Последнее восхождение Германа Буля

"Что мы знаем о гении? Я не смогу сказать, что Герман Буль был лучший в мире восходитель, но он был единственным гениальным альпинистом из всех, кого я знал" - так писал Курт Майкс в своей книге "Горы-свидетели приклю­чений".

В действительности, Курт Майкс не смог дать эту оценку. Судьба поме­шала ему. Взгляды Майкса были чрезвычайно похожи на взгляды Буля. Когда его попросили засвидетельствовать, что Буль был на вершине Нанга Парбат, он ответил только: "Ведь он вернулся живым?".

Однако путь к успеху на Нанга Парбат был длинный. Герман Буль родился в Инсбруке 29 сентября 1924 года. Из-за плохого развития он пошел в школу на год позднее. Но уже в 12 лет его тянули к себе горы. Он лазил как гор­ный козел. Порванная одежда и носки - обычная история; у него не было скальных туфель. Он покорил Кайзер с Инсбрукской секцией Австрийского аль­пинистского клуба, и к 1942 г. достиг вершин 6 категории трудности, совер­шив труднейшие восхождения на Кайзер, Карвендель, Веттерштейн, Калькёлелъ.

В 1943 г. Буль одел серую форму медицинского служащего в альпинистском соединении в Святом Джоане, в Тироле. Более трудные маршруты Кайзера манили его. Он прошел труднейшую стену Кайзера, западную стену пика Манк, без официального разрешения, получив гауптвахту в награду. Позднее Буль был послан на фронт и принял участие в событиях в Монте Кассино. Попав в плен, он был разлучён со своими горами на 3 года.

После воины пришли желание и необходимость, вместе с отсутствием средств, идти в Западные Альпы. Но северные стены и прямые маршруты инте­ресны везде. К 1947 г. Буль покорил 134 вершины и 35 чрезвычайно трудных стен, сделал 11 первопрохождений. Однако будни были, менее героическими: его уволили с работы в магазине после того, как он второй раз попал в больни­цу с переломом из-за своего увлечения альпинизмом, что рассматривалось как преднамеренный вывод себя из рабочего стояния. С 1947 г. он подгоня­ет лыжные ботинки и другое снаряжение в спортивном магазине. В возрасте 23 лет он сдал экзамен на гида. Уже к 1946 году он неофициально путешест­вовал в Доломитах. Позднее он исходил их вдоль и поперёк, называя Фурчетту, Катиначчо, Мармолату, Чиветту, Палу и Бренту своим "каменными вехами".

Зимние восхождения также привлекали его; он сделал траверс 25 вершин, покрытой глубоким снегом горной цепи Геирш в Карвенделе, за 33 часа.

В 1948 году Французская альпинистская школа пригласила Буля в Шамони. Дверь в Западные Альпы была открыта. Северные стены Шармо и Триоле, отрог Уолкер, полный траверс гор Шамони, гребень Пьютерей (начиная с северной стены горы Бланш) и, в 1952 году, северная стена Эйгера, при ухудшающейся погоде с камнепадами и лавинами, попали под исследовательский пыл Буля.

В Брегаглии он в одиночку прошел северо-восточную стену Бадиле, спустившись через северный гребень. Сразу после этого, он назад в Инсбрук поехал на велосипеде, уснул за рулем и упал вместе с велосипедом в реку Инн около Ландека. После того, как он покорил в одиночку с юго-востока Флейшбанк за один вечер, он полюбил одиночные восхождения. Но нехорошо быть всё время одному. В 1951 году Герман Буль женился на девушке из Рамзау, Евгении. Они лазали вместе; новый этап в его жизни начался. Дочь, первая из 3-х, родилась, когда семья была перед лицом принудительного выселения из их дома в Инс­бруке. Буль присоединился к спортивному дому Шустера в Мюнхене, как ассис­тент-продавец и эксперт по альпинизму, незадолго перед выселением, и его жена и дети переехали к родителям в Рамзау. И в это самое время его пригласили в Гималайскую экспедицию.

Нанга Парбат (26.600 футов – 8.126 м) пока отражала все попытки покорить её. В 1932 и 1934 гг. на горе были немцы во главе с Вилли Мерлом. Сам Меркл, двое его друзей и шесть шерпов погибли в буране. В 1937 г., лавина погуби­ла 16 членов экспедиции под руководством Карла Вейна. Неудачной была и экспедиция Пауля Бауэра в 1938 году. Потом доктор Карл Херлигкоффер, сводный брат Вилли Меркла, вступил в борьбу против Нанга Парбат, в качестве наследника. Буль был приглашен присоединиться к мероприятию. Чтобы прове­рить свою способность участвовать в экспедиции, Буль решил совершить зим­нее восхождение на восточную стену Ватцмана, в одиночку и ночью. Февраль 1953 г.: одинокая фигура движется через лавинные обломки к Ейскарелле, потом, в свете луны, в Шоельхорнкар. Через Залыдбургер, он поднялся к вершин­ному ущелью, прошел бивуак, спрятанный под снегом. Потом было очень долго совсем темно, так как луна спряталась за гребень Ватцмана. Только на послед­них футах он снова попал в лунный свет, - было 4 часа утра. Так Буль гото­вился к успеху на Нанга Парбат.

Прилетев в Гималаи в начале мая он сквозь облака впервые увидел эту гигантскую гору. Дни и ночи затем они несли грузы в базовый лагерь. Между 2 мая и 20 июня были организованы 4 высотных лагеря при непрекращающихся снегопадах.

Потом возник вопрос, смогут ли снежные муссонные облака решить судьбу экспедиции. Очевидно, в базовое лагере было немного надежды: снова и снова шли приказы возвращаться. Но в ночь с 29 на 30-е июня погода прояснилась. Команда на вершину - в лагере 3: Герман Буль, Ганс Эртл, Уолтер Фрауенбергер и Отто Кемптер - чувствовали себя готовыми. 1 июля они вышли в лагерь 4, а 2 июля Буль и Кемптер были в лагере 5, который был организован неда­леко от так называемой "головы Мура". Обитатели лагеря 4 видели Буля недлеко от Серебряного седла в 7 часов на следующий день; Кемптер был далеко сзади. Наконец, оба восходителя стали не видны. Поздно вечером одна фигура спускалась с Серебряного седла. Это был Кемптер. Где Буль? Кемптер сдался…

Рассвет 4 июля. Друзья снова и снова вглядывались в Серебряное седло. К вечеру маленькая черная точка стала двигаться вниз. Герман Буль. Живой. Был ли он на вершине?... Вот какое было странствие Буля к вершине Нанга: в 9 часов он был недалеко от предвершины; потом он спустился к провалу Базин, достигнув его в 2 часа после полудня. Карнизный гребень, увенчанный жандармами, привел к плечу. Через скалы и снег к вершине... Этим вечером в 7 часов, Герман Буль вонзил свой ледоруб в вершинный карниз. Солнце сади­лось - надо было уходить. Сделав несколько фотоснимков, он повернул назад, избегая опасностей на последнем гребне снега склонов Диамира. Его правая кошка развязалась, что сделало спуск более утомительным. Ночь-бивуак. Его рюкзак и свитер были недалеко от предвершины. Буль провел ночь на камне на крутом склоне, стоя, на высоте 26.000 футов, без свитера, без бивачного снаряжения, без еды. В 4 часа он продолжил спуск, потеряв чувствительность всех пальцев на правой ноге. Обморожение? (Позже ему ампутировали 2 пальца правой ноге). Галлюцинации преследовали его: он слышал голоса. В 5:30 после полудня, показался лагерь 5, но только через 2 часа он пришел к своим друзьям...

Третий 8-тысячник1/ был покорен, дав Герману Булю несколько самых счастливых моментов в его жизни. Только восхождение на Эверест было встречено таким же бурным приветствием. Герман Буль стал звездой первой величины в альпинизме, несмотря на споры и противоречия, возникшие после экспедиции.

Горы, последующие были чем-то вроде отдыха для Буля-альпиниста. Его маршрутная книжка за 1954-1956 гг. насчитывает 90 наименовании, в том чис­ле Восточная стена Капуцина, Черная западная стена Аигуилле, Западная Дрю, Восточная стена Аигуилле Муан (впервые в одиночку), маршрут Халера на Лампдепора северную стену (также впервые в одиночку), и много других трудных восхождений, большую часть которых он сделал быстрее чем по описанию справочников.

Потом его - снова заманило королевство 8-тысячников. Со времени экспедиции на Нанга Парбат, Буль вынашивал идею экспедиции в Каракорум под своим руководством с маленькой командой и небольшим грузом. Первоначально, членами команды могли быть братья Льюис и Хьюго Билл. Его целью в Каракоруме был Броуд пик (26.400 футов), первый 8-тысячник, который он хотел взять в альпийском стиле, без шерпов и кислорода. Разработка маршрута, организа­ция пищи и снаряжения были завершены, когда Вигл выбыл из экспедиции по условиям работы. Буль пригласил Маркуса Шмука из Зальцбурга, который привел Винтерштеллера, заменившего в команде Хьюго Вигла. По рекомендации Курта Майкса, я завершил список команды. Маркус Шмук организовал финансирование экспедиции Австрийской альпинистской ассоциацией и стал поэтому руководи­телем этой, ставшей официальной экспедиции. Буль был назначен "руководите­лем на маршруте". Отъезд экспедиции.

Каракорумская экспедиция 1957 года была привязана к западному контр­форсу Броуд пика, как было предложено Диренфуртом. Херлигкоффер в попытке избежал контрфорса, так как он был слишком труден для шерпов. Первоначально Херлигкоффер собирался на Хидден пик, но на месте решил по­пытаться покорить намного ближе расположенный Броуд пик.

Мы работали как шерпы на западном контрфорсе и организовали 3 высот­ных лагеря; но мы же и должны были сделать первую попытку покорить вершину 29 мая, с места недалеко от предвершины (26.000 футов). Винтерштеллер и я даже видели длинный снежным гребень, ведущий к главной вершине, но было поздно, мы бы не дошли до вершины в тот же день. После отдыха в базовом лагере 8 июня мы вернулись в лагерь 3. На следующий день Шмук и Винтер­штеллер пошли первые. Буль и я пошли было с ними, но потом взяли напрямую по склону, а не по пути первой попытки. Наш маршрут дольше оставался в тени и ужасный холод был бедствием для помороженные на Нанга Парбат пальцев ног Буля. Выйдя, наконец, на солнце, мы начали массировать ступни, сняв ботинки. Другая связка занималась тем же, когда мы их догнали. Затем они снова вышли вперед. В провале между 2-мя вершинами, главной и центральной, Буль сказал, что он не сможет сделать этот последний кусок маршрута. Я предложил отдохнуть часок. Потом мы медленно двинулись и через 2 часа достигли плеча под предвершиной. Герман разрешил мне пойти первому за двойкой, и я догнал их, когда те только что покинули вершину. Позднее, когда я спускался по длинному вершинному гребню, я видел желтую точку на гребне, двигавшуюся ко мне. Это был Герман. Он шел медленно, но без остановок, вместе мы поднялись на вершину и любовались фантастическим и уникальным видом в последних лучах солнца, все пики сверкали, а тень Броуд пика падала далеко в Тибет.


Буль на Броуд-Пике, 1957 год.

При свете луны мы спустились в лагерь 3, на 3.500 футов ниже вершины. Через день мы с Булем сняли верхние лагеря, а Шмук и Винтерштеллер залез­ли на 2.300 пик, который мы намечали покорить. Мы решили взойти также двойкой на другой пик. К этому времени Буль полностью восстановился и даже написал домой, что он попытается взойти на ряд вершин в области ледника Балторо.

Поздно вечером 20 июня я вышел на Чоголизу. Герман по моим следам - рано утром 21 июня. Он рассчитывал сделать восхождение за 3 дня. Мы наме­ревались пронести палатку через весь маршрут как "передвижной высотный лагерь". Юго-восточный гребень привел нас к мерцающей скале, которую не смогли взять итальянцы в 1909 году. Герман был на пике формы: факт этот он отметил даже в дневнике. 24 июня мы достигли 21.000 футов, на следующий день – 22.000. 26 июня из-за плохой погоды просидели в палатке. Во время этого вынужденного отдыха, Буль восторженно говорил о больших маршрутах, которые он хотел сделать после возвращения домой, о восхождениях по всем большим гребням Монблана и стене Бренва в одиночку, о новых экспедициях. 27 июня принесло прекрасную погоду и мы достигли седловины после прохождения маленькой промежуточной вершины на гребне – 23.000 футов и остановились.

Только 2.000 футов по вертикали отделяли нас от вершины. Но когда мы двинулись, облака неожиданно выплыли на гребень и мы оказались в белой мгле. На 24.000 футов Буль решил отступить, прикинув, что надо поворачивать, пока ветер и снег не скроют наши следы, без которых мы можем слишком быстро подойти к краю карнизов.

Мы спускались. Я шел впереди. Дырки от ледорубов за нашими следами были едва видны. Вдруг поверхность снега содрогнулась. Я отпрыгнул вправо и чуть спустился вниз. Потом остановился. Где же Герман? Через несколько минут я осознал, что он исчез, что он потерял следы и вышел на карниз... где-то у подножья Северной стены лежит он, погребенный массой снега.


Буль на Чоголизе перед бурей. Карниз обрушился, когда он возвращался через седловину на заднем плане

Я поспешил в базовый лагерь, бесконечно напряженный, и вернулся, стра­дая снежной слепотой, за другими. 30 июня Шмук и Винтерлтеллер исследовали стену и громадный сброс под ней в бинокли, пока лавины сходили одна за другой. Могилу из льда Германа Буля у подножия Чоголизы не найти. 1 июля мы верну­лись на базу.

Судьба подарила Герману Булю, шерпу Гиалтену Норбу и мне по 2 успеш­ных восхождения на 8-тысячники. Броуд пик был кульминационным пунктом в короткой жизни - вспышке Германа Буля. Его восхождения не забыты и его стиль экспедиций, подтвержденный примером на одну из высочайших вершин мира, стал моделью для целого ряда предприятий в последующие годы.

Курт Диембергер.

Источник: http://www.alpklubspb.ru

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
  
#1 | Peter Babinec »» | 21.10.2012 20:58
  
2
Дашенька Яшина трагически погиблa, как Герман Буль. Даже с ней упал карниз и oнa былa с коллегой. И там всегда будут потеряны. Вечная память Дашеньки Яшинe......
  
#2 | Анатолий »» | 21.10.2012 21:52 | ответ на: #1 ( Peter Babinec ) »»
  
2
Да, даже он, восходитель первого класса, мастер, с опытом, и то не сумел обойти обрывающийся карниз. Как я написал в теме о Дарье: "Они падают когда хотят и где хотят".
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU