Когда мерещатся летучие мыши это уже серьёзно

Австралиец Эндрю Лок принял решение покинуть высотный альпинизм. Эндрю Лок первый австралиец, поднявшийся на все вершины-восьмитысячники, решил больше не заниматься высотным альпинизмом. Такое решение он вынужден был принять после того, как на высоте в 8,5 тысяч метров на Эвересте, недалеко от вершины, ему повстречались гигантские летучие мыши. По его мнению, он не был на всех восьмитысячниках в полном смысле этого слова, так как во время последних восхождений он пользовался кислородом.

Последнее восхождение, он начал на севере Эвереста, так как на южных склонах он уже поднимался два раза. Лок принял решение идти один и при восхождении не применять кислород. Начал подъем на вершину с высоты в 8 300 метров, а не с 7,7 тысяч метров гребень около вершины очень длинный и рисковать он не захотел. Подняться на вершину у Эндрю Лока не получилось, и он успешно спустился с Северного склона.

Но известный альпинист не сильно переживает из за неудачи, в последнем в своей карьере подъеме. По его словам, ему приятно, что так получилось, и что он остался цел и невредим, после двадцати пяти экспедиций. Это приземляет и говорит - даже в наше время, когда предпринимается огромное количество коммерческих экспедиций, можно поставить себе цель, и ее не достичь.

Источник: http://www.extremeplanet.ru

_______________________________________________
_______________________________________________

Из давнего интервью Эндрю Лока для ExWeb

На восхождения на все 14 восьмитысячников люди порою тратят целую жизнь, и иногда погибают. Из 32 альпинистов, которые уже побывали на 10-13 вершинах, 8 погибли на восьмитысячниках. Из этих 32 альпинистов 17 делали восхождения без кислорода. Из 8 погибших 5 из числа тех, кто шел без кислорода. Соотношение погибших к взошедшим 25 процентов , и около 30 процентов для восхождений без O2. К 2005 только двенадцать человек поднялись на все восьмитысячники. В прошлом году Сильвио Мондинели завершил программу. Следующим может стать австралиец Эндрю Лок.

Лок пользовался кислородом только на Эвересте в 2000 и 2004. Надеется возвратиться на Эверест, чтобы взойти без кислорода, после того, как он закончит 14Q.

ExWeb: Ты побывал на 12 восьмитысячниках. Остались только Макалу и Шиша Пангма. Что случилось на Шише прошлой осенью, почему эта гора так непроста?

Эндрю: Нет, просто не сложилось. Я хотел пройти там маршрут Иьяки весной, и мне нужен был партнер, чтобы пройти участок трещин на леднике у основания ребра. Когда мой друг Нейл остановился в лагере 3, я был вынужден идти в одиночку по классике к Центральной вершине, но каждый раз при попытке пересечь склон, я спускал лавины. А во время осенней попытки было очень мало дней с хорошей погодой.

ExWeb: Когда ты планируешь там следующую попытку? Тот же самый маршрут?

Эндрю: Думаю, этой весной. Пойду с Hector Ponce de Leon, моим партнером по экспедиции Discovery Everest 2004. Очень сильный альпинист. И Нейл тоже собирается вернуться на Шишу.

ExWeb: Каковы твои планы относительно Макалу?

Эндрю: Я планирую пробовать пройти два оставшихся восьмитысячника в моем списке этой весной. До сих пор не знаю, куда пойду сначала - на Шишу или Макалу. Это отчасти зависит от затрат и пермитов, выбора команды и т.д., Но на обе горы пойду с Гектором и Нейлом, и, поскольку на Макалу будет Joao Garcia,
то надеюсь поработать и вместе с ним.

ExWeb: Твоим самым первым восьмитысячником была K2 в 1993. Это 14 лет назад! Ты мог тогда представить, что что так "подсядешь" на восьмитысячники?

Эндрю: Да нет конечно! Сначала была только одна гора и реальный опыт на такой высоте. Ни на минуту не рассатривал себя как одного из тех, кто бодается за 14Q.

Но меня всегда влекли приключения и личные амбиции в дикой местности. Я люблю Oudoor, и высокие горы, пожалуй, наиболее полное выражение по-настоящему дикой окружающей среды и приключения в мире, который все более и более
переполнен. Восьмитысячники - это вызов для меня, он мне необходим, к тому же там есть возможности для проявления духа товарищества и поддержки друг друга в опасной ситуации. Очень люблю экспедиционную жизнь. Поэтому, пока для меня самым главным являются высокие горы, я продолжаю учиться.

ExWeb: Ты живешь в Австралии, а где ты тренируешься?

Эндрю: Blue Mountains к западу от Сиднея - это мой тренировочный полигон - скалолазание, каньонинг, горный велоипед. Я бегаю ежедневно, поднимаясь на холмы с тяжелым рюкзаком. Я бы предпочел постоянно быть в горах, но в Австралии очень трудно найти спонсоров, поэтому я вынужден работать на нормальной работе.

ExWeb: Как ты попал в Гималаи?

Эндрю: Начинал я не с Гималаев, а в Новой Зеландии. В 1985 я попал на слайдшоу, которое сделали первые автралийцы, поднявшиеся на Эверест (White Limbo in 1984). На меня произвели неизгладимое впечатление само приключение и красота, и я тогда же решил непременно подняться на Эверест.

За этим последовали восхождения с гидом, много лет подряд в Новой Зеландии, затем восхождения в Северной Америке, Южной Америке, на Памире, и более низких вершинах в Гималаях.

И наконец, я прикоснулся к восьмитысячникам в 1991, в маленькой экспедиции
из 4-х человек, на Эверест, без кислорода и шерпов. Мы поднялись до 8200
метров, но я должен был повернуть назад, чтобы помочь другу во время штурмового выхода. На вершине мы не были, но я понял, что нормально функционирую на большой высоте, и не мог дождаться, чтобы вернуться туда вновь. Остальное - уже история. Хотя она еще не закончена, и, возможно, станеть ступенью к будущей истории.

ExWeb: Ты довольно закрыт. Что австралийские СМИ пишут о твоих восхождениях?

Эндрю: Я не так уж популярен в Австралии. Частично это моя ошибка, поскольку я икогда не гонялся за вниманием СМИ. У многих альпинистов с меньшим опытом паблисити гораздо больше. Австралийские СМИ, как и всюду, имеют тенденцию акцентироваться на драме. Смерть Sue Fear и выживание Линкольна Холла вызвали ажиотаж СМИ, но когда я рассказываю им, что я сделал, и что сделал я это без ЧП (хотя острых моментов хватило и на мою долю), им это совершенно неинтересно.

Весьма странно, но действительно хорошая статья обо мне появилась в конце прошлого года в Inside Sport magazine под заголовком "В тени". Там было написано, что я был бы намного более популярен, если бы погиб на маршруте. Я счастлив, что не дал повода!

ExWeb: На Аннапурну ты поднялся в прошлом мае. К этой горе у тебя особое отношение, поскольку там погиб под сераком Кристиан Кантнер. Рушащийся лед чудом миновал тебя и твоих друзей - Charlie Mace, Brendan Cusick, Silvio Mondinelli и Christian Gobbi, когда вы вылезли из кулуара. Что ты чувствовал прошлой весной? О чем думал?

Эндрю: Да, это так. Моя палатка в базовом лагере была как раз под табличкой в память Кристиана. В какой-то степени я прагматик в отношении несчастных случаев, и стараюсь продолжать работу, но в 2007 я сильно нервничал в течение всей экспедиции. Было очень опасно.

Знаете, в тот самый момент, когда погиб Кристиан в 2005, мимо меня в лагере 2 пролетела бабочка. Сам не знаю почему, у меня возникло ощущение покоя. Сам не лишен духовности, я верю в значимось церемоний пуджи в каждой экспедиции. По моей просьбе лама Geishi провел специальную пуджу в Пангбоче перед экспедицией 2007, и это дало мне душевный комфорт во время восхождения.

ExWeb: Ты сказал, что это восхождение было звездным часом твоего альпинизма. Почему?

Эндрю: Восхождение на Аннапурну было самым опасным из всех, что мне довелось совершить. Условия были экстремальными, а сам я на грани в течение всей экспедиции, вспоминая несчастный случай в 2005. Большинство команды отступило в тех условиях, и я их не виню. Я сам работал через страх, это было не просто физическое преодоление. Когда после восхождения мы спустились в базовый лагерь, я был истощен эмоционально и психологически, как никогда прежде.

ExWeb: А по сравнению с восхождением на K2? Какая гора была самой легкой для тебя? И самой трудной? (предполагаю, что Аннапурна, но что ты скажешь про Эверест?)

Эндрю: K2 была моей первой вершиной на 8000. Восхождение прошло вполне прилично, до тех пор, пока две команды не погибли при спуске. Я думаю, что в целом K2 была более жесткой горой. Аннапурна же просто опасна. На многие восьмитысячники я бы пошел еще раз, но ноги моей больше не будет на Аннапурне.
Чо Ойю была самой легкой, безусловно. Эверест трудным не считаю. Я люблю Эверест. Несмотря на толпы, я бы туда сходил еще.

ExWeb: Вы сказали нам, что ты ходил соло на несколько восьмитысячников.
Что это было и когда?

Эндрю: я ходил в одиночку на Броуд пик в 1997. Сначала была попытка по Южному ребру с Риком Алленом (Rick Allen) Братья Inurrategi попытались пройти его перед нами, и отправились домой, а мы решили рубиться, но сломались на 7100.

Сильный шторм вынудил большинство экспедиций возвращаться домой, включая моего партнера Рика, поэтому я решил попробовать взойти на гору с другой, Западной стороны. Там были испанская и американская команды, но они не захотели идти на гору после шторма, поэтому я пошел один. Я поднялся в лагерь 3 в первый день, в 6.05 вечера на второй день поднялся на вершину, ночевал на 8000 чуть ниже предвершины на спуске, и затем возвратился в базовый лагерь на
третий день. Для меня это было грандиозное восхождение, не только огромные физические трудности, я преодолел серьезные психологические барьеры (страх).
Полтора дня я был без воды выше 7000 метров и был абсолютно истощен, когда возвратился, но это была одна из лучших моих вершин. Соло я ходил еще на Лхоцзе в 2002 и Чо Ойю в 2003.

ExWeb: Ты также много раз руководил и обучал участников австралийских Национальных Антарктических Экспедиций (Australian National Antarctic Research Expeditions ) и водил коммерческие группы, пересекая Антарктиду и в субантарктике. Сейчас ты все еще занимаешься этим? Ты планируешь какие-нибудь самостоятельные экспедиции на полюса?

Эндрю: С ANARE я не работаю с 2001. После этого я организовывал круизы в течение нескольких лет, это было очень приятно. Койки на судне были удобны!!
Я действительно планирую полярные путешествия, но сейчас для меня главное - закончить программу на восьмитысячниках.

ExWeb: Ты профессионально снимаешь в горах и в условиях дикой природы, был ангажирован как видеооператор в 2004, чтобы снимать на Эвересте для канала Дискавери. Как тебе понравилась эта работа, и что ты думаешь о фильме "Эверест - за пределом возможного", который Tigris снял для канала Дискавери?

Эндрю: я действительно доволен опытом работы в 2004 на Эвересте - получился настоящий документальный фильм о выживании. Наш лидер Бен собрал команду и сделал большую работу. В команде были Бен, Shaunna Burke, Hector Ponce de Leon, и команда поддержки работала отлично. Я бы с удовольствием работал с ними снова. С Гектором мы пойдем на Шиша Пангму и Макалу в этом году.

ExWeb: Ты сам - горный гид. Что ты думаешь о событиях на Nangpa La и гибели Дэвида Шарпа?

Эндрю: Очевидно, оба инцидента очень неприятны, но я читал очень много разных
сообщений о них, и не думаю, что это исчерпывающие факты. Поэтому не могу комментировать то, что там происходило, просто потому, что известно не все. Но для меня всегда жизнь человека важней вершины, я бы в любом случае отказался от вершины, чтобы оказать помощь.

Несмотря на сказанное, я также вижу, что слишком много восходителей полагаются на другие команды в случае необходимости спасения, вместо того, чтобы брать
ответственность на себя за свою жизнь. Независимо от того, что на самом деле произошло тогда на Эвересте, альпинизм много потерял в глазах широкой публики.

ExWeb: Где ты работаешь гидом?

Эндрю: Я работаю на несколько компаний. Это не является моей основной работой, поскольку гималайские сезоны заняты моей программой на восьмитысячниках. Но стараюсь водить группы раз или два в год. Надеюсь вскоре делать это чаще.

ExWeb: У тебя есть любимый альпинист, путешественник?

Эндрю: Есть множество путешественников, чья философия близка моей собственной. Герман Буль, Шиптон, Тильман и Тим Маккартни-Снэйп как альпинисты. Нансен, Шекльтон и Амундсен как полярные исследователи. Это была эпоха возможностей великих экспедиций, и люди были соответствующие. Был бы рад столкнуться с тем же. Мне повезло, например, я встретил Тима.

ExWeb: Тебе хватает на жизнь заработка гида и оператора? У тебя есть спонсоры?

Эндрю: Я бы хотел зарабатывать только работой гида и съемками, но пока не получается. Спонсоров мне найти трудно, поэтому приходится работать на обычной работе. Мне нужен длинный отпуск, поэтому карьера тоже страдает. У меня есть много прекрасных спонсоров по экипировке, и несколько личных спонсоров, которые поддерживают меня в течение многих лет. The Outdoor Life Group в Австралии поддерживала почти все мои проекты. Все мои спонсоры перечислены на первой странице моего сайта.

ExWeb: Посде окончания 14Q планируешь ли ты первопрохождения, или зимние восхождения или что-нибудь другое?

Эндрю: Да. Но пока не спрашивай. Это секрет.

ExWeb: Где ты представляешь себя через десять лет?

Эндрю: Надеюсь, в горах, или на полюсах, в океанах, в пустынях - вы и сами это можете перечислить. Outdoor для меня всегда привлекателен. Это мое. Кроме того, я действительно хотел бы стать тренером и спонсором молодых путешественников. Мне приятно поделиться с людьми приобретенными знаниями и навыками. Возможно, мне удастся создать фонд, который будет поддерживать потенциальных путешественников.

46-летний Эндрю Лок работает в Кризисном Управлении, живет в Сиднее. В своей первой экспедиция на Эверест участвовал в 1991, осенью, вторая попытка была в 1993, и, наконец, восхождение в 2000. В 2004 он поднялся туда еще раз.


Он поднялся на K2 в 1993, Дхаулагири и Броуд пик в 1997, Нанга Парбат в 1998, Гашербрум 1 и 2 в 1999, Манаслу и Лхоцзе в 2002, Чо Ойю в 2004, Канченджангу в 2006, и Аннапурну в 2007.


Источник: http://www.mounteverest.net/news.php?id=17076

Перевод Елены Лалетиной

Комментарии участника: Андрей Рыбак (1)

Всего: 1 комментарийвсе комментарии ( 2 )
  
#2 | Андрей Рыбак Администратор | 12.06.2012 20:15 | ответ на: #1 ( Анатолий ) »»
  
0
Спасибо, почитаю.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU