Ули Штек: "Я погибну скорее раньше, чем позже."

Ули Штек: "Я погибну скорее раньше, чем позже."


Семья Ули Штека проводит вечер (Gedenkfeier) его памяти в Интерлакене 24 мая, в Congress Center Kursaal Interlaken.


Ниже - приводим две статьи с сайта Swissinfo

Швейцарский супер-альпинист Ули Штек навсегда вошел в историю благодаря своим незабываемым и уникальным достижениям в области одиночного скоростного скалолазания. Тот, кто считает, что рекорды были смыслом и назначением всей его жизни, глубоко ошибается. Вместе с тем очевидно, что, в конечном итоге, он превратил себя в настоящую машину, функционирующую как точнейший швейцарский часовой механизм. И в этом смысле Ули Штек был и навсегда останется идеальным типом настоящего швейцарца.
(AFP)

Ули Штек, погибший на прошлой неделе в Гималаях, был для швейцарцев живым воплощением всех тех качеств, которые, по мнению внешних наблюдателей, и составляют основу уникальной швейцарской идентичности. Он был успешен, усерден и скромен, он был человеком, не склонным преувеличивать масштабы своих достижений. Да, успехи у него в активе были, но это только потому, что перед этим он славно потрудился и получил полное право на свои 15 минут славы. Ули Штек был очень скромным человеком.
В одиночку

Кроме того, он столь же ярко воплощал все те ценности, которые мы, швейцарцы, сами любим приписывать себе. Он был точен в буквальном смысле «до миллиметра». Он был открыт миру, гибок и обладал талантом быстрой и тщательно просчитанной ответной реакции. Наконец, Ули Штек был самым настоящим прирожденным одиночкой. Если он и заставлял себя вступать в какие-то альянсы или союзы, то только когда этого требовали условия проекта, в котором он участвовал совершенно добровольно. У него было много друзей и практически не было ни одного врага. Его уважали все, с кем он сталкивался хотя бы единожды, не говоря уже о тех, с кем он работал на постоянной основе.


Не удивительно, поэтому, что его трагическая гибель стала для Швейцарии настоящим потрясением. После него остались тысячи людей, с которыми он так или иначе встречался или сталкивался в Швейцарских Альпах. Там, где обычный турист тяжко волочился к вершине, отдуваясь и смахивая пот со лба, там Ули Штек легко гарцевал на своих натренированных ногах, отменив, как многим казалось, закон всемирного тяготения, а заодно и еще пару постулатов и констант. При этом он никогда не задирал носа, обгоняя своих страдающих лишним весом сограждан, он всегда вежливо и доброжелательно приветствовал их, как того и требует неумолимый швейцарский этикет.

Часто он проводил публичные лекции, в которых рассказывал о своих планах и взглядах на жизнь и которые были одним из источников его дохода — и эти разговоры в стиле «наедине со всеми» всегда пользовались устойчивой популярностью. Ули Штек был талантливым рассказчиком, при этом он никогда не терял способности критически оценивать и себя самого тоже.
Мотивы и ориентиры

Основным мотивом всей жизни Ули Штека была вовсе не постоянная охота за метрами и рекордами. Ему просто нравилось работать над собой, ставить перед своим организмом цели и придумывать пути их достижения. Для этого он бесконечно совершенствовал как свою чисто физическую форму, так и технику скалолазания. Особенно ему нравились занятия фитнесом, ради которого он придерживался, например, жесткой диеты, полностью перестроив свою систему сжигания жиров и углеводов с целью, как ему представлялось, качественно повысить свою спортивную эффективность. Ничего нового в этом не было, но в конечном итоге ему и в самом деле удалось широко раздвинуть горизонты возможного, и это как нельзя лучше отвечало его природе, ведь Ули Штек в той же степени преклонялся перед, казалось бы, бесконечными, возможностями человеческого организма, в какой он восхищался горами, лучше которых, как известно, могут быть только горы, на которых еще не бывал!

И вот так, шаг за шагом, он начал завоевывать такие вершины и покорять такие пространства, которые уже находились за пределами здравого смысла и рационального человеческого рассудка. Таким аттракционом стало скоростное скалолазание, превратившееся в его отличительный бренд, в его марку, ставшее его «коньком». Многие просто в недоумении качали головой, рассматривая скоростные рекорды Ули Штека в качестве выражения его самолюбия, самолюбования и даже эксцентричного эгоизма. Многие считали, что тем самым он нарушает философию, изначально лежавшую в основании отношений Гор и Швейцарца, и главными принципами которой были спокойствие, труд, вдохновение и уважение по отношению к вечным вершинам, на фоне которых любой, даже самый «значительный» человек невольно выглядит мелким и потерянным. Ули же Штек не особенно-то обращал внимание на все эти заповеди, превратив легендарную Северную стену горы Айгер в дистанцию, которую, оказывается, можно преодолеть всего-то за 2 часа и 22 минуты.

Ули Штек был человеком, который беспощадно гнал себя все время вперед, и это он осознавал совершенно четко. Именно поэтому он столько времени уделял вопросам страховки и безопасности, причем основную ставку он делал вовсе не на крючья, веревки и карабины. Он был уверен в том, что в горах, да и вообще в жизни, на первом месте стоит человеческий фактор, и именно поэтому он без устали шлифовал, оттачивал и совершенствовал все свои и без того уже почти сверхчеловеческие способности. Все это превратило его в выдающегося спортсмена и в сияющий ориентир для целого поколения молодых супер-альпинистов, давно уже старающихся победить даже не горы, но самих себя.

Комментарии участника: Анатолий (8)

Всего: 8 комментариев
  
#1 | Анатолий | 26.05.2020 20:07
  
0
Склонность к экстремальному

И вот возникает вопрос — что делать дальше человеку, который развил свои способности так, что для него подъем на вершину в 4 тыс. метров давно уже превратился в воскресную пробежку? А делать ему остается только одно — переносить границу возможного все дальше и дальше, ставить перед собой цели все более невероятные и невыполнимые. Никакой другой альтернативы тут не было и быть не могло. Именно этого требовали от него законы спорта — и маркетинга!

Меньший риск, большая выносливость, более значительные вершины — так формулировал он для себя свою основную задачу. Ули Штек боялся смерти, с учетом того, что у него уже была пара возможностей заглянуть ей в ее оловянные глаза. А потом... Кто бы мог подумать, что гениальный гонщик Михаэль Шумахер станет жертвой на первый взгляд рутинной лыжной прогулки? И кто бы мог подумать, что Ули Штека ожидает похожий удар судьбы? Он знал, что рано или поздно, просто по законам статистики, с ним произойдет серьезное несчастье. Но смерть на склоне горы Нупцзе в прошлое воскресенье? Такого он не планировал и погиб, совершая самое обычное восхождение. Это был выдающийся швейцарец и великий альпинист.
Ули Штек об иллюзиях, скорости и героизме

(John Heilprin/swissinfo.ch)
Две недели назад погиб великий швейцарский альпинист Ули Штек. Мы впервые публикуем эксклюзивное интервью с ним, сделанное в Базеле в 2010 году.

Грамматика требует прошедшего времени — «был», «лазал», «проходил», но рассудок бастует и напрочь отказывается верить. Неужели я больше никогда не увижу Ули? Ну хотя бы на выступлениях, где он рассказывал о своих сумасшедших взлетах на вершины, иллюстрируя их фотографиями и видеороликами. Ведь именно так мы и познакомились восемь лет назад: за минуту до начала слайд-шоу Штека я вбежала в переполненный зал, все места заняты, публика — в ожидании, только один молодой человек, худенький и неприметный, стоял между рядов.

Уверенная, что он — швейцарский аналог бабушки-билетерши петербургских театров, я в отчаянии бросилась к нему за помощью. Тихо, кажется, даже молча, он провел меня через весь зал на единственное свободное место (в первом ряду!), а потом поднялся на сцену и оказался... Ули Штеком. В тот же вечер, восхищенная и очарованная, причем не только рекордами, но и человеческими качествами Ули, я попросила у него интервью. В марте 2010 года я выехала из Цюриха в Базель — на встречу с самым крутым в мире экстремальным альпинистом.

Solo. В свободном падении

Швейцарец Ули Штек — сверхчеловек: он делает невозможное. Он лазает без кислородных баллонов по скалам, по льду, по комбинированной местности, по отвесным стенам на такой высоте, где у большинства профессиональных альпинистов начинается горная болезнь. Он открывает новые маршруты в горах и предпочитает проходить самые сложные из них в одиночку — соло. Он редко пользуется страховкой и ставит мировые рекорды по скорости восхождения.

Я жду Ули Штека в частном парке под Базелем — в павильоне прямоугольной конструкции, полностью состоящей из стекла. Никаких стен, все прозрачно, и я могу рассматривать Ули, не будучи увиденной. Он подъезжает на машине с бернскими номерами, выходит, повесив сумку на плечо, и идет в сторону павильона очень характерной походкой, как будто закон притяжения по особой договоренности слабее связывает его с землей. В парке под Базелем протяжно завывает ветер, пытается пробраться в щели стеклянного павильона. Штек входит, поеживаясь от холода.

Тем не менее, Штек не берет с собой спальник даже когда ходит в Гималаи и ночует на вершинах в тридцатиградусный мороз. В погоне за скоростью он отказывается от самого необходимого — провизии, спального мешка или страховочной веревки. Чем меньше вес, тем быстрее подъем. Немногие могут похвастаться тем, что они были на восьмитысячнике.

Замерзли?

Да, замерз. Люблю, когда тепло!

Что Вы чувствуете, когда стоите на вершине? И вообще — как там, наверху?

На такой высоте, понятно, меньше кислорода, воздух более разряжен, это тяжелее, к тому же холодно. На восьмитысячник сегодня могут подняться не только спортсмены. Можно купить коммерческий тур. Поэтому дело не только в высоте, на которой находится вершина. Дело еще в том, какой выбрать маршрут, по какой подняться стене. Я выбираю самые сложные или те, по которым еще никто не ходил.

Восхождение на последний восьмитысячник (из четырнадцати в мире) было совершено в 1964 году, в те годы самым важным была максимальная высота, маршрут выбирался самый легкий. На сегодняшний день в альпинизме совершенно другие тенденции — экстремальных альпинистов привлекает сложность и недоступность.

А чувство одиночества?

Да, оно есть, потому что я хожу один, соло. В таких случаях осознаешь, что человек не может приравнивать себя к природе. Когда находишься на стене в две тысячи метров, ночуешь в ней, осознаешь, насколько величественны горный мир и природа, насколько они могущественны.

Почему Вы предпочитаете сольные восхождения?

Это самое серьезное испытание.

А это не слишком легкомысленно — постоянно рисковать жизнью, испытывать судьбу?

Я живу очень напряженно и прекрасно осознаю, что это значит — жить. Что будет с нами завтра, не знает никто из нас, в том числе и вы. Чувство полной защищенности — иллюзия. Этому я научился в альпинизме, потому что постоянно подвергал себя опасности. Но я делал это не легкомысленно, напротив, я всегда знал, на какой риск иду. Степень риска в альпинизме можно просчитать, важно быть хорошо подготовленным.

Прогнозы погоды в наше время очень точны.

Но, наверное, не в Гималаях.

В Гималаях намного лучше, чем в Швейцарии! Даже их прогнозы по Швейцарии более точны, чем наши местные... Многое можно предугадать. Возможно, со стороны мои «опыты» действительно выглядят легкомысленно, но это не так. Я типичнейший швейцарец, очень осторожный, организованный, корректный. Например, лезть по такому маршруту как Экскалибур, обыкновенному человеку кажется безумием.

Мне вначале стена показалась абсолютно гладкой, потом я начал ее изучать и увидел, что у нее есть структура, неровности, за которые можно уцепиться. Я мысленно создал себе план, и, в конце концов, не раздумывал, какое сделать движение. Я мог бы проделать этот путь с закрытыми глазами, все сложные места я знал наизусть и мог бы нарисовать их на листе бумаги. Хорошая подготовка дает чувство полного контроля над ситуацией.
  
#2 | Анатолий | 26.05.2020 20:08
  
0
Концентрация становится медитацией

Эксалибур — триста пятьдесят метров скальной стены в Бернском Высокогорье. Прежде, чем лезть без страховки и в одиночку Ули Штек пять раз поднимался туда со страховкой, изучая каждый шаг, каждую шероховатость камня, простукивая скалу, как врач простукивает грудную клетку пациента. Во время подъема на Эксалибур он был так сосредоточен, что никаким мыслям, кроме тех, которые просчитывали следующий шаг, просто не было места. Бывают ситуации, когда существует только секунда, только — сейчас!

В такие моменты концентрация становится медитацией. В сольном стиле всегда можно — в крайнем случае — зацепиться за крюк и ждать помощи; в стиле фри соло нет никаких вспомогательных средств, расчет только на свои собственные силы. Для этого нужна не только блестящая физическая подготовка, но, прежде всего, гибкая психика, способная мгновенно приспосабливаться к разным ситуациям.

На Эксалибуре за Ули наблюдали серны. На тренировочные подъемы он брал для них соль, и со временем животные стали почти ручными и подходили совсем близко — на полметра. Эти несколько серн совершали подъем вместе с Ули и вместе с ним спускались по Эксалибуру. Но карабкаться по маршруту экстремального альпиниста они не могли — они отличные скалолазы, но не такие цепкие, как Штек. В маленькой пещере в скале Эксалибура он оставил свой нефритовый амулет — подарок друга-ювелира — в благодарность горе за то, что чрезвычайно сложный и опасный подъем прошел удачно.

У меня такое впечатление, что Вы почти персонифицируете горы, они для вас не просто камни, а что-то живое.

Для меня вся природа — живая, горы — это не просто мертвая масса. Я отношусь к горам с глубоким уважением.

С какими горами Вас связывают особенные отношения?

Каждая привлекательна по-своему. Но я знаю, что не могу покорить каждую вершину на Земле — у меня просто не хватит времени. Почему я иду именно на какую-то определенную гору, трудно сказать, это зависит от многих факторов, в том числе и от случайностей. Иногда для меня имеют притягательны горы, на которых я не был, может, даже никогда не видел. Иногда, напротив, горы, с которыми у меня уже выстроены отношения — например, Макалу или Аннапурна.

Не требую награды

Аннапурна в Гималаях — первая гора-восьмитысячник, на которую было совершено восхождение. Там Ули был дважды, и оба раза ему пришлось прервать экспедицию. В 2007 году — из-за упавшего на него камня, вдребезги разбившего защитный шлем, он потерял сознание и падал целых триста метров. В 2008 году — из-за одной трагической истории в Гималаях на Южной стене Аннапурны.

Ули Штек и его швейцарский друг-альпинист, с которым он готовил первое восхождение по стене, были в базовом лагере, когда им по рации позвонили сверху, с высоты семь с половиной тысяч метров, и попросили о помощи. У испанца Иньяки Очоа и его товарища по экспедиции Хории Колибасену началась горная болезнь. Вертолет, вызванный для спасения Иньяки и Хории, не смог лететь выше базового лагеря, он вибрировал и с трудом удерживался, чтобы не опрокинуться в ущелье.

Ули Штек взял дексеметазон и начал пробираться наверх, в ночь, в снегопад. Когда через трое суток, проваливаясь в снегу, поднявшись на три тысячи метров, он дошел до альпинистов, Иньяки уже не мог двигаться. Два дня Ули растапливал снег, поил его и делал ему инъекции, консультируясь по связи с врачом в Швейцарии. Но испанцу ничего не помогало. Когда Иньяки умер, Ули Штек похоронил его, бросив тело в расщелину.

За оказание помощи альпинистам Ули, другие члены международной экспедиции (из них несколько русских) и шерпы получили золотую медаль испанского правительства «За заслуги в спорте». Еще одна награда была вручена У. Штеку в 2009 году — французский орден «Piolet d’or», альпинистский «Оскар».

У Вас есть несколько наград, не правда ли? Например, медаль испанского правительства.

Я ее в глаза не видел. Это же совершенно нормально, когда находишься наверху, и человек там оказался в беде, нужно ему помочь. Именно я должен помочь — это мое личное мнение. Я не поехал на награждение, меня это вообще не интересуют. Немыслимо, что за помощь можно награждать, в этом кроется какая-то проблема нашего общества.

Но Вам же пришлось прервать Ваш проект в Гималаях, он требовал огромной подготовки! И Вы долго в очень тяжелых условиях поднимались к Иньяки наверх!

Три дня я шел наверх и два дня провел с ним.

Еще одна Ваша награда — Айгер. Вы ее получили за рекорд скорости на Северной стене. Что значит для Вас эта гора?

Айгер для меня особенная гора, я был там уже столько раз. Раз тридцать — я имею в виду только Северную стену. И поэтому у меня от Айгера очень много впечатлений, разных, но очень позитивных, и это дает чувство чего-то хорошо знакомого. Прекрасное ощущение! Айгер — это гора, на которой я чувствую себя как дома.

Speed. В погоне за скоростью

Айгер — одна из трех стоящих рядом знаменитых гор Бернского Оберланда — Айгер, Мёнх и Юнгфрау. От вершины Юнгфрау берет начало самый большой в Европе глетчер — Алетч, ледниковая пустыня длиной в двадцать четыре километра. На Юнгфрау ведет самая высокогорная в Европе железная дорога, она-то отчасти и определила популярность Северной стены Айгера. Ее еще называют «стеной смерти». Ведь это сложнейший маршрут в Альпах, требующий не столько лазания по камню, сколько ледолазания, совершенно особой техники.

После очередного смертельного случая при попытке покорения Айгера Бернский суд даже ввел запрет на подъем по Северной стене. Правда, через несколько месяцев его отменили. Только самые опытные альпинисты могут покорить Айгер. При этом подъем занимает около двух дней. Ночуют они, привязанные страховочными веревками, сидя на небольших уступах, которые стена заботливо приготовила для своих редких гостей.

В 2003 году один южный тиролец поднялся по Северной стене Айгера за четыре с половиной часа, и это заставило Ули Штека задуматься о том, как можно тысячу восемьсот метров скал и льда преодолеть за такое короткое время. В феврале 2007 года он два раза лазал на стену, чтобы лучше ее изучить, потом совершил подъем по классическому маршруту «Хекмайер» и добился рекордного времени — 3 часа 54 минуты!

Проанализировав свой рекорд, Ули понял, что не использовал свои возможности по максимуму. Год он готовился к следующему восхождению — и оно стало сенсацией. Отказавшись от страховочной веревки (экономия на весе и на времени, которое тратится на страховку) и, похудев на пять килограммов, Штек буквально взлетает по «стене смерти», побив свой собственный рекорд — за 2 часа, 47 минут, 33 секунды.

Ули Штек знаменит скоростью прохождения сложнейших маршрутов. Кстати, две изданные «National Geographic» книги про Ули так и называются — «Speed» и «Solo». Для подъема на Северную стену Айгера существует тридцать три маршрута, и один из них открыл Ули с другим известным швейцарским альпинистом Штефаном Зигристом. Это наиболее прямой и наиболее сложный маршрут.

Когда смотришь на фотографии, на которых Вы цепляетесь за отвесные скалы над пропастью, создается впечатление, будто Вы — бесстрашный герой, прямо Джеймс Бонд. Вы знаете, что такое страх?

Я очень боязливый человек. Страх — важное чувство. Если человек не испытывает страха, он может себя переоценить и совершить ошибку, которая может стоить ему жизни. Страх помогает выжить, особенно в нашей профессии, помогает хорошо подготовиться к походу, правильно оценить ситуацию. Но я — я действительно очень осторожный и, на самом деле, даже боязливый. Вот Вы смеетесь, но это именно так. Даже — в повседневной жизни! Я — типичный швейцарец, очень ответственно смотрю на вопросы безопасности, это имеет отношение и к разным видам социального страхования и пенсионного фонда или мыслям о будущем.

На велосипеде в шлеме ездите?

Ну, нет, не настолько. Но вот, например, жутко боюсь ходить по темным закоулкам в городах.

Но Вы же всегда можете убежать.

Да, бегаю я быстро.

Что Вы особенно цените, когда возвращаетесь из походов в горы?

Наверное, комфорт, особенно, когда возвращаюсь домой из долгой экспедиции. Не мерзнуть, выбираясь утром из кровати, выпить чашку теплого кофе — это же здорово! Но потом наступает момент, когда я должен выйти из зоны комфорта, когда я должен уйти. Потому что оставаться дома — это слишком просто. Это — не для меня.
  
#3 | Анатолий | 26.05.2020 20:09
  
0
В сольном стиле

Штеку пора уходить: надо подготовиться к перформансу, который скоро начнется в зале стеклянного павильона. Эти доклады, в которых картинки значительно выразительнее слов — его основной заработок. Мы прощаемся, и он благодарит меня за то, что я приехала в Базель.

Я пошла к выходу по центральной дорожке частного парка в английском стиле— к высоким воротам с железной кованой решеткой. Они оказались плотно закрытыми, и мне пришлось найти место, где кирпичное обрамление ворот соединялось с проволочным ограждением. И, хотя я была уверена в том, что въезд в парк просматривается видеокамерами, я обернулась и, убедившись, что за мной никого нет, перелезла через ограждение. В сольном стиле и без страховки.
Great north faces of the Alps ), за которые он получил прозвище «Швейцарская машина».

Погиб 30 апреля 2017 года в Гималаях во время акклиматизационного выхода в ходе подготовки к скоростному прохождению траверса Эверест - Лхоцзе без использования дополнительного кислорода.

Я вырос вблизи гор и начал лазать в 12 лет. Я сам для себя их открыл, и это было предзнаменованием. Альпинизм это идеальный способ научиться думать и учиться одновременно. Правила просты и очевидны. Если ты не взял спальный мешок, тебе будет холодно. Если ты недостаточно силён, тебе не удастся восхождение…

Уже в возрасте 17 лет Ули поднялся по восточному ребру на (30-питчевому маршруту сложностью 5.10 по шкале YDS ), а годом позже (в 1995-м) вместе с Маркусом Иффом (англ. Markus Iff ) он прошёл за два дня в альпийском стиле Северную стену Эйгера (по классике, которую позже, в общей сложности, проходил более трёх десятков раз, в том числе по новым маршрутам) . В течение последующих нескольких лет он оттачивал своё мастерство на классических альпийских маршрутах. В 1998 году Ули прошёл соло по 1000-метровому кулуару Хэстона на вершину Мёнха (TD + (фр. très difficile ) - «крайне сложно » по французской шкале), в 2001-м зимой поднялся на Пуэнт-Уокер (Гранд-Жорас) по одноимённому ребру (англ. Walker Spur ) (экстремально-сложному маршруту протяжённостью более 1200 метров) и в том же году в Гималаях совершил первое восхождение (с) по западной стене на Пумори (1400 метров, M4 [по M шкале]). Спустя год на Аляске он вместе с Шоном Истоном (англ. Sean Easton ) проложил новый маршрут Кровь из камня (Blood From the Stone) (5.9-A1-M7-AI6+, 1600 м) на, считающийся одним из самых впечатляющих первовосхождений в этом регионе в первом десятилетии XXI века .

В центре внимания Штека всегда оставалась северная стена Эйгера. К началу нового тысячелетия Ули поднялся по ней почти по всем ранее проложенным маршрутам. 15 октября 2001 года вместе со он поднялся на вершину по собственному новому маршруту по центру северной стены - The Young Spider (Молодой паук ), 1800 метров, A2, W16/M7 . В 2003-м (после двух неудачных попыток пройти северную стену Жанну ) 29-30 июня - за два дня Штек вместе с Зигристом прошёл по ней редпойнт («чистое» лазанье без задействования стационарных точек страховки) маршрут La Vida es Silbar (900 метров, 7C, V [через Рыжую скалу]) .

Уже сделав имя в альпинистской среде, наиболее широкую известность Штек получил в 2004 году после прохождения свободным лазаньем (без использования верёвок) экстра-сложного альпийского маршрута на по ребру Excalibur (5.10d) (восхождение снимал с вертолёта его друг и профессиональный фотограф Роберт Бёш, и эти снимки позже облетели крупнейшие швейцарские СМИ). Свою резко выросшую популярность Ули не преминул капитализировать спонсорской помощью со стороны известнейших брендов, таких как Wenger , Scarpa , Petzl , Mountain Hardwear и других, и с тех пор его имя стало одноимённым брендом , связанным с новыми альпинистскими достижениями. По поводу столь внушительной спонсорской поддержки Штек заявил: «Я хочу жить с альпинизма… Я не хочу жить в пикапе » .

В июне того же 2004 года он вместе с Зигристом всего за 25 часов прошёл северные стены Эйгера, Мёнха и Юнгфрау (им понадобилось девять часов на прохождение маршрута Хекмайра на Эйгер, три часа на маршрут Лаупера на Мёнх и пять часов на маршрут Лаупера на Юнгфрау - на последнем из общего времени они потратили три часа на прохождение только последних 150 метров ). Годом позже Ули принял участие в экспедиции «Кхумбу -Экспресс» (англ. Khumbu-Express Expedition ), в ходе которой совершил первые одиночные восхождения по северной стене (6440 м ) и восточной стене (6505 м ), а зимой 2006-го (с 7 по 11 января) прошёл в течение пяти дней, но уже соло, свой собственный маршрут на Эйгер Молодой паук .

Спустя ещё год, 21 февраля 2007 года, Ули Штек установил мировой рекорд скорости восхождения на северной стене Эйгера (по классическому маршруту), поднявшись до вершины за 3 часа 54 минуты , на 36 минут улучшив предыдущий рекорд скорости, установленный в 2003 году (по статистике это был 22-й подъём Штека по стене, а всего к этому моменту он провёл на стене 48 дней своей жизни) . Весной Штек предпринял свою первую попытку соло-восхождения по Южной стене Аннапурны , которая закончилась 21 мая падением с 300-метровой высоты, и только чудом альпинист остался в живых (он был сметён со стены камнепадом и после сумел самостоятельно добраться до базового лагеря) .

2008 год стал кульминационным в карьере швейцарца. 13 февраля он побил свой собственный рекорд скорости восхождения на Эйгер, улучшив время до 2 часов 47 минут 33 секунд. 24 апреля вместе с Симоном Антаматтеном (нем. Simon Anthamatten ) совершил первовосхождение в альпийском стиле по северо-западной стене Тенг-Канг-Поче (Teng Kang Poche) (6,487 м, VI, M7+/M6, A0, 85 гр., 2000 м), за которое связка была удостоена высшей награды в альпинизме - премии «Золотой ледоруб » (2009) . В мае (вместе с Антаматтеном) он предпринял вторую попытку восхождения по Южной стене на Аннапурну , однако она не увенчалась успехом - вместо сольной программы Ули участвовал в спасении испанского альпиниста, у которого на высоте начался отёк лёгких . Штек с медикаментами в форсированном темпе, несмотря на высокую лавинную опасность, за три дня поднялся из базового лагеря (3000 м ниже) до 7400 м и пытался его спасти, однако усилия оказались напрасны, и испанец умер у него на руках . После этой трагедии Ули признался, что ему понадобится время, чтобы снова вернуться в горы . Однако уже в конце года, 28 декабря он совершил самое скоростное в истории восхождение на Гранд-Жорас по Северной стене (на пик Пуэнт-Уокер) по маршруту Колтона - Мак’Интайра (Colton-MacIntyre Route, M6, WI6, 1200 м) - 2 часа 21 минута (при этом ранее Штек не проходил этот маршрут, с собой на восхождение он взял 50-метровую бухту 5 мм верёвки [К 1] , два ледобура , два шлямбура и четыре карабина , но и этот арсенал ему не понадобился) . Спустя ещё две недели - 13 января 2009 года - Штек установил абсолютный рекорд в прохождении первой тройки, за 1:56 пройдя 1000 метров по вертикали (Schmid Route) по Северной стене Маттерхорна . 30 мая 2008 года Ули Штек в Гриндельвальде стал первым лауреатом учреждённой в том же году премии Эйгера (англ. Eiger Award ), вручаемой за «популяризацию альпинизма за счёт собственных достижений » .

Последующие несколько лет своей карьеры швейцарец посвятил восхождениям в Гималаях. В феврале 2011 года он начал реализацию своего амбициозного проекта «Project Himalaya» (спонсировавшегося Mountain Hardwear ), в ходе которого планировалось в течение одного сезона (апрель - май) совершить скоростные восхождения на три восьмитысячника, в их числе на Эверест. 17 апреля всего за десять с половиной часов он поднялся соло по юго-западной стене из базового лагеря на Шиша-Пангму (8027 м) (20 часов на подъём/спуск). Спустя 18 дней, 5 мая, вместе с американским альпинистом Ули менее чем за сутки поднялся от подножия до вершины на Чо-Ойю (8188 м) - шестую по высоте вершину в мире, а 21 мая вместе с Боуи осуществил попытку подняться на вершину мира, однако из-за риска обморожения ног был вынужден её прервать в ста с небольшим метрах от конечной цели. «» [К 3] На следующий год, 18 мая 2012-го, Ули вместе с шерпой Тенжи Шерпой (Tenji Sherpa) поднялся на Эверест по классическому маршруту с юга, и он стал пятым восьмитысячником в его карьере .
… Я не собираюсь приносить в жертву Эвересту любой из моих пальцев… Так что лучше идти вниз. Эверест останется, а я смогу вернуться!

В том же 2012 году «Швейцарская машина» Ули Штек выступил в не совсем обычном для него амплуа. 18-19 августа вместе с Маркусом Циммерманом (нем. Markus Zimmerman ) он менее чем за 15 часов совершил «альпинистско-парапланерный переход » по маршруту Юнгфрау-Мёнх-Эйгер. Партнёры стартовали на парапланах при попутном ветре со смотровой площадки ресторана на вершине Шилтхорна , через 6 км полёта они приземлились на другой стороне долины, поднялись на 1000 метров по высоте до приюта, где провели вечер, «наслаждаясь прекрасным закатом ». В 3 часа утра пара начала подъём по гребню Ротталграт (нем. Rottalgrat ), и уже в 8 утра с вершины Юнгфрау они вылетели в направлении Мёнха, подножия северной стены которого Ули достиг спустя 27 минут полёта (Циммермана ветром отнесло по другую сторону горы). За 1 час 55 минут поднявшись по маршруту Лаупера на вершину, Штек вылетел в направлении приюта на восточном одноимённом гребне Эйгера. Благополучно его достигнув, Ули по нему в 15:13 вышел на последнюю вершину знаменитого трио, «в ». Немного спустившись по западному гребню, Ули снова вылетел на параплане вниз и ровно в 17.00 приземлился на парковке деревушки, где его поджидала машина .
очередной, бесчисленный раз, но по-прежнему для меня волнующий и особенный момент

В апреле 2013 года Ули Штек и его команда (Симоне Моро и оператор-высотник Джонатан Гриффит [Jonathan Griffith ]) оказались в центре международного альпинистского скандала. В рамках планируемой реализации проекта траверса Эверест-Лхоцзе группа Ули во время акклиматизационного выхода по классическому маршруту с юга из-за несогласованности своих действий с шерпами -проводниками [К 4] , провешивающими верёвки между высотными лагерями накануне начала сезона, после спуска в Лагерь II подверглась физическому нападению со стороны последних из-за якобы сброшенного сверху осколка льда. Данный инцидент, как реально угрожавший жизни и здоровью Штека и его партнёров, не только привёл к внеплановому завершению экспедиции (несмотря на подписанную позже «мировую»), но и к всестороннему обсуждению конфликта в альпинистском сообществе и, естественно, освещению СМИ . Однако уже осенью Ули Штек вновь вернулся в Гималаи, чтобы в третий раз попытаться подняться по Южной стене на Аннапурну, и в этот раз его попытка оказалась удачной - 9 октября (за 28 часов на подъём/спуск из базового лагеря) Штек первым в мире прошёл соло одну из самых технически сложных стен на восьмитысячник (по незаконченному маршруту 1992 года), за что в 2014 году стал двукратным обладателем «Золотого ледоруба» . После восхождения Ули заявил: «» [К 5] .

Я думаю, что наконец нашёл свой высотный предел, если полезу что-либо сложнее, чем это, то точно убью себя. Но пройти что-то техничное, типа этого, я очень хотел

Не останавливаясь на достигнутом, 17 марта 2014 года Ули в связке с немецким альпинистом впервые зимой, за рекордные 15 часов 42 минуты прошёл все три северные стены массива Тре-Чиме-ди-Лаваредо (по маршруту Кассина на Чима-Овест, Комичи на Чима-Гранде и Иннеркофлер на Чима-Пиккола) , а в конце 2015 года он в третий раз побил рекорд скорости восхождения по северной стене Эйгера, в одиночку пройдя её за 2 часа 22 минуты и 50 секунд, став, таким образом, абсолютным рекордсменом по скоростным восхождениям по великим северным стенам Альп (предыдущий рекорд Ули по скоростному восхождению на Эйгер 2008 года был побит швейцарцем 20 апреля 2011 года, его время составило 2 часа 28 минут ) .

В том же 2015 году всего за 62 дня Штек поднялся на все 82 альпийские вершины высотой более 4000 метров , хотя на реализацию этого своего проекта по первоначальному плану он отводил 80 дней. Из них 31 была пройдена соло, а 51 с различными партнёрами, в том числе с собственной супругой Николь, Михи Волебеном и другими. Это блестящее достижение, тем не менее, было омрачено гибелью голландского альпиниста Мартейна Сёрена (нидерл. Martijn Seuren ) в результате срыва в массиве Монблан .

Весной 2016 года Ули Штек вместе с немецким альпинистом Дафидом Гётлером (нем. David Göttler ) намеревался совершить восхождение по новому маршруту по Южной стене на Шиша-Пангму , однако из-за погодных условий она не увенчалась успехом. В рамках этой экспедиции альпинисты обнаружили останки американской связки и Дэвида Бриджеса ( Мы все склонны говорить о более скромных намерениях, но если получится достичь чего-то более амбициозного, почему бы об этом не сообщить. Подкова экстремально сложна, никто не проходил её. Но если на это кто и был способен - то только Ули Штек… Он был тем, кто делал невозможное возможным

Несмотря на своё безупречное реноме , факты восхождения на Шиша-Пангму 2011 года и на Аннапурну-2013, за которое Ули Штек получил свой второй «Золотой ледоруб», подверглись сомнению со стороны альпинистского сообщества, поскольку Ули не смог, в первую очередь, предоставить не только прямых (фото, видео) свидетельств пребывания на вершинах, но и даже косвенных - данных GPS , ручного альтиметра и пр. Основным обвинителем Штека в фальсификации этих достижений выступил французский журналист Родольф Попье (фр. Rodolphe Popier ), который в своём расследовании, помимо перечисленных фактов, обратил внимание на множество других факторов. Среди них на расхождения в показаниях самого Ули, неравномерность ритма в ходе восхождений (на наиболее высотных и сложных участках подъёма скорость Ули значительно возрастала по сравнению с более простыми участками маршрута), противоречивость показаний сторонних наблюдателей с представленными Штеком. Одним из весомых аргументов «против» Аннапурны фигурировал факт, что спустя десять дней по маршруту Штека на Аннапурну поднялась французская двойка и, которая не обнаружила следов Ули выше его бивуака. Однако, по утверждению самих французов, за те 10 дней, что разделяли восхождения, на Аннапурну выпал полуметровый слой снега, который, естественно, скрыл все следы .

Доводы критиков, отражённые в докладах Родольфа Попье, были рассмотрены на Международном форуме по вопросам доказательств восхождений высшего уровня в альпинизме (International forum on proof in mountaineering) под эгидой Piolets d’Or. По состоянию на 2017 год вопрос о несостоятельности утверждений Ули Штека по поводу восхождений на Шиша-Пангму и Аннапурну не стоит .

Ули Штек был женат на Николь Штек (англ. Nicole Steck ) . Владел французским, английским и итальянским языками .

Его достижения не были следствием сочетания только лишь данных природой физических и эмоциональных качеств с мотивацией. Ещё в 2007 году после восхождения на Эйгер, пребывая, по собственному мнению, на пике спортивной формы, Ули прошёл обследование в Швейцарском федеральном институте спорта Магглинген (Swiss Federal Institute of Sports Magglingen), который по результатам исследований вынес краткий вердикт: «Не в форме unsympathisch Моим основным источником вдохновения является жажда обучения. Знания дают свободу. Чтобы приобрести эти знания, нужно учиться. Чтобы быть свободным, нужно быть спокойным, а чтобы быть спокойным - нужны долгие и мучительные тренировки. Дабы достичь мастерства на высшем уровне, нужно в полной мере погрузиться в спорт, нужна страсть, но и в то же время ты должен принять, прочувствовать, что ты всё только начинаешь, словно студент, и продолжать учиться. Это важно понимать, если ты хочешь быть профессионалом и стремишься к успеху
  
#4 | Анатолий | 26.05.2020 20:11
  
0
Ужасная новость пришла сегодня с Непала.

По подтвержденным данным от предстравителей Департамента туризма Непла, стало известно, что легендарный швейцарский альпинист, 40 летний умер при восхождении на семитысячник Нупцзе недалеко от первого высотного лагеря на Западном склоне горы.

Его тело было обнаружено сегодня утром на склоне горы непальскими шерпами и в настоящий момент транспортировано в Катманду.

Ули стал первой жертвой альпинистского весеннего сезона в Гималаях...

По уточненной информации трагедия произошла сегодня, 30 апреля утром (около 8-9 утра по местному времени). Ули вышел на акклиматизационное восхождение ранним утром, по его-же словам, которыми он поделился за день до этого выхода, гора была в хорошем состоянии: не слишком много снега и не так холодно как могло бы быть.
Сама авария произошла на отметке 7200 метров, где маршрут выходит на скальный участок. В следствии аварии Ули упал по склону на 1000 метров.
Несколько людей видели падение Ули, а вскоре его тело было обнаружено немногим ниже второго высотного лагеря, на отметке 6400 метров по маршруту восхождения на Нупцзе.

От Редакции:
Первый высотный лагерь маршрута восхождения на семитысячник Нупцзе совпадает с первым высотным лагерем маршрута восхождения как на Эверест так и на Лхоцзе

Лари Дугерти, альпинист, который поднимался в команде Adventure Ascents сказал: "Тело Ули Штека нашли у основания Западной стены Нупцзе, по всей видимости он поднимался соло и без страховки. Это восхождение на Нупцзе он проводил в рамках акклиматизации перед траверсом Эверест-Лхоцзе.

От Редакции:
Как мы сообщали ранее: .
В этот раз в планах Ули стояло ни много ни мало как первое в истории бескислородное восхождение по маршруту траверса Эверест - Лхоцзе.
В восхождении Ули сопровождал его товарищ - 24 летний непальский шерпа Тенжи Шерпа (Tenji Sherpa), который уже поднимался на вершину Эвереста в 2012 году и сделал это восхождение без использования кислородных баллонов.

Подробней о этой экспедиции Вы можете прочитать в интервью:

Причина трагедии на данный момент точно не известна, а исходя из того что рядом с Ули не было никого, то мы истинную причину не узнаем никогда.
Но, предположительно, причиной гибели стал срыв с отвесного участка маршрута или же, он подскользнулся на ледовом участке"

В этом акклиматизационном восхождении Ули уже поднимался на отметку 7000 метров на Эвересте, причем сделал это он в своем "коронном" скоростном стиле, но что более примечательно - без использования высотного альпинистского снаряжения, забег прошел буквально говоря в кроссовках!
Судя по всему, он решил повторить этот забег на соседнюю вершину Нупцзе.

"Скоростное восхождение из Базового лагеря до отметки 7000 метров и обратно за один день! Я обожаю эти горы, они огромны здесь. Я всё еще верю в активную программу акклиматизации, это гораздо эффективнее, чем проводить долгие ночевки в высотных лагерях" - написал Ули 26 апреля, за 4 дня до своей гибели.

Гибель Ули Штека стала ужасной трагедией в альпинизме....

Семья альпиниста уже сообщила, что находится к бесконечной печали в связи с его гибелью и что она просит отказаться от любых спекуляций и домыслов, связанных с обстоятельствами его гибели и что сами родные и близкие в настоящий момент не готовы предоставлять какую-либо дополнительную информацию.

По единогласному решению всей семьи Ули,

Тело Ули Штека транспортируют в Катманду:

Напомним, что в 2013 году в этом-же районе погиб знаменитый , который также как и Ули совершал акклиматизационное восхождение, тогда причиной гибели стало .

Ули Штек в своей альпинисткой карьере добился таких высот, которые не смог повторить ни один альпинист, прежде всего это касается его скоростных восхождений в одиночку и без использования страховки.
За эти достижения он
И если в Альпах, его родных горах, Ули не оставлял за собой места для сомнений, совершив настоящий подвиг: установив на так называемую "трилогию Северных Стен Альп", то в больших горах - Гималаях, при восхождении на восьмитысячники, его восхождения не раз подвергались критике.

"Бывший плотник, Ули никогда не стремился стать настоящим альпинистом или горным гидом, он просто превращает альпинизм в "спорт", и его позиция держится в мире благодаря не более чем десятки его поклонников" - говорили критики Ули Штека.

Кроме того, Ули был известен как один из фигурантов нашумевшего на весь мир конфликта на Эвересте, произошедшего весной 2013 года, когда трое западных альпинистов, включая Ули были избиты непальскими шерпами.
О этом конфликте Вы можете узнать из небольшого интервью с Ули:

Мы продолжаем публикацию статей , в этой статье мы расскажем о:


4 октября 1976 года, Лангнау-им-Эмменталь (Швейцария) - 30 апреля 2017 года, Нупцзе (7861), Непал

Если вы на пальцах одной руки попробуете перечислить самых выдающихся альпинистов современности, создающих историю здесь и сейчас, то, несомненно, в этой десятке окажется имя швейцарца Ули Штека. Любому, интересующемуся происходящим в альпинизме, это имя знакомо. Оно гремит сенсационными заголовками как в около-альпинистской так и в широкой европейской прессе.

Основным мотивом всей жизни Ули Штека была вовсе не постоянная охота за метрами и рекордами.
Ему просто нравилось работать над собой, ставить перед своим организмом цели и придумывать пути их достижения. Для этого он бесконечно совершенствовал как свою чисто физическую форму, так и технику скалолазания. Особенно ему нравились занятия фитнесом, ради которого он придерживался, например, жесткой диеты, полностью перестроив свою систему сжигания жиров и углеводов с целью, как ему представлялось, качественно повысить свою спортивную эффективность.
Ничего нового в этом не было, но в конечном итоге ему и в самом деле удалось широко раздвинуть горизонты возможного, и это как нельзя лучше отвечало его природе, ведь Ули Штек в той же степени преклонялся перед, казалось бы, бесконечными, возможностями человеческого организма, в какой он восхищался горами, лучше которых, как известно, могут быть только горы, на которых еще не бывал!

И вот так, шаг за шагом, он начал завоевывать такие вершины и покорять такие пространства, которые уже находились за пределами здравого смысла и рационального человеческого рассудка. Таким аттракционом стало скоростное скалолазание, превратившееся в его отличительный бренд, в его марку, ставшее его «коньком». Многие просто в недоумении качали головой, рассматривая скоростные рекорды Ули Штека в качестве выражения его самолюбия, самолюбования и даже эксцентричного эгоизма.
Многие считали, что тем самым он нарушает философию, изначально лежавшую в основании отношений Гор и Швейцарца, и главными принципами которой были спокойствие, труд, вдохновение и уважение по отношению к вечным вершинам, на фоне которых любой, даже самый «значительный» человек невольно выглядит мелким и потерянным.
Ули же Штек не особенно-то обращал внимание на все эти заповеди, превратив легендарную Северную стену горы Айгер в дистанцию, которую, оказывается, можно преодолеть всего-то за 2 часа и 22 минуты.

Будущая легенда альпинизма, Ули Штек родился 4 октября 1976 года в небольшой швейцарской коммуне Лангнау-им-Эмменталь, в самом центре Альпийских гор.

Будучи самым младшим из трёх братьев, Ули пришел в спорт через хоккей на льду, играя в юношеских командах на позиции защитника, и кто знает, возможно, мир потерял великого хоккеиста.

Однако, Ули, выросший в очаровании , которого он мог видеть из дома, никак не мог пройти мимо гор.
Проведя несколько лет ранней юности в хоккейной коробке, он научился упорству, выдержке и спортивной злости. Став альпинистом, он перенес все свои качества и установки на "вертикальный рельеф".
Когда подросток Ули в свои 12 лет поднялся на свой первый пик Sheideggwetterhorn (3361м), он подумал: "Вот это настоящая гора." Тогда его одержимость Эйгером взлетела. Примечательно, что кроме Ули в его семье никто по сути не интересовался горами.

Путь к высотному альпинизму в те годы лежал через скалолазание, и Ули, бросив хоккей, сам, без чьей либо посторонней помощи и советов вступил в швейцарский скалолазный клуб, в котором, спустя пару лет получил место в национальной юниорской сборной Швейцарии по скалолазанию, в составе которой он даже выступал на национальных соревнованиях, а в 17 лет смог пройти скальную сложность 8а.
Но искусственные стены скалодромов и небольшие скалолазные маршруты на природных рельефах довольно быстро наскучили Ули, а величественные горные вершины были так заманчивы и так близки...
  
#5 | Анатолий | 26.05.2020 20:13
  
0
Ули о себе:

"Когда я был маленький, я играл в хоккей. Это такая классная командная игра, в которой если твоя команда проиграла, понятно, то по вине того или этого игрока. Если виноватых среди игроков не нашлось, тогда, все понимают, что дело в плохой работе тренера. Он должен поменять свою тактику, стратегию и систему тренировок. В альпинизме оказалось все иначе - если человек не дошел до вершины, то в этом нет ничьей вины, кроме его собственной. И эта философия мне близка"

В 1995 году в 18 лет Ули начинает свою легендарную альпинистскую карьеру. И первым, по настоящему "взрослым" восхождением для него стала , горы, о которой он так долго мечтал. Восхождение было совершено по . Это восхождение не было ни сольным, ведь напарником Ули был его товарищ Маркус, ни скоростным, ведь пара поднималась на вершину в "привычном" альпинистском темпе ни облегченным, ведь молодой и неопытный Ули не мог позволить себе рисковать жизнью в по сути неизвестной ему обстановке.

Тогда же ему удалось пройти маршрут "Бонатти" на Южной стене Монблана.

Молодой Ули, как большинство его коллег, начинающих альпинистов, понимает, что одними только восхождениями на вершины гор (не имея серитификата горного гида) на жизнь себе никак не заработаешь, а растущее желание подниматься всё больше больше требовало всё больше и больше вложений средств в снаряжение и подготовку к экспедициям.
Ули был вынужден искать для себя профессию, и такой профессией стала профессия плотника, на которую он выучился после окончания школы.

В последствии, некоторые критики Ули Штека цеплялись за эту профессию, говоря что он никогда не стремился стать альпинистом:
"Бывший плотник, Ули никогда не стремился стать настоящим альпинистом или горным гидом, он просто превращает альпинизм в "спорт", и его позиция держится в мире благодаря не более чем десятка его поклонников" - говорят критики Ули.
В этих словах была доля правды, Ули никогда не стремился стать , зарабатывать на жизнь водя клиентов в горы, его призванием в горах стало другое.

Безудержный, темпераментный характер Ули уже довольно скоро привел молодого швейцарца к мысли о сольных и скоростных забегах на вершины гор.
Так, среди первых его достижений можно отметить сольное восхождение по кулуару Хастона на вершину четырёхтысячника Мёнх (4001 м, Швейцария) в 1998 году, по которому он поднялся за 3,5 часа и забег по маршруту Лаупера, проходящему по Северо-Восточной стене Эйгера, по этому маршруту он поднялся за 5 часов.

Стоит сказать, что Ули, как может показаться, не сразу пришел к Эйгеру, даже с скалолазным опытом, ему, перед первым альпинистским восхождением пришлось учиться новым навыкам. О одном из таких первых опытов, Ули вспоминал так:

Ули о своем первом альпинистском опыте:

Однажды друг моего отца спросил меня:
- Ты хочешь лазить? Видишь маршрут? Лезь.
В его представлении, лезть – это значит лидировать, не вторым подниматься.
У нас было два питона. Веревка. Никаких беседок.
- Давай, я полезу следом за тобой.
- Но я не умею страховать!
- Что тут уметь – верёвку вокруг себя и выдавай, вот так.
Я был страшно напуган.
Это было нормально, так развивался альпинизм.
Наверное, как-то это повлияло на меня.

В 2000 году Ули пришел к другому маршруту на Северной стене Эйгера - "Yeti", который он пролез в паре со своим соотечественником . Это было второе прохождение маршрута.
В этом же 2000 году Ули открывает свой первый альпинистский маршрут: 1000 метровый "Nordwand Express" проходящий по диретиссиме северной стены горы Мёнх. Этот маршрут категорируется трудностью M5 / WI5.

Также 2000 год был для него первым опытом зимних восхождений: Ули прошел маршрут на вершину пика Пуэнт-Уокер (Walker) - высотой 4208 метров, который является .

Со следующего, 2001 года Ули Штек выходит на "мировую арену", открывая для себя Гималаи и высочайшие вершины мира.

И первой гималайской вершиной для него стал семитысячник Пумори (7161 м), в экспедицию на который он был приглашен профессиональным горным гидом из Швейцарии, своим тёзкой, Ули Бюлером (Ueli Bühler). В этой экспедиции двойка открыла новый маршрут на вершину, пройдя 1400 метровую линию по Западной стене горы. Категория трудности этого маршрута оценивается как M4 с ключом в 80 градусовом ледовом склоне что расположен на отметке 6600 метров.

В этой экспедиции команда решили совершить беспрецедентное восхождение на потрясающую 1400 метровую скальную Западную стену горы, это восхождение прошло в легком альпийском стиле, без заранее подготовленных лагерей и большого количества снаряжения. Двойка прошла весь маршрут с 60 метровой веревкой.
Однако, не смотря на профессионализм Бюлера и невероятную энергию Штека, восхождение не прошло без инцидентов: Бюлер был травмирован камнепадом на скальном участке, а Ули, проходя по снежному балкону, по неосторожности, обрушил его, также сорвавшись вниз, и если бы не страховка Бюлера, Ули вряд ли бы вернулся из этого восхождения.

Всё восхождение заняло у швейцарцев два дня с холодной ночевкой на стене. Спуск с вершины прошел по стандартному маршруту по Восточному ребру горы. В целом, весь штурмовой выход длился 43 часа.

Вернувшись домой, опять таки в паре с Штефаном Сигристом, в 2001 году 24 летний Ули открывает еще один большой маршрут: 1100 метровый "The Young Spider", проходящий по центру Северной стены Эйгера. Эта линия имеет категорию трудности 7a A2 М7 WI6 и на сегодняшний день это самый сложный маршрут на Эйгере!

В следующем, 2002 году Ули в паре с американским альпинистом Шоном Истоном (Sean Easton) открывает потрясающий маршрут на Аляске на вершину высотой 2909 метров.
Эта 1600 метровая линия, под названием "Blood from the Stone" была проложена на восточной, вертикальной стене горы. Категория трудности маршрута оценивается как 5,9 M7 A1 AI6+ X.

Весной следующего года, в команде с Эрхардом Лоретаном (Erhard Loretan), и Штефаном Сигристом, Ули попытался пройти Северную стену непальского семитысячника Жанну (7710 м).
Их штурм завершился на отметке 7100 метров из-за плохой погоды.

В течении лета 2003 года Ули в паре с Штефаном снова вернулись к Эйгеру, где прошли маршрут "La Vida es Silbar" (V 7c, 900м), который был пробил шлямбурами Сигристом и Конрадом Анкером в 1999 году.

Еще одна попытка пройти новый маршрут на Жанну, также в паре с Эрхардом Лоретаном снова завершилась без успеха.

Ули о попытках восхождения на Жанну:

"Это было классно, мы были на всю голову тронутые. Я тогда был совсем пацан, у меня не было никакого опыта, и я думал: «О, мы полезем на северную стену Жанну!»
Меня пригласил Эрхард Лоретан «О, я полезу со своим идолом на северную стену Жанну!»
И пусть мы не залезли, это был важный шаг в моей жизни, в моей карьере альпиниста, я столькому научился.
На меня огромное влияние оказал Эрхард Лоретан. Даже просто провести время в горах вместе с ним…

Он мне объяснил кучу вещей, которые я использовал на Аннапурне, например, продолжать восхождение ночью, тогда не нужно тащить спальный мешок, - это всё его влияние.
Я очень многому научился, и это было здорово. Когда ты молод, тебе должны приходить в голову такие идеи, это важно, я думаю, в альпинизме вообще важно иметь сумасшедшие идеи и просто пробовать.
Я имею в виду, когда у тебя нет шансов лезть плохо."

В ноябре того же года в команде с Дэвидом Фаселемом (David Faselem), Ральфом Вебером (Ralph Weber) и Штефаном Сигристом Ули отправляется в Патагнию, где повторяет восхождение по маршруту Эрманно Салватерра "Spigolo dei Bimbi" на вершину Пунта Херон. Это было второе восхождение по маршрут и только лишь третье на саму вершину!

Дальнейшая растущая репутация Ули как сильного и успешного альпиниста позволяет ему оставить профессию плотника и посвятить всё свое время лишь альпинизму.

Ули о себе:

"Когда затеваешь что-то новое, всё – время, силы – всё уходит на подготовку. Ты думаешь, как ты это сделаешь, готовишь сознание, чтобы воспринимать задуманное, как норму.
После того, как всё остается позади, нужно какое-то время на осмысление того, что сделал. Обычно это: «Крэйзи!»"

2004 год был знаменательным для Ули, ведь именно с скоростным прохождением знаменитой "Трилогии Альп", в которую входят три стены Бернских Альп: Эйгер, Мёнх и Юнгфрау, всего за 25 часов Ули стал всемирно известным альпинистом.
Стоит отметить, что в привычной нам категории сложности маршрутов восхождения на эти вершины оцениваются как 6А, 5Б, 5А с общим перепадом высот порядка 3800 метров.

Также в 2004 Ули вернулся к скальным маршрутам, пройдя в свободном восхождении такие линии как Silberfinger (6b, 200м) i Excalibur (6b, 350 м). И сделал первое повторение маршрута Штефана Гловача "Letzte Ausfahrt Titlis" (8b, 500 м) что расположен на Восточной стене швейцарской горы Титлис (Titlis). Ули и Инес Паперт, которая позже повторила прохождение, предложили понизить категорию этой линии до 8а+.

В 2005 году Ули, решил доказать что идея быстрых прохождений за одну экспедицию ряда горных вершин вполне применима и к Гималаям, на высочайших вершинах мира.
Свою экспедицию под названием "Khumbu-Express" он решил организовать в долине Кхумбу (Непал) и первой из серии вершин стала Северная стена горы Чолатзе (Cholatse, 6440м), на которой Ули прошел французский маршрут 1995 года, однако к которому, в верхней части горы (выше отметки 5900 метров) добавил свой вариант. Сам Ули описывал этот маршрут как "очень трудный а временами и очень опасный". Ключевые точки этого маршрута были оценены как 5+ M6 90 градусов на ледовом склоне.
Вершины горы Ули достиг после 37 часов штурмового восхождения.

Второй целью в этой программе стала Восточная стена горы Тавоче (Tawoche, 6495 м), к которой Ули пришел спустя лишь неделю отдыха после Чолатзе!
Тавоче, а именно её Восточная стена оставалась неприступной в течение семи лет не смотря на многие попытки альпинистов её пройти. Но для Ули это не было причиной для отступления, наоборот, швейцарец буквально пробежал эту огромную 1500 метровую стену за рекордные 4,5 часа!
Стоит отметить, что восхождение Ули провел в free-solo стиле, без страховки и напарника, имея при себе 20 метров 5 мм кевларового репшнура, три ледобура, два ледоруба. В нижней части маршрут представляет собой микст сложности М5 а верхний участок это вертикальные ледовые скалы.
Штурмовое восхождение началось за полчаса до полуночи а уже в 8 утра следующего дня Ули пил чай в базовом лагере!

Третьей вершиной по программе Ули была намечена "икона Гималаев" - , а именно маршрут памяти Штрауфа Белака "Strauf Belak Memorial Route", который был впервые открыт словенской командой Фурлан - Хумар.
К сожалению, в этом восхождении Ули вынужден был сойти с маршрута на отметке 5900 метров из за сильного снегопада.

Тем не менее, эта "трилогия Гималаев" была высоко оценена международным альпинистским сообществом и как доказательство тому, Ули, попал в номинанты престижнейшей в мире премии в альпинизме: .

Отметим, что до сих пор эта "трилогия Гималаев" остается никем не пройденной до конца.

Начало 2006 год Ули провел в сольных восхождениях в Альпах, где в январе месяце, в течении пяти дней смог повторить прохождение своего маршрута "The Young Spider" на Северной стене Эйгера. Но на этот раз Ули по сути "сделал невозможное", мало того, что эта линия считается самой сложной на одной из самых сложных стен Альп, он прошел её в соловосхождении да еще и зимой!

В марте 2006 года Ули ставит новый скоростный рекорд восхождения по маршруту Бонатти, проходящего по Северной стене Маттерхорна

А в июле 2006 года молодой швейцарец открывает для себя свой первый восьмитысячник: он отправляется в Каракорум, где присоединяется к команде Ханса Миттерера (Hans Mitterer) и Седрика Налена (Cedric Hählen) с целью восхождения на восьмитысячник Гашербрум II.
В этой экспедиции команда открывает новый маршрут, проходящий по северному ребру восточного плеча с выходом на второстепенный пик Гашербрум II Восточный (7772 м)!
И хотя главная цель команды так и не была достигнута: они не поднялись на главную вершину восьмитысячника из за сложных погодных условий, их маршрут стал знаменательным в этом горном массиве, тем более, что само восхождение, которое намечалось изначально как быстрый, спортивный выход прошло в очень сложных условиях. В первый штурм, который состоялся 5 июля, условия на горе были настолько плохи, что команда даже попала под лавину, сошедшей в районе третьего высотного лагеря.
К счастью для них, всё обошлось благополучно, и уже 10 июля был намечен второй штурм, который закончился восхождением на вершину.

Это было первое восхождение с китайской стороны на вершины в районе Броуд Пика, Гашербрума и Хидден Пика!

2007 год стал потрясающим в истории альпинизма: Ули за 3 часа 54 минуты смог превзойти на 30 минут достижение Кристофа Хайнса и установить новый мировой рекорд в скоростном восхождении на Северной стене Эйгера! Но этот рекорд не продержался долго, и уже в следующем году, проведя сильнейшие и целенаправленные тренировки, Ули превосходит своё собственное достижение, устанавливая новый рекорд в 2 часа 47 минут и 33 секунды!
Этот рекорд остается непревзойденным для варианта прохождения Северной стены Эйгера с свободном соловосхождении.
  
#6 | Анатолий | 26.05.2020 20:14
  
0
Ули о себе:

"Всё началось с Северной стены Эйгера, которую я впервые пролез в 1995-м году с другом Маркусом. В 2004-м году - после нескольких восхождений - я впервые пролез её "соло", за 10 часов. После этого у меня из головы не выходили Томас Бубендорфер (Thomas Bubendorfer) - 4 часа 50 минут; и Кристоф Хейнц (Christoph Heinz) - 4 часа 30 минут. Просто невероятные результаты! Мне понадобилось вдвое больше времени. С тех пор я и начал серьёзно работать над собой.
В последующие годы я много лазил "соло", и хотя понятия не имел как побить рекорд, меня это не особо и волновало - я просто хотел лезть быстрее. Результат 3 часа 45 минут придал мне сил. Однако я всё еще был далёк от своего предела. Целый год я тренировался и сократил время до 2:47.
"

Видео с скоростного рекордного восхождения Ули Штека в 2008 году по Северной стене Эйгера:


От Редакции:

"История соловосхождений на Северную стену Эйгера была открыта в 1963 году швейцарцем Мишелем Дарбеле.


В 1974 году Райнхольд Месснер поставил рекорд скорости восхождения в 10 часов.

13 февраля 2008 года швейцарец Ули Штэк достиг вершины по северной стене за 2 часа 47 минут, побив тем самым свой же предыдущий рекорд 3 часа 54 минуты, установленный годом ранее.
6 августа 2008 год знаменитый альпинист пролез соло в одиночку по Северной стене Эйгера без страховки, используя на случай срыва парашют для бейсджампинга а после восхождения Дин спрыгнул с парашютом.

За свой подход к альпинизму и готовность отказаться от собственных планов ради спасения единомышленника, а так же за достижения в спорте Ули был награжден престижной швейцарской премией "Eiger Award".

Примечательно, что над этим маршрутом Ули и Штефан начали работать еще в 2003 году, однако тогда они смогли его пройти лишь до отметки "Rote Fluh", выше которой использовали технику ИТО.

В 2009 году Ули поднялся на свой первый восьмитысячник - Гашербрум II, и хотя восхождение прошло по стандартному маршруту, Ули совершил его в скоростном стиле и без какой либо сторонней помощи. Это восхождение Ули использовал в качестве стартовой площадки для его следующего проекта: восхождение на восьмитысячник Макалу осенью этого же года.

Примечательно, что на Гашербрум II Ули пришел вместе со своей женой Николь, медовый месяц с которой он провел на скалах Йосемити (США), пройдя в паре 41 веревочный классический маршрут "Golden Gate" на Эль-Капитане всего лишь за месяц до отъезда в Пакистан.
В восхождении на Гашербрум II Ули планировал подняться на вершину вместе с Николь, однако из-за нестабильной и плохой погоды, в штурмовое восхождение он решил выйти в одиночку, Николь ожидала его возвращения в высотном лагере.

Осенью 2009 года Ули поднимается по классическому маршруту на свой второй восьмитысячник - .

Ули о себе:

"Риск есть всегда, но я не полезу маршрут, если не уверен в стопроцентной готовности. Но даже в этом случае я не застрахован от срыва. Все зависит от мастерства."

Следующие годы Ули сосредоточил свои силы на восьмитысячниках и горах Гималаев. В прочем и не забывал он и о своих домашних Альпах, так в 2010 году Ули проходит в скоростном восхождении, устанавливая рекорд в 2 часа 8 минут, северную стену горы Ле Друат (Les Droites).

В 2011 году, Ули возвращается в Гималаи с амбициозным проектом:прохождения за одну экспедицию трёх восьмитысячников: Шишапангма, Чо-Ойю Эверест!
В качестве акклиматизации перед этими восхождениями Ули, в паре с Фредди Уилкинсон поднимается на вершины Чолатзе и Лобуче.
В восхождении на Шишапангму Ули устанавливает рекорд сольного восхождения, пройдя стандартный маршрут всего лишь за 10,5 часов!
Следующим восьмитысячником был Чо-Ойю, на него Ули поднялся в паре с Доном Боуи также по стандартному маршруту.
Однако, третья вершина - Эверест не покорился Ули: находясь всего лишь в 150 метрах от вершины он вынужден был отказаться от восхождения, по причине риска обморожения.

В следующем, 2012 году, Ули поднимается на свой пятый восьмитысячник: Эверест, восхождение проходит по стандартному маршруту с южной, Непальской стороны, а его напарником по восхождению становится непальский шерпа Тенжи Шерпа (Tenji Sherpa), который станет его постоянным партнером в гималайских восхождениях.

Вернувшись с Непала, Ули решает попробовать еще один вид скоростного альпинизма: альпинистско-парапланерный переход по маршруту трилогии Альп: Юнгфрау, Мёнх и Эйгер.
В паре с Маркусом Циммерманом ему удается пройти этот путь всего лишь за 12 часов 15 минут.
Подробней о этом проекте Ули Вы можете прочитать в нашей статье:

013 год начался для Ули Штека с весьма неприятного события, которое переросло в мировую новость, повергши в шок всё альпинистское сообщество!
Причиной тому стал конфликт на высочайшей в мире горе - Эверест, к которой Ули и его напарники и пришли с целью скоростного восхождения по новому маршруту.

27 апреля 2013 года, выйдя из второго высотного лагеря, тройка альпинистов попала в конфликт с группой непальских шерп, провешивающих маршрут восхождения. Итогом этого конфликта стала ужасная и даже опасная для жизни альпинистов ситуация.

"В тот момент, когда я понял что шерпы хотят убить меня, весь мир для меня обрушился" - такими словами описал свой печальный опыт на склонах Эвереста в 2013 году знаменитый швейцарский альпинист Ули Штек (Ueli Steck) на страницах своей новой книги: "The Next Step".
"После этого, мой взгляд на мир поменялся... Я решил уйти с Эвереста потому что больше не мог никому доверять" - говорил Ули.
Однако, уже спустя пару лет, Ули не мог одолеть свою тягу к Гималаям и вернулся к Эвересту, как оказалось, своей последней в жизни горе...

От Редакции:

Напомним, что о инциденте на Эвересте произошедшем весной 2013 года Вы можете подробно прочитать в наших статьях:

2. Эмоциональный отчет Джонатана Гриффита:

И многочисленные интервью, одно из которых мы приводили на нашем сайте:

Кроме того, спустя несколько месяцев было опубликовано интервью одного из шерп, участвовавших в конфликте: это интервью мы приводили в статье:

И только спустя полгода после беспрецедентных событий, .

Осенью 2013 года Ули снова, уже в третий раз возвращается в своей давней цели: попытке восхождения на вершину восьмитысячника Аннапурна.
И 9 октября, знаменитый швейцарский альпинист взошел соло по Южной стене Аннапурны.
Это было выдающееся восхождение в мировом альпинизме - Ули Штек стал первым человеком в мире, в одиночку поднявшимся по южному склону пика Аннапурна!

Отметим, что восхождение Ули Штека не бло встречено единодушным признанием со стороны альпинистской общественности, некоторые критики говорили что нога Ули не ступала на вершину Аннапурны.
Подробней о этой критике Вы можете прочитать в нашей статье:
Это восхождение Ули было настолько уникальным и выдающимся в истории альпинизма, что о нем раструбили все СМИ.
У некоторых альпинистов начали закрадываться сомнения по поводу успешного восхождения Ули.
Стоит отметить, что критические замечания в сторону Ули Штека звучат не впервые, ранее его упрекали в "Олимпийском" подходе к альпинизму, когда во главу ставится не дух альпинизма а спринтерский забег, за что кстати Ули Штек и получил свое прозвище "Швейцарская машина".
С этой критикой в основном выступили журналисты, горные гиды и немецкие альпинисты

В 2017 году, за месяц до трагической гибели Ули Штека, в международном альпинистском сообществе с новой силой вспыхнула критика восхождений Ули Штека в Гималаях.
Так, совсем недавно, на международном уровне, в рамках 25 церемонии вручения престижнейшей альпинистской премии: своеобразного Оскара в мире альпинизма: "Золотой Ледоруб" (Piolets d"Or 2017), поднимался вопрос о отсутствии доказательств восхождения Ули на вершины восьмитысячников.
Подробнее о этом Вы можете прочитать в нашей статье:

Ули Штек (Ueli Steck) по прозвищу "Швейцарская машина". После восхождения на Аннапурну

Восхождение на Аннапурну, не смотря на критику, стало легендарным в альпинистской истории и не удивительно что за него

В 2014 году Ули Штек и немецкий альпинист Михи Воллебен (Michi Wohlleben) совершили первое в истории скоростное зимнее восхождение трех Северных стен горной группы "Тре Чиме Ди Лаваредо" (Tre Cime di Lavaredo) в Итальянских Доломитовых Альпах.

Их восхождения проходили по трем маршрутам (по одному для каждой из стен) в сумме всего за 16 часов!

2014 год для Ули был омрачён большой трагедией, когда он в паре с Бенедиктом Бомом пытались подняться на восьмитысячник Шишапангма.

24 сентября 2014 года, 6:55 утра по местному времени: пять альпинистов поднимаются на отметку 7900 метров к вершине восьмитысячника Шишабангма (Шиша-Пангма, 8027 м), когда под их ногами образовывается лавина...

Пострадавшие альпинисты: Себастьян Хааг (Sebastian Haag) и Мартин Майер (Martin Maier) из Германии и итальянец Андреа Замбальди (Andrea Zambaldi) были унесены лавиной на несколько сотен метров ниже по склону.
Два других альпиниста: немец Бенедикт Бом (Benedikt Böhm) и швейцарец Ули Штек (Ueli Steck) чудом избежали лавины, оставшись на склоне горы.
В этой трагедии 36 летний Себастьян Хааг и 32 летний Андреа Замбальди погибли, Мартин Майер смог чудом выбраться из под лавины и самостоятельно спуститься в высотный лагерь, где его спасением занялись шерпы и альпинисты из других экспедиций.

Бенедикт Бом и Ули Штек, избежав удара лавины самостоятельно спустились в высотный лагерь.

Момент лавины на Шишапангме: кто где бы


В 2015 году Ули снова приходит к своей горе - Северной стене Эйгера, на которой в скоростном восхождении поднимается по маршруту Хекмайера, устанавливая новый рекорд скорости: 2 часа 22 минуты и 50 секунд!


Ули о себе:

"Мне гораздо удобней пробегать к вершине в быстром темпе чем плестись несколько дней, такой темп дает мне новые вызовы. И я хотел бы пройти этот путь полностью. Ведь мы все живем в безумном мире, мире где сразу же за выдающимся восхождением тебя спрашивают: А что же дальше?
Я сам задам и отвечу на этот вопрос, возможно что бы на какое то время успокоить остальных. Сегодня мне уже не нужно собирать коллекцию всех восьмитысячников мира, прежде всего меня интересуют трудные стены, новые маршруты."

В своем интервью 2016 года Ули рассказывал о риске восхождений на восьмитысячники:

Весной 2016 года Ули Штек и немецкий альпинист Дэвид Геттлер (David Göttler) наметили амбициозную задачу: .
Спуск с вершины планировался по Северной стороне горы, то есть новый маршрут должен был быть создан с полным переходом вершины восьмитысячника.

Однако, их цель так и не была достигнута, команда остановилась на отметке 7800 метров, далее к вершине их не пустила непогода. Причем в первой своей попытке они поднимались по испанскому маршруту 1995 года "Corredor Girona" до отметки 7800 метров, в следующий раз они поднялись по британскому маршруту 1982 года до отметки 7600 метров.

Подробней о этой экспедиции Вы можете прочитать в нашей статье:

Напомним, что эта пара альпинистов ставила перед собой амбициозную задачу: . Спуск с вершины планировался по Северной стороне горы, то есть новый маршрут должен был быть создан с полным переходом вершины восьмитысячника.

2017 год должен был стать для Ули не менее знаменательным чем предыдущие невероятные восхождения.
О своём проекте: траверсе восьмитысячников Эверест - Лхоцзе, он обмолвился в интервью осенью 2016 года, после того как вернулся из Индийских Гималаев, где совершил восхождение со своей женой на вершину горы Шивлинг (этот 6543 метровый пик со сложным альпинистским рельефом лежит на севере Индии) в качестве юбилея свадьбы.

В декабре 2016 года Уди уже раскрыл подробности своего плана, сообщив что экспедиция пройдет в альпийском стиле и без применения кислородных баллонов.
  
#7 | Анатолий | 26.05.2020 20:18
  
0
От Редакции:

Отметим, что впервые траверс вершин Эверест - Лхоцзе был пройден Швейцарской экспедицией в 1956 году. Подробней о этой истории Вы можете прочитать в нашей статье:

В свою экспедицию Ули пригласил своего товарища - 24 летнего непальского шерпу Тенжи Шерпа (Tenji Sherpa), который уже поднимался на вершину Эвереста в 2012 году и сделал это восхождение без использования кислородных баллонов.

"Тенжи принадлежит к новому поколению непальских шерп, для которых восхождение на вершину не только бизнес, но в большей степени - альпинизм." - говорил Ули, "Я с нетерпением жду начала экспедиции, когда я смогу подниматься в паре с Тенжи"

Перед этой сложной экспедицией Ули много тренировался в Альпах и в Непале, и в качестве акклиматизации преодолел в общей сложности около 250 километров с общим набором высоты в 15000 метров.

От Редакции:

В течение более чем 10 лет, Саймон Трашел был составителем тренировочной программы Ули Штека, осуществляя параллельно работу в качестве тренера профессиональных команд по лыжным гонкам. Для Ули, который тренируется как олимпийский чемпион, Саймон разработал специальную программу, которая сочетает в себе трейлранинг, развитие силы, фрирайд, альпинизм и скалолазание. Саймон объясняет, что «программа обеспечивает высокую рабочую нагрузку для развития выносливости, но в последнее время он также включает в себя приличную часть конкретных тренировок для увеличения силы».
Ули тренируется без остановок, с точностью как Swiss Machine. Ули поведал журналу “L"Equipe” о своей подготовке перед отъездом на Эверест: “Мне нужно знать, что мое тело сильное, иначе я не в своей тарелке”. Для своего текущего проекта Штек тренировался в течение 1200 часов только в последний год: 80.000 метров перепада высот по вертикали, 848км забегов и 296 часов специальных тренировок для увеличения силы своих рук и ног. В то время как он был в долине Кхумбу, чтобы акклиматизироваться, за 13 дней швейцарец преодолел 236км с перепадом в 16.200 метров.

Ключ нового приключения - выносливость, которая, однако, не исключает менее важных составляющих, как скорость и точность. Цель оправдывает тренировки.

О своих тренировках и подготовке к Эвересту Ули рассказал в своём последнем интервью, которое Вы можете прочитать на нашем сайте:

Гибель Ули Штека

Прежде всего, перед обзором трагедии мы приведем обращение семьи Ули Штека:

"Семья альпиниста уже сообщила, что находится к бесконечной печали в связи с его гибелью и что она просит отказаться от любых спекуляций и домыслов, связанных с обстоятельствами его гибели и что сами родные и близкие в настоящий момент не готовы предоставлять какую-либо дополнительную информацию. "

Итак, Эверест 2017 года. За несколько дней до трагедии, Ули Штек и Тенжи Шерпа заканчивали акклиматизационную программу, поднимаясь как на соседние вершины так и по стандартному маршруту Эвереста.
Во время одно из таких выходов, Тенжи получил обморожение рук и вынужден был на время покинуть базовый лагерь Эвереста и спуститься, для восстановления сил и здоровья в долину Кхумбу.

Оставшись в одиночестве, Ули продолжил забеги и за пару дней до трагедии совершил легкое и быстрое восхождение по стандартному маршруту восхождения на высоту в 7000 метров на Эвересте.
О этом он написал свой последний пост в Фейсбуке:

"Скоростное восхождение из Базового лагеря до отметки 7000 метров и обратно за один день! Я обожаю эти горы, они огромны здесь. Я всё еще верю в активную программу акклиматизации, это гораздо эффективнее, чем проводить долгие ночевки в высотных лагерях" - написал Ули 26 апреля, за 4 дня до своей гибели.

0 апреля утром (около 8-9 утра по местному времени). Ули вышел на акклиматизационное восхождение ранним утром, по его-же словам, которыми он поделился за день до этого выхода, гора была в хорошем состоянии: не слишком много снега и не так холодно как могло бы быть.
Сама авария произошла на отметке 7200 метров, где маршрут выходит на скальный участок. В следствии аварии Ули упал по склону на 1000 метров.
Несколько людей видели падение Ули, а вскоре его тело было обнаружено немногим ниже второго высотного лагеря, на отметке 6400 метров по маршруту восхождения на Нупцзе.

По единогласному решению всей семьи Ули,


Ули Штек был человеком, который беспощадно гнал себя все время вперед, и это он осознавал совершенно четко. Именно поэтому он столько времени уделял вопросам страховки и безопасности, причем основную ставку он делал вовсе не на крючья, веревки и карабины.
Он был уверен в том, что в горах, да и вообще в жизни, на первом месте стоит человеческий фактор, и именно поэтому он без устали шлифовал, оттачивал и совершенствовал все свои и без того уже почти сверхчеловеческие способности.

Все это превратило его в выдающегося спортсмена и в сияющий ориентир для целого поколения молодых супер-альпинистов, давно уже старающихся победить даже не горы, но самих себя.

Ули Штек боялся смерти, с учетом того, что у него уже была пара возможностей заглянуть ей в ее оловянные глаза. А потом... Кто бы мог подумать, что гениальный гонщик Михаэль Шумахер станет жертвой на первый взгляд рутинной лыжной прогулки? И кто бы мог подумать, что Ули Штека ожидает похожий удар судьбы?
Он знал, что рано или поздно, просто по законам статистики, с ним произойдет серьезное несчастье. Но смерть на склоне горы Нупцзе в прошлое воскресенье? Такого он не планировал и погиб, совершая самое обычное восхождение.

Это был выдающийся швейцарец и великий альпинист.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU