Денис Урубко: "На мистическом дне"

1
14 января 2015 в 15:08 25228 просмотров 5 комментариев

В Пятигорске заглянули в магазин оутдор-снаряжения ЭКВАТОР. Здесь мои друзья взяли напрокат ботинки с ледорубами. Очень приличная коллекция порадовала наличием присутствия The North Face и CAMP. При том, что специально для нашей команды Сергей Столяренко прибыл в свою торговую площадь ни свет ни заря.


Из теплых южных предместий мы стартанули на маленьком автобусе Соболь. Тот невероятно громко, но надежно за три часа докатил в урочище Джилы-Су. Огромные пустые пространства поражали воображение. Снега здесь было очень мало, как и людей. Лишь несколько отдыхающих кабардинских семей курили и поедали гамбургеры вокруг минеральных источников.
- Чем выше горы тем ниже Приоры, - улыбнулся наш водитель Алексей Ерипудов, кивнув на припаркованные машины.


И пожелав удачи укатил в теплые долины. А мы навьючили тяжелые рюкзаки, и неспеша побрели вверх. Когда Евгений выявлял план событий, то все время преувеличивал время и задачу. Так, вместо пяти часов мы на машине примчались за три. А теперь за сорок минут прибыли к домикам на "поляне Эммануэля".




- Нижние источники отдают железистым вкусом, - посетовал Антон. И кивнул на бившую у берега реки газированную струю. - Зато этот чист как слеза комсомолки.
После провала зимних планов на К2 он предложил присоединиться к поездке. Честно говоря, настроение было - куда угодно, хоть в ад, лишь бы забыть о такой неудаче. Нужно было прожевать горечь и разочарование, насладиться ими в полной мере подальше от социума. Наедине с собой я глодал себя, не отвлекаясь. Это был заразный черный период. Как чума. Но переболеть следовало - просто чтобы обрести иммунитет.


Над поляной Эммануэля тускло плыли облака. Рядом уныло журчал Серебряный ручей, куда я ходил за водой. Старался забыться. Иногда отвлекался на легенды этих мест. Слушал истории более чем двадцати Женькиных восхождений на Эльбрус. Теперь у него оставалась еще одна мечта - подняться зимой.
Здесь к нам присоединился молодой разговорчивый Илья. Родом он был из ущелья Псебай, учился он в Ессентуках, проживал в Пятигорске... и лишь месяц назад дембельнулся из Черноморского флота. О чем рассказывал про Крымскую дислокацию. Был очевидцем событий.




Ранним утром мы отправились выше. Здесь я понял своего тестя Игоря Васильевича Квашнина, который уже несколько лет с ностальгией вспоминал прогулку по "Аэродрому", веселые фигуры "Грибов" и "Лунную Поляну". И смотрел на меня с доброй снисходительностью из-за того, что мне не доводилось бывать на северных склонах Эльбруса.


Здесь молодой растущий организм бывшего моряка показал на что способен - Илья ускорился, стремясь оказаться в тепле. Так что мне пришлось тоже прибавить прыти. Несмотря на тяжелый рюкзак. И вскоре мы выгребли по безопасной морене к "домику Петровича". Антон Кравченко, Евгений, Роман и Максим прибыли через пару часов. Когда на горелке кипел чай и в домике температура повысилась до -10.
- Накрыло на совесть, - вынес утренний вердикт Русин. - Думаю, несколько дней отсидки нам обеспечены.


С 4 января на улице бушевали ветер со снегом. Домик содрагался, иногда казалось, что сей момент улетим в долину. Каждый выход на улицу сопровождался приключениями и авантюрами. Если отойти от домика на несколько метров - он терялся во мгле. При всем уважении к горам Кавказа, представить что-то превосходившее скромные ожидания, я не мог. Или не хотел? ЧТо будет дальше? Поглядим через несколько дней.


Источник: http://urubko.blogspot.com/

Комментарии (5)

Всего: 5 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 14.01.2015 15:15
  
1
Что ж... понять настроение и состояние Дениса вполне можно.
Осечка восхождения, которое было запланировано, да еще такого восхождения - чего еще ожидать?
Фотография двухглавого Эльбруса вполне соответствует настроению Дениса...

11 января, 2015 Денис Урубко 8 января поднялся на Эльбрус с севера.
Это было сообщение от http://russianclimb.com
  
#2 | Анатолий »» | 25.01.2015 21:15
  
1



Немного слов для эмоций Эльбруса. Денис Урубко.


Рисковать другими я не хотел.
- Мне хватит и такого приключения. Попили чайку на "три семьсот", пора в пампасы.
- Подождем еще немного. Надо попытаться сходить на вершину, - отвечали мне.
- За любой кипиж кроме голодовки, - отшучивался я по-прапорщицки.
Однако, самого себя обмануть не получалось. Тело и подсознание работали без участия мозга. Они требовали выплеснуть накопленный за год потенциал. Все безумные тяжелые тренировки, всю сосредоточенность на результат зимней экспедиции К2... После того, как она отменилась мне никак не удавалось найти равновесие. То на скальные карьеры кидался, то за руль машины пол-тыщи километров по трассе "Дон".


Через четыре дня ожидания погода улучшилась. Ветром не сбивало с ног сразу у выхода - получалось отойти на несколько шагов. Так что мы по решению Евгения даже сходили на акклиматизацию. Выдержали до высоты 4500 метров, бродили в каком-то тумане, смотрели на Женькину уверенную поступь "на острие атаки".


И потом долго отогревались в домике у печки, благо нашлись дрова. Общими стараниями насобирали щепок по округе.
В этот вечер начальник экспедиции Антон Кравченко как-то странно поглядел на меня, и выразился на тему, что желающие могут попробовать завтра сходить на вершину.
- Как на вершину? - не поверил я.
- Ну да, идите с Ильей, вы самые шустрые, - прямо сказал Шеф. - Разведаете путь-дорожку для нашего следующего дня. А мы день отдыха возьмем после акклиматизации.


- А чего ее разведывать? - усмехнулся Илья. Стараясь показать матросскую брутальность. - Я там шесть или семь восхождений был. Да и Женя раз двадцать.
Однако, согласился составить компанию. Без всяких сомнений. Мое недоверие испарилось после резкого решения о штурме "для двоих". Ответственность исчезла. Как буд-то я с самого начала ждал этой команды. Запахло авантюрой. Зимней.


- В Профессорскую трещину не попадайте, - деловито наказал Евгений. Когда-то на склоне в ледовой расселине сгинул важный научный деятель. И с тех пор пристало название к этой яме.
Обычно, летом выходят на штурм сразу после полуночи. Однако, блуждать по темноте я не хотел, потому что не знал пути, да при свете и психологически теплей.


Когда в 04.00 Илья прикрыл за собой дверь, удалось избежать зависти к продолжавшим мерно сопеть товарищам. Хотелось битвы. И да воздастся нам!
Тропили поочередно. Снег был не больше двадцати сантиметров, "ниже ватер-линии", как выразился матрос, однако, силы отбирал. К моему удивлению, выходя вперед Илья демонстрировал неприлично "широкую" поступь. Его следы разбегались в разные стороны, и движение вперед он компенсировал частотой шага. "Это же карабельная!" - хлопнул я себя по лбу. Парень до сих пор передвигался как по палубе.


Рассвело у нижних скал Ленца. Понять, как мы сюда забурились не найдя ни одной трещины, было сложно. Какая-то кривая "вывезла" нас к бастиону. Надежда на то, что ветер под скалами дует слабей, улетучилась с этим самым ветром. Веревка дальше была не нужна, и развязавшись, мы ринулись вверх. Однако, моряк начал отставать.


- Работай, дембель! - пытался я подбодрить напарника.
- Мерзну что-то, и голова болит, - смеялся он.

Через пару часов Илью начал мучать живот, и где-то на средних скалах Ленца он окончательно сдал. На месте стоял больше, чем двигался. Переводя дыхание. С полным оптимизмом во взоре и словах... однако, быстрей идти он не мог.
- Скрутило меня, - развел парень руками.
- Так мы не успеем никуда, - выразил я мысль. - До темноты спуститься не получится.


В итоге, мне пришлось уйти в отрыв. Строго настрого приказав Илье, чтобы не останавливался, и не сворачивал с тропы, я ринулся в клубившийся над горой туман. И-и-и... "Па тундре, па жылезной дароге, хде мчицца поизд Варкута-Лининграт!" Не представляя местного расстояния и высот, я пахал изо всех сил. Путь был простым и логичным. Вперед и вверх. Куда-то в облака, по конусу древнего вулкана.


Видимость улучшалась. Но я одергивал себя: "Не зарывайся, кретин! СанСаныч Михайлов на этой горе пропал. Лутохин на ровном месте ногу отломил, а сколько еще народу сгинуло, не рассчитав сил, понадеявшись на удачу." Поэтому, шагал предельно сконцентрированный, хищно ловя детали рельефа и погоды. Готовый в любой момент юркнуть прочь из этой ловушки.


На "воротнике" пахнуло сЕрой. Такой запах доносился из Преисподней. Напомнил предыдущие восхождения на вулканы - Ключевской, Этна, Ланцаротте. Оторвавшись от скал Ленца, я с тоской видел, как в этом месиве тумана и поземки теряется из вида реальный ориентир.


Однако, взамен впереди показался камень... потом рядом с ним другой. И я долго... невероятно долго пахал к ним. А они никак не приближались в разряженом воздухе... Чтобы затем резко прыгнуть навстречу. Пришел!


Это оказалась очередная "замануха" Эльбруса. За поворотом обозначился следующий изгиб. Еще выше. За ним другой. А потом я бегал по краю кратера, пытаясь понять, где же реальная вершина. Пришлось побывать на всех четырех или пяти пупырях по периметру.

Неимоверно жестокий пронизывающий ветер трепал меня. Однако, я радостно видел, что он уносит прочь так пугавший меня туман. Даже проглянула Западная вершина.


Затем самым важным было найти Илью. Поэтому я бегом помчался вниз. И уже под "воротником" Эльбруса под скалой в защищенном от ветра месте увидел его яркую рыжую пуховку.


Это отец, что работает в местном отделении МЧС выдал парню на восхождение. Виве, Спасатели!


На другой день, попытавшись подняться на вершину, вторая группа повернула из-за лютого холода. Вымораживало наизнанку, так что даже видавший виды Евгений сказал, что дальше скал Ленца - без него. Прихватило всех.

И потом, уже под солнцем, все хвалились кто что поморозил. И по решению Антона с Жекой мы повалили вниз. Чтобы уже в темноте, обойдя несколько лавиноопасных склонов, прибрести в урочище Джилы-Су.


Здесь местный по-восточному гостеприимный паренек Арсен с древним смотрителем (забыл имя старика) накормили нас, и уложили спать в одной из комнат.


Когда мы в машине катили по-над "прилавками", и над их серым изгибом мнился белоснежный конус Эльбруса - я понял, что давно мечтал об этом восхождении. Не Каракорум, но все же! Спокойный доступ по новой асфальтовой дороге, огромный запас накопленных сил, немножко привкуса авантюры. Вот зачем надо было сюда. И теперь с чистой совестью уматывать обратно.


По пути через город Невинномысск удалось освежить семейные связи. Сорок лет назад я здесь родился, потом наша семья уехала на Сахалин. А дядя Петя с тетей Аллой так и жили в южных предгорьях. Про прошествии безумного количества лет рано утром я завалился к ним в гости на двадцать минут. Спасибо ребятам Антону, Роману и Максиму, что подождали в машине на улице, не уехали без меня.


Успел выпить чашку кофе и слопать пару вкусняшек, что заботливо наготовила тетка. Благо, их дом находился на северной окраине Невинномысска - рядом с трассой. Помню, как в детстве пацанами мы ходили драться с теми превилегированными, кто жил в этой "Китайской стене" - стенка на стенку.

Господин Петр Рева - художник. Я помнил одну из его картин, что родители прихватили с Кавказа. Теперь я узнал, что моя троюродная сестра Ирина Рева тоже увлекается живописью. Такая вот у нас творческая семейка :)

А еще через пару недель я узнал, что в тот же день 08 января 2015 года на Западную вершину Эльбруса поднялся замечательный альпинист, мой давний друг Борис Степанович Коршунов. Один из всей своей группы. Великий и здесь оказался сильней меня - западная вершина выше восточной на 21 метр.


Источник: http://urubko.blogspot.com/
  
#3 | Анатолий »» | 04.02.2015 16:46
  
0
Каракорум и Камчатка. Денис Урубко.


Зимнее восхождение на Гашербрум-2! Сердечно поздравляю вас, Симоне и Кори! Меня переполняют яркие счастливые эмоции при воспоминании о нашем сложном успехе. То был настоящий безупречный вызов, который в 2011 году мы реализовали вместе. Спасибо огромное, друзья!



На фоне годовщины невероятно интересного восхождения на Гашербрум-2 зимой 2011 года командой Моро-Ричардс-Урубко следует отметить еще одну дату. Важную для меня. Именно Второго февраля в далеком 1992 году другу Александру Овечкину и мне удалось подняться на Ключевской вулкан высотой 4850 метров.



Эта авантюра тоже была красивой, интересной. Об этом я написал в своем рассказе "Ветру навстречу" - как мы десять дней пробивались сквозь глубокие Камчатские снега и сильные морозы. Мне это дало надежду на дальнейшие восхождения на высокие вершины, привело в итоге в альпинистскую секцию города Владивосток.
Спасибо тебе, Камчатка! Спасибо, Александр.




Источник: http://urubko.blogspot.com/
  
#4 | Анатолий »» | 06.02.2015 15:41
  
0
Денис Урубко. Планы для тренировок и встреч.

Здравствуйте, друзья.
Как было сказано - вокруг Альбино множество прекрасных мест для тренировок. Пару вечеров назад я снова бежал в темноту. Дорога была хорошо знакома, вилась к церквушке "Мадонна-делла-Неве", и я напрягался в удовольствие. И понимал, как много сил было накоплено во время подготовки к отмененной экспедиции на К2. Даже после полутора месяцев безделья движения были упругими и мощными:
http://urubko-school.blogspot.it/2015/02/trainings-in-albino.html
Потом проделал привычный цикл упражнений на площадке перед Домом Культуры в центре, и отправился лазить по скальному тренажеру с Маттео Галлицоли. Начинается новый сезон. С неплохими планами.

Сегодня отчалю на пару дней в Мюнхен с надеждой повстречать друзей Александра Родичева, Анну Пиунову, Франко Ачербиса, Симоне Моро, Вадима Гайнеева, Ефрема Джианолу с Эдди Кодега и многих других... Затем скалолазание возле Бергамо с надеждой за короткий срок выйти на уровень 6с. Но последние три недели проведу в Польше. Тот город Вроцлав по энергии схож с Бергамо, и хочется потренироваться в Силезии. Где есть хорошие друзья - пан Богдан Янковский, Ольга с Михалом, Богуслав Магрель, Лукаш Муха. Спасибо вам!

  
#5 | Анатолий »» | 22.02.2015 18:05
  
0


Музей как мечта. Денис Урубко.

Когда я рвал свою душу и тело на холодном январском ветру Эльбруса где-то далеко продолжали кипеть важные интересные страсти. Мир складывался в причудливую мозайку. Несколько красивых фрагментов были в Польше. В нужный день я оказался во Вроцлаве.


Вечером на тренировке на Скалодроме города Вроцлав "Eiger" было не протолкнуться. Ольга Танашева порхала от трассы к трассе, от зацепа к зацепу. Я едва успевал за ней. При всем она умудрялась общаться с людьми, и прикидывать где что нового появилось.
- Вон там накрутили что- то. Давай попробуем?
- Слишком сложно для меня, пожалуй, - задматься пришлось, когда положил руки на первые пассивные зацепы.


Для Ольги оказалось в самый раз. Считала перехваты, прикидывала среднюю сложность отработанного, тащила на турник и кампусборд. Мне едва хватало сил следовать за ее энергией. "У поляков набралась, - крутилась в голове такая же шальная, как все окружающее, мысль. - Весело у них тут".
Было много молодежи, конечно. Приходили многодетные семьи, лазали по очереди - оставшийся развлекал потомство. Глядя на них, я поймал себя на мысли, что следующие двадцать лет жизни не прочь провести в таком стиле. Вот только бы еще пару раз на восьмитысячники сгонять! Инструкторы поглядывали в нашу сторону, словно пытались понять, что за иностранный пельмень к ним прикатился.


Уже поздно ночью мы прикатили домой. Я сразу полез в компьютер, и обнаружил интересное приглашение. Надо было ехать куда-то неподалеку.
- Где такой городок Завоя, слышала? - обратился я к Ольге, хлопотавшей возле плиты. - Была в нем? Что там интересного?
Та выразительно пожала плечами, и повернулась к мужу с вопросом в глазах.
- Как же, знаю, - перехватил ее взгляд Михал. - Выступал на соревнованиях когда-то. Самая длинная деревня Польши, восемнадцать километров. Пока ее пробежишь! А ты зачем спрашиваешь?


Музей альпинизма в городе Завоя начали строить около двух лет назад. К его созданию приложили многие спецы вроде Кшиштофа Велицкого и Бернадет Макдональдс. Идея и дизайн были многократно продуманы, распределены по выкупленной у местного управления территории. И вот теперь музей, что называется, созрел, и его намеревались торжественно открыть.


Когда мы с Алией Абылбаевой приехали в городок, то были поражены красиво лежавшим на домах и под деревьями снегом. Здесь была свежесть, по жилам разливался пьянящий воздух Татров. Руководителем проекта оказался молодой парень Бартош Кравчак с невероятно энергичными, но деликкатными манерами. Такие люди знают, чего хотят, - подумалось мне. И не ошибся.


- Самое важное, что этот музей будет одновременно обучающим центром! - таскал он меня по закоулкам. - Для детей. Ну и для их родителей, конечно.
- Для детей? - моя мина получилась на редкость кислой. - Как ты их здесь развлекать будешь?!
- А вот аттракционы! - широко повел Бартек рукой над расставленными в залах электронными дисплеями. - Тут много чего придумано: в экспедицию собраться, восхождение провести. Да и сами экспонаты яркие, оригинальные.


Выяснилось, что меня назначили опекуном вершины Эльбрус. Несколько величавых макетов представляли наивысшие точки континентов. Уже на следующий день, когда мы большой толпой человек в двести торжественно похлопали в ладоши, открыли дверь музея и ворвались внутрь, мне пришлось отдуваться на посту. Люди подходили, расспрашивали, фотографировались. У соседних стендов "дежурили" Кшиштоф Велицкий, Лешек Чихи, Рышард Павловски, Петер Хамор, Януш Майер - их тоже назначили опекунами вершин от Эвереста до Костюшко.


Экспозиций было много. Так что хватит на несколько часов осмотра. А при развитии проекта и на пару дней. Мне доверили приложить руку - подарил организаторам камень с вершины Эльбруса, снятый в зимнем восхождении всего три недели назад, и свою книжку с рассказом о скоростном восхождении на Эльбрус. Работал шикарный бар, всюду искрились интересные беседы. Было много друзей вроде Адама Билецкого и Каспера Текели, скромно улыбались обворожительные девушки. За окном огненным морем разливался солнечный свет, врывался сквозь огромные окна внутрь. Синее небо сремительно взмывало над горами. Открывая новые горизонты. Праздник получился на зависть - как это принято у поляков.


Но мне вспомнилась прошедшая ночь. Когда ребята из персонала доводили все до степени готовности. Времени, как обычно, не хватало. Поэтому работать пришлось долго. Поляки сновали тут и там, полные агрессивного веселья. Задержались и мы с Алией. Случайно заглянув в кабинет, где были брошены куртки, я обнаружил там сидевшего в одиночестве Бартека. Перед ним на столе была початая бутылка виски. Хм...


- Так дело не пойдет! Без друзей не правильно, не справишься! - оценив ситуацию я сразу взял быка за рога. - Ну-ка, давай другой стакан.
Через полчаса вокруг собрались дамы. Достали печенье, апельсины и вино. Я балагурил по-польски, небрежным армейским способом открывал без штопора винные бутылки, потом меня вытянули на эстраду с гитарой в руках, дальше началась репетиция Гимна Музея, мы танцевали по пустому темному залу под раскаты рока.


- Хорошо! - уже заполночь увлеченно хлопнул я по столу ладонью. - Оставлю тебе свои фильмы. И пару-тройку роликов об альпинизме. Чтобы ты тут в музее показывал.
- Я этой мечтой уже семь лет живу, - надрывно Бартош стучал себя кулаком по груди. - Бросил работу, дом. Потому что хочу запустить этот красивый проект. В последние два года на стройке живу, не сплю. Это все чем построено?! Вот этими руками!
Такие горящие глаза воспламеняют сердца других людей. Чтобы пылать интересными идеями, воплощая их в жизнь, помогать молодежи, стараться во всем найти возможность совершенствования. Эта энергетика позволяет добиваться красивых целей, именно в таком обществе я чувствую себя "в своей тарелке" - нужным, с возможностью самореализации. Именно поэтому я вернулся в Россию, приткнулся в уголок Италии, а теперь обрел Польшу. Говорят, что на двух стульях не усидеть. А если на трех?! Но я хочу попытаться. Потому что благодарен друзьм за поддержку, внимание. И постараюсь быть достойным доверия.



- Знаешь, что он мне написал в заголовке своей книги? - спросил Бартек секретаря Магдалену. - От сумасброда сумасброду!
Девушка оценивающе глянула на наши кривые рожи. Скептически качнула головой.
- Вот с этим человеком поедете, - сказала она, указав в сторону стола у двери. Там явно заждался нас серьезный человек. - Он на север едет. Тебя в Ченстохову закинет, Алию в Варшаву. Пойдет?
- Еще бы! Спасибо! - выдохнул я, пожимая руку Войтеку, как звали предстоящего драйвера.




Такая оказия подвернулась очень удачно. Я подарил нашему гиду книгу "Ледоруб Лейтенанта", в пути мы рассуждали о тонкостях польской словесности. Благо, поляк оказался журналистом очень важного издания "Gazety Wyborczej". Потом в кафе на окраине своего городка прибежал Яцек Телер, забрал к себе в гости.





Источник: http://urubko.blogspot.com/
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU