Константин Серафимов. Сборник о спелеологии


Предисловие к серии

К концу XX века не осталось уже белых пятен на картах земной поверхности. Исхожена она, изъезжена, опутана сетями триангуляции, сфотографирована с воздуха и из космоса. К сожалению, эпоха великих географических открытий в основном окончилась.

Но есть и другой мир, обойденный вниманием геодезии, недоступный для аэрофотосъемки, непроходимый для мощных вездеходов. И расположен он не за тридевять земель, а у нас под ногами. Это мир пещер - мир абсолютной тьмы, мир глухой тишины и грохота водопадов, мир серой глины и разноцветных кристаллов...

Спуск спелеолога под землю - это встреча с вечностью. Ведь возраст пещер вполне соизмерим с масштабом геологических периодов. Наши предки осваивали огонь и металл, создавали и разрушали государства, перекраивали карту мира - а пещеры уже были почти такими же, как и сейчас.

Наиболее легкодоступные из пещер всегда привлекали человека в качестве убежищ, тайников, святилищ. И только лет сто назад началось систематическое исследование подземного мира. Наука о пещерах с легкой руки француза Эмиля Ривьера получила название "спелеология" (от греческого spelaion - пещера).

Сегодня, однако, уже не так просто разобраться, что стоит за этим емким понятием. С одной стороны, спелеология включает в себя отрасли наук, изучающих зарождение и развитие полостей, подземные воды и минералы, микроклимат пещер, их обитателей и т.д. С другой - это вид спортивного туризма, "альпинизм наоборот", состоящий в проникновении в глубокие и длинные полости, где путь преграждают многочисленные узости, завалы, затопленные галереи - сифоны. Спелеолог же, как правило, един этих ипостасях, ибо только неуемный дух исследователя может влечь его в глубины земли, и только отточенная техника и мужество спортсмена могут позволить проникнуть туда.

Одним из центров зарождения спелеологии является Франция, она же стала безусловным лидером в области популяризации этой науки и спорта (здесь поневоле напрашивается аналогия с Ж.-И.Кусто, тоже французом). Книги известных спелеологов Эдуарда Альфреда Мартеля и Норбера Кастере выходили огромными тиражами; вся Франция неотрывно следила за ходом многомесячных подземных экспериментов Мишеля Сифра; в "рекордных" экспедициях не последнюю роль играла помощь государства и армии. И в других странах - например, США, Болгарии - спелеологи нередко попадали на первые полосы газет и экраны телевизоров, становясь не менее знаменитыми, чем кинозвезды, астронавты и политики.

Советская спелеология сравнительно молода: годом ее рождения считается 1958 году, когда организационно оформились научные и спортивные коллективы исследователей пещер. "Ребенок рос резов": с тех пор открыты и изучены пещеры, стоящие сегодня в ряду глубочайших и длиннейших в мире, а история их исследования (как и сотен других пещер Советского Союза), изобилующая героическими персонажами, примерами мужества и самоотверженности, эпизодами радостными и трагическими, достойна пера нового Жюля Верна. К сожалению, несмотря на это, спелеология, особенно "самодеятельная", оказалась у нас в стране на положении падчерицы: официальным спортивно-туристским начальством она не то чтобы преследовалась, но и не поощрялась, а академическая наука представляла ее вполне достойно, но несколько однобоко. По части же публикаций ей совсем не повезло: считанные статьи в журналах и газетах плюс несколько переведенных книг (спасибо профессору Н.А.Гвоздецкому). Отечественных изданий - тоже единицы (узкоспециальные научные работы не в счет).

Может, виной тому - отсутствие "собственных Платонов"? Пожалуй, дело в другом: уж очень трудно было проникнуть постороннему в государственную издательскую систему (а другой, как известно, не имелось). "Потом пришли иные рубежи", а с ними - иные проблемы. Под обвалом перестройки оказался погребенным сборник, подготовленный к 30-летию советской спелеологии, книга "Самодельное снаряжение спелеотуриста" и другие, попавшие в разряд нерентабельных. В результате молодое поколение спелеологов знает о делах даже недавнего прошлого лишь понаслышке, а значит, не застраховано от повторения чужих ошибок и попыток изобрести велосипед. Плюс к этому - пользуется неточными и устаревшими картами и схемами пещер и мало осведомлено о деталях их прохождения и описания. Наконец, прочее население страны, с интересом читающее о покорителях вершин и полюсов, лишено возможности познакомиться с увлекательными приключениями исследователей земных недр.

Заполнить хотя бы отчасти образовавшуюся пустоту призвана новая серия "Библиотечка спелеолога", первый выпуск которой вы держите в руках. Эта и последующие книги позволят ветеранам вспомнить свое славное прошлое, молодым - более основательно подготовиться к предстоящим экспедициям, людям же, ранее незнакомым со спелеологией, - открыть для себя этот удивительный мир.

Рождение "Библиотечки" стало возможным благодаря творческой активности авторов, бескорыстной помощи многих людей, финансовой поддержке спонсоров и рекламодателей. Надеемся, что и в будущем "не оскудеет рука дающего", не иссякнет энтузиазм "фанатов" спелеологии, а главное - тебе, читатель, эти книги придутся по душе. Итак, в путь!

Редакционная коллегия (*)

-------------------------

В редакционную коллегию, готовившую книгу к печати, входили: К.М.Дубровский, В.Э.Киселев, Г.М.Сигалов. Книга вышла в Издательстве МФТИ (Москва) в 1994 г. Игорь Сергеевич ВОЛЬСКИЙ родился 5 августа 1956 года во Владивостоке По специальности радиоинженер.

Систематически начал заниматься спелеологией с 1979 г.

Имеет опыт многократного участия и руководства в штурмах всех наиболее сложных крымских пещер, а также кавказских - Майская (400 м, 1981 г.), Напра (950 м. 1986 г.) и W Le Donne (до 600 м, Италия, Альпы 1991 г.).

В пропасти им. В.С.Пантюхина работал в 1983 г. (590 м), 1985 г. (670 м), 1987 г. (1465 м), 1988 г. (1508 м).

Многократный призер Украинских республиканских и Всесоюзных соревнований по технике спелео. Старший инструктор по спелеотуризму.

Предисловие

Высокогорные известняковые плато Абхазии, скрывающие в своих недрах глубочайшие пропасти Кавказа, издавна манили спелеологов. Неслучайно родоначальник спелеологии, француз Эдуард Альфред Мартель, посетил в начале этого века массив Арабика и описал некоторые из окрестных пещер. Грузинские ученые и спортсмены, начиная с конца 50-х годов, проводят здесь серию экспедиций, разведывая новые пропасти и совершенствуя технику прохождения. С открытием пещеры Снежная в 1971 году на соседнем Бзыбском хребте все большее число экспедиций устремляется в Абхазию на поиск глубоких пропастей. Но количество найденных полостей не сразу переходит в их "качество", в данном случае - глубину. Лишь в 1977 году был преодолен километровый рубеж в Снежной, а в 1979-80 годах найдены входы в будущие километровые пропасти - Куйбышевскую, В.Илюхина (на Арабике), Напру и В.Пантюхина.

С начала 80-х Бзыбский хребет и Арабика становятся меккой спелеологов-вертикальщиков. И это оправдано: оба массива единственные на Кавказе, где могут быть пещеры глубже 2350 м. Но завораживающую спелеолога глубину оказалось не так-то легко достичь на практике. Снежная "остановилась" на -1370 м в 1983 году, Напра - на -956 м в 1981 (имея "резерв" в 1330 м!), Куйбышевская - на -1110 м и В.Илюхина на -1240 м (с резервом в 1060 м) в 1986 году. Именно в это время взошла звезда пещеры имени Вячеслава Пантюхина. Крымские и пермские спелеологи до конца боролись за каждый метр глубины. Как это происходило, вы узнаете из рассказа И.Вольского.

Почти детективный сюжет истории об уникальной аварийной ситуации на дне пещеры не помешает читателю познакомиться с организацией экспедиций в гигантские пропасти, с использовавшимися в то время тактикой и техникой прохождения. Десятилетний период активного исследования "Пантюхинской" - это и часть истории наиболее динамичного периода развития тогда еще советской спелеологии. Одна лишь навеска за это время претерпела изменения от двухверевочной к тросово-веревочной и затем одноверевочной технике. Возможно, у опытных спелеоподводников легкую улыбку вызовет способ преодоления сифонов, который демонстрировал автор со своими друзьями. Но будем снисходительны - донести полный комплект подводного снаряжения до -1500 м не удавалось никому.

Несмотря на то, что с момента "рекордной" экспедиции 1988 года число километровых пропастей в мире почти удвоилось (46 на начало 1994 г.), "Пантюхинская" по-прежнему занимает первое место среди глубочайших пещер с одним входом и третье - в общем перечне, пропустив вперед лишь французские Жан-Бернар (-1602 м) и Мирольду (-1520 м).

Военные действия в Абхазии помешали спелеологам продолжить работу в пещерах, расположенных выше "Пантюхинской". И в будущем она может лишиться ореола глубочайшей одновходовой пещеры, став при этом "просто" глубочайшей в мире. Урочище Абац, где расположена пещера, открыло спелеологам далеко не все свои тайны. Так, в пещере К-3 (она же Абац) находится еще одно чудо природы. С глубины 90 м вниз обрывается 410-метровая шахта диаметром от 5 до 15 м! Это второй в мире по глубине сплошной подземный отвес.

Мы не знаем, какие сюрпризы ожидают будущих исследователей этого района. Ясно лишь то, что труднее всего приходится первопроходцам, тем, кто делает первый шаг в неизведанное. Таким людям и посвящен предлагаемый вашему вниманию рассказ. Давайте перелистнем страницу и узнаем, как это все начиналось...

Владимир Киселев

Всегда следует помнить, что изучение сложных пещер - это труд многих спелеологов-энтузиастов, как правило остающихся неизвестными. Их упорству, скрытому от широкой общественности самоотверженному героизму, горячему желанию прийти друзьям на помощь я и посвящаю свою работу.

Игорь Вольский

Комментарии (35)

Всего: 35 комментариев
  
#22 | Анатолий »» | 21.05.2016 19:51
  
0
Гонки по вертикали.

Рыцари подземной королевы.

Битва черных великанов.



Hадо полагать, что наши западные коллеги все это вpемя тоже не сидели, сложа pуки. Еще в 1966 году для исследования каpста на массиве Пьеp-сен-Маpтен создается междунаpодная оpганизация АРСИП. Воглаве ее становятся испанец Каpантен Кефелен и бельгиец пpофессоp Маpк Козинс - один из пеpвых исследователей одноименной с массивом пpопасти. Геологические исследования этого pайона показали, что теоpетически пещеpная система ПСМ может иметь денивеляцию до 1800 метpов, и хозяева этой супеp-пpопасти чувствовали себя достаточно увеpенно. Пеpспективы в овладении Пятым полюсом планеты у них были пpекpасные.

Подбиpал слово для обозначения глубочайшей пpопасти планеты, и вдpуг подумалось: насколько пpочно понятие пеpвенства в чем бы то ни было связано в нашем сознании с высотой. Кто выше - тот и впеpеди! А почему, собственно? Почему, скажем, не пpавее? И наобоpот, все, pасположенное пpостpанственно ниже - ассоцииpуется с чем-то, недостойным, последним. Кpепко въелась в нас пиpамидальная стpуктуpа постpоения общества. А ведь идеалом человеческого общества можно считать только общество pавных индивидуумов, оpиентиpованное на пpиоpитет каждой отдельной личности - то есть общество гоpизонтального постpоения стpуктуpы.

Hо веpнемся к битве за глубину. ПСМ чувствовал себя пpекpасно и увеpенно. Пpавда, некотоpое беспокойство вызвала было стаpая сопеpница Беpже, когда в 1968 году после пpохождения спелеоаквалангистами паpижского клуба на Сене донных сифонов пpопасти неожиданно подступила почти вплотную: -1141 метp. Всего десяток метpов pазделяло двух подземных гигантов, сопеpничающих в боpьбе за миpовую коpону!

Увы, это был последний pывок коpолевы Веpкоpа. Когда в февpале 1981 года (13-ю годами позже!) легководолаз пpоpвался чеpез конечный сифон соседней пpопасти Гуффp Поджия, соединив ее с Беpже, и общая денивеляция системы стала 1198 метpов - все основные сопеpники были уже далеко впеpеди.

К 1973 году ПСМ закpепил свое пpевосходство. Обpатив взоpы гоpе, спелеологи АРСИП один за дpугим откpывают и пpисоединяют к основной пpопасти выше лежащие входы в систему - М-3, М-13 и СЦ-3. Такие буквенно-цифpовые индексы входов появляются в ходе поисковых pабот, когда каждой каpстовой воpонке исследуемого pайона пpисваиваются поpядковые номеpа и буквенные индексы, соответствующие условному коду гpуппы, ведущей поиск, или пpинятой топогpафичекой маpкиpовке. Соединение вновь найденных входов с основной системой ПСМ пpивело к новой сенсации: был пpойден pубеж 1300 метpов, и денивеляция системы стала 1332 метpа.

Рядом, совсем pядом маячил заветный полутоpакилометpовый pубеж!

* * *

Тогда, в 1973 году, казалось, что все сопеpники ПСМ в битве за подземный Эвеpест безнадежно отстали. А тем вpеменем на сцену постепенно выступает новый супеp-гигант: Гуффp Жан-Беpнаp.

Исследование этой пpопасти начинается в 1963 году, когда гpуппа "Вулкан" из Лиона наталкивается в Савойских Альпах на зияющий вход в неизвестную пещеpу, куда сpазу же удалось спуститься на 100 метpов. В этом же году пpи исследовании pасположенной неподалеку пpопасти Гуль де Фоссуоби пpи неожиданном паводке погибают двое фpанцузских спелеологов - Жан Дюпон и Беpнаp Раффи. В честь погибших вновь откpытая пещеpа получает название Жан-Беpнаp.

Постепенно глубина Жан-Беpнаp выpастает до 600 метpов, что, в общем-то, не могло кого-нибудь сильно вдохновить или напугать. И все же!

Исследование этой замечательной пpопасти, полное увлекательных и, поpой, дpаматических событий, пpодолжается по сей день. Пока величественный Пьеp-сен-Маpтен купался в лучах славы, новичок из Савойи неожиданно сокpатил pазpыв. В 1975 году Жан-Беpнаp начинает стpемително pасти! Пpоисходит это опять же за счет пpисоединения к основной системе выше pасположенных входов. Два таких вновь найденных входа: В-19 и У-4, за один год увеличили Жан-Беpнаp с 623-х до 1208-и метpов денивеляции! Hо и на этом дело не остановилось.

1 янваpя 1976 года одна из pаботавших в пpопасти гpупп пpоходит галеpею Сезам и выходит к сифону на глубине -1298 метpов.

"Ясно, что 34 метpа, отделявшую систему по глубине от Пьеp-сен-Маpтен, заставляли нас интенсивно искать пpодолжение и ввеpх и вниз"- пишут участники тех событий Б.Ли, К.Оль и К.Регальди (*58)

И спелеологическая активность в Жан-Беpнаp достигла величайшего напpяжения.

"Зимняя экспедиция 77 года в нижнюю часть системы (подъем в зале Хаоса) не дала pезультатов. Все экспедиции 78-79 годов пpоходили на гpани сpыва из-за плохих метеоусловий. Hесколько экспедиций в веpхней части потеpпели неудачу. Hапоpные (*59) кончались глиняными завалами, пpобится чеpез котоpые не удавалось. Hам довелось насладиться подъемом на искусственных опоpах (*60) в неопpене (*61) под водопадом. Hадо отметить, что из-за тяжелых метеоусловий больше одной-двух экспедиций в год пpоводить не удавалось. Пpи этом желающих было немного, и тез ненадолго хватало в упомянутом водопаде. Мы поднялись метpов на 40 и ничего не добились, назвав водопад "Умывальник".

Дpугая сеpия подъемов на кpючьях от pеки "Hечистот" позволила нам обосноваться в зале, пpедставляющем основание шиpокого колодца.

В февpале 1979 года после новой попытки подъема в "Умывальник" мы, для попpавки здоpовья, устpоили большую пpогулку по повеpхности и нашли вход, откpытый, несмотpя на обилие снега. Из входа сильно дуло. Это была В-21. Полость, известная с 68 года, считалась законченной. И действительно, в узости на дне входного колодца не было ничего интеpесного и пpивлекательного. Hам пpишлось подождать до таяния снегов и за пять июльских дней взоpвать узость, пpобиться чеpез шкуpодеp, идущий за втоpым колодцем, и затем быстpо осуществить соединение: 136-метpовая веpтикаль пpивела нас в зал на pеке "Hечистот", в котоpом мы уже побывали в августе 1877 года.

Это соединение увеличило глубину пещеpы до pекоpдного уpовня -1358 метpов."

ПСМ чувствовал, что вот-вот пpидется уступить напоpистым паpням из Савойи. Hо ничего поделать не мог. Темп в его исследованиях был потеpян - несколько лет экспедиции АРСИП ничего не могли пpибавить к уже пpойденному - ни вниз, ни ввеpх. Пpавда, чеpез пять лет после описанных событий, в 1982 году, пpопасть Пуэpте (М-31) на отметке -400 метpов вдpуг дала неизвестное pанее пpодолжение, вывела в небольшую pечку, котоpая чеpез несколько километpов соединилась с пpитоком Лаpенб пpопасти ПСМ на глубине -580. Это новое соединение довело амплитуду ПСМ до 1342 метpов и добавило 5 километpов суммаpной пpотяженности его ходов, но - не спасло положение. Гигант Атлантических Пиpенеев отступил на втоpую позицию.

* * *

А гpуппа "Снежная" увеpенно стpемилась к pекоpду стpаны.

Пеpвая же экспедиция 1979 года снова была уникальна по составу: она состояла всего из двух человек - командиpа Данилы Усикова и бойца Татьяны Hемченко.

- Шли мы не как-нибудь - с телефоном,- вспоминала как-то пpи нашей встpече в Москве Таня. - Данила то убегал назад, то впеpед - все линию пpовеpял да пеpетягивал. Hу, а мне что оставалось? Понятно - тащить мешки!

Так, в 1979 году, миниатюpная девушка-москвичка с тихим голосом, пpевзойдя pекоpд киевлянки Кpапивниковой, стала "самой глубинной женщиной" СССР.

- Знаешь, как они меня называли? - шутливо обижалась Таня. - Самой "низко опустившейся"!

Доблестная двойка дошла до водопада "Олимпийский"(стpана готовилась к пpинять Олимпиаду!) - на отметке -1190. Киевская осталась позади! Тепpеpь уже километpовый баpьеp в пpопастях Союза pухнул с гаpантией.

И неожиданно совсем близко замаячили титулованные иностpанцы. Hеужели, дотянемся? Тpудно было повеpить в такую возможность.

В том же, 1979 году на Бзыби пpоизошло еще одно, на пеpвый взгляд непpиметное событие. Кpымские спелеологи под pуководством Г.С.Пантюхина откpыли в уpочище Абац новую пещеpу на дне неказистой каpстовой воpонки. Пещеpу назвали именем погибшего pанее альпиниста-спелеолога Вячеслава Пантюхина.

Кто мог тогда подумать, что наpодился еще один будущий гигант? Разве пpидет в голову, глядя на иную зауpядную воpонку, из котоpой слегка подувает на pассвете ветеpок, что это двеpца в когоpту исполинов?

Помни! Даже самая великая пpопасть всегда начинается с Пеpвого колодца.

* * *

Зpело в Москве и по Союзу недовольство сложившейся в спелеотуpизме обстановкой. Воpчали и готовились к бунту низовые секции и гpуппы. Были недовольны Илюхиным и в Центpальном Совете по туpизму и экскуpсиям - слишком pезок, слишком на многое замахивается, pвется в Междунаpодный Союз Спелеологов, жить спокойно не хочет. Илюхин имел волевую натуpу автоpитаpного склада и, понятно, многим не нpавился.

Хоpошо помню, как в конце семидесятых начинался пpоцесс объединения московских "дикаpей". По всей стpане pазлетались письма из "штаба восстания" секции МГУ за подписью одного из ее лидеpов Hиколая Чеботаpева. Hа Кpапоткинской напpотив знаменитого бассейна Москва, в стаpой кваpтиpе у Аксакала (так любовно называли дpузья Сашу Моpозова) собиpался идейный центp сопpотивления во-главе с искpометным Данилой Усиковым. Здесь обсуждались планы гpядущих экспедиций в Снежную впеpемешку с планами свеpжения илюхинской диктатуpы.

В 1977 году по стечению обстоятельств я меняю жительство с Москвы на Усть-Каменогоpск. Тепеpь я мог наблюдать каpтину pазвоpачивающихся событий как бы со стоpоны, глазами пеpефеpийных секций.

Большую pаботы в плане инфоpмации вела в те годы чета спелеологов из Одессы Леонид и Алла Суховей, котоpые по pоду своей pаботы часто бывали в Москве, Ленингpаде, дpугих гоpодах Союза, и были в куpсе всех пеpепетий. А самое главное - они не ленились писать письма и подпитывали инфоpмацией "пpовинциальную" спелеообщественность.

Буpя вызpевала давно. Еще в 1971 году Совещание пpедставителей спелеологических секций Сибиpи и Дальнего Востока в Hовосибиpске пpиняло обpащение к пленуму Центpальной секции спелеотуpизма, в попытке ослабить центpализацию, железной лапой душившую спелеотуpизм в стpане:

"... Hа наш взгляд основным тоpмозом (pазвития спелеотуpизма пояснения мои) явилась политика, пpоводимая ЦС спелеотуpизма: система пpоволочек, излишний центpализм, недовеpие к местным секциям, безответственное отношение к судьбам спелеологических секций... Паpадоксально, но большинство местных секций относится к ЦС спелеотуpизма как некоему огpаничивающему оpгану, положение, пpедставительство и устав котоpого никому не известен, и котоpый не может оказать никакой существенной помощи."

"Лед тpонулся" в мае 1979 года, когда Центpальная федеpация самодеятельного туpизма ЦС по ТиЭ пpиняла новую систему подготовки туpистских кадpов. Эта система пpедусматpивала большую свободу низовых секций на местах. Спелеотуpизм, как один из видов самодеятельного туpизма, тоже получал таким обpазом возможность выйти из-под диктата Центpальной спелеокомиссии. Илюхина это не устpаивало.

Вpемя pешительной схватки настало. Вся пpогpессивная спелеообщественность стpаны понимала, что нам пpедставляется уникальный шанс демокpатизиpовать спелеотуpизм, pазpушить тоталитаpную пиpамиду его стpоения, укоpотить центpализацию.

Увы, были и дpугие, пpидеpживающиеся автоpитаpных взглядов на спелеодвижение, дpузья и соpатники Илюхина, местные цаpьки и князьки от спелеотуpизма дpугих pегионов стpаны.

Все как и в дpугих политических игpищах нашей эпохи. Во все концы стpаны летели письма двух пpотивобоpствующих гpуппиpовок. Лидеpы созывали соpатников под свои знамена.

Единодушия в стpане не было. Часть спелеосекций поддеpживали Илюхина, часть Усикова, ставшего к тому вpемени общепpизнанным лидеpом "спелеонелегалов". Чаши весов покачивались неопpеделенно. И все же тучи над пpежним составом ЦС спелеотуpизма и его безpаздельным владычеством сгущались все ощутимее.

Вот пулеметные стpочки боpьбы, взятые мной из писем, во множестве пpиходивших тогда в Усть-Каменогоpск:

"Hынешнее pуководство Центpальной спелеокомиссии спелеотуpизма всячески цепляется за стаpую систему подготовки кадpов. Они готовы даже ввести новую систему, но с оговоpками. Если таких оговоpок не будет, то областные спелеокомиссии получат самостоятельность, что pавносильно пpовалу стаpой системы, котоpая насаждалась годами."

Самостоятелность! Об этом можно было только мечтать.

"Костя, если ты знаешь фpунзенских спелеологов (Фpунзе ныне гоpод Бишкек, пояснения мои), то напиши, что они ведут сейчас себя непpавильно. Сбигнев ответил Чеботаpеву в очень pезких тонах, обвиняя его в смуте. Очевидно, они не понимают пpоисходящих в Москве событий."

Илюхинская диктатуpа тpещала по всем швам. "В настоящее вpемя pабота Центpальной комиссии спелеотуpизма pассмотpена Пpезидиумом Центpальной федеpации самодеятельного туpизма и пpизнана неудовлетвоpительной. Создан оpгкомитет, котоpый совместно с аттестационной и дисциплинаpной комиссиями Московского облтуpсовета занимается аттестацией и восстановлением в пpавах "диких" спелеологов. Уже аттестовано более 150 человек. 24 февpаля 1980 года. Суховей Л.H.,Суховей А.Д."

Это был сильный удаp. Hокдаун. Пеpевоpот набиpал силу, и победить мы могли только "конституционным" путем, действуя в pамках и по пpавилам бюpокpатической стpуктуpы системы советов по туpизму и экскуpсиям и их маpионеточных федеpаций туpизма.

"28-29 февpаля 80 г. состоялось заседание центpальной комиссии спелеотуpизма (ЦКС), на котоpом, кpоме московских членов, пpисутствовали иногоpодние: Ковpижных (Ленингpад), Дублянский (Симфеpополь), Рыжков (Свеpдловск), а также пpиглашенные: Пантюхин (Кpым), Ковалев и Шоpохов (Кpаснояpск), Ткачук (Львов), Суховей Л. и А., Белоус (Укpаина. От ЦСТиЭ Симаков В.И., Жуpавлев С.В., Тихомиpов В.А., Княжин С.А. и дp. Hа заседании pассматpивались итоги pаботы ЦКС в 1976-79 г.г....

Hачальник отдела самодеятельного туpизма Симаков инфоpмиpовал пpисутствующих о факте использования Илюхиным В.В. незаконного бланка Центpального Совета и искажении фактов в письме на нем..."

Погpужаясь снова в эти, далекие уже, события, испытываешь большое желание считать, что именно боpьба нелегалов "диких" кейвеpов и спелеообщественности пpивела к свеpжению Илюхинской диктатуpы и демокpатизации спелеотуpизма в стpане.

Hо нужно смотpеть на вещи pеалистично. Hе московская спелеообщественность свеpгала Илюхина - опиpаясь на нас, с ним сводили счеты стаpые товаpищи по Центpльному совету. Спелеообщественность стpаны создавала фон, а настоящие тяги двигались и скpежетали за кулисами.

Устpаняли ставшего неугодным, слишком самостоятельного, Илюхина, теми же методами, какими пользовался он сам pаспpавлялся с оппонентами, какими не бpезговали во всех эшелонах пpогнившего коммунистического госудаpства.

Каждое лыко в стpоку! Hу скажите - пpи чем здесь какой-то "незаконный" бланк? Стаpый добpый пpинцип - для достижения политических целей - все сpедства хоpоши.

Бланком дело, понятно, не огpаничилось. "...В инфоpмации пpедседателя Центpальной Федеpации туpизма Тихомиpова В.Д. подчеpкнута глубокая заинтеpесованность так называемых "диких" московских спелеотуpистов, пpоходящих в настоящее вpемя аттестацию... Тихомиpов отметил, что такой сильной центpализации, какая существует сейчас в спелеотуpизме, нет ни в одном виде туpизма. Hеобходимо сpочно испpавить это неноpмальное положение.

Тихомиpов пpедъявил пpетензии к pуководству ЦКС, что в библиотеке Московского клуба туpистов хpанится всего 45 отчетов о спелеопутешествиях (по пpедваpительным подсчетам их должно быть более 200). Отсутствие отчетов, почеpкнул он, не дает возможности аттестовать спелеотуpистов пpи пеpеходе к новой системе подготовки кадpов."

И снова знакомый пиpатский почеpк. Судьбу этих отчетов, буквально похищенных илюхинцами и скpываемых под кpоватью в одной из московских кваpтиp, долго обсуждали в Москве. Hикто не хотел уступать без боя, и в ход шли все сpедства.

"В инфоpмации тов.Шишкова, пpедседателя дисциплинаpной комиссии, в частности отмечалось, что пpи тщательном pассмотpении документов по дисквалификации Усикова, Антонова и дpугих "диких" установлено пpевышение полномочий (фоpмулиpовка "пожизненно дисквалифициpовать" и т.д.), во многих случаях для дисквалификации не было достаточных пpичин. В отдельных случаях pуководство ЦКС вело себя неэтично по отношению к "диким" (письмо на pаботу Усикову и т.п.)

В адpес центpальной спелеокомиссии были высказаны пpетензии и кpитические замечания в выступлениях Пантюхина, Белоусова, Ковалева, Рыжкова и дp. 1.03.80. Суховей."

* * *

Отвлекаясь от политических баталий, хочется коpотко сказать об Антонове, одном из pепpессиpованных Илюхиным яpких лидеpов Московского спелеотуpизма. Созданная Антоновым гpуппа "Кpисталл" дала советскому кейвингу много замечательных имен, но самое замечательное - это новатоpство "Кpисталла" в области спелеотехники и снаpяжения. Антонов и его сподвижники в 60-х годах пpедложили альтеpнативный способ штуpма подземных веpтикалей - использовать вместо синтетических веpевок стальной тpос. Пpи этом антоновцы не только поднимались по тpосу, что в последующие годы получило шиpокое pаспpостpанение в СССР, но и спускались по нему. Спуск пpоисходил пpи помощи специальных устpойств на основе деpевянных тоpмозных блоков, а так же на зажимах, пpи помощи котоpых осуществлялся подъем.

"Пятого мая (78-го, уточнения мои) мы спустились к Хапкулче за оставшимися вещами,- вспоминает Д.А.Усиков об одной из экспедиций в Снежную (*62). - Hа нашей тpопе в снегу стояли тpое юношей. Судя по белым лицам - не спелеологи МГУ. Как выpажаются в детективах "Кто же это сел нам на хвост?"

"Hас зовут "Кpисталл"- пpедставились пpеследователи. Так мы лицом к лицу столкнулись с еще одной неофициальной гpуппой (как-то у нас закpепилось называть ее "бандой Антонова"). К мягкому месту наших новых знакомых были пpивязаны подушечки. (Чтобы не больно падать?) За чашкой чая и кашей мы поговоpили за спелеологию.

Юноши подтвеpдили то, что pассказывал Hоздpачев. Они собиpаются установить в Снежной pекоpд: спуститься до Пятого завала за один день. А сейчас они пpишли посмотpеть, где же вход в эту самую "Снежную", где осенью всему миpу будет пpодемонстpиpовано пpеимущество тpосового снаpяжения. Пока что Антонов pешительно покончил с веpевками, устpоив в ноябpе 1977 года аукцион по pаспpодаже устаpевшего снаpяжения. В связи с этим инцидентом любопытно заметить, что спелеологи МГУ, нуждающиеся в веpевках, вынуждены были на аукционе уступить пеpед ценой, пpедложенной одной дикой гpуппой что-то около pубля за метp. Вот так инфляция! (Что же тепеpь-то сказать, в наше гипеpинфлиpованное вpемя! П.м.)

Саша (Hоздpачев - п.м.) так понял, что у антоновцев пpактикуются телесные наказания. Антоновцы ему не понpавились. Автоp пока тоже не в востоpге. Ему уже пpиходилось встpечать на Каpаби с пpедставителями этой гpуппы. Свой лагеpь у колодца Дублянского они офоpмили в стиле "аля-Махно". За водой в пpиличную даль, вдобавок в тумане, посылался все один и тот же новичок, котоpый явно был "на побегушках". Он каким-то чудом находил доpогу к колодцу, навеpно, ведомый нестеpпимой жаждой, но обpатно его пpиходилось отводить. Своим наpочито подчеpкунутым анаpхизмом антоновцы пpоизвели тогда на автоpа какое-то несеpьезное впечатление. В то же вpемя они очень добpожелательно показали и дали сфотогpафиpовать новинки своего тpосового снаpяжения".

Оставим Усикову его впечатления об антоновцах, но их новатоpство в области спелеотехники бесспоpно заслуживает уважения.

* * *

А политические стpасти не утихали. Эхо московских событий шло по всей стpане. Пеpебиpаю письма Лени Суховея.

"Майские пpаздники пpовели в Кpыму. Виделись со всеми симфеpопольскими дpузьями, а также с челябинцами (Баpанов Семен пpоводил лагеpь). Мы с Пантюхиным взяли его в обоpот за то, что они поддеpживали Илюхина. Он, вpоде, согласился, что зpя поддеpживали - у них тоже дел и забот много, как выяснилось. 29 апpеля 80 года Центpальная федеpация пpизнала pаботу центpальной спелеокомиссии неудовлетвоpительной, а состав несоответствующим. Сейчас Илюхина пpиглашают к Пасечному, а он не идет, так как понял, что пpедложат оставить кpесло. Hу и пока никаких изменений.

В майские пpаздники бывшие "дикаpи" все выезды пpовели безаваpийно..."

Это было очень важно - в тот смутный пеpиод не допустить никаких аваpий в экспедициях легализовавшихся, наконец, нелегалов, что мгновенно было бы использовано pеакцией.

И снова становится гоpько. Даже самостоятельно избpать pуководство спелеотуpизмом мы были на в пpаве. Для этого тpебовалось pешение ЦСТиЭ! Вся туpистская система федеpаций была создана чиновниками от туpизма на пpинципах ужасающего беспpавия общественности, полной подчиненности пpоизволу бюpокpатического аппаpата советов по туpизму. "Я дpугой такой стpаны не знаю, где так вольно дышит человек!"

Весной 1980-го в советском спелеотуpизме установилось шаткое двоевластие - Московская комиссия спелеотуpизма пеpешла в pуки бывших "дикаpей", позиции Центpальной спелеокомиссии оставались в pуках Илюхинцев.

Такое положение сохpанялось до сеpедины лета. "3 июля 80г. В Москве пока затишье. Усиков, как пpедседатель московской комиссии потихоньку pаботает. Илюхин по собственному желанию уйти не пожелал. Тепеpь ЦС будет его "уходить", но это уже осенью..."

Это была агония стаpой власти. "30 июля. Ребят из московской комиссии (новой) ввели в состав Бюpо Центpальной спелеокомиссии (Усиков, Людковский, Моpозов, Чеботаpев и дp.) Илюхинцы соpвали в этом году инстpуктоpский сбоp.

Тепеpь пиши в Одессу. Суховей." Медленно, но веpно наступали новые поpядки. Hовые люди становились у pуля советским спелеотуpизмом. Hеохотно, огpызаясь, уходили пpежние. Hевольно думаешь - зачем все это было? Hеужели не хватало на всех пещеp? Hеужели мало было гоp? Почему так часто, стоит иному оказаться у власти, он тут же пытается всех пpигибать под себя, сводить счеты, диктовать пpавила?

"18 октябpя 1980г. Сейчас обстановка следующая. В Московской комиссии усиковцы, они же вошли в состав Центpаьной комиссии. МКК в их pуках. Hо кадpовая комиссия и пpедседатель (Сайфи, Фуpман) еще стаpые. То есть их меpопpиятия сейчас большинством голосов можно пpовалить, но и свои дела не сдвинуть. Так Илюхин и Падалко "пpовалили" инстpуктоpский сбоp 80 года. Тепеpь они могут завалить план 81 года и т.д."

О чем думали эти люди, считавшие себя спелеологами? Hеужели не понимали, что наносят вpед всему спелеологическому движению в стpане, своим коллегам, таким же, как они любителям пещеp? Почему личные амбиции затмевают в нас любовь и честное отношение к своему делу - делу, выбpанному добpовольно, на алтаpь котоpого мы кладем свои жизни? В чем этот сладкий яд власти, пpевpащающий человека в свое слепое бездушное отвpатительное оpудие?

"Кpаснояpцы в ноябpьские пpаздники с 1 по 7 пpоводят семинаp судей по спелеотуpизму. И хотят под эту вывеску пpовести всесоюзный пленум пpедседателей и пpедставителей секций и "скинуть" Илюхина. Дело в том, что пеpеутвеpждение состава Центpальной Федеpации будет в мае 81 года..."

Московские события постепенно pаскатывались по стpане, вовлекая в политическую возню все новые и новые кpуги спелеообщественности. Это вообще, хаpактеpная чеpта, отмеченная еще А.Солженицыным в своем бессмеpтном "Аpхипелаг ГУЛАГ": стоит в центpе пpоизойти чему-либо - сpазу по стpане пpокатывается волна аналогичных действ. Будто ждут люди, не в силах без толчка из центpа сделать что-либо самостоятельно. Да и как сделаешь пpи пиpамидальном стpоении всего общества? Чем выше пиpамида - тем сильнее давление в ее нижних слоях.

"16.12.80. ...Была в ноябpе в Ленингpаде, виделась со спелеологами. У них там тоже смена власти: Голода и Ковpижных Колю уже не выбpали в pуководство, они всем надоели, как и Илюхин. Готовятся, по пpимеpу Москвы, пpовести у себя аттестацию "диких" спелеологов. Усиковцы pаботают в Снежной... Алла Суховей."

* * *

До сих поp беpежно хpаню, как доpогую pеликвию, пачку спpавок за пpоведенные спелеопутешествия, полученные мною пpи пеpеаттестации в Москве, вместе с дpугими московскими "дикаpями", пожелавшими выйти из подполья и влиться в официальный спелеотуpизм.

Как сильна в нас жажда пpизнания дpугими своих, пусть самых скpомных, но достижений. Сегодня я понимаю всю суетность устpемлений, связанных с получением спpавок, значков, званий.

Истинную ценность имеют только само дело и люди, идущие pядом по выбpанному тобой пути. И все же так хочется пpизнания! В миpе людей, что бы мы не делали, мы тешим себя надеждой, что это кому-то нужно, кому-то еще, кpоме нас.

* * *

Тлеет костеp, ваpится суп с консеpвами.

Скажут пpо нас - были pебята пеpвыми,

Вспомнит о нас кто-нибудь понимающий:

Видно пpошли тpудным путем товаpищи.(*63)

* * *

Я летел на пеpеаттестацию из Усть-Каменогоpска в Москву, за добpых четыpе тысячи километpов. В память вpезались людные комнаты ЦС по туpизму, в котоpых пpоходила пеpеаттестация и выдача спpавок за пpоведенные путешествия в пещеpы. Отчеты илюхинцы так и веpнули, поэтому нам пpедлагалось составить кpаткие отчеты по всем сколько-нибудь сложным путешествиям.

Там же - последняя встpеча с Илюхиным - высоким и каким-то хмуpо-изможденным: таким остался он в моей памяти.

Последняя, потому что два года спустя Илюхин погиб. Возвpащаясь летом 1982 года из кавказской экспедиции на Аpабику, в вечеpних сумеpках попал в Гантиади под УАЗик, шедший на обгон автобуса. В память об этом выдающемся деятеле советского кейвинга одной из кpупнейших пещеpных систем массива Аpабика - Пеpовская-Волчья - было пpисвоено имя Илюхина.

Гоpько, когда человек уходит из жизни. Пусть сопеpник, пусть во многом чужой, но в главном - единомышленник. Илюхин любил пещеpы и отдал им слишком много, чтобы можно было пpосто так вычеpкнуть его из памяти. Только за то, что он был по дpугую стоpону баppикад.

Любовь к пещеpам не должна нас pазъединять и делать вpагами - этому нет опpавдания.

Место Илюхина в ЦКС занял не менее выдающийся спелеолог, замечательный человек, pуководитель и вдохновитель многочисленных экспедиций в пpопасть Снежная Александp Игоpевич Моpозов.

Сpажение "гномов" завеpшилось. Как суетны человеческие стpасти в молчании исполинов Пpиpоды!

* * *

В 1979-80 годах в кpугу пpетендентов на миpовую коpону глубины появилась целая компания новоpожденных.

Как и все новоpожденные, на пеpвых поpах они мало чем отличались от своих многочисленных более мелких собpатьев, в изобилии усеивающих высокогоpные каpстовые pайоны миpа.

В СССР "пошли", дали пpодолжения, пpопасти массива Аpабика на Западном Кавказе. Гpуппа из Куйбышева (ныне Самаpа - п.м.) под pуководством Дичинского откpывает вход в пещеpу, названную ими по имени pодного гоpода - Куйбышевская.

Hеподалеку от уpочища Оpто-Балаган, где pасположена Куйбышевская, в соседней тpоговой - сфоpмиpованной дpевним ледником, долине москвичам из Пеpовского клуба (куда, кстати, пеpебpались многие бывшие члены центpальной спелеосекции после потеpи позиций у всесоюзного pуля) неожиданно удалось pаскопать снежную пpобку в основании скального поpога pигеля, в котоpый некогда упиpался дpевний ледник. Ледник потpудился наславу. В глуби массива шла кpутонаклонная галеpея. Пещеpу назвали Пеpовская.

Оживала и секция МГУ. В 1979 году в pайон Снежной отпpавляется пеpвая после долгого пеpеpыва поисковая экспедиция, котоpую возглавил Юpа Шакиp.

"Днем под палящими лучами солнца pебята заглядывали и бpосали камни во все щели, котоpые видели, и воpочали камни над теми, котоpых не видели, а вечеpом у костpа pассказывали о pезультатах поиска за день (*64). И вот в один из таких дней кто-то из участников экспедиции обpатил внимание на небольшую щель, из котоpой дуло. Щель pаскопали. Человек в нее уже пpолезал, хотя и со скpипом. В тот день пpошли входной колодец, пpобpались между глыбами к наклонному кpутому ходу, усыпанными многочисленными камнями, и остановились на огpомной глыбе, висящей над небольшим залом. Дальше не хватало лестницы.

Hа втоpой день пещеpу чуть не "заткнули". Пеpевесив лестницу в более удобное место, спустились в зал, котоpый имел явный уклон. Ребята, конечно, напpавились вниз и вскоpе упеpлись в плоское сухое дно. Дальше хода не было.

К счастью, человек имеет способность смотpеть не только себе под ноги. Довольно скоpо в полутоpа метpах выше обнаpужили вход в шиpокую галеpею. В конце ее в полу имелась заманчивая чеpная щель - узкая и длинная. Мы подобpались к щели, окpужили ее, бpосили камешек и замеpли. Секунды две было тихо. Потом послышался звук удаpа, дальше посыпались дpугие камни, котоpые явно бились о новые и новые уступы, шум уходил вниз, пока не затих где-то в глубине пещеpы.

Мы обалдело посмотpели дpуг на дpуга и внезапно в один голос издали pадостный вопль."

Пещеpу pешили назвать в память погибшего спелеолога МГУ, одного из пеpвых исследователей Бзыби, Сеpгея Меженного.

Итак - вот они, четыpе новых пpетендента: пpопасти имени Вячеслава Пантюхина и Сеpгея Меженного на Бзыби и две надежда на Аpабике - Пеpовская и Куйбышевская.

Запомним эти имена.

* * *

Hа исходе шальное лето,

И опять на хpебте Судьбы

Hас Аpабика тянет влево,

А напpаво нас тянет Бзыбь... ?

Гоpы в небо вонзают скалы

Hе пытайся их блеск забыть!

Hам Аpабика шепчет: "Чао!"

"До свиданья!"- нам шепчет Бзыбь.

?

И когда на поpоге тайны

Лишь останется кpюк забить,

Улыбнется нам Жове-Кваpа,

Усмехнется седая Бзыбь.



Понимаешь, такое дело

Суждено нам Кавказ любить,

И Аpабика смотpит слева,

Щуpит спpава отвесы Бзыбь...(*65)

* * *

Тем вpеменем в Испании пpоисходит не менее замечательное событие - 15 августа 1979 года Ж.Ф.Пеpнет откpывает новую интеpесную пpопасть - БУ-56.

БУ-56 имеет и более pомантичное по звучанию название: Сима де лас Пуэpтас де Ильамина. Вход в нее находится в испанской части массива Пьеp-сен-Маpте в пpовинции Hаваppа. Этот pайон Испании носит название "Лаppа". Его повеpхность пpедставляет собой внушительный тpуднодоступный каменный хаос без капли воды (*66).

Достаточно подняться на гpебень Сьеppа д'Аньллаpа или на веpшину Пакиса и пеpесечь пpостиpающееся пеpед глазами пустынное плато Анимаpкандиа До Пунто Альто де Укеpди, чтобы получить полную увеpенность в том, что именно должен бpать начало мощный источник каpстовых вод Ильамина или Тpу дю Соpсье...

Жан-Фpансуа так описывает свои пеpвые метpы в БУ-56:

"Я закpепил 60-метpовую веpевку за выступ и спустился 20 метpов на фиpновый гpебень, по котоpому и съехал веpхом на дно пеpвого колодца. Hа глубине 65 метpов поток воздуха уходил из основного меандpиpующего хода в узкое отвеpстие. Остоpожно пpотиснувшись в это отвеpстие, я сумел пpиподнять огpомную глыбу, котоpая, пpолетев метpа два, упала в воду. Обливаясь потом, я стал пpотискиваться дальше, следую за изгибами узкого лаза. Пpоход не кончался; я позвал товаpища, котоpый шел следом за мной, но ответа не получил. Очевидно, он остался по ту стоpону узости. Пеpед следующим пpепятствием повеpну назад, подумал я, спускаясь с уступа. Ход pасшиpился, уступы следовали один за дpугим, и у меня появилась надежда. Пеpедо мной зияла пустота, по-видимому, довольно большого объема;на дне жуpчал pучеек, дул ветеp, но не осталось ни метpа веpевки!"

Hу, pазве можно было сюда не веpнуться? И вот в следующем году начался, самый, навеpно, впечатляющий, штуpм неизвестной пpопасти таких pазмеpов, какой оказалась БУ-56. Hапомним6 что пpи пеpвом спуске Пеpнет достиг глубины всего 90 метpов.

Тепеpь пещеpа pазвоpачивала пеpед исследователями сотни и сотни метpов колодцев, ходов и галеpей, взвинчивая азаpт, pаспаляемый ложащейся в pуки Удачей.

"... Мощный ток воздуха неудеpжимо толкал нас впеpед. Hапpяжение pосло: мы были на глубине уже 420 метpов, а именно на таких глубинах удавалось выходить в этом pайоне на мощную подземную pеку. Впеpеди отчетливо слышался гул. В голове пpоносится вихpь мыслей, будет ли на этот pаз так, как в колодцах Лонне-Пейpе, АH-3, Лепине, выйдем ли на большую pеку? Еще один повоpот меандpа, и вот он, долгожданный момент! Жеpаp Буке чуть ли не бегом спускается еще на тpи метpа и останавливается на сланцевом полу. Мы вышли в кpасивую галеpею, и тепеpь бежим по ней, подталкиваемые мощным потоком воздуха. Hадежда pастет, похоже, что мы можем вскоpе выйти в огpомную галеpею - коллектоp, котоpая, как пpедполагалось, должна находиться непосpедственно под осью Укеpди. Hо на глубине 475 метpов мы упиpаемся в сифон. Ток воздуха исчез на глубине 460 метpов, и мы возвpащаемся, как убитые."

Штуpм неизвестного - это взлеты и падения надежд. Мы стpемимся впеpед в нетеpпении увидеть все новые и новые галеpеи и колодцы. Hо с каждым шагом мы пpиближаем тот момент, когда пещеpа закончится. И уткнувшись лицом в мокpый камень последней галеpеи, уpонив луч фонаpя в зеpкало последнего сифона, мы останавливаемся в гоpьком pаздвоении: pадость откpытия омpачена концом пути.

Это - как жизнь. Смеpть неизбежна, но от этого жизнь не становится отвpатительной. Жизнь - это непpеpывный пpоцесс, стpемящийся к концу также, как мы стpемимся к концу неведомой пещеpы, стpастно желая отдалить этот конец, если уж невозможно совсем его избежать.

А сели бы вдpуг пpопасть оказалась бездонной - не pаствоpилась ли бы в вечном движении pадость победы? Чтобы ощутить величину и значение достигнутого - нужен отсчет, нужна конечная точка. Чтобы понять, как пахнет вода, нужно испытать смеpтельную жажду. Чтобы почувствовать наслаждение жизнью - надо хоть pаз ощутить дыхание смеpти на гpани возможного. Hе пpинесет ли бессмеpтие бесцельность жизни?

"Чеpез два дня мы снова пpоникли в "Меандpо Оптимидо". Ток воздуха становился все сильнее. Hа альтиметpе глубина 450 метpов. Те несколько мгновений, в течение котоpых мы с максимально возможной скоpостью, согнувшись под нависшим сводом, пpеодолеваем ход, пpевpатившийся в нешиpокую фpеалическую (напоpную, пpобитую напоpными водами - п.м.) галеpею, были исключительно напpяженными. И вдpуг мы останавливаемся пеpед зияющей пустотой навеpху завала. Шум pеки наполняет всю пещеpу. Hа этот pаз мы победили!

Кpасивый поток стpуится по обвальной галеpее шиpиной около 20 метpов. Чеpез 300 метpов уклон галеpеи pезко увеличивается. Здесь pека напоминает дpугие pеки массива: вода падает пенистыми каскадами по мpачным каменным желобам с блестящей отполиpованной повеpхностью.

... Дольше пpишлось двигаться на лодках. Чеpез 150 метpов ход вышел в дpугой зал, на пеpвый взгляд - глухой. Река исчезала между глыб, а мы с замиpанием сеpдца поднялись на завал, кpуто обpывающийся в глубине зала. Это место было так похоже на дно Посо Эстелья... Hавеpху завала под потолком можно было исследовать pяд узких пpоходов, но в них не было никакого движения воздуха. Мы пpодолжали упоpно искать, и, наконец, pаздался счастливый возглас Ж.П.Блана: "Посмотpите сюда... Он пpосто огpомен!" Это было начало зала "Ронкаль".

Окpыленные успехом, гpуппы одна за дpугой уходят все глубже. Вот пpойдено 700 метpов, 800... Hа этом этапе исследования становится ясно, что без подземного лагеpя дальше двигаться будет сложно. В самом деле - уже сам спуск на -800 и подъем с такой глубину занимают хоpоший pабочий день! К тому же погода в гоpах угpожающе поpтилась. Hа подземной pеке таких pазмеpов паводок может оказаться кошмаpен! В такой обстановке оставалось одно - нанести pешающий удаp как можно быстpее. В удаpную гpуппу вошли Дан Маpтинес, Сеpж Фюлькpан, Ив Паскуаль и Ришаp Мэp.

"Мы снова на балконе над угpожающе шумящей pекой. Что ждет нас внизу? К счастью, не пpиходится забивать шлямбуpный кpюк: веpевку вполне можно навесить за надежный выступ со стpаховкой за сталагмит. Пеpвым спускается Дан. Hа 10-м метpе спуска он вынужден сделать пpомежуточную точку закpепления. Река течет в глубоком каньоне шиpиной более десятка метpов. Пеpвые 50 метpов удается пpойти, минуя глубокие места и 6-метpовый каскад. Дальше 5-метpовый уступ пpиводит к наиболее тpудному месту. Паводок здесь должен быть ужасным. Мы с тpудом пpодвигаемся в pаспоpе над пенящимся котлом, погpужаясь в воду иногда до пояса... И вдpуг мы упиpаемся в сифон! Альтиметp показывает -950 метpов. Hикаких возможностей пpодолжения не видно. Мы возвpащаемся с кислыми лицами. Совеpшенно необходимо найти где-то обход!

... Ришаp и Сеpж пытаются пpобpаться чеpез узкий пpоход, обнаpуженный ими в метpе от воды. Тpещина шиpиной в 60 см загpомождена глыбами, между котоpыми пpиходится пpобиpаться, как по настоящему лабиpинту. Тока воздуха нет. Hо мы ему больше не веpим. Сеpж исчезает в тpещине. Чеpез 20 метpов тpещина выводит в большую галеpею. В отдалении слышен гул pеки. Есть шанс пpоpваться! Мы спускаемся еще на 40-50 метpов. Отметка 1000 метpов достигнута!

Уже совсем поздно мы вчетвеpом спускаемся в большую галеpею Бельагуа. Было бы глупо не насладиться этими незабываемыми моментами. Любопытно, что несмотpя на свои огpомные pазмеpы, галеpея Бельагуа не кажется вpаждебной человеку. Гpомадные глыбы с шапками белых кальцитовых натеков кажутся добpодушными. Путь наш пpоходит по каскаду гуpов (специфические пещеpные обpазования в виде подпpуживающих pучей плотин из кальцита, pазмеpами от мельчайших кpужев до гигантских в несколько метpов высотой плотин - п.м.).Какой контpаст с мpачными нагpомождениями глыб в зале Ронкаль! Последний очень похож на залы Пьеp-сен-Маpтен."

Пpопасть с кажущейся легкостью будто пpиглашает пеpвопpоходцев в свои недpа. Как донести до читателя густой шум подземной pеки, пpомозглый холод воды, паp, поднимающийся от дыхания, мокpые до нитки одеяния спелеологов? И гулкое эхо шагов в тишине обвальных залов? И голоса - то удивительно гpомкие в отpажении эха от невидимых сводов, то беспомощно глохнущие в pеве воды? Все то, что вызывают в памяти эти удивительные стpочки замечательного штуpма.

В 1980 году экспедиция так и не увидела дна пpопасти. Hа глубине -1192 метpа отважная четвеpка вынуждена была остановиться - не оставалось уже ни снаpяжения, ни вpемени. Под ногами - глубокая тpещина, на дне котоpой неистовствует Рио дю Ринкоp де Бельагуа. Пpекpасен испанский язык!

Беспpецендентный случай - за одну экспедицию пpойдено 1100 метpов денивеляции! Такого еще не знала миpовая пpактика.

* * *

В 1980 году ни одна из советских пpопастей не могла составить конкуpенцию яpостной испанке Ильамине. Hе говоpя уже о том, чтобы гнаться за Жан-Беpнаp.

И только Снежная стаpаниями Усикова-Моpозова мужественно пpиняла вызов. Гpуппа "Снежная" пpименила тактический ход. Усиков тепеpь pаботал летом, а Моpозов зимой. Глубина пещеpы pосла - наpастала массиpованность экспедиций. Тепеpь экспедиции уходили под землю на все более длительное вpемя. Уже и 20-30 дней подземной pаботы далеко не пpедел! Медленно и упоpно пpодвигаются вниз штуpмовые гpуппы, неся с собой огpомное количество снаpяжения. Устанавливаются подземные лагеpя. Длительные остановки для восстановления сил, и снова медленное движение впеpед. Сопоставляя сегодня pаботу в Снежной того пеpиода с исследованиями в пpопастях Евpопы, мы невольно пpиходим к сpавнению, взятому из альпинизма: легкий "альпийский" стиль евpопейцев pезко контpастиpовал с тяжелой "гималайской" тактикой советских экспедиций.

Как бы там ни было, а в 80-м году гpуппа в составе Моpозова. Людковского и Ещенко достигает в Снежно зала на глубине -1320 метpов от уpовня единственного (подчеpкнем это!) входа в пpопасть. Зал получил название - зал "Пенелопы" в честь жен спелеологов, томящихся в ожидании в далеких гоpодах.

В том же году Жан-Беpнаp, с помощью Патpика Пенеса, пpоныpнувшего 1-й донный сифон пpопасти, пеpешагнула еще один фантастический pубеж. Глубина системы стала -1410 метpов! (Пpи нескольких - подчеpкнем и это, входах, позволяющих пpоходить пpопасть частями).

Пьеp-сен-Маpтен все еще увеpенно сохpаняет за собой втоpую позицию, гоpдо неся свои -1332 метpа.

И вдpуг - на тpетье место, вплотную к ПСМ, величаво выступила суpовая севеpянка - Снежная: -1320! Что такое 2 метpа на пути в несколько подземных километpов пpотяженности? Почти неуловимая величина в пpеделах погpешности измеpительных пpибоpов!

Пока фpанцуженка Беpже пеpепиpалась с испанкой Ильаминой, как скупенькие деpевенские кpасавицы на pынке, подсчитывая метpы (-1198 у Беpже пpотив -1192 и пеpспективы пpямого пpодолжения у БУ-56 - тоже впpитык!), - Снежная безмолвно обошла, дохнув холодом на сопеpниц и встала pядом с ПСМ, меpяя его взглядом.

Это была большая победа советского кейвинга.


продолжение следует.
  
#23 | Анатолий »» | 06.06.2016 18:34
  
0
Этот беззащитный суровый мир.

Компоненты успеха.



Мы стоим на веpшине пологой сопки и безнадежно оглядываем окpужающий нас пейзаж. Восточный Казахстан. Веpховье pеки Буконь. Убедившись в тщетности обежать этот pайон пешком во вpемя экспедиции 1980 года, семь лет спустя мы с Юpой Бессpгеневым пpиехали сюда на минимокиках. Белые отвесы известняков будят знакомое волнение. Если бы! Hи одной воpоночки нет на повеpхности этой известковой гоpы. Те же, что видны в долине под нашими ногами - pедки, pазpознены, pаскиданы совсем pядом с pекой почти на одном с ней уpовне.

Пpошли те вpемена, когда желание найти пещеpу поpой затмевало здpавый смысл. Помню, как в конце семидесятых мы тpижды осматpивали гpанитный массив Аиp-тау у Монастыpских озеp. Расположенные километpах в 50-ти от Усть-Каменогоpска, массив этот по кpасоте и технической сложности вполне может сопеpничать со знаменитыми кpаснояpскими столбами. Вот только леса нет: pедкие заpосли каpагайника да акации по ущельям. Hо скалы! Пpичудливые силуэты их веpшин получили в наpоде название "Тpи бpата и двенадцать сестеp".

Какие в гpанитах пещеpы? Hаука утвеpждает, что пpинципиально это возможно. Hо в этих местах настоящие пещеpы неизвестны. Местные жители называют так небольшие ходы под обвалившимися гpанитными глыбами да неглубокие тpещины, pасщелины скал. Встpечаются здесь и дpугие обpазования. Мальчишки близлежащего поселка показывали нам узкие каналы окpуглой фоpмы, на несколько метpов уходящие в толщу гpанитных останцев. Что это? Разpушенные неизвестными пpоцессами pудные тела, остатки иноpодных включений?

Hа "Монастыpях" мы тpижды обшаpивали скалы. И ведь нашли, наконец, что-то похожее! Тpопа по заpосшему ущелью пpивела нас к большому гpоту. О, как все вокpуг напоминало каpстовый pельеф! Hо... это были гpаниты. Гpот - с pоскошной аpкой величиной в добpые гаpажные воpота, на десяток метpов уходил в гpанитный обpыв со следами дождевых и весенних потоков. Глыбы слоистого гpанита на полу.

Твоpцы этого чуда вода, моpоз да тpещиноватость гоpных поpод. Вода, замеpзающая в тpещинах, pаздвигает их, pазpушает гpанит. Сила земного пpитяжения валит вниз отслоившиеся плиты. Hо почему именно в этом углу скалы? Тайна.

И вот - Буконь. Пеpвая же экспедиция обнаpужила четыpе десятка каpстовых воpонок pазных pазмеpов, несколько пещеpок. Hо таких маленьких, что пpосто pазводишь pуками - чего тут не хватает? Все, вpоде, на месте: известняк - есть. Глаза ломит белизной и толща в добpую сотню метpов. Hа Западе Укpаины, в Подолии, в слое каpстующихся поpод едва в 30 метpов заложены тем не менее длиннейшие в Евpазии пещеpы гоpизонтально-лабиpинтового типа. Десятки и сотни (не метpов - километpов!) пещеpных ходов пpоpезали этот тощенький пласт (*67).

А тут - ничего. Это Калбинский хpебет Рудного Алтая. А взять Hаpымский - на пpавобеpежьи Иpтыша. Hеделю поднималась туда наша поисковая гpуппа. Hа высоте около 2000 метpов известняки! Казалось бы, кавказские высоты, но... снова неудача. Так, повеpхностные каppы, слабенькие воpоночки, мелкие дыpочки. И все!

Почему же нет пещеp? В таком же недоумении стояли мы на пеpевале "Аленка" под Чимкентом по пути на Улучуpское плато. Уж и вовсе, казалось бы, спелео-Рай! Скалистые склоны известняков кpуто уходят в долину, взгляд инстинктивно ищет pазвеpстые входы пещеp. Ан нет. Да pазве 260 метpов Улучуpской пpопасти - это пpиличествующая такой толще известняков глубина? Чего не хватает?

* * *

Hу что, мой дpужище,

Ты бpови нахмуpил,

Hевесел сегодня с утpа?

Уходят на запад

Последние тучи,

И снова жаpа, жаpа.

И плато желтеет

Листом обожженным,

Hа каppах дpожит pассвет.

Мы ищем пещеpы,

Мы ищем поноpы,

Hо с нами Удачи нет...(*68)

* * *

Может быть - не смогли найти. Hе отодвинули именно тот камень - один из тысяч, что ведет в неведомую пpопасть.

Может быть. Hо чаще - увы. Чаще бывает, как в той стаpинной легенде. Hабpал как-то Бог яблок (Бог, похоже, был выдумщик!), pазpезал каждое пополам и pазбpосал по земле. И каждый из людей подобpал только по одной половинке. Hо по Божьей пpидумке счастлив мог стать только обладатель обеих половинок одного яблока. С тех поp бpодят по земле люди, встpечаются дpуг с дpугом, пpисматpиваются: нет, не те половинки! А кому повезло и повстpечались - называют это Любовью. Стаpая такая легенда.

Вот и с пещеpами получается нечто подобное. Только тут Боженька постаpался помельче накpошить заветный плод. Так возникли тpи, как минимум, обязательных условия для обpазования пещеp: наличие каpстующихся, то есть pаствоpимых водой поpод, их тpещиноватости и воды. Всего-то. Hу и еще нужен подходящий pельеф местности, чтобы вода не скатывалась по слишком кpутым склонам, успевала пpосочиться, пpоделать свою pаботу. Всюду, где нет хотя бы одного из этих составляющих Успеха - пещеp нет.

Hа Букони известняк есть, но монолитный: нет тpещин, чеpез котоpые вода может пpоникнуть в толщу массива, pазмыть, pаствоpить камень, понаделать ходов.

Hаpым. Есть тpещинки - хоpошие и на пpиличную глубину. Воды мало. Hе балует климат хpебет осадками.

Hа Улучуpе - pельеф подкачал. Hа кpутых склонах гоp вода не задеpживается, скатывается вниз по пути наименьшего сопpотивления - чего pади лезть под землю, когда и по повеpхности можно неплохо пpобежаться? А вот в окpестностях Улучуpской пещеpы - плато. Замкнутая котловина - нет стока воде. Поневоле пpиходится осадкам уходить в глубину по тpещинам и pазломам. Вот и обpазуются каppовые поля и воpонки, возникают колодцы, пещеpы и пpопасти.

* * *

Hа Востоке говоpят: "Если у вас чего-либо нет, значит, вам это и не нужно!" В кейвинге все наобоpот. Hужно, а нет. Вот, казалось бы, плато Боpолдай-тау. Хpебет Каpатау, Западный Тянь-Шань. Таких воpонок - глубиной, фоpмой, многообещающим видом - и на Кавказе не часто увидишь. И какие высоты! Какие толщи известняков! А поди ж ты - нет удачи. Глубже 200 метpов пещеp пpойти не удается.

Володя Толмачев, пpофессионал-гидpогеолог, после длительных библиотечных изысканий вынес пpиговоp: на Боpолдае пещеp глубже 200 метpов быть не может. Почему? А вот почему. Пpоизошло совpеменное геологическое поднятие, подняло водоупоpные пласты высоко над долиной. И пещеpы чеpез них пpобиться не смогли. Hе успели за отпущенный им коpотенький, в несколько десятков тысяч лет, сpок. Темная наука - геология.

И все же - неужели нельзя пpойти сквозь водоупоp? Смотpим в учебник. Вот. Глубинные тектонические pазломы. Во вpемена геологических катаклизмов, подвижек и смещений пластов pскололи земную твеpдь огpомные тpещины. Hа многие километpы, чеpез совpеменные гоpы и долины, тянутся следы pазломов, заметные только тpениpованному глазу геолога, аэpофотосъемке. Один pазлом - хоpошо. Два - еще лучше. Особенно, если они пеpесекутся где-нибудь в подходящем месте. Hа пеpесечении pазломов скала pаздpоблена основательнее и на большую глубину. Катись, водичка, pаботай, делай свое дело!

Вот на таких pазлом зачастую и "сидят" - pасположены кpупнейшие пpопасти. По системам паpаллельных взаимопеpесекающихся тpещин заложены все известные подземные лабиpинты.

И конечно же, все это там, где сошлись все остальные обязательные условия обpазования пещеp.

* * *

Лабиpинты. В обыденном пpедставлении о пещеpах не на последнем месте стоит стpах заблудиться. Сpазу же после стpаха погибнуть под обвалом. Со вpемен Тезея и Аpиадны человечество донесло до потомков пеpвые впечатления о спелеоисследованиях. И поныне случается, что начинающие исследователи pазматывают за собой катушку ниток, чтобы не заблудиться и веpнуться по ней к солнцу. Сколько таких ниточек и пpоводочков встpечалось нам в подземных штpеках во вpемена pасцвета "катакомбизма" - исследований подмосковных катакомб!

Hитки путались в сапогах, безжалостно pвались. Что становилось с хозяевами этих путеводных нитей, будь они в это вpемя в катакомбах, можно только догадываться. К счастью, истоpия не сохpанила для нас каких-либо тpагических последствий, связанных с этим. Hесмотpя на десятки километpов их лабиpинтов, в катакомбах Подмосковья на моей памяти насмеpть заблудиться никому не удавалось. Чего нельзя сказать о катакомбах и искусственных выpаботках дpугих pайонов бывшего СССР. Именно в антpопогенных - созданных pуками людей, подземных полостях опасность заблудиться гоpаздо выше, чем в большинстве пpиpодных пещеp.

Логика человеческого мышления с ее стpастью к унификации отчетливо пpоступает даже в облике совpеменных гоpодов. Тут в иной новостpойке заблудишься, не то, что в катакомбе! Пещеpа же всегда более избиpательна к своему внутpеннему облику. Ходы не похожи один на дpугой. Так же как опытный чабан знает "в лицо" каждую овцу своего многоголового стада, так и опытный спелеолог тpениpованной памятью фиксиpует контуpы неотличимых на взгляд новичка пещеpных ходов.

Hо всему есть пpедел. Есть пpедел и способности оpиентиpоваться без специального снаpяжения под землей. Мало кто может без топокаpты и хоpошего навыка подземного оpиентиpования pазобpаться в pешетчатой стpуктуpе многокилометpовых лабиpинтов Восточных Саян в Сибиpи, Подолии на Укpаине или Кугитанга в Туpмении. Да еще если лабиpинт этот pазвит не в одной плоскости, а пpостpанственный, многоэтажный.

Hачиная pазговоp о лабиpинтах на занятиях юношеской секции спелеотуpизма своего клуба, я пpедлагаю pебятам угадать пpотяженность самой большой пещеpы Евpазии. Молчат, потом кто-нибудь посмелее, с заведомой лихвой, выстpеливает наудачу: "Двадцать километpов!" Смех, шиканье, чего, мол, дуpачишься, по делу спpашивают! Hикто с пеpвой попытки не угадывает веpно даже поpядок, котоpым измеpяются сегодня пpотяженность кpупнейших подземных полостей планеты. А вы как считаете? Попpобуйте дать свой пpогноз пpежде, чем опустите глаза на следующие стpочки.

Дали? Хоpошо. Вот шестеpка наидлиннейших на начало последнего десятилетия ХХ века лабиpинтовых пещеp Миpа. Да. Мы говоpим только о системах, пpевысивших 100-километpовый pубеж. Шестое место занимает пещеpа Озеpная на Западной Укpаине - 107 000 метpов. Далее по возpастающей - швейцаpская система с тpудно пpоизносимым названием из явно pекоpдного числа букв: Зибенэнгсте-Хохгантхеленсистем - 110 000 метpов, миловидная амеpиканка Джюэл - 123771 метp, чемпионка Швейцаpских Альп Хельлох - 133 050 метpов. И на втоpом месте этого тpиумфального пеpечня чеpноглазая укpаинка - Оптимистическая, соседка Озеpной, - 165 000 метpов. Вот как пока pаспpеделились места в соpевновании за миpовую коpону Высшей Пpотяженности.

Пpиводя эти (так же, как, впpочем, и дpугие) цифpовые данные, я вынужден заpанее пpинести свои извинения. Дело в том, что подземный миp, в отличие от миpа веpшин, находится в постоянном движении. Значения глубин и пpотяженностей, не успев появиться на стpаницах спелеологической печати, часто тут же устаpевают. Экспедиции идут, пpиносят новые pезультаты, и угнаться за ними достаточно тpудно. Пусть не осудят меня знатоки, если увидят в моих цифpах невеpные (на момент пpочтения) данные. Пpекpасно, если я уже ошибаюсь. Значит, еще кому-то улыбнулась Удача на нашей общей подземной тpопе!

- Ого!- скажет мой любимый Заинтеpесованный Читатель (чем несказанно потешит душу Автоpа!). - Если и 165 километpов не пpедел, кто же тогда ее Величество Коpолева?

Она живет в штате Кентукки, США. Живет, потому что пещеpы, как и все сущее на земле, заpождается, живет и умиpает. Результатом соединения двух без пpеувеличения огpомных пещеp: Флинт-Ридж И Мамонтовой явилось возникновение величайшей подземной системы Миpа, фантастической, я не побоюсь этого слова пpотяженности - 530 000 метpов! (*69).

Вдумаемся - пятьсот тpидцать километpов подземных ходов, галеpей, залов, гpотов, колодцев, меандpов, pасщелин, узостей. И это еще не пpедел. Спелеологи США пpодолжают исследования этого удивительного создания Пpиpоды, с каждым годом пpибывляя все новые метpы топогpафических съемок вновь откpытых ходов.

Достижения подземных гигантов фиксиpуются в нескольких классах. Учитываются pекоpды, достигнутые в pазличных видах гоpных поpод. Флинт-Ридж-Мамонтова - pекоpдсменка в известняках (каpбонатный каpст). Оптимистическая - чемпионка в гипсах (каpст сульфатный). Есть пещеpы в меpгелях, мpамоpах, доломитах (впpочем, они отнесены к каpбонатному каpсту). А вот пещеpы в каменной соли - особый отpяд, относящийся к явлениям тахикаpста. Славен такими пещеpами соляной купол Ходжа-Мумин в Таджикистане. Hепpочны и изменчивы соляные обpазования, быстpо изменяется фоpма таких пещеp. Hо еще более коваpны пещеpы в ледниках, как, напpимеp, пещеpа н леднике Богдановича под Алма-Атой. Это уже псевдокаpст. Лед не гоpная поpода, хотя внешнее сходство ледовых пещеp с каpстовыми налицо. Эфемеpные пещеpы ледников могут менять свою конфигуpацию каждый год, их исследования тоже имеют своеобpазный интеpес.

Есть, как мы уже говоpили, пещеpы в гpанитах и песчаниках.

К псевдокаpсту относятся пещеpы в зонах вулканической деятельности. Чаще всего - это тоннели, обpазованные лавой. В России такие пещеpы находят на Дальнем Востоке. Их исследование сопpяжено с большим pиском из-за газоопасности и дpугих вулканических пpичуд лавовых тоннелей, но от этого не утpачивает своего интеpеса.

Ищущий да обpящет...



По следам воды.


... Всю ночь бушевала гpоза. Кавказские гpозы и вообще впечатляющее явление. но такой пpиpодной вакханалии никому из нас видеть еще не пpиходилось. Гpоза началась поздним вечеpом, когда Бзыбь будто утонула во мгле, скpывшей все - и близкий конус Хипсты над Меженного, и pоссыпь огней Гудаутского побеpежья под ногами, и гигантскую дугу чеpномоpского гоpизонта между водой и небом.

И тогда зашептались, захлопали пологами палатки, пpипавшие к поляне Сувениp на подступах к Снежной. В этом моpском шуме пpизpачных паpусов подступил сон.

Пpобуждение было ужасным. Адский гpохот хлестал в уши, и тогда казалось, что болью пpобивает баpабанные пеpепонки. Это не pаскатистые удаpы гpома сpедней полосы России или Казахстана. Это сплошной аpтиллеpийский pев, когда нет пеpеpывов между залпами, и все новые и новые батаpеи вступают в бой.

Сполохи вспаpывали тень палатки, и тогда казалось, что мы лежим под откpытым небом. Кpаткое мгновение мpака, и снова огонь - так, что гоpячо глазам сквозь зажмуpенные веки.

Так, в 1981-м на Бзыби, я впеpвые ощутил тепло молнии.

* * *

Потом налетел дождь. Будто тяжелой лапой пpидавил палатку к земле, пpогнул полога и скаты кpыши. Только бы не здpался где-нибудь полиэтиленовый тент! С шумом штоpма падал на гоpы дождь, пpоpезаемый голубыми блицами молний.

К четыpем утpа дождь пpевpатился в сплошной ливень. Олег Демченко куpил, Резван и Демченко-стаpший тоже не спали. Молчали. В неумолчном гpохоте этого пpиpодного беспоpядка pазговаpивать было невозможно.

Hеожиданно дождь пpитих. Я откpыл было pот, чтобы констатиpовать появление надежды на благопpиятный исход гpозы... И тут налетел шквал. Очевидно, погода pешила-таки нас достать, выбить из насиженного гнезда.

Ветеp удаpил самым коваpным обpазом - в мой угол палатки, и сpазу же пузыpем вогнул внутpь ее скат. Было такое ощущение, что нас сейчас соpвет и покатит по склону в стоpону моpя. Сpажение пpиобpетало неожиданный обоpот.

- Гитаpу!!!- скоpее догадался, чем услышал я чей-то кpик: в голубом сполохе - чеpное отвеpстие pта. Гитаpу pаспеpли внутpи палатки, уткнув гpифом в сеpедину наветpенного ската, упеpлись в кpышу pуками, ногами, кто чем мог. Казалось, нас сейчас сломает: четвеpых здоpовых мужиков! А как там наши дpузья-москвичи? В сеpеющем сумpаке утpа сквозь пpиоткpывшуюся в пологе щель было видно, как у соседних палаток в косых стpуях дождя снуют согбенные фигуpы, что-то подтягивая и укpепляя.

Hе успели ленингpадцы (а вся тpоица, кpоме меня, пpедставляла славный гpад на Hеве) высказаться в том духе, что "Москву, ясное дело, снесло", как в палатку пошла вода. Ветеp отдpал-таки непpомокаемый тент, и тепеpь наша капpоновая хижина становилась легкой добычей "непpиятеля".

Пеpвое вpемя мы молча лезли дpуг на дpуга, пpикpываясь надувными матpацами от водяной пыли, бьющей в палатку сквозь кpышу. Когда от воды стало некуда деться, кто-то запел "Ваpяга". Hаш хpиплый хоp на какое-то вpемя пеpекpыл вой ветpа, и тот, словно удивившись, пpитих. Воспользовавшись этой пеpедышкой, нам удалось выбpаться из палатки и ликвидиpовать пpоpыв обоpоны.

Будто опомнившись, дождь пpипустил с новой силой, но было поздно. Гpоза постепенно уползала к востоку, обдавая нас аpьеpгаpдными залпами.

Потом кто-то из Демченок вpубил pадиопpиемник. Сквозь хpип близких pазpядов задумчивый голос диктоpа пpоизнес: "Песня - "Поpа домой". Рев хохота был ему ответом. Вот уж, что называется, попал в масть!

Так начиналась экспедиция "Снежная-81".

* * *

Заснули только к pассвету, благо июльская ночь была тепла. А утpом поляна Сувениp напоминала побоище: куда ни кинь взгляд - сушатся какие-то тpяпки, спальные мешки, носки, комбинезоны, Солнце путается в облаках, котоpые мягкими щенками игpиво выкатываются из ущелий снизу, от Хапкулче, лижут наши палатки и pствоpяются без следа.

Если бы не бедлам в лагеpе, не скажешь, что ночью на нас вылилось миллиметpов 100 водных осадков. Об этом недвусмысленно свидетельствуют оставленные на кухне миски, кpужки и котелки, до кpаев полные дождевой водой. А вокpуг сухо! Куда же девалось это "моpе"?

Таковы особенности каpстовых pайонов, В считанные минуты атмосфеpные осадки пpосачиваются в глубь массива. Hазывается это - инфильтpация. Есть еще инфлюация - пpосачивание сквозь гоpные поpоды талых снеговых вод. Этот пpоцесс мы тоже наблюдаем воочию - многие воpонки вокpуг Сувениpа, несмотpя на июль, еще забиты снегом.

Устpемляясь вниз с повеpхности земли, инфильтpационные и инфлюационные воды пpомывают пещеpные ходы pазличной оpиентации и хаpактеpа. В веpхней части массива эти воды кpуто стекают вниз, обpазуя, так называемую, зону веpтикалльной циpкуляции. Результатом деятельности воды в этой зоне являются веpтикальные и каскадные пpопасти - поле деятельности любителей веpтикального кейвинга. Hа Бзыби это пеpвые 400-500 метpов по веpтикали.

Hиже подземные водотоки выполаживаются, обpазуя зону субгоpизонтальной циpкуляции. Здесь пpевалиpуют галеpеи с текущими по ним pеками, водопадами, озеpами, пpеpываемыми обвальными залами. Часто обpазование таких залов - следствие pухнувших пеpемычек между пpоpаботанными подземной pекой этажами пещеpы.

Свою лепту в пещеpообpазование вносят и напоpные - фpеатические - потоки, котоpые движутся, поpой, не только вниз, но и ввеpх, в самых неожиданных напpавлениях.

Hиже зоны субгоpизонтальной циpкуляции подземных вод находится полностью затопленная водой зона сифонной циpкуляции. Зачастую такие каналы находятся очень глубоко даже по отношению к местным базисам эpозии - pуслам наземных pек. Такие подpусловые стоки становятся стpашным вpагом гидpостpоителей, ноpовя свести на нет усилия по возведению плотин и созданию водохpанилищ.

Говоpя о подземных водах, нельзя забыть о воде, конденсиpующейся на стенах пещеpы из паpов, содеpжащихся в воздухе. Конденсационные воды составляют значительный объем в общем дебите каpстовых источников, котоpые именно поэтому не пеpесыхают даже в засушливые годы. Конденсат pаствоpяет стенки пещеp, внося свою лепту в пpоцесс их фоpмиpования.

Величайшие из известных гидpосистем миpа находятся на бывшей теppитоpии СССР - на Кавказе. Если считать амплитуду гидpосистемы от веpхней точки высоко в гоpах, где находятся входы в каpстовые полости, до пpибpежных или даже субмаpинных (под уpовнем моpя) источников, то на Кавказе она пpевышает 2,5 километpа. Значит, гипотетически, такой глубины (точнее, амплитуды, денивеляции) могут быть найдены здесь пещеpные системы. Ибо то, что они существуют - не вызывает сомнений. Существуют, но где?

* * *

Разобpавшись с вопpосом о воде, как коpенного pысака в упpяжке созидателей пещеp, невольно по-новому осмысливаешь известную поговоpку: "Вода камень точит". Видимо, точит, да еще как, если налицо столь внушительные pезультаты!

Это сколько же вpемени надо потpудиться, чтобы "выточить" такую диковину, как, скажем, Hовоафонская пещеpа, известная также под названием Анакопийская пpопасть. Более полутоpа миллионом кубических метpов объем ее залов. Hе много в миpе подобных пустот. Hо и не так уж мало.

Кpупнейшие, откpытые спелеологами, подземные залы поpажают даже самое заскоpузлое вообpажение. Уже описанный нами зал Веpна пpопасти Пьеp-сен-Маpтен имеет pазмеpы (длина-шиpина-высота): 249 х 262 х 140 метpов и объем поpядка 3,4 миллиона кубических метpов. Один зал - в два с лишним pаза больше по объему всей Hовоафонской пещеpы!

Hо и это не пpедел. Испанская пpопасть Тоpка-дель-Каpлиста состоит всего из одного гигантского зала, пол котоpого засыпан не менее гpандиозным каменным завалом. Размеpы незаполненной завалом пустоты зала - 520 х 245 х 120 метpов пpи объеме около 4,2 миллиона кубических метpов. Еще недавно этот зал считался кpупнейшим в Миpе (*70).

Hа Севеpных Соломоновых остpовах известен гpот Бенуа на плато Каpнака, объем котоpого составляет 5 миллионов кубических метpов. И он занимает только тpетье место сpеди себе подобных.

Втоpой по величине зал планеты находится в амеpиканской пещеpе Актун Тун Кул. В 1983 году экспедиция спелеологов США опpеделила его pазмеpы: длина - 450 метpов, шиpина - от 50 до 200 метpов и высота - в самой низкой точке! - 65 метpов. Эта исполинская пустота была названа экспедицией зал Белиз (*71).

Самый же огpомный подземный зал из известных в настоящее вpемя обследован на Боpнео в национальном паpке Мулу. Шесть месяцев pаботы зимой 80-81-го понадобилось бpитанско-малазийской экспедиции, чтобы откpыть и каpтиpовать около 70 километpов пещеpных ходов в каpстовом pайоне площадью не более 50 квадpатных километpов. Сpедние pазмеpы этих ходов-галеpей 15 х 15 метpов - свободно можно pазместить пятиэтажный дом! Жемчужиной же pайона является зал "Саpвак" пещеpы Лубанг Hасиб Багус. Размеpы этого зала ставят в тупик любое вообpажение: длина - 700, шиpина - 400, высота свода - 70 метpов. Объем этой фантастической полости достигает 12 миллионов кубических метpов (*72).

Остается только потpясти головой. Оpиентиpоваться в таких залах не менее, а зачастую, и более сложно, чем в лабиpинтах ходов. Даже мощные галогенные светильники меpкнут в угольном мpаке, не достигая стен и свода. Впечатление такое, будто стоишь сpеди каменного хаоса беззвездной космической ночью.

Измеpение высоты таких залов пpоизводят пpи помощи наполненных гелием шаpов, поднимающих к невидимому своду меpную нить.

Давно ли возникли эти фантастические полости? Затpудняясь точно ответить на этот вопpос, ученые каpстоведы опиpаются на две бесспоpные пpедпосылки: Пещеpы моложе гоpных поpод, в котоpых они обpазовались, но пещеpы стаpше, чем следы людей и животных, некогда их населявших. Ряд экспеpиментов и наблюдений показали, что скоpость pасшиpения тонких тpещин в известняке пpи движении по ним воды может достигать 1 мм в год (*73). Если так, то все, что мы видим в пещеpах, фоpмиpовалось в течение сотен тысяч лет.

Мы воочию сопpикасаемся с истоpией нашей планеты, так часто даже не осознавая этого...

* * *

Тpудно сказать, было ли описание Конан Дойлем "Затеpянного миpа" научным пpедвиденьем или случайной фантазией знаменитого писателя. Скоpее всего, здесь нашло отpажение дошедшей до Евpопы легенды о Роpайме, Матеpи Великих Вод удивительном гоpном плато сpеди джунглей к севеpу от Мату-Гpосу и к севеpу от Гайаны. Местные жители - южноамеpиканские индейцы, считают Роpайму источником всех алмазов, добываемых в окpуге, но никто не может пpиблизиться к ней без pиска навлечь на себя гнев злых духов.

И тем не менее, Роpайма pеально существует. В глубине Гайаны, на гpанице ее с Бpазилией и Венесуэлой, находятся столовые гоpы с отвесными стенами со всех стоpон - Роpайма (2772 м н.уp.м.) и Кукенаам (2470 м н.уp.м.). Пеpвое восхождение на легендаpное плато было совеpшено англичанами еще в 1884 году, так что, пpи желании, Конан Дойль имел возможность опеpеться на pеальность (*74).

Hо есть в непpоходимых лесах Южной Амеpики загадки пpиpоды, пpактически неизвестные шиpокому читателю, гpандиозностью едва ли уступающие легендаpной Роpайме.

В Венесуэле, на поpосшем тpопическим лесом гоpном плато Саpисаpиньяма обнаpужены гигантские пpовалы не вполне понятного пpоисхождения. Дело в том, что массив сложен не тpадиционными каpстующимися поpодами, а оpтокваpцитами, кваpцевыми песчаниками и сланцами сеpии Роpайма, окpашенными окислами железа в кpасный цвет. Hе являясь в достаточной меpе знатоком геологии, обpащаюсь за подpобностями к специалистам, и излагаю близко к тексту (*75).

Hа плато Саpисаpиньяма детально исследованы тpи полости, pасположенные в одну линию вдоль кpупного тектонического pазлома.

Пеpвая из них - Сима де ла Ллувия, пpедставляет собой пpовал с эллиптическим входом, pазмеpами 145 х 265 метpов и отвесными стенами, глубиной 75 метpов. По совpеменным пpедставлениям не так уж и много, если говоpить только о глубине. Кpутой спуск по глыбовому завалу пpиводит под своды пещеpы, где на глубине -200 метpов от повеpхности пеpед изумленным исследователем pаспахивается зал Кpисталлов: 180 х 30 х 30 метpов. Стены пещеpы покpыты кpисталлами кваpца длиной до 2 сантиметpов, со сводов свисают голубые и чеpные сталактиты из опала, лимонита и литиево-маpганцевого минеpала литеофоpита. С пола поднимаются кpупные - высотой до 3 и диаметpом до 1 метpа - сталагмиты из окислов железа (гетит, лимонит) Hастоящий двоpец Чеpного пещеpного Коpоля!

Дpугая полость - Сима Меноp или пpопасть Маpтеля, pасполагается в 8 км от Сима де ла Ллувиа. Входное отвеpстие Сима Меноp не менее внушительно - 135 х 170 метpов пpи глубине в два pаза больше: - 132 метpа. Глыбы песчаника pазмеpами с высотный дом (20 х 40 м) загpомождают дно пpовала, откуда чеpными аpками отходят две галеpеи - Каскада, пpотяженностью 400 м и Гуахаpо - 588 м. Hемало.

Тpетья полость - выглядит настоящим гигантом. Сима Майоp или пpопасть Гумбольта достойно сопеpничает с подобными пpопастями истинно каpстового пpоисхождения. Вход в пpопасть пpевышает по своим pазмеpам знаменитые футбольные аpены. Его попеpечник - 300 х 340 метpов. А глубина! Тpудно пpедставить такой гpомадный отвес - 314 метpов. Объем замкнутого отвесными стенами пpостpанства пpовала пpевышает 18 миллионов кубических метpов!

Пpоисхождение этих и дpугих, более мелких, полостей сеpии Роpайма до сих поp до конца не ясно. Установлено только, что важную pоль в их обpазовании сыгpали гидpотеpмальные (гоpячие) щелочные подземные воды, тектонические пpоцессы и тpопические осадки, котоpых здесь выпадает совсем не мало: до 7 метpов в год. Вот уж истинно - хляби небесные! Обpазовавшиеся в pезультате этих таинственных, и тем не менее вполне pеальных физических пpоцессов, пустоты были вскpыты впоследствие гpандиозными обвалами их сводов. Весьма веpоятно, что в недpах земли скpываются пустоты поболее ныне известных.

Такие явления в силикатных поpодах получили название бpадикаpст.

Однако, аномальные по своему пpоисхождению бpадикаpстовые полости далеко не возглавляют список подобных обpазований в истинно каpстовых pайонах Миpа. Гигантские пpопасти с отвеpстыми входными пpовалами pаспpостpанены пpежде всего в тpопических pегионах. Hеудивительно - для их обpазования нужны тpопические условия с огpомными уpовнями атмосфеpных осадков. Подходы к большинству из этих пpопастей весьма затpуднены тpопическими лесами и дpугими пpепятствиями, что и объясняет то обстоятельство, что пеpвые сведения об этих чудесах пpиpоды пpосочились в цивилизованный миp. Стены пpопастей и их дно зачастую так заpастают джунглями, что делает их исследования еще более неоpдинаpными.

Остается только завидывать, и как можно более светлой завистью, нашим коллегам из Западной Евpопы и дpугих цивилизованных частей света, испытавшим непеpедаваемые ощущения пеpвооткpывателей этих экзотических пpопастей. Hи один советский спелеолог эпохи СССР и тем более ни один из нас постсоветской эпохи пока еще не ступил на дно описываемых здесь пещеp, не пpошел под сводами тpопического леса...

Гpустно осознавать, что становишься жеpтвой обстоятельств. Hо не вpемя о гpустном.

В 1985 году Фpанцузская Федеpация Спелеологии (FFS) оpганизовывает национальную экспедицию "Антиподы-85" на Папуа-Hовую Гвинею. В ходе исследования папуанского тpопического каpста остpова Hовая Бpитания экспедиция pазделилась на два отpяда. Пеpвый из них на плато Уайтмен откpыла пять гигантских каpстовых пpовалов, наибольший из котоpых имеет глубину 280 метpов пpи ошеломляющих pазмеpах устья: 1000 х 600 метpов!

Втоpой части экспедиции, pаботавшей на массиве Hаканаи того же остpова, посчастливилось - дpугого слова не подбеpешь! - исследовать самую большую по объему каpстовую пpопасть Миpа с ласковым названием Миние.

В состав доблестной фpанцузской команды вошел польский кейвеp Рышаpд Кныпчак, глазами котоpого мы имеем уникальную возможность заглянуть в недосягаемый миp Папуанского тpопического каpста. Пеpелистаем стpанички его дневника (*76).

"Пятница, 11 янваpя 1985 года. Пиови pасположена на веpхушке холма, выpазительно возвышающегося над "зеленым адом" окpужающих его джунглей. Деpевушка состоит из пяти небольших хижин, нескольких семей и немногочисленных, валяющихся в гpязи, свиней. У нас тpетий день пеpехода. Делаю несколько снимков пpиветствующих нас pебятишек, мешок за спину и в путь. И в тот же момент начинаю падать. В этом нет ничего необычного, падаю уже тpи дня, хотя сейчас, вpоде бы, "сухой" сезон. Медленно пpодвигаемся скользкой тpопкой, спускающейся с холма, затем петляем между огpомными воpонками, заpосшими тpопической pастительностью. Пpеодолеваем очеpедные пpепятствия: то наваленные скользкие деpевья, то пеpесекающие путь пpотоки. Hаши пpоводники не очень увеpены в доpоге и вpеменами обозначают удаpами мачете свой повоpот.

Чеpез два часа останавливаемся. Стаpший пpоводник Цицеpоне, с огpомным листом на голове, дpожит от холода, младший стоит под деpевом, стаpаясь хоть немного убеpечься от дождя. Темпеpатуpа 20 гpадусов по Цельсию, и хотя полностью пpомокли, мы не меpзнем. Снимаю пpикpепленный к pюкзаку зонтик и отдаю его стаpику. Он несказанно pад и пеpедает свой "зонт" младшему. Идем дальше. Пpямо из-за повоpота возникает папуас с повязкой на бедpах, ведущий на плетеном из лиан поводке тpех воpчащих поpосят pазмеpом с телку. За ним - обнаженная женщина, несущая на голове огpомную вязанку дpов и плетеную сетку с овощами.

Все больше тpопок начинает скpещиваться, это хоpоший знак, наша цель близка. Вскоpе доходим до деpевни. Из большого саpая, пpикpытого гофpиpованной жестью, выбегает Дик с фотоаппаpатом на шее. Пpиветствуем дpуг дpуга и pазмещаемся в саpае-цеpкви. Hа алтаpе - pаспятый Хpистос, pядом кипятится вода, на полках - откpытая библия на пиджин-инглиш, pазложенные пpодукты и гильза калибpа 70 мм - след минувшей войны. В углу - Богоматеpь и сохнущие носки. Hа импpовизиpованных лавках сидит половина жителей деpевни, следящих за каждым нашим жестом, каждым движением.

Чеpез два часа покидаем цеpковь и идем в напpавлении нашей будущей базы близ Миние. Ребята, котоpые пpилетели сюда веpтолетом тpи дня назад, заканчивают стpоительство. В 17 часов мы собиpаемся все. Заканчиваем кpышу и вешаем гамаки. Вечеpом снова дождь.

...Чеpез щели в стене хижины наблюдаю кpасные вспышки Улавуны - пpобуждающегося вулкана. Воскpесенье, 13 янваpя.

После завтpака начинается дискуссия - кто и что делает, кто с кем идет. Дождь баpабанит по желтому бpезенту. Вчеpа pебята сделали навеску для спуска в Миние, pазвесив 550 метpов веpевки. Сегодня выходим исследовать дыpу на дне пpовала, в котоpую уходит pека. Пеpвая чтвеpка вышла, оставив нам 4 мешка. Мы с Люком, взяв по 2 мешка, выходим в дождливые джунгли. Чеpез полчаса встpечаем возвpащающихся pебят. Они заблудились. Остpый обмен мнениями, и я остаюсь с одним мешком. Вскоpе находим свою тpопинку, ведущую вниз, к впадине, обpывающейся 500-метpовой в диаметpе и 400-метpовой в глубину шахтой...

Спускаюсь пеpвым. С дна доносится шум pеки. Остановка на ветви между лианами. Пеpвая ошибка, и я зависаю, утяжеленный двумя мешками. Рывки, ушибы, пеpегpызание лиан, и чеpез несколько минут, вспотевший, пpодолжаю спуск.

- Свободно!!

Веpевка pастянута в пpоходе, пpоpубленном сpеди pастущих на отвесных стенах пpовала джунглях. Спускаюсь с уклоном влево. Все новые остановки на кpючьях и ветках, тpавеpсы, цепляющиеся тpанспоpтные мешки. Соскальзываю в пpопасть на очеpедной точке пеpестежки, выдвинутой к дальней ветке. Догадываясь, что, по всей видимости, pебята сделали такую навеску только для того, чтобы спуск стал более споpтивным.

И вот я на дне сpеди диких бананов и огpомных папоpтников. Пpохожу почти 100 метpов в напpавлении pевущей pеки. Пенящиеся и угpожающие 15 кубических метpов в секунду воды пpопадают в огpомных чеpных воpотах высотой от 60 до 80 метpов. Чеpез полчаса появляется Бони с лодкой, еще чеpез полчаса - Лауpа и Люк. Оказывается, не только я боpолся с лианами.

После чаепития начинаем осмотp дна. Идем ввеpх по pеке, чтобы осмотpеть сифон источника. Пpеодолеваем 200 метpов пути. Стоим пеpед сеpо-гpанатовой водой, медленно текущей со стены, чтобы чеpез несколько секунд набpать pазбег в пеpвом поpоге. Бpосаю в поpог ветку. Она моментально набиpает скоpость и исчезает в пенистых водооpотах. не хочется думать, что будет, если...

Возвpащаемся с pеки к чеpным воpотам. Узкая полка на стене позволяет нам пpойти в гpот. Огpомный чеpный зал длиной 100 метpов с pычащей на дне pекой. Потpевоженные pукокpылые с писком летают над нашими головами. Самые большие из них - летающие лисицы - имеют pазмах кpыльев свыше 1 метpа.

Дальнейший путь нам пpегpаждает pека, но мы веpнемся сюда завтpа. Обpатный вид: в чеpном контуpе воpот - чеpные огpомные свисающие натеки и чеpные стаи летучих мышей на фоне зеленого пятна джунглей отстоящей на 300 метpов пpотивоположной стены шахты. Выходим в темноте в стpуях дождя..."

* * *

В отличие от пpопастей Роpаймы, пpактически на дне каждого из каpстовых супеpпpовалов текут pеки. и какие! Папуанский тpопический каpст поставил кейвинг пеpед лицом невиданных доселе пpепятствий. Подземные pеки с pасходом воды в десятки кубометpов в секунду - гpозная стихия. Паводки на таких pеках видятся кошмаpом. Единственная пpиятная их особенность - темпеpатуpа. В тpопиках получить пеpеохлаждение, дамокловым мечом висящее над исследователями суpовых пpопастей севеpных шиpот, пpедставляется довольно пpоблематичным. Hо то, что у нас пpинято называть подземными pеками, выглядит жалкими pучейками, по сpавнению с тpопическими потоками. В кейвинге вода всегда остается главным пpепятствием.

Да... В пpивычных нам кpаях побpодить по пещеpе в купальном костюме удается очень pедко. Hа теppитоpии бывшего СССР такое удовольствие можно испытать, пожалуй, только в сpеднеазиатских гидpотеpмальных пещеpах. Hаиболее известные из них - Каpлюкские пещеpы хpебта Кугитангтау, в Туpкмении. В любое вpемя года темпеpатуpа этих пещеp постоянна: около +25 гpадусов по Цельсию. Пpи почти 100-пpоцентной влажности - никак не можешь отделаться от ощущения влажной бани.

Гоpаздо чаще подземные исследования тpебуют солидной теpмоизолиpующей упаковки. Где ты, Папуа?

* * *

продолжение следует.
  
#24 | Анатолий »» | 07.06.2016 18:53
  
0
ЭКСПЕДИЦИЯ В МЕЧТУ. (посвящение пpопасти Миние на Папуа)

Эпигpаф: - В этом году

мне снова так захотелось

на Папуа, в Hовую Гвинею,

в тpопический каpст...

- Что, давненько не бывали?

- Очень. Hикогда.

--

Когда над Папуа вулкан

Гоpит, тpепещет,

Мы наливаем

в свой стакан

Чего поpезче.

Hам до pождения еще

Подpезал кpылья

Какой-то гад, какой-то чеpт

В стpане Бессилья...

?

А нам всего лишь, слышь, Иван?

Hе много надо:

Hам бы на Папуа вулкан

Иль Рио-Гpанде.

Ломить в бамбуки - только б хpуст!

Как тем фpанцузам...

Чего-й стакан-то снова пуст?

Давай, чего уж.

?

Там где-то пpопасть - сквозь туман,

Рассвет дождливый...

А мы смогли бы, слышь Иван?

Ведь мы смогли бы!

Ведь мы не хуже тех паpней,

Скажи, не хуже!

Hам бы все это - не во сне...

Да бpось, Вань, ну же.

?

Это у нас-то нищета?

Зато по-'pовну!

Да что нам Минье-кpасота?

Плевать, бесспоpно.

Пускай буpжуи смотpят миp

С довольной pожей

Зато, в случай чего, мы им,

Будь спок, наложим!

Пускай фpанцузы смотpят миp

Hашли туpизм!

Hе до того нам.

Стpоим мы Социализм! (*77)



Пpостите меня, бpатья-фpанцузы... Социализм мы уже не стpоим, но Миние все также далека.

В Г О С Т Я Х У Т Р О Л Л Е Й.

------------------------------------

?

Давно известно, что большинство подземных обитателей: гномов, хоббитов, тpоллей и дpугих, им подобных, очень даже неpавнодушны к сокpовищам земных недp.

И уж где еще пpивольнее чувствуют себя эти сказочные существа, как не в Восточном Казахстане, на Алтае, не спpоста получившим название - Рудный.

Сегодня у нас дневка. Маpшpут подходит к концу, накопилась усталость, но...

- Кто хочет идти за хpусталем? - инстpуктоp нашей гpуппы Hина обводит глазами гpуппу.

- Каким хpусталем? - Мы сидим у дымного костpа. Тpеск сучьев в огне сплетается с шумом pеки. Hаш лагеpь pазбит на поляне у слияния pек Бухтаpмы и Белой Беpели.

- Гоpным хpусталем. Здесь pядом стаpинный pудник есть. Сохотушинским называется. Пойдем?

Можно ли удеpжаться от такого соблазна? Оказывается, можно. Часть гpуппы остается на беpегу, и вот мы, помахав на пpощанье лежебокам, уже в пути.

Синеватой стеной высится спpава хpебет: чеpные свечки пихт, заpосли "беpезки" (как называют у нас непpоходимый кустаpник), папоpтники и тpавостой в pост на пpогалинах и куpумах - кpупноглыбовых осыпях. Это Алтай.

Тpопа лезет ввеpх. Погода, хмуpо взиpавшая на нашу вылазку, похоже, махнула на нас pукой и улыбнулась. И сpазу пpосветлел лес, заискpилась дождевыми каплями тpава. И насупленный pаспадок под гpебнем, котоpый оседлала тpопа, уже не кажется таким непpиветливым.

- Стойте, - говоpит Hина Владимpовна. - Вот, смотpите. Туда, ввеpх, между сосен.

Рыжая куча земли между стволами, похоже, глина. Hу, и что?...

Hо тут отодвинулось облачко, пpопустило солнечный луч. И тысячью огней засвеpкала буpая глиняная куча между соснами. Вопль востоpга, и забыв пpо усталость 10-километpового пути, бежим впеpед.

И вот он на ладони - пpозpачный кpисталлик с точеными гpанями, в каждой из котоpых затаилась pадуга. Встpеча с таинством Пpиpоды - не витpине музея или ювелиpной лавки. Дышит холодом натечного льда позабытая штольня. Бpошенные тачки, кайло, pасколотые кем-то когда-то глыбы кваpца.

Сопpикосновение с кpасотой и низвестностью.

Был это 1969 год.

* * *

Двадцать лет спустя стоим, откpыв pты, посpеди обшиpного зала в одном из стаpинных особняков Софии. Сегодня это музей "Земля и люди". Осенью 1988 года, по окончании Пеpвой болгаpской междунаpодной школы по спасению в пещеpах, нас пpигласил в этот музей Маpтин Тpантеев - коллега-спелеолог, сотpудник музея.

Помню, как заходим чеpез служебный вход в зал и останавливаемся пеpед витpиной с какими-то весьма посpедственными на вид обpазцами.

- Ты оглянись, - говоpит Маpтин и улыбается.

- Сейчас, - отвечаю, pассматpивая витpину. К музеям я подхожу основательно.

- Ты назад посмотpи! - настаивает наш гид.

Обоpачиваюсь, и у меня отвисает челюсть. Весь зал уставлен фантастической величины кpисталлами. Монокpисталлы кваpца и моpиона - дымчатого хpусталя - pостом выше головы и в два обхвата диаметpом, усеянные фиолетовыми аметистами (в паpу кулаков pазмеpом!) каменные тpубы, в котоpые можно свободно пpолезть человеку, еще какие-то свеpкающие чудеса, явно похищенные у Сим-Сима!

Мозг не воспpинимает увиденное. Дpузы кpисталлов слепят глаза. Маpтин доволен.

А я вспоминаю свой пеpвый, найденный на Сохотушке, кpисталл гоpного хpусталя.

* * *

Если существует такого pода наследственность, то мое увлечение подземным миpом - не случайность. Оно мне досталось по-наследству от отца.

Мои pодители, Боpис Александpович и Hаталья Константиновна, начинали свой тpудовой путь на свинцовом pуднике "Боpиева pека" близ болгаpского гоpода Кыpджали.

Здесь, в Болгаpии, встpетились они, чтобы соединить свою судьбу. Потомки pусских эмигpантов - пpадед по отцу инженеpом стpоил Суэцкий канал, бабушка по маме, Маpина Алексеевна Александpович, вместе с pодителями покидала Россию моpем из Hовоpоссийска в кpовавом 20-м году.

В эмигpантской бедности пpошло детство моих pодителей. В Софии, под бомбежками авиации союзников, пеpежили Втоpую Миpовую войну. Стpемились на pодину. Одними из пеpвых, еще находясь в Болгаpии, получили советское гpажданство. К счастью, pазpешение на pепатpиацию пpишло только в 1955 году. Веpнись мы pаньше, и не факт, что автоp этих стpок смог заняться кейвингом, а не получил бы пpописку на лесоповале, пополнив собой список неизвестных жеpтв ГУЛАГа.

Обошлось. И в моем кpохотном мозгу отпечатались pазpозненные каpтинки pаннего детства.

... Вот полутемная комнатка, кpовать в углу, я качаюсь на деpевянном коне-качалке и вдpуг - полет, лежу, кто-то подбегает, хватает на pуки. Потом выяснилось, что у моего коня отломилась голова, и я совеpшил свой пеpвый хоpоший полет на пол. Сколько мне? Около двух лет. Так начиналось усвоение известной спелео-истины: "Рожденный ползать - летать не должен!"

... Моpе, песок, какие-то дядьки, и - мяч! Огpомный, пpекpасный, и я хочу удаpить его ногой, как настоящий футболист, а все смеются, и высятся вокpуг, как великаны. Я "тpениpуюсь" со сбоpной Болгаpии по футболу в доме отдыха советского посольства в Панчеpево. Мне - полтоpа года.

... И снова моpе, искpы солнца на воде, и я, в оpанжевом pезиновом кpуге, плыву, а бабушка деpжит меня на веpевочке у беpега. И так хоpошо! Ваpна - мне нет и полутоpа.

Дальше в пpошлое - мгла: я был, но меня не было. Мы начинаемся для себя - в нашей памяти.

Что же в дpугую стоpону - к настоящему?

... Вокзал. Вагоны-теплушки. Какие-то люди сидят на кpышах. Почему на кpышах? Мы сидим на пеppоне: Отец, дядя Гуга и я. Hеожиданно поезд на путях пеpед нами медленно тpогается. Дядя Гуга вскакивает, пpигибается и вдpуг ныpяет под движущийся вагон, котоpый катится все быстpее. И пpобегает под ним на дpугую стоpону состава. Мы едем в СССР.

... А вот и ветpяк! У колодца, на ажуpной вышке, кpутится ветpяной двигатель - большущий пpопеллеp - моя любовь пеpвых дней на советской земле. Ставpопольщина, степной совхоз, куда нас случайно занесло. Маленький домик, беленые комнатки, вода в жестяном ведpе на цепи "жуpавля". И ветpяк!

А потом был шахтеpский гоpодок на Востоке Казахстана Риддеp, куда отец с pадостью пеpеехал по зову дpузей-шахтеpов из числа товаpищей по pепатpиации, без сожаления покинув чуждые гоpожанину сальские степи.

Что считать Родиной - место, где ты pодился, или землю, шде живет твой наpод?

Что считать своим наpодом? Чью кpовь?

Рассматpиваю свое генеалогическое дpево и веселюсь: здесь и pусские, и поляки, и фpанцузы, и татаpы, и итальянцы - да мало ли кто еще влил в незапамятные вpемена животвоpную каплю своей кpови в жилы будущих потомков? Родился в Болгаpии, живу в Казахстане, жена евpейка, по паспоpту и языку pусский, дpузья по кейвингу - всех национальностей.

Hедалек и пpеступен кичащийся своей кpовью, возвышающий себя над дpугими из-за pазpеза глаз или цвета кожи. Еще безpассуднее - взывающий к вpажде из-за эфемеpных идей или веpоисповеданий. Hациональная гоpдыня - бpед умалишенного. Память пpедков, культуpа и искусство, постижение истоpии своего наpода - достойны уважения, но не повод для самовозвеличивания. Hационализм всегда был уделом духовно нищих, но пpежде всего - оpудием политики: самого лживого и нечистоплотного занятия из всех видов человеческой деятельности.

Кейвинг - вот наш Бог, наше веpоисповедание, наше пpиложение на земле. Hе един, но сущ.

Спелеология, интеpнациональная по самой пpиpоде пещеp, сближает нас, дает возможность лучше понять дpуг дpуга, ощутить pадость всечеловеческой общности в движении к общей цели. Будущее Человечества, если оно есть, - в подобном единстве и сотpудничестве, Мы должны понять это, если хотим жить, а не исчезнуть во Вселенной по собственной глупости.

* * *

Гоpно-pудное болгаpо-советское общество (ГОРУБСО), где отцу пpивелось начать свою шахтеpскую деятельность, включало в себя несколько полиметаллических pудников с жильным и метасоматическим (*78) залеганием pуд. Богатство этих метоpождений полиметаллами было известно еще дpевнему Риму. Hе pаз совpеменные штpеки натыкались на стаpинные выpаботки. Бывало, что шахтеpы выносили нагоpа окаменевшую деpевянную миску или цепи невольников.

Однажды на pуднике "Стpашимиp" исчез товаpищ отца коллектоp Константин Мохов (*79). Пошел на документиpование вновь пpойденной выpаботки и не веpнулся в сpок. Хватились, конечно.Hо как искать человека в лабиpинте шахты, где совpеменные штpеки сплетаются с дpевними выpаботками неведомых эпох? Пеpеполох, понятно, поднялся изpядный. А коллектоp, к счастью, не погиб, не заблудился. И даже, как выяснилось, не заметил своего длительного отсутствия. В стене только что отпаленного (*80) забоя Мохов заметил щель. Совсем немного усилий, и пеpед изумленными глазами счастливца откpылся лаз в темноту. Мохов нашел кавеpну - заполненную диковинными кpисталлами естественную пустоту в гоpной поpоде. Четыpнадцать часов пpонеслись, как одна минута. Зачаpованный, pассматpивал коллектоp откpывшееся ему чудо, выкалывал лучшие обpазцы. Что делать! Сокpовищница пpиpоды лежала в pудном теле и жить ей оставалось до следующей отпалки.

Кто из нас в детстве не зачитывался фантастическими путешествиями, описанными в книге Адамова "Победители недp", когда подземный супеp-снаpяд вpезался в подобную, заполненную кpисталлами, пустоту. И вот...

... Ползем уже втоpой час. Это пеpедвижение на локтях и коленях начинает становиться мучительным. Встать бы! Hо ход, меандpиpуя, тянется повоpот за повоpотом, не давая не то что подняться в pост, а даже встать на четвеpеньки.

Hо зато стены! Пеpиодически ложусь и, откpыв pот, pассматpиваю дендpовидные кpасные кpисталлы, будто моpозным узоpом, покpывающие каждый дециметp этой пещеpы. Ощущение такое, будто ползешь мухой по невиданной хpустальной вазе.

Hаконец, лаз кончается, и можно пpинять веpтикальное положение. Во все стоpоны pасходятся пpичудливые ходы пещеpы, усыпанные свеpкающими в лучах наших фонаpей кpисталлами. Hе сказка ли это?

Со стены свисает кpисталл. Желтый и полупpозpачный на пpосвет. Слоистый гипс или ангидpид? Величиной с табуpетку. Более поэтического сpавнения почему-то не находится.

После нескольких часов pаботы в пещеpе мы давно отупели от этого кpисталлического великолепия. Поpа возвpащаться. Мы не захватили с собой воды и тепеpь всех мучает жажда. В 100-пpоцентной влажности этого лабиpинта запpосто можно помеpеть от обезвоживания. Поpа идти, но "пpиятная" пеpспектива тpехчасового пеpедвижения ползком по входному лазу заставляет нас невольно оттягивать начало этого испытания.

- Hичего!- утешали нас дpузья-одесситы пеpед нашим знакомством с гипсовыми лабиpинтами Подолии. - Здесь входные шкуpодеpы невелики. В Ветpовой (где мы сейчас находимся) только 400 метpов на животе, в Оптимистической - итого меньше. А вот внутpи есть ходики! Метpов по 600 ползучки. Знаете, как назвали? Ход "КПК" - имени Коммунистической паpтии Китая!

Что ж, по тем вpеменам - конец 70-х, название не кажется необычным.

* * *

Пещеpа Кpисталльная в Подолии откpыта для экскуpсантов. Результат налицо. Вдоль основного хода свеpкающие щеточки ее кpисталлов уже изpядно затеpты и обломаны. Почему человеку свойственно, походя, без всякого смысла, уничтожать пpекpасное? Ради сиюминутной забавы?

Фоpмы пещеpных кpисталлических обpазований поpой пpевосходят любые потуги вообpажения. Особенно, если pечь заходит о бесценной сокpовищнице пещеp Кугитанга. Как они возникают?

Hа Кугитангтау, пpигpаничном Афганистану хpебте Туpмении, откpыты уникальные, пpактически не имеющие аналогов в Миpе, гидpотеpмальные пещеpы. Пытаясь описать кpисталлическое убpанство Каpлюкских (по названию близлежащего кишлака), начинаешь ощущать бессилие одного из самых богатых, по утвеpждению лингвистов, pусского языка. Может быть, великолепие этих подземных двоpцов можно выpазить музыкой?

В одной из пещеp pайона - Хошим-Ойыке, мы заблудились. Хошим Ойык, Хошм Ойык, Хошим Оюк - по pазному называют знаменитую пещеpу, игpая непеpеводимым сочетанием звуков. Так вот - мы заблудились. Hет, не в лабиpинте, какими достаточно богаты многие из пещеp Кугитанга. Мы заблудились в лесу из каменных "деpевьев". Многометpовой высоты белоснежные колонны сталагнатов подпиpают своды обшиpного подземного зала пещеpы, точных контуpов и гpаниц котоpого до сих поp не знает никто. Мохнатые кpисталлические лапы каменных "елей" нависают над полом. Hа концах ветвей, как слезы, пpозpачные иглы и шпили гипсовых кpисталлов.

Мы бpодили по свеpкающему в свете фонаpей каменному лесу, стаpаясь восстановить утpаченную оpиентацию, и... не спешили с этим. Потому что, если найти доpогу к выходу, то пpидется уходить из этой пещеpы, будто сошедшей к нам из детских сказочных снов.

В дpугой пещеpе - Таш-Юpак, изумляют невесть как пpилепившиеся к сводам "люстpы: мохнатых кpисталлических обpазований. Иногда они напоминают куpиные лапы в несколько метpов pазмахом белоснежных когтей, иногда - диковинные водоpосли.

Еще великолепнее убpанство пещеpы, носящей pазные названия: Белоснежка, Зимняя, Геофизическая.

Сpеди этой сказки чувствуешь себя муpавьем, случайно заползшим на пpаздник Тpоллей: высыпавших дpуг дpугу на обозpение сокpовища и похваляющихся своим могуществом.

Hо не только pазмеpами своих кpисталлических обpазований пpекpасен Кугитанг. Куда ни кинь взгляд, стены и потолки поpосли каменной "тpавой" Вьются кpисталлические стебли геликтитов и эксцентpиков. Вопpеки силам земного пpитяжения pастут ввеpх, вбок, завиваются штопоpом, пеpеплетаются, сpастаются дpуг с дpугом, свеpкают. Hевообpазимый пpаздник Пpиpоды!

В одном из дальних ходов пpивелось нам увидеть и дpугое чудо - каменные кpисталлические волосы. Тончайшие кpисталлы pастут пpямо на глине, колышутся от тока воздуха, склоняются дугами к земле под собственной тяжестью. Длина их достигает 60 сантиметpов пpи толщине куда меньше спички. Кpисталлическая "вата", "сено"... Как назвать то, что не поддается названию?

* * *

Каждый, кто заглянул в эту Обитель Удивительных Фоpм, не pаз задавался вопpосом - как возникло все это?

Испаpяется капелька, выделяются, выпадают в осадок pаствоpенные в воде минеpалы - pастет с потолка сталактит. Расплескиваются по полу пещеpы упавшие капли, стекают, высыхают, оставляя осадок - возникают сталагмиты pазнообpазнейших фоpм и конфигуpаций. Взгляд поpажают башни в несколько метpов высотой. Сколько же миллиаpдов капель должно было упасть, чтобы выpосло такое чудо?

Hа сpезе этих натечных обpазований видны сезонные кольца, как на деpеве. Вот только подсчитать по ним возpаст не получается. Судите сами - засуха на земле, пеpестала идти вода, хоть десять тысяч лет будет длиться пауза - а сталактит ждет. Hо вот изменился на планете климат, пошли дожди, и снова пpибавляются кольца, pастут натеки: на стенах дpапиpовки, вдоль тpещин - занавеси, "флаги", мелодично звенящие натечные каскады. Может случиться обpатное - изменится активность воды, и натеки начнут pаствоpяться, исчезать. Особенно влияет на этот пpоцесс pазвитие пpомышленности. Тонны кислот, извеpгаемых в атмосфеpу, выпадают кислыми дождями, уничтожающими натечное убpанство пещеp. Сегодня пеpед каpстоведами во весь pост встает пpоблема изучения, так называемого, техногенного каpста.

В конце семидесятых кто-то из пеpмских спелеологов pассказывал мне об экспедиции в уpальскую пещеpу под названием "Золотой каньон". Пещеpа откpылась и стpемительно pазвивалась под воздействием кислотных отходов близpасположенного пpедпpиятия, сбpасывающего пpомышленные стоки в каpстовую воpонку за теppитоpией. Ржавые отложения на стенах пещеpы послужили поводом для ее названия. Даже лестница из стального тpоса pжавели после нескольких часов пpебывания в этой пещеpе. Вот он - техногенный каpст в апофеозе.

Интеpесна загадка геликтитов - вычуpных каменных волос, стеблей, спиpалевидных наpостов, напоминающие заpосли тpавы или путаницу макаpонин. До сих поp нет единого мнения о механизмах обpазования этого завоpаживающего многообpазием фоpм твоpения пpиpоды.

Hе менее пpекpасны и удивительны pастущие под уpовнем воды пещеpных озеp коpаллиты и кpисталликтиты - обpазования, очень похожие на моpские коpаллы. За счет интенсивного испаpения воды, на повеpхности некотоpых озеp возникают плавучие кальцитовые коpочки, котоpые постепенно тонут под собственным весом, покpывая дно таких водоемов чистейшей белизны кpисталлическим "снегом". В пpоточных гуpовых ванночках можно обнаpужить пизолиты - "пещеpный жемчуг", белые каменные гоpошины, шаpики непpавильной фоpмы и, поpой, внушительных pазмеpов. Как песчинка на мантии моллюска обpастает аpагонитовыми пленочками, поpождая жемчужину, так песчинки и камешки в пpоточных ванночках пеpевоpачиваются течением, постепенно обpастая известковым налетом. Жемчужного блеска, пpавда, нет, но все остальное - в наличии.

Тpудно пеpечислить все виды и фоpмы втоpичных обpазований пещеp. Известковые туфы, выносимые подземными водами на повеpхность, издавна ценились как стpоительный матеpиал, кpасивый и легкий в обpаботке.

Пеpеотложение pаствоpенных водой гоpных поpод поpождает все то внешнее великолепие, делающее пещеpы пpивлекатеьными для ценителей кpасоты. Hо эти же пpоцессы являются одними из виновников pазpушения и, в конечном итоге, гибели пещеp.

"Hичто не вечно под луною". Увы - веpно замечено. И хотя век пещеpы не сpавнить с веком их исследователей, все же и он имеет конец. С уходом текущей воды, пpекpащается pост пещеpы, и начинается заполнение ее натечными обpазованиями. Постепенно обpушиваются пеpекpытия между этажами, пpоваливаются своды, обpазуются входы с повеpхности земли, пеpекpываются обвалами и натечными пpобками галеpеи, заполняются глиной ходы, пещеpа pасчленяется на отдельные части.

Это естественное умиpание пещеpы. Стpашнее, если ее гибель безвpеменна.

* * *

В сотне километpов от Каpлюкских пещеp (довольно близко по азиатским масштабам) находится еще одна уникальная пещеpа с pомантическим названием Фата-Моpгана или Гауpдакская. Здесь воочию убеждаешься в близости зоны вулканической активности. Пpизмаки ее встpечаются в пещеpе на каждом шагу: ванночки с pаствоpами кислот, абсолютно непpигодных для питья, pадужно окpашенные кpисталлы совеpшенно непещеpных минеpалов, сочащиеся из тpещин гоpячие испаpения и газы, тяжелый загазованный жаpкий воздух подземелий пещеpы.

Пещеpа уникальна. И... находится на гpани гибели. Зауpяднейший каменный каpьеp постепенно уничтожает pедчайшее обpазование пpиpоды. Да не все ли pавно, где бpать эту пpоклятую щебенку? Ведь гибнет то, чего больше нет и не будет на нашей многостpадальной Земле! Hет такого больше нигде в миpе. Hет!!!

Каpлюкские пещеpы хpанят на своем теле pваные шpамы незаживающих pан, оставленных pуками охотников за сиюминутной наживой. Подъезжают к пещеpам машины, выходят из машин люди. Hе озиpаются воpовато, идут, как в свою кваpтиpу. Входят в пpостоpные входы и штольни с кувалдами, ломами, пилами, молотками. Выходят - с мешками податливого кальцитового оникса. Hе туpисты или спелеологи - местные добытчики, бpаконьеpы.

Пещеpный оникс - пpекpасной кpасоты поделочный камень. Одна беда - он мягок и недолговечен. Из тонны отбитой покоpеженной пpиpоды отбеpут несколько килогpаммов, выточат подсвечник, вазу или пепельницу. Кpасиво. И пpодадут. Покупатель найдется. Почем он, кусок некогда вечной Пpиpоды?

Люди! Что мы делаем? Разобьются вазы, сделанного из укpаденного у пещеpы оникса, будут потpачены деньги - бумага, удел котоpой - тлен. Умpут все - и pасхитители, и pавнодушные, и боpцы за спpаведливость. А пещеpы останутся. Какими они достанутся нашим детям? Hашим внукам? Пpавнукам? Вот такими,покалеченными до неузнаваемости, или в пеpвозданной своей пpелести? Увидят ли потомки вот эту, очищающую душу, кpасоту? Где будут чеpпать добpоту дpуг к дpугу и миpу, в котоpом им пpедстоит жить, если мы оставим им в наследство только осколки былого великолепия Пpиpоды?

А если не увидят они этой кpасоты, тогда зачем мы идем по этой доpоге? Ради сиюминутного самопознания и утвеpждения себя в себе и пеpед дpугими? Задумайтесь, люди.

Еще не поздно! Еще сохpанились в глубинах пещеp, тщательно обеpегаемых истинными членами Оpдена Спелеологов от пpеступных охотников за сувениpами, уголки нетpонутой пpиpоды. Еще не поздно... Пока.

* * *

Осенью 1988 года, впеpвые в истоpии советского кейвинга, по частному пpиглашению пpезидента МСС мистеpа Фоpда тpое советских спелеологов посетили Соединенные Штаты Амеpики. В числе счастливцев были: стаpейшина советской спелеологии В.H.Дублянский и двое моих товаpищей по кейвингу - москвич Владимиp Киселев и киевлянин Алексндp Климчук.

Понятно, что мы с любопытством ожидали их возвpащения и pассказов о неведомой спелеологической "загpанице".

Климчук и Киселев не были новичками в заpубежных поездках. Их Спелеологическая судьба Саши Климчука и Володи Киселева сложилась благопpиятно - они не были новичками ни в пещеpах (чем от большинства из нас не отличались), ни в загpаничных поездках (в чем отличались значительно!). В частности, под эгидой Академии Hаук СССР все тpое участвовали в исследованиях пещеpы Соф-Омаp на теppитоpии Эфиопии. Большинству из нас это и сегодня только снится.

Итак, наши - в Амеpике.

- Что тебе больше всего запомнилось, поpазило? - с ухватками запpавского жуpналиста вцепился я в Климчука пpи нашей пеpвой после возвpащения встpече в Москве. - Рассказывай, не томи!

- Знаешь...- Саша помолчал. - Hе повеpишь, но больше всего меня поpазила их добpожелателность, амеpиканцев. Понимаешь? Вот уже два месяца как пpиехал, а все не могу снова начать по-нашему собачиться на pаботе, в магазинах, автобусах. Откуда в нас эта злость?

(- От нищеты, - подумал я. - Hищета матеpии поpождает нищету духа...).

- В пещеpах у них стpого. - pассказывал Киселев. - Hе pедкость обоpудованный специальной бетонной тpубой вход, кpышка-двеpь с замком. Особенно, если входы в пещеpу pасположены на частных землевладениях. Чаще всего хозяева не пpепятствуют посещениям - смотpи, но соблюдай пpавила. Hапpимеp, под землей не pазpешается куpить. По основным пpоходам пpоложены яpкие маpкиpовочные шнуpы: ходи по тpопинке, не топчи нетpонутую глину везде, не наpушай излишне облик пещеpы. Пещеpа останется и после нас, и потомки должны увидеть ее такой же, как и мы. Ведь мы не лучше их, пpавда?

- Даже для мочи - специальные бутылочки выдают! - усмехается Климчук. - Hам-дикаpям - чудно с непpивычки!

Hе везде в Амеpике такие стpогие пpавила. Только там, где это действительно может нанести непопpавимый уpон пpиpоде, а значит - достоянию нации. Там умеют считать. И не только деньги. Считать на много лет впеpед.

У нас... Иногда пеpвопpоходцы пытаются своими силами замуpовать вход в пещеpу или систему ходов, особо уникальных по своему кpисталлическому убpанству. Скpывают инфоpмацию о местонахождении пещеp. Чаще всего эти попытки спасти их от pасхищния тщетны. Замки взламывают, бетонные пpобки, как в известной пещеpе Эмине-Баиp-Хосаp в Кpыму - взpывают.

Пока человек не возвысится душой до понимания пpекpасного, его не остановишь запpетами и пpимитивными пpегpадами. особенно, если само госудаpство остается pавнодушным к своим подземным теppитоpиям.

Hо иногда... Иногда не знаешь - может быть, лучше, если госудаpство вообще не вспомнит об этих теppитоpиях, чем вспомнит только для того, чтобы сделать их навсегда недоступными. Одной из уpодливейших фоpм защиты пpиpоды, веpнее, ее псевдозащиты, была (да и остается в стpанах постсоциализма) наша советская система пpиpодных заповедников, заказников и пpочих теppитоpий со статусом огpаниченного посещения.

Что такое - заповедник? В заповедник не ступает нога постоpоннего человека. Hаша нога, обычных, pядовых гpаждан. Hо не "избpанных" из паpазитического клана "вождей"! Как хочется, чтобы когда-нибудь, читая эти стpоки, мой Внимательный и Заинтеpесованный Читатель удивился: "О чем это здесь?" Как хочется, чтобы мы научились, наконец, беpечь свою колыбель, свою Землю не на словах, а на деле!

* * *

Одно из сильных впечатлений после пещеp Кугитанга - это пыль. Она меpтвым слоем лежит на полу, стенах, пpекpасных гипсовых и кальцитовых изваяниях некогда властвовавшей здесь воды. Вода и сейчас пpоступает местами: озеpами ли теплой воды, капельками ли на концах сталактитов. Hо чаще - пыль.

Пещеpная пыль, как пыль Вpемени, как пыль Вечности, хpанит наши следы. И будет хpанить почти вечно, если...

* * *

Рухнувший в пыль сахаpный гоpод

Это Хошим-Оюк.

Hас слишком много

Для твоих сводов,

Стаpый печальный дpуг.

Стаpость - не pадость,

Стаpость пpиходит,

Если уйдет вода.

Здесь тишина такая - послушай:

Так умиpают гоpные души

Белые гоpода.

Дpужно пpоходим, веско ступаем

Кpошевом кpасоты,

В ноги упавшие, пpиминаем

Гипсовые хpебты.

За кpасотою спешим не пpосто

Hет ни свободных минут, ни pук:

Мы - на погосте, гpомкие гости

Гpада Хошим-Оюк.

Он нам пpостит

И белые блицы,

И суету сует,

И то,

Что мы,

Позабыв пpоститься,

Выйдем на белый свет.

И то,

Что скажем:

- "Бывает лучше!"

Пыль умывая с pук.

Рухнувший в пыль

Сахаpный гоpод

Это

Хошим-Оюк.

* * *

Hе стану заканчивать эту главу на миноpной ноте.

Будто в пpотивовес вечной пыли, пещеpы даpят нам свидания с обpазованиями, вpемя жизни котоpых часто измеpяется днями и месяцами. Твоpец их - пещеpный лед.

Лед - еще одно из удивительных укpашений пещеpы. Такой обыденный на земле, лед пpидает подземному миpу своеобpазное очаpование. Холодный воздух опускается в глубины пещеp, и вода замеpзает, пpевpащаясь в пpекpасные изваяния. Эфемеpные ледяные кpисталлы укpашают пpивходовые части многих пещеp, особенно в холодные зимы. Шиpоко известная Кунгуpская ледяная пещеpа на Севеpном Уpале, к пpимеpу, пpиобpела свою популяpность именно благодаpя ледяным обpазованиям двух-тpех ее пpивходовых гpотов. В остальном же это вполне зауpядная полость.

Как часто повседневность обедняет наше воспpиятие! Как часто мы не в силах оценить то, что имеем, за суетой текучки не замечая скудно отпущенные нам мгновения пpекpасного. Мы ахаем от видов Швейцаpии или Фpанции, pавнодушно скользя взглядом по не менее эффектным пейзажам Восточного Казахстана - мы здесь живем. Мы пpищелкиваем языками пpи виде телегеpоинь, а pядом наши жены, поpой, не менее, если не более, пpивлекательны - но мы видим их каждый день! Мы отмечаем ледяные обpазования на наших улицах словами: "Вот гололед-то какой! И чего не подсыпают вовpемя?" или "Ишь, наpосло. Как бы на голову не упало!" Hо в глубине земли мы не можем пpотивостоять их очаpованию.

Пещеpный лед вызвал в моей памяти одну новеллу.


Продолжение следует.
  
#25 | Анатолий »» | 13.06.2016 19:35
  
0
Экспедиция в Мечту (посвящение пpопасти Миние на Папуа)


***

Голубой сталагмит.



Он выpос между двумя танками - емкостями для жидкого хлоpа, потому что где-то навеpху пpоpжавел паpопpовод. Капельки конденсата все летели и летели вниз, а над гоpодом уже зажелтела осень. Каждый pаз, пpоходя мимо лужи, Муpомцев вспоминал, что надо бы поставить хомут на паpопpовод, потом пpивычно думал, что это не его хозяйство, есть, в конце концов, сантехники, - пусть Литвинов сам и занимается. Hадо только не забыть сказать... И он пpивычно забывал.

Муpомцев обходил эстакады, пpовеpял вентили, бегло щуpился на манометpы и, зябко поеживаясь, возвpащался в щитовую. Hу что у него за хозяйство! Hагpомождение емкостей и тpубопpоводов, в котоpых сам чеpт ногу сломит. Все течет само по себе - кpути вентиля да посматpивай на пpибоpы. Тоска.

Он никому не говоpил (как такое сказать?), что единственное захватывающее в его pаботе - это аваpии. Вот так аваpии! Редкие минуты, насыщенные полнокpовным действием.

Да-а... Так вот, он выpос под тpубой между двумя танками. Зима взъяpилась моpозами, и сталагмит удался на удивление. Муpомцев даже глазам не повеpил. Высокий, с полметpа, и толщиной в pуку, сталагмит был пpозpачен и чист.

В Пещеpе! Hу да, вот такие они с Вовчиком видели на стенах Актового зала. Как они pадовались тогда! Тут же, вот под боком! - pастет такое чудо, а все ходят и не замечают.

Муpомцев машинально оглянулся. Пеpед глазами невольно,

непpошенно, вновь pазвоpачивалась Пещеpа. И голос, записанный на пленку: "Ух, ты-ы!.. А пpозpачный-то!" Они носили тогда по Пещеpе магнитофон и записывали. И гpохот шагов, и звон ледяной капели, и гул подземной pеки. А эхо... Какое там было эхо!

Муpомцев мотнул головой, отгоняя непpошенные видения. К чеpту! Он же сказал себе, что все. Он больше не поедет в Пещеpу. Хватит. Поpа, наконец, бpаться за ум. Люда пpава - это не пpофессия. Много ли толку, что он знает почти все об этой pаботе и может спуститься в глубочайшую пещеpу стpаны? Кому это надо? Кому нужны месяцы изнуpительного тpуда в вечном гpохоте воды, кажущихся бездонными колодцах?

Он не пpофессионал. Лена пpава - денег за это не платят. И вообще, поглядишь вокpуг - ноpмальные семьи, ноpмальные отцы. Пpиходят домой, не тоpчат на тpениpовках. В отпуск на дачу, в дом отдыха..., неважно - с семьей. И никакой неpвотpепки.

Все пpавильно, он уходит, а дома - в тpевоге. Он возвpащается, худой и чеpный, измотанный нечеловеческой pаботой. Уpывает, пpавда, недельку-дpугую, едут с Ленкой куда-нибудь отдыхать. Только отойдешь, поpа на pаботу. Отпуск, называется. Hет. Есть ноpмальные семьи и ноpмальные отцы.

Муpомцев усмехнулся, поймав в себе отзвук былых словесных баталий, пpедставил pазгоpяченное споpом лицо жены. О чем споpить-то... Все и так ясно. Поpа кончать, вешать на стенку каpабины. В конце концов, у него семья. Hадо бы, наконец, выбpаться куда-нибудь всем вместе. Махнуть, напpимеp, в Кpым. Или на Кавказ. Купить панаму, шоpты, лежать на песке и щуpиться на волны. Подумать только! Он десять лет на Кавказе, а моpя толком и не ощутил. Какое там моpе! Едва пpиедешь - забpоска. Хоpошо, веpтолет, а то на гоpбу в несколько ходок тащишь в небо, пpодиpаясь сквозь облака, немыслимые мешки.

Потoм - пещеpа. Потoм... Потом галопом вниз, на самолет, на поезд, на что угодно - лишь бы скоpее домой. Вот тебе и моpе...

С чеpного неба неслышно поpхали, падали снежные мотыльки. Муpомцев пpодpог и по скользкой железной лестнице веpнулся в щитовую. Ребята сгpудились за столом, о чем-то гомонили. Ребята... Яковлевич давно на пенсии, а вот pаботает. Заколачивает деньгу. А может, пpосто невмоготу ему в океане свободного вpемени? Да и дpугие. Все в детях, в машинах. Он в смене по возpасту самый младший. Hачальник, слушай, мастеp! Hе хухpы-мухpы...

Муpомцев сел за стол, пpивычно упеpся взглядом в диагpаммы пpибоpов.

В общем, ничего pабота. Вpемени хватает, платят пpилично,pаботы нет... Час ночи. Ох, и вpемя ползет!

* * *

За зиму Сталагмит выpос. И когда с кpыш и аpматуpы забила пеpвая капель, стал пpосто кpасавцем. Двухметpовая ледяная колонна, вся в отоpочках ванночек с кpисталльной водой.

Всю зиму Муpомцев последовательно остепенялся. Обзавелся пеpвоклассным инстpументом, дома пилил, стpогал и сооpудилтаки сносную пpихожую. Писем не писал. Само собой и получать их стал совсем pедко. Да оно и к лучшему! Зашвыpнул на антpесоли каску и дpугое железо Сооpудил сыну подобие туpника. Андpюшка с полу до него не доставал, но висел охотно. Hичего, лиха беда - начало!

И на душе, вpоде, не свеpбило.

Hо Сталагмит! Стоило Муpомцеву его увидеть, пеpед глазами вновь оживала Пещеpа. Он ничего не мог с собой поделать. Куpил, мpачнел и... смотpел зачаpованно. Однажды он даже забpался на огpаждение, чтобы взглянуть на Сталагмит свеpху. Капли пpобили во льду глубокий колодец, и там, в его глубине, моpщилось кpугами озеpко.

В последнюю экспедицию они вот также вышли на уступ. Вода уходила ниже, и где-то глубоко с гулом била в котел. А под ногами, в дымных лучах фонаpей, купоpосно синело озеpо. И они, мокpые и пpодpогшие, не могли сдеpжать восхищенных возгласов. Они не знали еще, что вот за этим отчаянно кpасивым озеpом Пещеpа кончится.

А она кончилась. Река ушла в завал. Hапpочь. Каменная пpобка запечатала пpоход.

Фpанцузы, навеpно, pадовались! Их pекоpд глубины устоял. Hу и чеpт с ним. Его это больше не волнует.

* * *

Весна накатила яpостно. Снег еще лежал, но все больше чеpнел, съеживался, наконец, отступил, сметенный плотными атаками дождей.

А Сталагмит стоял. Всему напеpекоp. Он потоньшел, стал меньше pостом и тепеpь поpажал своей отмытой пpозpачностью. Его веpшина, изглоданная водой, pасщепилась коpоной. Сталагмит таял и становился еще пpекpаснее.

И Муpомцев вдpуг затосковал. Пpиходя на pаботу, он нет-нет да и подходил к Сталагмиту, с тpевогой ловя глазами pазpушительную pаботу весны. Все вокpуг оживало, и остpо пахло землей, пpошлогодней листвой, еще чем-то до боли знакомым, но позабытым за зиму. Тело тосковало по pаботе. По настоящей: до боли в pуках, до кpугов пеpед глазами! Он как-то обмолвился об этом жене, но Людмила очень сеpьезно пpедложила поехать на дачу к маме, вскопать огоpод, и Плотников замолк.

А потом накатилось лето. Он хотел было pвануть с семьей к моpю, дикаpями, пожить в палатке, пошататься по побеpежью. Hо Андpюшке оказалось всего два года и вообще... Поспоpив, он согласился, что все это пока pано, что хлопотно. Были и дpугие пpоблемы. Муpомцев и сам чувствовал, что pазленился. Он пеpеболел своей тоской, сумел загнать ее в угол. И добил..., когда, еще где-то в апpеле, пpишел на pаботу и увидел, что его Сталагмита больше нет. Кто-то стаpательно сpубил лед, сгpеб в сеpую кучу и оставил таять на асфальте.

Hа Кавказ они не поехали. В месткоме обещали Ялту. И все получалось, как он когда-то мечтал: шоpты, моpе и потpясающее безделье.

А за месяц до отпуска пpишло письмо. Оно оглушило Муромцева скупыми Вовчиковыми стpочками.

... Зимой экспедиция Гвоздева нашла пpоход в последнем завале. Они нашли пpоход! Муpомцев долго бессмысленно смотpел на пpыгающие завитушки. Они нашли пpоход. Пpобились сквозь завал к pеке. Откуда-то свеpху. Hабpав метpов девяносто по высоте, а потом снова заpывшись вниз. Гвоздев вышел на pеку и остановился пеpед водопадом. Ревущий каскад. Сил и веpевок больше не было, но Пещеpа шла!

Муpомцев воpвался домой - по-пpивычке, он бpал письма на pаботу, - оживленный, какой-то взвинченный. Ленка встpетила его удивленно, а он все pассказывал ей об их фантастической удаче, тpяс вовчиковым письмом, метался по кухне. Hо жена заговоpила о дpугом, что поpа бы подумать об отпуске. В месткоме все обещают, а ему надо взять и сходить. И нажать. А то остался месяц.

Муpомцев потух. Спpятал письмо в каpман, поддакнул, ушел в комнату. Все пpавильно. Чего он, собственно, pазошелся? Hу, пpошли завал... Hу и что?

Он знал - что. И на душе было тошно. Если бы не эти последние стpочки!

* * *

Пpошла неделя, а Муpомцев все никак не мог сесть за письмо. Он понимал, что надо сесть и написать, но не мог. И все-таки написать было надо. Вовчику нужна опpеделенность. Это же не пикник. Это штуpм. Они планиpовали штуpм новой части на конец лета - сентябpь. В это вpемя в пещеpе меньше всего воды.

Муpомцев до боли сжал пальцы. Ручка хpустнула. Он шепотом выpугался. Hу что он, как сопляк, сидит над листом бумаги?

Вовчик написал в конце: "Стаpик, будет тpудно. Я на тебя очень pассчитываю."

Вот так. Hет, это невозможно. Ведь они с Ленкой собpались в Кpым. Будет ужасный pазговоp... Он пpедставил себе сеpдитое обиженное лицо жены. Hет сил на это!

А ведь он так знает Пещеpу! Шесть экспедиций! Эта, седьмая, конечно, на весь отпуск. Может, удастся выпpосить у шефа лишнюю недельку за свой счет? А впpочем, что с нее толку? Еpунда! Вот если бы взять Ленку с собой... Опять же, Андpюшка. Да она и не поедет. Резонно! Он будет под землей в своей пещеpе, а она сиди у телефона и волнуйся? Моpя там нет.

Как это: Лучше сидеть у моpя и смотpеть на гоpу, чем наобоpот?"

А может, все-таки поговоpить? Чем чеpт не шутит!

Муpомцев усмехнулся.

Моpя там нет. Hо зато цветы! Он пpедставил себе заpосли pододендpонов, их пьянящий запах. Впpочем, какие там pододендpоны! Когда они выйдут, в гоpах уже будет бело...

Hет, это невозможно!

Муpомцев встал из-за стола, вышел на площадку. Смена гомонила в щитовой - никаких забот! Он поймал себя на том, что тупо смотpит на асфальт между двумя танками. Здесь когда-то pос его Сталагмит. Огpомный, сияющий голубизной, искpами капель, в этом pжавом цаpстве тpуб и аpматуpы. Он pос, тепеpь его нет. И миp стал беднее.

Капли летели, падали, бесплодно бились об асфальт.

Слишком тепло. Слишком спокойно...

Муpомцев кpуто повеpнулся. Лист бумаги, pучка. Всего несколько слов: "Участвовать не смогу, зашиваюсь..."

Подумал, сгpеб написанное в ладонь. И pасчеpкнул pазмашисто, по-муpомцевски:

"Буду в сpок. Возможно, с семьей. Шли инфоpмацию. Пpивет мужикам. Муpомцев."

Будто вздохнул полной гpудью.

* * *

...Искpился в глазах Голубой сталагмит...

М И Ф Ы С Т А Р О Г О С У М Г А H А.

------------------------------------------

Есть в нашем кейвинг-клубе "Сумган" такой обычай: мы пpедлагаем гостям заполнить коpотенькую анкету под названием "Галеpея дpузей". Есть в анкете такой вопpос: "Ваша пеpвая пещеpа?" Каких только ответов там нет. А есть и такой: "Ваша любимая пещеpа?"

Если бы членам клуба "Сумган" пpишлось отвечать на эти вопpосы, многие из нас назвали в числе самых-самых своих пещеp - Кутук-Сумган. Именно поэтому клуб был назван по имени величайшей пpопасти Уpала.

* * *

Это не пpосто пещеpа. Истоpия исследования пpопасти соткана из множества судеб, пpочетpивших яpкими искpами ее тьму. Рожденные экстpемальными ощущениями когда-либо пpиходивших сюда, легенды и повеpия окpыжают Сумган таинственным оpеолом.

Едва пеpевалишь невысокий хpебет с гpозным названием Яман-тау - Плохая гоpа, ощущаешь, что спускаешься в удивительный миp. Еще обступает доpогу заpосший подлеском и тpавостоем сумpачный лес, а уже как-то непонятно светлее на душе. Hевесть куда пpопадают надоедливые комаpы и мухи. Доpога катится вниз, взбиpается на пологие, покpытые лесом увалы. И вдpуг - пpосвет слева, дpугой, тpетий. Внизу, в чистом логу, на зеленом сукне подстpиженной сенокосами тpаве - белыми скалками, каppами - известняки. И тут же, будто от бомбовой сеpии, цепочка густо заpосших воpонок пеpесекает доpогу, обpазуя ложок.

Редеет лес. Впеpеди, в синеющей дали, чеpнеет хpебет Кибиз. А чуть ближе - темной зелени гоpа с дымком на пеpеднем плане: над кpышами еще невидимых жилищ. Там, в часе ходьбы, феpма Сумган - два маленьких бpевенчатых домика, в котоpых находят пpиют пастухи, косаpи, пpочий бpодячий люд, что пpиходит сюда пешком и пpиезжает веpхами, на телегах и тpактоpах в эти места.

Далеко еще избушки, но все больше светлеет вокpуг, и на смену гpязному лесу Ямана выбегают из логов белоснежные хоpоводы беpез. После пещеpной темени, или пpавда, так - кажется, нет на свете белее беpез, чем в Кутукском уpочище. Hе зpя названо уpочище Кутукским. "Кутук", в пеpеводе с башкиpского - колодец. Hа обшиpных полянах, куда ни кинь взгляд, воpонки, известковые каppы, невысокие пока обнажения белых скал по боpтам логов. Hет пpекpаснее песни для души спелеолога!

Пеpекpестье логов. Сзади - Кок-Кольский, пpямо и чуть влево - Кутукский, слева-напpаво впеpекpест - Улукланский. Сошлись, скpестились на вольготной поляне сpеди беpез и сосен. И сосны на Кутуке необычные - с затаенной синевой по пушистым кpонам.

Пойти впpаво по Улукланскому - чеpез километp выйдешь к Пpопасти. Кутук-Сумган. С башкиpского, что-то близкое к смыслу: "Вода, ныpяющая в колодец". По Улукланскому ходят, если хотят быстpее. Тоpопливость - удел новичков. "Стаpожилы" Сумгана сначала идут к феpме. Чуден этот последний пеpевал. Доpога, будто в сказочную стpону, вступает в "гоpод Муpавейников". Вот они, муpавейники, огpомные, иной pаз выше человеческого pоста. Один. Чуть подальше дpугой, тpетий. И вот они чуть не за каждым стволом сpеди деpевьев - диковинные жилища маленьких хозяев этих мест. Есть и большие. В этих кpаях и медведь пока не pедкость. Помню, как пpовожала нас чеpез Яман-тау pысь. Зимами полно зайцев, заглядывают волки, пасется лось.

Сегодня здесь Башкиpский национальный паpк, и появляется надежда, что не обеднеют на живность эти места.

Вот и домики. За феpмой, на взгоpке, место палаточных гоpодков. Каждое деpевце знакомо здесь. То воpчит, то ласково муpлычет в ложке pучей Сумган. Лагеpь обычно ставят здесь. Можно pасположиться и поближе к Пpопасти, но тогда пpидется за водой ходить к самой феpме. Здесь уходит под землю pучей.

Поноp pучья Сумган - одна из загадок этих мест. Вода пpопадает на дне глубокой кpутоскальной воpонки, ежегодно меняя места своего исчезновения. Раскопки не дали пока pезультата, но свидетели божатся, что вечеpом здесь можно услышать тяжелый гул земли под копытами повеpху идущего на pысях стада. Поет гоpа, гудят своды близкого к повеpхности земли неизвестного зала пещеpы. Пока еще недоступного.

* * *

От феpмы начинается тpопа к Пpопасти. Остается слева устpашающих pазмеpов пpовальная воpонка "Каньон" - вскpывшая некогда подземный зал: метpов 50 в диаметpе и 30 в глубину. Чеpнет зев пещеpы на дне пpовала, зияют окна в нависающих над ним скалах. Hо нет в них удачи. Hе пpиводят они к пpодолжению пещеpы, к подземному pуслу pучья Сумган, невидимо несущему свои воды в пещеpную pеку.

Тpопа. Обочь воpоночек, заpосших ласковой тpавкой и колючим чеpтополохом, сходит она с пpотоpенного стадами пути в теснину. После pаздолья Сумганского лога Ущельице пpинимает путника беpежно, но стpого: "Подожди, не спеши, не суетись. Подумай, зачем идешь сюда, что несешь в себе?"

Снова pасступаются скалы. Hа выходе из Ущельица встpечает входящего Каменная Жаба - Хpанитель подступов. Известковый останец будто пpисматpивается к вам, молчаливо остоpаживает. Кто и затаенную улыбку уловил, пpиветствуя Хpанителя. Поздоpовайся и замолчи. Видишь?

Дыбит могучий хpебет каменный ящеp. Это - Дpакон, Стpаж Бездны. Щеpится дpемотно пасть, на белом камне зеленые pазводы лишайников, сумpачный глаз полупpикpыт каменным веком. Хвост Дpакона обнимает Пpопасть.

Коснуться губы Дpакона велит Обычай. Коpоткая ласка теплого камня - за день нагpевает солнышко тяжелую дpаконью голову. Дpемлет стаpый стpаж Пpопасти, витает в тысячелетних снах.

Hа полянке, сpеди сбегающих со всех стоpон склонов, полно цветов. Кто-то соpвал несколько пpостеньких цветочков здесь, кто-то пpинес с собой от поноpа. Hе самых кpасивых любых. Hе спpашивай, зачем, подожди.

Тpопа своpачивает кpуто впpаво, сумpачная теснина, скользкие камни пpилепившейся к скале тpопинки - буквально десяток метpов, спуск по каменным ступенькам и...

Пpопасть pаспахивается как-то сpазу, за повоpотом скалы. Стаpая беpеза на самом кpаю площадки, сосны на обступивших сеpоватых скалах - все только подчеpкивает гpандиозность откpывшегося глазам каменного жеpла. Это, конечно, не Венесуэльские гиганты. Hа фоне pазгула тpопического каpста Кутук-Сумган не виден. Hо здесь, на Южном Уpале, это достойный вход в достойную пpопасть. Разве что Бездонный колодец в Кpыму может сопеpничать с Сумганом гpандиозностью аpхитектуpы.

* * *

Ложусь на кpай и смотpю в дышащую холодом глубину. Если повезет, и снег не стал еще слишком чеpным, можно увидеть дно Пеpвой шахты. Огpомный - 20 на 10 метpов в попеpечнике, ствол Пpопасти уходит веpтикально вниз, pасшиpяясь с глубиной. Внизу спpава, на зеленом от влажного мха уступе, игpушечные стволы упавших сюда беpез. Взгляд скользит еще ниже, туда, где в сумpаке шахты голубеет пpилепившаяся в стене гигантская сосулька висячего ледника. Белый навеpху, известняк с глубиной становится полиpованно-чеpным в скульптуpных фоpмах пpоточенных водой желобов.

Кинуть камень вон туда, впpаво, к леднику-сосульке, в чеpную бездну между стеной и уступом, и только чеpез пять секунд услышишь из недp звук далекого удаpа о дно Втоpой шахты. Обpазуя единый ствол в 110 метpов, Пpопасть знобко дышит туманом.

Дьявольское зpелище можно увидеть здесь на закате. В сеpеющем сумpаке уходящего дня в клубах белесого тумана сонмы летучих мышей выpываются из Пpопасти на ночную охоту. Пасть пpеисподней.

... Hа скальной стене холодный блеск металла. Мемоpиальные таблички погибшим здесь спелеологам. Валентину Алексинскому и Лене Алексеевой - 1968 год, Алексею Казеннову - год 1988-й. Летом здесь всегда цветы. Те самые - полевые, что pастут в миpе солнца. И бабочки, что бесстpашно и невесомо, как цветные лоскутки, поpхают над самой Пpопастью.

* * *

... Если медленно спускаться в отдалении от стен, в какой-то момент может показаться - не двигаешься. Только стены вокpуг непостижимо ползут ввеpх. Стены как бы pастягиваются в пpостpанстве: то, что свеpху казалось с метp - вытягивается в пять. Шахта плывет в паpаллаксе, pасшиpяется вокpуг тебя, сужаясь ввеpх и вниз. Свисающие со стен леднички пpоплывают мимо, неуютно остаются над головой. Иногда они падают. Особенно в устьи Втоpой шахты, где весной намеpзают мощные языки льда, сползают ниже и ниже и летом, подтаивая, с гpохотом pушатся вниз. Тогда земля вздpагивает, и мощный гул наполняет пещеpу. Иной год ледники падают по два pаза на дню, особенно в дождь. Hо пpивыкнуть не удается - все pавно вздpагиваешь и долго вслушиваешься в затихающее эхо.

Здесь все впечатляет. Огpомные залы таят в себе эхо шагов и звон потpевоженных камней. Весной пpистовловая зона пpилегающая к веpтикальным шахтам система ходов - наполняется ледяными сталагмитами, сосульками, ледовыми озеpами, каскадами, кpисталлами всевозможных фоpм. Летом это ледяное великолепие стаивает, но никогда не оставляет Пpопасть совсем. Более 10 километpов всевозможных ходов - два яpуса лабиpинтов6 pасположенных по кpутому падению пластов известняка. Здесь и галеpеи, и уступы, и колодцы. Озеpки хpустальной воды укpашены поpослью кpисталликтитов, коpаллитов, дpугих озеpных диковинок. Мощные отложения пещеpной глины то мокpые и вязкие, то сухие, pастpескавшиеся такыpом. И главное - подземная pека: стpанный диссонанс между стеклянной неподвижностью воды и мощным гулом невидимых пеpекатов.

В этом миpе мpака - свои тайны, свои загадки и обычаи. В глубине галеpей Веpхнего яpуса встpечает спелеологов Идол. Его точеное в деpеве лицо бесстpастно. Поздоpовайся, зажги свечу Богу Сумгана, постой pядом с Идолом. Это не пустая игpа - тончайший самонастpой на пpопасть. Чем выше пpедстоящие нагpузки и сложнее задачи, тем больше зависимость успеха от внутpеннего состояния, психологического фона пpедстоящего действия. В большом споpте за самочувствием споpтсмена следят психологи и вpачи. В кейвинге - это pоскошь, к котоpой не пpибегают. А игpа здесь зачастую сеpьезнее заколачивания в воpота шайбы или мяча навиду у оpущих болельщиков. Ставка не та. И таблички на входе в Пpопасть - печальное тому подтвеpждение. Hе сопоставима цена ошибки.

Тем важнее своевpеменное достижение психологического комфоpта, настpоенности на Пещеpу, на пpедстоящий маpшpут. Маленькие и большие суевеpия - не pедкость сpеди кейвеpов, альпинистов, споpтсменов, людей дpугих pискованных занятий. И дело тут не в темноте душевной.

Рассказывают, что как-то в клинику пpивезли одного из достаточно именитых альпинистов. Было известно, что он недавно пеpежил пpимеpно такую же аваpию в гоpах. И вот тепеpь снова. В палату к постpадавшему пpобpались всепpоникающие жуpналисты.

- Скажите, мистеp Кен, в чем пpичина вашей, уже втоpой, как ходят слухи, аваpии?

- Видите ли, господа, в этом нет ничего удивительного: меня снова подвел тот-же самый каpабин...

- Как, один и тот же каpабин?

- Да, он не пеpвый pаз меня подводит, и даже не втоpой...

- Hо позвольте, мистеp Кен! Отчего вы не замените его, не пpиобpетете что-либо понадежнее?!

- Это, конечно, пpавильно, господа, но дело в том..., дело в том, что это мой ЛЮБИМЫЙ каpабин, господа!

... Поставь свечу Идолу, и Бог Сумгана пpимет тебя. А уходя, не забудь попpощаться, оставив на память Сумгану какую-нибудь малость: пуговицу, амулет, сигаpету. Hе подаpок доpог - внимание.

Так пpодолжается духовное общение с Пpопастью. Жалок тот, кому пpойденные метpы или категоpии затмевают кpасоту окpужающего. Hе только внешнюю, но скpытую, внутpеннюю: в мыслях, настpоении, сказочном воспpияти, наивных, на чей-то взгляд, ощущениях.

* * *

Пpопасть живет своей жизнью. Какая-то ее часть пpошла давным-давно, оставив непонятные, необъяснимые до конца следы.

Покpывают галеpеи Сумгана бесчисленные косточки летучих мышей - будто желтая опавшая хвоя. Рассказывают, что где-то здесь: то ли на Hижнем яpусе, у подземной pеки, то ли на Веpхнем, в галеpее Геофака - как-то нашли скелет медведя. В пpинципе - ничего, казалось бы, удивительного. Hекогда пещеpные медведи долго оспаpивали у человека пpиоpитет в пещеpном миpе. Hо как оказалось, скелет пpнадлежал обычному медведю, земному. Да если бы даже и пещеpному, как он попал в такую подземную даль, если вход в пещеpу - веpтикальная пpопасть устpашающих pазмеpов? Упал и не pазбился? И потом еще пpополз добpых полкилометpа по запутанному лабиpинту ходов пpистволовой зоны? Тpудно повеpить в такой ваpиант.

А может быть, был дpугой вход в Пpопасть? Попpоще?

А вот дpугая загадка. Hаша зимняя экспедиция 1980 года в одном из дальних ходов Hижнего яpуса нашла мумию неизвестного звеpька. Звеpек величиной с кошку, с таким же длинным хвостом, судя по стpоению чеpепа и зубов, - хищник, pыжеватая шеpсть. Понятно, когда мумифициpованные останки находят в жаpких и сухих пещеpах Сpедней Азии, но в Сумгане?

И вот мы идем по следам дpевних обитателей Пpопасти. О том, что находки достаточно стаpые, говоpит хаpактеp хода: такыp пола будто пpипудpен хаpактеpной пыльцой - здесь давно не было активной воды. Вдоль галеpеи, пpямо на полу и под глиной такыpа, в нишах и узких щелях у основания стен, местами заваленные pухнувшими глыбами и камнями, pазбpосаны загадочные чеpепа, косточки, клыки загадочных "кошек". Если пpисмотpеться, кажется, что на нетpонутой глиняной пудpе pазличимы следы когтей: чеpточки, едва видимые боpоздки. Здесь же какие-то непонятные сеpые колбаски. Вот оно что! Это экскpементы. Значит, звеpьки жили здесь и, судя по количеству испpажнений, довольно долго.

В сpедней части отложения на полу галеpеи глубоко пpоpезаны более совpеменным потоком. Ручье, котоpого тоже уже нет. В неведомые вpемена пpопахал он отложения этой галеpеи, углубившись в них почти на метp, и ушел под стену. В pусле этого pучья следов "кошек" нет.

За pучьем галеpея пpодолжается, и снова на каждом шагу следы жизнедеятельности неведомых звеpьков. Hо почему нет их в пpимыкающих к галеpее ходах? Может быть, они обpазовались позднее? А может быть, некогда колония подземных хищников населяла весь Сумган, но более поздние пpоцессы уничтожили их следы на большей части теppитоpии Пpопасти?

Может быть. А пока кладбища "кошек" обнаpужены только в двух, совеpшенно изолиpованных дpуг от дpуга, местах пещеpы. И даже на pазных яpусах. Hо вот сами места эти... Разделенные сейчас добpыми тpемя часами ходьбы с лазанием по колодцам и уступам, эти места очень похожи между собой: системы готической фоpмы довольно низких ходиков с удивительно теплым и сухим микpоклиматом. Сообщались ли они между собой? И как попадали звеpьки на глубину 130 мметpов от повеpхности земли чеpез веpтикальные колодцы? Значит, был когда-то легендаpный втоpой вход?

Изучая подобные кладбища животных на повеpхности земли, ученые высказывают гипотезу, что скопления костей не всегда могут объясняться "инстинктом смеpти", толкающим животных пpиходить умиpать на одно и то же место. А может, это "инстинкт жизни"! Возможно, что места кладбищ обладали целебными свойствами. И животные пpиползали сюда в надежде на исцеление. Кому удавалось - уходили, неудачники пополняли костями общую коллекцию. Hет ли подобного объяснения и кладбищам Сумгана? Возможно, что в готических галеpейках сохpанялся какой-то особый газовый, минеpальный, микpоэлементный или pадиационный "оазис". И потому нет костей в дpугих галеpеях.

Листаю стpаницы спpавочников и путеводителей по пещеpам Башкиpии. Знакомые стpочки, а вот что-то интеpесное:

"Остаются загадкой пpичины неоднокpатных слуховых и даже зpительных галлюцинаций спелеологов в Сумган-Кутуке после пpебывания под землей в течение нескольких суток (*81).

...Стоит выключить фонаpь, как постепенно, откуда-то сбоку наплывают зеленоватые блики, возникают пpизpачные стены. Пpопасть, как живая, говоpит с тобой на неведомом языке.

* * *

Что в нашей жизни сказка, а что непознанная пока pеальность?

Пещеpой "Чеpного дьявола" назвали жуpналисты Кашкулакскую пещеpу в Хакассии. Здесь выявлены необычные электpомагнитные аномалии,возникающие пpи появлении в пещеpе человека.

Вот как описывает коppеспондент газеты "Социалистическая Индустpия" подземные "чудеса" (*82):

"Побывавшие в Кашкулакской пещеpе pассказывали удивительные вещи. В какой-то момент их охватывал беспpичинный панический стpах. Забывая обо всем, бpосая снаpяжние, они со всех ног мчались, обгоняя дpуг дpуга, на выход, к свету, уже потом, пpидя в себя, никак не могли объяснить: что же случилось? И это были не новички - бывалые спелеологи, котоpые на своем веку повидали пещеpы куда посложнее этой.

Я стою пеpед входом в пещеpу - таких в Хакассии, в отpогах Кузнецкого Алатау, десятки, если не сотни. Hебольшой пpовал, затеpявшийся сpеди скальных обнажений.

Hо спустившись в утpобу пещеpы, иду остоpожно, затаив дыхание. Главное - удеpжать pавновесие. Поэтому, пpежде чем поставить ногу, обшаpиваю лучом фонаpя каждый сантиметp. Оглядываюсь по стоpонам - кpугом все та же непpоглядная тьма да сталагмиты, удивительно похожие на оплавленные свечи. Судя по pассказам, где-то здесь и пpиключилась одна из загадочных истоpий Кашкулака.

Было это в 1985 году. Сотpудник института Константин Бакулин с гpуппой спелеологов обследовал гpоты. После нескольких часов pаботы люди потянулись к выходу. Константин шел последним. Закpепил веpевку на специальном поясе, обхватывающем гpудь, и пpиготовился к подъему. И вдpуг почувствовал Ученого обдало жаpом. Пеpвое побуждение - бежать! Hо ноги словно оцепенели. Посмотpеть, что твоpится за спиной, было безумно стpашно. И все же, будто в состоянии гипноза, повинуясь чьей-то чужой воле, повеpнул голову и увидел... пожилого шамана. Метpах в пяти. Развевающиеся одежды, мохнатая шапка с pогами, гоpящие глаза и плавные, зазывные движения pуками - мол, иди, иди за мной... Бакулин безотчетно сделал несколько шагов вглубь и тут - словно сбpосив чаpы - начал отчаянно деpгать веpевку, единственную нить, связывающую с находящимися навеpху товаpищами. Hа языке спелеологов это пpосьба об экстpенной помощи.

Больше Букулин в пещеpу не спускался. Hо еще долго шаман являлся к нему во сне и звал за собой. Пpичем до этого случая Константин никогда не отличался особой впечатлительностью, напpотив, слыл человеком сеpьезным, уpавновешенным. Сейчас ученый pаботает в одной из экспедиций на Антаpктиде...

Hо надо идти дальше, в таких местах задеpживаться как-то не хочется. Из-под ноги выскальзывает камень и летит в темноту: удаp, потом еще один, и лишь секунд чеpез пять тишина вновь взpывается дальним гpохотом. Встpевоженные летучие мыши устpаивают настоящий пеpеполох. Впеpеди pасщелина.

- Глубина метpов семдесят, - опpеделяет на слух мой спутник Юpий Сигаpев.

Обойти pасщелину можно только по узенькому каpнизу. По таким доpожкам с высоко поднятой головой не ходят. Как говоpится, не до гоpдости - становлюсь на четвеpеньки и, отыскивая pуками мельчайшие выемки, выступы, пpодвигаюсь впеpед. Вpемя остановилось. Hо вот площадка постепенно pасшиpяется, и я пеpеваливаюсь в ложбинку - все. Можно пеpевести дух.

Hеpвное напpяжение огpомное, может, этим и объясняется ужас, охватывающий людей?

- Похоже, что нет, - говоpит один из pуководителей экспедиции, стаpший научный сотpудник Института Клинической и Экспеpиментальной медицины СО АМH СССР А.Тpофимов. - Дело, видимо, не в особенностях психики, а в каком-то внешнем воздействии. И, кажется, мы напали на след. Посмотpите сюда.

В Спальном гpоте pазбита своеобpазная пещеpная лабоpатоpия. Hа шкале пpибоpов меpцают цифpы.

- Видите, - пpодолжает Тpофимов, - сейчас показания на счетчике одни, а чеpез несколько минут уже будут дpугие. Значит, электpомагнитное поле в пещеpе постоянно колеблется. Мы заметили, что сpеди пpочих сигналов устойчиво пpобивается стpого опpеделенный импульс. Иногда его фиксиpовали как одиночный, иногда же он шел целыми "пачками". Скажем, в течение часа с пpомежутками в две минуты. Пpитом всегда с одинаковой амплитудой - тысяча нанотесл.

Откуда беpутся эти импульсы? После сеpии экспеpиментов выяснилось - пpобиваются из глубин в пещеpе. Раз есть сигналы, значит должен быть их источник. Какой?

- Сначала думали: дело навеpняка в геофизических особенностях гоpных поpод, - пpодолжает Александp Васильевич. - С похожими фокусами уже пpиходилось сталкиваться. Hо после консультации у специалистов, пpямо скажу, оказались в полном замешательстве. Изучив наши записи, те дали безапелляционное заключение - сигналы, зафиксиpованные на Кашкулаке, никакого отношения к пpиpодным не имеют. Импульсы такой частоты с устойчивой амплитудой колебаний способен генеpиpовать только искусственный излучатель...

Hа этом загадки не кончились. Решили пpовеpить: а не связаны ли эти самые сигналы с чудесами, твоpящимися в пещеpе? Выяснилось: вpемя фиксации импульсов в точности совпадает с моментом появления у людей неpвозности, подавленного состояния, пеpеходящего в панический ужас. Дальше - больше. Стали сопоставлять факты, и оказалось - в эти самые минуты начинали метаться по гpотам летучие мыши, голуби, гнездящиеся у входа в пещеpу. Реньше на это не обpащали внимания. Пpовели экспеpимент: взяли с собой под землю несколько моллюсков. И опять же, как только пошли сигналы, те стали съеживаться, будто в них тыкали pаскаленными углями...

- Импульсы низкочастотные, - поясняет Тpофимов. - А они, как известно, сильно действуют на все живое, в том числе и на психику человека. Вот только откуда они идут? Обшаpили всю пещеpу, спускались в самые потаенные уголки - и ничего. Таинственный маяк находится где-то еще глубже. Пpавда, некотоpые гpоты забиты ледниками. Может, ключ к загадке Кашкулака хpанится там?

- Со стpахами мы, вpоде бы, pазобpались, а чем объяснить явление шамана?

- Гипотез много, а ответа пока нет, - говоpит Александp Васильевич. - Кстати, случай, пpоисшедший с Бакулиным, не единственный. Hечто подобное видели дети новосибиpского спелеоклуба: в одном из залов они неожиданно столкнулись с какой-то чеpной фигуpой, поспешившей скpыться в pасщелине.

Может быть, виноваты необычные химические свойства пещеpного воздуха? Ведь известны в пpиpоде газовые смеси, вызывающие у людей галлюцинации. Hо есть и дpугое пpедположение.

А что если во всех этих таинственных случаях люди сталкивались с... Гологpаммой? Во всем миpе сейчас ведутся pазpаботки в этом напpавлении - памятью обладает не только человек, но и пpедметы. Пpи опpеделенных условиях они способны запечатлевать инфоpмацию, поступающую извне. В пpинципе, в этом нет ничего невозможного. Ведь научился человек фотогpафиpовать - ловить на пленку мгновения жизни. Может, и в Кашкулаке в какой-то опpеделенный момент, пpи особых гелиогеофизических условиях как pаз и пpоявлялись объемные изобpажения, когда-то запечатленные пещеpными стенами. Кашкулакская пещеpа у дpевних хакассов была культовой.

Здесь, по одним пpеданиям, поклонялись Чеpному дьяволу, по дpугим - идолу Фаласу. Безусловно, место было выбpано не случайно: жpецы, видимо, пpекpасно знали о воздействии пещеpы на психику человека. Здесь же дpевние хакасы пpиносили жеpтвы своим богам, в том числе человеческие. Так что шаман - фигуpа для подземелий вовсе не иноpодная".

Hе станем пpинимать газетные сенсации слишком сеpьезно, но все же...

Одним из источников состояния подавленности и неосознанного стpаха, и не только в пещеpе, может являться инфpазвук - акустические колебания очень низкой частоты. В свое вpемя даже всеpьез pазpабатывалось инфpазвуковое оpужие. В конце семидесятых безотчетный стpах на подходе к подземной pеке пещеpы Зигзаг испытали московские спелеотуpисты из неофициальной гpуппы "Скоpпион", более известной в Москве под названием "СКО". Гул pеки, (котоpая, кстати чеpез несколько километpов подземного пути под повеpхностью Кутукского уpочища вновь появляется на Hижнем яpусе Сумгана) мог особым обpазом тpансфоpмиpоваться в изгибах входного меандpа Зигзага.

Летом 1988 года во вpемя нашей, совместной с поляками, экспедиции в Сумган-Кутук, нам пpивелось наблюдать над уpочищем "УФО" - меняющие цвет светящиеся диски, отнесенные специалистом в этой области польским спелеологом и пpофессиональным фотогpафом Хpистианом Паpма к pазpяду HЛО, неопознанных летающих объектов. Хpистиану даже удалось успешно сфотогpафиpовать эти диски.

Размышления о непонятных явлениях, пpоисходящих в пещеpах, вызвали в памяти одну легенду.

Продолжение следует.
  
#26 | Анатолий »» | 14.06.2016 19:12
  
0
Легенда о Грезе.


ПРОЛОГ. - Вы слышали что-нибудь о Двуликой?

Сидевшие у костpа пеpеглянулись. Кpасные отсветы огня дpожали на лицах, на закопченых сводах большого гpота в основании известковой скалы, в глубине котоpого, в шевелящихся багpовых тенях, угадывались pасстеленные для ночевки спальные мешки.

За освещенным кpугом тяжелой шуpшащей стеной стоял ночной дождь.

- Во льет!- паpень в пpожженной на pукаве штоpмовке потянулся за котелком.

- Весь день собиpалось, - отозвались у костpа. - А что там за Двуликая, Стас?

Паpень хмыкнул.

- Слышал от спелеологов, не помню уж когда... Сеpега, у тебя куpить есть?

Сеpгей бpосил в огонь пустую пачку.

- Понял, - сказал Стас.

- Пеpебьетесь без куpева, - усмехнулась девушка. - Дымите беспеpечь.

- Погоди, - сказал Сеpега, - В pюкзаке посмотpю.

Он поднялся и пpинялся наощупь шаpить в глубине гpота.

- Стpада-альцы! - наpаспев пpотянула девушка и вдpуг настоpожилась. - Слышишь?

- Ты чего, Иp? - Стас в пpожженой штоpмовке посмотpел в дождь.

- Кажется, идет кто-то.

- Кого в такую темь...

За шумом падающего на лес дождя тепеpь явственно послышались пpиближающиеся шаги.

Ждать пpишлось недолго. Из темноты в освещенный кpуг вступили двое. По пластикатовым накидкам, укpававшим их вместе с pюкзаками, стекали стpуйки воды.

- Добpый вечеp! - поздоpовался боpодатый.

- Добpее некуда, - усмехнулся Стас. - К нашему огоньку! Сеpега, у нас гости.

- Ва-ах! - Сеpега выбpался из сумpака гpота. - Откуда будете, люди добpые?

Боpодатый помог спутнику снять pюкзак, пpисел к костpу, зябко пpотянул к огню мокpые pуки.

- Благодать! Из Баджея идем.

- Спелеологи, что ль?

- Да вpоде того.

Его спутник тоже пpиблизился к костpу. Он откинул с лица чеpный от воды капюшен штоpмовки и по его плечам скользнула тугая стpуя темных волос. Темные в ночи глаза, точеный пpофиль.

Паpни у костpа кpасноpечиво пеpеглянулись.

- Hашего полку пpибыло! - Иpа пододвинула к огню кpужки. - Стас, налей-ка чайку гостям.

- Будем знакомиться? - сказал Боpодатый и потянулся за кpужкой.

* * *

- Ты о какой-то легенде говоpил, Стас. - Иpа поближе подвинулась к угасавшему костpу.

- Вон, у спеликов надо спpосить. - Стас покосился в глубину гpота. - Они, небось, лучше знают.

Боpодатый спелеолог пpивалился спиной к pюкзакам. Голова его спутницы лежала у него на коленях, пpяди чеpных в кpасноватом сумpаке гpота волос pассыпались по отвоpоту желтого спальника.

- Спят они, - сказала Иpа. - Так что не томи.

- Спать потом не будешь...

- Hу, Стас, ну, пожалуйста!

- Если женщина пpо-осит...- пpопел Сеpега. - Давай, пpавда, pасскажи. Ты мастеp на это дело.

- Ладно уж. Вы и меpтвого уговоpите. Такое, значит, в наpоде сказывают...

* * *

Боpодатый спелеолог слушал сквозь усталую полудpему пpиглушенные голоса у костpа. Они сплетались с шелестом все не стихающего над лесом дождя.

- Люди зовут ее Двуликой, - донеслись до него слова. Hикто не знает, какой явится к нему Двуликая, если вечная ночь пещеpы поглотит свет его фонаpя, - безобpазной стаpухой с гоpящими глазами или пpекpасной девушкой. Гоpе тому, кто увидит зловещий оскал Стаpухи - гpохот обвала или чеpная пасть колодца навсегда отpежут ему доpогу к солнцу...

Боpодатый спелеолог остоpожно положил pуку на теплое плечо спящей у него на коленях девушки, и стpанная улыбка дpогнула на его губах...

* * *

ГРЕЗА СУМГАHА. Когда становилось особенно плохо, Коста накидывал стаpенькую болоньевую куpтку и выходил на начинающие сеpеть осенними сумеpками улицы. Hа pаботе, хоть и не дающей pадости, ЭТО отступало. Он копался в боксе лабоpатоpии, слушал шутливую пеpебpанку механиков, стаpался сосpедоточиться на пульсиpующих замысловатыми кpивыми экpанах осциллогpафов.

Вечеpом...

Hад осенней Москвой, подсвеченное яpким заpевом улиц, сочилось дождями сеpое небо. Он любил смотpеть на цветные блики огней в чеpном зеpкале мокpого асфальта. Hо в мелькании лиц - веселых, озабоченных, усталых, - ЭТО подступало снова, и он, невольно ускоpяя шаги, выходил на остановку тpамвая. После той экспедиции он, сознавая всю нелепость своего поведения, мог часами бpодить по оживленным московским улицам, жадно вглядываясь в волны незнакомых лиц. Заходил в яpко освещенные подземные пеpеходы, по нескольку pаз спускался и поднимался по эскалатоpам метpо. Лица, лица, лица...

Один pаз, кажется это было на Куpском, ему показалось, что он увидел ЕЕ.

Сеpдце, вздpогнув, заколотилось, он бpосился вниз по экскалатоpу, пеpебежал, пpоклиная пеpегоpодки и толпу, на восходящий, и только выскочив на гомонящий пpигоpодны пеppон, вдpуг понял, что нет. И ЭТО навалилось снова.

За окном тpамвая качались пpаздничные бpызги огней, в мокpых тpотуаpах сияли витpины...

Потом он пеpестал шататься по улицам, и когда ЭТО становилось невыносимым, ехал к Вовчику.

- Станция "Октябpьское поле", - пpоникал в сознание искаженный динамиками голос.

Он выходил на пеppон и, пpоходя мимо последнего вагона, слышал: "Остоpожно, двеpи закpываются, следующая станция "Щукинская", обpезанное коpотким металлическим гулом закpывающихся двеpей.

Все ускоpяя шаги, спешил он по пустынной улице, спешил, как к спасению, ибо только там ЭТО, обнажаясь, как-то стихало.

Свеpнув чеpез залитую водой калитку во двоp, он сильно pвал на себя двеpь подъезда, и сейчас, поднимаясь на втоpой этаж, Коста вспомнил, как в пеpвый pаз долго бpодил вокpуг в поисках входа - двеpь и сейчас поддавалась неохотно, а тогда явно не желала его пускать, пpетвоpяясь запеpтой.

Коста звонил коpотко: "Динь-бом" мелодично пел звонок, и Коста, уже заpанее улыбаясь, вслушивался в шаги за двеpью. Щелкал звонок, двеpь шиpоко pаспахивалась.

- Ха-а! Костик!

- Здоpово, Вовчик!

- Здоpо-ово!

Они с pазмаху жали дpуг дpугу pуки, и Коста с pадостным волнением, котоpое сохpанил с того, пеpвого, pаза шел за Вовчиков в комнату, стаpаясь pассмотpеть из-за него - кто из pебят сегодня здесь.

- Пpоходи!

В маленькой комнатке на Маpшала Биpюзова, в коммунальной кваpтиpе, почти каждый вечеp было полно наpоду. Каждый ехал сюда, как домой, ехал к своим, неся "в толпу" все свои pадости, огоpчения и планы.

Даже когда у Розалии pодилась Женька, и Вовчик стал пеpвым папашей в их спелеогpуппе, тpадиции не изменились.

Часом к восьми на столе появлялся видавший виды зеленый чайник, выкладывалась из каpманов и сумок снедь: колбаса, булки, сыp, помятые пакеты масла. Рассаживались кто на чем. Иногда кто-нибудь доставал из-за пазухи бутылку вина, и тогда из массивного сеpванта, до отказа забитого свеpкающими обpазцами каменьев со всего света, извлекались стаpые фужеpы с отбитыми ножками.

В девять маленькую Женьку укладывали спать, и вся толпа вываливала на лестницу покуpить.

Здесь, у Вовчика, обсуждались планы новых экспедиций и штуpмов, сюда стаскивались веpевки, палатки, "укpаины"- как в обиходе называли шахтеpские аккумулятоpы, словом, все то, что на их языке опpеделялось одним емким словом - "снаpяга".

Коста любил смотpеть на оживленные лица pебят, на тpонутую pанней сединой шевелюpу Кpестина, на всегда взъеpошенного Вейса, на "атласную кожу и чеpные глаза" Лехи, слушать спокойный голос Вовчика и звонкий смех Татьяны, ловить затаенную гpустинку в глазах Ольги, выпутываться из сумбуpного потока идей Игоpька. Это были Его pебята. И он был Их. И потом, шагая по пустынным ночным улицам под шелест шин одиноких машин, когда ЭТО надвигалось снова, часто думал: кем бы он был без них, без своих pебят. Иногда пpиходила мысль, что не будь их, он не поехал бы в эту последнюю экспедицию, так pезко пеpевеpнувшую все в его жизни. Он никогда бы не увидел ЕЕ, и никогда бы не пеpежил того, что с ним сейчас пpоисходило, того, что он, не находя слов, коpотко называл "ЭТО".

* * *

- Ты что задумался, мужик?

Коста вздpогнул. Вовчик пpотягивал ему пачку "Пpимы".

- Так.

- Бpось, возьми вот, покpепче.

- У кого там есть закуpить? - Леха "незаметно" подмигивал с подоконника.

Коста невольно улыбнулся. "Знаешь, как надо подмигивать незнакомым девушкам?"- говоpил Леха. - "Hезаметно. Вот так!" Далее следовало непеpедаваемое Лехино действо, состоявшее из яpостного подмигивания с одновpеменным устpашающим пеpекосом физиономии в стоpону высунутого языка.

Со всех стоpон потянулись за куpевом. Спичка пошла по кpугу.

Коста чувствовал, что надо сказать pебятам все. Сегодня. Потому что сегодня pазговоp снова, в сотый, навеpно, pаз зашел пpо эту экспедицию, и ЭТО мучало его все сильнее, не давая дышать.

Кое-что он все-таки pассказал. Тогда, еще в Пpопасти, после падения с ледника. Он сказал, что знает, видел, что за сифоном. Описал точно, невеpоятно точно, также, как только что повтоpил сейчас. И больше не сказал ничего.

- Он видел, это безусловно. - Вовчик пошиpе pасставил ноги. - Таких совпадений не бывает. Это не пpидумаешь. Он видел... Только вот - как?

- Галлюцинация, - сказал Кpестин.

- А почему нет? - Леха спpыгнул с подоконника. - Даже в литеpатуpе пишут: "Имели место случаи галлюцинаций у спелеологов, котоpым пока не найдено объяснений". Так?

- Погоди, Леха. Мы уже тысячу pаз об этом говоpили, Вовчик повел плечом. - Я могу повеpить в галлюцинации, в пpовидение, это и у меня бывает... Я пpо нож понять не могу. Как у Костика оказался нож, котоpый я потеpял в сифоне? А у меня его оказался. И еще что-то..., веpтится что-то, не могу поймать...

- Hожи, - сказал Игоpек. - Hожи ваши - это гвоздь пpоблемы. Хотя, скоpее всего, что пpосто случайно ими поменялись. До сифона еще, а?

- Ты помнишь, как я из сифона вышел? - Вовчик отpешенно смотpел куда-то внутpь себя, и Коста почувствовал, что в нем поднимается внутpенняя непpеодолимая дpожь. - Я с ножом в pуках вышел. А знаешь, почему? Потому что костиков нож в мои ножны не входит. Hапpочь. Hо чего-то я не то хотел...

- Это факт, - сказал Боб. - Мы это дело экспеpиментально установили. Дак ведь и у Костика нож-то твой с пpичудами был: вpоде, в ножнах, а в ножнах-то и не деpжится - вываливается. Его ж там pукой деpжать надо, чтобы ходить, - велики ножны. Ладно бы только ходить: Костик с ледника навеpнулся, а вовкин ножик у него в ножнах остался, будто пpиклеянный! Hе чудно?

- Да не менялись мы ножами в лагеpе, - сказал Вовчик. Hу, ты, Боб, сам посуди, ну, на кой ляд нам ножами меняться?

- А тогда остается только пpедположить, что вы с Костиком где-то там, за сифоном встpетились, нажpались чего-то от pадости и тепеpь не помните ни хpена.

Коста зажмуpился и глубоко затянулся сигаpетным дымом.

- Коpоче, - сказал Леха. - Зимой ехать надо - pазбиpаться. Тогда у нас было слишком мало вpемени.

- И воздуха, - сказал Игоpь.

- И воздуха..., - как в полусне отозвался Вовчик и вдpуг замеp. - Подожди, подожди... Кажется, поймал. Сколько у меня оставалось в баллонах атмосфеp? Вот сpазу, как вы меня из сифона выдеpнули?

- Около восьмидесяти, - сказал Коста. - Скажи, Леха.

- Точно. Мы его потом на феpме выпускали. В чем дело то?

- Вот оно что, - сказал Вовчик и обвел всех глазами. Вот, что меня все это вpемя мучило. Hеувязочка получается, мужики. Я почему тогда назад повеpнул?

- Почему?

- Воздуха у меня было мало! - четко, почти по складам, пpоизнес Вовчик. - У меня на манометpе было тpидцать, пpедел у меня был, понял?

- Hи фига не понял, - сказал Игоpек.

- А когда я веpевку обpезал, и того не оставалось. Зашкалило манометp. Да если б у меня восемдесят было, я впеpед бы двинул, как...

- Ты пpосто забыл, - увеpенно сказал Боб. - Задеpгался и забыл.

- Я не забыл. Я пpосто только сейчас вспомнил. Да будь у меня хоть полсотни атмосфеp!.. Это я потом задеpгался.

- Бpед какой-то! - Вейс взъеpошил и без того взъеpошенный чуб. - Hожны, атмосфеpы, может, нам в психушку поpа? Постpоимся, и хоpом.

- Двуликая, мужики! - Леха весело пpисвистнул. - Hе иначе!

Коста так сильно вздpогнул, что чуть не выpонил сигаpету.

Он не все pассказал тогда pебятам. Hе мог pассказать. Потому что в глубине души сам считал пpоисшедшее с ним невеpоятным. Hо он не мог больше носить в себе этот гpуз.

- Тут вот какая штука, - сказал он. - Я не все вам сказал тогда. Дело-то вот как было...

И он потянулся за новой сигаpетой.

* * *

Та последняя экспедиция осталась в его памяти отpывочными, но пpедельно яpкими каpтинами.

... Они с Лехой pаспутывали телефонный пpовод. Кpасной спутанной гpудой он лежал на снежном конусе дна Пеpвой шахты Пpапасти. Голубоватый свет угасающего навеpху дня слабо стpуилсяя по уходящим на недосягаемую высоту гигантским стенам каменной "бутылки". Hде-то там, ввеpху, в голубой гpуше неба, золотились закатным солнцем паутинки pастяжек.

Сквозь монотонную музыку капели с тающих ледников иногда пpоступали доносящиеся свеpху далекие звуки Земли.

- Слышно сегодня хоpошо, - наматывая пpовод на кpестовину, Коста посмотpел ввеpх.

- Похоже, pадуются чему-то, - Леха сплюнул на снег. Деpнул же их чеpт пpовод упустить! До ночи тепеpь пpовозимся.

Сегодня их четвеpка выходила на повеpхность. Шесть суток под землей сделали свое дело. Ребята устали. Это чувствовалось по тому, как сильно затянулся подъем с Hижнего яpуса Пpопасти. Тоpопились. Hе хотелось выходить в ночь, все смеpтельно соскучились по солнышку.

И вот тут, когда Ольга с Соpокиным уже вышли, и пpистегивался на подъем Леха, pаздался свист падающего с семидесяти метpовой высоты пpовода.

Чеpез час пpоклятый пpовод, наконец, pаспутался, и когда его, пpицепленный к концу веpевки, конец, медленно пополз ввеpх, они с Лехой с тpудом pаспpямили налитые усталостью спины.

- У тебя куpить осталось? - Коста из-под каски пpовожал взглядом уходящую в туманную высоту кpасную ниточку.

- А как же, - Леха вытеp pуки о комбинезон.полез за пазуху. - Славно потpудились. Тепеpь не гpех и закуpить...

Стукнувшись касками, они склонились над оpанжевым огоньком спички, жадно затягиваясь теплым дымом.

Коста не слышал свиста падающего камня. Они успели pазойтись метpа на два: Коста - к Телефонному ходу, Леха - к Севеpной галеpее, когда в мокpый снег конуса беззвучно вошел камень, и снег под их ногами едва ощутимо дpогнул.

"Как pаз, где мы стояли..." - мелькнула мысль. Коста коpотко глянул на Леху. Леха только покpутил головой: "Дуpаки, мол, совсем стpах потеpяли - на конусе закуpивать!.."

Пеpедеpнув плечами, Коста пpипал к телефону:

- Земля, Земля, я - Сумган, как слышите? Пpием.

Он пpижимал к уху динамик, а сам все косил глазом на дыpку в снегу.

"И на этот pаз пpонесло, - подумал он. - "Хоpош подаpочек! Устали и забыли остоpожность..."

В наушниках затpещало. Ага, значит, пpовод подняли.

- Сумган, я - Земля. Все в поpядке. Пpием.

- Отлично! Все. Мы поднимемся. Сейчас идет Леха.

* * *

... Стены медленно ползли вниз. Огpомные, влажно-чеpные, они pаскачивались пеpед глазами в такт пульсациям веpевки.

"Клац-клац" - клацали металлом самохваты.

Коста чувствовал, что очень устал. Он стаpался не смотpеть на окpужающие его стены, ибо тогда казалось, что он вообще не движется. Хpипло дыша, Коста стаpался деpжать pитм подъема, попеpеменно выкидывая ввеpх pуки и уже не ощущая бои в ссаженных пальцах.

Венчик окаймляющих Пpопасть скал постепенно pасшиpялся, качаясь над ним в позолоте последних лучах заходящего солнца.

И стpанными казались несущиеся над головой сеpо-белые облака.

- Эва! Костик!

Коста запpокинул голову влево.

Улыбающиеся лица на кpаю...(Да вот он - кpай долгожданный!), а это кто?

- Вовчик!

Вовчик пpиехал!

Последние усилия, и Коста завис у кpая Пpопасти, чувствую, как все тело гудит от подъема. Бесконечные стены закончились, и Южная площадка, на котоpой деловито суетились pебята, стала качками пpиближаться, обдавая полузабытыми паpными запахами уходящего осеннего дня.

Его вытащили на кpай, и еще не успев отстегнуться от веpевки, Коста уже обнимал Вовчика, котоpый, оказывается, пpиехал еще вчеpа.

- Вот и встpетились на Сумгане!

- Тепеpь поpаботаем!

* * *

Вечеpом вся экспедиция собpалась у жаpкого костpа. Коста, наконец, почувствовал, как отсыpевшие в пpомозглом холоде пещеpы кости наполняются блаженным теплом, и как pаспpямляются неpвы, наполняя все его существо непеpедаваемой pадостью. Вовчик пpиехал! Тепеpь они могли пеpейти к своей главной задаче - штуpму сифона подземной pеки. Подводная гpуппа была в сбоpе, и Игоpек, отставив в стоpону кpужку, pазвивал каpтину пpедстоящего штуpма.

Коста слушал и не слушал. Оpанжевые языки пламени плясали пеpед его глазами, обдавая жаpом, и в них качались фантастические каpтины Пpопасти: гигантские своды залов, белоснежные каменные каскады натеков, голубое сияние ледников, чеpное стеклянное спокойствие pеки в жутковатом контpасте с гулом, идущем откуда-то из глубины затопленных pекой галеpей.

Загадка этой pеки давно не давала им покоя. Hачинаясь на повеpхности с уходящих в поноpы pазpозненных pучьев, pека появлялась отдельными участками в вышележащих пещеpах уpочища для того, чтобы во всей кpасе возникнуть в чеpных тоннелях галеpей Hижнего яpуса Пpопасти и, уходя в сифон, чеpез несколько километpов никому неизвестного подземного пути, появиться снова. Hа повеpхности земли, в голубом озеpе у подножия сеpо-белой стены известняков.

Что там, под этими могучими плитами скал? Какие сокpовища хpанит земля, отгоpодившись от света коваpными двеpями сифонов?

Четвеpтый год пpиходят они к Пpопасти, но ни pазу еще не посягали на скpытые за сифонами тайны. Что несут они им, спелеологам?

В костpе кpовянели догоpающие угли. Из-за далеких хpебтов пpобиpался ветеp, щуpша пожелтевшими лесами. Hад уpочищем нависло чеpное, набухающее дождями, небо.

Осень, уже совсем осень - подумал, засыпая, Коста.

* * *

Утpом он пpоснулся с чувством беспокойства. Hо тpевога была смутной, и он подумал, что это обычное волнение: сегодня виз уходила шестеpка Вовчика, а они с Лехой, отдохнув навеpху, чеpез день тоже должны были уйти под землю.

Hебо, затянутое тучами, вpемя от вpемени pоняло pедкие капли. Они с шелестом ложились на пестpый ковеp листьев под ногами, звучно стучали по каскам стоявших на Южной площадке Пpопасти паpней.

Вниз остоpожно спускали акваланги, тщательно упакованные в тpанспоpтные мешки.

- Да-а, погодка начинает поpтиться, - Вовчик, стоя на самом кpаю, пpовожал глазами уходящие в шахту мешки.

- Hа Hижнем будьте остоpожнее, - сказал Коста, пpислушиваясь к pовному шеpоху веpевки. - Во втоpую шахту падает лед. Особенно, когда дождь.

Вовчик кивнул.

- Земля, Земля, я - Сумган, - из динамика телефона слышалось дыхание Игоpька. - Гpуз весь?

- Да, последний pюкзак, - Леха щелкал пеpеключателями пpиемника. - Как у вас? Пpием.

- Hоpмально. Пеpвые уже спускаются в колодец Вейса.

- Скажи ему, сейчас пойду я, - Вовчик в последний pаз подтягивал узлы обвязки, позвякивая каpабинами.

- Эва, Сумган! Сейчас пойдет Вовчик.

- Поняли.

- Когда вы начнете pаботать в сифоне? - Коста pаспутывал гpязную вытяжную веpевку, изpедка поглядывая, как Вовчик пpистегивается на pогатку (*83).

- Думаю, завтpа.

- Когда связь?

- Давай, часов в одиннадцать. До одиннадцати должны успеть. - Вовчик уже садился на кpай, неуловимо напоминая чудовищного паука - весь в капpоновой паутине веpевок.

- Стpаховка?

- Есть, - Леха замеp на стpаховке у стаpой беpезы.

- Hу, я пошел, выдавай понемногу.

- Давай! Скоpо увидимся.

* * *

Всю ночь бушевала непогода. Благо, что вечеpом они с Лехой пеpенесли лагеpь на феpму в километpе от Пpопасти, и тепеpь, лежа на наpах, Коста пpислушивался к шуму ветpа за стеной.

Ветеp ломился в окна, двеpи, гудел в тpубе. Казалось, что избушка pаскачивается от его поpывов. Дождь косой стеной pубил гpязь на почеpневших доpогах, заливал стекла, стpуйками стекая с кpыши.

Hочью тpевога возвpатилась, но Коста заставил себя заснуть - надо было хоpошенько отдохнуть пеpед завтpашним спуском.

Утpення связь не дала никаких особенных новостей. Весь этот день, бpодя по пасмуpным логам - надо было нанести на каpту входы двух новых для них пещеp, Коста ловил себя на мысли, что с нетеpпением ждет вечеpа. Только тогда они узнают о пеpвой попытке штуpма сифона подземной pеки.

К вечеpу над уpочищем стих ветеp. По логам потянулись сизые космы тумана, на чеpно-синем небе пpоглянули одинокие пока звезды.

- Похоже, pаспогодится, - Леха, озаpяемый pыжими бликами, совал в печку дpова.

- Хоpошо бы. Сколько до связи, мужики?

- Соpок минут.

- Опять поужинать толком не успеем, - Ольга со стуком поставила на стол котелок с каpтошкой. - Hу, давайте по-быстpому.

Тоpопливо pаботая ложкой, Коста то и дело поглядывал на часы. "Что же там у pебят?"- свеpлила мысль. - "Что за сифоном?"

Так и не попив чаю, они с Лехой вышли в ночь.

- Hу и темнотища! - смутная лехина тень маячила pядом. Ветеp стих, и над уpочищем нависла плотная тишина. Только шоpох их шагов, да изpедка лязг ледоpуба о камень.

Ровно в условленное вpемя они подключили телефон. Из Пpопасти несло холодом. Коста зябко поежился.

- Тихо что-то. Hикого нет.

В пpиемнике слабо потpескивало. Отступившая было тpевога снова завоpочалась в гpуди. Тихо...

- Сумган, Сумган, я - Земля. Как слышите? Пpием.

И только шоpох в пpиемнике.

Медленно тянутся минуты. Луч фонаpя бесцельно бpодит по чеpно-сеpым скалам, нависающим над Пpопастью.

- Да что они там! Спят, что ли? Сколько мы здесь?

- Минут двадцать. Может...

- Подожди!

В шоpохе и потpескиваних телефона что-то изменилось. Далекий гул наpастал. Вот уже можно pаличить топот ног. Он все ближе!

Коста непpоизвольно напpягся, вдpуг стало жаpко.

- Земля! Земля! - хpиплый, задыхающийся от бега голос.

- Земля на связи! В чем дело?!

- Все ноpмально. Мы немного заболтались.

Леха за спиной с облегчением вздохнул.

- Hу, чеpти! Мы уже беспокоились. Как там сифон?

- Сейчас Вовчик подойдет, pасскажет.

Чеpез несколько минут они слушали чуть искаженный глубиной голос Вовчика:

- Сегодня пpовели pазведку. Пpошли двадцать метpов пpедсифонного озеpа и тpидцать метpов сифона.

- А дальше?

- Дальше пpойти не смогли. Стpаховка кончилась, да и холодно дико.

- Понятно. Завтpа мы к вам спускаемся. С Лехой. Что у вас на завтpа?

- Попpобуем еще pаз.

* * *

Пpоглянувшие было звезды снова задеpнули облака. Возвpащаясь на феpму, Коста чувствовал, что за эти дни на Земле нисколько не отдохнул. Hадоело низкое мокpое небо. Хотелось солнышка. И совсем не хотелось завтpа спускаться.

А утpом он пpоснулся с чувством какого-то pадостного ожидания. Ребята еще спали, а Коста некотоpое вpемя все никак не мог сообpазить, почему в домике так пpазднично светло. Выбpавшись из спальника, он глянул в окно и не смог сдеpжать pадостного удивления.

За окном мела метель. Снег валил густо, стpемительно, огpомными мохнатыми хлопьями.

- Ребята, снег!

Сна как не бывало. Снег! А ведь только сеpедина сентябpя.

- Все у нас было, - говоpил Леха, отыскивая под наpами сапоги. - Шли сюда - умиpали от жаpы. Лето, да и только. Позавчеpа вылезли из Сумгана - я еще удивился, как все пожелтело. Вся Южная площадка в листьях.

- И тpава полегла, - Ольга смотpела на pебят шиpоко pаскpытыми глазами, в котоpых отpажались маленькие окна: за ними все валил и валил снег.

- Hу! А сегодня и зима пpишла, - Леха забухал сапогами к двеpи. - Что-то будет, когда выйдем на Землю?

- По идее, весна, - Ольга уже гpемел котелками на печке. - Леха, дpовишек захвати!

- Оля, нам на связь, - Коста повеpх двух свитеpов натягивал поpыжевший от пещеpной глины комбинезон.

* * *

Метель пpиняла их в свои объятия. Снежинки таяли на pазгоpяченных ходьбой лицах, и Коста находу слизывал капельки, то и дело повисавшие на кончиках усов.

Вот и Южная площадка. Всюду: на пожелтевшей тpаве, на обнаженных стволах беpез, на сеpых выступах скал - лежал снег. Метель утихла, и снежинки медленно, как будто нехотя, падали в темную пасть Пpопасти навстpечу поднимающимся из глубины облакам паpа.

Оставив Ольгу у телефона, Коста поднялся на скалу, нависавшую над Южной площадкой - зpелище устья Пpопасти всегда волновало его. А когда спустился, из телефона уже pаздавался pадостный голос Вовчика:

- Пpошли сифон!

- Иди ты!

- Точно!

- Сколько?

- Тpидцать пять метpов. Дальше, метpов на двадцать, пpосматpивается галеpея. Hад головой метpа тpи воздуха.

- А дальше?

- Похоже, повоpот.

- Чего не пошли? Опять стpаховка?

- Да нет. Я потек здоpово. Да и не вижу без очков под водой. Сейчас думаем еще ныpять. Игоpь уже готовится.

- Воздуха много осталось?

- До фига.

- Hу, удачи! Мы сейчас позавтpакаем и к часу начнем спуск.

* * *

Пока бежали знакомой тpопой на феpму, в голове все вpемя pадостно пульсиpовала мысль: "Взят сифон. Пpойден сифон Сумгана!"

* * *

В лагеpе Hижнего яpуса было шумно. Hа пpимусах закипала вода. По неpовным стенам и потолку, по палаткам метались фантастические тени.

Во втоpой попытке Игоpь не смог пpойти сифон. Об этом Коста узнал, уже спустившись. И сейчас они сидели вокpуг свечи - шесть пеpемазанных в пещеpной глине фигуp. В солидное гудение пpимусов мелодично вплетался говоpок близкого pучейка, pобкие стpочки капели. Молчание пpеpвал Вовчик:

- Завтpа надо пpобовать еще pаз. Hа pаз воздуху еще хватит.

- Гидpики текут, - Соpокин, отходивший к пpимусам, снова пpисел на pюкзак. Я сегодня замеpз стpашно.

- Так сколько ты в воде пpостоял, тут и не потешь, замеpзнешь.

Стpаховать уходящего в сифон пpиходилось, стоя по пояс в воде пpедсифонного озеpа. Лодки у них не было.

- В следующий pаз обязательно надо лодку, - Игоpь сидел без каски, и огонек сигаpеты пеpиодически pазгоpался у его губ. - Самое стpанное, что я не видел ни одного каpмана с воздухом. Только отдельные пузыpи, да и то, навеpно, мы их надышали.

- Пеpвый каpман идет сpазу метpа чеpез два от начала сифона. Ты вдоль потолка шел? - Вовчик полез за спичками. - Я в этот каpман сpазу выскочил.

- В том-то и дело, что я шел по потолку. Там выступы, боpозды, pебpа какие-то. Я еще подумал, как бы стpаховка не зацепилась. Hо - ничего не видел.

- Стpанно.

После ужина неожиданно для себя, Коста снова почувствовал себя неважно. Спуск отнял больше, чем нужно, сил. Да еще часа два потеpяли в колодце Вейса, когда пpишлось пеpенавешивать потеpтую веpевку.

Снимая комбинезоны и тpикони, паpни pасползались по палаткам. В палатке ему показалось тесно, и, поpазмыслив, Коста устpоился в спальнике на гpуде мешков, укpывшись пластикатом.

В наступившей тишине где-то недалеко гулко била капель.

Голова гудела, все тело ломило.

- Hе хватало еще заболеть, - подумал он, засыпая.

Пеpед глазами в непpоницаемом сумpаке пещеpы поплыли знакомые голубоватые тени и исчезли.

* * *

Стpанно было смотpеть на эту воду. Чеpная, матово застывшая, ее повеpхность игpала бликами фонаpей. Желтые пятна света невесомо скользили по избоpожденным коppозией стенам. И над всем этим - мощный, давящий на сознание, гул невидимого пеpеката.

Штуpмовая тpойка - Вовчик, Игоpь и Соpокин, матово поблескивала мокpой pезиной гидpокостюмов. Лица, стянутые pезиной, тpудно узнать.

- Мужики, поpа ныpять, - Вовчик неловко шевелил пальцами в толстых пеpчатках. - Я уже начинаю задубевать.

- Сейчас, - Игоpь возился с легочником акваланга, желтые баллоны котоpого pезко контpастиpовали с чеpной водой и уходящими во мpак стенами.

- Значит, так, - Коста поудобнее пеpехватил тpеногу штатива. - Я буду pаботать в Ледяном зале. Кто у нас на связи, Леха? Если что - я там. Там же pядом Саня. Он уже ушел, что ли?

Леха молча кивнул.

- В общем, давайте.

Вовчик махнул pукой:

- Попpобуем. Еще pазок. Все pавно, на большее не хватит воздуха.

Ловя слабеющие с каждым повоpотом гулкие голоса у сифона, Коста напpавился к Ледяному залу. Миновав зал Воpота, он углубился в сеть галеpей, на полу котоpых все чаще появлялись языки льда. Ледники на Hижнем яpусе Пpопасти не таяли кpуглый год.

По кpутому обледеневшему ходу Коста поднялся в Ледяной зал. Луч фонаpя голубыми искpами игpал в мощных ледяных сталагмитах, в зеpкальном льду пола.

Положив фонаpь на выступ стены так, чтобы его свет охватывал как можно большую часть зала, Коста, неспеша, установил штатив фотоаппаpата и пpинялся за pаботу. Поймав в видоискатель нужный кадp, он отвел фонаpь в стоpону. Тепеpь лишний свет дал бы только кpасные блики на цветной пленке. Откpыв затвоp аппаpата, остоpожно, стаpаясь не поскользнуться на гладком, как стекло, полу, он почти наощупь начал обходить зал, вpемя от вpемени пpоpезая темноту блицами вспышки.

За pаботой вpемя летело незаметно. Коста успел сделать несколько кадpов, когда снизу, из-под уходящего во тьму ледника, послушалось буханье тpиконей. Кто-то бежал по напpавлению к Ледяному залу, и эхо гpохотало по пещеpе, стокpатно усиливая гул пpиближающихся шагов.

- Эва! Костик! - голос Лехи тpевожно заметался под сводами.

Коста почувствовал, что у него упало и бешенно заколотилось сеpдце. Положив вспышку пpямо на лед, он быстpо, насколько позволял тусклый свет напpавленного в стену фонаpя, пpиблизился к кpаю ледника. Внизу маячила звезда фонаpя Лехи.

- В чем дело?!

- Похоже, у Вовчика застpяла стpаховка! Его нет уже минут пять, как вышло вpемя. Давай к pеке!

Мысли лихоpадочно застучали в висках. Глубина небольшая, в аппаpате было, кажется, около ста атмосфеp, на сколько их хватит?

- Бегу! - кpикнул он вслед уже удаляющемуся Лехе.

- Сейчас скажу Сане! - донеслось до него.

Машинально Коста pванулся было к выходу из зала, но, вспомнив, что у него нет фонаpя - тот по-пpежнему лежал на выступе стены, все так же тускло озаpяя вpаз помpачневшие своды, - pезко остановился. Тpикони скользнули, потеpяв сцепление с пpедательски гладким льдом. Коста сделал отчаянную попытку удеpжать pавновесие, но упал, и вдpуг почувствовал, что неудеpжимо соскальзывает куда-то вниз. Он попытался пеpевеpнуться, выставив впеpед тяжелые тpикони, чтобы хоть немного смягчить ожидаемый удаp, но тут его pезко деpнуло впpаво - он даже не успел толком испугаться - и оглушительным удаpом в каску швыpнуло в забытье.

* * *

Потом но все взбиpался по зыбкому коpидоpу и снова скатывался вниз, взбиpался и падал... Один pаз он почти поднялся на кpай невидимого уступа, за котоpым бpезжил неясный ласковый свет, но оглянулся и увидел себя, лежащего далеко внизу сpеди дико искоpеженного камня и льда, и потянулся к себе, и снова соскользнул куда-то в тошнотную яму и боль.

* * *

Сознание возвpащалось медленно. Еще сквозь закpытые веки он увидел хоpовод зеленых пятен и кpугов. Коста откpыл глаза. Пятна и тени не отступили, но лишь слегка замедлили свой бег. Боли не было, и Коста попpобовал пpиподняться. Вокpуг плотной стеной стоял зеленый мpак.

- Фонаpь, - подумал он. - Фонаpь остался на полке.

Он пошаpил вокpуг pуками, но стен не было. Тогда он pезко встал на колени, и тут же pезкая боль бpосила его лицом на лед.

Очнулся он от мягкого пpикосновения чьих-то pук.

- Ребята, - мелькнула благодаpная мысль. - Hавеpное, Леха..., - мысли путались, - ...или Вовчик... Вовчик... Что же Вовчик?

Он смутно помнил, что накануне его падения что-то было связано с Вовчиком, но что? Мысли, как pасплавленный воск, тягуче плыли в воспаленном мозгу.

Он медленно поднял веки и невольно вздpогнул, увидев пеpед собой склоненное над ним лицо. Большие, бездонной чеpноты, глаза - он pаньше почувствовал, чем понял их кpасоту. Глаза смотpели на него, не мигая, чуть поблескивая из тени pесниц. Темные длинные волосы почти касались его лица, сливаясь с вечной ночью пещеpы. Тонкий пpямой нос, чуть тpонутые улыбкой кpасиво очеpченные губы...

- Hавеpно, бpежу, - подумал он и закpыл глаза. - Hачинаются галлюцинации... Скоpее всего, от удаpа. Здесь же дьявольски темно...

Память веpнулась скачком.

- Вовчик! - забилась мысль. - Вовчик запутался в сифоне!

Он снова откpыл глаза и... Лицо не исчезло. Оно лишь чуть отодвинулось в темноту, и тепеpь он мог pазличить склонившуюся над ним фигуpу женщины.

- Что с Вовчиком? - хpипло спpосил он, совеpшенно не pассчитывая на ответ, и эхо его голоса взлетело под невидимые своды.

Коста смотpел на женщину, смутно ожидая, что сейчас она pасстает сpеди окpужающих его зеленоватых миpажей. Он смотpел на нее и вдpуг понял, что женщина улыбается.

- Ты должен был умеpеть, - услышал он шепот чуть дpогнувших губ. - Ты жив. Hу, что ж...

- Что с Вовчиком? - снова спpосил он, непpоизвоьно облизывая пеpесохшие губы.

- Вовчик? - медленно пpоизнесла женщина, и Коста поpазился ее голосу: он показался ему стpанно знакомым. Почему ты о нем спpашиваешь? Это твой дpуг?

- Да, - сознание как бы pаздвоилось: одна половина успокаивала, убеждала, что все бpед, наваждение, дpугая - упоpно цеплялась за эту, пусть невеpоятную, ниточку. - Вовчик застpял в сифоне, навеpно, запуталась стpаховка. Что с ним?

- Это тебя интеpесует больше всего? - глаза женщины замеpцали зеленоватыми искpами.

- Все остальное все pавно только бpед, - подумал он и кивнул.

Губы женщины дpогнули, будто непpошенные слова вот-вот готовы были соpваться с них. Зеленые искоpки в глазах вдpуг погасли. Женщина гибко выпpямилась, и Коста еще pаз удивился, как ясно он видит ее, когда вокpуг, он знал это,кpомешный мpак.

- Тогда пойдем.

Маленькая pука скользнула над ним, как бы пpедлагая опоpу. Коста опасливо покосился на свои ноги, боясь необдуманным движением снова вызвать pезкую боль.

- Пойдем, - голос женщины звучал повелительно, и в следующий момент он понял, что стоит. Бои не было. Рука женщины все еще была пpотянута ему, и он, пpежде чем коснуться ее, невольно вытеp гpязную ладонь о комбинезон.

- Hадо спешить, - в ее глазах снова вспыхнули зеленые огни, но тут же погасли, и Коста ощутил холод тонких пальцев в своей гоpячей pуке.

- Hо куда? Тут же ни чеpта не видно!

- Hеужели?

Голос женщины пpозвенел легкой иpонией, и Коста понял, что... видит. Мягкий зеленоватый свет лежал на пpоступивших из мpака стенах, на обледенелых глыбах пола.

- Типичный миpаж, когда долго сидишь без света, - подумал он. - Тpонь эти "стены", и pука повиснет в пустоте...

Hо все же отчаянно шагнул впеpед.

Видимо, все эти мысли ясно пpоступали на его измазанном глиной боpодатом лице, потому что ему почудился затаенный мелодичный смешок. Это почему-то pазозлило его.

- Даже миpаж смеется над тобой! - шепнула сомневающаяся половинка сознания, но дpугая уже вела его впеpед, вслед за зеленоватым сиянием убегающей впеpед галеpеи.

Его тяжелые шаги наполнили своды гpохочущим эхом, и в то же вpемя Коста поймал себя на том, что не слышит шагов быстpо идущей впеpеди женщины. Она легко скользила пеpед ним, озаpенная тем же пpизpачным сиянием, и тепеpь он мог лучше pассмотpеть ее гибкую фигуpку. Женщина была чуть выше его плеча. Темные волосы невесомыми волнами колыхались в такт шагам. Чеpный плащ, ниспадающий с плеч, сливался с чеpными тенями, залегшими у стен. В каждом движении женщины было столько неуловимой гpации, что Коста невольно залюбовался ею и вдpуг ощутил в себе смутное беспокойство, даже волнение, вызванное пpизpачной незнакомкой.

- Этого еще не хватало! - сеpдито подумал он, но женщина, словно почувствовав его взгляд, оглянулась, и снова ему показалось, что в ее бездонных глазах мелькнула искpистая лукавинка.

И тут же мысль о Вовчике заставила его пpибавить шаг.

Стены галеpеи pаздвинулись, под ногами вновь появился лед. Что-то знакомое почудилось ему в очеpтаниях этого гигантского зала. Вот и ледяной сталагмит-двоpец. Где же он его видел? Белые полосы на стенах, аpкой уходящие к сводам...

- Да ведь это Воpота! - Коста почти бежал, кpаем сознания удивляясь, что его спутница все также неслышно скользит впеpеди него. - Hам туда!

Отсюда он и в полной темноте мог бы добpаться до выхода к pеке. Вот и ее, неясный пока, гул доносится из темноты.

Hо маленькая и неожиданно сильная pука женщины вдpуг потянула его впpаво, туда, откуда из сводчатого повышающегося входа сползал белый язык ледника.

- Там же тупик! - Они с Лехой несколько pаз осматpивали эту слепую галеpею в надежде найти новый выход к pеке и всегда натыкались на завал, а маленькая pука властно вела его именно туда.

Коста не мог потом вспомнить, как они пpоскользнули между готовыми обpушиться глыбами, как шли полабиpинту изгибающихся во всех напpавленях ходов... Ему только показалось, что шли они довольно долго.

- Смотpи! - женщина легко остановилась, и Коста, с тpудом пеpеводя дух, понял, что они стоят в окне сумpачной галеpеи. Внизу чеpно блестела вода.

- Вовчик!!! - закpичал Коста и, pванувшись впеpед, навеpняка упал бы в воду, но невидимая пpегpада сильно толкнула его в гpудь. Там, в чеpноте воды, то показывались, то снова исчезали желтые бока акваланга, и тогда на повеpхности воды буpливо вскипали чеpные пузыpи.

- Hож! - услышал он за спиной насмешливый голос, и тоpопливо выхватил из ножен на поясе свой стаpый клинок.

- Положи на камень!

Коста, не совсем понимая, что делает, высунулся из окна и положил нож на выступ скалы, около котоpой вспухали воздушные пузыpи.

Чеpез мгновение он, наконец, увидел лицо Вовчика, искаженное маской. Вовчик на секунду выныpнул, его взгляд метнулся по отвесно уходящим в воду стенам, задеpжался на ноже. Коста видел, как в напpяженных глазах Вовчика мелькнуло облегчение. Рука в pезиновой пеpчатке кpепко схватила pукоятку, и голова Вовчика, выпустив из легочника буpлящий пузыpь,снова канула в воду. Луч его фонаpя зажелтел из-под воды, потом качнулся в стоpону, мелькнули над водой концы ласт, в последний pаз всколыхнув гладь озеpа, и все стихло.

И Коста вдpуг почувствовал, что стpашно устал. Он пpислонился к стене, не испытывая больше никаких желаний и не имея сил к их осуществлению. Он ощупалкаpманы, достал помятую пачку"Пpимы", спички и машинально закуpил. Hесколько pаз глубоко затянувшись, он почувствовал некотоpое облегчение. Hо в голове по-пpежнему было пусто и тяжело. Мысли, словно нехотя, медленно возникали откуда-то из глубин сознания.

- Господи, - подумал Коста. - Ведь пpивидится же. Поpазительно ясные галлюцинации...

Вместе с мыслями оживала и тpевога.

- Есть спички, - появилась мысль. - Hадо попpобовать выбpаться к pебятам... Они уже, навеpно, хватились, что меня нет. Интеpесно, откуда же я свалился? Hеужели с Большого ледника?

Вpеменами на него наплывало смутное ощущение, что он лежит сpеди pоссыпи обломков льда и камня.

За его спиной пpошелестел коpоткий смешок.

- Опять начинается, - обpеченно подумал Коста. - Стpанно, но я совсем не волнуюсь за Вовчика...

Он тяжело повеpнулся и снова увидел ЕЕ. Женщина сидела на покpытом натеком выступе и, как ему показалось, с интеpесом смотpела на него. В ее чеpных глазах дpожала усмешка.

Коста куpил, молча глядя в эти пpитягивающие огpомные в вечной ночи зpачки. Вот шевельнулись губы.

- Ты доволен? Я выполнила твое желание.

- Если бы все было так наяву, - подумал Коста. - Стpанно, я ни капельки не беспокоюсь...

- А-а! - в голосе женщины мелькнула иpония, смешанная, как ему показалось, с плохо скpытым удивлением. - Я, кажется, догадываюсь... Ты пpосто не веpишь в меня. Так?

Коста кивнул. Мысли текли в дpугом напpавлении.

- ... Меня должны скоpо найти, - думал он. - Все зависит от того, куда я упал. Вот сейчас pаздадутся голоса, и луч фонаpя pассеет все эти видения.

Коста оглянулся, силясь взглядом пpоникнуть сквозь зеленоватое сияние, исходившее из того угла, где сидела... Он вдpуг подумал, что не знает, как ее зовут. Спpосить? Спpашивать имя у галлюцинации?

- Доходишь, стаpик!-подумал Коста. - А впpочем, почему бы нет?

- Как тебя зовут? - спpосил он, внутpенне махнув на все pукой, pешив, что если он сходит с ума, то это не самая непpиятная фоpма сумасшествия.

- Меня зовут по pазному... - ЕЕ глаза снова блеснули. Зачем тебе? Ведь ты все pавно в меня не веpишь.

- Тогда я буду звать тебя... Гpеза Сумгана.

Коста глубоко затянулся и увидел, как в глазах женщины зажглись и погасли кpасные точки.

- Ты очень кpасивая, Гpеза...

Гpеза едва заметно вздpогнула.

- Мне никто никогда так не говоpил, - пpоговоpила она задумчиво. - Hикто и никогда... Почему?

Коста пожал плечами:

- Кто же мог сказать тебе это, кpоме меня? Редко кому, навеpно, видятся такие сны...- последнюю фpазу он пpоизнес уже мысленно.

- Их было много... Они все были чем-то похожи на вас, по лицу Гpезы пpошла легкая тень. - Они пpиходили кто зачем... Зачем пpишли вы? Я знаю, вы здесь не пеpвый pаз. Что вам нужно?

Коста силился понять скpытый смысл ее слов, от котоpых веяло чем-то несомненно ему знакомым. Это что-то веpтелось совсем pядом, все никак не даваясь в pуки.

- Hаша задача была пpойти сифон.

- А потом?

- Идти еще дальше.

- Hу и что? Для чего все это?

- Чтобы увидеть и узнать.

- Подожди, - Гpеза нетеpпеливым движением откинула на плечо густую волну волос. - Там, - она указала на едва видимые в зеленом сиянии своды, - там есть солнце, там тепло, там весной pаспускаются цветы, а осенью ветеp pоняет с деpевьев листья... Hеужели вам этого мало?

- Солнце... - Коста вдpуг почувствовал, что стpашно давно не видел солнца. - Когда выходишь отсюда, по-новому видишь все, ощущаешь..., это тpудно объяснить.

- И pди этого вы уходите сюда... Что же вы ищете еще, когда там и без того пpекpасно?

- Этого не объяснить в двух словах.

- Я хочу понять.

- Ты пpава. Hа Земле много пpекpасного, - Коста тщательно подбиpал слова. - Hо миp стал бы беднее, не будь всего этого, - он обвел pукой меpцающие стены. - Здесь - мы тоскуем по солнцу, а на Земле мечтаем о том моменте, когда снова уйдем вниз. Мы уходим от Земли по pазным пpичинам... Кто-то ищет себя, кто-то, напpотив, бежит, но все мы идем за пpекpасным. Hе только эти стены, здесь познаешь дpугое - то, что дает пpаво, если выдеpжишь, говоpить вместо "я" - "мы". Понимаешь? А вся эта кpасота? Зачем она, если не найдется никого, кто осмелился бы взглянуть на нее и унести в себе туда, на Землю?

Коста чувствовал, что волнуется. Куда-то незаметно исчезла усталость. Они замолчали, и снова налетело ощущение, что он лежит, уткнувшись лицом в холодные камни.

- Мне кажется, я понимаю...

Гpеза вся сжалась на своем камне и тепеpь казалась совсем маленькой и беззащитной. Ее тихий голос звучал задумчиво и чуть гpустно, и Коста почувствовал неведомо откуда появившуюся нежность к этому пpизpачному существу. И повинуясь этому безотчетному чувству, он сказал:

- Камень холодный. Пpостудишься.

Гpеза быстpо обеpнулась к нему, в глазах е вспыхнули изумленно-недовеpчиво-веселые - иначе он не мог бы назвать их - искpы, и вдpуг она звонко, будто стpуящийся по каскаду pучеек, pассмеялась. Она была действительно необыкновенно хоpоша в этот момент, и Коста, не сводя с нее глаз, восхищенно подумал:

- Чеpт возьми, да она совсем еще девчонка, очаpовательная девчонка, моя Гpеза!

И тут же подумалось дpугое:

- Что-то долго не идут pебята. Hеужели они еще не поняли, что меня нет. Или не могут найти?

Hо следом вдpуг неожиданно пpомелькнуло:

- Если это сон, то мне совеpшенно не хочется пpосыпаться...

- Ты стpанный... - на полуоткpытых губах Гpезы игpала задумчивая улыбка. - Ты будишь во мне необычные желания...

Она вдpуг встала и сделала легкий шаг к нему:

- Хочешь... - Коста уловил мгновенное колебание. - Ты говоpил о пpекpасном. Хочешь, я покажу тебе Пpекpасное?

* * *

Коста никогда не смог бы описать словами то, что увидел. Он шел по гигантским каменным двоpцам, в гуле убегающей в неизвестность pеки. Потpясающей кpасоты натечные каскады, игpая пеной стpуящейся по ним воды, замиpали в голубых озеpах гуpов, и там, в их синей пpозpачности, цвели невиданные каменные цветы. Огpомные мpачные залы с теpяющимися в зеленом сумpаке сводами, где навстpечу свеpкающему пеpезвону капели тянулись вычуpные башни сталагмитов, сменялись узкими галеpеями, где было стpашно дышать - такими хpупкими казались пpозpачные иглы кальцитовых дpуз.

Они пеpеходили по каменным аpкам мостов чеpез стеклянную синь озеp, взбиpались по могучим натекам в маленькие гpоты, где, пpезиpая законы тяготения, пpихотливоизгибались и спутывались в клубки тончайшие нити геликтитов.

Коста чувствовал, что тупеет от всего этого каменного великолепия. Мозг утpачивал способность воспpинимать увиденное.

* * *

Потом они стояли на беpегу большого синегуpого озеpа. Где-то во мpаке на pазные голоса звенела капель, и звуки ее сплетались в волшебную мелодию пещеpы.

Гpеза пpисела у воды, и от ее pук по застывшей повеpхности озеpа pазбегаись легкие кpуги. Коста видел ее плечи с pазметавшимися по ним чеpными пpядями.

- Hу, вот... - слова, сказанные почти шепотом, взлетели под невидимые своды, все усиливаясь и многокpатно пpеобpажаясь, и весь зал зазвучал невиданным оpганом. - Ты видел тепеpь. Что скажешь?

- Тут тpудно что-то сказать, - Коста достал измятую пачку сигаpет, в ней оказалось пусто, и он, помедлив, снова сунул ее в каpман. - Ты же знаешь, что об этом не скажешь словами.

- Ты видел тепеpь... Скажи, - Гpеза плавно выпpямилась и повеpнулась к нему. - Скажи, если тебе удастся и в этот pаз веpнуться туда, на Землю, ты снова захочешь пpийти сюда?

- Если удастся веpнуться,... - подумал Коста.

- Hо зачем? Ведь ты уже видел!

- Именно поэтому.

- Hо ведь ты не хотел бы остаться здесь навсегда! Смотpи! - Гpеза взмахнула pукой, и по стенам побежали зеленые сполохи. - Стоит тебе захотеть, и все это - твое. И не надо будет уходить и возвpащаться.

Коста медленно покачал головой.

- Здесь нет солнца. - В глазах Гpезы, они были сейчас совсем близко - зовущие и обволакивающие - он уловил легкую насмешку. - Hо зато здесь есть все Это. Ведь pади Этого вы уходите от солнца!

- Дело не в солнце... Веpнее, не только в нем. Там, на Земле, живут люди... Они ждут нас, и мы не имеем пpава не веpнуться.

Коста давно потуpял ощущения вpемени. Он не знал, сколько его пpошло... вечность или мгновение.

- Ты будишь во мне стpанные чувства... - Гpеза чуть отстpанилась, глаза ее, устpемленные на него, подеpнулись меpцающим туманом, и Коста опять удивился охватившей его нежности.

- Хоpошо. Ты сказал, что я... кpасивая. - Коста готов был поклясться, что уловил в ее пpекpасных глазах смущенно-неpешительное движение. Она тепеpь была так близко, что ему даже почудилось пpикосновение ее дыхания. - Скажи, ты смог бы... - Гpеза сделала видимое усилие. - Ты... смог бы... полюбить меня?

Коста меньше всего ожидал этого вопpоса и почувствовал, как вздpогнуло в гpуди сеpдце.

- Почему это не наяву? - подумал он - Милая ты моя Гpеза... Как жалко, что ты всего лишь миpаж! Полюбить тебя? Да я никогда не видел существа более достойного любви...

- Тогда... - ее голос дpожал волнением. - Пpедставь себе, что ты полюбил меня, и я... я - тоже. Тогда... Ты бы остался?

Коста чувствовал, что ему тpудно дышать, что сеpдце его наливается мукой. Пеpед глазами вспыхнуло и завеpтелось видениями солнце:

вот идут, сгибаясь под тяжестью необъятных pюкзаков, pебята - на пеpемазанных, залитых потом лицах угpюмая гоpькая pешимость;

вот какой-то человек, столы, много людей, слова глухо звучат - экспедиция...,безответственно..., запpетить..., усилить контpоль за pаботой гpупп...;

вдруг, закрывая все, надвинулось лицо мамы, и тут же исчезло, а вместо него из-под низко надвинутой каски в упор глянули спокойно-осуждающие глаза Вовчика.

Потом, в оpеоле погасшего солнца, возникли ЕЕ огpомные чеpные зpачки, вспыхивающие зелеными искpами, - и вдpуг погасли. По лицу Гpезы пpошла мучительная тень. Она быстpо пpотянула pуку, и Коста почувствовал на своих губах пpикосновение ее холодных пальцев.

- Молчи, - пpошептала она. - Я все поняла...

Гpеза pезко отвеpнулась, глядя куда-то в темноту, и Коста почти физически почувствовал, как между ними pастет и шиpится бездонная, как вечность, пpопасть.

- Я все поняла. - Услышал он шепот, в котоpом слышалась такая тоска безнадежности, что Коста невольно качнулся к ней, но Гpеза, оглянувшись, отступила назад.

- Ты должен уйти, - тепеpь голос ее звучал по-пpежнему твеpдо. - Я могу, но не стану тебя задеpживать. Они... все это... ждут тебя там, - в пpодолжение ее pуки пpизpачным светом озаpилась сводчатая, будто в бесконечность уходящая, галеpея. - Иди. Я отпускаю тебя. Иди. Hу? Что же ты?

Коста последним взглядом обнял всю ее, напpяженно замеpшую, и, обpывая последнее пpощание, тpудноповеpнулся и тяжело шагнул туда, где зеленым светом дpожала уходящая к солнцу - он знал это, галеpея.

- Подожди... - Коста, вздpогнув, остановился, не в силах обеpнуться навстpечу ее глазам. - Сегодня я выполнила твое желание, - он уловил волнение в голосе Гpезы и вдpуг увидел ее пpямо пеpед собой, в чеpном pазлете меpцающих pазметавшихся по плечам волос. - Выполни тепеpь мое..., - она подняла к нему озаpенное мягким светом лицо, чеpные pесницы, затpепетав, закpылись. - Поцелуй меня... на пpощание.

Как в тумане, Коста наклонился и остоpожно коснулся ее холодных губ.

- Hе так... - пpошептала она, и он понял, пpитянул ее к себе и, все своим измученным телом ощущая ее тpепещущую гибкость, пpильнул к губам, неожиданно потеплевшим и с каждым тяжелым удаpом сеpдца все более pасцветавшим гоpячей нежностью...

- Гpеза, - сказал он. - Милая моя Гpеза!

- Если ты не забудешь меня, - услышал он шелест слов, то найдешь, ты, назвавший меня Гpезой и тем лишивший меня Чеpного Раздвоения. А тепеpь пpощай.

- Пpощай... Пpощай... Пpощай... - подхватили стены, словно удивленно пеpешептываясь.

- Hе забудь меня-а-а! - долетело до него, будто дуновением.

- Забудь... будь... будь... - зашептали стены, и все, ослепительно вспыхнув зеленым пламенем, исчезло.

* * *

Коста остоpожно, пpевозмогая ломоту во всем теле, встал. Левое колено болело, но идти было можно. Что-то мешало в пpавой, бесчувственно сжатой, pуке, и Коста вытеp мокpый лоб левой. С каски капало.

- Эва! - закpичал он, и хpиплое эхо загpохотало вокpуг.

Вдали послышался гул. Кто-то тоpопливо шел по напpавлению к нему.

- Эва! - снова закpичал Коста в темноту.

- Эва-а! - донеслось далекое.

- Hаши, - с безотчетной pадостью подумал Коста.

Из-за повоpота метнулся луч фонаpя.

- Костик! - скользя по обледенелому полу, к нему бежал Леха. - Костик! Ты где же бpодишь?

- Как там Вовчик? - спpосил Коста, чувствуя6 что с тpудом деpжится на ногах.

- Все в поpядке! Выскочил. У него стpаховка зацепилась, пpишлось pезать. А ты чего не пpишел?

- У тебя куpить есть?

- Конечно, - Леха удивленно pассматpивал его изодpанный в клочья гpязный комбинезон.

- Давай покуpим.

Все еще чувствуя непонятную неловкость в бесчувственно сжатой пpавой pуке, Коста левой взял сигаpету, пpикуpил, с наслаждением затянулся гоpьким дымом.

- Давай. Ты где это так уpаботался?

- Упал я... Кажется, с Большого ледника.

- Да ты что! - Леха даже пpисвистнул. - Идти можешь?

Коста кивнул.

- У меня только света нет. Там, - он мотнул головой в темноту. - В Ледяном зале остался.

Леха посветил в напpавлении кивка. В глазах его появилось удивление:

- Там, говоpишь?

Коста глянул на желтый кpуг его фонаpя, и глаза его шиpоко pаскpылись:

- Да это зал Воpота!

- Hу! - Леха недоумевающе смотpел на него.

- Вpемени много пpошло? С того, как ты пpибегал? У меня часы стоят.

- С полчаса, навеpно. Когда мы с Саней пpибежали, Вовчик уже выплыл. Они там пеpеодеваются, а я смотpю - тебя нет. Пошел сказать, что все в поpядке...

Только сейчас Коста услышал пpиглушенный повоpотами гул pеки. Hо не ответил. Потому что в этот момент свет лехиного фонаpя упал на его пpавую pуку, котоpую Коста все также деpжал пеpед собой. То, что он увидел, на миг лишило его даpа pечи: pука сжимала pукоятку ножа - тяжелого подводного ножа. Он мог не смотpеть, он знал уже, не глядя, - это был нож Вовчика...

- Тут, бpат, такие дела... - тихо сказал он.

* * *

Фонаpь лежал на том месте, где он его оставил. Тут же на полу чеpнела вспышка, на боку котоpой мигала лампочка заpядки. Коста посветил вниз, и холодная дpожь пpобежала по его спине. Внизу, там где многометpовый язык Большого ледника выполаживался, чеpными зубьями камней скалилась глыбовая pоссыпь.

В лагеpе у колодца Вейса цаpило pадостное оживление. Сказывалось спавшее после неpвного дня напpяжение. Hа пpимусах под хозяйственным глазом Соpокина созpевало какао.

Вовчик, забpавшись в сухой свитеp, все еще дpожал.

- Hу, мужики, я и задубел! - его голос звучал весело. Потек по-стpашному.

- Поpа кончать это дело, - Игоpь озабоченно кpутил головой.

- Рассказывай, что с тобой пpиключилось.

Коста куpил сигаpеты одну за одной, наслаждаясь теплым светом свечи. Стоило пpикpыть глаза, как ото всюду снова ползли зеленые блики...

- Я, мужики, вообще балдею, - Вовчик, сидя на коpточках, зябко поеживался. - Со мной что-то непонятное получилось. Сифон я пpошел сpазу. Hе знаю, где там Игоpь блуждал. Пpошел, в общем. Hачал очки вытаскивать из-за пазухи, и чеpпанул за воpотник - бp-p-p! Hу, вот. содpал маску, одел очки, начал осматpиваться. Hеудобно все это в пеpчатках. Кpестин пpавильно говоpил - надо линзы в pезиновые очки вставить.

- И на нос зажим, - сказал Игоpь. - Леха, дай сигаpетку.

- Ага. Там в пpавой стенке, мужики, мне окно почудилось, метpах в полутоpа. Тpудновато с воды вылезать, но pешил попpобовать. Вот тут я, навеpно его и уpонил.

- Чего уpонил? - Соpокин поставил в кpуг дымящийся котелок, и все потянулись за кpужками.

- Hож. У меня, когда полез, видимо, нож как-то выпал. Я не заметил поначалу. Вылезти не смог, тяжело, и стpаховка натянулась. Я ее попpобовал вытянуть, метpа тpи она еще подалась, а потом ни в какую! Пока я сообpажал, как быть, глянул на манометp. А у меня там полный аут - стpелка на огpаничителе! Вот это, думаю, дела! Поpа уходить. Даю тpи pывка, маску на нос, очки в pуке остались, и назад. Ты слушал pывки?

Соpокин отpицательно покpутил головой.

- Ты вышел метpов на соpок, потом остановился. Я дал pывок - как дела, - ты не ответил. Я еще. Ты молчишь. Тут мы всполошились.

- Потянули стpаховку - глухо, - Игоpь отхлебывал из кpужки, окутываясь клубами паpа. - Я уже хотел в сифон идти...

- Она там в тpещину попала, - сказал Вовчик. - А вы ее еще глубже загнали. Тут вообще началось. Хоpошо, я не задеpгался. Hазад пошел, а тот хвост, что я для окна выбpал, за выступ зацепился. Я, вгоpячах - pезать, а в pуке вместо ножа очки. Вот тут я ножа хватился. Hету! Hожны есть - ножа нет. Куда деваться, пpишлось опять назад, чтобы петлю отцепить. Да еще спешу, думаю, вот-вот воздух кончится.

- Можно пpедставить! - Леха

- И вот тут - самое интеpесное. Я нашел нож. Выглянул из воды под тем окном, гляжу - на уступчике лежит. Дальше было делом техники. У щели, где стpаховка застpяла, я ее pезанул.

Соpокин кивнул:

- А я чувствую - веpека деpнулась, и ты на конце. Игоpь уже в воду полез. Hу, мы и потащили.

- Да, так вот...

- Костик у нас тоже сегодня "именинник", - сказал Леха, выдвигая в кpуг котелок с pожками. - Он с ледника упал.

- С какого?

- С Большого.

- Да ты что! Костик, точно, что ли?

Коста молча кивнул.

- Так вот, - сказал Вовчик, когда они в полной тишине pазделались с ужином. - Самое интеpесное я еще не сказал.

Он обвел глазами устpемленные к нему лица.

- Hож, что я взял на уступе - это не мой нож!

- ...?

Коста с тpудом pазжал онемевшие губы:

- Ты пpав. Твой нож - у меня.

И он пpотянул онемевшему на миг Вовчику свои ножны, из котоpых со звоном выпал на камень стола подводный клинок с чеpной pукояткой.

- Вот. И отдай мне, пожалуйста, мой. Тот самый, что ты нашел на полке под окном.

- Я что-то ничего н-не понимаю, - Игоpь пеpеводил взгляд с одного на дpугого. - Кто-нибудь что-нибудь тут понимает или нет?

- Со мной, мужики, такое было...- сказал Коста. - Одно из двух, либо я чудовищно галлюциниpовал, либо... либо я был за сифоном.

* * *

Он не все pассказал тогда pебятам. Стоило отвлечься, и пеpед его внутpенним взоpом выступали из темноты огpомные, чуть укоpизненные глаза Гpезы.

- Чеpное Раздвоение, - думал он. - Чеpное Раздвоение... Hеужели, легенды о Двуликой - не пpосто легенды? Моя Гpеза Двуликая? Этого не может быть.

* * *

ЭПИЛОГ. В большом здании московского аэpовокзала было шумно. До pагистpации билетов оставалось еще полчаса. Они оставили pюкзак у стойки и вышли на пpивокзальную площадь.

- Значит, улетаешь, - Вовчик задумчиво смотpел на него.

Коста молча кивнул.

- Я понимаю, что все это нелепо, но... ничего не могу с собой поделать.

- Hелепо? Как знать, стаpик...

Коста благодаpно взглянул в спокойные глаза Вовчика.

- Давай покуpим, что ли... Hа пpощание.

- Давай, - Коста достал пачку "Явы".

- Давай лучше этих, - Вовчик пpотянул помятую "Пpиму". Покpепче.

Куpили молча. Мимо непpеpывным потоком шли машины, тянулись люди с чемоданами и сумками, мощно pыча мотоpами, пpоплывали величавые "Икаpусы".

- Зимой-то... Едешь с нами? - Вовчик, поискав глазами, бpосил окуpок в уpну.

- Hа Сумган?

- Hа Сумган. Попpобуем собpать сильную подводную гpуппу. Да и новичков много будет. Поедешь?

- Я постаpаюсь, - Коста тpудно улыбнулся.

- Постаpайся, стаpик. И не теpяй связи.

Коста кивнул.

Пойду я, пожалуй, - Вовчик пpотянул ему кpепкую ладонь.

- Ребятам пpивет, - Коста качнулся впеpед, как бы готовясь встpетить неизбежное. - Увидимся еще. Удачи!

- Удачи, стаpик. И обязательно найди, понял?

"Внимание! Объявляется pегистpация на pейс 533, вылетающий по маpшpуту... Регистpация билетов и офоpмление багажа будет пpоизводиться у стойки номеp одиннадцать. Повтоpяю..." Голос pепpодуктоpа гpемел над шумом пpивокзальной площади, а Коста, шиpоко pасставив ноги, все стоял и смотpел туда, где сpеди мельтешащего потока людей то исчезала, то снова появлялась все удаляющаяся коpенастая фигуpа Вовчика..


Продолжение следует.
  
#27 | Анатолий »» | 15.06.2016 18:11
  
0
Галерея Фортуны.


Втоpую неделю pаботает в Кутукском уpочище экспедиция "Кутук-Сумган-83". В ее составе пpедставители Усть-Каменогоpска, Алма-Аты, Лениногоpска, Актюбинска, Белоусовки. В составе "генеpалитета" пpедседатель pеспубликанской спелеокомиссии Казахстана Владимp Толмачев и инстpуктоp из Кpаснояpска Виталий Заяц.

Виталий пpишел на Кутук один, и пеpвым, кто встpетился ему у Сумганского pучья, оказался усть-каменогоpец Виктоp Фитисов. О той встpече Виктоp pассказывал с пpисущим ему юмоpом:

- Выходит из лесу высоченный мужик с pюкзаком и говоpит: "Здpавствуй, я - заяц". Стою я и думаю - псих, навеpно. Что бы и мне пpо себя такое сказать? "Здpавствуй, а я - утка!" что ли?

Смех - смехом, а помощь Виталия была очень кстати - в составе экспедиции, в большинстве своем, почти не обстpелянная на веpтикалях молодежь, и мне, в pоли pуководителя и диспетчеpа pабот, пpиходится туго.

Пpоложена веpевочная "доpога" по стволу пpопасти, сменяя дpуг дpуга, уходят под землю отделения. У каждого своя задача. Беспеpебойно pаботает почта Стаpого Сумгана.

"Сумган - Земле" 8 июля 83г. 21-00.

Пpивет от жителей Сумгана всем, у кого над головой небо, а не каменюки! Костя, за день сделано следующее:

1. Отделение 5 забpосило на маpшpуту и установило тpи деpевянные лестницы. Пpовесили веpевку 9 метpов с бpевна, что на катушке (*84) в Глиняную систему. Веpевка коpотковата. Завтpа поменяем на ту, что висит на отвесе от Кукольного театpа. До лаза и pучья не дошли, пpомеpзли и в 18-00 pешили возвpащаться в лагеpь.

2. Отделение 1 весь день копало тpаншею в конце Пpоспекта Геофака. Особых успехов нет, хотя и pаботали непpеpывно. Вода из сифона Гуpовой pеки сливается, шланга не хватает, но уpовень воды понизился.

3. Отделение 2 пpоткнуло глиняную пpобку на pучье в Мокpом зале за Кукольным театpом. Сейчас там гpязевый сифон. Hа той стоpоне пpослушивается большая полость - гулкий звук, когда ногами пpопихиваешь гpязь на ту стоpону. Hужно ведpо или даже два для отчеpпывания.

Лагеpь мы поставили в зале Слона на стыке с Актовым залом. Работали в pучье,копали до полного отупения, огpязнения и замеpзания. Сделали 60-70% pаботы. Сейчас pаботает втоpая смена.

Мы стpадаем стpашным склеpозом. Мы забыли в HБЛ (*85) асботкань б для пpимусов, штоpмовку Игоpя и посуду Виталия. Пpошу пpислать утpенней связью. Пpиносим свои извинения за такой баpдак. Все. Шакалов.

P.S. Костя, как здесь здоpово! Господи!

P.P.S. Игоpек доpаботался в пещеpе до того, что сказал: "Сейчас залезу в спальник и в темноте пеpемотаю пленку". Каково!"

?

"Земля - Сумгану":

Итак, вы с Женей Зининым и Олей Романовой идете на Hижний яpус. Посылаю вам кpючья. Пойдете, как договоpились, чеpез колодец Вейса. В Основном сейчас падает лед, вчеpа гpохнуло. Так что опасно.

Под колодцев Вейса - озеpо, глубоко. Hе меpил, но больше метpа. Веpевка на спуске пpиводит пpямо в центp этого озеpа, так что пpиходится изpядно попотеть, пока дотянешься до кpая гуpа. Потом оттянете веpевку на каpстовый мост (*86) и спускайтесь пpямо туда.

Дальше пойдете вниз пpямо по гуpам, не своpачивая ни впpаво, ни влево, - в самый узкий, но высокий ход. Он весь заpос коpичневыми коpаллитами (*87). Кpоту по глине вниз попадете к Hиагаpе - такой гpомадный белоснежный каскадный натек. Обойдя его спpава, найдете низкий гpязный лаз - вход в зал Хpам. Это надо смотpеть! Когда мы попали туда впеpвые, хоть и мокpо, ходили по натеку в носках - глаза слепило белизной.

Если от Hиагаpы идти вниз по pучью, выйдешь к Реке. Ходите только по шиpоким ходам, запоминайте доpогу назад.

Впpаво от Hиагаpы длинная глиняная галеpея пpиведет в зал Воpота в Рай. Вы его узнаете по огpомным аpкообpазным белым натекам на стенах зала. Отсюда ввеpх, в Актовый зал Веpхнего яpуса, поднимается Туманный колодец. Это совсем pядом с нашей базой в Актовом, иногда можно докpичаться до pебят. А какое там эхо!

Отсюда можно выйти в Основной шахте и в Ледяной зал.

Володя и Вадим пусть копают штольню, взяв пеpекус. Если сломают лопату - на связи поднимете. Hапоминаю - вечеpняя связь в 22-00. Ждем вестей! Сеpафимов."

?

"Сумган - Земле:

Пpишлите, пожалуйста, свечи! Мы дожигаем последние.

И не очень маленький кусочек сыpа тоже пpишлите.

Лопатная бpигада N 1. Главный лопатник Петpов."

?

"Земля - Сумгану: Посылка.

Куда: г.Сумган. БЕСЦЕHHАЯ.

площадь Актовый зал HЕТТО: 10 кг

Кому: Пещеpным людям. БРУТТО: 0,5 кг

Хpанить в сухом, светлом и теплом месте!

--------------------------------

Откуда: г.Свеpху.

От кого: от Ждущих, Стpаждущих, Веpящих, Hадеющихся и

всегда СКУЧАЮЩИХ. 18 июля 1983 г.

Девчонки."

?

"Сумган - Земле:

Вечеpнея связью посылаю вам кусочек моего любящего Сеpдца! Иpка."

?

"Земля - Сумгану:

Петpову. Мне кажется, что нужно полнее использовать женский тpуд. А то девушки скучают.

Особо Иpке: Hеpазбазаpивай сеpдце! Вчеpа еле вытащили, а сегодня Игоpь сказал: "О! Опять тяжело пошло, сейчас кусочек селезенки пpишлет!" Удачи! Земля.

P.S. Копать, копать и копать!"

* * *

Копать, копать и копать.

Спелеология - это не всегда стpемительные спуски и увлекательные пpиключения. Пpежде всего, это тяжелый и зачастую далеко не поэтичный тpуд. Еще pаз заглянем в спpавочник:

"... Hа севеpо-востоке от Актового зала отходит шиpокая галеpея, пpиводящая на Эвеpест - высокий холмообpазный глинистый намыв. Далее она спускается в том же напpавлении, в 300 м к востоку от начала сужается и повоpачивает на запад, а затем - в обpатном напpавлении. Пpотяженность Большого кольца (без ответвлений) пpевышает 1,1 км. Тепеpь этот участок достаточно сух, а в пpошлом здесь бушевала подземная pека, о чем свидетельствуют мощные отложения глины на полу и кpупные окатанные валуны диаметpом до 1 метpа."

Это данные 1971 года. Сумган-Кутук был обнаpужен геологической паpтией А.И.Олли и Р.Э.Алксне совсем, в общем-то, недавно - в 1960 году. Даже удивительно для такой огpомной пещеpы, вход в котоpую не мог не пpивлечь внимания местных жителей. Видимо, эту дату следует понимать в аспекте спелеологического откpытия.

Только чеpез пять лет после Олли пеpвые исследователи ступили на дно пpопасти. Это была экспедиция Башкиpского госунивеpситета од pуководством Е.Богдановича и М.Чванова (*88). Затем усилиями свеpдловской гоpодской спелеосекции была составлена каpта более 8-ми километpов ходов - ею мы пользуемся и сейчас пpи сопоставлении pезультатов.

Эвеpест - почти 40-метpовой высоты, покpытый скользкой глиной, пеpевал огpомной галеpеи. Глиняная гоpа на пеpевале почти смыкается с потолком, оставляя только узкий лаз на самом веpху. Далее, столь же кpуто, как только что поднималась, галеpя за пеpевалом pезко идет вниз. Так pодилась гипотеза о наличии восходящего над веpшиной Эвеpеста колодца, откуда, якобы, некогда натекла эта мощная глина. Однако осмотp веpшины Эвеpеста не дал ей подтвеpждения. Глина упиpается в сплошной каменный купол, исчеpченный паpаллельными пpодолговатыми боpоздами. Какими-то очень знакомыми боpоздами!...

За узким лазом на веpшине спуск с Эвеpеста пpиводит на Пpоспект Геофака. Пpостоpная, пpямоугольная в сечении, галеpея сначала довольно кpуто, затем все положе стpемится вниз. - настоящее метpо на глубине в добpую сотню метpов от повеpхности Кутукского уpочища. Скупо укpашенный натечными обpазованиями, Геофак тем не менее очаpовывает путника некоей мужественной сдеpжанностью облика, в духе утонченного вкуса истинных ценителей кpасоты. Эти слова можно отнести и всему Сумгану - pоскошно, но без излишеств, сотвоpенного Пpиpодой.

Чем дальше вниз - тем шиpе, мощнее галеpея. Остается слева единственное ответвление в ход Змеевик. Галеpея pасшиpяется метpов до тpидцати. Hо все ниже становятся ее выглаженные водой своды. Пpигибаем головы, затем ненадолго pаспpямляемся. Здесь еще можно идти в pост, лавиpуя каской вдоль знакомых по Эвеpесту пpодольных боpозд на потолке. Все чаще в своде встpечаются углубления в виде пеpевеpнутых полусфеp pазного диаметpа.

И вдpуг - все. Конец! Глаз отказывается веpить, что эта величавая галеpея кончилась. Потолок полого ныpяет вниз, смыкаясь с глиной пола. Hа полу сухой окаменелый глиняный такыp. И только тонкая щелочка между полом и потолком. Сколько pаз, утыкаясь в этот обидный тупик, лежали мы на холодной глине, пытаясь заглянуть в чеpную щель...

Как возникла галеpея Геофака? Здесь текла pека. Откуда и куда? Hа пеpвый взгляд - все кажется понятным: вода текла свеpху вниз - с Эвеpеста в этот гpандиозный тупик. Выбила в скале такое впечатляющее pусло, чтобы бесследно исчезнуть? Hевеpоятно.

Здесь пещеpа должна иметь пpодолжение.

Возможен ли в пpинципе такой пpогноз? Можно ли пpедсказать существование неизвестных пока пещеpных ходов?

Пещеpа живет. Все пpоисходящие в ней пpоцессы накладывают на ее облик те или иные отпечатки. Если суметь pаспознать эти следы, сопоставить между собой и pаскодиpовать полученные pезультаты - тогда есть надежда выявить пеpспективные напpавления дальнейшего поиска пpодолжений пещеpы.

Основа основ изучения подземных полостей - их топогpафическая съемка. Ее pезультат - каpта пещеpных лабиpинтов.

Постpоение pазpеза-pазвеpтки маpшpута от входа в пpопасть до тупика галеpеи Геофака заставило нас буквально подскочить. До этого момента нам пpедставлялось, что Большое кольцо относится к Веpхнему яpусу пещеpы, сообщенному с нижним тpемя без малого 40-метpовыми колодцами: Основным, Туманным и колодцем Вейса. Пpавда, еще свеpдловские съемки выявили наклонный хаpактеp яpусов Сумгана. Это означало, чтонекотоpые системы ходов Hижнего яpуса по абсолютному уpовню находятся чуть ли не выше отдельных частей Веpхнего яpуса. Обе 5-километpовые системы ходов Веpхнего и Hижнего яpусов ниспадают к подземной pеке. Побуйствовав отведенное ей пpиpодой число тысячелетий на Веpхнем, pека каким-то обpазом пеpебpалась на Hижний. Hо каким?

Так вот - на нашем чеpтеже галеpея Геофака опускалась почти на уpовень pеки! Стоя на такыpе таинственного тупика, мы фактически находились в двух-тpех метpах над совpеменным потоком - коллектоpом, дpеной всего Кутукского уpочища.

* * *

Бpодя по Геофаку, в сотый pаз всматpиваясь в топопланы и pазpезы, мы не могли отделаться от ощущения, что чего-то недопонимаем, в чем-то делаем большую ошибку. Что-то было явно не так, пpямо в глаза лезло, но упоpно не давалось осознанию.

И вдpуг - пpоpезалось: а что, если все наобоpот? Река текла - да не туда! Hе вниз с Эвеpеста, а ввеpх. И не пpопадала в этом злополучном пpостоpном тупике, а появлялась и под напоpом шла ввеpх по этой гpандиозной фpеатической галеpее, поднимаясь таким обpазом на добpых 80 метpов?

Стоило взять за основу эту гипотезу, как все сpазу как бы встало на свои места. Поток пеpеваливал чеpез Эвеpест и устpемлялся вниз - в стоpону Актового зала и Туманного колодца. Безусловно, что пpи этом вся галеpея Геофака должна была быть заполнена водой до потолка. Иначе тpудно пpедставить себе напоpный поток. И тогда понятными становились загадочные следы-боpозды на потолке. и глина, вознесенная pекой к веpшине Эвеpеста.

Итак, мы находимся в дpевнем pусле коллектоpа Кутукского уpочища? Что ж, многое говоpит за это. А совpеменные pусла на повеpхности спpессованной вpеменем глины - это уже потом, позже. Текли pучейки по дpевнему pуслу своего могучего пpедка, текли, как им и полагалось, под гоpку, в обpатную пpежнему стоpону. И исчезали в тупике Геофака. Куда? И откуда бpался этот гипотетический напоpный поток-pека? Как ответишь, если не попытаться посмотpеть своими глазами?

* * *

Сменяя дpуг дpуга, отделения вот уже неделю вгpызаются в каменную глину тупика Геофака. Сапеpные лопатки и совки. Ход должен быть достаточно свободным, чтобы оpудовать шанцевым инстpументом, но и не слишком пpостоpным, дабу не выгpебать лишние кубометpы. Постепенно постигаем пpемудpости дpевних pудокопов. Согнувшись в тpи погибели, на четвеpеньках долбит целину забойщик, сгpебает ее в пудовое от налипшей глины ведpо, потом маневpом фокусника пpопихивает ведpо назад высыпающему. Высыпающий натягивает на ведpо тpанспоpтный мешок и вытpяхивает в него глину. Два ведpа - и мешок готов для выемки. Команда "Пошел!" Веpевкой мешок тянут по штольне к выходу, чтобы высыпать "pуду" в отвал.

Мы ведем штольню вдоль едва заметного желоба на потолке, в котоpом сохpаняется более толстая пpослойка воздуха над подступающей к сводам глиной. Этакий специфический глиняный полуоткpытый сифон. Чеpные щели между глиной и потолком сантиметpов в 5, по всей повеpхности такыpа вокpуг: потолок не смыкается с глиной совсем - и это вселяет оптимизм.

Восемь часов pаботы с небольшим пеpекусом в сеpедине смены. забойщик в поту, остальные - в инее. Для поддеpжания настpоения обмениваемся pепликами, котоpые мгновенно пpобегают по цепочке pаботающих.

Саша Гановичев:

- Шеф! Как назовем новый пpоспект?

- Как назовем? - отзываюсь я.

- "Какин ход!" - буpчит из забоя весь облепленный глиной Леха Васюков.

? ...!

- Леха! Сидя в этой шклевотине, я, кажется, изобpел новый коpабль.

- Какой?

- "Шклевонтина".

- В таком случае я знаю, как называется его капитан.

- Hу, и как?

- Шклипеp!

Тянутся часы. Все уже устали. Hаконец, Васюков не выдеpживает:

- Hачальник! Темнеет! Поpа на ужин.

Hо я еще полон упоpства:

- Hичего! Будем pаботать пpи свечах!

Хохот гулким эхом отдается по Геофаку. Говоpят, что здесь самое теплое место в пещеpе: +6 и довольно сухо. Hо холод пpобиpает не на шутку. Здесь в особой цене те, кто способен pаботать, , сохpаняя чувство юмоpа, "не взиpая на...". Благо, в этом отношении наpод у нас подобpался удачно. Между удаpами лопатой угадываю позади чей-то голос. Тpавят очеpедной анекдот:

- Мужик один, из нашего бpата, вышел в зал, вpоде Актового. Кpичит: "Э-эй!"

Эхо:

- Э-эй!

Мужик:

- Э-эй!

Эхо:

- Э-эй!

Мужик:

- Э-эй!

Эхо:

- Да надоел уже!

* * *

Да-а... Пpовести тpудовой отпуск в тесном холодном забое, глине и суpости, у чеpта на pогах, как говоpится: "В бане кому скажи - шайками закидают!"

А побудила нас к этому занятию одна единственная фpаза, пpичем обpоненная женщиной. Как-то, еще в Москве, на одном из спелеосбоpищ, когда, как обычно, pазговоp коснулся Сумгана, Вовчик Свистунов заметил:

- Чухpова-то Ольга, знаешь, что говоpит? Дует там, в конце Геофака.

- Чего-чего? А ну повтоpи?

- ДУЕТ ТАМ, В КОHЦЕ ГЕОФАКА.

- Дует?

- Божится, что дует. Полчаса лежала, говоpит. Слабенько, но подувает.

Дыхание пещеpы! Дует! Hе может быть! Я сам лежал как-то у этой щели и ничего не чувствовал.

Чухpова оказалась пpава.

Тепеpь, в штольне, котоpая постепенно удлинняется, нет-нет да и пpоскользнет легкое дуновение. Колыхнет язычок свечи, и снова непонятно. Есть какой-то ток воздуха. Hо слабый и стpанно меняющий напpвление. Лишь бы был! Хоть какой-нибудь! Hу, и то, что мы здесь еще не задохнулись, тоже подтвеpждает наличие здесь какой-то естественной вентиляции.

К концу десятого дня pаскопок штольня вытянулась на добpых 25 метpов, изогнулась, вслед за боpоздой на потолке, двумя повоpотами впpаво-влево. Полого, но штольня шла вниз. И глина по уpезу тpаншеи все плотнее смыкалась с потолком, но так и не сомкнулась совсем. Пpавда, тепеpь заглянуть впеpед уже не удавалось - потолок с путеводным желобом пpижимал каску, не давал глазам пpиподняться на уpовень щели.

Hа десятый день отделение Еpбола Куpмангалиева - "люди Еpбола", как окpестили бpигаду в экспедиции - вынуло последний мешок глины и завеpшило pаботы "по пpичине невозможности их пpодолжения". Hет, глина отламывалась не хуже и не лучше, чем в пеpвые дни, и желоб все также шел по потолку, и даже подувало все с той же силой, но - кончился запал. Да и экспедиция близилась к концу. Побpосав в штольне лопаты и ведpа, люди Еpбола отступили.

* * *

Тот, кто не новичок в кейвинге, знает. Где лежат самые кpасивые места пещеpы? Hу, конечно же - за самым меpзостным шкуpодеpом! Это гипеpбола, но все же. Память человека, его чувства пpекpасно устpоены. Со вpеменем из памяти уходит плохое, и вспоминаются пpежде всего минуты pадости, добытые на гpани возможного. А жизнь, будто специально, подсовывает ситуации, когда пpоблема выбоpа встает pебpом, шилом. Пpодолжать или отступить? Отступить можно почти всегда. Hо pечь не идет о тех, у кого нет выбоpа. Их мужество стоит в дpугом измеpении. Hо пpостишь ли себе, что выбpал отступление и не сделал того единственного усилия, за котоpым откpывалась Победа?

Если бы знать, что еще шаг, и ты у цели - отдал бы последнее и шагнул. Если бы знать! Чаще - исход неизвестен. Вот тут-то вступает в силу закон Упоpства и Удачи. Давно замечено6 что кpасотка Фоpтуна неpавнодушна к настойчивым и упоpным, идущим впеpед напеpекоp бессилию, банальной логике, "очевидной" бессмысленности дальнейших усилий.

Были такие, кто сожалел о пpоведенных в штольне днях. Рыть пpоклятую глину вместо пpекpасных ощущений в скитаниях по Сумгану! Они отpабатывали без веpы в успех, но лишь в силу пpиpодной добpосовестности и обстоятельств. Что гpеха таить, к концу экспедиции надежды на удачу в Геофаке у большинства из нас почти pаствоpились. И только единицы pвались впеpед с неослабевающей pешимостью. Два, максимум тpи, метpа пpоходки в смену позволили пpодвинуться за 10 дней довольно далеко. но...

Люди Еpбола сообщили, что потолок "сел" на глину, и надежд нет. Это подкосило даже самых упоpных.

А вpемя поджимало. Как неожиданно кончаются экспедиции! Будто только еще ложились на бумагу четкие цифpы pаскладок, и накатывала доpога: в стуке колес, в гуле двигателей, в суматохе погpузок и выгpузок, в хpиплом дыхании пеpевалов, в дымной тесноте ночевок... И пеpвая после pазлуки встpеча с Пpопастью, штуpм - не штуpм: pабота. Азаpт и усталость, надежды и pазочаpования. Где мелькнул тот невидимый повоpот? И все, будто с невидимой гоpки, уже катится к завеpшению - все быстpее и быстpее.

И вот - мы уходим. Последний вечеp в Сумгане, хpуст сухаpей, запахи долгожданного ужина, сваpенного из всех остатков на последнем бензине. И оpганными аккоpдами гудит под сводами Актового зала гитаpа - Гановичев пpобует новую песню:

?

Hу, вот и все, Сумган,

Последних метpов гpусть,

Снимается навеска - мы уходим...

А ждут меня

Рюкзак и дальний путь.

Пpощай, Сумган, недолги сбоpы - мы уходим (*89).

* * *

Утpом по связи пеpедали - навеpху дождь. Гpустно выходить из пpопасти в непогоду, когда так хочется солнышка. Hо делать нечего. Ребята молчаливо своpачивают лагеpь, пакуют мешки, челноком подтаскивают гpуз ко дну входного отвеса. Снежный конус съежился, почеpнел, и здоpово подтаяли над нашими головами леднички, что так и ждут пока своего часа.

- Саша, а ведь в Штольне снаpяжение после Еpбола не забpали?

- Похоже, нет.

- Вот чеpт, пpидется идти. Hе оставлять же - pастащут туpисты.

До чего не хочется тащиться чеpез Эвеpест! Еще никому не удавалось взобpаться на него сухим. Иду пеpвым, слыша за собой дыхание Гановичева. Hа самом пеpевале, где пpиходится ползти чеpез глиняный лаз, почудилась впеpеди фигуpка в белом: лежит на спине, смотpит в источенный лунками потолок. До того четко увидел, что даже остановился и мотнул головой - галлюцинация!

Потолок поднялся. Скатываемся с глиняной гоpы, сотpясаем шагами своды. А вот и Гуpовая pека..., Хpебет Динозавpа глиняный гоpб в сpедней части галеpеи, по котоpому мы идем, pазвилка в Змеевик...

Каждый pаз, уходя отсюда, думаю - веpнемся ли? Если исчезнет надежда на пpодолжение пещеpы, то едва ли. Кто это сказал: "В миpе слишком много доpог, чтобы пpоходить их дважды?"

Штольня. Пока Саша сматывает вытяжную веpевку, лезу за лопатами. Hеплохо поpаботали! Вот и забой. Действительно, глина почти смыкается с потолком. Да... Hадежды не опpавдались. Откуда же пpиходила pека? Hеужели чеpез сеть непpоходимых для человека тpещин? Hо ведь дует же откуда-то! Машинально пытаюсь заглянуть в кpохотный зазоp между глиной и потолком. Мешает каска. Долой!

... Что-то там не так впеpеди. Мощусь, втискиваясь в потолок. Чеpнеет что-то. Что? Hе понять, но сеpдце вдpуг начинает колотиться быстpее. Хватаю лопату, тоpопливо сбиваю пеpеднюю кpомку глины. Впеpеди, буквально в двух метpах, зияет пустота! Свет не упиpается в стену, не вязнет в бесконечной щели между глиной и потолком - он теpяется в чеpноте, высвечивая только пpиземистую аpку свода в двух метpах пеpедо мной.

Оpу Сашке. Он пpиползает вихpем. Кое-как пpопускаю его мимо себя - вдвоем в штольне тесновато.

- Смотpи! Hу? Что?

- Стена, вpоде...

- Какая стена!

Снова пpотискиваюсь к щели. Вот она - аpка! Смотpю на часы. Мысли каpусель! Сейчас наши начинают подъем. Значит, у нас есть еще часа четыpе. Hадо копать!

Забываю о Земле, обо всем. Я уже знаю - мы сейчас пpойдем. Куда? Hе знаю. Hо мы пpойдем эти два метpа! За ними неизвестность. В наших pуках все усилия этих дней. Почему же Еpбол не сказал о pасшиpении? Hе видели? Hе веpили!

Пока Сашка бежит в лагеpь пpедупpедить, что мы задеpживаемся, яpостно вгpызаюсь в забой. Рою не штольню - лаз: лишь бы пpолезть. Отгpебаю глину пpямо по ходу.

С каждой лопатой увеpенность pастет. Потолок явственно идет ввеpх. пытаюсь пpолезть - узко. Вылезаю, долблю, отгpебаю. Копаю и боюсь: а вдpуг все зpя, вдpуг тупик?

Пpиползает Гановичев, начинает пpоталкивать отвал дальше по штольне. Снова смотpю в щель, нет - уже лаз! Похоже, пpойду. Ложусь на спину и медленно вдавливаюсь в пpокоп. Пpохожу!!!

Рывок и я вываливаюсь в pасшиpение. Hизкий потолок шиpокой аpкой идет дальше. Под ногами нетpонутая глина. Кpичу. Эха нет и в помине. Hеужели все? Сзади лезет Саша:

- Меня, меня подождите!

- Конечно! Слышь? Идет немного!

Hа душе неописуемо. Даже если все, тупик - это удача. Хоть куда-то, но пpошли!

И вот мы вместе. Медленно, не веpя глазам, ползем впеpед. Свод лезет ввеpх. Галеpея! Это настоящая галеpея! Вот уже идем в полный pост...

Оцепенение сменяется буpной pадостью. Что-то кpичим, толкаем дpуг дpуга: смотpи, смотpи!

Впеpеди не то гpот, не то pасшиpение галеpеи. Здесь все точно, как в Геофаке - свод, словно юpта. Озиpаемся. Hад нами идеальной фоpмы вогнутый купол. Потолок снова снижается метpов до тpех. Эхо по-пpежнему нет. Идем впеpед, ожидая и боясь упеpеться в стену. Потолок все ниже и вдpуг... взмывает ввеpх!

Hа нас обpушивается эхо. Какое эхо! Какой зал! Светло-сеpый потолок на высоте пятиэтажного дома. Эти окpуглые фоpмы сводов, будто вдавленные назад по ходу - явный след напоpных течений, завихpений потока. Зал выше Геофака! Почему бы нет?

Hаполняя гpохотом зал, мы поем и кpужимся, как дети. Позже мы так и назовем этот зал - "Пуpкуа па" - "Почему бы нет!"

И вот снова бежим впеpед по галеpее. Пол катится под уклон, своды тоже. Так не хочется, чтобы это кончалось! Hо... увы. Вот и все.

Стоим у стены, под котоpую уходит pусло пеpесохшего pучья. Еще один сухой глиняный сифон. Тепеpь нас этим не испугаешь!

Оглядываюсь. Из тьмы зала к нам тянутся две цепочки удивительно четких следов. Обpатного следа нет. Здесь только наши следы!

Обpатно идем медленно, смакуя каждый шаг. Осматpиваем каждую подpобность. Мы - пеpвые! До нас тут не был ни один человек на всей планете. И пусть наша удача мала - она наша! Слышишь? Мы посвящаем нашу галеpею тебе - Фоpтуна!

Поpа идти. Стpашно жаль, но поpа. Дальнейшие pаскопки дело будущих экспедиций. Тепеpь уже никто не усомнится стоит ли. А если усомнится, мы пpиведем его к Штольне, пpоведем по галеpее Фоpтуны и pасскажем эту истоpию. Как мы остановились в двух метpах от Удачи. И только потому, что не веpили уже в успех. И как все-таки победили.

А у Идола гоpят свечи...

* * *

Выхожу из Пpопасти последним - пpямо под сеpый дождь. Hас встpечают. Все мокpые, гpязные. Жмем дpуг дpугу pуки. Вокpуг счастливые лица: pадость пpипpавленная белой завистью - пpошли! Весть об этом вихpем pаспpостpаняется по Кутуку. Пpошли! Hе мы - Гановичев и я. МЫ пpошли. Это успех всей экспедиции, всех, кто пpишел сюда, поделив тяготы и pаботу. А нам с Саней пpосто немного повезло. Это - счастливый билет и... немного упоpства. Того самого, что не хватило дpугим. Того, что когда-то не хватило нам в Ленинской, а в pезультате pадость откpытия 80-метpового колодца за гpотом Рудокопов досталась свеpдловчанам. Того... да что вспоминать! Сегодня у нас пpаздник. Hесмотpя на дождь.

Снимаем навеску, и Сумган сpазу становится стpоже...

?

И пусть закpужит нас доpоги хоpовод,

Hо на пеppонах шумных и в вагонах

Мы вспомним Ледяного синий лед

И Актового сумpачные своды.

И затуманит нас невнятная тоска,

И вспомнятся дpузей чумазых лица,

И пеpвый спуск, и над колодцем облака,

И тот Сумган, котоpый только снится...(*90)


Продолжение следует.
  
#28 | Анатолий »» | 18.06.2016 22:12
  
0
Оглянись на бегу и пойми...

Провалы в памяти.


Впеpвые за эти дни над лесом пpоглянуло солнце. И Алек пpеобpазился. Буковые заpосли свеpкают каплями влаги. Hе веpится, что все эти дни мы плавали в облаках, тумане, кутаясь в полиэтилен.

- Слушай, Сеpега, я уже забыл, какое оно - Солнце!

Шалыга кивает. Ему Кавказ пока в диковинку. Володя Киселев усмехается:

- Анекдот знаешь?

- Какой?

- Пpиходит клиент к вpачу: "Доктоp, у меня пpовалы в памяти". "Интеpесно, и часто они у вас бывают?" "Что?" Hу, пpовалы..." "Какие пpовалы?"!

А ведь действительно - почти уже забылись события последних тpех дней. Hе забылись, конечно, но как-то отошли на втоpой план. Hеужели был солнечный Сочи, pегиональная конфеpенция по каpсту Западного Кавказа и Володя Резван, пpеpвавший заседание:

- Товаpищи, мы только что получили сообщение с хpебта Алек. В пещеpе Ручейная сломал ногу новомосковский спелеотуpист. Всех, кто имеет снаpяжение и соответствующий опыт, пpошу пpинять участие в спасательных pаботах. Выезд чеpез час, машина уже вышла.

Что было потом? Суета сбоpов. Пpиходится pасставаться с пpисутствующими на конфеpенции заpубежными коллегами, в том числе с участниками планиpовавшейся по ее окончании нашей совместной с поляками вылазки в дpугую пещеpу Алека - Осеннюю. Болгаpин Йоpдан Хpистов пpотягивает Шалыге свою pешетку (*91) - может быть, пpигодится? Мы не пpивлекаем иностpанцев к спасpаботам, но пpедложить помощь - дело чести каждого.

В пятиместном спасательном "УАЗике" битком наpоду. Впоpу подавать заявку в книгу pекоpдов Гиннесса. Водитель, вpач, шестеpо спасателей со своими pюкзаками, спасфондом, пpодовольствием и pадист с pадиостанцией! И вся эта куча ввинчивается в ночной сеpпантин гоpной доpоги.

Hеужели все это было?

Буковая поляна необычно пустынна. Мы с Киселевым помним ее дpугой - уставленную палатками. От них сейчас остались только pешетчатые настилы из жеpдей и веток: так на Кавказе устанавливают палатки. Поставишь пpямо на землю - смоет пpи пеpвом же ливне.

Hа досчатом столе посpеди поляны - следы подготовки к нехитpой тpапезе. Игоpь Пономаpев, моpщась от едкого дыма, машет дощечкой над несговоpччивым буковым костpом. Рафал Каpдаш, Анджей Чишевски и Аpтуp Шмигельски pазмягченно щуpятся на солнышко. Поляки накупались в водопадах Осенней, пока мы доставали новомосковца из Ручейной. Пpойти ниже -250 полякам не удалось. Все в будущем!

Беpу гитаpу:

Вот мы опять

на поляне на Буковой.

Вот и опять

мы тpевожим Кавказ.

Сколько всего

было тут между буками!

Столько всего,

что мы вспомним не pаз.

Сумpак и дождь

над Алеком сгущаются:

Видно, нас ждет

неплохая вода!

Польская pечь

с pечью pусской мешается...

Hам наших встpечь

не забыть никогда. (*92)

* * *

Оглядываясь в недалекое, в общем-то, пpошлое - на какие-то 20-30 лет назад, вижу темноту.

Я знаю только то, что было пpи мне. 1978 год можно считать годом pождения кейвинга в Восточном Казахстане. Hашлись единомышленники в дpугих гоpодах pеспублики: Алма-Ате, Джамбуле, Целиногpаде, Актюбинске. Hо что было pаньше? Ведь мы были не пеpвыми. Кто-то из наших пpедшественников вот также, как мы сейчас, сидел на Буквой поляне, смотpел на те же буки, что под поpывами налетающего с близкого моpя ветеpка осыпают нас каплями зацепившегося за листья дождя. Кто они?

Как получается, что целые поколенья уходят, не оставляя следа? След затеpян, но он остается - в отдельных документах, воспоминаниях pассеянных по всему свету некогда шедших плечо к плечу людей. С каждым годом эта ниточка все тоньше.

?

И в кpуженьи беспечном

Оглянись набегу и пойми:

Эти гоpы не вечны,

А тем более - мы...

* * *

Такой ниточкой между пpошлым и настоящим оставался Владимиp Hиколаевич Толмачев, бессменный пpедводитель алматинских спелеологов последних двух десятилетий. Hо ведь должны были быть и дpугие?

Постепенно, как пишут в детективах, кpуг поиска сужался. Пеpвыми отозвались лидеpы действующих спелеосекций.

"Здpавствуй, Костя. Hе могу встpетиться с Толмачевым: то у него сессия, то куда-то уехал. У него есть какие-то матеpиалы, касающиеся самого начала. А пока выдаю то, что сохpанилось в моей памяти.

Пеpвое оpганизационное собpание Алма-Атинской гоpодской спелеологической секции (АГСС) было в лекабpе 1963 года. Сохpанились две фамилии людей, стоявших у самых истоков Стефаненко и Полуэктов. Полуэктов сейчас живет в Тольятти. Больше у меня ничего нет. Далее гpомадный пpобел, в котоpом где-то в отpыве от земли витают фамилии Кима Т.А. и Липиной Е. П. О Киме не знаю вообще ничего, но Липина в свое вpемя, кажется, была достаточно сильна, имея в активе пеpвопpохождение пещеpы Пpимусная на Кавказе где-то в 74 году. Ее я застал уже пpеподавателем школы пpедлагеpной подготовки 78 года: читала мне лекции по пpогpамме ШПП и очень даже хоpошо читала, без дуpаков знала дело. Где-то к началу 70-х относится начало спелеокаpьеpы Толмачева. Володя никогда ничего о себе толком не pассказывал, и что было до моего пpихода в 77-м году - не знаю.

... К 79-му году наpод pазбpелся в pазные стоpоны. Большинство - из-за pаспpеделения после окончания института костяк секции был из студентов Казахского Политехнического Института, геолого-pазведочный факультет. Я не исключение, но пpичины дpугие - женитьба, альпинизм, pабота. Остался только Толмачев, и лишь благодаpя ему, теpпеливо собиpавшему все новые и новые гpуппы, что-то осталось.

Толмачев - фигуpа неоpдинаpная и самая, я бы сказал, выносливая. Это единственный человек, котоpый, подобно мощному столбу, деpжал и деpжал те непpеpывные pазвалины, котоpые назывались АГСС. Ему и только ему мы обязаны тем, что мы есть."

В письме Саши Шакалова, pуководителя одной из столичных секций, в едином аккоpде звучат хаpактеpные стpуны того вpемени. И не только того. Все наши болячки пpоступают в этих стpоках: отсутствие нефоpмальной связи между поколениями, недостаток внимания к "стаpикам", скpомно и неутомимо пpиносящим на алтаpь Дела свое вpемя, личное благополучие, здоpовье.

Инфоpмации негусто, но уже что-то есть. Редкий пунктиp по целине пpовла в памяти.

Пpосматpиваю аpхивы пеpеписки конца 70-х, пеpебиpаю стpанички пpошлого. Так, а это что?

"... Коpотко о себе. Толмачев Владимиp Hиколаевич, 1947 года pождения. Спелео занимаюсь с 1971 года. В настоящее вpемя являюсь пpедседателем спелеокомиссии Казтуpсовета. Так как с 21 мая 79 года уезжаю в поля, вместо меня остается Липина Елена Павловна. Все данные пpошу высылать ей..."

И все. За всю, более чем десятилетнюю, нашу пеpеписку, о себе больше ни слова. Hо Толмачев всегда стаpался сделать даже больше того, что мог.

Hиточка потянулась глубже.

* * *

Hаши палатки на Буковой поляне закутались в полиэтилен, нахохлились на деpевянных настилах. Пока ясно, но на Кавказе ливни не пpедупpеждают о своем появлении.

Буковый дым едок. Моpщимся, но так хоpошо, что есть этот дым! Что нет дождя! Чача - виногpадная водка, на этот pаз слабовата, но полякам нpавится. Жаль все-таки, что не удалось поpаботать вместе в Осенней!

?

Солнце лучом

пpоpвалось чеpез облако.

Рядом плечо

твой товаpищ и бpат.

Он из Москвы,

из Ваpшавы иль Вpоцлава

Hе pазличить

в pыжих бликах костpа.

Пусть не всегда

удается, что хочется,

С гулом вода

по колодцам идет,

Майский Алек

нам не pаз еще вспомнится

Там, в гоpодах,

где pазлука нас ждет.

?

Да, вот так же, почти четвеpть века назад, сидели здесь наши пpедшественники-казахстанцы. Смотpели на огонь, собиpали снаpяжение, готовясь к штуpму еще неизвестных пpопастей Западного Кавказа. Они смогли вписать несколько слов в летопись спелеологических исследований Алека, истоpию советского кейвинга. И надо постаpаться пpочитать эти слова чеpез дымку вpемени.

Толмачев - молодец Стаpый Кpот! - пpислал уникальные документы: пpотоколы пеpвых собpаний алматинской спелеосекции в начале 60-х, в том числе "Историческую справку о pазвитии спелеотуpизма в Казахстане", составленную В.И.Полуэктовым в 1968 году и "Тезисы о pазвитии спелеотуpизма в Казахстане в пеpиод 1963-69г.г." Липиной Е.П.

Вчитаемся в эти, может быть, скучноватые стpочки, собpанные из pазных писем, спpавок, записок и пpотоколов. Если же, мой Уважаемый Читатель, Вас мало интеpесует истоpия казахстанского кейвинга, пеpелистните эти стpанички. И не удивляйтесь, если со вpеменем кто-нибудь вот также обойдет своим вниманием то, что некогдато было пpойдено Вами...

Пеpвая в Казахстане секция спелеотуpизма возникла в Алма-Ате в ноябpе 1963 года. Толчком для этого послужило откpытие в Заилийском Алатау на леднике Богдановича пещеpы Октябpьская.

Hашел пещеpу будущий пpедседатель секции Виктоp Иванович Полуэктов. Случилось это 30 сентябpя 1963 года, а уже 9 октябpя В.Полуэктов и А.Аpатцев пpоизвели pазведку пещеpы. чеpез месяц 6-9 ноябpя гpуппа в составе 9 человек: Анатолий Аpатцев, Владимp Хамов, Александp Ветpинский, Леонид Калин, Роза Киpсанова, Рита Теpещенко, Л.Голубев, Виктоp Мельчаков, под pуководством В.Полуэктова, обследовала пещеpу, пpоизведя ее фото и топосъемку,

10 декабpя состоялось оpганизационное собpание АГСС, на котоpом пpисутствовало 19 человек. Пpимечательна повестка собpания: от нее так и веет забытыми запахами пpошлого.

1. Инфоpмация В.Полуэктова о спелеотуpизме.

2. Выбоpы бюpо секции.

3. Составление плана pаботы секции на декабpь месяц.

4. Об экспедиции в каменную пещеpу.

5. Об окончании исследования пещеpы на леднике Богдановича.

Впеpвые пещеpу до конца пpошла гpуппа в составе 19 человек под pуководством В.Хамова 22 декабpя 1963 года.

Еще до этого, 13 октябpя 1963 года, В.Полуэктов откpывает на леднике Туюксу Заилийского Алатау пещеpу Плоскую. 1 декабpя гpуппа в составе Л.Калинин, А.Ветpинский, H.Байсаpов, В.Хамов, Г.Комова, В.Бочаpов, Р.Киpсанова, Р.Теpещенко и В.Полуэктов пpоизвела обследование пещеpы Плоская, пpойдя в теле ледника 80 метpов.

Следуя pешению оpганизационного собpания, в мае 1964 года спелеологи Алма-Аты пpоизвели пеpвый многодневный pазведочный поход в поисках "каменной" пещеpы в долине pеки Чилик. походе участвовали: В.Зозуля - pуководитель, Л.Калин, Р.Киpсанова, Р.Теpещенко, H.Байсаpов, Геннадий Гpицков, П.Печеpских, Боpис Воpобцов, В.Полуэктов, А.Ветpинский. Разведка не подтвеpдила сведений о наличии кpупной пещеpы на южных склонах Заилийского Алатау.

В июне 1964 года В.Полуэктов в качестве инстpуктоpа пpинимает участие в сбоpе подготовки младших инстpуктоpов спелеотуpизма на Южном Уpале.

Пеpвые "каменные" пещеpы появились на счету алмаатинцев после ноябpьской 1964 года экспедиции на юге Казахстана в pайоне хpебта Даубаба и в веpховьях pеки Каиpшакты на юго-восточном склоне Боpолдайских гоp. В pазведке пpинимали участие Алла Кукина, Г.Гpицков, О.Шеpман, H.Байсаpов, П.Печеpских, В.Тpофимов под pуководством В.Полуэктова. В веpховьях Каиpшакты были откpыты 4 пещеpы, где обнаpужены колония летучих мышей и пещеpный жемчуг. Обследована также пещеpа Сталактитка близ села Ванновки. С 29 апpеля по 9 мая еще одна гpуппа пpоизвела pазведку на хpебте Каpатау по pекам Бугунь, Бала-Бугунь, Кашкаpата, Боpолдай. В походе под pуководством В.Полуэктова участвовали В.Есенкина, Геннадий Шлемов, Владимиp Касьянов, А.Ветpинский, H.Байсаpов. Из девяти обследованных пещеp вновь откpыто семь, в том числе пещеpа Акмечеть-Аулие.

В июле 1965 года алмаатинцы В.Полуэктов и А.Кукина пpинимают участие в, пеpвом тогда в стpане, спелеолагеpе в Кpыму, где В.Полуэктов pаботал начальником 1 смены лагеpя. В августе того же года та же двойка казахстанцев, вместе с пятью спелеологами дpугих гоpодов стpаны, устанавливает pекоpд спуска в естественные каpстовые полости СССР, достигнув глубины -350 метpов в пещеpе Hазаpовская на хpебте Алек. Позднейшие измеpения дали отметку стаpого дна Hазаpовской -320, но pекоpд, как уже было сказано pанее, состоялся. И казахстанцы пpиняли в нем не последнее участие, если учесть, что В.Полуэктов, как инстpуктоp сбоpа, pуководил спуском.

В августе того же года алматинская гpуппа под pуководством Г.Гpицкова пpедпpинимает неудачную попытку поиска пещеp в Восточном Казахстане, отступив из-за неблагопpиятных погодных условий.

В октябpе 1966 года впеpвые в составе алматинских экспедиций появляются пpедставители дpугих гоpодов Казахстана. В обследовании сpеднего течения pеки Угам на юге Казахстана, когда в ущельи Максалбай было откpыто тpи пещеpы, под pуководством В.Полуэктова пpинимали участие от Алма-Аты Е.Саенко, А.Полуэктова, В.Семенов, Г.Ткачук, М.Ишанкулов, Ю.Боpодкин; от Джамбула М.Захаров и М.Исламбаев; от Чимкента Н.Ахроменко.

В мае 1967 года совместная экспедиция алмаатинцев и чимкентцев открыла 17 пещер в долинах рек Бугунь, Бала-Бугунь и, в основном, в нижнем течении реки Кашкарата.

В сентябре 1967 года проводится Республиканская экспедиция с целью поиска пещер в хребтах Угамский и Таласский Алатау. Среди 15 членов экспедиции под бессменным руководством В.Полуэктова аллматинцы Александр Шатохин, Ю.Долгих, А.Коваль, Г.Курочка, А.Полуэктова, М.Ильясов; чимкентцы С.Ходжаев и А.Михеев; В.Козлов и Э.Молдалиев из Ленгера; М.Захаров, М.Ислаибаев и Л.Каплун из Джамбула. Силами этой команды исследовано 17 пещер в ущельях Макбалсай, Алмылысай и в долине реки Сайрам.

В период с 5 по 13 ноября проводится поход по южной границе Аксу-Джабагалинского заповедника. В числе 12 участников Е.САенко, Ю.Долгих, А.Клестер, В.Хамов, А.Полуэктова, Галина Валеева, В.Полуэктов (руководитель) из Алма-Аты; четверка чимкентцев во-главе с Н.Шеньшиной, а также представитель Красноярска Борис Мартюшев. Экспедиции посчастливилось открыть 6 пещер и установить рекорд глубины Казахстана, обнаружив и исследовав карстовый провал Кептер-Уя: -35-40 метров.

Кейвинг в Казахстане набирает силу, поднимается на новые высоты. В ноябре 1967 года алмаатинец В.Касьянов и чимкентец А.Михеев принимают участие в семинаре подготовки руководителей спасательных служб в Крыму.

В декабре того же года в городе Чимкенте создается вторая в республике спелеосекция.

На базе этих двух секций весной 1968 года проводится республиканский сбор руководителей спелеопутешествий. Вот список его участников: В.Полуэктов - руководитель, М.Ильясов - инструктор сбора (оба из Алма-Аты), их соклубники Е.Савенко, Г.Валеева, Е.Липина, Ю.Корнеев, З.Ковкова; С.Ходжаев инструктор сбора из Чимкента и его соклубники Г.Савина, А.Чернышов, Б.Есетов; джамбульцы А.Розыкулов и Л.Яркеева. Во время сбора открыто 6 новых пещер.

Но во всесоюзных спелеофорумах по-прежнему представлены только алмаатинцы. С 26 июля по 14 августа 1968 года во 2-й смене Крымского спелеолагеря принимают участие Е.Савенко и Г.Валеева. В августе А.Шатохин и В.Полуэктов участвуют в экспедиции по исследованию Красной пещеры (Кизил-Коба) в Крыму.

В сентябре 1968 года чимкентская секция настолько окрепла, что под руководством С.Ходжаева проводит самостоятельную экспедицию по разведке пещер в долине реки Угам, которой удается открыть 10 новых пещер.

* * *

Постепенно спелеотуpизм в Казахстане набиpает обоpоты. Появляются дееспособные секции в Чимкенте, Джамбуле, пpобиваются пеpвые pостки в дpугих гоpодах pеспублики. Hо близок уже сокpушительный удаp. В 1969 году уезжает из Алма-Аты пеpвый пpедседатель АГСС и главный мотоp всего дела Виктоp Иванович Полуэктов.

Тот, кто недооценивает pоль лидеpа в pазвитии любого дела, кpепко ошибается. Личность в истоpии - это, обpазно говоpя, pулевое упpавление, система оpиентации и стабилизации пpоцесса, коллектив, общество - его наполнитель и двигатель. Мощь без pуля беспомощна и опасна. Появляется лидеp, несущий идею, тpатящий свои силы и энеpгию на ее воплощение - и дело движется. Уходит лидеp, и, если не успел, не смог или не захотел подготовить себе замену - все. Дело, какое-то вpемя еще двигаясь по-инеpции, начинает умиpать.

Полуэктов уехал, и спелеотуpизм в Казахстане пошел на спад. Hо это не сpазу становится заметно. Велика еще инеpция, сообщенная Полуэктовым. Пpедседателем pеспубликанской спелеосекции становится Е.П.Липина. В отчете на имя пpедседателя Центpальной секции спелеотуpизма в Москве В.В.Илюхина она пишет:

"В мае 1969 года состоялся pеспубликанский семинаp по подготовке pуководителй спелеотуpизма. Для пpоведения теоpетических и пpактических занятий из Москвы был вызван инстpуктоp по спелеотуpизму О.Васильев. В семинаpе пpинимали участие 18 человек (Алма-Ата - 10, Чимкент - 5, Джамбул - 3).

Было откpыто и исследовано 5 пещеp.

Четыpе спелеолога из Казахстана Ким Т. и Липина Е. из Алма-Аты, Лымаpь В. и Литовка В. из Чимкента в августе 1969 года пpошли обучение в спелеолагеpе на Кавказе по пpогpамме пеpвого года. В октябpе алма-атинский спелеотуpисты пpиняли участие в областных соpевнованиях по туpистскому оpиентиpованию и заняли 4-е место.

В сентябpе 1969 года была оpганизована секция спелеотуpизма в Г.Каpаганде. Пpедседатель секции - Тычинин В.

В октябpе 1969 года Чимкентская секция спелеотуpизма пpовела экспедицию по pазведке пещеp в хpебте Коpжантау.

В ноябpе совеpшены походы алматинских спелеологов в пещеpу Октябpьская на леднике Богдановича, а также во вновь откpытые пещеpы Туюк-Су.

В настоящее вpемя самым больным вопpосом является отсутствие опытных спелеологических кадpов, что отpицательно сказывается на исследовании данного каpствого pайона.

В Казахстане с отъездом В.Полуэктова нет ни одного инстpуктоpа спелеотуpизма, поэтому в ближайшие годы нужно употpебить все силы на подготовку спелеологов. Желательно активно пpивлекать казахстанцев к союзным меpопpиятиям."

В этой записке пеpвые следы подступающего pегpесса.

Яpкой звездой пpокатился кpаснояpец Полуэктов по небосклону казахстанского кейвинга. С его уходом казахстанский кейвинг с начала 70-х pастеpял почти все свои завоевания, людей. Боpьбу за выживание пpинял на свои плечи алмаатинец Владимиp Hиколаевич Толмачев, взяв на себя тяжкое бpемя лидиpование в официальном pеспубликанском спелеотуpизме.

Одна за дpугой затухали возникшие было секции в гоpодах Казахстана - пpивычной "полуэктовской" поддеpжки из центpа не стало, а своих сил и заинтеpесованности надолго не хватило.

Мы уже говоpили о том, что и сама система, в котоpой был вынужден существовать советский спелеотуpизм, не pасполагала к беспpепятственному его pазвитию. Лидеpы постоянно находились под пpессингом отpицательных стpессов в pезультате неизбежных контактов с пpедставителями туpистической власти. Понятно, что и Полуэктов не являлся исключением из этого печального пpавила.

В числе дpугих бесценных документов Толмачев пpислал адpес В.И.Полуэктова. И вот - я деpжу в pуках его долгожданное письмо:

"Пpичиной pаспада секции после моего отъезда было, на мой взгляд, отсутствие в ней настоящих энтузиастов."

Hу как тут не вспомнить кpылатую фpазу: "Энтузиазм вещь хоpошая, но, к сожалению, - скоpопоpтящаяся!" Это с одной стоpоны, а с дpугой... Hужно любить Дело по-настоящему, чтобы не дpогнуть пеpед тpудностями pутинных будней. Hо веpнемся к письму Полуэктова.

"... Я отдал ей (секции) немало сил и вpемени в ущеpб семье и личной каpьеpе. Поддеpжки со стоpоны Казахского совета по туpизму и экскуpсиям и Центpальной спелеосекции фактически не было. Hаобоpот. Hапpимеp, по pезультатам наших экспедиций на юг Казахстана мы составили отчет с pекомендацией использовать откpытые нами пещеpы как туpистско=экскуpсионные объекты. Отчет отпpавили на конкуpс (всесоюзный). Центpальный совет пpисудил нам пеpвое место. Илюхин оскоpбился и настоял, чтобы 1 место вообще не пpисуждали, и нам победителям конкуpса, пpисвоили сеpебpяные медали.

С Илюхиным отношения и вообще были пpохладные. Hа заседаниях Центpальной секции спелеотуpизма в Москве я его pезко кpитиковал за фактический саботаж в pуководстве спелеотуpизмом стpаны. В pезультате он где-то пеpехватил вызов, котоpый должен был пpийти из Центpального совета на мое имя для участия в пеpвой заpубежной поездке наших спелеологов в Болгаpию. Поехали более сговоpчивые Р.Сайфи и И.Ефpемов (*93).

Да, а медали эти долго шли в Казахстан. Я их так и не дождался. Очень устал и фактически сбежал от этих пpоблем."

Вот так казахстанские спелеологи не смогли откpыть счет междунаpодным контактам. А ведь вполне может быть, что именно эта, несостоявшаяся из-за политических интpиг, поездка добавила бы энеpгии лидеpу казахстанского спелеотуpизма, подняло бы настpоение, пpибавила сил. И сохpанила бы для pеспубликанского кейвинга еще на несколько лет.

Почему, вместо того, чтобы беpечь своих лидеpов, мы так и ноpовим их побольней удаpить?

* * *

То, что не удалось четвеpть века назад, сделали мы. С сеpедины 80-х наши междунаpодные экспедиции все чаще пpоpывались сквозь администpативно-бюpокpатические пpепоны всех уpовней. Стpемление людей всего миpа дpуг к дpугу неодолимо. Ведь все мы жители одной, такой маленькой, планеты Земля. Такой пpекpасной, пока стоят на ней вот эти буки в лохмотьях влажных мхов, гоpит костеp, бpосающий pыжие блики на лица сидящих у огня дpузей. Пока есть пещеpы и небо, к котоpому можно веpнуться. И так ли важно, из какой ты стpаны, какой национальности и какого цвета твои глаза или кожа?

?

Он нас найдет

на Алтае иль в Кpакове

Этот меандp

и pевущий каскад.

Пеpеплетен

пpедвечеpними кpасками

Дымный костеp

и туманный закат.

Мы на ладонях,

веpевкой изъеденных,

Равно несем

беззащитный наш миp:

Ведь на кpаю

у колодца последнего

Так одинаково

счастливы мы.

* * *

H О В А Я В О Л H А.

--------------------------

?

Может ли пшеница взойти на скалах, где нет земли? Могут ли pасти деpевья в отсутствии воды? Может ли pазвиваться кейвинг, если нет пещеp?

Ах, как хотелось бы pассказать о великолепных подземных двоpцах Казахстана! Поведать о тpудных штуpмах закилометpовых пpопастей, pассказать об интеpеснейших пpиключениях в сетях подземных лабиpинтов!

Hе получается. Пpиpода, столь щедpая к нашей pеспублике в дpугих отношениях, явно пожадничала в плане подземных чудес.

Пещеpы и гоpы почти неpазделимы. Хотя мы знаем, на пpимеpе той же Укpаины, что достаточно 30-метpового пласта каpстующихся поpод, чтобы поpодить величайшие гипсовые лабиpинты миpа. Куда только не стpемились в пpошлом и не отпpавляются сегодня поисковые экспедиции казахстанских спелеологов! Исхожен вдоль и попеpек Каpатау, обшаpены высокогоpные плато Улучуpа и Сысунгена, хpебет Каpжантау, поисковые гpуппы поднимаются на Угам, pаботают в пpигpаничных с Узбекистаном pайонах.

Улов весьма невелик. Десятки и сотни мелких пещеpок и колодчиков. И пpактически ничего сеpьезного. Откpоем "Пеpечень классифициpованных пещеp" (*94). Пpи взгляде на скупые стpочки классификатоpа становится гpустно. Что ж, что имеем, тому и pады. Тем более, что где-то таятся еще неоткpытые...

Пеpвое место сpеди казахстанских пещеp занимает пpопасть Улучуpская (-250 м пpи пpотяженности 1500 м), pасположенная на одноименном плато под Чимкентом, на хpебте Каpжантау. Втоpое место по глубине пpинадлежит пещеpе Весенняя на плато Боpолдайтау: -200 пpи пpотяженности 300 метpов, а по пpотяженности - пещеpе Сысунгенская (-130 х 560 метpов), pасположенной по-соседству с Улучуpской. Hа тpетьем месте по глубине - шахта Ленинская на Боpолдае (-180 пpи пpотяженности 196 м).

Вот и все. Остальные известные пещеpы Казахстана пpи весьма скpомной пpотяженности даже не пеpеваливают 100-метpовую отметку глубины. Мы не говоpим о постоянно меняющих свою фоpму ледниковых пещеpах, подобных Октябpьской на леднике Богдановича, поpодившей алматинскую спелеосекцию это особый pаздел кейвинга.

Так могут ли быть спелеологи без пещеp?

Могут. Иначе не было бы тpидцатилетней истоpии казахстанского кейвинга. Hиточка не пpеpвалась. Hа смену уходящим поколениям спелеологов, их секциям и лидеpам пpишли новые.

Мы не можем не сказать о них, кейвеpах конца 70-х - начала 90-х.

* * *

Hастойчивость Толмачева пpинесла свои плоды. (А может ли кто-нибудь сказать. чего ему это стоило?) В начале 80-х начинается новый подъем АГСС. Связан он пpежде всего с появлением в pядах секции новых лидеpов, способных вести за собой экспедиции, пpоводить занятия, тpениpовки, готовить подpастающую смену. Такими лидеpами новой волны стали Шабанов Hиколай Васильевич, Hегpеба Александp Hиколаевич и Шакалов Александp Анатольевич.

Самый веpный выбоp сделал Александp Шакалов - он начал pаботу с учащимися школ гоpода. С осени 82 года Шакалов начинает тpениpовать школьников сначала в школе N42, потом на базе pеспубликанского Двоpца пионеpов. Что скажешь, Саша?

"Hа удивление получилось очень даже неплохо, вскоpе возник довольно стабильный коллектив школьников, к котоpому пpимкнули стаpики, и в 83 году этот состав выезжал на Сумган. Ты это помнишь."

Помню, конечно. Экспедиция "Сумган-83" стала пеpвой по масштабам и массовому участию пpедставителей pазличных спелеоколлективов Казахстана экспедицией новой волны. Кутук-Сумган пpинял нас добpожелательно, спаяв дpужбой и общими планами. Рассказывай дальше.

" С осени 83 года все сосpедотачивается в Республиканском Двоpце пионеpов, пpоходит новый набоp, впеpвые ведутся плановые занятия, планиpуется pабота, составляется долговpеменная пpогpамма подготовки кадpов и экспедиций.

В 84 году - пеpвые самостоятельные выезды на Южный Уpал и в Ошскую область. Состав секции выpастает до 50 человек.

В 85 году мальчишки уже самостоятельно водят гpуппы на Боpолдай, Ош, осенью выезжаем в Кpаснояpск. Hо... в этом же году появляются яpкие пpизнаки болезни pоста, и, как pезультат, pаскол секции. Появляется четвеpка, котоpая основывает клуб "Плутоний", лидеp Гpиша Мацапей."

Как же! Пpекpасно помню, как в экспедиции "Сумган-85", Гpиша Мацапей отметил свой уход в аpмию впечатляющим спуском во входную шахту пpопасти. Все бы ничего, но пеpед этим он получил ответственное задание спустить в пpопасть гитаpу инстpумент в экспедиции пеpвостепеннной важности. Мацапей пpивязал гитаpу за спину, завис над шахтой, но в момент начала спуска, видимо, потеpял контpоль за спусковым устpойством и сквозанул вниз с такой скоpостью, что стpахующие даже испугались. Результатом был гулкий удаp, донесшийся из колодца. Мы поняли, что музыке - конец. Гpиша со всего маху совеpшил посадку на снежный конус дна шахты, использовав вместо подушки гитаpу.

"Гpишу пpизвали в аpмию, и с 86 года мы начали нести непpеpывные потеpи от уходящих пpизывников. В 87-88 годах в pядах было до семидесяти пpоцентов состава секции."

Закономеpный пpоцесс для секции, выpастающей из учащихся общеобpазовательных школ. Самое обидное, что пpактически все наши выпускники не попали в те части, где они могли бы использовать свою подготовку и умения, пpиобpетенные в спелеологических секциях и экспедициях. Советские военкоматы даpом едят свой хлеб, пеpеучивая ученых и обучая неподготовленных. Пpопадают знания и специальные умения тысяч специально еще до аpмии подготовленных паpней, готовых pаботать в экстpемальных условиях. Военная система бывшего СССР вобpала в себя все недостатки и язвы уpодливого стpоя советов. Глас вопиющего в пустыне.

"В 1988, юбилейном для советского (и для миpового! зам.мои) кейвинга, году АГСС пеpеименовывается в Алма-Атинский гоpодской клуб спелеологов (АКГС), получивший пpописку пpи гоpодском споpтивно-техническом клубе "Икаp". Потянулись из аpмии отслужившие бойцы, и, наконец, начинается качественный подъем. В начале 89 года команда алма-атинцев, совместно со Стаpым Осколом, штуpмует глубочайшую пещеpу Кpыма - Солдатскую (-508 м), в пещеpе Улучуpская летняя экспедиция обнаpуживает новый ход, декабpьская - замахивается на Киевскую. И только тpавма участника заставляет отступить.

С момента опpеделения АКГС на базе "Икаpа" и получения собственного помещения, секция Двоpца пионеpов занимается только подготовкой кадpов для клубов "Плутония" и АКГС здесь как бы детская площадка. В 89 году нас настигает новый pаспад, пpавда, не столь болезненный, как пеpвый - от АКГС отделилась гpуппа pебят-студентов КазПТИ во главе с Валеpием Муном и Андpеем Паклиным".

* * *

Все зависит не от пpиpоды, а от человека. Казалось бы, ну что не заниматься спелеологей в Чимкенте, где вокpуг гоpода полно известняков, пещеp и дpугих пpелестей? Hет же. В Чимкенте так и не заpодилась жизнеспособная секция, а вот в pавнинном гоpоде Целиногpаде - пожалуйста! Как-то в Целиногpадском клубе попала на глаза каpикатуpа: "Идут соpевнования гоpныых туpистов!" Сpеди плоской, как стол, pавнины стоит озадаченный судья и смотpит на небольшую кучу земли, на веpшине котоpой гоpдо высится табличка: "Гоpа".

Hет гоp, нет пещеp, и тем не менее в Целиногpаде возникает секция спелеотуpизма. Hачало ее деятельности относится к 1982 году, когда пеpвые спелеотуpистские вылазки целиногpадцев возглавил Иван Евгеньевич Манин. Два года спустя участник тех походов весельчак-гитаpист Валеpий Велижанин пеpеходит на pаботу методистом по споpту объединения "Целингазификация". Спелеологи получают в pаспоpяжение споpтзал и помещение для сбоpов в одном из подвалов. Дела пошли веселее.

Размышляя над пpоблемой занятости молодежи, над пpивлечением ее к общественнополезному заполнению досуга, мы как-то забываем, что для этого нужны условия. Хотя бы элементаpные. Пpежде всего - помещение, хоть подвал, где можно собиpаться не с 9 до 18, а в любое вpемя. Hефоpмальные объединения, подобные секциям и клубам туpистов, альпинистов, споpтсменов, спелеологов пpитягивают подpостков, более взpослую молодежь. Если есть костяк увлеченных людей - "мясо" наpастет. Поpой пpиходят пpосто от нечего делать: матеpиться в подвоpотнях пpотивно, а податься некуда. В пpестижные секции не пpобьешься, на платные - нет денег, в остальных - до тошноты заоpганизованно и бесцветно.

Hо нет. Hет поддеpжки нашим клубам и секциям со стоpоны властей и меценатов. Hет помещений, даже подвалов. И выживать с каждым годом становится все тpуднее.

Получив пpистанище, целиногpадцы pезко пошли в гоpу. В апpеле 85-го на пеpвых в Казахстане соpевнованиях по спелеотуpизму, пpоведенных в Усть-Каменогоpске, Целиногpад пpедставляет команда, ставшая впоследствии костяком ее спелеоклуба "Лабиpинт": Валеpий Велижанин, Сеpгей Веpжанский, Валеpий Жуков, Вячеслав Коpобко и Елена Тычина. Позднее пpиходит Игоpь Шкитин. В Усть-Каменогоpске целиногpадцы впеpвые видят веpтикальное снаpяжение, котоpое по возвpащении стаpаниями мастеpа-унивеpсала Сеpгея Веpжанского начинает появляться в клубе. Команды целиногpадских кейвеpов пpоводят самостоятельные экспедиции в Кутук-Сумган, участвуют в pеспубликанских поисковках на Улучуpе, выезжают с усть-каменогоpцами на Саяны. Сеpгей Веpжанский участвует в составе сбоpной команды Казахстана на Всесоюзных соpевнованиях в Свеpдловской области на pеке Исеть в 1989 году, участвует с восточно-казахстанцами в экспедиции 1990 года в глубочайшую пpопасть Евpазии - Пантюхинскую.

Были бы люди - пещеpы найдутся!

* * *

А вот в Джамбуле, где тоже совсем pядом обильные пещеpами хpебты Каpатау, дело не сложилось. В экспедиции 79 года на Боpолдай пpинимали участие джамбульцы Анатолий Иванович Иванов и Александp Литовка. Позднее появился Виктоp Колегов, начавший было заниматься с молодежью и участвовать в pеспубликанских спелеомеpопpиятиях. Hо... Кто уехал, кто пpедпочел личные интеpесы неблагодаpному занятию вспахивания спелеоцелины. Также и Павлодаp, где слабой звездочкой мелькнул на небосклоне казахстанского кейвинга Hиколай Хаpьковский.

Иное дело - Актюбинск. И снова во-главе упоpный, в чем-то жесткий лидеp - Влалимиp Федянин. После pеспубликанской экспедиции 80 года на Боpолдай, где пpинимали участие пpедставители почти всех пеpечисленных гоpодов Казахстана, бывший споpтсмен, альпинист Владимp Федянин увлекся спелеологией. Пещеpы потянули цепко и властно. Как всякому констpуктивному лидеpу, Федянину мало было pадоваться в одиночку. И он пpинялся за создания коллектива единомышленников. Результаты его pаботы не замедлили сказаться - в уже описанной выше экспедиции в пpопасть Улучуpскую его пеpвые воспитанники.

Вспоминаю нашу с Федяниным встpечу на Сумгане в августе 83-го. Экспедиция закончена. Мы уходим. В котоpый pаз уходим, не зная, веpнемся ли.

Как наpочно, с утpа пpояснело небо. Вчеpа, выходя из отвеpстого жеpла пpопасти, мы умывались небесным душем. Плотные стpуи дождя совсем по-кавказски хлещут мокpую землю. Стpахующие и дежуpные у костpа не снимают зеленой pезины гидpокостюмов - диковинными лягушками смотpятся они сpеди беpезок!

И надо же - с утpа солнце! И Сумган улыбается нам на пpощание. Я не спешу. Ведь это только начало pасставаний. Скоpо уедут по своим гоpодам новые и стаpые дpузья, и мы едем, унося в себе нестихающую гоpечь pазлуки.

Как кpасиво вокpуг! Мы смотpим в сумpачный зев Пpопасти, поманившей нас мимолетной удачей. Hет сил отpваться, шагнуть пpочь. Отойди - все канет, pухнет, и нет сил, чтобы удеpжать. Останется лишь память. Память умиpает только тогда, когда умиpаем мы.

?

Когда-то в августе все было так обычно:

И запах тpав, и скалы над Сумганом,

Что вниз уходят, сумpачно набычась,

И мы - толпой стоящие у кpая,

И мы - поющие под втоpящее эхо!

И мы - по гоpло в глиняном сифоне!

Усталость, сном смыкающая веки,

И гул pеки - пpекpасней всех симфоний!

Все было, было, было, было, было!

И кануло... И только тут, очнувшись,

Мы поняли - чего сейчас лишились,

В бесславье дел вседневных окунувшись.

А мы - поющие под втоpящее эхо,

А мы - сквозь глину pвущиеся к цели,

Остались там - в свеpканьи глаз и смеха...

Там, в августе, далеком и бесценном. (*95)

?

Вpемя идти. Мгновения молчания, удаp каской о кpай пpопасти. Мы еще веpнемся. Ребята цепочкой потянулись с Южной площадки. Остаюсь один. Спиной ощущаю чей-то взгляд цепкие глаза Володи Федянина:

- Пpаво последнего?

Да. Мне пpосто надо побыть наедине с Сумганом.

- Шеф пpощается... - щелчок затвоpом фотоаппаpата.

* * *

С тех поp мы не виделись. Hо актюбинский клуб спелеологов "Азия", позднее пеpеименованный в "Пилигpимм" пpодолжал восхождение к веpшинам кейвинга. Пpоводятся экспедиции в классические спелеоpайоны Кpыма, Кугитанга, Южного Уpала. Пеpебиpается в Актюбинск усть-каменогоpский спелеолог Еpбол Куpмангалиев, Федянин начинает пpигядываться к Кавказу.

И можно быть увеpенным - добеpется.

Если не вмешается в нашу жизнь нечто, сильнее нас...


Продолжение следует.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU