Алексей Болотов и Денис Урубко. Попытка восхождения по Центру Юго-Западной стены Эвереста.




20 марта начинается проект Алексея Болотова и Дениса Урубко попытки восхождения по Центру Юго-Западной стены Эвереста.

Денис Урубко в своем интервью правильно сформулировал - именно попытка восхождения.
Этот критический взгляд обусловлен не только трудностью маршрута, который есть наитяжелейший сам по себе, а скорее всего полным пониманием, что альпинизм высочайшего класса все равно основан не только на мастерстве, а на множестве факторов, от которых зависит не только успех задуманного, но и сама жизнь.
И сама жизнь дороже всех восхождений.
И как правильно сказал Денис Урубко:

--Если мы почувствуем себя плохо, то гори оно синим огнем.



Если вспоминать слова того же Дениса, то:



Первое – семья.
Второе – работа, чтобы кормить семью.
Третье – учеба, чтобы обеспечить работу.
И лишь на четвертом месте может быть что-то другое.
Это золотое правило жизни.

Но… Если благодаря тренировкам ты имеешь шанс остаться в живых во время занятия своим любимым делом, будь то плавание, серфинг, парашютный спорт, альпинизм или что-то другое, то… ЗАБУДЬ о правилах! Если, приняв умное решение, ты отступишь от достижения заветной цели в двух шагах, и живым вернешься домой, то… ЗАБУДЬ о цели! Если потратив на экспедицию чертову уйму денег, поймешь, что все бесполезно, и отправишься в объятия к отцу с матерью… ЗАБУДЬ о деньгах!
И никого не слушай :) Ни друзей, ни совесть, ни спонсоров, ни общественную мораль, ни коллег-альпинистов. Это наша жизнь, парни и девчата. Поэтому, пожалуйста, помните о здоровом эгоизме. Выживайте! Чтобы не подвести никого из своих родных и близких – вернитесь с маршрутов


http://urubko.blogspot.com/





И это правильно! Потому что восхождений может быть много, а жизнь одна!


Не скрою, я с большой тревогой буду освещать эти события в этой теме.
Там каждый шаг - это риск.
У меня всегда было какое то странное отношение к Денису Урубко.
Передать его довольно сложно.
Но сейчас я полностью за него и за его решение и за эту трезвую мысль именно попытки восхождения.

У Алексея Болотова за плечами столько вершин, что запомнить даже сложно.


Болотов Алексей Васильевич


Родился 20 января 1963г. в пос. Двуреченск Сысертского р-на Свердловской обл.
В 1980г. окончил среднюю школу № 9 в г.Свердловске, в 1985г. – УПИ, механико-машиностроительный факультет, специальность – электронное машиностроение. Женат, двое детей.

Мастер спорта по альпинизму. Кавалер ордена Мужества. Награжден медалью ордена "За заслуги перед отечеством" 2 степени. Двукратный обладатель высшей международной альпинистской награды "Золотой ледоруб"!

Всего поднимался 14 раз на вершины выше 8000 метров. (на май 2011 г.). Из программы "14 главных восьмитысячников" выполнены 11 вершин:
Макалу (1997), Эверест (1998), Дхаулагири (2005), Чо-Ойю (2006), К-2 (2007), Аннапурна (2008), Манаслу (2009), Хидден-пик (2010), Гашербрум-2 (2010), Канченджанга (2011), Броуд-пик(2011).

Список лучших восхождений:


2011 г. -
22 июля взошел на Броуд-пик (8047 м).
19 мая взошел на Канченджангу (8586м).

2010 г. -
28 июля взошел на Хидден-пик (Гашербрум-1) (8068м).
5 августа взошел на Гашербрум-2 (8035м).

2010 г. - неудачная экспедиция на Лхоцзе (8516м).

2009 г. - 18 мая взошел на Манаслу (8163 м).
Поздравляем Алексея с 10 восхождением на вершины выше 8000 метров!

2008 г. - 7 мая Аннапурна Восточная (8029 м)
и 19 мая Аннапурна Главная (8091 м) по новому маршруту!

2007 г. - Первопроход по Западной стене К2 (8611 м)!

2006 г. - Чо-Ойю (8201 м)!

2005 г. - С ангарской экспедицией взошел на Дхаулагири (8167 м)!

2005 г. - взошел на Мак-Кинли.

Весна 2004 года: Победная экспедиция на Северную стену Жанну!
Вновь - Золотой ледоруб!

2003 г. (осень) - экспедиция на пик Жанну.


2002 г. (май-июнь) - экспедиция на Эверест . Взошел второй раз на Эверест.


2001 г. (март - май) - экспедиция на Лхоцзе Средняя .
23 мая 2001 года - совершил первовосхождение! Номинант "Золотого ледоруба"!
Отзывы о нем...

2000 г. - Хан-Тенгри (6995 м), по классическому маршруту.


1999 г. - Талай-Сагар, восхождение попавшее в число лучших восхождений XX века, 2 место в чемпионате России.
- пик Победы (7439м), гл. вершина, в качестве гида совместно с японскими альпинистками Junko Tabei, Watanabe Tamae и Magima Yanako. 1-ое место на Чемпионате России, класс высотных восхождений.

1998 г. - совершил восхождение на Эверест (8848 м).

1997 г. - Восхождение на г.Макалу (8463 м) по западной стене признано лучшим восхождением 1997 года в мире – приз «Золотой ледоруб».

1995 г. - Пик Победы (7439 м) с ледника Ю.Иныльчек (Ц. Тянь-Шань).

1994 г. - Хан-Тенгри (6995 м), Северная стена. 2-ое место на Чемпионате России.

1993 г. - Западная вершина п. Победы(6918м) - совместное восхождение с Yokikhiko Shinagava (Japan).


+++

Чемпион СССР (1987), чемпион России (1987, 1999), чемпион Вооруженных Сил (1990).
Трехкратный серебряный и бронзовый призер чемпионатов страны.

Был единственным альпинистом из России, приглашенным во Францию на празднование 50-летия первовосхождения на Аннапурну.

В 2000-2001 годах входил в сборную России по мультиспорту - новый вид гонок на выживание. Но, в очередной раз, весной 2001 года, предпочел альпинизм - и его очередным достижением стала Лхоцзе Средняя!

Источник: http://www.alpclub.ur.ru/
+++

Комментарии излишни!

Так что идут двое сильнейших.

Впереди акклиматизация.

ДА ХРАНИ ВАС БОГ!
+

Комментарии (44)

Всего: 44 комментария
  
#36 | Анатолий »» | 03.05.2013 17:35
  
0
Денис Урубко:

"Военные действия разлива Кхумбу."




1. Многие хотят и стараются подняться на Эверест, и все имеют на это равные права.
2. Правила Непала ЗАСТАВЛЯЮТ альпинистов пользоваться услугами шерпов (непальского персонала) для провески маршрута веревками – в ледопаде Кхумбу и на склоне Лхоцзе.


Ситуация,произошедшая с группой Симоне Моро, конечно же, не нова. Для меня она стала ожидаемым конфликтом, который должен был возникнуть на фоне давних «розовых» отношений. Поэтому, не желая выглядеть окончательной инстанцией, я только выражу свое личное отношение к произошедшему, и к причинам, лежавшим, по моему мнению, в основе ссоры. Для краткости изложения не стану приводить примеры, хоть все мои слова опираются на личный практический опыт.
Из нескольких лет, проведенных в экспедициях, я вынес твердое убеждение, что решать любой конфликт на маршруте с помощью силы – бесполезно. В конечном итоге недосказанность выльется в проблемы для обеих (всех) сторон. Разобраться, кто и как начал первым, кто «правее», а кто «виноватей» не получится.
С другой стороны, именно шерпы, как я видел, часто теряют самообладание, и первыми кидаются в драку, начинают агрессию, хватаются за оружие. Так происходило ВО ВСЕХ случаях, когда я становился свидетелем или участником противостояний между непальцами и лицами других национальностей.


Сознание западного человека, наоборот, отличается большей взвешенностью, поиском путей решения проблемы без физического взаимодействия. В этом плане Симоне Моро для меня стал учителем, потому что в ситуациях, где единственным выходом мне виделась «война», итальянец умудрялся находить решение, удовлетворявшее всех. Европейская толерантность и политкорректность Ули Штека тоже переходит всякие границы. В отношениях с людьми он крайне мягкий деликатный человек. Джон Гриффит – человек искусства, очень добро относился к шерпам, никогда ни с кем не конфликтовал в продолжение экспедиции.
К тому же, в толпе (группе) «местные» вообще теряют рамки приличий и осторожности. Безнаказанность, помноженная на уверенность в силах на «своей» территории, срывает последние ограничения. Это свойство, конечно, не только непальцев. При том, что у них всегда остается возможность продолжить конфликт, отомстить после – создать проблему в отношениях с другими «местными», своровать или испортить снаряжение, испоганить здоровье, настрой на восхождение, «накрысятничать» сотней мелких деталей.
Шерпы почему-то считают Эверест своей собственностью, забывая, что сами являются частью народа Непала. Эта выдуманная кастовость призвана поднять самооценку, позволяет им свысока смотреть на людей других национальностей, диктовать свои «неписанные» правила. Поэтому, большинству из них глубоко плевать на другие неписанные правила вроде гостеприимства, уважения мастерства, уважение старшего, стремление учиться новому и т.п.
В данном случае нужно сделать отступление, и упомянуть «меньшинство» (которое на самом деле пока является большинством, просто меньше контактирует с лицами других национальностей) из шерпов. Они с искренним уважением относятся к другим людям, соблюдают этикет, реальным теплом поддерживают упомянутые выше добрые «неписанные» законы. Можно отметить две категории. Это либо взрослые состоявшиеся люди,помнящие свою молодость, знающие цену денег, добытых тяжелым трудом. Либосовершенная молодежь, которую пока не допустили к кормушке, кого не развратила праздность и легкая нажива. На их совести доброе отношение к приезжим.
Все остальное пропитано деньгами. Именно о деньги, как ни парадоксально прозвучит, сломалась группа Моро-Штек-Гриффит. Потому что за спиной того сирдара, что начал конфликт, стояли бесчисленные доллары коммерческих групп клиентов, для которых провешивалась линия веревок. Именно это (вкупе с вышесказанным) дало возможность развить проблему, усугубить ее. Причем в ту яму, откуда вытащить ситуацию стало невозможным. Сотни псевдоальпинистов, которые заплатили деньги за дорогу к вершине Эвереста, стояли за сотней шерпов, возомнивших себя обиженными.
Это палка о двух концах. В сознании местного рабочего класса давно существует стереотип, что именно они и есть настоящие альпинисты. От милости которых зависят толпы коллекционеров, готовых платить деньги за возможность стать первым «…-анцем», «человеком с …», «человеком без …» «…-алистом», «… раз за … дней». Да пусть их! Но пока так происходит, всем этим псевдогероям придется быть в рабстве у хозяев положения, шерпов. И помнить о плевках и усмешках за спиной. При том, что в лицо будут улыбаться так широко, насколько позволяет банковский счет клиента. А не заплатит этот – пожалуйста! Всегда найдется другой, готовый раскошелиться.


Кроме того, в условиях наплыва на Эверест посетителей, квалификация работников катастрофически не дотягивает до нужного уровня. Коммерческим экспедициям приходится брать кого угодно за любые деньги. Поэтому и оказываются на ледопаде рискующие собой (и гибнущие в трещинах) непальцы. На маршруте впахивают не альпинисты, а едва научившиеся держать жюмар «работники». При том, что именно они считают себя вправе диктовать условия. И не дай Бог кому-то из этого отряда покажется, что на него косо поглядели, тогда на помощь обиженному сбегутся сотни таких же, мечтающих защитить свои псевдоправа и псевдообязанности. А за их спиной молчаливо и сурово будут стоять сотни псевдоальпинистов, для которых важным является сервис перильных веревок, установленных лагерей и кислородного оборудования.
Представьте ситуацию, что сирдар был бы хорошим горовосходителем, знающим цену настоящему маршруту, уважающим других людей. Он не паниковал бы на 35-градусном льду, был бы спокоен за своих работников. Тем более, используя уже готовую линию перил (провешенных Болотовым и мной) к Третьему лагерю. Тогда, видя реальных мастеров своего дела (Симоне, Ули, Джон), деликатно пересекающих линию веревок, он отнесся бы к этому спокойно и взвешенно. И ничего взрывоопасного не последовало бы. На склоне Лхоцзе практически нет камней, которыми можно было бы поранить нижеидущих. Группа Моро не занималась вырубанием ледовых линз; максимум, что они могли уронить – десятиграммовые осколки из-под зубьев кошек. А это совершенно безопасно на том рельефе, испещренном кавернами, трещинами, пятнами мягкого снега – дальше пяти метров ничего не сыпется.


Самое серьезное, что можно было сделать сирдару – постараться разобраться в произошедшем в Базе с руководством. Вместо этого человек, не соответствовавший своей должности, начал неадекватные действия, которые переросли в неправомерные. На помощь сбежались такие же не соответствовавшие высокому званию Хозяев Вершины мира отморозки – толпой на троих человек.
Детали той драки постепенно вырисовываются. К примеру, ясно, что вокруг стояли еще два десятка иностранцев-альпинистов. Практически все они лишь наблюдали, не вмешиваясь в происходившее. Право, будь ребята поактивней, и эту драку можно было замять без проблем. Избежать унижения друзей, постановки на колени, пинков и киданий камнями. Равно, как и дальнейших препирательств. Но только два человека попытались помочь команде Симоне Моро – Мелисса Арнот и Марти Шмидт. Они кидались перед нападавшими, получая пинки и затрещины, радуя шерпов разбитыми в кровь лицами.


В деревне Дебоче, где я восстанавливался после болезни, все знали, что я из команды Симоне Моро. Поэтому, не удивили злые взгляды портеров и гидов поутру после событий. А через два дня, подходя к Базовому лагерю, возле одной из палаток я встретил двух шерпов, которые самозабвенно мочились, выпятив гениталии в сторону группы иностранцев в пяти метрах, всем видом демонстрируя победителей. Мол, и что вы нам сделаете?! Одно слово – свиньи. Болотов, узнав, что я показал им неприличный жест, едва не поперхнулся. И долго убеждал быть тише воды, ниже травы.
Что там стало с сирдаром, заварившим всю эту кашу? Говорят, отстранили от дела, и отправили домой. Ну, наверняка еще сказали «ай-ай-ай». А через недельку, наверняка, он снова возникнет в работе, самоуверенный и амбициозный. Знаем мы эти тонкие «восточные» отношения между родственниками! Потому что работать кому-то надо. Большинство так называемых «шерпов» не умеют выполнять нормальную альпинистскую деятельность. Максимум, на что способны работники коммерческих фирм - ходить с жюмаром в кошках по ледопаду и склону Лхоцзе, перетаскивать кислородные баллоны и устанавливать палатки для клиентов. Зато понтов и гонора у всех – выше крыши!
Итог неутешительный. Ули Штек, травмированный физически и морально, уехал домой – веру в человечество и сумму в десятки тысяч евро ему уже никто не вернет. Схожая ситуация у Симоне Моро и Джона Гриффита. Чего-то красивого нового интересного на Эвересте лишился весь мир. Быдло, которое махало ножами и камнями в Лагере 2, получило полное удовлетворение чувства собственного достоинства. Они остались правы перед своими семьями, друзьями, согражданами и законом Непала. Им предстоит работать, кормить детей, питать экономику Непала, помогать людям Мира прикоснуться к обаянию Высочайшей вершины. И по провешенным ими перилам… да, конечно, пойдут сотни людей, заплативших деньги за бесспорное право подняться на вершину. Удачи, друзья, дерзайте навстречу собственному приключению!
Только не бросайте использованные кислородные баллоны на восточную стену Эвереста. Вдруг там лезет новый Карлос Булер в стремлении проложить путь в Неведомое. У него тоже есть на это право.


Источник: http://urubko.blogspot.com/
  
#37 | Анатолий »» | 03.05.2013 18:54
  
1
Спасибо Денису Урубко, что он обрисовал картину произошедшего.
Конечно со своей точки зрения. Но через нее видно все же что произошло.
Я выскажу свою точку зрения, исключительно личную точку зрения. Она может не соответствовать официальному мнению этого сайта.
И буду опираться на слова, которые озвучены Денисом. И во многом я не согласен с Денисом, и делайте со мной что хотите.
Итак:



Денис Урубко:
Шерпы почему-то считают Эверест своей собственностью, забывая, что сами являются частью народа Непала. Эта выдуманная кастовость призвана поднять самооценку, позволяет им свысока смотреть на людей других национальностей, диктовать свои «неписанные» правила. Поэтому, большинству из них глубоко плевать на другие неписанные правила вроде гостеприимства, уважения мастерства, уважение старшего, стремление учиться новому и т.п.


Шерпы считают Эверест не своей собственностью, но это все же та территория, где они являются МЕСТНЫМИ.
Вообще в Тирольской декларация о хорошем стиле в горных видах спорта
( http://www.climbing.ru/forum/all_1/user_2_6/topic_416/ ) написано что все прибывшие ( иностранцы ) должны подчиняться внутренним законам тех, кто в этих горах считается местным.

Я не забуду конфликт Сергея Нефедова с местными "аборигенами", когда он дерзнул нарушить некоторые правила, которые бытовали в том месте, где он начал самовольничать. Причем конфликт был достаточно жестким. Нет до драки не дошло, но ультиматум местных Сергею навешали серьезный.
Так что это далеко не "выдуманная кастовость" как выразился Денис, это прописано в декларации...

А в альпинизме, как и в других областях всегда есть и писанные и неписанные правила. Неписанные правила необходимо знать той местности, где собираешься восходить. Без этих неписанных правил (вернее нарушая их) можно нарваться на серьезные проблемы.
Скажем попробуйте на Кавказе в горах местной девушке сказать что-то скабрезное. Это может кончится тем что вас просто привезут в цинковом гробу домой.
Так что пренебрегать неписанными правилами, которые установили местные не советую НИКОМУ!

Но шерпы диктуют "свои условия" не только потому. А прежде всего потому, что и "псевдоальпинисты" (интересно кто это такие?) и альпинисты , и альпинисты с мировым именем НЕ МОГУТ ничего без шерпов!
Для восхождения на Эверест ( прохождении пути ) требуется очень много груза! И этот груз не могут тащить альпинисты при всем своем желании. А без этого груза альпинисты просто не дойдут до вершины.
Мог бы Денис Урубко и Болотов сидеть на 7000 метрах для акклиматизации, если бы не шерпы, которые подняли весь груз на эти 7000 метров? Нет не могли бы! И это очевидно.
И шерпы это понимают!
Они понимаю что без них НИКТО не поднимется на Эверест.
И тут естественно и решается вопрос о ПРИОРИТЕТЕ. И при этом учитываются...
Да они самые...

Денис Урубко:
Все остальное пропитано деньгами.

Шерпы рискуют жизнью! И это тяжелый труд! И... да, деньги!
Сейчас и в туалет без денег не пойдешь.
Много ли платят шерпам? Не думаю что мало, но и не думаю что много. Потому что если альпинист хочет рисковать своей жизнью. - то это его право, а вот шерпы рискуют жизнью чтобы прокормить семью! Это большая разница. И если шерп погибнет, то много ли денег за его жизнь? А жизнь имеет ли какую цену? Сколько?



Денис Урубко:
Сотни псевдоальпинистов, которые заплатили деньги за дорогу к вершине Эвереста, стояли за сотней шерпов, возомнивших себя обиженными.

Я бы не стал так пренебрежительно называть тех, кто идет на Эверест. "Псевдоальпинисты" - Кто это такие? Я уже задал этот вопрос.
Скорее всего малоопытные альпинисты? С этим согласен.
Квалификация у всех разная. Уровень подготовки так же. Многим вообще делать нечего на Эвересте, хотя и прутся толпами. Но это не повод говорить о них в таком пренебрежительном тоне.
Но поедем дальше.


Денис Урубко:
В сознании местного рабочего класса давно существует стереотип, что именно они и есть настоящие альпинисты. От милости которых зависят толпы коллекционеров,

Ну так это действительно так.
ВОСХОЖДЕНИЕ - это их профессия.
А вот у Дениса Урубко - это не профессия, он ЛЮБИТЕЛЬ. Да он может быть высочайшего класса альпинист, но это не его профессия.



Денис Урубко:
Но пока так происходит, всем этим псевдогероям придется быть в рабстве у хозяев положения, шерпов. И помнить о плевках и усмешках за спиной.

И "псевдогероям" и героям, да, придется быть в "рабстве" у хозяев положения - шерпов. Иначе не получится. Таскать весь скарб для восхождения необходимый просто невозможно альпинистам, даже в большой группе. Сдохнут!


Денис Урубко:
Кроме того, в условиях наплыва на Эверест посетителей, квалификация работников катастрофически не дотягивает до нужного уровня

Скорее всего да! с этим согласен полностью с Денисом, потому что откуда взяться такому количеству высококвалифицированных шерпов?
А количество желающих взойти на Эверест растет с каждым годом.



Денис Урубко:
Поэтому и оказываются на ледопаде рискующие собой (и гибнущие в трещинах) непальцы. На маршруте впахивают не альпинисты, а едва научившиеся держать жюмар «работники». При том, что именно они считают себя вправе диктовать условия.

А какой бы они не были квалификации, все же требуется УВАЖАТЬ этот рабский труд шерпов. И деньгами не закрывать то, что именно шерпам они обязаны что совершили восхождение. ВСЕ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ альпинисты.


Денис Урубко:
Тогда, видя реальных мастеров своего дела (Симоне, Ули, Джон), деликатно пересекающих линию веревок, он отнесся бы к этому спокойно и взвешенно.

Я вспоминаю Сергея Нефедова, который тоже "пересек" линии. И всю бучу, которые подняли местные альпинисты из клуба.
Так что дело в не в "реальных мастерах" а некоторых правилах, которые все же были видимо нарушены.


Денис Урубко:
Самое серьезное, что можно было сделать сирдару – постараться разобраться в произошедшем в Базе с руководством. Вместо этого человек, не соответствовавший своей должности, начал неадекватные действия, которые переросли в неправомерные. На помощь сбежались такие же не соответствовавшие высокому званию Хозяев Вершины мира отморозки – толпой на троих человек.

С этим согласен с Денисом. Все это можно было сделать без рукоприкладства.
Но я не знаю полной картины. может быть "реальные мастера" больно свысока стали смотреть на шерпа? Ну или сказали пару фраз?
Ну а толпа.... Это конечно очень показательно.


Денис Урубко:
Детали той драки постепенно вырисовываются. К примеру, ясно, что вокруг стояли еще два десятка иностранцев-альпинистов. Практически все они лишь наблюдали, не вмешиваясь в происходившее. Право, будь ребята поактивней, и эту драку можно было замять без проблем. Избежать унижения друзей, постановки на колени, пинков и киданий камнями. Равно, как и дальнейших препирательств. Но только два человека попытались помочь команде Симоне Моро – Мелисса Арнот и Марти Шмидт. Они кидались перед нападавшими, получая пинки и затрещины, радуя шерпов разбитыми в кровь лицами.

Трудно сказать. Потасовка могла быть еще сильней. И даже с трупами. А может быть и заглохла бы.
А вот то что "наблюдали" и "не вмешивались" ? Опять таки трудно сказать почему не вмешались.


Денис Урубко:
В деревне Дебоче, где я восстанавливался после болезни, все знали, что я из команды Симоне Моро. Поэтому, не удивили злые взгляды портеров и гидов поутру после событий. А через два дня, подходя к Базовому лагерю, возле одной из палаток я встретил двух шерпов, которые самозабвенно мочились, выпятив гениталии в сторону группы иностранцев в пяти метрах, всем видом демонстрируя победителей. Мол, и что вы нам сделаете?! Одно слово – свиньи. Болотов, узнав, что я показал им неприличный жест, едва не поперхнулся. И долго убеждал быть тише воды, ниже травы.

Слова Болотова очень ПРАВИЛЬНЫЕ!
Именно тише воды и ниже травы.
Не хотят же они повторить то что произошло? Мне кажется у них другие цели.
И я им желаю быть весьма сдержанными!

Правы шерпы или не правы, они все равно будут считать себя правыми.



Денис Урубко:
Что там стало с сирдаром, заварившим всю эту кашу? Говорят, отстранили от дела, и отправили домой. Ну, наверняка еще сказали «ай-ай-ай». А через недельку, наверняка, он снова возникнет в работе, самоуверенный и амбициозный. Знаем мы эти тонкие «восточные» отношения между родственниками! Потому что работать кому-то надо.


"Потому что работать кому-то надо" - Вот именно! РАБОТАТЬ! Это их работа. И если произойдет так как описывает Денис, то может и хорошо. У шерпа семья. И ее надо кормить.


Денис Урубко:
Большинство так называемых «шерпов» не умеют выполнять нормальную альпинистскую деятельность. Максимум, на что способны работники коммерческих фирм - ходить с жюмаром в кошках по ледопаду и склону Лхоцзе, перетаскивать кислородные баллоны и устанавливать палатки для клиентов. Зато понтов и гонора у всех – выше крыши!


Вот видимо за какое-то подобное высказывание и получили по морде.



Денис Урубко:
Им предстоит работать, кормить детей, питать экономику Непала, помогать людям Мира прикоснуться к обаянию Высочайшей вершины. И по провешенным ими перилам… да, конечно, пойдут сотни людей, заплативших деньги за бесспорное право подняться на вершину. Удачи, друзья, дерзайте навстречу собственному приключению!

Совершенно верно!
  
#38 | Анатолий »» | 05.05.2013 21:47
  
2
5 мая, 2013
Эверест, ЮЗ стена в альпийском стиле. Денис и Алексей поднялись на Южное седло
  
#39 | Анатолий »» | 07.05.2013 17:55
  
1
Добавление к информации за 5 мая.

5 мая, 2013 Денис и Алексей поднялись на Южное седло.
Денис:
Пытаемся выжить ) Пару ночей около 8000 метров.
Алекс болеет, но держит марку.
Закаты невероятны в буйстве красок, прагматично жую рязанские сухари.
  
#40 | Анатолий »» | 08.05.2013 17:05
  
1
Ну вот и началось. Это уже не рододендроны распустившиеся нюхать.
8000 метров.
Сообщение от Дениса Урубко:

Акклиматизации довольно. Отдыха маловато.


На гребне Эвереста задувал сильнейший ветер. В стоявшей за камнем палатке можно было укрыться от его силы. Но забыть – никогда. Ураган подобно давнему другу хлопал по плечам. Напоминая: «ребята, вы на восьми тысячах!» В голове бродили кошмарики. Приходы были – мама не балуй! То музыка где-то заиграет, то вспышки за бортом плашкоута у берегов Сахалина. И летучие рыбы среди тропических звезд. Кому рассказать – не поверят. Зато кино снимать можно.


Это были довольно специфические ощущения, связанные с моим воображением. У других людей, обычно, акклиматизация, или ее отсутствие проходит легче. Как, к примеру, у Алексея Болотова. В крайне больном состоянии он преодолел заключительные две сотни метров до палатки. Но, ввалившись внутрь, строго заметил, что кашлять стал меньше.


Примерно двадцать лет назад в районе вершины Эвереста закатные краски наблюдал альпинист украинской экспедиции Игорь Свергун. После долгой тяжелой работы по прокладки пути по Юго-Западной стене, окончательным шагом команда выбрала линию Боннингтона.
«Хотели пройти чётко по вертикали. Возможности серьёзно подготовиться к этому маршруту не было. Да и деньги появились только когда мы уже долезли до Лагеря №3. На тот момент когда я уже закрепил верёвку за стену, из дееспособных остались Пастух, Гончар и я. Веревки никто не подносил, а мыслей продолжать по стене а альпийском стиле не возникло, т.к. всё ещё работали на команду, и перевесили верёвки в кулуар. Там уже что то старое, телепалось и мы втроём вылезли на 8300. Утром Вова и Витя были вынуждены валить вниз. Я развесил пару верёвок по снежным полкам в сторону Южной вершины и полез.


На гребень вылезти не решился т.к. был крутой снег, да и темнота накрыла. Набирал высоту на ощупь влево под гребнем, пока окончательно застрял. В одном месте стало так страшно, что и вниз не смог сдвинуться. Торчал до утра в надежде встретить рассвет, а когда окончательно околел, навалился на ледоруб и поскользил вниз. К счастью, разгадал свой пут,ь и уже в изможденном состоянии добрался до палатки. Там началось самое интересное с духовным преобразованием личности. До меня наконец-то дошло, где я и где люди, и что свист из лёгких усиливается с каждой минутой. Но в общем выжил. Сколько не долез точно не скажу, но по прикидам около 50 метров».


Кто помнит об этой экспедиции? Попросить бы рассказать? Володя Гончар, весельчак и балагур из Приэльбрусья… ну не знал я в далеком 2006, что у тебя за спиной ТАКОЕ! А в интернете нет информации о ТЕХ временах. При том, что разглядывая стену Эвереста, на высоте около 7200 метров мы с Болотовым видели желтую палатку. Учитывая, что после экспедиции 1992 года ТАМ никто не был, следует полагать, что это остатки лагеря украинцев. А прочитав воспоминания Игоря Свергуна, я чувствую, что акклиматизационные ночевки 05-07 мая покажутся раем.


Пережив пару дней на высоте 8000 наша двойка свалила в Базовый Лагерь. После первых вздохов стало легче. А после первых (или вторых?) пяти литров выпитой воды жизнь стала прекрасной и удивительной. Тем более, что еще до восхода солнца позвонил Сергей Георгиевич Богомолов:
- Ден, привет! Вы где?
- О! Здравствуйте! Мы-то Базе, а Вы где?
Суровый, слегка военный голос Богомолова, человека гражданского, но точного во всех действиях и поступках, выяснил обстановку, и доложил о своих планах:
- Я заканчиваю треккинг. Мы в Чукунге, и сегодня отправляемся вниз.
- Да, Срегей Георгиевич!? Мы с Лехой тоже вниз!
- Значит, вечером встречаемся в Дебоче.
- Да, Сергей Георгиевич!


Итак, акклиматизацией довольны. Отдыхом пока не очень… но он только начинается! И провести его предстоит среди рододендронов, в лесах деревни Дебоче. И будет интересный вечер в компании давнего друга. И будем есть вкусняшки, запивать их вкусным кофе на крыльце Баккери в Тенгбоче, разглядывая Эверест, плывущий над долиной Кхумбу. Не подвластный всем нашим войнам и сомнениям, радостям и тревогам.
Наступает 09 Мая. С Днем Победы, друзья!


Источник: http://urubko.blogspot.com/
  
#41 | Андрей Рыбак Администратор »» | 14.05.2013 11:39
  
1
Денис Урубко на отдыхе

По ночам по морене стучат ботинки шерпов. Задолго до прихода утра, когда звезды наиболее жутко скалятся с космических высот, их слышно рядом с Базовым лагерем. Гремят, шуршат, высекают искры из того, что не добито копытами яков. Транспортная артерия, вдоль которой вытянуты лагеря экспедиций, уводит к подножию ледопада Кхумбу.
- Зачем так рано выходят? – пожимал плечами Болотов. – Чтобы в очереди толкаться?
- Непонятно, - соглашался я. – Ну выспись как человек! И стартуй на рассвете…
- Все равно, вернутся до жары через ледопад они не успевают.
Портеры уходили в два часа ночи, и возвращались к обеду. Чтобы потом отдыхать до сумерек, и раньше лечь спать, дабы снова таращить глазенки в полумраке следующего утра. Алексей и я стартовали в ледопад намного позже. Тогда становилось видно окружавшую действительность, «пробки» в ледопаде рассасывались – обычно мы догоняли их на подходе ко Второму Лагерю.

На утро после спуска в высоты 8000 метров мы узрели на вертолетной площадке грустную активность. Там принимали тело шерпа, погибшего на склоне Лхоцзе. После я видел грустные глаза непальцев, всеобщее молчание… либо наоборот излишнюю разговорчивость. Кто-то пил виски, кто-то молча курил, глядя на ледопад Кхумбу и поднимавшуюся над ним громаду Эвереста. Все мы ТАМ будем… но хочется отодвинуть срок ухода на «как можно дальше». А для этого надо контролировать каждый шаг, действовать азбучно грамотно, учиться у мастеров.

Когда-то я учился акклиматизации. Отдых в долине – вещь не из простых. Сознание отказывается ждать… потому что иначе придется догонять. А хуже этого не бывает. Вокруг снуют треккингеры, у которых есть простая и четкая цель; да не одна! На штурм восьмитысячников отправляются отдохнувшие группы; каждый выглядит орлом! В интернете то и дело мелькают новости о совершенных восхождениях; физиономии на кадрах! И начинает казаться, что сам – глубоко за бортом жизни.
Тогда остается «включать» мозги. И считать. Та-ак… День лезли из Базы на 6600, второй день работали до 8000, потом лежали в палатке, гуляли по округе, затем шли вниз обратно в Базу, и волочились под тяжелыми рюкзаками в деревню Дебоче. Вот теперь становится немножко понятней… Видно, что на тяжелую работу пришлось пять дней. Которые необходимо восполнить полноценным отдыхом.

- Жизнь удалась, - оценил я, глядя Эверест на поднимавшийся за окном гостиницы «Ривенделл». Потому что в руке была чашка молочного чая. И предстояли еще три дня балдежа в лесу. Под окном собиралась группа Сергея Богомолова. Они уходили вниз, отправлялись домой после восхождения на Айланд-пик.

Вот бы так и на восьмитысячник! Трах-бах, и «в дамках» за пару недель. Да по новому маршруту. Да в альпийском стиле… Или забыть об альпинизме?!
«Денис, - написала Ольга. – Все время забывала сказать… Куст смородины, что ты посадил под окном, прижился. Вокруг летают пчелы. Так мило! Летом даже будут ягоды. Приезжай скорей! Будешь гулять с дочерью под смородиной, а я высплюсь».
Или забыть мягкую жизнь, и лишь видеть цель. Отрезать любые «якоря», что привязывают к нормальной жизни. Тогда голова не воспринимает калейдоскоп красок вокруг. После Высоты по утрам чувствуешь во рту железистый привкус. Трескается кожа на пальцах и лице. Ты разбит. Первую пару суток жизнь не доставляет физической радости. После восьми тысяч метров сознание разлетается между положительными эмоциями от радости пребывания в «зоне жизни», и негативными ощущениями, что преподносит собственный организм. Надо просто считать дни отдыха, восстанавливаться, пинать себя.
А через несколько дней…
- Жизнь удалась, - оценил я, глядя на поднимавшийся за окном Эверест. Допивая чай. Потому что появился шанс на действие. Надо было уходить в Базовый лагерь. Все, что тянулось два месяца в Непале, было прелюдией. И осталась одна попытка. Один выход. На вторую возможность времени, похоже, не осталось. Но все было сделано по «Школе», грамотно. И значит… значит, есть шанс.

Если все будет хорошо, то рано утром 15 мая Болотов и я при свете фонариков покинем Базовый лагерь. Как шерпы, стуча ботинками по морене. Только – в другую сторону.

http://urubko.blogspot.ru/
#42 | Сувига Владимир »» | 15.05.2013 11:54
  
0
В 1997г. Казахская экспедиция на Эверест завершилась восхождением 10 человек. шерпов не привлекали.
Не слишком ли много приписывает автор достоинств шерпам? Полностью согласен с Денисом-
на сегодняшний день очень мало шерпов можно назвать альпинистами. А физиологическая способность хорошо переносить высоту, это еще не альпинизм. Многие наши альпинисты не раз работали с шерпами. надо у них спросить.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU