Погиб Томек Мацкевич. Он остался ТАМ, на вершине своей мечты...



Трагичная новость!

Погиб Томек Мацкевич.


Спасательная операция закончена. Элизабет в Исламабаде. Состояние Томека Мацкевича в ночь 25-26 января было на грани жизни и смерти. Он остался на высоте 7200 (предположительно), без палатки (как теперь ясно). Добраться до него в шторм невозможно. Покойся с миром, Томек!

13-00 (Moscow time) Все в Скарду. Спасателям и Эли пришлось спускаться к ВС, вертолет не мог забрать их в районе С1 Эли ждет рейса на Исламабад.

12-00 (Moscow time) О Томеке. До сих пор не было внятной инфо о том, почему он не мог спускаться, что стало причиной - травма, отек, слепота, др.. Что есть в палатке на 7200 - есть ли газ и пр.
Возможно, спасатели уже получили сведения от Эли. В любом сл, двойке не вытащить с 7000 человека, который не может сам идти. И в таких условиях. При наличии нормального спасотряда к нему бы подошли скорее всего.

UPD. выясняется что палатки нет.

11-00 28/01/18 (Moscow time) Все в С1. Ожидают вертолет. Должен появиться в ближайшее время. Еще ночью стало ясно, что ситуация с Томеком, к сожалению, безнадежная. Ураган на горе. Никто не в силах подняться на 7000 в таких условиях.

Подробности:

http://www.climbing.ru/forum/all/topic_4537_4_10024/#c24

Комментарии (12)

Всего: 12 комментариев
  
#8 | Анатолий »» | 01.02.2018 19:59 | ответ на: #3 ( Андрей Рыбак ) »»
  
0
Подробности о том что произошло на Нанга Парбат.

1 февраля. 2018. Элизабет Револь из госпиталя в Швейцарии:

На вершине Нанге Парбат 25 января мы были в 18:00 по местному времени, очень поздно. Там Токек сказал: «Я ничего не вижу». Он не пользовался очками, в течение дня, т.к было облачно. На вершине задержались на секунду, и стали быстро спускаться, держась за руки.

«В тот момент Томек не мог дышать, он снял защиту со рта и начал мерзнуть, его нос стал белым, а затем руки и ноги».

Они спрятались в трещине, у Тома не было сил вернуться в лагерь. На рассвете ситуация была драматичной: «кровь все еще текла изо рта». Симптомы отеков, последняя стадия высотной болезни, фатальное состояние, если человек не получает немедленную помощь.

«Я встревожла всех, потому что Томек не мог спуститься в одиночку, - говорит Эли.

Началась организация помощи. Эли говорит:

«Мне сказали: если вы спуститесь до 6 000, мы сможем спасти вас, и мы сможем спасти Томека на 7200 (вертолет, редакционная заметка). Я сделала именно это. Я выбрала то, что было рекомендовано ».

На прощанье она сказала Томеку: «Слушай, вертолет прилетит поздним вечером, я пойду вниз, они прилетят, чтобы спасти тебя».

Она посылает сигнал GPS, укрывает Томека как можно лучше и, убежденная в счастливом завершении, уходит - «ничего не взяла, даже палатку, спальный мешок, ничего [...] Потому что вертолет прибудет в конце дня». Спускается. Вертолет, однако, не прилетел.

На следующий день Эли провела без всякого снаряжения. «Я знала, что пойду дальше. Я ночевала в яме, мне стало холодно, но мое положение не было таким отчаянным, я больше боялась заТомека, который был слабее ». У нее были галлюцинации этой ночью.

Когда настал день, она рассчитывала на помощь. На 6800 м она решила не двигаться, чтобы «защитить себя, оставаться теплой». Она услышала звук вертолета внизу ледника, «но было уже слишком поздно, ветер усиливался».

Когда выяснилось, что вертолет может прилететь только на следующий день и придется провести третью ночь без палатки, она решила спускаться ниже - «Это вопрос выживания». Эли говорит, что она не получила информацию о том, что спасатели идут к ней.

Источник: http://russianclimb.com/
     
1
Ясно, Анатоль...спасибо.
  
#10 | Андрей Рыбак Администратор »» | 12.02.2018 09:45
  
1
Видео Элизабет Револь
Альпинизм, Новости, Пакистан

8 февраля телевидение France 2 опубликовало репортаж с непубликовавшимися ранее снимками и видео на К2. Смотрите фильм и раскрытие его содержания на русском языке.

Ниже - ссылка на видео.


Краткий обзор французского репортажа о спасательной акции на Нанга Парбат.

8 февраля общественное телевидение France2 один из своих репортажей из серии «Envoyé spécial» посвятило проведению спасательных работ на Нанга Парбат. В нём Элизабет Револ рассказывает о штурме вершины и о том, что произошло после. В материале также были показаны неопубликованные фотографии из экспедиции. Мы представляем перевод наиболее важных утверждений и фрагментов из этого репортажа.

Доктор Фредерик Шампли для зрителей французского телевидения разъясняет состояние альпинистов на высоте выше 8000 м над уровнем моря: «Мы чувствуем себя плохо, необходимо иметь терпение. На высоте 8000 м над уровнем моря кислорода очень мало, поэтому все сложно. Мы совершаем необдуманные действия, наше мышление не работает в полную силу. У нас отсутствует чувство времени. Мы можем сидеть по два часа, считая, что просидели десять минут. Все действия требуют больших усилий. Некоторые сравнивают это состояние с плаванием с рюкзаком весом в 50 килограммов и попыткой дышать через соломинку".

Элизабет Револь говорит о Томеке Мацкевиче: «Томек - необычный человек. Он был очень увлечен Нангой, он чувствовал себя связанным с ней духовно. Он боготворил эту гору, у него сложилось впечатление, что он может общаться с ней. Он очень любил эту гору.»

20 января. Кадры, в которых Элизабет Револь говорит из палатки во втором лагере: «24 января обещают уменьшение ветра, посмотрим…».

21 января. Несмотря на холодную погоду, небо чистое, альпинисты медленно идут, связанные веревкой. Томаш Мацкевич впереди Элизабет Револь на пару десятков метров.

Элизабет Револь: «Мы идем в третий лагерь, сегодня утром не слишком тепло, но ветер успокоился, мы прошли область сераков»
Они проходят через трещину ледника. Элизабет счастлива. Условия, требующие усилий, но настроение хорошее. Они надеются, что штурм вершины уже близко.

24 января. Приближаются к цели, усталые, но в хорошей форме. Револ снимает, Томаш Мацкевич отдыхает, сидя на рюкзаке, погода благоприятная.
- Как дела, Томаш?.
- Хорошо, но холодно.
- Очень холодно.

- С добрым утром! (Revol)
На рассвете в этот день их палатка замерзла изнутри. Revol сообщает на свою камеру: «Мы на 7300, выходим на штурм Нанги. Восход солнца прекрасен...»
25.01 - последние снимки Элизабет Револь, ок. 17:15
«Наконец -то, через пять дней восхождения мы близки к вершине. Уже поздно, но погодные условия хорошие.
Револь делает запись на камеру: «Сейчас 17 часов. Сегодня немного пасмурно, на вершину скорее всего поднимемся ночью.»

25.01 - последние снимки Томека Мацкевича ниже, четкая точка в центре кадра

Это последнее записанное видео на Нанге Парбат. Через час они будут стоять наверху.
Револь комментирует для телевидения: я оказалась в месте, которое действительно было магичным. Было темно, ветер дул сзади, во время всего подхода мы были укрыты. Когда мы достигли вершины, ветер стал дуть нам в лицо. Когда Томек подошел, он сказал мне: «Я больше не вижу твоего фонаря, я вижу плохо». В этот момент я осознала реальную опасность - он не видит, а мы находимся в сложном месте. Я сразу приняла решение: «ОК, Томек, мы спускаемся».

В 23:10 с высоты 7522 м над уровнем моря, Элизабет посылает первое тревожное сообщение Людовику Джамбиаси: «Томеку нужна помощь, он обморожен и не может видеть. Пожалуйста, организуйте что-нибудь как можно скорее».

Журналисты спрашивают Людовика о его чувствах после получения этого сообщения:
- Что это сообщение принесло вам?

- Страх. Я хорошо представляю, что происходило там. Мы все знаем, что, когда складывается такая ситуация, то очень мало шансов, что это закончится хорошо. Очень мало шансов.

Доктор Фредерик Шэмпли комментирует: Мы не можем сказать, что произошло. Могло случиться несколько вещей - или повреждение сетчатки, которое происходит на больших высотах, или повреждение роговицы из-за холода и солнца во время восхождения. Из-за боли у него могли возникнуть проблемы с открытием глаз. В любом случае он не видел, куда он идет.

Людовик Гиамбиаси поднимает тревогу. Элизабет помогает Томеку сходить в течение 9 часов, но его состояние ухудшается. На следующий день, на высоте 7283 м Элизабет пишет сообщение: «Томек находится в ужасной ситуации, он не может ходить, мы не можем добраться до палатки, он должен быть эвакуирован как можно скорее».

Людовик Гиамбиаси комментирует: «Он не может идти - это очень конкретно означает, что ей невозможно сопровождать его дальше. Чтобы сопроводить кого-то с такой высоты, требуется группа из 4-5 действительно очень сильных людей».


Элизабет Револь: Он не мог дышать, поэтому он постоянно снимал маску, которая закрывала его нос. В конце концов его нос стал белым. Сначала, когда он снова надел маску, нос слегка порозовел, а затем стал белым во время дальнейшего спуска. Он его отморозил. Из его рта вытекала розовая жидкость, которая застывала на его подбородке. Позже, во время спуска, он обморозил руки, так что он ничего не мог держать, после этого пошли обморожения ног.

Людовик Гиамбиаси: Нам очень хорошо известно, что, если мы не сможем вылететь на вертолете со спасателями на такую высоту, то Томека мы потеряем. Мы в этом уверены. И мы также знаем, что, к сожалению, это означает, что в какой-то момент Томек и Элизабет останутся одни.

В акцию спасения подключаются польские альпинисты из-под К2.

Денис Урубко комментирует: «Мы узнали о проблеме на Нанге, когда находились в первом лагере под К2. Я сразу понял, что мы должны прекратить наши действия и оказать помощь».

Адам Белецкий добавляет: «Мы были единственными людьми, которые вместе с другими членами нашей команды могли это сделать. На данный момент никаких других экспедиций в Пакистане не было. Для того, чтобы спасти Томека и Элизабет необходимы акклиматизированные подготовленные альпинисты с опытом работы на горе зимой. Мы были именно теми людьми, которые могли включиться в такие спасательные работы».

Возникает проблема транспортирования спасотряда под Нангу Парбат. В Пакистане только военные вертолеты могут летать в Гималаях.

Людовик Гиамбиаси комментирует ситуацию с вертолетами: «Вначале они заверили нас, что вертолет сможет подняться на высоту, с которой мы сможем отыскать Томека. Эти вертолеты должны лететь налегке, они не смогут одновременно взять двух человек, или Тома, или Элизабет. Поэтому Элизабет должна была спуститься, чтобы ее могли спасти после Томека. Мы настоятельно предложили ей спускаться, она не принимала этого решения сама. Это не было принятием решения, у нас не было другого выбора, кроме выживания».

Элизабет Revol: «Я сказала Томеку, слушай, всё хорошо, спасатели будут в течение двух или трех часов, нет ничего страшного, я буду ждать тебя чуть ниже, и мы встретимся позже внизу на базе».
Только вот вертолет всё не прилетал, и было много проблем.

Элизабет оставляет Томека в надежном месте и начинает спускаться в одиночку. Но помощь не приходит. Ей приходится провести вторую ночь на высоте 6700 м над уровнем моря.

Элизабет Revol: «У меня нет палатки, нет коврика, я ничего не пила и ничего не ела уже и не помню сколько времени. Томек один. И тогда я понимаю, что мне придётся ночевать на 6700. А это зима в Гималаях. В Альпах можно провести такую ночь без подготовки, но в Гималаях я не знала, возможно ли это. Я чувствовала опасность, я чувствовала себя одинокой, я чувствовала себя обманутой. Я злилась. И боялась».

Элизабет пережила ночь, но не без осложнений. Отправляет сообщение: « Обморозила пять пальцев на левой ноге, они как деревянные».

Позже она объяснила, что под влиянием галлюцинаций ночью она сняла левый ботинок. Ей приснилось, что какая-то женщина даёт ей горячий напиток для того, чтобы она чувствовала себя хорошо. Элизабет снится, что женщина просит взамен её ботинок.

Элизабет Револь: «Я думаю, что мое тело механически сняло этот ботинок, когда я была во сне. Утром я проснулась в носке, нога под ним была белой».
Утром, 26 января, военные летчики, размещенные в Скарду, наконец, готовы к вылету, но потребовалось несколько часов, чтобы добраться до склонов Нанги. Прежде всего необходимо было забрать польских альпинистов из базы под К2. Кроме того, необходимо было несколько раз дозаправиться, чтобы добраться до Нанги.

Пилот-подполковник Анджум объясняет: «Это была гонка со временем. Если бы мы оставили их в базе, то им бы пришлось подниматься ещё 5-6 часов».

Денис Урубко: Летчики спросили меня, Денис, где лучше оставить твою команду, я знаю, этот район наизусть. Я ответил им, друзья, пожалуйста, база слишком далеко, оставьте нас немного выше. Здесь, может быть, здесь? Выше, пожалуйста. То, где они в конце концов сбросили нас, было очень рискованной операцией.

В 17:15 вертолет оставляет двух альпинистов на высоте 4800 м над уровнем моря у начала маршрута Кинсхофера.
Адам Белецкий: Это был настоящий вызов, маршрут Кинсхофера действительно крутой. Зимой там полно льда, а в конце барьер - не менее 100 метров вертикальной скалы.

Несмотря на туман и приближающуюся ночь, они поднимаются очень быстро. В 1:45 на высоте 6200 м над уровнем моря они находят Элизабет, которая все еще спускается.

Денис Урубко: «Прибыв во второй лагерь, я начал кричать на всякий случай. Я надеялся, что она не слишком далеко. Я кричал: Элизабет! Отзывалось только эхо. В какой-то момент я услышал в темноте очень слабый женский голос».

Адам Белецкий: «Я слышал, как Денис кричал: «Адам, я нашел ее! Я был счастлив, я плакал от счастья».

Элизабет Револь: "Я увидела налобные фонари, и подумала, что происходит, потому что я не знала, что они пришли за мной. Я сразу поняла, что они поднимаются, чтобы найти меня. Я помню, что я закричала, они услышали меня и навели на меня свои фонари".

Адам и Денис должны были решить, что делать дальше.

Денис Урубко: "У нас была дилемма, следует ли оставить Элизабет и попытаться найти Тома на очень большой высоте после 10 часов восхождения, или идти вниз, чтобы помочь спуститься Элизабет. Ей нужна была экстремальная помощь. Мы решили, что нам нужно сначала помочь ей, а затем, возможно, идти вверх, чтобы попытаться сделать что-то для Томека".

На рассвете Денис, Адам и Элизабет спускаются на базу, где Элизабет могла быть эвакуирована вертолетом.

Элизабет Револь: "Я надеялась до конца. Даже в Исламабаде я сказала нашему агенту, что мы должны что-то сделать, мы должны вернуться туда, я уверена, что он все еще жив и что есть какая-то возможность".

Ухудшение погоды не дало возможности продолжить спасательную акцию с помощью вертолётов.

Элизабет Револь: «Что бы я хотела сказать ему? То, что он жил со своей мечтой до конца своей жизни. И он достиг того, чего хотел».

Источник -wspinanie.pl

https://www.risk.ru/blog/213748?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
  
#11 | Анатолий »» | 12.02.2018 19:33 | ответ на: #10 ( Андрей Рыбак ) »»
  
1
Бесконечно жаль Томека.

Но они бы не сумели бы его спасти. Или в самом крайнем случае спасли бы его (что очень сомнительно) но потеряли бы Револь.
Двоих бы они так и так спасти не могли бы.

Я нашел видео на Ютубе вот оно (не все могут заходить в ФБ)




.
  
#12 | Андрей Рыбак Администратор »» | 12.02.2018 19:53 | ответ на: #11 ( Анатолий ) »»
  
1
Упокой Господи Томека и прости ему грехи вольные и невольные
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU