Восхожде­ние во лжи. ПОВТОРНЫЙ ПРОТЕСТ.



Просматривая информацию, новости, среди многих сайтов, на сайте "Клуб Альпинистов."Санкт-Петербург"" натолкнулся на статью:
ПОВТОРНЫЙ ПРОТЕСТ

Читая ее, сперва я подумал что это пасквиль. Просто кто-то хочет очернить человека. Ведь вы знаете, что всегда у людей есть враги, и тайные и явные. Вот и попал человек в мясорубку.
впрочем такое мнение было не долгим.. и вот почему.

Сайт клуба альпинистов Ленинграда не пользуется тухлой информацией.
Он зарекомендовал себя как один из лучших сайтов по альпинизму (на мой взгляд ) Где всегда можно получить интересную, полезную информацию. И составители сайта выбирают материал и не пихают что попало.
Это кстати их серьезно отличает от множества сайтов по альпинизму, которые нередко грешат всякой всячиной. (и я уж не говорю о комментариях в темах, которые падают порой ниже плинтуса.)

Я с уважением отношусь к этому сайту и людям которые делают этот сайт.
Но в начале у меня мелькнула мысль: "И на старуху бывает проруха"
Но внимательно ознакомившись с текстом я понял что дело намного серьезней чем я думал. Это мало похоже на пасквиль, да и подписи людей не думаю что подделаны.

Я очень глубоко чту героев ВОВ. той прошедшей страшной войны, Да и не просто героев, а кто прошел дорогами войны.
так же глубоко чту ленинградцев, которые защищали город от врага. Они умирали , но не сдавались.

И вот почему я не мог пройти мимо этой статьи, а вернее ОБРАЩЕНИЯ, и считаю своим долгом опубликовать его для широкого круга читателей.

И дело вроде склочное. (А я не люблю такие дела) Но пройти мимо, это значит растоптать память о героях Ленинграда


Итак:


ПОВТОРНЫЙ ПРОТЕСТ

Председателю Совета ветеранов

физической культуры и спорта

г. Санкт-Петербурга

Кулакову Георгию Николаевичу


Суть дела о незаслуженном награждении подполковника в отстав­ке М.М. БОБРОВА орденом «Дружбы народов» в 1990 году и присвоении ему звания «Почетный гражданин Санкт-Петербурга» -26/1-1994 г.

Вопрос о масштабе того или иного подвига любой личности, претендующей на истинность совершенных подвигов во время войны и подвигов в спорте в послевоенное время, о значимости содеянного во имя Родины, во имя родного города, как и всегда, как и положено, должен решаться не так, как это дважды решено по не заслуженному награждению подполковника в отставке М.М. БОБРОВА.

Да, именно не так просто, как это сделано на основании наду­манных, бесчестно и мастерски разрекламированных всеми средства­ми информации всех масштабов целовально-обходительными Бобровски­ми методами, о его подвигах...

Так это делалось и делается всю сознательную жизнь БОБРОВЫМ, готовя реляции-представления для награждения его орденом «Дружбы народов» и присвоения ему звания «Почетного гражданина Санкт-Петербурга» нельзя основываться только на лично им измышлениях и лже-подвигах.

Почему, готовя наградные документы, не опираются, как это поло­жено делать, на подлинные документальные доказательства представ­ляемого, изложенные в личном деле в Военкомате, на официальные заверенные документы, справки из медицинского архива Вооруженных Сил и другие официальные документы? Это, во-первых, а, во-вторых, необходимо основываться на подтверждениях и таких организаций, (также официально заверенные), как-то: «Совета ветеранов войны и однополчан Санкт-Петербурга», «Совета ветеранов спорта Санкт-Петербурга», «Комитета по физической культуре и спорту» нашего города. Почему же не обратиться в эти организации, официально запросить их мнение? Это вполне понятно так как обратившись в эти организации за подтверждением измышленных подвигов БОБРОВА на войне и в спорте, был бы получен отказ!!! А если делается ставка на ФИРСОВУ ОЛЬГУ АФАНАСЬЕВНУ, действительно висевшей в морозы и под обстрелом в подвесных приспособлениях, при маскировке Михайловского замка, и ссылка на охмуренных и зацелованных работников музея Петропавловской крепости, не бывших в то время в Ленинграде или ссылка на других влиятельных лиц – то это не доказательство.

Сколько измышленных других лже-подвигов разрекламировал М.М.БОБРОВ. О них мы на протяжении многих лет читали в центра­льных и местных газетах и сейчас читаем. О них мы неоднократно видели и слушали с телеэкранов, со сцен больших праздников го­рода. И что характерно, что многие, знающие его, после каждого появления, сообщения о них – только удивлялись этому, но одернуть его поста вить на место никто не решился. Даже после официально­го обращения с письмом - протестом от Совета ветеранов спорта города и предъявлении протокола собрания актива Совета вете­ранов спорта от 15 апреля 1993 года в «Совет ветеранов войны и ополчения» генералу РЫЖКОВУ В. А. и к председателю Комитета по физи­ческой культуре и спорту СБИТНЕВУ В.В., также мер никаких не было принято. А в этих документах ветераны войны и спорта на­стоятельно просили выше указанных начальников в дальнейшем прекратить восхождение по лжи БОБРОВА М.М. за счет истинных ветеранов войны и спорта строить своё благополучие.

Итак, фактически не участвующий в боях и умело избегавший опасных участков на фронтах Великой Отечественной войны (см. личное дело) – за три дня? спасший Ленинград 17-ти летний БОБРОВ М.М. успел замаскировать все шпили и купола Ленинграда?

Много и очень много можно рассказывать о его лже-подвигах много лет рекламируемых, совершенных якобы на фронтах войны и в спорте после войны.


Анкета Боброва от 1992г



Вот ещё несколько характерных примеров его подвигов:

– 17-ти летний партизан-разведчик, перенесший ранения???

– ст. лейтенант БОБРОВ – командир взвода разведки Закавказского фрон­та??? (Фотография в музее при Горспорткомитете).

В личном деле не говорится, что БОБРОВ получил первое офи­церское звание младший лейтенант 1.01.1943 года и был инструкто­ром в Школе горнолыжного дела Закавказского фронта. В боях не участвовал.

Командиром взвода он числился в артиллерийской бригаде большой мощности Р.Г.В.К. с 15.01.1946 до 19.02.1947 г. Ленинградского Военного округа.

– Корреспондент Г. ПОПОВ в газете «Советский спорт» от 01.02.1994 г. в статье «Михалыч по фамилии БОБРОВ» пишет: «Событий в жизни этого человека, подполковника в отставке, было множество, причем самых разных – он участник битвы за Кавказ (в личном деле это не подтверждается), участник Олимпийских Игр в Мельбурне (значит он выходит, является Олимпийским чемпионом, так как команда СССР по пятиборью в составе ЮШКОВА И., ДЕРЮГИНА И. и ТАРАСОВА И. выиграли 1 место и стали Олимпийскими чемпионами и дальне ПОПОВ пишет: «А в 17 лет попал в партизанский отряд (опять же выдумка, сплошная ложь), после ранения (ложь), вылечившись, вместе с друзьями-альпинистами забирался на золоченные купо­ла и шпили Ленинграда, чтобы замаскировать и сохранить их от фашистских снарядов и бомб».

Вот, если бы, корреспондент Г.ПОПОВ, не со слов писал эту абракадабру, а почитал бы личное дело БОБРОВА в Горвоенкомате, спросил бы у него документы о его партизанстве, оправки о ра­нениях, конечно, он бы не написал эти ложные факты. Тем более, что известному корреспонденту не так уж сложно было бы от­крыть «Олимпийскую энциклопедию», или в крайнем случае, по­звонить на кафедру Истории Академии ФК им. П.Ф. Лесгафта или в Горспорткомитет и спросить бы – был ли БОБРОВ М.М. – Олимпийским чемпионом в 1956 году? Или в 1952 г., в Хель­синки? Когда он был чемпионом Ленинграда, Вооруженных Сил, призером первенства СССР ???

На празднике престарелых людей – З0.10.1992 года – в Октябрьском концертном зале, в присутствии тысячей ветеранов, ведущий праздник, чествуя действительных героев – ветеранов войны и труда, наравне с ними вызван был на сцену и «великий герой Ленинграда», спасший город, замаскировавший все шили и купола за три дня. Далее ведущий праздник сказал о БОБРОВЕ, что будучи полковником в отставке сейчас, в прошлом во вре­мя войны, командуя отрядом в 500 человек, разбил отборные от­ряды фашистов «Эдельвейс» и восстановил наши вымпела на Эльбрусе. А ведь офицерское звание младшего лейтенанта М.М. БОБРОВ получил в январе 1943 года, будучи инструктором школы горно-лыжного дела, т.е. когда немцы уже были изгнаны с Кавка­за. В личном деле не подтверждается его участие в боях на Кавказе. И вот рядовой или младший лейтенант БОБРОВ коман­дует уже отрядом в 500 человек ???

1 января 1993 года в газете «Советский спорт», корреспондент КОРШУНОВ, описывая Новогодний Олимпийский бал в Москве, пишет: «...И я встретил МИХАИЛА БОБРОВА – ленинградца. Нет, нет, не заслуженный (удивительно), не олимпийский призер. Но пре­красный легкоатлет, пятиборец...». Странно, но на каком основании на 17 человеко-мест, отпущенных для нашего города, где имеется более 300 олимпийцев, из которых около 100 призеров – чемпионов Олимпийских Игр, а кроме того у нас много десятков ветеранов войны и спорта, Заслуженных мастеров спорта, много­кратных чемпионов страны, рекордсменов мира, ученых деятелей по физической культуре и спорту и вдруг вместо них в Москву на бал олимпийцев едет М.М. БОБРОВ??? За какие заслуги???

15 апреля 1993 года 42 ветерана войны и спорта, Заслу­женные мастера спорта СССР, на собрании актива Совета вете­ранов спорта города – категорически осудили действия БОБРОВА, назвав их преступными. Заслуженный мастер спорта СССР НИКОЛАЙ МАТВЕЕВИЧ ТАТАРИНОВ – четырехкратный призер Олимпийских Игр, многократный призер первенств СССР и других соревнований; мастер спорта СССР АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ КРИВОШЕЕВ – многократ­ный чемпион Вооруженных Сил; призер первенств Ленинграда, многократный чемпион Лен.В.О.; мастер оперта СССР СУПРУНЕНКО ВАЛЕНТИН ИВАНОВИЧ и ряд других мастеров спорта исключительно негативно отзывались о действиях БОБРОВА М.М.

Собрание актива потребовало (см. протоколы собрания) от Председателя Совета ветеранов спорта города КУЛАКОВА ГЕОРГИЯ НИКОЛАЕВИЧА доложить Председателю Совета ветеранов войны и однополчан города – генералу РЫЖКОВУ В.А. и Председателю комитета по Ф.К. и спорту СБИТНЕВУ С.В. – и прекратить восхожде­ние во лжи БСБРОВА М.М., за счет ветеранов войны и спорта.

Решение собрания актива ветеранов войны и спорта было выполнено, но никаких мер, как со стороны «Совета ветеранов войны и однополчан», так и со стороны Горскорткомитета не было принято.

Мы вправе сомневаться в истинности раздутых фактов о маскировке БОБРОВЫМ всех шпилей и куполов Ленинграда за три дня, как это рекламировалось многократно и было объявлено мэром Санкт-Петербурга СОБЧАКОМ на торжественном собрании 26.01.1993 года – в честь 50-летия снятия блокады города Ленин­града. А что же тогда делала всю войну возглавлявшая эту бригаду, как коллектив, ФИРСОВА ОЛЬГА АФАНАСЬЕВНА и её подчиненные??? АЛОИС ЗЕМБА, АЛЛА ПРИГОЖЕВА, МИХАИЛ ШЕСТАКОВ, АНДРЕЙ САФРОНОВ??? Все они, кроме ФИРСОВОЙ О.А. – ушли из жизни. «Мертвые молчат» – как говорят в народе. Ну, а за­путанная, зачарованная, расцелованная, приспособленческой обходительней методой БОБРОВА, – ФИРСОВА – подтверждает, что юный БОБ­РОВ поднимался на Петропавловскую крепость. И даже, якобы, был ранен (со слов самого БОБРОВА).

Основания для сомнения раздутых ленинградских подвигов БОБРОВА даёт выписка из личного дела Военкомата, где официально подтверждается следующие данные:

– Призван на службу в армию 5 июля 1941 года в 3-й стрелковый полк Кировской дивизии Ленинградской армии народного ополчения, где прослужил до 20 августа 1941 года, т.е. 43 дня. Там заболел и на­ходился на излечении в эвакогоспитале № 1039 в Ленинграде – 48 дней. За период службы в Ленинграде – 43 дня в полку и 46 дней - в госпитале, а затем до 12 октября 1942 года был уволен по болезни в запас. За это время, якобы он воевал в партизанских отрядах??? Перенес, якобы, и ранения и контузии??? И замаскиро­вал за три дня все шпили и купола Ленинграда???

Небезынтересна дальнейшая служба БОБРОВА:

12 октября 1942 года он вновь призывается в армию и направляется рядовым стрелком в Отдельную мото-стрелковую бригаду особого назначения НКВД СССР, где прослужил 2 месяца в Москве и был направлен в Школу военного альпинизма горно-лыжного дела Закав­казского фронта 5 декабря 1942 года – инструктором военного аль­пинизма – до 24 апреля 1943 года, а с 24 апреля – он преподава­тель военного альпинизма. Младший лейтенант о 1 января 1943 года. В боях – ни эта Школа, ни сам БОБРОВ – участия но принимали. (см. личное дело).

Небезынтересны данные о БОБРОВЕ, записанные им лично в ан­кету «Клуба ветеранов спорта Ленинграда», которая находится в делах Клуба. В пункте 8 анкеты спрашивается о спортивных дости­жениях, на что БОБРОВ отвечает следующее: «…С 1945 года в Советской армии. Чемпион ЛенВО, города Ленинграда, Вооруженных Сил, призер первенств СССР с 1945 по 1962 год по л/атлетике, слалому и с/пятиборью». (Смотрите приложение №1 и №2).

Мы убежденно считаем необходимым ставить вопрос перед соот­ветствующими инстанциями, вплоть до судебно-правовых органов о нижеследующем:

– Мэрии пересмотреть решение о присвоении звания «Почетного гражданина Санкт-Петербурга» подполковнику в отставке М.М. БОБРСВУ, так ошибочно и незаслуженно присвоенное;

– Необходимо также сделать соответствующее представление Правительству Республики об отзыве и лишении ордена «Дружбы народов» М.М. БОБРОВА, как несправедливо и незаслуженно полученного им на основе криминальных представлений.

Мы – ветерана войны, ветераны физической культуры и спор­та, – считаем и твердо убеждены в несправедливости и в незаслу­женных награждениях М.М.БОБРОВА. Факты этих награждений являются беспрецедентными фактами оскорбления, унижающими достоин­ство подвигов тысячей истинных героев, сложивших свои головы за наш город и тысячи оставшихся в живых, перенесших неимовер­ные лишения и страдания. Как мертвые так и живые – прославлен­ные герои в блокадном Ленинграде; участники боев с оружием в руках, а также на трудовом фронте – ученые, изобретатели, деятели всех видов искусств, прославившие на многие века свои имена и наш город, – герои – ни в какое сравнение не могут идти с преимущественно надуманными, вымышленными деяниями М. М.БОБРОВА.



Оригинал данного письма подписались:

Куликов – председатель Совета ветеранов ФКиС Санкт-Петербурга;

К. Алёхин – ЗМС по плаванью;

М. Минин – ЗМС по легкой атлетике;

Н. Татаринов – ЗМС по пятиборью, трехкратный чемпион мира (1957-1959), серебряный призер Олимпийских игр в команде (1960);

В. Евстафьев – к.п.н., доцент, ветеран ВОВ, партизан;

И. Шустер – комиссар партизанского отряда, ветеран ВОВ, доцент;

А. Кривенко – ветеран ВОВ, МС СССР по пятиборью;

В. Серпуненко – ветеран ВОВ, МС СССР по пятиборью;

В. Максимечев – ветеран, майор в отставке;

В. Кривобоков – ЗТ РСФСР, МС СССР;

П. Рассказов – ветеран ВОВ, узник Освенцима и Дахау;

К. Сальников – ЗМС по пятиборью, первый советский чемпион мира по современному пятиборью, ветеран ВОВ.

Источник: http://www.alpklubspb.ru/persona/bobrov_mm_protest2.htm

Комментарии (9)

Всего: 9 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 29.09.2013 17:16
  
2
Тема альпинизма в Блокадном Ленинграде нами вообще не затрагивалась.
А ведь тема очень трагичная и важная.
И тема будет продолжена именно материалами О ДЕЙСТВИТЕЛЬНОМ ГЕРОЙСТВЕ альпинистов Блокадного Ленинграда, которые приложили все свое умение, всю свою страсть, на помощь родному городу.

А о М.М. Боброве и говорить нечего.
С этим должны серьезно разобраться сперва соответствующие органы.
Должны быть (и в теме это указано) в военкоматае, и в других организациях подтверждение или не подтверждение тех или инных заслуг данного гражданина.
И если факты подтверждаются в обращении - то вообще лишения воинского звания, как не соответствующее достоинству и чести офицера.
  
#2 | Анатолий »» | 29.09.2013 17:27
  
4
Общая статья:

Промышленные альпинисты блокадного Ленинграда.

Когда речь идет о С-Петербурге (в недавнем прошлом Ленинграде), перед нашим мысленным взором возникают величественные силуэты города на Неве: шпили и купола, триумфальные арки и монументальные колонны. Культурная столица России привлекает туристов со всего света своими уникальными памятниками истории и архитектуры.

Далеко не все, однако, знают, что многие их этих памятников уцелели во время войны, благодаря самоотверженному труду бригады верхолазов-альпинистов. Именно альпинисты выполняли высотные работы по маскировке особо ценных зданий города, служивших вражеской артиллерии и авиации прекрасными мишенями, а также ориентирами для уничтожения госпиталей, предприятий и т.п.

Привлечь альпинистов к таким работам предложила архитектор Н.М. Уствольская. Справедливости ради заметим, что эта идея была не такой уж и новой. Еще во время первой мировой французские альпинисты маскировали бликующие ориентиры Парижа, чтобы уберечь город от бомб, которые сбрасывали на Париж немцы со своих цеппелинов (дирижаблей).

Труд питерских альпинистов был героическим без всякого преувеличения. Они не только укрывали шпили и купола специально сшитыми чехлами, производили маскировочную окраску куполов и шпилей, но и задраивали окна, чинили крыши и даже меняли размороженные трубы. И все это нередко происходило под вражескими обстрелами, под проливным дождем и мокрым снегом. Уставшие, замерзшие, на грани голодных обмороков, они мужественно выполняли свою работу.

Одна из альпинисток, Ольга Фирсова, вспоминала, как главный архитектор города предложил генералу Говорову (командующему фронтом) посмотреть, как трудятся альпинисты. Генерал остался доволен увиденным, и в этот же день альпинистов пригласили на прием в Смольный, где архитектор, пользуясь моментом, обратился с просьбой к Попкову (одному из партийных руководителей города) увеличить альпинистам пайку. В ответ он услышал: "Если бы они в литейном цеху работали... А то ведь на свежем воздухе..." Трудно найти слова, чтобы прокомментировать этот циничный ответ, как, впрочем, трудно поверить в то, что пайка Попкова была такой же скудной, как пайка жителей осажденного города.

Нет точных данных о том, сколько жизней унесла блокада Ленинграда, длившаяся 872 дня (с 08.09.1941 по 27.01.1944). Многие историки утверждают, что за это время погибло более 1,2 млн. человек. Известно одно, эта цифра могла быть гораздо больше, если бы не героизм и самоотверженность альпинистов.

Источник: http://www.specialist-centr.ru
  
#3 | Анатолий »» | 30.09.2013 21:08
  
3
Памяти О.А. Фирсовой, спасавшей Ленинград в блокаду


Ольга Фирсова родилась 28.06.1911 в Швейцарии. По возвращению в Россию и после долгих скитаний по стране, в 1929 г . семья осела в Ленинграде.

С 1933 г . ещё студенткой Консерватории Ольга Афанасьевна серьёзно занялась спортом – альпинизмом и горными лыжами. Овладев этим, стала тренером секции по горным лыжам ДСО «Искусство». В 1935 г . совершила первое восхождение на Казбек. Затем были другие восхождения, в т.ч. и Эльбрус (1937). Каждое лето работала инструктором в альплагере «Шхельда» на Кавказе вместе со своими ровесниками, а в будущем известными альпинистами Е. Белецким (ЗМС), В. Будановым (МС), А. Сидоренко (МС) и М. Шестаковым (сокурсник по Консерватории, а потом её муж).

Её отец Афанасий Осипович Фирсов1/ – талантливый инженер, конструктор танков КВ и Т-34 (лучший танк XX века…!), заклеймен в тридцатых годах, как «враг народа» (реабилитирован в 1956 г .). Но Ольга Афанасьевна, несмотря на угрозы, не отказалась от фамилии отца.



22 июня 1941 г . началась война. Все альпинисты ушли на фронт. А 8 сентября Ленинград оказался в блокадном кольце… каждодневные артиллерийские обстрелы и бомбёжки…

Фронтовые разведчики из-за линии фронта вынесли фотографию: панораму Ленинграда, на которой все городские архитектурные вершины были пронумерованы. Самые высокие шпили и купола служили ориентирами для немецкой артиллерии при обстрелах города. Поэтому их решено было срочно замаскировать. Для этой работы понадобились альпинисты.

Первой отыскали Ольгу Фирсову. Она и возглавила бригаду, т.к. была самой опытной. Она вместе с Александрой Пригожевой, Алоизом Зембой и Михаилом Бобровым (до 7.01.1942) начали маскировать шпили и купола Ленинграда.

В помощь верхолазам ГИОП (Государственная инспекция охраны памятников) прикомандировал лётчика, старшего лейтенанта В.Г. Судакова, который на маленьком, специальном аэростате закрепил блок с веревкой под яблоком шпиля Адмиралтейства и альпинисты взялись за работу.

Альпинисты блестяще справились с этой задачей, работая под вражеской бомбежкой и обстрелами. Работы продолжались до окончания блокады в 1944 г . Благодаря маскировке немцы «потеряли» свои артиллерийские «привязки». Прицельный огонь и бомбардировки сократились. Были спасены многие жизни ленинградцев и ценные исторические и архитектурные памятники города.

Каждый день Ольга Фирсова «с мальчиками и Алечкой Пригожевой» работали на сверкающих вершинах. С утра до ночи, под прицельным обстрелом, под мокрым снегом и проливным дождем. Все золотые шпили и купола города-фронта они надежно зачехлили или покрыли защитной краской. Голодные и больные маскировщики спасли жизни тысяч жителей блокадного Ленинграда. Двое из них – Пригожева и Алоиз – ценою собственной жизни.

Хроника работ

1941:

– шпиль (чехол) Адмиралтейства (первым поднялся – Алоиз)


Фирсова на Шпиле


Чехол на Шпиле. 1941 г. Фото С.Н. Давыдова


– шпиль (чехол) Инженерного замка (первым поднялся – Алоиз),

– шпиль (покраска) Петропавловского собора (первым поднялся – Бобров).

1942 – покраска купола Исаакиевского собора.


Исааковский собор.



1942 – чехлы на Никольском соборе.


1942 г., июль. Никольский собор. Фото Н.С. Давыдова.


1943 – шпиль Петропавловского собора, Шестаков М. – муж Фирсовой.

1943 г. Шестаков, муж Фирсовой.


1943 г. Шестаков на Петропавловском шпиле. Фото С.Н. Давыдова.


1943 г. Петропавловский собор.Фото С.Н. Давыдова.


Фирсова единственная проработала всю войну и в сентябре 1945 г . закончила демаскировку шпилей. После победы ей досталась честь срезать стропы, удерживавшие чехол на адмиралтейском кораблике, и тогда трижды кричали «ура» солдаты, готовившиеся к параду на Дворцовой площади.



1945 г. Снятие чехла - 30.04.


Первым послевоенным летом она снова выехала на Кавказ, в горы инструктором альпинизма. А зимой 1946-го завоевала почётное второе место по слалому на первенстве Ленинграда. Следующим летом в группе альпинистов М. Звездкина (МС СССР), П. Елизарова, Г. Трофимова вместе с мужем М. Шестаковым совершила восхождение на кавказскую вершину Башкара. В 1948-м развелась с мужем и вновь взошла на Эльбрус. В 1949 году снова работала инструктором в альплагере «Шхельда» ДСО «Буревестник». Тренеры – наставники: Мартынов В.В., Потапов В.А. (МС), Гусак Н. (МС), Кизель В.А. (МС). Работала в лагерях более 10 лет. За эти годы не было ни одного ЧП. Участвовала в спасработах на вершине Бжедух – погибла группа москвичей: Яковлева Лариса, Раздеришин Аркадий, Салтыков Кирилл.

Судьба не баловала Ольгу Афанасьевну. После войны долгие годы она прожила со вторым мужем – Нечаевым Иосифом Дмитриевичем и дочерью Олей, которая родилась 23.11.1951, в тесной комнате коммунальной квартиры на Гороховой улице в коммуналке.


Нечаев Иосиф Дмитриевич (1888-1967), 2-ой муж Фирсовой.


14 звонков на входной двери: 14 комнат. 46 неспокойных соседей. И каждую ночь – визиты милиции. Отлучиться от плиты хозяйке было нельзя. Лишь зазеваешься – и в кастрюле с супом окажется пачка от «Беломора», старая газета или спутанный клок волос… Муж скончался в 1967 г . И только через четверть века после войны (в 1970 г .) государство выделило Ольге Фирсовой однокомнатную квартиру на Ленинском проспекте дом 2. С 1999 г . Фирсова живет в Германии – переехала к дочке – Ольге Иосифовне – которая вышла замуж. Только в последние годы после переезда в Берлин, подвиг Ольги Афанасьевны был оценен... потомками тех, кто когда-то разглядывал в прицел шпили и купола ее любимого Ленинграда.

В 2004 г . с днем рождения Ольгу Афанасьевну поздравляли со всего мира. Звонил Берлин, Петербург, Вашингтон, Шотландия…


Фирсова 2004 г. в СПб.


С поздравлениями в ее квартиру на Ленинском проспекте пришел в гости и «Санкт-Петербургский Курьер» (Екатерина Косовская – журналист):

– Пунктуальность у вас – чисто немецкая, – одобрила Ольга Афанасьевна, открывая дверь.

– Знаете, на что была похожа маскировочная юбка для шпиля? На женскую юбку-клеш, но с одним швом.

– Ольга Афанасьевна, а чехол на шпилях – он на самом верху какой?

– Вот такой, – показывает она: между указательными пальцами сантиметров десять. «Юбку» для шпиля сшивали по чертежу, а для летящего над иглой кораблика выкройку не делали – просто накинули сверху мешок. И много дней натягивали гигантский чехол весом в полтонны на сам шпиль. …А корона, венчающая «иглу», на самом деле, оказывается, очень мягкая. Я была дистрофиком – 39 кг . Но даже под таким весом она немного приплюснулась. Потом ее восстановили…

До сих пор Ольга Афанасьевна хвалит себя, что не призналась тогда маме: это она, ее дочь, была там наверху. Ни к чему маме знать, как дочка летела с головокружительной высоты – двенадцать метров свободного падения. Как сломала несколько позвонков – и не к врачу обратилась, а отправилась докладывать начальству…

…За долголетний и успешный педагогический труд по музыкальному воспитанию детей и молодёжи не только в войну, но и после О.А.Фирсова, как руководитель хоровых коллективов Ленинградского госуниверситета в Доме культуры им. Ленсовета в 1971 г ., награждена орденом «Знак Почёта». А спустя почти полвека после «роковых - сороковых» ей вручён орден «Дружбы народов» – за тот блокадный подвиг!

О маскировочных работах в блокадном Ленинграде читайте статьи:

Краснояров В.И. «Покорители золотых вершин» в альманахе «Белые ночи», 1973.

Замятнин Л.М. «Покорители золотых вершин» в жур. «Нева», 1985.

Странно и непонятно, почему до сих пор Петербург не удостоил героическую легендарную женщину звания Почетного гражданина города?!...

Весной 2005 г . Фирсову в Германии поздравил с 60-летием Победы Президент России Владимир Владимирович Путин.

Умерла Ольга Афанасьевна на 95-ом году жизни 10 ноября 2005 г . в Берлине, но похоронена 19.12.2005 в Санкт-Петербурге по ее желанию на Северном кладбище вместе со вторым мужем.


Могила Фирсовой и 2-го мужа.


Андреев Герман – по СМИ, Интернет и личным воспоминаниям

Источник: http://www.alpklubspb.ru
  
#4 | Анатолий »» | 02.10.2013 17:45
  
1
Альпинисты Блокадного Ленинграда


Блокадная эпопея, не имеющая аналогов в истории ХХ века, продолжавшаяся 872 дня (с 08.09.1941 по 27.01.1944) и унесшая почти 1.500.000 человек



Вспоминать все эти жуткие годы – не возможно. Вспомним только альпинистов, которые оказались в блокадном Ленинграде.

Прежде всего, надо вспомнить тех, кому пришлось в полном смысле совершать восхождения… Восхождения на самые высотные исторические доминанты города (символы города…!) – шпиль Адмиралтейства ( 72 м ), шпиль Петропавловского собора ( 122,5 м ), купол Исаакиевского собора ( 101,5 м ), Казанский собор ( 101,5 м ), Инженерный замок ( 64 м ). Эти объекты – позолоченные шпили и купола служили прекрасными ориентирами для фашистов – летчиков и артиллеристов. Надо было срочно маскировать их.

Ольга Афанасьева Фирсова

Эту сложнейшую операцию поручили альпинистке (2-го разряда) – Ольге Афанасьеве Фирсовой (1911-2005), которая собрала бригаду альпинистов: Алиоса Зембо (скончался в 1942 г .), Александру Ивановну Пригожеву (скончалась в 1942 г .), М.М. Боброва (в 1941 г . он был значкистом, ему было 18 лет)1/. Михаил Шестаков – муж Фирсовой воевал под Ленинградом, а как более опытный альпинист-инструктор иногда консультировал Фирсову – жену.

Бессменная вахта Фирсовой длилась до самой Победы: шпиль Адмиралтейства был расчехлён 1 мая 1945 года, остальные объекты демаскировались ещё несколько месяцев.

Странно и непонятно, почему Петербург не удостоил героическую легендарную женщину звания «Почетного гражданина города»...? Это почётное звание «отхватил» Бобров…!

Зембо Алоиз Пригожева Александра Ивановна Бобров Михаил Михайлович


В блокадном Ленинграде работали и другие альпинисты: А. Желандовская; на оборонных заводах – ЗМС А. Угаров (на заводе, выпускавшем установки «Катюша»); А. Комарова. В госпиталях работала врачом М. Потапова; Изоргина Антонина Николаевна – научный сотрудник Эрмитажа.

(о них мы еще расскажем в этой теме )



Другие альпинисты воевали на ленинградских фронтах: К. Даниэль, Я. Желиховский, Е. Зеликин, С. Кабаков, В. Капицын, В. Коршунов, А. Мартьянов, Ю. Медведев, Ю. Ратнер, Д. Ротфельд, Д. Харзаев, Н. Рыжиков, В. Кабанов, Л. Коровин, В. Максимов, В. Мартынов, В. Перепеловский, Б. Петров, П. Репин, В. Уваров, Б. Фролов, А. Хватовкер, В. Цибульский, А. Булатов, Б. Корндорф, В. Ионис, П. Земченко, Б. Медведев, Г. Николаев, П. Семёнов, М. Звёздкин, Л. Рубинштейн, В. Буданов.

В прорыве и снятии блокады участвовали альпинисты-ленинградцы: Б. Гурилёв, Б. Кизевальтер, П. Корнилович, Н. Курчев, Р. Минин, С. Шац и другие.

Источник: http://www.alpklubspb.ru
  
#5 | Анатолий »» | 02.10.2013 17:50
  
1

Желандовская Анна Михайловна, 20.11.1916 - 04.08.2007 ( Ленинград - Санкт-Петербург). В 1934 окончила ПТУ. Работала – 1934-1936 – физрук Печатного двора; 1939-1941 – Кавказ, инструктор а/л «Молния»; во время войны работала в блокадном Ленинграде: 1941-1942 – техник НИИ связи; 1942-1944 – инструктор Октябрьского райкома ВЛКСМ; 1944-1972 – Ленинград, преподаватель физкультуры в Школе торгового ученичества и Техникуме Советской торговли. Награждена медалями «За оборону Ленинграда», «За доблестный труд в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг.» и др. Первое восхождение – 1936. 1 разряд – 1958. Инструктор – 1939: проработала инструктором в а/лагерях 51 сезон (по 3-4 летних месяца в году), водила учебные отряды альпинистов на восхождения и принимала активное участие в руководстве учебным процессом и в хозяйственной жизни альплагерей. Общественная работа – в ФА Ленинграда. Награждена Золотой медалью Спорт комитета за долголетнюю работу по спорту.


Угаров Алексей Сергеевич (1909-1998) – родился в Ярославской области в крестьянской семье. С 1924 жил в Ленинграде. Во время войны оставался в блокадном Ленинграде, работал слесарем на оборонном заводе, выпускавшем установки «Катюша» и боеприпасы к ним. Награждён медалями «За оборону Ленинграда», «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне», «За трудовую доблесть», «За трудовое отличие» и другими правительственными наградами. После войны закончил Ленинградский технологический институт им. Ленсовета по специальности инженер-химик (технолог). Далее работал в оборонной промышленности на разных должностях: начальником цеха, главным инженером, главным технологом (до 1964).

Впервые попал в горы в 1928 г. по профсоюзной путевке – поход через Донгуз-Орун в Сванетию, но горами «не заболел», занимался велосипедным спортом.

Окончательно и бесповоротно Угаров пришёл в горы с «лёгкой руки» альпиниста старшего поколения - Сергея Мироновича Кирова. В 1934 году в составе сборной питерских велосипедистов (так рассказывал сам Угаров) он принимал участие в велопробеге Ленинград – Москва. Остановились на ночёвку. К костру подъехали три машины и к костру подошел С.М. Киров… Поговорили «за жизнь». Киров рассказал, как поднимался на Эльбрус и Казбек. А на прощанье он подчеркнул: «Запомните, ребята, альпинизм поинтереснее велоспорта будет!». И на следующий год (1935) Алексей Угаров поехал в горы и в группе с Л. Богородским, П. Поварниным и А. Старостиным совершил первовосхождение на Адыр-су-баши по южному гребню. В 1937 году А.С. Угаров уже сам руководил несколькими первовосхождениями в районе массива Доппах (Верхняя Дигория). А в 1940 году вместе с И. Антоновичем и В. Лубенцом прошёл сложнейший по тем временам траверс Ушбы с юга на север.

В 1946 - первый раз поехал в экспедицию на Памир (Юго-Западный Памир), которой руководили Е. Белецкий и Е. Абалаков. Участвовал в 3-х первовосхождениях: пик Патхор по зап. гребню (рук. Белецкий Е.), пик К. Маркса с севера (рук. Белецкий Е.) и на пик Клунникова (рук. Багров А.). В этом же году Угарову присвоено звание МС.

В 1953 - руководил первовосхождением на пик Евгении Корженевской (с ледника Фортамбек), заменив заболевшего пневмонией руководителя восхождения и экспедиции Е.А. Белецкого.

В 1954 - руководил первовосхождением на пик Революции (с ледника Грумм-Гржимайло, 6940 м) - шестую по высоте вершину Союза. Оба маршрута завоевали первые места в чемпионатах СССР в высотном классе.

Заслуженный мастер спорта с 1954 года.

В 1955 году в составе советско-китайской экспедиции (рук. Е.А. Белецкий) А.С. Угаров участвовал в небывало длинном траверсе пик Единства (6673 м, первовосхождение) – пик Октябрьский (6700 м, первовосхождение) и далее через перевал Крыленко до пика Ленина (3 место в первенстве Союза в классе траверсов).

С 1936 - А.С. Угаров начал работать инструктором в альплагерях Гвандра, Безенги, Накра, “Азот” (с 1947 года - “Химик“), Баксан, Адыл-Су… Трудно назвать отечественный альплагерь, где бы не работал дядя Лёша. Начиная с 1948 года, работая инструктором, руководил восхождениями на вершины, в числе которых Уллу-тау, Чегет-тау-чана, Даллакор, пик Вольной Испании, траверс Светгара, траверс пик Вуллея – пик Кавказ – Бжедух – пик Вольной Испании. В 1959-1961 был начальником Среднеазиатской школы инструкторов. 1962-1981 - тренер школы инструкторов и различных сборов.

За спортивные достижения и тренерскую работу награжден значком «Отличник физической культуры и спорта» Спорткомитета СССР, многочисленными почетными грамотами спорткомитетов, ВЦСПС и других организаций.

В сборнике «Побежденные вершины» за 1954-1957 г.г. напечатаны две его статьи: «Через три вершины Заалая» и «На пик Революции». Его перу принадлежат статьи об альпинизме в различных отечественных и зарубежных журналах.



Комарова Александра Федоровна (03.04.1926) – Ленинград. Инженер. Первое восхождение – 1951. Последнее восхождение – 1983. МС СССР – 1959. Инструктор: 1 кат. – 1969. Работа инструктором, ВСЕГО: 988 дней (18 сезонов). Количество восхождений: 949 (5 к/тр. – 2).


Потапова М.М.

Потапова Мария Максимовна (1911-1990)


Буданова Эльга Владимировна – дочь



Мария Максимовна родилась 24.01.1911. Родители были крестьянами. Отец умер в 1912 г., мать – в 1918.

1931 – окончила Ленинградский институт физкультуры и спорта им. Лесгафта.

1931 – вышла замуж за Буданова Владимира Алексеевича.

1932 – родилась дочь Эльга.

1933 – начала заниматься альпинизмом.

1938 – закончила Ленинградский санитарно-гигиенический институт (САНГИГ).

1938-1940 – работала в ЛИТМО преподавателем по военно-санитарной подготовке и врачом по врачебному контролю на кафедре физвоспитания.

1941-1948 – работала в Комитете по делам физкультуры и спорта в качестве врача по лечебной физкультуре, одновременно была назначена начальником кабинета по военно-санитарной подготовке горвоенкомата.

1944 – член КПСС.

1948-1983 – работала в ЛГУ преподавателем на кафедре физического воспитания по специализации – альпинизм, а затем младшим и старшим научным сотрудником.

1954 – защитила диссертацию: Опыт врачебно-контрольных наблюдений над пожилыми мужчинами, занимающимися альпинизмом и высокогорным туризмом: автореф. дис. к.м.н. Потапова Мария Максимовна; ГДОИФК им. П.Ф. Лесгафта. – Л., 1954.



Начала заниматься альпинизмом с 1933 г.

1934-1935 – работала в альплагерях на Кавказе. Ходила с Будановым В.А. и Громовым А.Г.

1935 – участница 1-ой альпиниады ВЦСПС.

1936 – совершила 5 восхождений 2-5 к/тр., в т.ч. первое женское восхождение: Главный Домбай-Ульген, 3б: Потапова (рук.), Сидорова Н., Нарбут К.

1937 – второе женское восхождение: Дых-тау, 4а: Потапова (рук.), Изергина А., Сидорова Н.

1940 – участие в рекордном траверсе Ушбы команды в составе: В.А. Буданов (рук.), М.М. Потапова, А.Д. Александров, А.Г. Громов.

1941 – МС СССР по альпинизму.

1946 – участвовала в экспедиции ВЦСПС на ЮЗ Памир – рук. Е. Белецкий – совершила первовосхождения на п. Пахтакор (6080 м) и п. Клунникова.

1949 – летом группы ЛГУ и ЛПИ приступили к работе в а/л «Алибек». В отряд начинающих альпинистов ЛГУ входили: М. Потапова (командир отряда), Р. Вознесенская, И. Якимова, А. Лебедев, О. Пигулевская, Л. Смирнова, А. Тищенко, С. Саввон (будущий Президент ФА Ленинграда).

Начуч альплагеря В. Буданов выпустил на первое восхождение отделения на пять дней раньше, чем было указано в типовом календарном плане, руководствуясь тем, что все учебные занятия и тренировки были завершены.

В районе вершины Семенов-баши по вине А. Тищенко, не выполнившего указания командира отделения (Казаковой), произошла авария, в результате которой связка сорвалась и два студента ЛГУ Андрей Тищенко и Лиля Смирнова погибли – зависли на веревке. Их трупы были обнаружены в тот же день, но подобраться к ним спасатели не смогли из-за опасности (камнепады) и сложности маршрута. Только на следующий год трупы были сняты В. Абалаковым и М. Ануфриковым. Студенты были похоронены на Домбайском альпинистском кладбище.


А осенью 1949 г. В. Буданов и М. Потапова были уволены с кафедры физического воспитания ЛГУ. Народный суд зимой 1949-1950 гг. по настоянию родителей погибших студентов рассмотрел вину В. Буданова и М. Потаповой, но оправдал их, так как не обнаружил состава преступления. Однако решением ВК по ФКиС они были лишены инструкторских и почетных спортивных званий. Решением администрации Университета специализация по альпинизму была ликвидирована, а секция альпинизма лишилась на ряд лет поддержки не только Спортклуба, но и общественного мнения.

Потапова осталась в Университете – перешла на научную работу и развелась с мужем.

Буданов В.А. (1905-1980) после вынужденного ухода из ЛГУ и лишения звания ЗМС, переключился на работу по туризму и возглавил кафедру физического воспитания в Финансово-экономическом институте. После восстановления в звании ЗМС-а (в 1950) сделал много для развития альпинизма в нашем городе.

Потапова в 1952-1954 – совершила на Кавказе ряд восхождений 2-3 к/тр.

Архив АСС:

Потапова Мария Максимовна (1911-1990) – Ленинград. МС СССР – 1941. Врач. Жена – ЗМС-а Буданова Владимира Алексеевича.

1935 – участница 1-ой альпиниады ВЦСПС;

1936 – первое женское восхождение (на фото Домбая маршрут №7): Главный Домбай-Ульген, 3б: Потапова (рук.), Сидорова Н., Нарбут К.;

1937 – второе женское восхождение: Дых-тау (по Буданову В.): Потапова (рук.), Изергина А., Сидорова Н.;

1940 – траверс Ушбы: В. Буданов (рук.), М. Потапова, А. Александров (будущий академик), А. Громов;

1946 – участие в экспедиции ВЦСПС на ЮЗ Памир (рук. Е. Белецкий) – совершила первовосхождения на п. Пахтакор (6080 м) и п. Клунникова.







ИЗЕРГИНОЙ АНТОНИНЕ НИКОЛАЕВНЕ – 100 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

Лариса Александровна Дукельская,
научный сотрудник Государственного Эрмитажа
Герман Германович Андреев,
МС СССР по альпинизму, главный редактор книги

Антонина Николаевна Изергина родилась 9 июля 1906 года в поселке Куокколе (ныне Репино). Ее детство прошло в Петербурге-Петрограде, а отрочество и юность в Симферополе (1917-1925 гг.), где она окончила в 1924 году общеобразовательный техникум. В 1925 она возвращается в Ленинград, где поступает на Высшие Государственные курсы искусствоведения, которые заканчивает в 1930 году и сразу же поступает в Эрмитаж: сначала она работает экскурсоводом, а затем получает должность научного сотрудника. В 1937 году становится заведующей отделением западноевропейского искусства XIX века (по 1952 г.). В феврале 1942 года Антонина Николаевна эвакуируется из блокадного Ленинграда в Алма-Ату, где работала инструктором альпинизма.

Сферой научных интересов А.Н. Изергиной было искусство Германии XVII-XIX веков и искусство Франции XIX-XX веков. В 1960 году вышла в свет ее книга «Живопись Германии XVII века». В конце 50-х и в 60-е годы А.Н. Изергина сосредоточивает свои силы главным образом на изучении французской живописи. В 1962 году выходит сборник «Энгр об искусстве» с большой вступительной статьей – одним из лучших эссе о творчестве и личности художника в русской литературе. Благодаря усилиям Изергиной издаются переводы двух капитальных трудов крупнейшего знатока импрессионизма Джона Ревалда – «История импрессионизма» (1959), «История постимпрессионизма» (1962), а позже – «Архив импрессионистов» (1969) Л. Вентури, которые она редактирует и предваряет вступительными статьями.

Велико было значение и ее живого слова, устных выступлений. Ее доклады, короткие сообщения, замечания при обсуждении работ коллег на заседаниях отдела почти всегда становились событием. Она умела выявить суть явления, обнажить тривиальность мысли и ложность доказательств, подчас глубоко запрятанных в наукообразную фразеологию. Ее замечания и выступления были остры и афористичны, блеск остроумия сочетался в них с глубиной мысли. Но, критикуя собеседника, она никогда не оскорбляла его, а ее похвала никогда не была лестью.

Вокруг А.Н. Изергиной всегда бурлила жизнь. Своим живым умом, страстным темпераментом, простотой общения она притягивала к себе людей самых различных профессий и возрастов. Ее выступления в ЛОСХ-е2/ становились широкоизвестными в Ленинграде и порождали как друзей, так и активных врагов. Много сил и таланта Изергина отдавала и экспозиционной работе, в которой «умела отходить от привычных и, казалось бы, незыблемых решений».

Последней значительной научной работой Изергиной, изданной уже посмертно, была статья о живописи Матисса, исследование глубоко оригинальное и блестяще написанное, предназначенное для каталога выставки, посвященной столетию со дня рождения художника.

Жена Иосифа Абгаровича Орбели (1887-1961) – академика АН СССР (1935, востоковед), директора Эрмитажа (1934-1951). Официальный брак с И.А. Орбели состоялся в 1946 г. и в тот же год у них родился сын Дмитрий3/…

Помимо Эрмитажа у нее была еще одна страсть – альпинизм. Она одной из первых женщин в истории отечественного альпинизма в годы войны работала инструктором в военной школе в Алма-Ате.

Первая поездка в горы – 1926, после чего просто «заболела» горами, не пропуская ни одного сезона. Активный член горной секции РОТ (Российского общества туристов) – ОПТЭ (Общества пролетарского туризма и экскурсий) с 1926. Ходила в горы с Будановым В. (ЗМС СССР), Громовым А. (МС СССР) (ссылка). Её ласково звали – Тотя.

1931 – участница 1-ого альплагеря в ущелье Дых-су (эта прогрессивная форма позволила организовать планомерную подготовку альпинистов – рук. Б. Делоне); далее Изергина была направлена в Сванетию в качестве руководителя.

1932 – Белуха, 2б, с Е. Казаковой (Москва).

1937 – второе женское восхождение на Дых-тау по маршруту В. Буданова (Кавказ – Безенги): Потапова (рук.), Изергина А., Сидорова Н.

1938 – восхождение женской группы на Тихтенген (по Буданову).

1940 – траверс Ушбы: В. Буданов (рук.), М. Потапова (ссылка), А. Александров (будущий академик) (ссылка), А. Громов, Изергина А.

В 1946 году родила сына и больше в горы не ездила, но…



Воспоминания Владимира Николаевича Пестова (КМС СССР):

В 1966 году, когда я работал инструктором в альплагере «Алибек», В.А. Буданов работал там же командиром отряда. Ходил с отрядом на все занятия и восхождения, сохранял подвижность, стремительность и отличную спортивную форму, хотя было ему больше 60 лет. В столовой мы сидели за одним столом, третьим был ветеран альпинизма лет под 80 (к сожалению, я забыл его фамилию), крупный, грузноватый мужчина, давно уже не ходивший в горы.

Затем за нашим столом оказался еще один ветеран – А.Н. Изергина (см. фото 1968 г.), искусствовед, научный сотрудник Эрмитажа, одна из сильнейших альпинисток Ленинграда довоенного периода, легкая на ногу, подвижная и стройная в свои 60 с лишним лет, но тоже не ходившая в горы после войны. И вот однажды, будучи дежурным по лагерю, я за завтраком оказался за столом один. Оставшись в одиночестве и за обедом, забеспокоился и пошел к начучу – тогда Б.А Рукодельникову. Он меня успокоил: «Все в порядке, я в курсе».

А к вечеру я увидел всю троицу: сияющие от восторга, они возвращались сверху. Оказывается, Изергина уговорила Буданова, они втроем затемно отправились на Сулахат. Потом они вспоминали: «Когда мы взошли на вершину и прикинули, получилось, что на троих нам 198 лет!». На что последовала реплика Б.Л. Рукодельникова: «Взяли бы мою Машку (двухлетнюю), было бы вам 200 лет».


+++

1/ Награждена медалями «За доблестный труд во время ВОВ» и «За оборону Ленинграда».
2/ ЛОСХ-е – Ленинградское отделение союза художников РСФСР.
3/ Сын А.Н. Изергиной и И.А. Орбели – Дмитрий (1946-1971) закончил 1 Ленинградский медицинский институт в 1968 г.




Источник: http://www.alpklubspb.ru
  
#6 | Анатолий »» | 02.10.2013 18:02
  
0
ИДЕТ ВОЙНА НАРОДНАЯ, СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА

Период войны для ленинградских мастеров альпинизма начался ещё в ноябре 1939 года – в финскую “незнаменитую” войну. В отряды добровольцев требовались опытные лыжники, не боящиеся суровой зимы. Из альпинистов и из спортсменов института физкультуры им. Лесгафта были сформированы четыре таких отряда. Отряд альпинистов действовал на Петрозаводском направлении; в составе отряда сражались Е. Белецкий, А. Бердичевский, В. Буданов, А. Громов, С. Калинкин, Ф. Лемстрем, И. Фёдоров. Небольшие мобильные группы автоматчиков в маскировочных халатах перехватили инициативу у финнов, активно действовавших до этого в наших тылах, и стали систематически совершать лыжные рейды за линию фронта. Уходили ночью, днём скрывались в лесу и двигались дальше только с наступлением темноты. Минировали дороги и мосты, разрушали коммуникации, уничтожали вооружённые посты и узлы связи, собирали разведывательную информацию.

Мир наступил 12 марта 19 40 года. Все альпинисты вернулись домой, и уже в июне А. Бердичевский, С. Калинкин, И. Фёдоров работали на Кавказе в центральной школе инструкторов альпинизма (начальник школы Е. Белецкий). В полном составе школа совершила сложный горный поход вокруг массива Шхельды. Преодолев Ушбинский ледопад, сводный отряд поднялся на Ушбинское плато, спустился к подножью Шхельды, обогнул её, взошёл на перевал Курсантов, спустился через перевал Ах-су и вернулся в ущелье Адыл-су. Шли, ориентируясь по карте. Особо труден был спуск с перевала курсантов на плато Ах-су. Но, война на пороге, надо передавать боевой опыт финской войны. А после окончания работы школы её тренеры Е. Белецкий, А. Аскинази, А. Бердичевский, Б. Гурилёв, П. Захаров, С. Калинкин, А. Кельзон, В. Кисельников, К. Соболев, Л. Рубинштейн, В. Сасоров, И. Фёдоров (12 человек) совершили траверс обеих вершин Ушбы.

22 июня 19 41 года застало Е. Белецкого, А. Бердичевского, С. Калинкина, В. Буданова, И. Фёдорова и других ленинградских альпинистов на склонах Эльбруса, где согласно распоряжению Генштаба РККА 78 мастеров спорта участвовали в разработке методики проведения военных операций в условиях горного рельефа и обучали офицеров (выпускников Бакинской пехотной школы и школы связи в Орджоникидзе) технике и тактике движения в горах. Начальник сборов генерал-майор А.А. Тарасов не сумел связаться с наркоматом обороны и не нашёл лучшего решения, чем направить курсантов к местам службы, а инструкторов альпинизма – по своим военкоматам.

– Как же так? – возражал Е. Белецкий, – ведь здесь собран весь цвет советского альпинизма, готовая горнострелковая часть.

– На Эльбрусах нам не воевать! – ответил генерал, командовавший управлением лыжной, горной и физической подготовки РККА…

Ирония судьбы – именно старший лейтенант Е. Белецкий 13 февраля 19 43 года вместе с лейтенантом Н. Гусаком, бойцами-альпинистами А. Сидоренко, Е. Смирновым и братьями-партизанами Бекну и Гавриилом Хергиани снял с Эльбруса обрывки немецких флагов и поднял советский. А в Ленинградском горвоенкомате вернувшиеся с Кавказа альпинисты, узнав о формировании 1-й отдельной горнострелковой бригады, тут же записались в неё добровольцами. В бригаду были зачислены А. Аскинази, А. Бердичевский, В. Буданов, К. Великанов, Б. Гурилёв, С. Калинкин, А. Кельзон, Л. Рубинштейн, К. Соболев и Ф. Лемстрем, позднее, – И. Юрьев. Получили лошадей, перемётные сумы, сёдла, лёгкие 45-милиметровые пушки (всё специально приспособлено для бездорожья в горных районах северной Норвегии), в ночь с 5 на 6 июля на Московском вокзале погрузились, чтобы отправиться в Мурманск – и проснулись под Новгородом: в связи с прорывом немцев бригаду направили на дальнюю линию обороны Ленинграда (Шимск – Луга – Усть-Нарва). Боевое крещение приняли на участке озеро Ильмень – река Шелонь – река Мшага – Новгород. Обороняли мост через Шелонь, прикрывали отход наших частей из Новгорода. В одном из боёв, защищая командира бригады, погиб Арсений Аскинази. В лесах под Любанью из разведки не вернулся Иван Фёдоров. За посёлком Назия в контратаке погиб Константин Соболев. У станции Шапки были тяжело ранены Анатолий Кельзон и Игорь Юрьев. Из разведки в тяжёлом состоянии принесли Карпа Великанова; он выжил, но потерял ногу. В районе Назиевских болот тяжело ранило Сергея Калинкина. Получили ранения Владимир Буданов, Фёдор Лемстрем и Лев Рубинштейн; он один вернулся в бригаду после этих боёв; в прорыве блокады участвовал он и А. Бердичевский. Под Новгородом начал войну Вадим Прядилов; он дважды попадал в окружение, партизанил, воевал разведчиком на 2-м Белорусском фронте, был много раз ранен и закончил войну в Берлине. Под Новгородом партизанила и погибла смертью храбрых там, где сходятся границы России, Латвии и Эстонии, радистка-разведчица Сильвия Воскова.

На Кольском полуострове в 4-м отдельном добровольческом отряде особого назначения при разведуправлении Северного флота, действовавшем на Мурманском направлении и в северной Норвегии, сражались В. Старицкий, В. Бакешин, А. Головин, В. Скобелев и В. Соколов. Они ходили на подводных лодках в немецкий тыл, захватывали “языков“, наблюдали за движением вражеских судов. А. Головин был одно время начальником штаба партизанского движения норвежского Сопротивления. В ВВС Карельского фронта и Северного флота служил в 1941-1942 годах Н. Белавин.

На Ленинградском фронте воевали К. Даниэль, Я. Желиховский, Е. Зеликин, С. Кабаков, В. Капицын, В. Коршунов, А. Мартьянов, Ю. Медведев, Ю. Ратнер, Д. Ротфельд, Д. Харзаев (погибли смертью храбрых), В. Кабанов, Б. Кизевальтер, П. Корнилович, Л. Коровин, В. Максимов, В. Мартынов, В. Перепеловский, Б. Петров, П. Репин, В. Уваров, Б. Фролов, А. Хватовкер, В. Цибульский и С. Шац. В 72-м отдельном радиобатальоне ВНОС[1]/ Ленинградской воздушной армии воевал Н. Курчев, на Волховском фронте А. Булатов, Б. Корндорф, В. Ионис, П. Земченко, Б. Медведев, Р. Минин, Г. Николаев, П. Семёнов и Н. Рыжиков (погиб смертью храбрых), на Южном и Закавказском фронтах П. Демидов, Б. Краснокуцкий и Г. Хуцишвили, на Прибалтийском фронте А. Хансуваров. В танковых войсках воевал и погиб Л. Гутман. В железнодорожных войсках воевал М. Звёздкин. В Ленинграде на оборонном заводе, выпускавшем установки «Катюша» и боеприпасы к ним, работал А. Угаров. В военных госпиталях Ленинградского фронта работали А. Комарова и М. Потапова. В Берлине в составе фронтового госпиталя закончил войну А. Громов. Специальные задания в Ленинграде и в частях Ленинградского фронта выполняли Н. Сидорова и А. Хмелинина. В прорыве и снятии блокады участвовали Б. Гурилёв, Б. Кизевальтер, П. Корнилович, Н. Курчев, Р. Минин, С. Шац и другие, чьих имён мы сегодня уже не знаем.

В мае 1942 года Ефим Молочников попадает в «мясорубку» в Крыму, когда немцы за 2-3 недели уничтожили три наших армии (но об этом история ВОВ до сих пор умалчивает)…! Переправится через Керченский пролив удалось нескольким сотням людей.

К осени 1942 года война пришла и на Кавказ. После печальной памяти Изюм - Барвенковской операции немецкие танки дошли не только до Сталинграда, но и до Невинномысской, Черкесска, Моздока и Грозного, а имеющие боевой опыт Крита и Греции горные стрелки дивизии «Эдельвейс» (командир - генерал Конрад) принесли на своих фуражках этот скромный цветок, не растущий на Кавказе, в долины Теберды, Баксана, в Приэльбрусье, на перевалы Чипер, Чипер-азау, Басса и Марух. Их следовало остановить – и Закавказскому фронту потребовались опытные инструкторы альпинизма. В Тбилиси создаётся школа военного альпинизма и горнолыжного дела. В ней обучают офицеров ведению войны в горах Е. Белецкий и А. Кельзон (ленинградцы), Е. Абалаков, М. Ануфриков, А. Багров, А. Гвалия, Н. Гусак, А. Гусев, В. Коломенский, Ан. Малеинов, И. Мокропуло и др. Весь учебно-методический материал создавался под руководством Белецкого, он же занимался инспектированием горных частей фронта и разработкой конкретных боевых операций. Примером одной такой операции может служить дерзкий рейд горнострелкового отряда численностью 30 человек под командованием старшего лейтенанта Белецкого через Клухорский перевал в январе 1943 года. Отряд занял Теберду и спас сотни детей, которых немцы свезли в городскую больницу из захваченных полгода назад костнотуберкулёзных санаториев Кавказа (более 2000 человек) и под контролем главного врача тебердинской больницы уничтожали в «душегубке» (по несколько десятков человек ежедневно). Белецкий тут же приказал расстрелять «врача», а для питания детей с каждого двора собрать по барану и по центнеру кукурузы. Оставив в освобождённой Теберде охранение, отряд вернулся на базу в Тбилиси. Но, по дороге один из бойцов, который нёс сумку с четырьмя сотнями детских писем, оступился, и сумка улетела вниз по склону. Белецкий знал, что этих детей безуспешно разыскивают матери; он надел кошки на лыжные ботинки, полез в ущелье, достал сумку и, прибыв в Тбилиси, лично отправил с почтамта заказным каждое письмо.

Не следует, конечно, думать, что немцев из Тебердинского ущелья выбил малочисленный отряд горнолыжников Белецкого. В конце декабря 1942 года окончательно завершилось окружение группировки генерал-фельдмаршала Паулюса под Сталинградом. Южный фронт (бывший Сталинградский) начал наступление в направлении Ростова. 46-я армия нанесла контрудар под Майкопом, и, опасаясь катастрофического окружения, немцы начали поспешное отступление с Кавказа. Целью рейда отряда Белецкого была разведка обстановки в районе Теберды. Но уже на Клухорском перевале немецкие блиндажи оказались брошенными, а гарнизон Теберды спешно (за два часа до прихода отряда Белецкого) покинул город, получив донесение о том, что с Клухора спускаются красноармейцы. И поспешность отступления «эдельвейсов», считавших себя непобедимыми, можно считать свидетельством того, что на кавказских перевалах наконец-то появились хорошо обученные и экипированные красноармейские отряды.

В немецком журнале «Die Zeit» (военных времён) была опубликована фотография двух фашистских флагов, поднятых над Эльбрусом 21 августа 19 42 года альпинистами дивизии «Эдельвейс». В первых числах февраля 1943 года по приказу командования Закавказского фронта отряд численностью 20 бойцов-альпинистов вышел к Эльбрусу, чтобы снять оттуда эти флаги и поднять красный флаг СССР. 8 февраля поднялись на «Приют 11». Четверо суток пережидали бурю. 13 февраля в непогоду А. Сидоренко, Е. Белецкий, Н. Гусак, Е. Смирнов, Бекну и Гавриил Хергиани поднялись на западную вершину Эльбруса. У триангуляционной вышки нашли флагшток с обрывками немецких флагов, сорвали их, подняли красный флаг со звездой, дали салют из наганов, оставили записку и пошли вниз. Фотографировать из-за непогоды было невозможно. Через 4 дня в ясную морозную погоду на восточной вершине подняла красный флаг вторая группа военных альпинистов во главе с А. Гусевым (подробней читайте: http://www.alpklubspb.ru/ass/a81.htm).

В осаждённом Ленинграде действовала специальная бригада альпинистов в составе О. Фирсовой (инструктора альпинизма), А. Пригожевой, А. Зембы и М. Боброва (работал в бригаде до 5 января 19 42 года). Бригада маскировала высотные здания и шпили города (http://www.alpklubspb.ru/ass/a543.htm) (http://www.alpklubspb.ru/mem/firsova.htm) – хорошие ориентиры для немецкой авиации и артиллерии. Все четверо имели опыт восхождений на Кавказе, владели альпинистской техникой. Группе иногда помогал инструктор альпинизма М. Шестаков (муж О. Фирсовой).

Следует сказать особо о Михаиле Ивановиче Шестакове. Выпускник Ленинградской консерватории, опытнейший альпинист Шестаков с первых же дней войны ушел в народное ополчение и воевал под Ленинградом. Бывая время от времени в городе, он поддерживал связь с верхолазами, а позднее был откомандирован с фронта для выполнения самых сложных маскировочных операций.

Условия работы были необычайно сложными: голод, холод, гладкие поверхности шпилей, колеблющихся на сильном ветру, обстрелы с земли и с воздуха. Однажды обстреливавший шпиль Адмиралтейства самолёт подлетел так близко, что Оля Фирсова хорошо разглядела лицо немецкого лётчика. И при этом действовал запрет: не повреждать (даже для страховки!) поверхности и позолоту маскируемых объектов.

Адмиралтейскую иглу решили обшивать чехлом из мешковины. Для этого было необходимо на её высшей точке ( 72 м ) закрепить блок в веревкой, с помощью которых надо было поднять чехол весом в полтонны. Укрепить блок было поручено летчику-воздухоплавателю старшему лейтенанту В.Г. Судакову. Но не так-то просто оказалось выполнить задание. Легкий одноместный шар - аэростат легко поднимался с земли, но ветер, который никогда не унимается на высоте, не давал надежно приблизиться к шпилю. Каждую минуту грозила опасность: стоило шару лишь слегка задеть за острую пластину кораблика - и катастрофа ни минуема. Только на пятнадцатый день повезло.

Как позже писал сам Владимир Григорьевич Судаков: «…На «Красном треугольнике» я нашел шар-прыгунок, диаметром 5 метров и решил на нем достигнуть шпиля. Пятнадцать дней не мог справиться со своей задачей. Было очень ветрено. Ветер то относил шар, то тащил его прямо на шпиль. Один такой удар мог быть последним и для шара, и для меня.

В один из сентябрьских дней я начал свою работу, как обычно, в 6 часов утр а. С земли аэростат-прыгунок подавали на стропах пятеро бойцов. И на балконе у основания шпиля со мной находилось еще пятеро солдат. Мы приняли прыгунок, я расположился на дощатом сиденье и поднялся в воздух. Подъемная сила у аэростата-прыгунка маленькая. Несмотря на то, что погода была штилевая, аэростат на высоте относило в сторону. Я крикнул, чтобы меня подтянули до балкона. Веревкой оцепил вкруговую шпиль и стал подниматься на аэростате. Когда поравнялся с короной шпиля, подтянул прыгунок вплотную к кораблику, привязал себя и сиденье за стропы. Затем укрепил блок над яблоком, перекинул через него канат и тут же дал команду натянуть концы. По канату стал спускаться вниз; таким образом убедился, что блок висит прочно. Теперь можно было приступать к маскировке. Меня сменили альпинисты».

Для маскировки 122-метрового шпиля Петропавловской крепости, самого высокого в городе, оказалось возможным применить окраску.

Неделями висели альпинисты на парашютных стропах, закреплённых на шпиле, с вёдрами краски, и огромными кистями красили позолоту. Не менее сложно было маскировать другие шпили и здания. Применялось и зачехление, и окраска, и другие способы маскировки. В течение зимы 1942 года «покрывала войны» появились на всех запланированных объектах. В процессе работы были и срывы, и травмы, и обморожения, и голодные обмороки. В первую блокадную зиму умерла Шура Пригожева. У Оли Фирсовой умерла мать, убит брат. У Алоизия Зембы умерли отец, брат. Его самого с матерью, тяжело больных и ослабевших от голода, в марте 1942 года отправили на Большую Землю, но туда они так и не прибыли. Однако ремонт и поддержание маскировок надо было продолжать. Спецбригада пополнилась новыми альпинистами: Таней Визель и Андреем Сафоновым. Их бессменная вахта продолжалась до самой Победы: шпиль Адмиралтейства был расчехлён 1 мая 19 45 года, остальные объекты демаскировались ещё несколько месяцев.

Во время войны работала в блокадном Ленинграде и инструктор альпинизма А. Желандовская, награжденная медалью «За доблестный труд в Великую Отечественную войну 1941-1945 года».



День Победы встретили в Берлине – А. Громов и В. Прядилов; в Восточной Пруссии – В. Буданов и А. Бердичевский; в Гданьске – Л. Коровин; в Норвегии – А. Головин, Л. Рубинштейн и В. Старицкий; в Померании – Б. Гурилёв и Ф. Лемстрем; в Румынии – П. Демидов. А.Е. Белецкий, пройдя Румынию, Венгрию, Австрию и Чехословакию, закончил войну на Дальнем Востоке.

Источник: http://www.alpklubspb.ru
  
#7 | Анатолий »» | 04.10.2013 18:51
  
0
Конечно ситуация очень сложная. И еще раз повторяю. Если бы не сайт Альпинисты северной столицы, я бы никогда не напечатал подобный текст. человеку 90 лет. герой Советского Союза. Ветеран.
Это не шутки.
Но такой заслуженный сайт не будет пользоваться шелухой от семечек. Такие статьи много раз просматриваются администрацией, всеми ветеранами альпинистами Ленинграда.
На всех сайтах Промышленный альпинизм практически идет либо копипасты, либо рерайты. (в любых темах связанных с работами альпинистов в блокадном Ленинграде)
Понять это можно. Если создана "легенда" то интернет может любую ДЕЗУ запустить в оборот.
Сегодня я поставил тему о альпинистах Ленинграда. И там упоминается и М. Бобров.
Постараюсь следить за ходом событий. Но что будет я и предвидеть не могу.
Очень серьезная ситуация.
Сайт Альпинисты северной столицы в лице его администратора и группы которые создали этот сайт и его ведут, понимают что Вся ответственность за публикацию ложится на их плечи.
Но еще раз повторяю что группа подписавшая такое заявление не думаю, что не отдают отчета что они подписали.
И я лично слишком уважаю этот сайт что бы не верить, что там написано.

Это текст предшествующий повторному протесту:


Председателю Совета ветеранов

физической культуры и спорта

г. Санкт-Петербурга

Кулакову Георгию Николаевичу



Я, заслуженный мастер спорта СССР по современному пятиборью, САЛЬНИКОВ КОНСТАНТИН ПАВЛОВИЧ – на протяжении многих лет с возму­щением наблюдаю за ростом ложного ореола славы, создаваемым самим вокруг себя МИХАИЛОМ МИХАЙЛОВИЧЕМ БОБРОВЫМ – как великого заслу­женного спортсмена, многократного чемпиона Ленинграда, Вооруженных Сил, призера первенств СССР, участника Олимпийских Игр в Хельсинки в 1952 году и в Мельбурне в 1956 году.

Считаю эти действия БОБРОВА М.М. аморальными и преступными, потому что, именно благодаря этим действиям он построил своё мате­риальное благополучие и широкое общественное признание за счёт истинных Заслуженных мастеров спорта СССР, чемпионов страны и Мира, участников и чемпионов Олимпийских Игр. Благодаря этим сплошь ложным посылам он получил орден «Дружбы народов» в 1991 году, а в 1994 году ему присвоили звание «Почетный гражданин Санкт-Петер­бурга» под номером четыре.

Не только я, но и многие ветераны, знающие его, считают акты награждения орденом и присвоение почетнейшего звания – беспрецедентным оскорблением, преступными фактами по отношению к тысячам Героев – защитников Ленинграда и заслуженным мастерам спорта, чем­пионам, рекордсменам страны, Мира и Олимпийских Игр.

БОБРОВ М.М. выдаёт себя и его преподносят и как участника Олимпийских Игр в 1952 и 1956 годах. Но я сам был в составе сбор­ном команды страны на Олимпийских Играх в Хельсинки и перед сос­тязаниями был выведен в запас. В составе команды были: И.НОВИКОВ, А.ЛЕХАЕВ, П.РАКИТЯНСКИЙ и я (САЛЬНИКОВ К.П.). Утверждаю – что БОБРОВА М.М. в составе сборной команды – как участником или трене­ром – не было.

Обладая мастерством вхождения в доверие нужным начальникам, БОБРОВ М.М. сумел быть при команде как массажист или по каким-либо другим причинам (КГБ).

Старшим тренером команды был ЗМС СССР, профессор, полков­ник БАРАКИ Н., он же тренировал нас и по фехтованию.

Тренерами по остальным видам спорта программы пятиборья были: по конному спорту – Н.Ф. ШЕКЕЦКО; по стрелковому спорту – И. АНДРЕЕВ; по плаванию – ВОЛКОВ и (ещё кто-то, не помню); по легкой атлетике – П.С. СТЕПАНОВ.

В 1955 году на Первенстве Мира в Швейцарии по современно­му пятиборью, я был в составе команды и выиграл в личном первен­стве звание Абсолютного чемпиона Мира и в 1956 году опять был в составе команды на Олимпийских Играх в Мельбурне. БОБРОВА М.М. и на этот раз ни в каких качествах в команде не было, даже, в качестве массажиста или туриста.

В качестве тренера сборной станы, Ленинграда, Вооруженных Сил в 1950-х годах БОБРОВ М. М. не был. В Ленинграде он часто бывал на сборах сборной команды города, как участник, а больше как начальник сбора, представитель команды, судьи на соревнованиях.

Где, когда и как он выполнил норматив Мастера спорта СССР по современному пятиборью и за что он получил звание «Заслужен­ный тренер РСФСР» я не знаю и не верю в правомочность и спра­ведливость получения им этих званий.

Не верю, потому что знаю степень его (БОБРОВА М.М.) подго­товленности по всей программе современного пятиборья. Сомневаюсь и не верю, потому, что плыть на боку, как плавал БОБРОВ, не владеть конём, владеть элементарными навыками в конкуре (он ни разу, не закончил дистанцию в конкуре), весьма посредственно стрелять и владеть шпагой – Мастерам спорта – нельзя было стать, за счет одного легкоатлетического кросса, т.к. он был хорошим спортсменом-раз­рядником в беге на средние дистанции.

Звание «Заслуженный тренер РСФСР» – по существовавшему и ныне существующему «Положению о присвоении звания Заслуженный тренер РСФСР» – присваивалось и присваивается за подготовку мастеров спорта СССР и не просто рядовых мастеров спорта, а чемпионов – рекордсменов страны, Европы, Мира и Олимпийских Игр.

У БОБРОВА таких мастеров нет, как и вообще любых м/с СССР, а за организационную работу по проведению сборов, за организацию и проведение соревнований, за судейство соревнований – такие звания не дают.

Если бы организационная работа, подчас удачно проводимые мероприя­тия не были выгодны БОБРОВУ М.М. в лично корыстных целях, то он их не проводил бы. Это моё личное мнение.

За описанные выше лже-подвиги БОБРОВ М.М. подлежит самому строгому осуждению. Широкая общественность должна знать правду о БОБРОВЕ М.М.

Считаю, что Вы обязаны поставить в известность соответствую­щие властные структуры, руководящих начальников для принятия срочных мер по прекращению возвеличивания, материального обустрой­ства, постоянных награждений в больших суммах, регулярных поездках за рубеж БОБРОВА М.М. и всё это за счёт других – истинных заслуженных людей.

Кроме того, необходимо заставить соответствующие руководящие органы вывести из руководства БОБРОВА М.М. в общественных орга­низациях, создающих ему высокий рейтинг почетнейшего, заслуженного, а фактически лже - заслуженного, непочетного гражданина.



Заслуженный м/с СССР К. П. САЛЬНИКОВ



5/Х11-1934 г.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU