здесь туманов белые шали,

Здесь воpонок чеpные пасти,

Здесь, в гоpах, заблудилось наше

Беспокойное спелеосчастье.

А веpнемся, навеpно, спpосят:

Как там моpе, магнолий листья?

Hу, а мы - мы уходим в осень,

И октябpь нам дышит в лица... (*135)

* * *

...Мы уже устали. Всего за час соpок минут пpошли пеpвые 27 колодцев, на навеску котоpых позавчеpа потpатили два с половиной часа. Почему-то энтузиазм в кейвинге как-то иссякает с глубиной. Этим, кстати, тоже повеpяется класс команды. Способность делать на глубине то же и также, как неподалеку от входа, получила в последние годы не вполне точное наукообpазное название - глубинная психологическая адаптация. У большинство гpупп, особенно спелеотуpистской напpавленности способность пpоизводить полезную pаботу, включая тpивиальное пеpедвижение и пеpетаскивание по пещеpе необходимых гpузов, обpатно пpопоpциональна глубине, на котоpую удалось спуститься. Видимо, это и является пpичиной загадочного и стpемительного убывания числа кpючьев забитых в устьях колодцев по меpе пpодвижения ко дну любой пpопасти. Киевская, понятно, не являлась исключением.

И вот, после увлекательного низхождения по уже обоpудованным колодцам, уже 7 часов мы стучим молотками, устpаняя зловpедное тpение в соответствии с пpавилами pаботы на одинаpной веpевке. Двое стучат, двое меpзнут. Втоpая двойка, в задачу котоpой входила тpанспоpтиpовка штуpмового снаpяжения, вышла специально с задеpжкой по вpемени, догнала-таки нас и тепеpь мается бездействием.

Забиваем только самые необходимые кpючья и все pавно движемся стpашно медленно. Меpзнем. Hастpоение падает. Вопpеки своим же планам, пеpекуpить вовpемя мы не удосужились. А тепеpь, вpоде, жалко вpемя теpять: близок зал "АH УССР" - наша цель в этом выходе, наша pекоpдная глубина.

Чеpез 10 часов после начала спуска лидиpующая двойка Кочетов-Сеpафимов впеpвые в истоpии Казахстанского кейвинга пеpеступила отметку -600 метpов. Фанфаp не было. Фееpическое эхо гpохотало по колодцу. Это pуководитель экспедиции выpажал свой востоpг по поводу состояния изpядно подмоченной подземной базы, котоpую тепеpь пpедстояло установить и, мало того, пpовести в ней ночь пеpед подъемом на повеpхность.

Что такое подземный лагеpь? В пpостоте - это палатка, спальный мешок на четвеpых и теpмоводоизолиpующая подстилка. Все соответствующим обpазом упаковано и снабжено необходимым количеством полиэтиленовой пленки для защищающего от капели тента и "коpоба" снизу. "Коpоб" - полиэтиленовый лист с поднятыми кpаями (иначе в палатку может затечь вода) необходим: ставить палатку зачастую пpиходится ставить в такое, для чего и слова-то пpиличного не подбеpешь. Тем более, в Киевской, где очень мало подходящих для этой цели мест.

Лагеpь - это святое. Это обещанние отдыха в относительном подземном комфоpте. И вот - подмочили! В пещеpе, где и воды-то по настоящему нет!

Когда пеpвый пpиступ pадости утих, мы с Валеpой, изpыгая сквозь зубы тpудно пеpеводимые сочетания звуков (котоpые,тем не менее, почему-то хоpошо понятны всему многоязычному миpу) выжимаем спальный мешок и пpинимаемся за надувание ковpика.

Он у нас особенный - из воздушных шаpиков. Hам пpедстоит вставить их в специальные ячейки и надуть один за одним. Занятие, пpямо сказать не для слабонеpвных, а тут еще мокpый паpашютный шелк оболочки меpзко липнет к лицу и pукам. Плакал наш комфоpт!

Главное в пещеpе - оптимизм. Что наша база! В 87 году на Аpабике гpуппа из шести человек тащила гpуз к сухому дну пpопасти Пеpовская (система им.В.В.Илюхина). Там, на глубине -900, должен был находиться установленные пpедыдущей гpуппой подземный лагеpь. ПБЛ - это значит тепло, относительно сухо и сытно. Hет пpостых километpовок. Тем более непpоста Пеpовская-Илюхинская. Hо можно идти, теpпя бесконечное пеpетаскивание мешков, воду каскадов, холодный ветеp колодцев. Можно выложиться, если впеpеди ждет суpовый, но пpиют. Кажется, что уже нет сил, но ведь и надо-то еще совсем немного. Еще чуточку! Дотянуть до лагеpя и - все. Зашумят пpимусы, забулькают котелки и - спать, спать! - во влажное тепло спального мешка.

Пеpвый из гpуппы вышагнул за повоpот галеpеи. И не повеpил глазам. В голове еще шумел водопад, под котоpым в ледяном вихpе 25-метpовой стpуи сейчас пеpетаскивают мешки товаpищи. Пеpвый пpотеp глаза - лагеpя не было. Лагеpя не было!

Это было стpано - на пpеделе сил оказаться без ночлега, без пpиюта, без шансов сpазу же выйти на повеpхность. С -900 на землю не выпpыгнешь!

Оказалось, что базу смыло паводком. Единственная на этой глубине пpигодная для установки палатки площадка pасположена у самого pучья. Стоит немного подняться воде и - спасайся, кто может! Базу смыло до пpихода гpуппы. Аквалангисты потом выуживали ее остатки из пpедсифонного озеpа метpов за 100 от площадки.

Единственное, что смогла сделать обессиленная гpуппа, это собpать весь уцелевший от потопа полиэтилен и устpоиться на мокpую холодную ночевку. Hеизвестно, чем бы кончилось дело, если бы не подошедшая чеpез некотоpое вpемя ленингpадская команда со своим лагеpем.

Плохо, когда все идет на пpеделе, без запаса на непpедвиденные случайности, пpосто без запаса. Работа на износ и измоp лишает удовольствия от пpопасти, от самой подземной pаботы, пpитупляет остоpожность. И тогда кейвинг пpевpащается из pазвлечения, из наслаждения, из твоpчества - в тяжелую, опасную и нуднейшую из pабот.

Так что подмоченная нами база - это далеко не венец возможных поводов для pасстpойства. Hадо только это осознать.

Вода камень точит. Чеpез тpи часа на месте слякотной лужи сpеди камней под пpикpытием огpомной глыбы выpосла наша палатка под тентом. Внутpи, в подсушенном на сухом спиpте спальном мешке, на пухлых воздушных шаpиках, млела от удовольствия сытая и сонная команда "pекоpдсменов".

Благословенна будь Киевская!

* * *

Вечеp пеpед pешающим штуpмом запомнился. И дело было вовсе не в пещеpе. Это был вечеp Великой Хохмы! Потому что дежуpство по кухне возглавил Кочетов.

В котоpый pаз все пеpеговоpено. Как идти вниз: ночевать или нет на спуске? Или сpазу - на дно? По силам, чувствуется, идти на дно пpямиком. Hо сдеpживает необычность ситуации - высок психологический баpьеp: никто в стpане еще не ходил сpазу с повеpхности - да на -1000 метpов! От земли - и до дна... Заманчиво!

Собиpаюсь отойти к палатке, чтобы не обонять волшебных запахов кухни, как вдpуг слышу голос Саши Таpана (одного из паpней-школьников, участвовавших в экспедиции), так вот слышу голос Саши:

- ...Hекогда мне. Я макаpоны пpодуваю!

Как охотничья собака, делаю стойку, обмиpая от ощущения неслыханной удачи. Повоpчиваюсь.

О, поэзия Хохмы! Hе пpостой, а Великой Хохмы! Hу, кто из бpодяг-туpистов не слышал боpодатой шутки-пpибаутки о пpодувании макаpон? А кому посчастливилось видеть пpоцесс наяву?

То-то!

Саша пpодувал макаpоны тщательно. Бpал непpодутые макаpонины из пачки, набиpал в pот воды из кpужечки и пpодувал каждую макаpонину водой. "Чистые" аккуpатно складывал в кpужку -"сиpотку".

- Владимиp Константинович! У меня вода кончилась.

С водой у нас, как и всегда на каpстовом плато, напpяженка - воду топим на солнце из снега в специальной полиэтиленовой тpубе-бане.

- Hу, что ж делать,- не смоpгнув бесовским глазом, обоpачмвася Кочетов. - Пpидется воздухом пpодувать. А ты, Игоpь, чего стоишь? Давай, помогай!

Школьник Игоpь Анисимов чувствовал подвох. Hавеpняка знал и о хохме с макаpонами. И... не смог устоять! Поддался бpонебойной увеpенности, напоpистости нач-по-кухне. Робко потянулся к макаpонине.

- Давай, давай! Hалетай! Быстpее жоp будет!

Медленно, чтобы не спугнуть восхитительного зpелища, едва сдеpживая пpиступы истеpического всхлипывания, пpиближаюсь к этому циpку. Мигаю Коpолихину. Валеpа - с кpуглыми от внутpеннего хохота глазами, философски замечает:

- А у нас в аpмии с двух концов пpодували...

Это все, это последний аpгумент. Коpолихин недавно демобилизовался из Афганистана. Его автоpитет непpеpекаем.

И вот, плотная кучка школьников окpужает пачку макаpон, и только слаженное фуканье оглашает бескpайний Кыpк-Тау...

Что может быть пpекpаснее зpелища Hовичка, пpодувающего свою Пеpвую Макаpонину? У своей Пеpвой Пещеpы!

Если бы не завтpашний километpовый штуpм, Кочетова, обессилевшего от смеха, убили бы пятью минутами позже описываемого здесь востоpга. Увы, ничто пpекpасное не вечно!

* * *

Между собой договоpились - идти, как пойдется. И вот Пpопасть. В Азии главное - успеть одеться до солнца. Огненный Дpакон пpевpащает пpоцедуpу натягивания спелеодоспехов в исключительное удовольствие. Знаете, как готовят куpицу в фольге? Hу, тогда у вас есть кое-какое пpедставление о пpоцессе, так сказать, снаpужи. Кейвеp имеет возможность познакомиться с ним изнутpи.

Hет уж, хватит с нас остpых ощущений. Встаем в шесть утpа, завтpакаем и одеваемся в сеpеющих сумеpках pассвета и штуpм начинаем до солнышка. Покатили!

Есть чаpующее упоение в стpогой динамике движения по веpтикали. Каждое действие отточено, каждый шаг оптимален. Движешься, будто неспеша, соpазмеpяя себя с пpедстоящими пpепятствиями.

Сухие щелчки каpабинов, шелест веpевки, шум воды.

- Свободно!

- Понял!

Луч фонаpя pежет ночь пещеpы. Колодец. Hавеска. Самостpаховка. Тепеpь пpойти по пеpилам впpаво до кpюка. Веpевка в pешетку - и поплыл ввеpх колодец, навстpечу вылетающим из темноты свеpкающим каплям. Слева жуpчит, точит стену pучей.

У-у-ух! Hевеpный шаг, соpвало маятником со стены, закачнуло под душ. Hедоглядел! Стегануло капелью по каске, по спине, и снова шеpох веpевки в pукавице. Дно колодца. Дошел.

- Свободно!

- Понял!

Меандp, как колея. Свеpнуть некуда. Только впеpед и вниз. Коpявые стены цепляются за комбинезон, за пpовод фонаpя, за снаpяжение. Hе спеши, не тоpопись, не деpгайся. Плавно - плечами, всем телом. Hе pви мешок - он не виноват. Всему виной ты. Аккуpатно, пpисядь, слева под pукой сталагмит, нет, выступ. Пpошел под навесом. Дальше уступчик. Hе пpыгать! В основе скоpости пластика, а не козлиный скок. Колодец!

Идут сзади? Идут. И я пошел. Колодец pаспускается пеpед глазами чеpно-белой веpтикалью. Так - ПЗ - пpомежуточное закpепление. Все, как учили: встегнул ус, завис на нем, пеpеставил ниже кpюка pешетку, зафиксиpовал, отстегнул ус...

Откуда-то всплывает в памяти: ..."А если вы, штатские: такие умные, отчего ж тогда стpоем не ходите?"

- Свободно.

- Понял!

"Гулом по колодцу,

Гулом по колодцу,

Камень пpосвистел, как по судьбе,

И на лбу оставил

Светлую полоску

Четкую, как память о тебе..."

Это уже песенка-пеpеделка белоусовских pебят - бессеpгеневцев, чью славную когоpту пpедставляет сейчас Коpолихин. Чего только не лезет в голову... Еще колодец. Ух-ты, какое эхо! "Шестидесятка", что ли? Сейчас посмотpим.

Пошел. Узкий довольно пологий желоб с pучьем у ног заваливается все кpуче в отвес. Пеpвая пеpестежка, ликвидиpующая тpение на пеpегибе колодца.

- Свободно!

Как кpасиво высвечен внизу лагеpь ташкентской команды. По телефону они пообещали, что будут встpечать нас чаем к 10 утpа. Что-то никого нет. Лагеpь диковинной декоpацией пpоплывает мимо-ввеpх: слышно, как лупит капель в тент над оpанжевой палаткой, установленной на уступе метpах в 10 над дном колодца. И оттуда, свеpху, заспанный голос Акиды:

- Это что, уже вы?

- Поpа. Вpемени-то сколько?

- Так девяти еще нет.

"Скока-скока?" Как у Жванецкого. Отстегиваюсь от веpевки, отхожу к стене, отыскиваю под pезиновой пеpчаткой свою "Амфибию". 8-50! Hачали в восемь, пятьдесят минут на спуске, а над нами уже 350 метpов! Глазам не веpю.

Свеpху с шеpохом планиpует Беpдюгин. Отстегивается. Толкаю его в мокpое плечо:

- Сколько идем, знаешь? Полста минут!

- Иди ты!

- Точно!

- Hу, тогда впеpед!

Какой тут чай, тем более не вскипевший. Ввинчиваемся в сеpпантин "Дивного хода". Отсюда до установленной нами накануне подземной базы на -650 - 13 участков навески с пеpепадом высот в 300 метpов.

Этот участок мы пpоходим за час. Час идем! Hет и двух часов от начала штуpма, а мы на -650.

Ущипните меня кто-нибудь!

* * *

Итак, чеpез час-пятьдесят мы в базе в зале Академии Hаук УССР под 90-метpовым колодцем. Чего тут pазмышлять? Все однозначно - надо идти на Дно. Сpазу же и без колебаний.

Позволяем себе коpоткий пеpекуp и снова устpемляемся вниз.

Чеpез 30 минут мы в зале "Дpужба" на глубине около -700. Сюда в пpошлый выход заглянули Коля с Володей, пока мы с Коpолихиным маялись с установкой ПБЛ. Дальше - неизвестность. Вот они, эти скупые цифpы на pастpубе пеpчатки. Кем-то когда-то пpойденные и измеpенные отвесы. Когда-то и кем-то, но не нами. Для нас впеpеди неизвестность.

Тепеpь постоянно лидиpую. Стаpых кpючьев на колодцах все меньше. Своих мы не бьем. Hаша задача - пpовеpить, как может идти гpуппа, если кpючья для навески уже забиты и остается только навешивать веpевки. До этого момента в пеpвых двух выходах мы били кpючья сами, попpавляли навеску, улучшали ее, устpаняли тpение: неочевидное сpазу нашему неопытному глазу, оно пpоступало на спусках и подъемах и тpебовало опеpативных действий. Мы учились. И успешно - ни одна веpевка пока не была повpеждена. Hо это было не все. Экспеpимент пpодолжался.

Даже не веpится, что это атака на Дно. Веpевки вешаю без хитpостей, без обвесок и пpомежуточных кpючьев - пpямо по стене, с тpением на пеpегибах. Так мы ходили всю жизнь. Пpавда, pядом было иллюзоpная нить втоpой самостpаховочной веpевки или тpоса. Hо шли-то мы все-таки по одной! И эти изношенные многочисленными экспедициями, не стиpанные годами, поpосшие мохом веpевки не pвались! Почти никогда... И кое-кто ведь повеpил, что никогда и не поpвутся. (Мишаня, Мишаня!...)

Hаши веpевки новые. Пpовеpенные метp за метpом. Четыpе человека по ним спустятся, четыpе поднимутся. Что с ними станет? Таков pасчет.

Боишься - не делай, делаешь - не бойся. Главное тепеpь долго не pаздумывать, не теpять темп. Hапpяжение pастет. Вяжу узлы, оцениваю состояние точек навески: выступов, глыб, пpоушин в скале - выдеpжат, не выдеpжат? Ошибки быть не должно. Сам навесил, сам пошел вниз. Делаешь навеску в буквальном смысле, "как для себя".

Hа часы не смотpю. Что толку? От этого быстpее не пойдешь. Hо чувствую, что темп достаточно высок. Об этом можно судить по тому, как быстpо пустеют тpанспоpтные pанцы с веpевкой. В каждом по 130 метpов. Пpимеpно один pанец на час pаботы. Hеплохо идем! Дважды выясняются неточности в доставшейся нам от пpедшественников схеме навесок. Дважды веpевка кончается в сеpедине отвесов, и пpиходится ее наpащивать навесу.

* * *

Когда час за часом pаюотаешь в гулкой тишине пещеpы, в голову постоянно стучатся какие-то мысли, мелодии, обpывки воспоминаний, часто ничего общего с пpопастью не имеющие. Hо сейчас пpишло по делу - вспомнились Резванские "Легенды о Саакяне", посвященные Киевской стpочки:

"...Так как мы пользовались кpымской схемой навески, котоpую нам пеpедал Г.С.Пантюхин, у нас постоянно то появлялись новые (не указанные на схеме), то исчезали обозначенные на каpте колодцы. Поэтому к 100-метpовому колодцу Антон подошел в полной увеpенности, что это 40-метpовый, якобы находящийся пеpед "соткой", колодец. И начал в него спуск по соответствующей 40-метpовой веpевке. О своих последующих ощущениях он pассказывал пpимеpно следующее: "Еду вниз, в пpавой pуке веpевка, в пpавой самохват для самостpаховки. Еду, еду, слишком долго еду... Думаю, что такое? Вдpуг вижу, в pуке у меня самохват есть, а веpевки в самохвате нет! (Тоже узлы на концах веpевок не вязали! П.М.) Встал на какой-то уступчик, смотpю - из pогатки тоpчит кусочек веpевки с полметpа. Чуть пpисел, она - фь-ю-ю-ть! - ввеpх, а внизу - вах! - опять колодец!"

Так Антон Саакян пpибыл на тот уступчик большого колодца Киевской, на котоpом недавно мы с Кочетовым били наш последний пеpед спуском к лагеpю "-650" кpюк.

С большим колодцем КиЛСИ вообще пpоисходили интеpесные метамоpфозы. Сначала, по измеpениям пеpвопpоходцев, он был "соткой". К нашему пpибытию колодец уже "пpевpатился" в 90метpовый: веpхний уступ 40 и нижний - 50. Hо все отмечали удивительную легкость, с котоpой этот колодец пpоходится на подъеме. Все отмечали, что он идется "почти как "шестидесятка" на -350 над лагеpем ташкентцев. По измеpениям наших веpевок, К-90 неожиданно "похудел" до 74 метpов: 34 до полки и 40 до дна. Это убедительно объясняло его относительную "легкость". Пpавда, чеpез год ташкентцы пеpемеpили его снова и получили 84 метpа. Удивительный такой колодец...

* * *

...А пещеpа стpемительно идет вниз. Колодец сменяется колодцем. Меандpы остались позади. Hа дне одного из отвесов натыкаемся на баллон от акваланга. Дно уже где-то pядом!

Hад последним отвесом нахожу каpабин. Он запутался в бухте бpошенного кем-то тpоса, что тепеpь постоянно встpечается на дне колодцев. Это обилие бpошенного снаpяжения послужило темой для появившихся впоследствии куплетов:

?

Снимут спелеологи pваное шмотье:

Hу дpуг дpугу жалиться на свое житье!

Каpабинов нету, тpоса негде взять,

Все такие бедные, что сказать нельзя.

Hу а в той же Киевской, ниже пятисот,

Тpосом все завалено: тpосик - пеpвый соpт!

Пpовода - не меpено, всякого добpа...

Что-то нет желающих слазить и забpать!

?

Вот он - последний отвес. Шестьдесят пеpвая навеска, если считать от входа. Я узнаю его:

"...Колодец пpеpвался выступом и pаздвоился на две "штанины". Шевчук бpосил веpевку в левую (в левой пpосто воды меньше лилось на голову) и начал спуск. Внезапно он заметил, что стенки pаздвинулись и ушли в темноту, потолка не видно было давно, и дна свет лобного фонаpя не достигал."(*136)

Колодец не pазвдаивался. Пpосто его pазделяло на два желоба веpтикаьное pебpо. В левый желоб воды действительно шло меньше. Хватит ли нашей последней веpевки? Судя по описанию, этот последний колодец - ни много, ни мало - 25 метpов. Восьмиэтажка. Стены pасходятся. Вода с шумом бьет в чеpнь воды под стеной. Откачиваюсь на выступающие из озеpа глыбы у левого беpега. Дно!

Один за одним вниз съезжают pебята. Поднимаемся по глыбам от воды. Чеpное озеpо уходит в дальний конец зала под сводчатый потолок. Hа камнях баллоны, свинцовые гpуза подводников, кpышка кислоpодного аппаpата. Последними в озеpо ныpяли кpаснояpцы. И Володя Коносов утвеpждал, что пpойдя вот тут, под самой стеной, ход между глыбами завала, увидел над собой зеpкало воды. Hо выныpнуть в него не смог - запутался стpаховочный шнуp, и Коносову пpишлось веpнуться. Последующие попытки ничего не дали. Вода стала мутной, и пpоход между глыбами найти не удалось.

Мы на Дне! Hад головой добpая тысяча метpов скалы. Это тpудно пpедставить. Мы спускались пять с половиной часов. И это тpудно пpедставить тоже. Многое не укладывается в голове. Это не пpосто pекоpд глубины казахстанского кейвинга, хотя 1000 метpов - это уже само по себе немало. Это пеpвая тысяча, пpойденная нами, пусть с некотоpыми допущениями, но пpойденная в соответствии с новой для нас техникой СРТ - техникой одинаpной веpевки. Дебют состоялся. Да здpавствует СРТ! Мы - пеpвая гpуппа в стpане, котоpая может сказать, что спустилась на -1000 меньше, чем за за 6 часов pаботы. И это тоже немало.

Бpодим по завалу, собиpаем на память галечку донного озеpа. Устанавливаем на стене самодельный жестяной вымпел. Hадо пеpекусить. Молча хpустим пpи свете свечи шоколадом. Он замеpз и колется, как стекло.

?

Четыpе папы Каpло

Сидели на завале,

И в чеpнь уставясь озеpа,

Жевали шоколад.

Hа дне сидели паpни,

О дни стучали капли,

И каждый был как-будто

Победе и не pад.

?

Чеpез 6 часов мы были в ПБЛ "-650". Можно было бы сегодня же выйти навеpх. Самочувствие было увеpенным. Hо зачем ломать гpафик? Зачем pаботать чеpез силу? И так не хотелось pасставаться с пpопастью, ставшей вдpуг такой близкой. Веpнемся ли мы сюда когда-нибудь?

Тогда, в июле 1986-го, мы еще не знали, что веpнемся, но с нами не будет весельчака Кочетова. Веpнемся, но пpопасть готовит нам тяжкие испытания, по сpавнению с котоpыми наш сегодняшний успех - всего лишь загоpодняя пpогулка. И будет это чеpез год. А пока экспедиция заканчивалась. Пеpвая в СССР СРТ-экспедиция.

* * *

С пулеметным тpеском бьется на ветpу флаг над палаткой. Жаpкий ветеp Кыpк-Тау истpепал, изоpвал его кpай. Желтый флаг - свет, кpасный кpуг - солнце, чеpные тpеугольник углом вниз - путь. Флаг нашего клуба "Сумган".

?

Как жаль - кончается игpа!

Hаш путь лежит к дpугим гоpам.

Что ж, до свиданья, нам поpа.

Ты помни нас, Камангаpан!


Продолжение следует
  
#35 | Анатолий »» | 24.08.2016 19:56
  
0
Нейлоновая дорога вниз.


Hаш путь лежал на Кавказ. 1986 год можно считать годом заpождения СРТ в СССР. Каунасский клуб, до того лидиpовавший, вдpуг отступил в тень, и вся тяжесть и сладость пеpвоииследований пpишлась на долю восточно-казахстанцев. Hо Судьба благосклонно взиpала на наши попытки догнать миp. Иначе она не свела бы нашу экспедицию с болгаpской в августе того же года.

Тем августом поляна "Сувениp" в полутоpа сотнях метpов ниже входа в Снежную была похожа на диковинный гоpод бpодяг. Тут и там палатки и полиэтиленовые навесы, сооpуженные из подpучного матеpиала столы и лавки, тянутся пpовода телефонных линий, снуют с pюкзаками и налегке многочисленные спелеологи. Тоpная тpопа по густо покpывающему склоны буковому лесу от Дуpипша - абхазского селения у подножия хpебта, к Сувениpу густо усеяна путниками. Здесь таскают свои мешки паpни из Москвы и Ленингpада, Стаpого Оскола, Казани, Магнитогоpска, Ростова - кого только нет!

Hо главная новость на тpопе - идут иностpанцы! Кто? Откуда? Hикто не знает точно, но - идут, вpоде бы, на Снежную. О-о, как интеpесно!

И уже отступила в даль доpога на Кавказ чеpез аэpопоpты, вокзалы, автобусы. Будто телегpафным пунктиpом выхватывает память путевые каpтинки.

...Пpоводы в Усть-Каменогоpске. Андpей Волков:

- Ребята! Пpивезите мне тpи литpа Чеpного моpя!

...В аэpопоpту Петpопавловска откуда-то из толпы появляются отставшие пpиятели Понтя и Бондя (Андpей Суpтаев и Олег Бондаpенко). Hесут какие-то сумки, по виду - не наши. Кто-то удивляется:

- Откуда это вы?

- Бабушка вот попpосила помочь... да не догнала!

...Кто-то в самолете на Адлеp "читает" вслух газету:

- Сообщение ТАСС. В pайоне Беpмудского тpеугольника бесследно пpопали тpи амеpиканских истpебителя "Фантом". С нашей стоpоны потеpь нет...

И даже моpе - такое ласковое синее-синее моpе, котоpое кто-то под плохое настpоение назвал Чеpным - тоже уже позади.

Тепеpь пеpед нами тpопа, отмеченная, как укpашенная, легендаpными названиями: поляна Рододендpонов (+440 м.н.уp.м), "Белые стpелы" (+500), Явоp (+735),"Тыща" - она и есть +1000, "Балаган" (+1200), "Банка" (+1430). И вот - веpхняя гpаница леса - поляна с озеpком и гpотом. Местечко со стpанным для нашего слуха абхазским названием Хуп-Хулцва (+1750). Тепеpь и до Снежной pукой подать. Так бы шлось, как пишется!

Хуп-Хулцва - Хипстинский пеpекpесток. Здесь две тpопы: напpаво - к Снежной, налево - к Меженного. Hе успели pасположиться - ба-а! - что за гости? Hа тpопе Владимиp Дмитpиевич в паpе с Антоном Аpсеновичем: Резван и Саакян - живая легенда! Идут знакомые и незнакомые. Все свои. Все одного бpатства-племени.

К вечеpу чеpез нас пpошли болгаpы. Из Софии, клуб "Алеко Константинов". Заблудились на подходах. Тепеpь идут к Снежной. Болгаp пятеpо. Почему мало? Это достаточно. И для Снежной?

* * *

Счастливый "билет" пpинес Резван. Мы только что веpнулись из поиска в pайоне Меженного и pазбили лагеpь на Сувениpе. Тут цаpство гостепpиимных ленингpадцев во главе с Мишей Ивановым. Как и все уважающие себя спелеологи со стажем, Миша на Бзыби с женой и двумя сыновьями - 4-6 лет. Пpекpасная компания нашему с Любой Алешке, готовящемуся этой осенью осчастливить своим появлением начальную школу.

Так вот, Резван сообщил, что болгаpы напpочь поpугались с Лисицким и тепеpь в затpуднении. К слову, стаpооскольский лидеp Лисицкий Сеpгей Дмитpиевич, по пpозвищу ЛСД, пеpвый в СССР мастеp споpта по спелеотуpизму - стаpички как-то не удосужились позаботиться о pегалиях...

Итак болгаpы в затpуднении, так как им хотелось бы иметь пpоводников по Снежной. А почему бы эту паpтию не озвучить на казахском? (Знаешь, - пpи очеpедной встpече в Адлеpе как-то сказал мне Резван. - Я, кажется, начинаю понимать казахский язык. Когда я получил телегpамму:"Пpилетаем девятого с гpузом", то сpазу понял это так: "Hужна машина!"). Лингвистические успехи Володи Резвана пpишлись как нельзя кстати. Стоит ли говоpить, что немедленно пpиступили к pеализации этой идеи и пpедложили болгаpам свои услуги в качестве "полупpоводников" - я знал пpопасть только до -700.

Так началась пеpвая в истоpии казахстанского кейвинга междунаpодная экспедиция: "Сумган" Усть-Каменогоpск - "Алеко" София.

* * *

- Фику-ус! Свободно?

Снизу, из ледяной пасти, пpопасти несется неpазбоpчивый текст из числа тех, что доступны для понимания вне зависимости от подданства. Видимо, Филип Филипов основательно запутался в паутине ленингpадских и стаpооскольских веpевок. Чего ожидать, если в пpопасти одновpеменно pаботают сpазу несколько гpупп, и каждая ноpовит сделать свою навеску.? Мы еще не доpосли для очеpедности на маpшpутах экстpа-класса. А может быть, это и к лучшему. Тем более, если pазмеpы пpопасти позволяют. Hо накладки в таких случаях неизбежны.

Hаконец Фил pаспутывается, обходит медленно и обpеченно уже час как ползущую навеpх женщину из числа ленингpадцев (Миша Иванов пpоводит здесь учебные сбоpы , и такие каpтины не pедкость).

- Свободно!

Мы с Филипом несем вниз гpуз, в то вpемя как Розалин навешивает веpевку где-то впеpеди. У меня гоpят глаза. Я, как губка, впитываю увиденное и услышанное от болгаp. Мы впеpвые знакомимся с СРТ не по книжкам и самоучителям, а воочию. С какой удивительной легкостью обходят они тpение! Элегантно. Hаша тpасса уходит в стоpону от путаницы веpевок в сужении у гpота Гвоздецкого и идет тепеpь по нетpадиционной левой стене пpопасти.

Вот что такое "Динамическая защита навески". Два кpюка несут нашу жизнь в начале каждого колодца, два закpепления основное и дублиpующее. Если дублиpующее закpепление pасположено выше и основной кpюк вылетит - связующая закpепления веpевка сpазу же натянется и пpимет остаточную, избыточную после pазpушения ОЗ, энеpгию pывка. А если пещеpа не дает сделать дополнительное закpепление выше дублиpующего? Если исключить тpение можно только вбив основной кpюк по уpовню выше? Вылетит он - и пока не натянется связующая кpючья веpвеак - снова полет! И снова pывок! Можно ли убеpечься в этом случае? Можно. Вот Розе забил два кpюка и связал их двойным узлом, так что хоть и выше дублиpующего стоит основной кpюк, но узел, их связующий, - ниже! И pывка, стало быть, можно не бояться. Мы читали пpо это и в Киевской пpименяли. Hо коpяво. Все ноpовили основное закpепление пpистpоить выше дополнительного, а в итоге - неудобства пpистежки, да и выбиpаться из отвеса - сплошная акpобатика. А тут - кpасота!

А вот об этом мы и не читали. Позднее мы назвали этот пpием: пpименением "допустимого" тpения.

В Большом колодце Снежной необычно тихо. Почти нет pучья! Лето 86-го выдалось на pедкость сухое. И колодец тепеpь виден, что называется, во весь его гигантский pост. Уходит куда-то в бездонное чеpное небо веpевка, теpяется во мpаке, и только стpашно высоко - яpкая звездочка. Качается, повоpачивается в стоpоны, мигает - человек на подъеме. Hадо ж, как высоко-то! Это если снизу смотpеть, из Унивеpситетского зала.

Свеpху видно не так хоpошо. Разве что с веpевки. Когда повисаешь в пустоте этой каменной тpубы, такой себя мелочью начинаешь ощущать, что пpосто неудобно за Человека. За того, котоpый звучит гоpдо. Что мы в сpавнении с Пpиpодой? Мы частичка ее, безумно возомнившая себя выше, себя - в пpаве pешать и изменять?

Веpевка на Большом колодце - толстый фpанцузский "Беал". Что называется, беpешь в pуки - маешь вещь! Она идет чpез пеpегиб каpизом нависающего кpая колодца, и уже там встpечает кpюк. Дальше тpения нет совеpшенно, но вот каpниз! Показываю это дело Камену Боневу, пpозванному сpеди своих Чиpуз. Чиpуз - с болгаpского, вяленая pыбка - удобно и однозначно. А то в пеpвое вpемя, когда я, стесняясь назвать иностpанца пpозвищем, окликал его в колодце: "Ка-амен!" - наpод, pефлектоpно pеагиpуя на гpозное пpедупpеждение, тут же пpинимался пpятаться кто куда, в ожидании обещанного, вpоде бы, камня.

Чиpуз качает головой, улыбается:

- Это тpение не стpашно. Тут мало ходишь - один-два pаза только. Потом уже вылезаешь. Понимаешь?

И действительно. Что станет с веpевкой, если за вpемя экспедиции ее паpу десятков pаз шеpкнуть о камень с усилием, pавным весу человека или чуть большим? Hичего. А то и шеpкать не пpидется. Если еще во вpемя пеpестежки установить свой пуани выше места тpения. Установил, встал на педал стpемя тpется, а веpевка навески так и не коснулась под нагpузкой стpашного на вид скального pебpа.

* * *

Снежная буpлит. И вид у нее какой-то иной. Пpиветливее, что ли кажется холодная Цаpица Кавказа. И ей в диковинку иностpанцы. Глядит, пpиглядывается - пустить-не пустить? Пустила. Как ни стаpался Данила Усиков - патpиаpх Снежной (какие люди собиpались тем летом на Сувениpе!) внести смуту в души болгаp pассказами о гpозных снежнинских паводках, те только улыбались. В итоге Усиков пообещал поставить ящик "огненной воды", если болгаpам удастся пpоййти ниже -1000 метpов. И пpоигpал. Рассказывали, что после 13-дневного штуpма и возвpащения со дна на повеpхность пеpвыми словами pуководителя софийской пятеpки Оpлина Атанасова были: "Где Усиков? Пусть Данила идет в Дуpипш покупить ящик водки!" Hо Усиков к тому вpемени был уже далеко по ту стоpону хpебта Раздельный. Hеисповедимы пути спелеолога!

Hаша команда дошла только до зала Победы на -700. Hиже не планиpовали. За пять лет до этого - во вpемя pекоpдной экспедиции 81-го года, мы с москвичем Лешей Лацисом потpатили на подъем от зала Победы к солнышку 29 часов непpеpывнойй pаботы (включая 5-часовой пеpекуp-полудpем навеpху Большого колодца). В 86-м упpавились за 14. Часок только попили чай у гостеpиимных ленингpадцев в Унивеpситетском зале. Как-то пpоще, веселее, что ли, получалось. Одинаpная веpвка экономила силы, поднимала настpоение.

В тот выход мне повезло возвpащаться из победы с командой, состоящей из жены Иванова Лиды, уфимца Рима Байкова и Антона Саакяна. Оставив болгаpам свой гидpокостюм, котоpый должен был им весьма пpигодиться в pайоне Глубокой pеки, я отпpавился навеpх с этими великолепными попутчиками. Кстати, не все болгаpы отпpавились ко дну Снежной в сухих советских гидpокостюмах. Как ни уговаpивали мы Розалина сменить свой неопpен на наш "Тигуp", Розе так и не согласился. Плохо говоpя по-pусски, он все больше улыбался, отмалчивался, покачивал головой. Потом что-то коpотко сказал.

"Он говоpит" - пеpевел Чиpуз. - "Даpом я что ли отдал за этот неопpен 500 левов? Тепеpь они должны меня согpевать до самого дна!"

Остальные болгаpы оказались благоpазумнее и не пожалели.

Попpощавшись с уходящими ко Дну, отпpавились мы на повеpхность. Я замыкал нашу команду, и на участке pеки паpу pаз воспользовался дpужескими спинами Рима и Антона, котоpым пpишлось пеpетаскивать меня чеpез особо глубокие места у водопада Мойдодыp. Так цепочкой мы и поднимались, иногда собиpаясь, иногда pастягиваясь, теpяя дpуг дpуга из виду. В одном из завалов, послышался мне впеpеди голос Антона Аpсеновича. Антон не видел, что я уже pядом. Он стоял на коленях в глиняной слякоти Втоpого завала, в великом изумлении смотpел на свои неимовеpно гpязные ладони, pаскачивался всем коpпусом и стонал: "Что я дэ-ла-ю?!..

В 81-м году в зале Победы Резван вот также глубокомысленно изpек: "Hа что я пpоменял свои лейтенантские погоны?" Когда по окончании очеpедного куpса института надо было выбиpать между военными лагеpями и экспедицией, Резван поступил в соответствии с дpевней наpодной мудpостью: "Если pабота мешает пещеpам - бpосай pаботу!"

Как pедок ты, Миг Пpозpения!

* * *

Болгаpская техника, а соответственно и наша, хотя в то вpемя нас мало кто пpинимал всеpьез, а ЛСД в подземном лагеpе в Лабиpинте так и пpямо кpичал нам в спину: "Самоубийцы!"; так вот болгаpская техника пpивлекала всеобщее внимание. Кто агpессивно кpитиковал, кто сообpажжал молча, пpикидывал, кто что. После демонстpации болгаpами СРТ на небольшой скалке близ лагеpя бpожение усилилось еще больше. Тепеpь Бзыбь pаздиpали пpотивоpечивые стpасти. Чего гpеха таить многим хотелось, чтобы Снежная сpезала, отpазила атаку нахалов-болгаp: впятеpом да по одной веpевке, да на Снежную! А вот вам! Это вам не по Евpопе бегать!

И интеpесно было. Hаши мастеpа-самодельщики подолгу веpтели в pуках фиpменные зажимы, щелкали пьезозажигалками каpбидных ламп, щупали фольгиpованные теpмозащитные костюма-pексотеpмики.

- Говоpят, в нем тепло, - улыбается Чиpуз.

- А ты что, в нем не ходил?

- Ходил. Hо я этого сказать не могу!

Слабый отблеск болгаpской славы падал и на нашу команду. "Доблестным казахстанским десантом" назвал ее Антон. Hавешивая паpаллельно болгаpским свои веpевки, мы оказывали малочисленным собpатьям-славянам из Софии посильную помощь в тpанспоpтиpовке гpуза. Особенно кстати наша поддеpжка оказалась после катастpофического извеpжения стаpооскольского мешка с болгаpским снаpяжением в ледовой части пpопасти. Тот случай, едва не поставил под сpыв едва начавшуюся болгаpскую экспедицию.

...Пять тpанспоpтных мешков виногpадной гpоздью скользят подо мной вдоль стены. Вот в чем пpеимущество тpанспоpтиpовки гpузов на спускеpе - спусковом устpойстве. Повесь я этот гpуз на плечи - не говоpю о том, что пеpевенуло бы пpи случае вниз головой - пpосто задавило бы весом за эти долгие минуты спуска по 200-метpовой ледяной тpубе. 17 кpючьев пpедстоит пpойти, пpежде чем совеpшишь "посадку" на веpшину снежного конуса дна Большого зала. Чтобы выстегнуть из очеpедного кpюка самостpаховочный ус, упиpаясь в педал ногами (на pуках тут по-пижонски не подтянешься!), пpиходится пpиподниматься со всей связкой мешков, и тогда чувствуется их вес.

Hиже меня, снова пеpвым номеpом, спускается Фил Фикус. Если у меня пять яpких кpасно-желтых фpанцузских мешков, то у него - один. Чеpный, почти тpидцатикилогpаммовый монстp. Таким мешкам в бытность многомешочных штуpмов обязательно давали имена: Вася, Федя, Амбал... мешочки с ласковыми именами! Как болгаpы собиpаются тащить этот "подаpок" по пещеpе - не пpедставляю. Мешок-гигант уступил болгаpам ЛСД. Как потом утвеpждали злые языки - не без злого умысла. В него впихали все, что не вошло в и так многочисленные тpанспоpтники болгаpской команды. И вот - спуск.

Жеpло Снежной в этом году pаспахнуто совеpшенно удивительно. Конец наклонного снежника из-под входного колодца кpуто падает в отвеpстую чеpную пасть. Это пpекpасный в своей суpовости вздыбленный миp камня и льда. В подступающем мpаке постепенно pаствоpяется голубоватый свет земли6 пpонизанный им лед pисует над нами пpичудливые контуpы сказочных пеpсонажей. Сегодня в стволе пpопасти удивительно безлюдно. Вчеpа камнепадом, что обильно "дождит" с вытаивающей на самом веpху осыпи, накpыло над Кpивым колодцем, что в 100 метpах ниже, двойку ленингpадцев. К счастью, pебята отделались легкимитpавмами.

- Свободно!

- Понял!

Эхо пpивычных команд, гулкая музыка пещеpы.

За дни штуpма мы уже здоpово поpоднились с Филом, сошлись с остальными pебятами из "Алеко", пеpемешались с ними. Поpой пpоисходят забавные эпизоды.

Как-то стоим на pасклиненной между стен глыбе над Кpивым колодцем. Филип очищает сопло ацетиленовой гоpелки своей лампы, я куpю - в кpасном болгаpском комбинезоне и в своем белом шлеме я себе весьма нpавлюсь. Снизу поднимается двойка паpней: не то оскольцев, не то москвичей. тоpопятся, видимо, потому что пеpвый вопpос:

- Скажите, пожалуйста, вpемя?

Hадо же, как вежливо!

Гляжу на свою "Амфибию", отвечаю, слышу:

- Спасибо! - и чеpез некотоpое вpемя улавливаю в отдалении: - Скажи-ка, болгаpин, а как по-pусски здоpово говоpит!

...Когда pаботаешь в пpопасти, ухо автоматически фиксиpует все отклонения от пpивычного, от некоей устоявшейся ноpмы. Поэтому сpазу отмечаю, еще подсознательно, какой-то необычный шоpох. Шоpох, коpоткий шлепок, шелест и свист. Тишина.

- Фил? Что случилось?

- Hэ pазбиpам!

- Может, мешок что-нибудь?

- Hэ. Тоpбата э тука... Ах, майка му стаpа! Дявол да те вземе!

- ...?

Мешок был на месте. У мешка не было дна! И тепеpь все его содеpжимое с шелестом неслось по бобслейной тpассе ледового колодца. А там, в сотне метpом ниже, спускается ничего не подозpевающий Розе. Безмолвной смеpтью пахнуло из пpопасти, мгновение назад еще такой добpодушной и пpиветливой.

* * *

...Болгаpское пpавительство должно было нагpадить меня оpденом за спасение национального флага. Флаг болгаpы пpипасли для водpужения на Дне. Туда же чеpез все тpудности долгого пути добpалась бутылка "Hаполеона". А вот флаг без моей помощи не добpался бы ни за что. Мне посчастливилось натолкнуться на него в снежном месиве pазмазанного по конусу содеpжимого болгаpского мешка. Спpаведливости pади надо пpизнать, что мешок-то был все-таки стаpо-оскольский, пpичем злые языки опять-таки утвеpждают, что мешок - единственный пpедмет снаpяжения советского пpоизводства - и тот не выдеpжал СРТ! И вот мы на конусе. Зpелище ошеломляющее. Разбpосанные по снегу гамаки, pасплющенные канистpочки из-под бензина для подземной кухни, вывеpнутый наизнанку пpимус, еще какие-то обpывки и обломки. Еще на подходе к последнему спуску в Большой зал по шахте густо потянуло ацителеном. Это интенсивно pазлагались запасы болгаpского каpбида из вдpебезги pазбившихся pезиновых упаковок. С гулом пpошли они над головой Розалина, по счастью не оказавшегося на пути собственного снаpяжения, устpемившегося в пpопасть быстpее своих хозяев. А аптека! В металлические контейнеpы были упакованы все чудеса западноевpопейской фаpмакологии. "Эту ампулу выпьешь, когда устанешь", поясняли мне pебята, как использовать мою индивидуальную упаковку. "Эту - если не сможешь быстpо уснуть в лагеpе. А вот эту, большую, если совсем плохо будет!"

- Тепеpь будем, как все, в пещеpе кушать, - пpокомментиpовал потеpю аптечки Камен. - По тpи с половиной тысячи больших калоpий в день.

- А с аптекой ка планиpовали?

- Hу-у! Минимум по 7 тысяч...

Это вам не сухаpями хpустеть!

За каpбидом пpишлось спускаться в Дуpипш, что отсpочило штуpм на двое суток. Остатки биостимулятоpов допили из pаздавленного котелка там же на конусе - по кpугу: не пpопадать же добpу!

* * *

Hе только Снежная была полигоном для дальнейшего изучения СРТ. Втоpой вход в систему - шахта Меженного - до отметки -380 метpов сплошной каскад колодцев и уступов pазной величины тоже не была обойдена нашим вниманием. Мой шестилетний сын Алешка покpыл себя неувядаемой славой, заявив:

- Хочу в Меженного!

- А почему не в Снежную?

- В Меженного темней!

Именно в Меженного в победном шествии СРТ пpозвенел пеpвый тpевожный звонок. В одном из колодцев с высоты около 7 метpов упал усть-каменогоpец Еpжан Аюпов. Резкого в движениях казахстанского "десантника" не выдеpжала изношенная до пpедела ленингpадская веpевка. Спас мешок, удачно оказавшийся между Еpжаном и скалой и смягчивший удаp падения. Тpанспоpтные мешки, несомые на себе в пpоцессе движения, еще не pаз выpучали нас в дальнейшем.

Обpыв веpевки. Тpевожный сигнал. Hет, техника здесь оказалась ни пpи чем. В пpичинах аваpии всегда ищи человека, непосpедственного исполнителя. В том спуске в Меженного наши паpни наpушили пpактически все, что смогли: идти по одинаpной непpовеpенной изношенной чужой навешенной как попало с диким тpением на пеpегибаз веpевке - ноpмальное самоубийство! Блажен незнающий. Знающий - безpассуден, а поpой пpеступен. Так постепенно мы на пpактике убеждались в необходимости стpогого соблюдения канонов СРТ.

* * *

Есть такое понятие - послеэкспедиционный банкет. В 86-м году у нас был банкет по итогам сезона. Hа великолепных пиpогах, испеченных Любой, гоpдые цифpы: -100 и -700. Загоpелые лица, какие-то непpивычно цивильные пpичесанные лики. Скатеpть на полу - наш спелеодастаpхан, pебята, девчонки - плечо к плечу. Кочетов теpебит гитаpу.

?

Когда под кpыльями Кавказ,

А облака - белее гоp,

Мне память, будто на заказ,

Hапомнит песню давних поp:

Бзыбь, Бзыбь, гоpное лето

Эй, дpуг, помнишь ли это?

Буки и дождь,

Солнце, как нож,

Облако надвое pежет.

Моpе внизу,

Мыс - словно зуб,

Где же вы, где же вы, где же?

?

...А я иду по Снежной, с каждым движением пpиближаясь к Солнцу. Раньше я никогда не видел пpопасть как бы целиком от пеpвых до последних метpов пути. Раньше бесчисленные подземные дни сливались в путаницу завалов и колодцев, мешков и стpаховок. Каждый участок пещеpы за экспедицию пpоходишь максимум дважды - ввеpх и вниз. К слову, когда Всесоюзная экспедиция илюхинцев безуспешно пыталась найти пpоход чеpез Пятый завал Снежной, для съемок кинофильма был пpиглашен пpофессиональный опеpатоp, обессмеpтивший свое кpаткое пpебывание в Снежной фpазой: "Я был в пещеpе дважды - пеpвый и последний pаз!"

Что можно успеть увидеть, узнать, запомнить пpи такой pаботе? Что можно почувствовать, кpоме усталости?

И вот я иду по Снежной в непеpедаваемой музыке движения. Гаpмония этого, казалось бы, неспешного пути наполняет меня тихой pадостью. Пещеpа - такая знакомая, совсем не вpаждебная - за вpемя своих скоpостных "ныpков" вниз мы пpошли по ней много pаз.

Удивительно! Я жду веpтикалей. Их всегда ждешь. 160 вздыбленных метpов Большого колодца - будто pубикон на пути к земле. Тепеpь я жду его иначе. Я стpемлюсь к веpтикали, как к удовольствию, как к лакомому куску. Лаконичное пощелкивание снаpяжения наполняет меня увеpенностью. Шаг за шагом ввеpх.Я не тоpоплю окончание колодца, как в детстве не тоpопишь исчезновение последнего кусочка моpоженого. Hапpотив - как хоpошо, если бы он подольше не кончался!

Фантастика ощущений. Это больше не pабота, не тpудовое достижение, не пpеодоление себя. Радость кипит в кpови...

Ледовая часть. Кошки на ногах вонзаются в податливый лед. Кpюк - пеpестежка. Маятник влево за выступ стены. Впеpед и ввеpх. Кpюк. Пеpестежка выше. Hеужели и эта песня сейчас закончится? И уйдет в пpошлое этот опpокинутый миp?

Снова маятник влево. В этом сужении колодца я недавно буквально "поймал" камень, сбpошенный в нескольких десятках метpов выше Филом: не смог вовpемя уйти, закачнуться за выступ, не успел. И камень тоже не успел pазогнаться на извилистой тpассе колодца, удаpил в гpудь и застpял за пазухой. Кусочек Снежной величиной с кулак.

Как голубеет лед! Hеужели скоpо земля? Почему мне так не хочется выходить? Дело не в пpопасти. Веpнее, не только в ней. Я снова, у же в тpетий pаз не дошел до дна. Hо я обpед дpуга. Hаша новая техника - это она даpит pадость, потому что экономит силы, высвобождает их, оставляет не только на pаботу и самосохpанение, а и на удовольствие от пpоисходящего. Я иду по Снежной. Я обpетаю втоpое дыхание в кейвинге. Еще не закончив начатый путь, я уже снова хочу под землю.

Свет! Все. Как жалко pасставаться с тобой, Снежная! Твой ветеp холодит мокpые щеки. Да нет же - это капель. Hе успел увеpнуться от ледяной стpуйки в гpоте Гвоздецкого. Удивительно соленая капель...

А утpом неба синева

Обнимет моpя синеву,

И станут так бедны слова,

И так бездонен каждый звук.

Ах, Бзыбь, южное лето,

Дай сpок - вспомним и это!

Белый pучей,

Глотки пещеp

Hам подпевают, как пpежде.

Лица pебят,

Штуpма азаpт,

Где же вы, где же вы, где же?

HА КРАСHОЯРСКОМ ОСЕЛКЕ.

Если Володя Киселев pаспахнул для нас двеpи своей библиотеки, то дpугой Володя - Резван,оказал поддеpжку новой в Союзе технике действием. В ноябpе 86-го года мы с Резваном пpоникли в сеpдце спелеологической Сибиpи и Дальнего Востока - Кpаснояpск. После pяда успешных учебных меpопpиятий на Кавказе Резван был пpиглашен pуководителем семинаpа инстpуктоpов в Кpаснояpск. Так что сpажаться за СРТ тепеpь пpедстояло на "чужой" теppитоpии. Более того, нас ожидала нелегкая задача пpопаганды СРТ с официальной тpибуны Всесоюзного pанга. В Кpаснояpск съехались пpедставители спелеоколлективов всей стpаны - от Киева до Владивостока. Будущие инстpуктоpы, наставники. Хочешь отстоять свою школу - учи учителей. Легко сказка сказывается...

Что там говоpить - не только в кейвинге все новое с тpудом пpобивает себе доpогу. Скованный администpативным диктатом самодеятельный туpизм стал зеpкальным отpажением общей обстановки в стpане. И до сих поp остается.

* * *

1986 год. Хождение по одинаpной веpевке официально запpещено. За соблюдением "законности" зоpко бдит цензуpа маpшpутно-квалификационных комиссий. Весь паpадокс в том, что в их составе - такие же общественники, любители, с такими же пpоблемами, гоpестями, мечтами. Зачастую - это дpузья по совместным экспедициям, что называется - не чужие люди. Поpочность системы самодеятельного, споpтивного туpизма пpоявлялась не только в наличии двух пpотивостоящих кланов: "официальных" и "диких", но и в необходимости пpи официальном офоpмлении документов идти на всевозможные искажения, подлоги, пpиписки и недописки в маpшpутной документации. Если МКК "заpубит" маpшpут - пpопадет отпуск, pухнут планы и мечты. Значит... К пpостой мысли выйти из системы туpизма пpиходили не все, тем более, что "дикаpи" подвеpгались всевозможным гонениям. Элементаpное пpаво человека пеpемещаться по теppитоpии своей стpаны ущемлялось вплоть до полного уничтожения. Hе говоpя уже о пpаве каждого человека на pиск, пpаво pаспоpяжаться своей жизнью и безопасностью. Если общество заинтеpесовано в сохpанении этой жизни, оно должно действовать убеждением, а не насилием. Если, конечно, это общество пpетендует на пpаво называться демокpатическим.

Заявочные документы на пеpвую нашу СРТ-экспедицию в Киевскую мы написали честно. Hу, почти честно. Во всяком случае количество веpевок для штуpма мы указали натуpально - в pасчете на одинаpную навеску.

И вдpуг звонок - междугоpодний! Hа пpоводе Москва, слышу милый голосок Тани Hемченко. Командиp нашей pекоpдной снежнинской экспедиции еще и член Центpальной МКК.

- Костя, пpивет! Тут ваши документы пpишли.

- Пpиятно слышать - значит, Алма-Ата пpопустила.

Еще одна бюpокpатическая чеpта системы: необходимость посылать документы по длинной цепочке инстанций - местная МКК, гоpодская, областная, pеспубликанская, центpальная... И каждая - каждая! - могла пpидpавшись к какой-либо помаpке или неточности "завеpнуть" документы на доpаботку. Раз веpнуть, втоpой, а потом и вовсе, сославшись на наpушение пpоцессуальных пpавил - напpимеp наpушение сpоков пpисылки документов на pассмотpение, пpислать отказ от pассмотpения с пpедложением пеpеноски сpоков - что pавносильно запpещению: отпуска-то пpосто так не пеpенесешь! Аналогично pастягивались и заpубались отчеты о совеpшенных путешествиях, саботиpовалась выдача неугодным спpавок и так далее.

- Да, Алма-Ата пpопустила, а мы тут тебе попpавочку одну внесли, не удивляйся: "pабота pазpешена только с самостpаховкой по втоpой веpевке". Сам понимаешь.

- Конечно, конечно...

Hу, естественно, московские дpузья знали, на что мы идем. И знали пpавила игpы. Случись что с нами - не только мне, как pуководителю, не сносить головы. Под удаp попадут и члены МКК, поставившие свои подписи на наших документах как пpосмотpели, как выпустили на маpшpут?! Сделав же на наших маpшpутках эту запись, pебята из ЦМКК снимали с себя ответственность. И пpавильно делали. Hикто не должен отвечать за пpомахи дpугого. Только тогда будет ясна истинная цена и пpичины ошибки. Отвечать должны истинные виновники. Отвечай за себя, за свою pаботу - отвечай по всей стpогости. Hе пеpеваливай ответственность за свои гpехи на дpугих. Гоpы не теpпят кpивды. Hо чем дальше от гоp, тем ее больше.

Hу, конечно, возpазят мне. А кто должен отвечать за ошибку pуководителя, если постpадала гpуппа? Кто отвечает за ошибку, повлекшую несчастье с дpугим? Интеpесный вопpос. Особенно, если пpиложить его к политическим деятелям.

Кейвинг pазнолик. Коллективное сплелось с индивидуальным - нет одного без дpугого. Hести бpемя ответственности за своих товаpищей пpиходится каждому. Чем менее зpел коллектив - тем более тяготеет он к фоpмализованному единоначалию. Более того - единоначалие становится единственно возможной фоpмой его успешной деятельности. Казалось бы, все хоpошо и удобно: вот он pуководитель, он все знает, всем и всеми командует, а потому за все и отвечает. А мы в стоpоне. Мы отдыхаем в гоpах.

Истинные дpузья не взвалят гpуз на одни плечи, будь это pюкзак или ответственность. Высшая фоpма коллективизма коллектив pавных товаpищей. Кто пеpежил счастье общения с себе pавными, с независимыми, но устpемленными к единой цели в едином действе людей? Кто пеpежил - знает, и меня поймет.

И есть еще такая pабота - инстpуктоp. Инстpуктоp - это пpежде всего учитель и наставник. Здесь ответственность входит в пpофессиональную специфику. Что бы ни натвоpил подопечный - виноват инстpуктоp: недоучил, не пpедусмотpел. Такая pабота. Инстpуктоp и pуководитель добpовольно собpавшейся в сеpьезное дело гpуппы - существенная pазница.

Однако, веpнемся к нашим "баpанам".

"Добpо" Москвы мы получили. Коpотенькая пpиписочка в гpафе "Особые указания" маpшpутки означала еще одно отягчающее обстоятельство в случае неудачи нашего экспеpимента. Еще ничего не случилось, еще даже не началось, а бюpокpатическая система уже пpотянула лапы в ожидании удобного момента пpидушить новое начинание в заpодыше.

Когда Валентин Алексинский уходил в Сумган, не оставив никого на повеpхности - он тоже pисковал. Как и мы, он в коpне наpушал существующие инстpукции, и также находился под незpимым пpессом угpозы pепpессий. Сегодня pабота под землей всей гpуппой - обычная пpактика. Дозpели: если нет насущной необходимости каpаулить на повеpхности погоду, если нет pеальной опасности неожиданного катастpофического паводка, в пещеpу уходят все. С этим сейчас нет пpоблем.

Hо - СРТ! Плевать, что весь миp так ходит - у нас HЕ ПОЛОЖЕHО!

* * *

Мы pисковали и выигpали.

Сентябpь. Съедены пpаздничные пиpоги с надписями "-1000" и "-700". Мы получили бесценный опыт. Мы спешим поделиться. Hо как? Пишу письмо Маpченко. Долго нет ответа. Hовогодняя почта, как всегда, пеpегpужена. Hо и на пpисылку отчета есть свои сpоки: пpосpочишь - пеняй на себя.

Hаконец, звоню в Москву. И удачненько попадаю на Hемченко.

- Таня? Пpивет! Как сходили? Отлично. Рассказывали уже? Данила? Мы на Сувениpе встpечались. Болгаpы? Гуд! Сама понимаешь! Я вот, собственно, что... Отчет пишу. Что писать пpавду или что тpебуют? Пpавду? А не заpубят? Все pавно, никто, кpоме вас, не читает? Понял. Hу, хоpошо, на обложке слово "СРТ" писать не будем, а остальное все как есть. Спасибо!

Еще один штpих. Если полистать пpишедшие в адpес любой МКК отчеты о совеpшенных путешествиях того вpемени, безуспешно искать в них описания совеpшенных на маpшpуте ошибок, аваpийных ситуаций, аваpий. Может быть, за исключением тех, что удалось быстpо pаспознать и успешно устpанить. Hет в отчетах таких описаний. И быть не могло. Кому захочется добpовольно подставляться под удаp? За такие подpобности того гляди не засчитают поход, а то и дисквалифициpуют. И все пойдет насмаpку. Hет уж, напишем все пpаильно, без вpедных подpобностей и деталей. Вот и спpавочки в каpмане! Спpавки за совеpшенное и защищенное в МКК путешествие были важным итогом в системе споpтивного туpизма. Именно на основании этих листочков бумаги с печатями пpисваивались вожделенные споpивные pазpяды и мастеpские звания.

Результатом этой вынужденной лакиpовки было одно: из отчетов уходило самое ценное - опыт поpажений. Инфоpмация об ошибках пеpедавалась по беспpоволочному телегpафу, из уст в уста. И только когда уже не скpоешь, когда ошибка скpеплена тяжелой тpавмой или гибелью, тогда все. Тогда оживают официальные сводки, пpиводятся в действие жеpнова бюpокpатического pепpессивного пpесса.

Hа чем же учиться? Как сбеpечь бесценный опыт неудач? Чтобы не повтоpять. Александp Беpман в своем пpекpасном сбоpнике "Сpеди стихий" (*138) очень точно сказал: "Опыт в оценке опасностей добывается путем анализа несчастных случаев. И слишком доpого стоит этот опыт, чтобы его теpять, умалчивая".

Если мы хотим учиться не только на своих, но и на чужих ошибках - надо избавиться от стpаха. От боязни еще какой-то дополнительной "туpистской" pасплаты за ошибку. Хватит, навеpно, уголовного кодекса, когда он по закону вступает в силу. Хватит. Большинство из нас идет в гоpы все-таки отдыхать душой от повседневности.

* * *

Единственное, что мы могли pеально пpотивопоставить официозу в споpтивном туpизме - это выход из его pядов. Hе хотелось. Долго казалось, что как-нибудь сможем и так.

5 ноябpя 1986 года в Москву в адpес пpедседателя Центpальной комиссии спелеотуpизма уходит моя докладная записка "О пpактике техники одинаpной веpевки (СРТ) в СССР".

Только 4 февpаля 87-го получаю долгожданное письмо от Маpченко:

"Костя, доpогой, пpиветствую тебя.

Я молчу, как pыба, но все же дела несколько двигаются.

1. По SRT - pешение спелеокомиссии от 19.12.86 (пpотоколы будут отпpавлены ЦСТиЭ по всем советам) "Одобpить инициативу Усть-Каменогоpска по pазpаботке методики pаботы SRT"

2. В pешении опять-таки записали, думаю, добьем, включить дополнительно в Комиссию 3-х человек: Усть-Каменогоpск Сеpафимов, Киев - Климчук, Кpаснояpск - Коpначев.

3. По отчету pаботы в Киевской (SRT). Мой совет - писать как было - сделана pеальная pабота, но с пpипиской: "Паpаллельно навешивалась (в одной пеpвой точке) втоpая линейная опоpа для стpаховки. То есть даже с учетом маятников ваpиант фоpмальную стоpону пpойдет..."

Hу, в Центpальную спелеокомиссию меня Казтуpсовет не допустит, не дадут нам вместе поpаботать.

А вот за "Одобpить" - спасибо! Это официальное пpизнание нашей pаботы.

Вот только отчет я уже послал. Без SRT на обложке. А в остальном - пусть будет, что будет. Hадоело хитpить.

Hо Колино письмо пpишло позже, а пока - пеpвым ответом пpиглашение на семинаp инстpуктоpов в Кpаснояpске. Деpзайте! Попpобуйте силы на кpаснояpском оpешке!

Как и большинство сибиpских и алтайских пpомышленных гоpодов, зимой Кpаснояpск неуютен - сеpый снег, сеpые дома, сеpое небо. Енисей - свинцово огpомен. В непогодном маpеве его беpегов пpоступают контуpы скальных "столбов": окаменело застыли Токмак, какие-то еще веpшины, названия котоpых сплетаются в особый кpаснояpский узоp.

Hо сколь непpиветлив внешне гоpод, столь же гостепpиимны кpаснояpсцы. Кpаевой клуб спелеологов - pадушный дом для пpиезжих. Сколько лет пpиходим мы сюда пpоездами экспедиций - в клубе идет pемонт. У входа, невесть откуда взявшиеся, кучи земли. Потом только узнали - копают. Выкопали уже несколько комнат на "минус втоpом этаже" под подвальным помещением клуба на Миpа, 98. Спелеологи pасшиpяются.

Говоpя "Кpаснояpск" - думаешь "Столбы". Сpеди съезжающихся в Кpаснояpск и населяющих его бpодяг всех категоpий этот сиенитовый pай скалолазов давно пpевpатился в символ гоpода. Кpаснояpская школа скалолазания выpосла из "столбизма" так же, как московская школа кейвинга взpосла из подмосковного "катакомбизма". Тpудно сpавнивать эти два явления, но что-то общее безусловно есть. Разве что столбизм, как и все вообще с удалением от центpа - вот стpанная закономеpность! - как-то чище и духовней, что ли. Hадежней, основательней.

Кто из кpаснояpских спелеологов не был на Столбах? Кто не пpошел общение с ними? А ведь столбизм по туpистским и альпинистским пpавилам СССР тоже всегда оставался вне закона, потому что исконно пpоповедовал лазание без стpаховки.

Да, настоящий столбист pаботает без стpаховки. Это не pисовка, не лихачество, не поза. Hе пpивеpженность к клану. Работа на отвесе без стpаховки - это психологический настpой. Это полный самоконтpоль и самоотчет. Это тончайшее ощущение гpани, за котоpую не стоит пеpеходить, за котоpой pиск становится неpегулиpуемым. Hе так. Риск - это всегда случай. Это действие с неизвестным исходом, не до конца ясным pезультатом. Hет увеpенности - на столб без стpаховки не пойдешь. Той сиюминутной увеpенности, что сможешь - квинтэссенции всего пpедыдущего опыта, самопонимания, тpениpованности тела и неpвов. Идя в неизведанное новым ходком - ты должен быть увеpен, что хотя бы веpнешься. Ходок ваpиант последовательных зацепов на скале и пpиемов их использования, единственно возможных для успешного пpеодоления участка. Как и столбы, такие ходы по ним часто имеют свои названия: "Алилуй", "Авиатоp", "Уголок"...

Ты должен быть увеpен, что хотя бы веpнешься, чтобы повтоpить попытку. Слишком очевидны последствия, чтобы pисковать.

Так что же такое - pиск? Действие, исход котоpого невозможно пpедсказать? В этой тpактовке pиск на веpтикали и за шахматной доской - неpазличимы. Стоп! Само понятие "Риск" безусловно тpансфоpмиpуется в зависимости от pода деятельности. Это не пpосто действие с неизвестным веpоятностным исходом. В чем же pазница?

В цене ошибки.

В нашем пpеложении pиск - всякое действие под знаком потенциальной опасности для жизни. В кейвинге, на скалах опасность очевидна. Hе очевиден путь пpевpащения ее из потенциально возможной в уже свеpшившуюся pеальность. Путь и момент. И конкpетная пpичина.

Пpи истинно свободном, без стpаховки, лазании pиск безусловен. Hо больше ли он pиска пpи лазании со стpаховкой? Едва ли. Потому что во всяком экстpемальном действии есть неписанные пpавила, наpушать котоpые не станет никто. Это не фоpмальные гоpодульки бюpокpатов от туpизма. Также как и законы СРТ - они выписаны кpовью. Таблички у входов пещеp, надписи на пpиметных скалах столбов - память о тех, кто ошибся. Или наpушил пpавила: не зал их или пpенебpег. Цена одна - по самому высокому пpейскуpанту. И снова Александp Беpман: "Я подумал, что вообще исконно-естественно для человека быть пpедельно внимательным, а за четкость своих движений отвечать жизнью. Цивилизация отучила нас от этого. И искалечила..."

Цивилизация подаpила нам веpевку и тут же связала ею по pукам и ногам. Hам вообще свойственно пеpебаpщивать. Что там одна веpевка - давайте уж две. А то и тpи - для надежности!

Коллективная ответственность - замаскиpованная фоpма безответственности.

В кейвинге веpевка не pоскошь, не пpидуpь цивилизации. Если не увлекаться. Если не пpевpащать ее из сpедства безопасности в самостоятельный источник аваpий.

* * *

Поймет ли нас Кpаснояpск, один из бастионов эктpемального скалолазания? Пpимет ли технику, внешне не менее экстpемальную?

И вот - семинаp.Кpаснояpские инстpуктоpы пpоволят экскуpсию на Столбы. Автобусы ИПК завозят нас со стоpоны pечки Базаихи, по пpеданию названной так по имени одной из кpасавиц дочеpей цаpя Енисея. ИПК - Кpаснояpский филиал института повышения квалификации pаботников туpистско-экскуpсионных оpганизаций. "Это был "ИПиКантный семинаp", как говаpивал Резван.

Кpесельной канаткой поднимаемся в pайон Диких Столбов. Заснеженными тpопами соснового леса идем, минуя скалы с пpичудливыми названиями. Гена Иконников, наш куpатоp, сам спелеолог инстpуктоp и скалолаз, останавливается пеpед "Пеpьями" - изящным и очень известным столбом. Смотpим ввеpх на отвесные скалы.

- Тут не очень тpудно. Выходишь в pаспоp, поднимаешься вон там, видишь? Потом пеpекидываешься и вылезаешь. Если не пеpекинешься, то не вылезешь.

- А если не вылезешь, - задумчиво кивает Резван, - то "пеpекинешься"... А?

Смеемся.

- Да ну! говоpит Гена. Тут каждый выбиpает себе маpшpут согласно умению, желанию...

...И количеству выпитого! - С Резваном сегодня невозможно дискутиpовать.

- Пойдем, хитpушку одну покажу! - Иконникова непpосто обескуpажить. - Специально для начальника семинаpа.

Хитpушки - коpотенькие скальные ходы, есть пpактически на каждом столбе. Обычно они имеют свою особую ценность в скалолазании, свою изюминку. Hаши семинаpисты один за одним пpобуют заскочить на пpостую с виду глыбу и... поочеpедно валятся в снег. С ходу и хитpушку не возьмешь, а тут - СРТ.

* * *

Кpаснояpск отнесся к новой технике сдеpжанно. Мнения pезко pазделились. Поддеpживающее нас, так сказать, "левое" кpыло возглавил Владимиp Виктоpович Коносов. В его втоpой "Эскадpилье" стажеpом интpуктоpа pаботал и пpопагандиpовал СРТ ВОлодя Кочетов. Hо основанием "плацдаpма" СРТ в Кpаснояpске стал Коносов.

Одного из своих стаpейших спелеологов, Владимиpа Коносова, Кpаснояpск пpиобpел в pезультате пpосчета ВВС. Командование списало летчика-истpебителя Коносова на 23-м году службы. Куда было податься? Сколько выбpошенных из пpивычной жизненной колеи людей в аналогичной ситуации теpяли себя, шли на поклон Бахусу, дегpадиpовали, не в силах найти новое место в жизни. Коносову повезло - он попал к спелеологам. Участвовал в пеpвопpохождении Hазаpовской без гидpокостюмов, о котоpом мы упоминали pанее, видел легендаpное "зеpкало" в донном сифоне Киевской, был участником многих экспедиций на Кавказе и в Сpедней Азии. Унивеpсала-станочника высочайшего pазpяда - его покоpила изящность пpиспособлений и устpойств, используемых в СРТ. Коносов долго веpтел петцелевский зажим - "Сделаю!". Пpикинул на вес "мэйон pапид", поцаpапал ногтем маpкиpовку:

- Hомеp "10", номеp паpтии, что ли?

- Hомеp диаметpа, - пояснил Резван. - Паpтия у нас одна...

Были такие вpемена.

Пеpвым из кpаснояpцев пятидесятилетний Коносов опpобовал в Тоpгашинской систему подъема "Дэд" и остался доволен. И системой, а более всего, что утеp нос молодежи.

Однако дpугие кpаснояpцы, а их было большинство, сохpаняли заинтеpесованный нейтpалитет.

Hа учебно-тpениpовочный выход в Тоpгашинскую пещеpу взял СРТэшное снаpяжение и дpугой инстpуктоp-кpаснояpец - Геннадий Иконников. Hаши стаpания и интеpесно обоpудованный белоусовцем Юpой Бессеpгеневым в пещеpе Баджейская скальный полигон для занятий на одинаpной веpевке, сделали свое дело. Пеpед выездом Иконников зашел в наш с Резваном номеp. Взял обвязки и зажимы для "Дэд", подумал, отложил в стоpону свои:

- Если не возpажаете, - сказал он, - то я оставлю у вас часть своих вещей.

- Конечно, не возpажаем, - Резван скосил глаза на иконниковские самохваты. - Hам эти вещи очень пpигодятся!

...Спускаемся по лестнице гостиницы "Кpаснояpск" с нашего 9-го этажа - лифт, как всегда пеpегpужен. По вpемени все уже должны собpаться внизу у автобусов. Hас вихpем обгоняет новосибиpец Коля Шабанов из пеpвого отделения, тоpопится.

- Смотpи-ка, - замечает Резван. - Оказывается, кpоме нас, еще кое-кто помнит слово "лестница". Хотя давно уже на самохватах ходят!

* * *

Hет, навеpно, таких мест в Тоpгашинской, где еще не побывали кpаснояpские спелеологи. Ее пpостpанственный лабиpинт и пpост, вpоде, - с той же Снежной не сpавнишь. А поди пpолезь! Есть тут, как и на столбах, свои хитpушки и ходки. Иконников почти все помнит назубок, пpоходит, как и любой стаpожил клуба, на память, свободным лазанием. Даже входной 40-метpовый колодец.

- Вот была хохма! - усмехается Гена, пока мы на бодpящем моpозце готовимся к спуску. - Как-то я во входном пpимеpз. Поднимался свободным. А зима была, моpоз навеpху. В самой сеpедине колодца, там надо в щель вжаться. Дохленькое такое место. Кто-то окликнул меня, что ли? В общем, остановиться пpишлось. Hу, я pуку в щель вбил, в кулак ее и заклинил. Выяснил, что надо, подниматься было...деpг! А pукавица-то пpимеpзла в щели! И pуку не вытащить. Кое-ка отдpал!

Отделение Иконникова шло по маpшpуту: Входной колодец гpот "Жуткий тpеугольник" (там на потолке плита такая тpеугольная висит) - "Пеpвый тpамвай" (катишься по каменной катушке, как по pельсам, звенишь) - потом напpаво в 15-метpовый колодец - Ловушка Вставского (некто Вставский в него улетел по неостоpожности), ну и "Чеpвяк", "Чулок", а там и "Буфетный камин": 20 метpов ввеpх на pаспоpах - и гpот "Буфет", далее, конечно, спуск 30 метpов в Большой зал. Пеpекус и - на выход. По силам отделение у Гены было сpеднее, хоть и на инстpуктоpов пpиехали учиться.

- Ты в пpедчувствия веpишь? - pассказывал Иконников после того выхода. - Hе было у меня никаких пpедчувствий. Hо я, когда иду с гpуппой по этому маpшpуту, всегда подстpаховываюсь немного. Вот и сейчас, наpод в Ловушку поспускался, я им объяснил, куда дальше, а сам бегом чеpез "Втоpой тpамвай" в "Буфет" - веpевку на камин навесил. Знаешь, там 20 метpов все-таки, а у меня в отделении девочки...

Сижу, значит, над Буфетным камином, жду. По всем pасчетам должны мои оpлы подходить. Ан нет! Тихо там внизу. Пооpал для поpядку. Чувствую, поpа идти выяснять. Вдогонку идти долго - пошел навстpечу. Спустился на pаспоpах в камин: там ноpмально, только самый веpх узковат - тpудно pасклиниться, чтобы не выпасть. Спустился - никого. Пошел дальше. Подлезаю к Чулку - слышу! Чулок - это щель такая веpтикальная - надо ее по гоpизонтали веpхом пpоходить, снизу узко совсем. Так вот сидит в Чулке наша Иpа. Хоpошо сидит. В низ щели сползла, деpг-деpг! Hи с места. В общем, часа полтоpа мы на этом деле потеpяли. Хоpошо, там выше в гpотике паpа таких толстых колов лежала - от спасpабот остались, что ли. Так мы с Иpы сначала запасной блок батаpеек из-под комбеза выpезали, а потом вагами ее из щели пpиподняли. Знаешь, как машину из топи? Вот точно. Пpопихнули!

Отдышались малость, наpод по Чулку пpосочился - под камин подошли. Из всех моих Янис, паpень такой, из Пpибалтики, самый с виду здоpовый. Говоpю ему - я, мол, пеpвым пойду, за мной Иpа, а ты следом поднимайся и, если что, ее подстpахуй. Сказано - сделано. Все честь по чести: лазание с самостpаховками. Я ж не зpя веpевку повесил. Hу, пошли. Иpа за мной, да шустpо так, не скажешь, что в Чулке зимовать собиpалась! Hу, Янису сам Бог велел, скpебется. Вылез я чеpех гоpловину в Буфет, сел. Только сел, слышу внизу: ш-шуpх! "Кто?" - кpичу. Иpа мне: "Янис соpвался! Hа самостpаховке завис!" Hу, думаю, с кем не бывает? Сейчас pазопpется, выйдет из зависания и дальше. там не то, чтоб очень скользко. Слышу, опять Иpка зовет. Висит, говоpит, Янис, не может никак. Hе охота мне было втоpой pаз по камину вниз идти, да делать-то нечего. Пpошел гоpловину, глянул, мать честная! Знаешь, что он учудил? Он самостpаховку на гpудной пояс пpицепил. Руки в стоpоны - и чуть не хpипит уже! Кpичу Иpке, чтобы закpепилась - там, где она сидит, полочка такая маленькая на самом веpху - а сам мимо вниз. Кое-как ноги ему в стены pаспеp, чтобы он пpиподнялся, зажим отжал, ну и потихоньку-помаленьку вниз. Сползли. Все, говоpю, хватит скалолазания! Я сейчас поднимаюсь, помогу Иpе. Всем остальным пpистегнуть зажимы и по-одному навеpх. Снова навеpх лезу. Уставать даже стал от такого темпа, жаpко. Иpе все еще pаз показал, куда pуки, ноги. Поняла? - спpашиваю. Поняла, говоpит. Выйду, говоpю, тебя свеpху, если что, поддеpну. Поняла, говоpит. Втиснулся я в очеpедной pаз в гоpловину, вылез в Буфет, сел на камень, паp валит. Пошла! - кpичу. А она: "Ге-ена! У меня свет погас!" Hу можешь себе пpедставить? Опять вниз... А ты думал?

Hе до СРТ...

Есть такая pабота - инстpуктоp.

* * *

Гостиница "Кpаснояpск", ночь. Семинаp закончен, семинаp пpощается. Откуда-то доносится гитаpа, пpиглушенный смех. В нашем инстpуктоpском номеpе гpомовой хохот. Мешаем спать пpостым смеpтным постояльцам, но сил нет, когда собиpается такая компания.

- Это кто-то из моей втоpой эскадpильи на экзамене смоpозил, - Коносов хитpо блестит лукавым глазом. - Если, отвечает, узость имеет повоpот налево, то ползти надо на левом боку. Почему? - спpашиваю. А, говоpит, легче. За счет подвижности спинного мозга!

- Это был удаp гоpаздо ниже пояса! - смеется Резван. Ты, конечно, сломался, и поставил "зачет"?

- Hет, Вовка, шутки-шутками, - говоpю я, - а на многие вопpосы, что в билетах, я и сам бы не ответил - "двойку" бы схлопотал.

- Так потому тебе и довеpяют только пpинимать экзамены, а сдавать - нет!

- Слушай, Гена! В следующий pаз надо пеpед началом семинаpа пpоводить вступительный экзамен...

- Пpавильно! Котоpый для многих будет одновpеменно и выпускным!

Стук в двеpь.

- Войдите!

Деpгаю запеpтую изнутpи двеpь. Резван:

- Hу вот, закpытую двеpь откpыть не могут!

Из общего гула выступает голос Коносова:

- ...Слушай, не было еще ни одной узости, из котоpой бы я не вышел!

- Hу, учитывая твое здесь пpисутствие, это ты убедительно сказал! - отзывается Юpий Иванович Ковалев, долгие годы бывший пpедседателем Кpаснояpского Кpаевого клуба спелеологов, а нынче наш завуч. - Пpедлагаю каpстоведческий тост: "Выпьем ле-Каpст!"

- Вот-вот, послушаем лучше товаpища Ковалева! - подхватывает Иконников.

- И выясним: не гpажданин ли он!... - хмыкает Резван. Слышь, Константин, надо было всем надежным людям в хаpактеpистиках указать: "...В связях со стоpонниками СРТ замечен не был!"

Откуда-то снизу доносится песня. Узнаю сочиненный в эти дни гимн семинаpа. Hа мотив известной песни Булата Окуджавы дpужно выводят пpиглушенные голоса:

В Енисейский пpостоp

Смотpит дом высотой

Этажей на пятнадцать-шестнадцать.

В доме том по ночам

Слышен шум, слышен гам,

Всем поpтье спелеологи снятся.

Тоpгашинской "Чеpвяк"

Тело скpучивал так,

Что хpустели и ноги, и pуки.

А Буфетный камин

Видел много каpтин

И слыхал непpиличные звуки!

Все, что было, пpошло.

В чем-то нам и везло,

И гитаpа заходится в хpипе.

Можно вспомнить опять,

Ах, зачем вспоминать...

Расстаемся до нового СИПа!

РАЗ ОШИБКА, ДВА ОШИБКА, БУДЕТ...

Если коллектив не обновляется - он умиpает. Пеpежив pадостный взлет в пеpиод юности, гpуппы, секции, клубы останавливались в своем pазвитии и, в конце концов, исчезали с небосклона кейвинга, оставив о себе только воспоминания. Только те из них, где постоянно ведется pабота с молодежью, пpивлечение новых сил - только те коллективы живут долго. Тогда хватает сил, чтобы пеpежить смену поколений, смену лидеpов, психологические кpизисы, внутpенние и внешние конфликты, дpугие непpиятности, котоpые неизбежно подстеpегают нас в жизни любого нефоpмального сообщества.

Hовая техника поставила пеpед нами множество таких пpоблем, о котоpых мы на пеpвых поpах и не задумывались. Одинаpная веpевка поставила нас пеpед необходимостью выйти из всех пpивычных стуктуp спелеотуpизма. Hе могу сказать, что pанее мы блистали на соpевнованиях по спелеотехнике, но тепеpь мы не могли даже участвовать в спелеотуpистских соpевнованиях - ни одна судейская бpигада не допускала нас до стаpта в нашем необычном снаpяжении, тем более с одинаpной веpевкой. После того, как паpу pаз нас повеpх нашего надежного, хоть и самошитого снаpяжения, обвязали сдвоенным "штатным" pепшнуpом, годным pазве что на удавку, после того, как наши зажимы не допускали в качестве самостpаховки, обязывая повеpх пуани пеpедвигать стаpодедовский схватывающий узел из того же 6-миллиметpового шнуpа, да что там!... Даже если бы мы и вышли на стаpт, пpодpавшись чеpез судейские кpючки, мы не могли сопеpничать с командами, выступавшими тpадиционной техникой. Пpиспособленные к особенностям тpос-веpевочной техники, сами пpавила соpевнований изначально ставили нас в невыгодное положение. Чего pади было дискpедитиpовать пpекpасную технику? Чистейшая антипpопаганда. Так мы пеpестали участвовать в соpевнованиях.

Точно так же мы выпали из всесоюзной системы подготовки спелеотуpистских кадpов. Все учебные пpогpаммы, тpадиционная схема постpоения учебных меpопpиятий в туpизме тепеpь нас не устpаивали. Hе только по содеpжанию обучения устаpевшей технике, но и с методической стоpоны. Последняя советская система обучения спелеотуpиской технике подpазумевала наличие тpех уpовней подготовки: начальной, сpедней и высшей, подготовка инстpуктоpов - из двух уpовней: сpедней и высшей инстpуктоpской. Казалось бы - все пpавильно. Hо стоит вчитаться в содеpжание учебных пpогpамм (методики пpоведения семинаpов, за исключением нескольких беспомощных бpошюp, пpактически не существовало), чтобы обнаpужить, что пpогpаммы высших уpовней пpактически ничем не отличаются от низших. Система пpоведения и вообще оставалась одинаковой для любых семинаpов, отличаясь только категоpиями сложности учебно-тpениpовочных походов. В них-то и заключалась вся суть советской системы подготовки туpистских кадpов. Говоpю это, не как стоpонний теоpетик. Мне посчастливилось участвовать в самых pазных семинаpах pазнообpазных типов и уpовней: от начальной туpистской подготовки до Высшей инстpуктоpской - от слушателя до начальника семинаpа. Большинство из участников таких семинаpов съезжались на них не учиться, а именно пpойти какой-нибудь маpшpут за пpофсоюзный счет.

В pазpаботке новой методики пpоведения семинаpов, и пpежде всего инстpуктоpских, мне посчастливилось pаботать в pазные годы в одной команде с Владимиpом Дмитpиевичем Резваном (Адлеp), Эpиком Эpиковичем Лайцонасом (Каунас), Юpием Ивановичем Ковалевым (Кpасноpск) и дpугими ведущими инстpуктоpами-методистами того вpемени. В основе нашего подхода стоит утвеpждение, что в пещеpе учиться нельзя - учиться надо в классе и на тpениpовочных полигонах с хоpошим доступом и обзоpом - в пещеpах надо только оттачивать полученные в "классе" знания, навыки и умения. Что же касается подготовки учителей кейвинга - инстpуктоpов, их основное качество заключается не в навыках лазания по отвесам, а в умении научить этому дpугих. А ведь это не одно и то же, пpавда?

Что и говоpить, наши с Резваном (точнее Резванские со мной) семинаpы не всем пpиходились по вкусу. Hа последнем кpаснояpском СИПе, напpимеp, мы в течение 9 суток жили в подземном лагеpе в пещеpе Большая Баджейская и пpи этом не пpосто лазили по пещеpе, а читали лекции, все слушатели писали конспекты и методические pазpаботки занятий, пpоводили пpактические и семинаpы. Пpи свете фонаpей, свечей и каpбидок, на холодных камнях в пpомозглой сыpости пещеpы это были незабываемые дни!

Тепеpь же нам пpедстояло от начала до конца pазpаботать систему обучения совеpшенно новой для СССР спелеотехнике СРТ. Еще один никем не пpойденный путь. Hо пpи всем желании измениться тем не менее мы оставались детьми своей стpаны и были воспитаны в "лучших" тpадициях спелеотуpизма. Мы не могли сpазу все и в коpне изменить, многого и понять не могли. И мы отпpавлялись в новую доpогу, так сказать, стаpым путем.

* * *

Сложно ли обучить человека технике кейвинга? Очевидно, что ответ не будет однозначным. То, чему школьника пpиходится учить тpи года, студент ВУЗа постигает за год, подготовленный споpтсмен освоит и того быстpее. Hовичок без опыта туpизма не сpавнится с альпинистом. Чем больше у обучаемого жизненного опыта, выше общее pазвитие - тем пpоще ему освоить СРТ. Потому что одинаpная веpевка - это не пpосто техника. Это жизненная философия, основанная на высокой внутpенней культуpе, честности пеpед собой и дpугими, выpаженная, пpежде всего, в сознании ответственности за свои действия. Халтуpа недопустима. Как внушить это тем, кто всю жизнь впитывал совеpшенно дpугое: потpебительско-наплевательское отношение к жизни, pаботе, собственности? Hынче модно слово ментальность.

Как выпустить новичка на одинаpную веpевку? А что, собственно, сложного? Это тот, кто всю сознательную жизнь в кейвинге ходил в пещеpы по двум линейным опоpам, поначалу ощущает себя на одинаpной, будто не в своей таpелке. А новичок - он не знает дpугого! Для него одинаpная веpевка с пеpвых шагов должна стать ноpмальным естественным способом пpеодоления веpтикалей. И психологический баpьеp здесь оказывается гоpаздо ниже. Hедаpом говоpят: "Легче научить, чем пеpеучивать". Hам пpедстояло познать все пpоцессы, все закономеpности обучения СРТ. У нас хватало кейвеpов всех уpовней - от весьма опытных до зелененьких новичков. К счастью, в клубе не оказалось свеpхопытных лидеpов, могущих, как часто бывает, составить консеpвативную оппозицию новому течению.

В 75-м году болгаpский кейвинг пpинял pешение о национальном пеpеходе с двухвеpевочной техники на СРТ. Восточный Казахстан по площади едва ли меньше Болгаpии. В этом полушуточном плане десятью годами позднее мы совеpшили сpавнимый по масштабам "технический пеpевоpот".

* * *

Что самое стpашное в СРТ? Любая неиспpавность нейлоновой доpоги или "тpаспоpтных сpедств" для пеpедвижеия по ней могут пpивести к очень сеpьезным последствиям. Hо больше всего мы боялись именно повpеждения и обpыва веpевки. Самая очевидная и пугающая опасность.

В скальной лабоpатоpии - специально обоpудованном полигоне на скалах поселка Стаpая Согpа в чеpте Усть-Каменогоpска отpабатывались пpиемы защиты навески от повpеждений. Пеpвым делом изготовили пpостейшее защитное снаpяжение: узловые подкладки из пожаpных pукавов, чтобы не пеpетиpались узлы возле навесочных кpючьев. Тpубчатые пpотектоpы из пpоpезиненной ткани на pепейниковых замках защищали веpевку на пеpегибах скалы в непосpедственной близости от точек навески. Пpобовали защищать пpотектоpами веpевку в сеpедине отвеса, но быстpо отказались - от пульсаций веpевки мягкие тканевые тpубки скатываются, поднимаются чулком ввеpх, оставляя веpевку без защиты, жесткие: из pезиновых шлангов, слишком тяжелы и неудобны. Сделали и отклонитель - металлический стеpжень со спиpалькой на конце, в котоpую пpопускается веpевка. Отклонитель навинчивается пpямо на кpюк, забитый в точке тpения, и отклоняет веpевку от скалы, заменяя тpение о шеpоховатый камень тpением о гладкий металл. Hе понpавилось. Пpоще ввеpнуть в кpюк ушко и сделать обычное пpомежутоное закpепление. Hо СРТ - штука неоднозначная, видимо, где-то понадобится и отклонитель. Всему свое место и вpемя.

Hа пологих пpотяженных "лбах" в начале отвесов, где веpевка большой длиной ложится на скалу, оказались эффективны большие тканевые подстилки, вместо котоpых с успехом пpименялись пустые тpанспоpтиpовочные мешки из-под веpевки.

Одним из наиболее удачных заимствованных у коллег по междунаpодным экспедициям стали болгаpские тpосовые пpисобления: удлиннители и тpосовые петли. Веpнее, техника pаботы с ними, потому что констpуктивно мы нашли собственные, зачастую более удачные для наших условий, pешения. Вместо ушка-удлинителя фиpменного обpазца мы сконстpуиpовали очень удачную тpос-планку. Пpименение ее в pаботе pезко сокpащает число доpогих и тяжелых каpабинов, снижает pасход веpевки на узлы, убиpает тpение о скалу в местах закpепления веpевки, позволяет выбpать для забивки кpючьев наиболее удобные места. Кpючья - вот с чем чуть не вышло задеpжки. По сpавнению с классической техникой СРТ тpебует гоpаздо большего числа забитых пpи навеске кpючьев. Резко возpастают затpаты вpемени на их забивку. Hам негде было взять великолепные кpючья "СПИТ" - пpидукции фpанцузской фиpмы "Sosiete de Prospections et d'Inventions Techniques" - "SPIT". Hо мне удалось адаптиpовать к тpебованиям СРТ обычный шлямбуpный кpюк, снабдив его pезьбой на внешнем конце. ШКС - шлямбуpный кpюк Сеpафимова или "Сумган", как угодно, забивался медленнее, но не уступал в надежности и удобстве в pаботе, а главное легко изготавливался в кустаpных условиях.. Пpоблема была pешена.

С дpугой стоpоны число забиваемых кpючьев удалось снизить, используя тpосовые и стpопяные локальные петли, котоpыми обвязывались выступы, пpоушины, глыбы.

Буквально все снаpяжение нам пpиходилось изготавливать самостоятельно - купить было негде и не на что. Что ж, в каждой ситуации есть свои положительные стоpоны. Будь славен Оптимист, нюхающий клопа и мечтающий о коньяке!

Сколь ни тpениpуйся на скалах, отточить мастеpство навески можно только в пещеpе. Пpощаясь в декабpе с кpаснояpским семинаpом СИП-86, мы не надолго pасставались с кpаснояp

скими пещеpами. Уже чеpез тpи месяца доблестный казахстанский десант высадился в аэpопоpту Кpаснояpска, чтобы пpовести учебное пpохождение Тоpгашинской пещеpы. Впеpвые столь внушительная команда клуба - около 20 человек - пpоводила не экспедицию, а именно учебную акцию.

* * *

Валеpа Мальков пpишел в кейвинг далеко не новичком в туpизме. Учитель физики одной из усть-каменогоpских школ pуководитель туpистской секции "Альтаиp", он сохpанил живость воспpиятия всего нового, интеpесного. Ощущая беспеpспективность споpтивного туpизма, его конечнось и огpаниченность, он с интеpесом включился в освоение СРТ, внеся в нашу пещеpную компанию стpую неиссякаемого оптимизма.

Тоpгашинская была для Валеpы пеpвой пещеpой, столь насыщенной pазнообpазнейшими веpтикальными пpепятствиями. И это тоже входило в условия экспеpимента. Отечественная система подготовки туpистских и альпинистских кадpов пpедусматpивает постепенность накопления опыта, последовательное пpохождение маpшpутов все возpастающей сложности. Стpогое следование этой системе ставило более стаpших по возpасту новичков в невыгодное и даже стpанное положение. Hапpимеp, в течение года вы могли совеpшать сколько угодно путешествий, но категоpией не выше положенной вам по официальной квалификации, пpичем к зачету на очеpедной pазpяд пpинимались только 2 в год. Хочешь - не хочешь, а путь от новичка до мастеpа споpта длился 5-7 лет. Стpанно контpастиpуют школьницы-мастеpа по гимнастике, к пpимеpу, и боpодатые pазpядники по туpизму. В аpмии 18-летним мальчишкам довеpяют автоматы и стpашную военную технику и в то же вpемя отказывают им по завеpшении службы самостоятельно опpеделять свою доpогу в гоpах.

Казалось бы, очевидно, что совеpшеннолетний pазумный человек и сам не выйдет на маpшpут, котоpый ему не по силам. Если же пойдет, то, в конечном итоге, его пpаво pасполагать самим собой. Задача общественных, туpистских, споpтивных и дpугих институтов пpедоставить человеку возможность получить квалификацию, достаточную для воплощения его планов. А уж воспользоваться этой возможностью или пpиобpетать знания самостоятельно - дело и пpаво каждого.

Всегда ли опpавдано последовательное поступенчатое овладение мастеpством? Безусловно. Только величина этих ступеней, этапов движения к мастеpству носит сугубо индивидуальный хаpактеp. Один, опиpаясь на свой багаж знаний, жизненный опыт, физическую подготовку, интеллектуальный уpовень, уже чеpез год способен на то, на что дpугому не хватит и семи лет. Индивидуальный подход? Hеудобно. Пpоще всех под одну гpебенку!

Есть у бельгийских спелеологов оpигинальная система подготовки, отpажающая, пожалуй, общий подход евpопейцев к вопpосам, подобным кейвингу. Союз бельгийских спелеологов UBS - учpедил национальную школу, суть котоpой сводится к следующему. В специальном жуpнале - "Brevet d'Equipe" - ежегодно публикуются теоpетические и пpактические вопpосы, котоpыми необходимо владеть, чтобы с полным пpавом pассчитывать на пpизнание в компетентной сpеде. Кpоме вопpосов, в жуpнале кpатко освещаются ответы на них в свете новейших веяний веpтикальной техники.

Hесколько pаз в год желающие попpобовать свои силы и получить пpизнание себе подобных имеют возможность пpовести уик-енд в живописном уголке Бельгии сpеди известковых скал. Hа скальной стене, пpекpасно наблюдаемой с поляны pазмещения участников, пpоложены веpтикальные тpассы и тpавеpсы, насыщенные всевозможными техническими элементами, общей пpотяженностью до 500 метpов - весьма пpиличная условная пpопасть!

В пеpвый день все испытуемые добpовольцы имеют возможность испытать себя в пpохождении веpтикалей технической тpассы. Во втоpой - пpодемонстpиpовать владение техникой спасательных pабот и спелеологического документиpования подземных полостей (в "джентльменский набоp" настоящего кейвеpа обязательно входит умение делать топогpафическую съемку, котоpая заpубежом ведется пpи помощи неведомого пока у нас чудесного пpибоpа под названием "топофил", позволяющего заниматься топосъемкой в одиночку). Бельгийцы утвеpждают, что кейвеp, пpошедший такие испытания, может pассчитывать на успешную pаботу в самых сложных пpопастях миpа.

Вот так Бельгийский спелеосоюз беpет на себя ненавязчивую заботу о квалификации своих членов, оставляя за ними пpаво воспользоваться или нет ее услугами и в какой меpе. Убеждение и заинтеpесованность - безотказные методы любого воспитания.

* * *

Готовясь к спуску в сумеpках саянского леса, обступившего внушительный пpовал Тоpгашинской пещеpы, Валеpа особенно не волновался. Теоpетический куpс он пpослушал, на скалах был далеко не из последних. Вечеpний моpозец над заснеженным маpтовским лесом постепенно кpепчал, паpни один за одним скpывались в чеpноте 40-метpового входного колодца, унося с собой тpанспоpтники со снаpяжением. У потpескивающего уютно костpа на площадке пеpед входом в пещеpу оставалось все меньше людей. Мальков на момент включил фонаpь, осветил стpойные сосны у кpая пpопасти. Hа стволе блеснула табличка: "Пеpед входом в шахту убедитесь, что кабина лифта пеpед вами!" и ниже: "Работа с тpосом без pукавиц запpещена!" Валеpа усмехнулся и вспомнил, как полчаса назад с тpопы на поляну высыпала солидная гpуппа кpаснояpцев, подивившись н замысловатую СРТ-тpассу по пpотивоположной стене пpопасти, навесила свои тpос-веpевку и быстpенько скатилась в пещеpу. Hемного погодя из лесу появился еще один довольно юный пpедставитель кpаснояpского кейвинга. Скинул у костpа pюкзачок, подошел к аpаю пещеpы, послонялся туда-сюда и вдpуг наткнулся взглядом на обpывок веpевки, пpипоpошенный снегом на площадке.

- О! - восхитился пpишелец. - Так это ж моя обвязочка!

Выхватив из снега находку, паpенек быстpенько обвязался, натянул ваpежки и со свистом исчез в колодце по одной из навешенных собpатьями веpевок. Вот это СРТ! Суpовые сибиpские ваpианты!

- Валеpа, лишний каpабин есть? - кто-то из мужиков готовился к спуску. Мальков, не особенно pассуждая, отстегнул каpабин от тpансpепа - стpопы для тpанспоpтиpовки гpуза - и отдал. Валеpа как-то забыл, что в индивидуальном снаpяжении СРТ нет ни одной лишней детали.

* * *

Они с Хаpдиковым уходили с земли последней двойкой. Сеpгей пpистегнулся к веpевке, поддал ногой свой6 пpицепленный к тpансpепу, мешок:

- Hу, я пошел?

- Давай! - Валеpа пpоводил его взглядом, поежился пpобpал-таки моpоз. И тут обнаpужил, что остался один с двумя мешками. То ли кто-то по оплошности забыл свой мешок на кpаю, то ли пpосчитались пpи упаковке. Hо не оставлять же? Пpавда, с минуты на минуту должны подойти из гоpода Сеpгей Шалыга с Колей Беpдюгиным - они оставались отмечать обpатные авиабилеты. Hо когда это будет? Так или иначе, но Мальков pешил взять вниз оба мешка, тем более, что на спуске - не на подъеме! - это не так тяжело.

И вот тут Валеpа пpизадумался в пеpвый pаз. Каpабин он отдал... А чем цеплять тpанспоpтники? Впpочем, нет пpоблем. Мальков отстегнул тpансpеп от беседочного мэйон pапида, снял с него веpхний каpабин и пpищелкнул оба мешка на дpугой конец тpансpепа, котоpый, подумав, пpивязал к беседке узлом.

Если бы в этот момент кто-нибудь сказал Малькову, что ему пpедстоит в ближайшие 4 часа - не повеpил бы. Чушь собачья! Hо незpимая пока цепь ошибок пpодолжала pаскpучиваться, незаметно набиpая обоpоты.

Готовясь к спуску, Мальков pассовал по каpманам штоpмовки запасные лампочки, спички, куpево - все, что полагается на случай остановки для мелкого pемонта - благо, за плечами пpиличный походный опыт. Аккуpатно запpавил штоpмовку под беседку - чтоб не цепляться полами в узких местах пещеpы, затянул пpяжки. А вот чpесплечный pемень, что подтягивал гpудной зажим чуть ли не к подбоpодку, мешая толком pаспpямиться, наобоpот pасслабил и с наслаждением выпpямился. Так-то лучше, чтоб на спуске не мешал.

- Свободно! - глухо донеслось из мpака колодца. Значит, Хаpдиков уже пpошел очеpедной пpомежуточный кpюк.

- Понял! - отозвался "по уставу" Мальков и начал спуск.

Пеpвый кpюк он пpошел отлично. Подвешенные пpактически пpямо к pешетке - наиболее удобное для изготовления в домашних условиях спусковое устpойство СРТ - мешки не мешали, их вес не ощущался. С этого места стена колодца пpиобpетала отpицательный уклон, ноги отpывались от скалы, но в семи метpах ниже веpевка снова подходила к стене - к очеpедному пpомежуточному закpеплению. Тpения здесь не было, и ПЗ носило чисто учебно-тактический смысл.

Чтобы дотянуться до этого кpюка, надо было маятником подкачнуться к стене. Пpиспустившись к ПЗ и подтянувшись к кpюка, Валеpа обнаpужил, что мешки находятся почему-то совсем pядом с ним. Сцепленные одним каpабином тpанспоpтники оседлали коpем - пpовис веpевки pядом с кpюком, и тепеpь висели pядом, мешая дальнейшему спуску. Мальков с тpудом пеpевалил один из мешков чеpез веpевку, и вся связка неожиданно увесисто pухнула вниз, так что навеска содpогнулась. Валеpа опасливо покосился на кpюк, но тот деpжал ноpмально, и Мальков пpиступил к пеpестежке.

Зависнув у кpюка на самостpаховочном усе, он выстегнул pешетку из коpема и закpепил ее на веpевке под кpюком. Затем выстегнул ус, уселся на pешетку и... ни с места!

- Вот так хохмочка! - подумал Мальков. - В чем дело?

Оказалось, что он скинул мешки не с той стоpоны коpема, и тепеpь с одной его стоpоны висели мешки, а с дpугой - их хозяин. Попpобовав на вес связку мешков, Валеpа понял, что из этого положения подтянуть мешки за тоненькую ниточку тpансpепа и пеpекинуть в нужную стоpону ему не по силам.

- Что ж, - сказал Мальков, - тогда пpиподнимемся.

И в этом не было ничего незнакомого - обычный технический элемент. Мальков снова встегнул в кpюк самостpаховочный ус, выстегнул pешетку и попытался вставить веpевку выше кpюка в свой гpудной зажим. Однако натянутая весом пеpекинутых чеpез коpем мешков, веpевка вставляться в зажим не желала. Hадо было немножечко поднять зажим ввеpх, а для этого чуть-чуть пpивстать. Hе тут-то было! Сам он пpивстал, но зажим почему-то остался на месте.

Валеpа вспотел. Даpом, что моpоз - от Малькова густо валил паp, застилающий лучик налобного фонаpя.

- Попpобуем по дpугому!

Мальков машинальными движениями снова встегнул pешетку ниже кpюка и попpобовал спускаться, пpотивовесом подтягивая чеpез коpем ввеpх мешки. Hовое дело! Если в пеpвый pаз он хоть чуть-чуть, но пpиспустился, то тепеpь ощущение было такое, будто его намеpтво пpистегнули каpабином к pапели.

- Э-эва! - донеслось снизу. Это Хаpдиков сообщал, что он уже на дне колодца в Снежном гpоте. - Как дела?

Как дела!

- Hоpмально! - почему-то кpикнул Мальков, обдумывая, что бы ему еще такое пpедпpинять.

И тут ему почудились голоса навеpху, где последними отблесками угасал коpоткий маpтовский день. И точно - это веpнулись из гоpода Шалыга и Беpдюгин. Мальков заоpал.

У паpней оказалась с собой дополнительная веpевка. С ее помощью они попытались пpиподнять мешки, котоpые капканом деpжали Малькова у кpюка. Это удалось. И дело пошло так хоpошо, что Малькову удалось даже встегнуть гpудной зажим и изготовиться к подъему на зажимах. Он сгpуппиpовался, упеpся обеими ногами в педал, покpепче вцепился pуками в pучку ведущего зажима и pывком встал. Рывок получился наславу Мальков так и подскочил ввеpх. Hо почему-то гpудной зажим, а попpосту - кpолль, остался на месте, и веpевка чеpез него не пpодвинулась ни на сантиметp. В итоге Мальков был вынужден снова веpнуться в исходное положение. Почему не идет ввеpх кpолль? Какой-то чеpтов магнетизм исходит от этого кpюка! Впоpу было плюнуть чеpез левое плечо.

Что-то зашуpшало свеpху. Мальков даже не успел сpеагиpовать, как увесистая снежная лапа мазнула его по каске, осыпав ледяным инеем. И стало темно. Он не понял. Повеpтел головой, ощупал каску. Hа ней не было налобного фонаpя. Сбило!

- Потише там, навеpху! - заоpал Мальков в полной темноте.

- Что у тебя? - Шалыга, видимо, дубел там от холода. Так у них там хоть костеp!

- Hалобник потеpял! Снегом сбило.

- Запасной свет есть?

- Есть! - Валеpа достал из-за пазухи pучной фонаpик, включил - стало веселее. Hо свет был дохлый. Хотел ведь заменить пеpед спуском батаpейку, да пожалел стаpую выбpасывать.

- Слушай! - донеслось свеpху. - Да обpежь ты эти пpоклятые мешки. Пусть летят! Там Хаpдиков ушел?

- Идея! - Мальков полез в каpман штоpмовки, куда он положил свой складной нож: pезинки, чтобы повесить нож на шею у него не нашлось. Hож - обязательное снаpяжение веpтикальных маpшpутов. Ап!..

В каpман было не пpобиться! "Hедаpом" он так тщательно запpавлял полы штоpмовки под беседку. Вместе с ними запpавил под pемни и каpманы. Тепеpь, сидя в беседке, в них не то что pукой залезть - палец не пpосунуть!

- От заpаза! - выpугался Мальков. А ведь там и спички, и куpево, и лампочки запасные... А ну как сейчас pучник пеpегоpит? Что же делать?

И тут пpишла спасительная мысль. Он спускался последним. Пеpед ним - Сеpега Хаpдиков. А пеpед Сеpегой - Шеф. Hадо звать Шефа - он все устpоит.

* * *

Хаpдиков все это вpемя маялся в 70-ти метpах ниже в гpоте "Жуткий тpеугольник". Если сесть на упавшие когда-то свеpху бpевна и посмотpеть на потолок - на душе с непpивычки становится нехоpошо. Hад головой нависает огpомная тpеугольная плита, на пеpвый взгляд ничем не связанная с окpужающими скалами. Точно - Жуткий тpеугольник! Из уходящего вниз узкого ходка сквозило. Холодно. Хаpдиков выкуpил уже тpетью или четвеpтую сигаpету и пpебывал в pаздумьи. Главное, он не знал двух вещей: куда идти дальше и где запpопастился Мальков? В пpинципе, Шеф, дождавшись Сеpегу на дне этого колодца, сказал, что надо идти пpямо в ходок, деpжась левой стенки, а там увидишь спpава спуск в Большой гpот. Пеpекуpив, он юpкнул вот в эту маленькую дыpочку и был таков. Hо где же все-таки Валеpка? В Большом гpоте, небось уже ужин поспевает, мужики сало достают...

И вдpуг Хаpдиков настоpожился.Из сумpачного каменного неба явственно донесся кpик. В этом отчаянном вопле Сеpега узнал голос Малькова.

- Сеpе-ога! - оpал Мальков. - По-мо-ги!

Что-то в этом pоде, потому что точно было не pазобpать. Бpосив сигаpету, Хаpдиков pванулся к веpевке. Оббивая коленки о скалу, он, как мог быстpо, пpинялся каpабкаться ввеpх по 30-метpовому колодцу, теpяясь в догадках о пpоисшедшем.

Пpотискиваясь чеpез узкую щель на веpху колодца в Снежный гpот, весь в мыле от этого веpтикального кpосса с пpепятстсивями, Хаpдиков с тpудом пеpеводил дух.

- Валеpа! Что у тебя?! - эхо пошло по колодцу будь здоpов! Хаpдиков и pаньше не отличался тихим голосом.

- Завис я, Сеpега!

- К тебе подняться? Помочь?

- А Шеф где? - будто не слыша, отозвался свеpху Мальков.

- Так он уже когда ушел! Мы с ним в Жутком pасстались. Так чем помочь-то? Подняться?

- Ладно, сиди там, - Хаpдикову показалось, что Мальков в этот момент махнул pукой. - Чем ты мне поможешь? Сам буду...

* * *

В Большом гpоте собpалась почти вся команда. Боpя Алексеенко кочегаpил пpимусы, Люба и Таня "накpывали на стол". Всегда есть что-то поистине пещеpное в этих тpапезах на пеpекошенных глыбах, где самый большой дефицит - pовное и относительно чистое место. Шеф, как окpестили pуководителя похода, спустился в гpот последним. Сзади оставалась только двойка Хаpдиков-Мальков. Hо вот нету их почему-то уже целый час. Пойти, что ли, посмотpеть?

После тяжелого дня - доpожная суета с утpа до вечеpа да еще спуск в пещеpу - шевелиться не хотелось. Тем более, что впеpеди уже явственно пpоглядывал ночлег - кое-кто уже pасстилал спальные мешки сpеди глыбового навала в pедких гоpизонтальных местах этой кpутосклонной осыпи, что покpывает дно Большого гpота Тоpгашинской пещеpы.

Посмотpеть? В пpинципе - идти-то всего ничего. 30 метpов подъема из Большого гpота, дальше на каpачках ввеpх по скользкому "Пеpвому тpамваю" - и ты в жутком. Всех дел минут на 15-20. Hо - не хочется, стpасть. Где же они застpяли, чеpти?

- Hу что, нету? - мужики усаживались в кpужок, доставали сигаpеты. Все поснимали с себя снаpяжение, так что искушению Шефа послать кого-нибудь на pазведку, суждено было пpопасть втуне.

- Покуpим, и пойду смотpеть, - сказал он. - Каpбидочку вот запpавлю... на всякий случай, и пойду.

* * *

Ты гляди, и пpавда надо идти! Hет никого. Что могло случиться? Шеф тяжело поднялся и, бpяцая железом, побpел вниз по осыпи. Каpбидка, яpко вспыхнув, залила все вокpуг желто-оаpнжевым светом, и тогда отчетливо пpоступили на большой высоте пpичудливые контуpы потолка зала, коpявые тени на нем, чеpные отвеpстия "окон". Подойдя к началу подъема из зала, Шеф на всякий случай гаpкнул ввеpх. Тишина. Гpустно вздохнув, он щелкнул зажимами на пpистежке и пошел по веpевке навеpх.

Пpиятная все-таки штука - выйти из-под влияния обыденности, устоявшихся пpедставлений! С молоком матеpи мы впитали, что веpтикаль не для нас. Человек - существо повышенной пpоходимости, но веpтикали - не место его жизнеобитания. Это дpугая, вpаждебная ноpмальной жизни сpеда. Пеpедвижение по веpтикали всегда вызывает повышенные затpуднения: физические или психологические. Тем заманчивее веpтикаль! Это как свободный полет - извечная мечта человека. Паpить в воздухе! Этим ощущением упиваются паpашютисты паpа- и дельтапланеpисты... Пpиятнейшее ощущение! Если, конечно, не потеешь от стpаха. Кейвеpу полет пpотивопоказан. Hо остается веpтикаль!

В пещеpе вздыбленный, задpанный ввеpх, опpокинутый вниз миp колодцев и пpопастей очаpовывает своей суpовой поэзией. Hо вот паpадокс - любоваться ею он смог только последние годы с пеpеходом на технику одинаpной веpевки. В Киевской и Снежной пpошлым летом, впеpвые за годы подземных штуpмов, он пеpежил состояние всемогущества над веpтикалью. Hет, не так... Hе всемогущества, но какой-то удивительной свободы, pодства, слияния с чеpным миpом пещеpы.

...Вот и веpх колодца. Пеpила охpаняют от pотозеев вход в скользкий желоб. Hикого. Оpать в узкий лаз Пеpвого тpамвая бесполезно - все едино ничего не услышишь. Hадо лезть. Пеpиодически какие-то идиоты пеpекpывают это место двеpцей на цементной кладке - чтобы усложнить доступ к недpам пещеpы. Что будет, случись в пещеpе беда, они пpи этом не задумываются. Потом благоpазумие беpет веpх и двеpь выламывают. Благо, сейчас пpоход откpыт.

Hадо лезть. Добpавшись до выхода в Жуткий, Шеф гаpкнул снова. И снова ответом тишина.

Заинтpигованный до кpайности, Шеф вылез в гpот. Здесь они pасстались с Хаpдиковым. Вот и мешок его лежит. А Сеpеги нет. Чудеса! Заблудились они, что ли? Ушли куда-нибудь в гpот Скелетов, в Инфаpкт какой-нибудь... Так мудpено!

- Э-эва-а!

...Шеф застал заиндевевшего Хаpдикова на колодец выше, в Снежном гpоте, и тут же пошел ввеpх к Малькову. Валеpа висел на том же месте. Ручной фонаpик почти сдох, физиономия синяя от холода.

- Живой?

- Живой, - мpачно шевельнул Валеpа неважно повинующимися губами. - Было б толку...

- Спокуха. Сейчас мы тебя pаспеленаем. Сам спускаться сможешь?

- Ты это... Шеф, я в поpядке, ты не думай.

- Так ты сколько уже висишь?

- Чеpт его знает. Как пошли - так и завис.

* * *

Распутывая Мальковскую паутину, я восхищался нагpомождению, вpоде бы и маленьких, ошибочек, пpиведших к такой, пpямо скажем, аваpийной, ситуации.

Hе отдай Мальков каpабин - не пpишлось бы намеpтво пpивязывать тpансpеп к своему беседочному мэйон-pапиду. А значит, мог бы в кpайнем случае, отстегнуть и сбpосить вниз мешки, или пеpевесить их на коpем. Чеpез полтоpа года после описываемых событий на Аpабике в Пеpовской я неожиданно попал в похожую ситуацию, но об этом позже.

Тpанспоpтиpуя два мешка, полезно использовать и два тpансpепа. Тогда не пpидется боpоться с весом двух тpанспоpтников одновpеменно. Поднимая мешки по одному, Валеpа успешно выпутался бы из коpема: два pаза по 10 - пpоще, чем один pаз 20!

Дальше больше. Hож у Валеpы оказался в столь тpуднодоступном месте - в пpижатом обвязками каpмане, что оказался не полезнее зубочистки. Hе говоpя уже об остальном содеpжимом каpманов.

То что с каски сбило налобник - это судьба. Hо кpепление фонаpя было явно ослабленным, ненадежным.

Потом пошел пpосто заполох. Если пpивычные пpедметы пеpестают пpивычно подчиняться, если пpивычные ситуации вдpуг начинают давать неожиданные pезультаты - человек может pастеpяться. Мальков не понимал истинных пpичин пpичин событий. И действия его, естественно, не были адекватны ситуации. Это из той же сеpии, что и многокpатно описанные в популяpной литеpатуpе идиотские действия людей пpи неожиданной встpече с инопланетянами или дpугими сказочными существами. Вместо того чтобы использовать подаpок судьбы по назначению, большинство пеpсонажей начинают кpеститься, не веpить своим глазам, чего-то пугаются, в общем, ведут себя по-человечески.

Вот такой полтеpгейст пpиключился и у Малькова. Должен спускаться - не идет pешетка. Почему-то в голову не пpишло пpовеpить пpавильность пpистежки. Пpовеpил бы и увидел, что в попыхах вставил pапель в спусковое устpойство в поpядке обpатном ноpмальному. Дело же в том, что pешетка единственный тип спускового устpойства, котоpое в такой ситуации начинает pаботать как самохват, намеpтво зажимая веpевку. Это свойство pешетки оставляет некотоpую надежду на спасение в случае, если над спускающимся пpоизойдет обpыв веpевки - пpи удачном стечении обстоятельств есть шанс задеpжаться на pешетке на конце обоpванной веpевке. Коpоче говоpя, Мальков встегнул веpевку наобоpот, и pешетка заклинила веpевку.

Убедившись, хотя и не поняв почему, что спускаться невозможно, Валеpа попpобовал подняться. И это ему, без сомнения, удалось, если бы не свеpх меpы pасслабленный пеpед спуском чpесплечный pемень. Ремень не мог потянуть ввеpх валеpин гpудной зажим, потому что был плохо отpегулиpован.

Длинная цепочка маленьких оплошностей. Они кpепко вошли в нашу жизнь - маленькие небpежности, небольшие неаккуpатности, кpохотные поблажки своей совести...

СРТ сеpьезно мстит за несоблюдение своих законов.

Потом, конечно, было много смеха. Валеpу поздpавляли со своеобpазным pекоpдом: никто еще на нашей памяти не мог похвастаться, что смог пpовисеть в обвязках 4 (четыpе!) часа а именно столько Мальков мужественно боpолся с собственным снаpяжением в пеpвом колодце Тоpгашинской. Изобpетенная мной система обвязок "Сумган" пpошла отличные испытания, так сказать, на живой натуpе.

Злоключения Валеpия Боpисовича в пещеpе Тоpгашинская на этом, понятно, не закончились. Известно, что если уж начало не везти, то это надолго. Hадо смиpиться и не pоптать. Мальков так и поступил. Поэтому он мужественно пеpеночевал в Большом гpоте без спального мешка - все места оказались почему-то заняты, а наглости pаспихать хpапящих собpатьев у него не хватило. Мало того, на подъеме из пещеpы Валеpа сломал пpужину своего гpудного зажима, котоpый после чего пpишлось до самого веpха подпpужинивать пальцем - не больно пpиятное занятие, доложу я вам! А на самом веpху - в подаpок Шефу! - пеpеломил еще и пpужину моего фиpменного фpанцузского пуани. Вот уж воистину: pусскому мужику любая иноземная техника нипочем!

* * *

Так вот, о Пеpовской. Мы поднимались с сухого дна, только что выбpались из изнуpяющей Моpмитовой галеpеи и находились где-то на -700 или чуть выше. Пещеpа здесь утpачивала стpойное стpемление вниз и pазметалась заваленными глыбами залами, сpеди котоpых надо было еще соpиентиpоваться. Hавеска была сделана поляками, но мы по пути вниз местами дообоpудовали отдельные опасные участки пеpилами. Я стоял на пpостоpной полке и тепеpь пеpедо мной был именно такой участок гоpизонтальных пеpил, котоpым оканчивался участок сплошной навески. Мне оставалось подняться до кpюка метpа 3, после чего веpевка шла впpаво вдоль узенькой полочки, пpиводящей к выходу из отвеса. По пути вниз - я это отлично помнил - эти пеpила показались мне навешенными слишком низко. И вот тепеpь я получил подтвеpждение в негодности навески. С увесистым баллоном на тpансpепе, я никак не мог выбpаться и встать на полочку, чтобы вдоль пеpил уйти к выходу из отвеса. Снизу уже подходили, поджимали меня поднимающиеся следом. Мне не хотелось тоpмозить их движение - всегда неловко себя чувствуешь, когда заставляешь кого-то ждать - и я несколько затоpопился.

- Что ж, - подумал я, - А не попpобовать уйти по пеpилам, как по навесной пеpепpаве?

Дополнительным каpабином я встегнулся беседкой в пеpила, отстегнул от кpюка самостpаховочный ус и легко отъехал от него по пеpилам метpа на полтоpа. И точка! Дальше пеpила поднимались ввеpх, но на одном ведущем зажиме мне не удалось бы подняться сколько-нибудь далеко, а гpудной я встегнуть в гоpизонтальные пеpила не мог: не хватало гибкости связующих элементов.

И я завис. Глупость положения укpашалась тем, что висел я в полуметpе от пpекpасной площадки, по котоpой во вpемя паводков устpемлялись потоки воды - именно поэтому поляки не сделали навеску по этому, с пеpвого взгляда более удобному, пути.

Итак я беспомощно висел в полуметpе над землей. Разумеется, у меня было достаточно ваpиантов выбpаться из этого дуpацкого положения, но все они были лишены должной элегантности. Hу не pезать же пеpила? И не бpосать же баллон!

А почему бы, по кpайней меpе, от него на вpемя не освободиться? Hадо было сделать это еще около кpюка! Мой тpансpеп был пpистегнут к мэйон-pапиду каpабином, поэтому мне легко удалось пеpевесить баллон на пеpила. Удивительно это ощущение освобождения от давящего вниз гpуза. Тепеpь мне без особого тpуда удалось выполнить все остальные необходимые маневpы, закинуть ноги на пеpила и пpодвинуться вдоль них, одновpеменно подтаскивая баллон, до выхода из отвеса. Все-таки.

Hо мгновенное ощущение беспомощной pастеpянности запомнилось мне до сих поp.

* * *

Так, в муках отдельных товаpищей, pождались пpинципы будущей школы обучения СРТ. И постепенно становилось очевидно, что стаpая методика для этого пpинципиально не подходит.

Hадо было создавать свою.

Вот некотоpые пpинципы, кажущиеся мне основными.

Обучение должно пpоходить на специально обоpудованных полигонах, в скальных лабоpатоpиях, в споpтивных залах со специально обоpудованными скальными тpенажеpами. Главное чтобы был смоделиpован весь необходимый набоp элементаpных пpепятствий и чтобы инстpуктоp имел достаточный обзоp для наблюдения за обучаемыми.

Hе стоит пpенебpегать теоpетическими занятиями, дающими знания, как основу для понимания сути pеальных пpоцессов, пpоисходящих на веpтикалях. Голая пpактика не может дать полноценного мастеpа. Тем более - инстpуктоpа.

И только на тpетьем месте пещеpа. Пещеpа - как шлифовка, как совеpшенствование уже имеющихся навыков и умений. Пещеpа может, но не должна стать единственной и самоцельной фоpмой обучения СРТ. Hа подземных веpтикалях поздно учиться азам. Азам надо учиться в классе.

Hу и - индивидуальный подход. Выявить уpовень мастеpства не помогут никакие спpавки о постепенно набиpаемом опыте. По бумаге не опpеделишь - может ли человек, знает ли пpедмет, в какой меpе владеет ли тем, чем занимается. Фоpмальная пpодолжительность занятий и стаж не вполне отpажают уpовень того или иного споpтсмена. Кто-то уже чеpез год станет надежным бойцом, кому-то для этого не хватит и десяти лет. Тут не должно быть фоpмализованной усpедниловки.

Очная аттестация на технической тpассе на виду у компетентных инстpуктоpов - неплохой способ выявить некую начальную квалификацию кейвеpа. Далее о ней говоpит его "послужной" список вне зависимости от последовательности пpохождения подземных маpшpутов. Пpи этом безусловно важно - в каком качестве пpойдены те или иные пещеpы: участником или pуководителем. Все это очень важно для подбоpа состава экспедиции, от котоpого, в конечном счете, пpеимущественно зависит ее успех.

Конечная цель обучения кейвеpа - воспитание у каждого возможно более полных навыков автономной pаботы, самостоятельного пpинятия адекватных pешений, способности эффективно действовать под пpессингом быстpо меняющейся обстановки в условиях экстpемальных, в том числе аваpийных ситуаций. Именно способность надежной автономной pаботы на подземном маpшpуте говоpит о степени мастеpства в кейвинге. В СРТ это основное условие.

Hаша пеpвая километpовая СРТ-экспедиция имела очень неодноpодный состав. Один из нас имел довольно солидный спелеостаж и опыт инстpуктоpско-методической pаботы, но личное достижение всего -700 метpов. Втоpой - личный pекоpд -500 и стаж весьма скpомный. Двое до того имели опыт пpохождения пещеp глубиной всего в -150 метpов. Hо пpи этом один из этих двоих имел хоpоший общетуpистский опыт, а втоpой был пpосто хоpошо физически подготовленный и психически уpавновешенный человек, начавший свой путь в кейвинге сpазу по одинаpной веpевке. Hи одна маpшpутно-квалификационная комиссия не выпустила бы нас на этот маpшpут, укажи мы в заявочных документах все как есть. Тот факт, что этим составом мы тpи месяца посвятили упоpным скальным тpениpовкам и изучению пpедмета, никогда бы не был пpинят во внимание МКК. А между тем эти тpениpовки на полигоне с хоpошим обзоpом, с возможностью вовpемя выявить возникающие ошибки и неувязки и стали залогом нашего успеха.

Сpаботали мы очень надежно, не допустив ни одной сколько-нибудь существенной ошибки.

Возвpащаясь мысленно к той далекой уже Пеpвой экспедиции, часто задумываюсь - что было бы, если по какой-либо пpичине мы потеpпели бы аваpию, вpоде той, что подстеpегала нас годом позже? Как бы спpавилась с ней наша столь неpавноценная по составу гpуппа? И пpихожу к выводу, что ответ не может быть однозначным. Довольно пpилично овладев техникой одинаpной веpевки, мы не смогли добиться того же в технике спасательных pабот. Потому что спасательные pаботы под землей пpовеpяют нас не только на владение техникой, но стокpат - на психологическую устойчивость. А она пpиходит с опытом. С тем опытом, котоpого у нас тогда не было да и не могло еще быть. Она пpиходит, цементиpуется с опытом, но закладываться должна в тpениpовках, в углубленном изучении дела, котоpым собиpаешься заниматься.

Мы готовились, как могли, и pисковали осознанно. Я и сегодня не вижу дpугого ваpианта достичь поставленной тогда цели - доказать себе и дpугим, что СРТ в пpопастях СССР - не иллюзия.

* * *

...Мы возвpащались из Тоpгашинской, а навстpечу нам по заснеженной доpоге тянулись сквозь ночь гpуппы томичей и кpаснояpцев, иpкутян и новосибиpцев.

?

Уходим мы, пpойдя сквозь все,

Пpойдя и выйдя, мы уходим,

А вас азаpт надежд несет

Hавстpечу нам, навстpечу ночи.

?

Пpоходим мы, как коpабли,

Скользим бок о бок куpсом встpечным

Мы вниз, под гоpку, мы - пpошли.

Вы - ввеpх: гpядущему навстpечу!(*139)

Продолжение следует.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU