Аннапурна. Звонок от Глеба Соколова. Ильяса и Ивана Лобанова накрыла ледовая лавина.

28
8 октября 2012 в 17:06 791675 просмотров 181 комментарий
Ильяс Тухватуллин

Глеб Соколов передает информацию по спутниковому телефону.


Звонок Глеба Соколова Владимиру Богданову 9 октября 2012 г. в 17:00 (Московское время):

Поиски Ильяса и Ивана прекращены.
В настоящее время 4 человека из экспедиции Глеба Соколова (включая Глеба) находятся в БЛ.
Александр Лутохин и 6 членов узбекской экспедиции находятся в 1 лагере.

Глеб сказал:
" С утра искали, найти не возможно. Асфальт, ледоруб не втыкается. Все превратилось в лед.
С вертолета нам сказали, что единственный шанс - искать в трещинах. Мы спускались в трещины, кричали.
Обвал был такого размера, что нужны сотни людей для поиска чтобы попытаться что-то найти. Также нужны приборы.
Регулярно идут обвалы и небольшие лавинки с одной и другой стороны.
- Что-нибудь нашли из вещей?
Ничего не нашли. Как будто никого не было.
- Как всё произошло? Ребята поднимались во 2 лагерь?
Да, шли из 1 во 2 лагерь в таком порядке Саша Быков, Иван, Ильяс. Саша поднялся во 2 лагерь на 20 минут раньше. Он видел Ивана и небольшую лавинку, которая никого не задела. Залез в палатку. Сошел большой обвал, который обошёл 2 лагерь. Воздушной волной сбило палатку...несколько кувырков с Сашей. Ребятам оставалось 15 минут до 2 лагеря, но обвал прошел по пути подъёма и их сбило. Подниматься во 2 лагерь можно только здесь. Это единственное место, все здесь ходят. Не повезло...
- Лагерь 2 был защищен? Обвал начался выше 2 лагеря?
Да, он хорошо защищен. Обвал начался выше. Там сужение между ... и датским ребром, там происходит ускорение.
- Как Быков сообщил о случившемся?
Он побежал в 1 лагерь где была рация и сообщил в базовый лагерь. Рации были у Ильяса, в 1 и в базовом лагерях - так логично.
- Что планируете делать дальше?
Завтра спустятся остальные и начнем собирать базовый лагерь.
- Нужна какая-нибудь помощь?
Нет, мы сами соберем лагерь и доберемся до Катманду. Все понятно.
- Есть ли вероятность, что Ильяс и Иван...?
Нет. В Катманду начнем оформлять документы.
Завтра позвоню."


Сегодня утром Глеб звонил Елене Лалетиной (http://russianclimb.com):

8 октября 2012 Аннапурна. Беда... Звонок Глеба Соколова, 8-30 МСК:


Вчера около 15-00 на склоне между С1 и С2 группу Ильяса Тухватуллина накрыла ледовая лавина. Сошел целый склон, возможно, в результате землетрясения... Ильяса и Ивана Лобанова засыпало. Это произошло в 150 м от С2, сам лагерь стоит уже на относительно безопасной подушке... Там только помяло палатку. Третий участник (его не задело) пытался ребят искать, но тщетно... Он затем поднялся в С2, потом спустился в С1. Мы были в ВС, сейчас идем наверх на поиски, но шансов найти кого-то живым практически нет...


Звонок Глеба Соколова Владимиру Богданову 8 октября 2012 г. в 15:04 (Московское время):

Мы во 2-м лагере. Сегодня летал вертолет. Никого пока не нашли. Лавинный обвал больше, чем на Манаслу (лавина 23 сентября 2012 года на Манаслу в которой погибли или пропали без вести 21 восходителей). Завтра продолжим поиски, но шансов не много.

- Сколько сейчас людей во втором лагере?

4 из нашей экспедиции и 4 из узбекской.

- Кто организовывал вертолет?

Катя с Игорем, спас. служба Непала.

- У ребят были биперы?

Два бипера было, но они остались в лагере Завтра позвоню"

http://baskcompany.ru/

Комментарии (181)

Всего: 181 комментарий
  
#141 | Лидия »» | 10.10.2012 15:17
  
2
Господи помилуй.
#142 | Людмила »» | 10.10.2012 16:56
  
3
Господи, спаси и помилуй Ивана и Ильяса, альпинистов, если есть на то Твоя воля.
А альпинизм не гордыня. Это воля к победе, дружба, верность, настоящее, в отличие от стяжателей, лицемеров и воров на всех уровнях. Господи, спаси их, сотвори чудо, Ты все можешь и всем хочешь спастись.
#143 | lubov »» | 10.10.2012 20:01
  
0
Если трезво оценить ситуацию, то можно точно сказать, что они погибли...
Царствие им Небесное и Вечный Покой.
  
#144 | Андрей Рыбак Администратор »» | 10.10.2012 20:31
  
0
Ходите в горы, общайтесь с природой. Тем более, на Алтае. Алтайский край – удивительные горы, такая красивая, потрясающая природа. Моя мечта там походить.

Родился в Ленинграде 10 мая 1958 г.
Закончил Ташкентский государственный университет, физический факультет. По специальности физик – электронщик. Кандидат физико-математических наук. Занимался космическим оборудованием. Заслуженный изобретатель СССР.
Ходить в горы начал в 1976 г. в секции «Буревестника» под руководством первых тренеров – Поповой Ии Алексеевны и Целовахина Владимира Васильевича (представителей Кавказской школы альпинизма). Первая вершина и первая любовь - вершина «Большой Чимган»- 3327м (отроги Западного Тянь-Шаня). Затем ходил и рос в Заилийском Алатау в Талгаре, затем Фанские горы (вершины Бодхона, Чапдара, Замок, Адамташ), потом Ягнобская стена, далее в. Гуамыш, Караганда, Памира – Алай (вершины Блок, Искандер, Ак-Су, Джигит, пик Каракольский). Это все маршруты технического класса.
Первое высотное восхождение - пик Ленина, затем Хан Тенгри и Победа.
На северо – западном Памире прошел несколько маршрутов на в. Маркс и в. Энгельс (с этого момента начинается его путь как высотно-технического альпиниста).
1998 г. – Эверест через Северное седло;
2004 г. – первопроход Эвереста по центру Северной стены;
2007 г. – первопрохождение Западной стены вершины К2 (8611 м) по центральному бастиону.
Из неудавшихся восхождений (экспедиций):
- попытка пройти центр Северной стены в.Жанну (до 7000 м);
- попытка взойти на в. Чогори зимой по японскому ребру (до 7200м);
- попытка взойти на в. Кюкюртлю по центру Западной стены зимой (прошли несколько веревок).
В 1991г. Ильяс повстречал на своем жизненном пути Павла Шабалина, и с этого момента начинается новая страничка его альпинистской биографии – эра восхождений на вершину Ак Су по Северной стене. В течение следующих ряда лет пройдено шесть маршрутов по этой стене, из них хочется отметить первое удачное зимнее восхождение, второе прохождение маршрута Попова и вариант маршрута через «нос». В двойке с Павлом пройден центр Северной стены Хан Тенгри.
Был призером и чемпионом России по альпинизму.
Вице-президент Федерации альпинизма Узбекистана, заслуженный мастер спорта международного класса.

Евгений Гаврилов: – Ильяс Хамидович, немного о том, как прошёл 2009 и что намечается в 2010 году?

Ильяс Тухватуллин: – Мы готовились на К2, поэтому я ничего не планировал. Занимались только подготовкой молодёжи. Чем и сейчас занимаемся: строим тренажёры, здесь в Узбекистане, и тренируем ребят.
Ездили на сборы в Аларчу. Но всё это связано с подготовкой будущего поколения в рамках нашего клуба.
– Какая она для вас, подготовка к К2?
– Это проведения лета и осени в горах, что совмещается для нас с работой гидами на пике Ленина, Коммунизма. Это высокогорная подготовка.

Нельзя за один год подготовиться в К2, да ещё к восхождению зимой. К такому надо двигаться всю жизнь. Сама подготовка большей частью психологического плана: надо представить, что тебя ожидает, как с этим жить и как это полюбить. Потому что, не полюбив это, неинтересно жить в морозильнике два месяца на ветру. Нормальным людям это не понравиться.
Приходится перестраивать психику. Это сложная вещь. Понимание того, что, я не люблю этого слова, это нужно. По большему счёту, никому, кроме нас, этого не нужно. Может, и нам это не очень-то нужно.

Но есть престиж страны, нашего вида спорта. И вообще, это привлекает: есть возможность попасть туда, где не ступала нога человека, да ещё, есть что-то интересное для всех нас. Это греет, та мотивация, которая позволяет перестроить сознание и настроиться на жизнь там, где её, в принципе, нет.

В этом году, если перейти к 2010, у нас уже прошло несколько восхождений зимой в районе западного Тянь-Шаня. Кроме этого, мы провели ледолазание, плюс поработали на льду в зимних условиях у себя в регионе.

Летом опять будем повторяться – поедем на пик Коммунизма, Ленина. Не в сборной команды России, а на местном уровне, но задачи сочетаются, и мне в этом плане легче.
Есть в проектах сделать совместную экспедицию осенью на Аннапурну с киргизами – небольшую экспедицию, восемь человек. Прекрасно, если это получится – хорошая подготовка к К2. И сразу оттуда, в декабре, если Бог даст, будем уезжать в Пакистан. Вот, собственно, и вся программа подготовки.
В 2002 -2003 году зимой мне посчастливилось поработать на К2 с поляками. И могу, как один из инициаторов этого восхождения, говорить о том, что восхождение возможно, но требует колоссального внимания к мелочам.

Любое достижение – это то, что умеют делать все, но часть людей отличается тем, что знает нюансы и умеет их предвидеть. Задача на К2, как мне кажется – нюансы.

Во-первых, это питание. При таких морозах ясно, что это будут сублимированные продукты и наблюдается отсутствие клеточной воды. Синтетические витамины туда таскать бесполезно – от них толку нет. Мы готовим, в частности сейчас я, сушеные продукты: укроп, петрушку – маленькие радости, которые могут украсить жизнь альпиниста в такой безжизненной пустыне, как К2 зимою.
Кроме того, это витаминизация, активное, правильное питание. Организм, по большому счёту, должен отдохнуть и напитаться всего вкусного и полезного, чтобы потом мог выработаться нормально в эти два месяца. Это декабрь, январь и февраль в Пакистане. Погода там неустойчивая. А 2009 год она была особенно неустойчива, и я даже рад, что экспедицию перенесли на 2010, год Тигра.
Ещё один момент – одежда. Основные вещи уже закуплены, но надо ещё много работать с «RedFox» по поводу одежды. Поляки ходили на пухе. В принципе, это не очень хорошо до 7000, а выше как раз пуховые утеплители работают. Но этим вопросом больше занимается Николай Тотмянин, потому что он ближе к «RedFox». Мы с ним переписываемся и плотно работаем по этому вопросу. Очень надеюсь на него, он – очень толковый специалист.

Маршрут более-менее утрясен, но есть варианты. Не хочется попадать в «бутылку» даже зимой. Неизвестно что там будет. Там в своё время погиб Кузнецов. Да и много альпинистов попадали в эту «бутылку». Она, как ловушка, капкан, из которого не выйдешь. Если попал, то надо просто молиться – и всё. Есть вариант обойти её вправо по натекаемому льду, но всё будет решаться на месте, по факту состояния маршрута.

Вопрос горючего, его качества. Газовыми горелками пользоваться или бензиновыми? Или мультисистемами, комбинированными. Поляки пользовались мультисистемами, но китайский очищенный газ «Petrol» оказался не очень хорошего качества, и у нас бензиновые горелки приходилось на этой высоте разбирать, очищать. Это было нашей головной болью.
Естественно, важны затраты энергии. Тепло там, понимаете, будет играть ключевую роль. Надо быстро приготовить еду и с минимальными затратами. Не натаскаешься на такой высоте бензина, а от газа там эффективность нулевая. Горит, а не греет. У него малое октановое число.

Эти вопросы во многом ещё открыты. Видимо к лету или осени к этому вернёмся – ещё время есть.
Единственное, что меня смущает – возраст нашей команды. Но, к сожалению, этот вопрос пока никак не решается. Мы не против присутствия, но весь наш предыдущий опыт говорит о том, что на такого класса восхождение молодёжь не очень пригодна. Существует какая-то клеточная память. С годами легче адаптируешься. Может, теряешь какие-то другие качества, но адаптация происходит быстрее. Есть свои преимущества и свои минусы.

На Эверест и К2 первыми у нас вылетает молодёжь. Посмотрим, как получится, и постараемся не ударить в грязь лицом.
– У вас много связано с пиком Ленина. Чем он для вас интересен?
– Если честно, то ничем. Это самый доступный на сегодняшний день полигон по финансам и т.д. Мы, находясь здесь на юге, работаем с клиентами и ближе всех к пику Ленина. Он не требует больших физических затрат. Там можно просто жить. Ходить, зарабатывать деньги, делать какие-то свои тренировочные восхождения, не затрачивать большой эмоциональной энергии, так как её надо беречь.

У нас была одна попытка, когда я был ещё совсем молодой, совершить зимнее восхождение на пик Ленина. Вот это было интересно. Реально интересно, потому что там в это время гребневой ураганный ветер, палатки закрепляешь на ледобурах, во льду на ледовых панцирях.

Это был очень полезный опыт. Даже тем, что мы не взошли. Мы были не готовы не столь физически, сколь морально, может, по снаряжению. Это была поздняя осень, но в горах уже давно была зима. Это восхождение мне больше понравилось.
Мы не добрались до верха, но оно по набору опыта, полезной информации и навыков оно было гораздо эффективней моего первого восхождения на пик Ленина, которое мы совершали летом. Это – совсем другое.

Я даже сторонник того, что иногда надо вообще перестать ходить в горы на какое-то время, хотя бы на полгода. Чтобы вообще забыть об этом, чтобы было желание, страшная тяга, жажда быстрее приехать и начать восхождение. Когда человек долго не пьёт, ему очень хочется сделать хотя бы глоток. Вот до такого состояния надо себя довести. Надо соблюдать индивидуальный баланс, нельзя перекушать.

Пик Ленина – это было первое и, думаю, последнее восхождение. Меня высотные восхождения никогда не прельщали. Ничего интересного в них нет. Что это за маршрут, когда не притрагиваешься рукой к горе, а идёшь ногами, ледорубом или лыжными палочками? Это немножко другой альпинизм, не тот, к которому мы с Павлом Шабалиным привыкли.
То, что было на К2 – вертикаль, хорошо. Что будет сейчас на К2? Там тоже есть два-три хороших скальных участка, где моё присутствие, надеюсь, будет полезно команде.

Учитывая это, важно замечать мелочи, очень мобильно и гибко прислушиваться к свому организму, чтобы не навредить, с одной стороны, и, с другой стороны, нужен какой-то баланс, внутреннее коллективное состояние – что весьма трудно объяснить.

– Вам ближе Северная стена Ак-су?

– Ак-су – замечательная гора. Северная стена Хан-Тенгри тоже невероятно красивая, интересная микстовая гора. Это скалы, запорошенные снегом и залитые, как сахаром, глазурью, тоненьким льдом.
С профессиональной точки зрения восхождение требует филигранной техники и интуитивного подхода к любой зацепке. Важно не просто пройти, а пройти безопасно.
Я категорически против восхождений, где надо подставляться, как у снайперов. Идти под висячими ледниками и т.д. Это всё глупости. Не для этого мы живём. Пройти именно что-то умное, решать, как шахматный этюд, где требуется суперпозиция мозга, интуиция, физическая кондиция. И прекрасно, когда это всё вместе работает.

Вот тогда – честная игра, хорошее восхождение. И пусть ты не взошёл на хорошую гору, но всё равно чувствуешь себя победителем. Гора дала тебе возможность, и ты всё сделал, чтобы на ней взойти. Но не взошёл, бывает…

– Вы сказали про шахматы.

– Очень люблю играть в шахматы. Рад, что у нас в команде есть Алексей Болотов, который тоже это любит и Валерий Шимало. У нас в лагере всегда шахматы на столе и мы с удовольствием этим занимаемся. Великолепный эликсир для мозга и хорошо отвлекает от прессинга.

Существует иногда пресс горы, есть такое понятие. Когда гора, независимо – смотришь или не смотришь на неё – оказывает на тебя психологический пресс. А шахматы помогают немножко отвлечься, окунуться в другой мир других фигур. Поэтому шахматы очень люблю.
– Кем вы работали по окончании университета??

– Первые десять лет своей трудовой деятельности работал в системе космоса. Фактически занимался космическим приборостроением.

Сначала это был мирный, исследовательский космос, а потом, когда началась фактическая война в космосе, я имею в виду между умами, гонка в космосе, тогда пришлось заниматься «космическими войнами». На бумаге, естественно. Это разработка чёрных ящиков для спутников, систем пассивной защиты космических аппаратов от воздействия вероятного противника и т.д.

Очень интересно работать в системе физики. Я узнал новый мир невесомости. Для меня это было незабываемо. Я знаком со многими космонавтами. Вместе с ними мы работаем в предгорьях Ташкента, где существует Международная аэрокосмическая школа, куда каждый год приглашаем одарённых и интересующихся космосом детей.

К нам приезжают космонавты со Звёздного городка. Практически все известные космонавты были у нас. Естественно, хорошо знаю тех, кто чаще был здесь, кто родился у нас – Володю Джанибекова, Шариджан Шарипов несколько раз приезжал, он тоже с этих мест.

Мы эту деятельность продолжаем. Аэрокосмическая школа действует до сих пор, более 15 лет. К нам приезжали команды с юга, наши русские курсанты.

– С наукой не порываете?

– Хотелось бы не порывать. Вроде, сейчас опять интерес к науке немножко повышается. Последние десять лет сложились так, что наука никому была не нужна. А сейчас чувствую – есть интерес и к нанотехнологиям, и к большой науке. Страна потеряла очень много оттого, что не обращала внимания на умственный потенциал страны.

Сколько умов уехало за рубеж, и прекрасно там работают! Я не нахожу в этом плане мотивации, не люблю менять регионы. Будем надеяться, что наши знания пригодятся нашей стране.

– Ваша тема кандидатской диссертации?

– Был такой институт космических исследований, очень давно, лет 25 назад. У меня была тема по космическому приборостроению, выращиванию, допустим, кристалла медного купороса в условиях невесомости. Это установки, которые работали на «Салюте-7».

Мы вместе с монголами ставили эту установку и проводили там эксперименты. Смотрели, как улучшается или не улучшается качество кристаллов, выпадающих из растворов, в условиях более идеальных, чем на земле. Когда нет гравитационной, капиллярной, тепловой и микро- конвекции. Это гасилось на этих аппаратах. Этому и была посвящена моя работа.

Не люблю писать об этом. Надо выставлять только ту информацию, которая для общего пользования. А что кандидат физико-математических наук, не кандидат – я и сам забыл об этом.
Если говорить о науке, то я – Заслуженный изобретатель СССР, имею многочисленные внедрённые изобретения.

– Это пригождается на восхождении?

– Само собой. Восхождение – это творчество. Банальные вещи, но это тоже творчество. Не просто тяжёлый физический труд, экстремальное выживание, как это показывают в фильмах «Искусственное выживание». Это творчество, а в команде – коллективное. Это важно. Без творчества никуда. Скучно…

Хочется пройти красиво, чтобы весь мир ахнул и сказал: «Да, молодцы!». Имею в виду профессиональный мир.

Потому что по-разному относятся к восхождению такого класса. После Западной стены были аплодисменты – ладно, но была и серьёзная критика: медленно, долго. Хотя, необоснованно. Внимательно прослушал и просмотрел все сообщения, публикации на эту тему. Были и неприятные высказывания. Наверное, они в чём-то правы… Но в чём-то – нет.

– Что необходимо человеку для совершения выдающихся восхождений?

– В первую очередь, это должен быть думающий, мыслящий человек. Это не накаченный мышцами спортсмен. Хотя, и такие есть среди альпинистов высокого класса.

Есть по большому счёту два вида альпинистов. Так называемые скоростники, которые бегают в альпийском стиле и показывают скоростные качества на стандартных маршрутах или чуть-чуть отклоняются от стандартного. Это одно направление, очень популярное сейчас.

А есть второе направление, оно началось давно, в Гималаях. Гималайский стиль, где приходится решать невероятные вещи, такие, как например, К2 зимой, или Восточная стена К2. Невероятные вещи! Вещи, которые трудно вообразить.

Там совсем другого характера люди. Там как раз торопиться не нужно. Нужно всё взвесить, подумать, оценить, и уже потом делать. Семь раз отмерить и один раз отрезать. Это умение мыслить, анализировать.

Очень важно: альпиниста, любого человека, занимающегося экстремальными видами, объединяет интуиция. Она на первом месте. Внутреннее состояние, когда чувствуешь, что вот это делать не нужно. И я этого не делаю. Никто из тех, кто меня знает хорошо, не просит объяснения. Потому что внутри что-то говорит об этом.

Когда-нибудь интуицию тоже объяснят. Если думать и поискать – какие-то микросигнальчики были и мозг, помимо зрения, по каким-то другим каналам получил информацию и принял решение, не сообщая мне об этом. Это и есть интуиция.

Также и альпинист, когда находится в ауре среди горы. Если что-то не так и не хочется, то у нас не принято обижаться или заставлять кого-то. Это высокая, утончённая интуиция. Это очень важно для альпиниста экстра-класса. Помимо прекрасного здоровья, хорошей физической подготовленности, выносливости.

Это, естественно, должен быть стайер по строению своих мышц. Это белые мышцы, а не красные, как говорят врачи – способность длительное время выполнять тяжёлую работу. Не важно, какая это работа – физическая или какая-то другая. Человек склонен выполнять такую работу.

Восхождение – это физическая работа изо дня в день, изо дня в день. Надо иметь устойчивую психику, которая не позволяет реагировать на каждое дуновение ветра, а пропускать что-то. Иметь, образно говоря, толстую психологическую шкуру.

Не говорю уже об этических нормах, порядочности, дружбе. «Друг, локоть» – как у Высоцкого. Это – само собой.

И уровень ответственности. Мы же понимаем, что за каждым восхождением колоссальный труд огромного количества людей. Это целая индустрия, которая работает для экстремальных видов спорта. Снаряжение, одежда. Фактически мы являемся остриём этого.

При всех прочих условиях надо помнить, что за тобой стоит страна, конкретные люди, которые посвятили жизнь этому. Хочется и их порадовать. Нельзя просто повернуть назад и сказать: «Ладно, в следующий раз».

– Ваши любимые исполнители?

– Юрий Визбор. Из бардов на первое место для себя ставлю его. А вообще, мне нравится русская эстрада.

– Ваши пожелания тем, кто любит горы и собирается в горы в Алтайском крае?

– Хочу пожелать одного: не бояться гор. Горы и природа существуют для того, чтобы общаться с ними. Природа нас обогащает, даёт нам больше, чем мы ей даём. Не надо её бояться.

Особенно это касается альпинистов и скалолазов. У мам, родителей при упоминании этих слов сразу возникает образ экстремала, который обязательно погибнет. Хотел бы, чтобы мы совместно с помощью СМИ изменили этот образ.

Время идёт очень быстро и альпинисты уже давно другие. К сожалению, по ТВ мы видим только трагедии, когда кто-то попал в лавину, столько-то человек погибло – уж так устроено ТВ.
А, по сути, жизнь немножко другая. В ней есть много положительного, в том числе и горах. Даже больше положительного. Иначе это давно бы в мире исчезло. Это странное занятие.

Ходите в горы, общайтесь с природой. Тем более, на Алтае. Алтайский край – удивительные горы, такая красивая, потрясающая природа. Моя мечта там походить. Мой брат живёт в Барнауле, и я мечтаю когда-нибудь попасть на Алтай и походить по этим чудесным, райским местам.

http://www.vtourisme.com/
#145 | Алексей »» | 10.10.2012 22:02
  
3
Господи Помилуй !
  
#146 | Андрей Рыбак Администратор »» | 11.10.2012 09:21
  
2
Информация на вечер 10 октября:

Идет активное обсуждение среди членов двух экспедиций; в Катманду силами Royal Mt. Trekking (Катя и Игорь Кулешовы) просчитываются варианты организации поисковой экспедиции, ведется поиск необходимых приборов, высотных шерпов и вертолета, в Москве происходят консультации по привлечению необходимых средств на возможную поисковую экспедицию.

Ситуация осложняется отсутствием руководителя в узбекской экспедиции и начавшимся снегопадом в 1 лагере.

Необходимо принять правильное решение, которое, по всей видимости, остается за участниками экспедиции.

Завтра ожидаем окончательное решение о том, будет начата поисковая экспедиция или нет.

http://baskcompany.ru/info/news/3445.html
#147 | Владимир »» | 11.10.2012 12:08 | ответ на: #1 ( Анатолий ) »»
  
3
Да я не знал этих ребят.Здесь нужно чудо.
Помню как кричал также о помощи.Не смущаясь,не рассуждая,когда человек другой умирал.Дай Бог.
Он может по молитве все.Это несомненно.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU