Женщины в альпинизме




Горы – они и есть горы. И снятся они не только мужчинам. Поднявшись в горы, сразу веришь, что нашу планету действительно создал Кто-то с бесконечным чувством прекрасного. Причем, особенно старательно Создатель выводил места поближе к себе – горы. Как прекрасные и опасные цветы, горы притягивают к себе. Их хочется рассмотреть ближе, потрогать руками, ступить на их вершины. Чтобы с этих вершин увидеть такое, чего больше никогда и нигде не увидишь. Бурлящий восторг, пьянящий, дурманящий заставляет возвращаться туда снова и снова. Он – заставляет продираться сквозь боль, обжигающий холод, сквозь ледяной ветер и дождь из острых ледяных иголок. Восторг вперемешку с мыслями: «Какого черта я сюда залез. Сидят же сейчас люди в тепле, телик смотрят».

Но эти мысли быстро проходят, и остается только одно – всепоглощающее стремление к вершине.
Впервые поднявшиеся на гору наши предки, в еще незапамятные времена, рассказали своим соплеменникам о неземной красоте того, что они видели сверху. И поскольку, не хлебом единым жив человек, люди потянулись наверх. За красотой, за преодолением себя, как земного существа. В борьбе с Горой мужчины обретает то, что не передать никакими словами.
А что же женщины? Веками они, поддерживая костер в пещерах, тоже смотрели наверх, на сияющие вершины. И тоже мечтали увидеть то, о чем в ярчайших красках рассказывали мужчины. Количество перетекло в качество. Женщинам надоело сидеть в долинах и слушать. Они взяли веревки и пошли в горы, чтобы все увидеть и узнать самим.
История женщин в альпинизме прошла долгий путь. В конце 1700-х и в начале 1800-х женщин в мире альпинизма практически не существовало, только первые представительницы слабого пола начали совершать восхождения. Правда, в литературе за 250 лет до этого засвидетельствовано первое восхождение женщин: пик Лаугеншпице в окрестностях Мерано в Южном Тироле (2.433 м). Оно совершено в 1552 году Региной фон Брандис и Катариной Боч. О них самих, да и деталях восхождения, больше ничего не известно.
Только со второй половины XIX века появление женщин на альпийских тропах стало обычным делом. Сначала это были почти исключительно англичанки. Затем за ними потянулись представительницы других народов. Женский альпинизм стал достаточно массовым, сформировавшимся общественным явлением. Вот кто были первыми женщинами – восходительницами.

1799. Мисс Парминтер совершила восхождение в Альпах на Монблан. Это первое восхождение женщины на вершину.
1808. Мари Парадиз,

Мари Парадиз молодая 18-летняя француженка поднимается на Монблан в сопровождении бригады гидов и самого первовосходителя Жака Бальмы, помогавших ей ради рекламы альпинизма.
1838. Графиня Генриетта Анжевиль приехала из Швейцарии в Шамони после консультации со своим врачом и подписания завещания (!) для восхождения на Монблан. Она достигла вершины в составе каравана и гидов, которые на вершине подняли её на руках ещё дополнительно на 2 метра для установления рекорда высоты.

Мисс Парминтер

1858. Мисс Люси Уолкер совершает свое первое восхождение.
1871. Мисс Люси Уолкер становится первой женщиной поднявшейся на Маттерхорн. В этом же году она сделала четвертое восхождение на Эйгер.
1880. К этому сроку Мета Бревут (Meta Brevoot) совершает восхождения на тридцать различных пиков за 11 лет. Она первая из женщин догадавшаяся, что в штанах лазать удобнее, чем в платье или юбке.
1895. Г-жа Уильям Роджерс становится первой женщиной, совершившей восхождение на Devil's Tower (Башня Дьявола), правда с помощью подвесных лестниц.
1906. В возрасте 47 лет Фанни Баллок (Fanny Bullock) установила мировой рекорд женского восхождения (22.815 футов), достигнув вершины Pinnacle массива Nun Kun в Кашмире.
1908. Энни Пек (Annie Peck) поднялась на Huascaran в Перу и стала первой женщиной в высотном альпинизме, регулярно поднимающейся на вершины выше 20000 футов. Она первой придумала анорак, прототипом которого стал «эскимосский костюм» из Музея естественной истории.
1911. Энни Пек, учительница из Америки, достигла высоты 21834 футов Северной вершины Coropuna в Перу и установила на ней флаг «Голос за женщин» (Votes for Women). На тот момент Энни Пек было 58 лет.
1920. Начало альпинистской карьеры Ниа Морин (Nea Morin), которая в дальнейшем продолжает ходить в горы в течение 30 лет.
1947. Барбара Уошберн (Barbara Washburn) стала первой женщиной в Соединенных Штатах, поднявшейся на наивысший пик Северной Америки Denali (Мак-Кинли).
1948. Ян Конн (Jan Conn) первая женщина, поднявшаяся на Devil's Tower (Башня Дьявола) без использования подвесных лестниц.
1952. Ян Конн (Jan Conn) и Джейн Шовак (Jane Showacre) совершили первое восхождение женской двойкой на вершину Devil's Tower.

В России, до Октябрьской революции, женского альпинизма практически не было. После установления Советской власти провозгласившей полное равноправие женщин, они начали приходить и в альпинизм. Всем известны имена:
Волгиной Таисии Никитичны,
Джапаридзе Александры Бичиевны,
Изергиной Антонины Николаевны,
Казаковой Елены Алексеевны,
Кропф Любови Сергеевны,
Лупандиной Ангелины Дмитриевны,
Нарбут Констанции Иосифовны,
Носковой Веры Алексеевны,
Пахарьковой Любови Яковлевны,
Потаповой Марии Максимовны,
Чередовой Валентины Петровны,
Шер Веры Васильевны,
Корзун Ирины Вячеславовны.

Уже в 20-х годах XX века европейский женский альпинизм начал осваивать высокогорные маршруты в Гималаях, Каракоруме, Гиндукуше. Появился своего рода мировой рекорд – высотная граница женского альпинизма. В 1932 году одна француженка покорила один из высочайших семитысячников Каракорума (Гималаев) – вершину Камет (7.756 м), на многие годы установила мировой рекорд высотного женского альпинизма. Но, где прошла одна, там пройдут и другие. Женщины, словно взявшись наверстать упущенное время, соревнуются с мужчинами и штурмуют недоступные ранее высоты.
Женщинам все время приходится доказывать мужчинам свое право быть с ними на равных, доказывать, что женщины – не слабее, а женская жизнеспособность не уступает мужской. И в альпинизме женщины не нахлебницы, а равноправные восходители. Женщины более трезво оценивают опасность, они скорее примут рациональное решение отказаться от вершины, чем идти на излишний риск, тогда как мужчины могут всё поставить на карту.

Первые женские восхождения на восьмитысячники:
Эверест – 1975 – Junko Tabei (Япония),
K2 – 1986 – Wanda Rutkiewicz (Польша), Liliane Barrard (Франция),
Канченжанга – 1998 – Ginette Harrison (Великобритания),
Лхоцзе – 1996 – Chantal Mauduit (Франция),
Mакалу – 1990 – Kitty Calhoun (США),
Чо Ойю – 1984 – Vera Komarkova, Margita Sterbova (Чехословакия),
Дхаулагири – 1982 – Lutgaarde Vivijs (Бельгия),
Mанаслу – 1974 – Naoko Nakaseko, Masako Uchida, Meiko Mori (Япония),
Нанга Парбат – 1984 – Liliane Barrard (Франция),
Aннапурна – 1978 – Vera Komarkova (Чехословакия), Irene Miller (США),
Гашербрум I – 1982 – Marie-Jose Valençot (Франция),
Броуд Пик – 1983 – Krystyna Palmowska (Польша),
Гашербрум II – 1975 – Anna Okopinska, Halina Kruger-Syrokomska (Польша),
Шиша Пангма – 1981 – Junko Tabei (Япония).

В 80-е и 90-е бесспорным лидером списка «14х8000» была Ванда Руткевич (Wanda Rutkiewicz),

Ванда Руткевич

фантастическая женщина, вероятно, самая талантливая «высотница» всех времён и народов.
Ванда поднялась на Эверест в 1978 году, на Нанга Парбат – в 1985, на К2 – в 1986, на Шиша Пангму – в 1987, Гашербрум II в 1989, Гашербрум I – в 1990, Чо-Ойю и Аннапурну – в 1991. Канченжанга могла стать девятым восьмитысячником Ванды, но случилось иначе. В 1992 Ванда побигла на Канченжанге. Но она проложила путь для тех, кто идет следом за ней. Кореянке Oh Eun Sun осталось подняться на Аннапурну для того, чтобы стать первой женщиной в списке 14х8000.
Итак, первый «женский» восьмитысячник – Манаслу. Последний – Канченджанга. Единственная ветвь альпинизма, которую ещё могут пока удерживать мужчины, берегущие жизнь и здоровье своих дорогих спутниц по спорту – это сверхсложные стенные маршруты.

Похоже, что и этот рубеж скоро не устоит перед бесстрашными покорительницами гор…. Уже есть примеры:
Дестивель Катрин

Катрин Дестивель

совершила 7 (!!!) соло-восхождений:
1985 – в Испании;
1990 – Пти Дрю по З ст. м-ту Бонатти, за 4 часа (Бонатти – 6 дней);
1991 – Пти Дрю левее м-та Бонатти, пп, 11 дней;
1992 – Эйгер по С ст. (по классике), зима, за 17 часов;
1993 – Гран Жорасс по м-ту Кассина, зима – первое женское;
1994 – Маттерхорн по м-ту Бонатти, зима, за 4 дня, (Бонатти – за 6);
1999 – Cima Grande di Lavaredo – директ по С ст., в Альпах – Доломитах за 2 дня.
Женщины идут по тем же маршрутам, что и мужчины. Женщины доходят до самых вершин. Они терпят голод и холод, они стараются доказать, что могут идти не хуже.
В 1956 году «лучшая женщина-альпинист Америки» Мирьям О’Брайен Андехил опубликовала автобиографию под названием «Дайте мне горы», где объясняла желание ходить женским составом, как попытку доказать себе и другим свою состоятельность: «Я очень рано поняла, что тот, кто ходит с сильным напарником, может никогда так и не познать саму суть альпинизма, и в любом случае получит не полные эмоции от лазания, потому что идет по уже пройденному лидером пути. Если же он сам лидирует, берёт на себя ответственность за успех предприятия, то ему открывается нечто большее…Я не вижу причин, почему женщины не могли бы лидировать в серьёзных восхождениях… но я также осознаю, что если женщина берёт на себя эту роль, то об участии мужчин в проекте не может быть и речи… Я решила попробовать пройти некоторые маршруты не только без помощи гида, но и вообще без мужчины-напарника».

Стэф Дэвис :

Стэф Дэвис

«Раньше я комплексовала по поводу своей неспособности таскать тяжёлые рюкзаки. Но после нескольких лет восходительской практики я пришла к выводу, что «вес» – ограничитель для каждого. В альпинизме не существует конкретного фактора, работающего против женщин. Некоторые женщины крупнее и сильнее иного мужчины… Единственная существующая проблема в том, что женщины достигают пика формы (и карьеры) как раз к тому времени, когда пора обзаводиться потомством. Двадцатилетние восходительницы часто откладывают рождение детей на потом, покупая взамен возможность путешествовать и ходить в горы. К тридцатилетним приходит осознание: сейчас или никогда!».

Термин «женский альпинизм» исторически сложился в нашей стране в результате введения запретов на восхождения на гору женским составом. Более того, долгое время в советском альпинизме было не просто запрещено выходить на восхождение женской командой или двойкой, но и по официальным «Правилам горовосхождений» в составе спортивной группы не должно было быть более двух женщин. Спортивной группой по тем же правилам тогда считалась группа состоящая не менее, чем из 4 человек. После трагической гибели женской команды на пике Ленина в августе 1974 года, в управлении альпинизма, сделали свои выводы, и внесли дополнение в правила горовосхождений. После вступления дополнений в силу, на восхождения начиная с четвёртой категории трудности и выше, в составе группы не должно быть больше одной женщины. При практическом применении этого правила стали возникать вопросы. Особенно возмущались женщины инструктора.
В итоге, под давлением альпинистской общественности к дополнениям были добавлены разъяснения. Чиновники от альпинизма, вероятно, были ребята с юмором, и разъяснение выглядело буквально так: «Женщину инструктора, женщиной не считать». Что тут началось! Такая возможность для приколов! Мужики инструктора стали ходить с книжками правил и «разъяснять» инструкторшам, что они вовсе не женщины и считать их таковыми никак нельзя, на основании приказа управления альпинизма! Поскольку правила горовосхождений, являются основным регламентирующим документом для всех альпинистских мероприятий!
Трагедия на пике Ленина – уже в прошлом. История альпинизма знает множество различных массовых трагедий. Но они не приводили к тотальным запретам на альпинизм вообще или на составы команд – мужских, женских, высотных, в альпийском стиле, в двойке и т.д.
Любые запреты и ограничения всегда приводят лишь к борьбе и противостоянию. Именно поэтому, в наших советских условиях и возник отдельный термин: «женский альпинизм». Девушки начали бороться против дискриминации.
И эта борьба была не феминистическая, не ради противопоставления женского пола и женских восхождений мужским. Это была борьба всего лишь за свободу выбора в каком составе ходить и за снятие ограничений.

Потому что есть разумные ограничения в Правилах, например как то, что человек имеющий опыт восхождения 3а к/тр. не может сразу выйти на восхождение 6а к/тр. А есть такие вот абсурдные и дискриминирующие чью-то свободу, как запреты на восхождения женским составом или на сольные восхождения.
Сейчас, казалось бы, ограничений уже официально нет. И, вроде как, предмет для борьбы и спора исчерпан. Ан нет. В итоге все эти ограничения, существовавшие на протяжении нескольких десятков лет, потянули за собой цепочку новых проблем.
Например, за время существования ограничений девушек практически перестали обучать должным образом техническим приемам. Инструкторам было проще обучать парней, а девушек учить было бессмысленно. Все равно они самостоятельно на гору не пойдут, а уж один-два балласта к мужской группе можно прищелкнуть в общий паровоз, научив, как следует, жумарить.

Это вылилось в вырождение у нас женщин-альпинисток высокого уровня. И только отдельным сильным женщинам удавалось преодолеть эти барьеры и совершать восхождения не в качестве балласта, а наравне с мужиками, не уступая им в техническом уровне.
Но такими были единицы. Большая масса девушек отсеивалась в новичках и значках. Остальные продолжали ходить и закрывать разряды, но в качестве балласта и прицепа, доходя так до КМС-ов и Мастеров.
Но все же, сильные женщины были. И одной из них была Наговицина Елена .

Наговицина Елена

Она не только сама не уступала мужикам на восхождениях, будучи лидером в группе, а не балластом, но и боролась за снятие запретов на женские восхождения.
Основная цель Лены была добиться того, чтобы женщины могли получать мастерские баллы, соревнуясь между собой в составе женских команд, а не с мужиками среди мужских команд. В 2006 году ей удалось добиться, чтобы ФАР официально сделала отдельный Кубок среди женских команд. Кубок этот тогда не был чемпионатом, т.е. не давал присуждения мастерских баллов. И он был заочным.
Но к тому моменту, как он был открыт, у нас в России, как уже говорилось, практически не осталось женщин, способных совершать самостоятельные восхождения. Поэтому этот Кубок не жил полнокровной жизнью. В первом кубке набралось пять команд, во втором три. Да и ФАР никак его не афишировала, и никак не стимулировала эти женские команды по той же причине сложного отношения к женскому альпинизму в нашей среде. Никому не хотелось рушить традиции.
Но, тем не менее, женский альпинизм жив. Женщины ходят в горы. И доходят до самых вершин. Наибольший прогресс достигнут в последнее время, когда во многих городах появились искусственные скалодромы, позволяющие совершенствовать технические навыки для сложных стенных восхождений.
В 2010 Питерские девчата Марина Коптева, Галина Чибиток и Анна Ясинская прошли стенной маршрут на вершину Амин-Брак в Пакистане за 14 дней. В 2011 они же прошли новый маршрут «Параллельный Мир»» на Большую Башню Транго, 6286 м за 38 дней. За это впервые Золотой ледоруб России был вручен их женской команде. В 2013 они обновили команду: вместо Анны Ясинской к ним примкнула Анастасия Петрова. В таком составе они поднялись на Tengmoche (6.500) в Непале по канту северо-восточной стены за 175 ходовых часов, 18 дней, при перепаде высот 2000 м и средней крутизне 70 градусов. Великолепная женская команда, и главное то, что тренирует их тоже женщина Татьяна Ивановна Тимошенко, председатель ФАСЛ Петербурга!
Правда, иногда случаются трагедии, когда недоработки накладываются на критические обстоятельства. А, если в горы идут женщины, эти обстоятельства возникают чаще. Уже 40 лет отделяют нас от большой трагедии на пике Ленина с женской группой Э. Шатаевой – инициатора восхождения. (Читайте также в этой книге статью «1974. Памяти погибших женщин-альпинисток на п. Ленина»). Они мечтали пройти обязательно траверс массива со спуском не по пути подъема – впервые в мире на такой высоте женской группой. Благополучно взойдя на вершину, при начавшейся непогоде пережидали, поставили палатки, но непогода ужесточалась, быстро проявилось заболевание двух участниц. При вынужденном спуске на высоте порядка 7.000 м умерли все 8 женщин.
Женщинам в горах труднее, чем мужчинам. Даже если женщина по опыту восхождений не уступает им, даже если несет груз наравне с мужчинами и терпит те же лишения, все равно женщина всегда остается женщиной.
В горах все решает трезвый разум и расчет. На восхождении нет места эмоциям. А женщины всегда остаются женщинами. И в этом их слабое место. В восхождении 1974 года этот фактор сыграл свою роковую роль.
Перед восхождением, разговаривая с женой, которая была руководителем группы, В. Шатаев предупреждал: «Если увидишь, что кто-нибудь на пределе, оставляйте вещи, палатки на 6.500, штурмуйте вершину и возвращайтесь по пути подъема – черт с ним, с траверсом! Обещаешь?».

– О чем речь, Володя? Если кто-нибудь заболеет, никакая вершина в голову не пойдет. Тут же начнем спуск. Но если поднимемся на вершину, от траверса отказываться не станем. Пойми – нам это неудобно. Если база предложит – другое дело...
– База может не знать ваших дел.
– Мы ничего не скроем, все доложим как есть, – обещала Эльвира.
Увы, болезнь одной из участниц скрыли. Вскоре заболела и вторая женщина.
Абалаков связался с Шатаевой: «Объявляю вам выговор за то, что не сообщили раньше о больной участнице. Срочно выполнить указание врача – сделать укол – и немедленно спускаться по пути подъема, по маршруту Липкина».
В тот день связи больше не было. Женщины начали спуск. Но о событиях этого вечера стало известно из утренней передачи 7 августа. Запросив Шатаеву , лагерь услышал: Шатаева – базе: «Вчера в 23 часа при спуске трагически умерла Ирина Любимцева...».
Это было начало трагедии. В горах у болезней особое время – равнинный час подобен горной минуте... Там от простуды умирают быстрее, чем истекают кровью – так писал в своих заметках Шатаев. Далее он детально описывает, как развивалась трагедия.
«7 августа в два часа ночи на вершину обрушился ураган. Ураган – в самом энциклопедическом понимании этого слова. Как объяснить, что это значит? ... Тот, что приходит вниз и срывает крыши, ломает стены, рвет провода, корчует деревья, сносит мачты... наверху намного свирепей. Здесь он свеж, не истрепан хребтами... А человек, попавший в него, подобен мошке, затянутой пылесосом, так же беспомощен, и если по сути, то с тем же непониманием происходящего...
Ураган разорвал палатки в клочья, унес вещи – рукавицы и примусы в том числе, – разметав их по склону. Кое-что удалось спасти, и самое главное – рации.
Они передали об этом утренней десятичасовой связью. Лагерь слышал плохо, и Борисенок повторил передачу на базу.
Через 15 минут после принятого сообщения, несмотря на плохую погоду, из базового лагеря вверх вышел отряд советских альпинистов. Самостоятельно, по собственной инициативе на помощь потерпевшим отправились французы, англичане, австрийцы.
Японцы покинули свой бивак на 6.500 и двинулись в сторону гребня. Два часа бесплодных, с риском для жизни поисков во мглистой беснующейся круговерти... Они сделали все, что могли... Увы! Ничего не смогли сделать и американцы.
Следующая связь была около 14 часов. Шатаева – базе: «У нас умерли двое: Васильева и Фатеева... Унесло вещи... На пятерых три спальных мешка... Мы очень сильно мерзнем, нам очень холодно. У четверых сильно обморожены руки...». Гаврилов, слышавший это сообщение, попросил их через 30 минут связаться с лагерем и повторить его непосредственно базе.
Около 14.30 группа повторила информацию для базы. База: «Двигаться вниз. Не падать духом. Если не можете идти, то шевелитесь, находитесь все время в движении. Просим выходить на связь каждый час, если будет возможность».
Около 15.15. Шатаева: «Нам очень холодно... Вырыть пещеру не можем... Копать нечем. Двигаться не можем... Рюкзаки унесло ветром...».
17 часов. База – Клецко: «Японцы на гребне ничего не обнаружили. Сами обморозились из-за сильного ветра. Все безрезультатно».
19 часов. База – Клецко: «Наверху трагедия заканчивается. По всей вероятности, протянут недолго. Завтра на утренней связи в 8 часов сообщим, что вам делать. Видимо, подниматься вверх...».
20 часов. Сверху пришло еще одно сообщение о безнадежном состоянии группы. База – группе: «Сделайте яму, утеплитесь. Завтра придет помощь. Продержитесь до утра».
21 час 12 минут. Передачу на этот раз ведет Галина Переходюк. Слышен выход в эфир, но не больше – молчание. Потом плач. Очень трудно понять слова – «простить» или «прости»? Наконец: Переходюк – базе: «Нас осталось двое... Сил больше нет... Через 15-20 минут нас не будет в живых...».
Еще дважды чувствовалось нажатие кнопки рации – попытки выйти в эфир...
Пятерых участниц похоронили на поляне Эдельвейсов, поставив обелиск. Так трагически закончилось первое женское восхождение. Анализируя причины трагедии, Валентин Гракович впоследствии сделал такой вывод: «Мы все, мужики, виноваты перед ними. Мы все больше и больше втягивали их в эту игрушку. Мы обязаны были вовремя им сказать: стоп! Дальше вам ходу нет. Играйте здесь – в эту дверь не входите. Далось всем это «чисто женское» восхождение! Ходили бы в розницу – с нами. Хоть на Эверест! Это еще так-сяк. В случае чего за них бы подумали, за них бы решили, их бы спасали. Бездумно мы относились к их делам. Забыли, что на высоте все решает поведение людей. Что главное там – умение разумом подавлять чувства. Сколько раз сами-то мы –«зубры» альпинизма! – выползали оттуда чуть живыми?! Спасались, потому что не раскисали, когда с кем-то что-то случалось... они все голову потеряли, когда умерла Любимцева. Начался разброд, паника. Группа тут же вышла из подчинения – дисциплина, которую они так старались наладить, тут же рассыпалась прахом.

Элементарная вещь – в нужный момент надо уметь и по мордам надавать.
Способны они на это? Нет. Беспечность, неподготовленность, переоценка возможностей, петушиная бравада, тактическая слепота, недооценка угрожающей перспективы, которая, кстати, в горах – величина постоянная...
Если б тогда, в 74-м, на пике Ленина не забыли об этом, то согнали бы девчонок с вершины самое позднее через два часа после выхода на нее. И никакие траверсы им в голову не пошли бы.

Женщины любят горы, ходят и будут ходить. Но, может быть, знаменитый альпинист прав и к его словам нужно прислушаться: ходите, девочки в горы, но ходите вместе с мужчинами.

Морозова Е.В. – журналист, Ицкович Ю.С. – МС СССР, к.т.н

Источник:

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
  
#1 | Анатолий »» | 27.12.2014 18:20
  
1
"Способны они на это? Нет. Беспечность, неподготовленность, переоценка возможностей, петушиная бравада, тактическая слепота, недооценка угрожающей перспективы, которая, кстати, в горах – величина постоянная..."

Почитал... Вернее перечитываю по многу раз разные суждения. и мысль в голове:

ЧЬЯ беспечность, неподготовленность, переоценка возможностей, петушиная бравада, тактическая слепота и недооценка угрожающей опасности?

ЧЬЯ?

Там , женщин на вершине, или тех мужиков, кто грелся в лагере сидя у рации?

Вопрос не простой, а ответ еще более сложный.

Недавно уточняли , какой Абалаков был там внизу. выяснили. и он ушел после этого случая из альпинизма. надолго, навсегда.

А кто знал там наверху, или там внизу что будет ураган? И не было бы урагана случилась бы трагедия?
Ответ то напрашивается сам собой.


Но уж никак не думаю что женская команда была скомплектована из беспечных, неподготовленных, которые переоценивают свои возможности и с петушиной бравадой.

И ведь как легко осуждать и тех и других постфактум
Случилось то что случилось.
Вечная им память!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU