Жестокие игры со смертью. Монстр перерождения альпинизма.




Не искушай Господа Бога твоего (Мф. 4:7)



Если раньше первопрохождение было неким символом превосходства - ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ,. то теперь, когда основные горы уже пройдены первопроходцами, перед альпинистами встают новые задачи.
Тут тебе и без кислорода, тут тебе и по другому маршруту, тут тебе и скорость восхождения, да вообще все что угодно, лишь бы о тебе заговорили и ВЫДЕЛИЛИ из общей массы альпинистов.
По существу это ни что иное, как некий ВЫПЕНДРЕЖ! И главное в альпинизме уже - это не прохождение маршрута, а прохождение маршрута, но обязательно с долей того, ЧЕГО ЕЩЕ НЕ БЫЛО.
И каждый выбирает, какой ему выпендреж больше подходит.
Кому-то больше подходит соло, кому-то без страховки. О бескислородном восхождении уже и заикаться нельзя. Это уж само собой. Если с кислородом - то ты лох.

Возникает вопрос: А ЗАЧЕМ?
А ответ очень прост. Альпинистов много,это вам не 18 век, альпинистов даже очень много! А хочется выделится. Что бы именно о тебе заговорили. чтобы выделили тебя из этой большой серой массы. Чтобы ты был звездой первой величины. А так как таких звезд первой величины не так уж и мало на сегодняшний день, то тут надо уже уж очень выпендрится.


Все бы было ничего (чем бы дитя не тешилось), если бы это не было связано со смертью.
Без всяких выпендрежей, восхождение - это всегда смертельно опасно. На Эверест и с кислородом смертельно опасно. А без кислорода степень риска возрастает несравненно больше.

Количество трупов, разбросанных по дороге на вершину, возрастает. Их уже давно не сбрасывают. Нет времени и сил на это.
Горы постепенно превращаются в кладбища для альпинистов. Кладбище под открытым небом. Мумификация из-за холода обеспечена. Пантеон мертвецов.
И каждый альпинист, проходя мимо трупов, прекрасно понимает, что он потенциальный покойник и очередной потенциальный экспонат для этого пантеона. А кто это не понимает, тот может очень быстро понять.

Альпинистам уже не хватает камнепадов, лавин, скрытых трещин и прочего, им нужно ИСКУССТВЕННО создать сложности. Если раньше пытались исключить любые ненужные сложности (их и без этого много), то теперь, напротив, пытаются вляпаться в эти сложности преднамеренно.

А вы говорите что альпинизм не изменился.
ОЧЕНЬ ИЗМЕНИЛСЯ!
Риск всегда был в альпинизме Как и смерти. Но сейчас пытаются увеличить этот риск. А следовательно, и количество смертей.
Массовость альпинизма породила монстра. Ну если более точно, из-за массовости и желания исключительности, индивидуальности, знаменитости, монстр стал главенствовать в альпинизме. Поменялись ЦЕЛИ альпинизма. Выпендреж встал на первое место. Это говорит о том, что сместились ценности в альпинизме.
Если раньше ценностью считалось - ТЫ ВЗОШЕЛ на это гору, то теперь ценность не в том, что ты взошел, а КАК ты взошел.
Прибавление искусственно трудностей прослеживается на примере, скажем, К2.
Зимой восхождения на К2 все были невозможны. Все экспедиции не достигали вершины зимой. И вот собирается экспедиция, чтобы вот именно зимой взять К2.
ЗАЧЕМ? Там и в сезон достаточно сложностей. Там и в сезон - 50 в зонах выше 8000.
Погибает Виталий Горелик. Экспедиция сворачивается.
Но ведь вы сами сделали для себя искусственно сложность!
Вам хочется взойти на К2. Идите в наиболее благоприятное время! Нет, вас тянет тогда, когда там наиболее опасно.

Я писал статью: "Со смертью не играют в подкидного дурака"
Любой риск надо сводить до минимума. И не ставить целью искусственно этот риск увеличивать. Потому что главное это ВОСХОЖДЕНИЕ, а не восхождение с искусственным дополнительным риском.

Безногие , безрукие начинают восходить на Эверест. Это еще хоть как то можно понять. Они хотят преодолеть свою болезнь. Но зачем мальчиков и девочек тянуть на Эверест? Чтобы отметиться в книге рекордов Гиннесса? Что мол 9-летний мальчик взошел на Эверест. что бы имя прозвучало? А младенцев не пробовали брать на Эверест? Значит, попробуют! Абсурд на то и абсурд, чтобы довести его до абсолюта.


Все это весьма печально. Это трагично.
Альпинизм переродился и из него уже просто делают смертельное ШОУ.

Вереница восходителей на Эверест поразила до глубины души Симоне Моро. Он осознал всю абсурдность такого зрелища.
Но абсурдность перерожденного альпинизма не меньше поражает.
Не поражает желание первопроходцев. Их цели ясны, они четкие. Не поражает желание альпиниста взойти на гору.
Но вырастающий монстр перерожденного альпинизма не просто поражает, а и настораживает.

В погоне за славой. В погоне за исключительностью начинают теряться ценности не только альпинизма, но и человеческие ценности.

Мне возразят, что все это началось давно.
А я и не спорю. Да, это началось не сегодня.
Когда я ставил тему о том, что 8 женщин погибло при восхождении. на Памире (http://www.climbing.ru/forum/all_1/user_2_5/topic_2038/ )
Я сразу подумал. А ЗАЧЕМ надо было обязательно, чтобы в группе были ТОЛЬКО женщины? Что это за такая НЕОБХОДИМОСТЬ была?
Никакой необходимости в этом не было и быть не может!
Я не утверждаю что были бы мужчины и тогда бы не погибли эти 8 женщин. Нет! Но риск-то увеличен искусственно.

Любое увеличение риска искусственно - это НЕ АЛЬПИНИЗМ!
И такие искусственные увеличения риска были "изобретены" далеко не сегодня и даже не вчера. Это перерождение было постепенным. Но оно все отчетливей видно. Оно проявляется все больше и больше.

Я ставил тему о Дарьи Яшиной. Об этой молодой девушке, талантливой, способной альпинистке.

Разве это не пример вот этого искусственного увеличения риска?
Она хотела быть Снежным Барсом. Мечта. И СПЕШИЛА! Она спешила за этой мечтой.
И нелепая случайность - обрыв карниза.

Болотов. Этот великолепный альпинист. Ему не надо было славы. Он ее имел в предостатке.
Нет УВЕЛИЧИЛ СЛОЖНОСТЬ! Вместе с Урубко. ИСКУССТВЕННО увеличили сложность. Стена там жуткая! Болотов погиб не из за этого. Опять из-за случайности (обрыв веревки)

Но не будь этого желания увеличить риск и идти по этой стене, Болотов был бы ЖИВ!


Мне опять могу возразить и сказать - что РИСК всегда присутствует. И не из-за увеличения риска люди гибнут - и в пику приведут случайность, погубившую и Дарью Яшину и Болотова.

А вы подумайте!
Были бы на том месте где погиб Болотов, Дарья Яшина, если бы они ИСКУССТВЕННО НЕ УВЕЛИЧИВАЛИ БЫ РИСК?
Их там не было бы! И не было бы этой СЛУЧАЙНОСТИ.

Никто не хочет быть серыми мышами. Каждый хочет быть приметным, а может и известным.
Но ведь ПУТИ достижения разные.
Выбирать путь усложнения , заведомо искусственно усложняя, увеличивать риск. - это только ОДИН ПУТЬ. Но разве путей не много, только вот этот один?
И это уже становится СИСТЕМОЙ. И без этого уже вроде бы и не альпинист. Причем в природе альпинизма уже несомненно присутствует этот зародыш монстра.
Потому что как говорится: "умный в гору не пойдет...". То есть заведомо идут на сложность, на риск.

Так в чем разница? А в том, что, избирая сложность, риск, все равно ищут из этой сложности наилегчайшее и наименьший риск.
И так поступали все великие, знаменитые альпинисты прошлого.
А сейчас заведомо усложняют и без того сложное. Вот она, существенная разница.
Прохождение более сложного маршрута, да еще с большей сложностью для себя.
Вы замечаете что зародыш монстра есть уже в альпинизме, но это всего лишь зародыш, а сейчас он уже не зародыш, он становится главенствующим.

И в статье о К2 и сезоне 2014 года уже явственно звучит: "Кислород:
почти сорок процентов альпинистов в этом сезоне совершали восхождение на К2 без дополнительного кислорода"


И это уже звучит как ДОСТИЖЕНИЕ.
Но о каком достижении может идти речь? Это просто искусственное усложнение восхождения.
Таких искусственных усложнений может быть превеликое множество. Выпендреж безграничен. А пределы разумного уже давно перешагнули.
Но на К2 и без этих дополнительных выпендрежей ЗОНА СМЕРТИ! Там великая удача даже попасть в окно для прохождения, а не то что еще и выпендриваться. Ведь биологически человек за много миллионов лет ничем не изменился. Разве что стал только более хилым из-за урбанизации и нарушения экологии всего земного шара.
Быть на грани человеческой возможности, да еще искусственно усложнять?
Когда космонавты проходят нечто подобное, то это имеет ЦЕЛЬ - изучить возможности человека. И это нужно для другой цели - для освоения космоса.
Здесь же мы имеем только одну цель - это ВЫДЕЛИТЬСЯ из ряда других альпинистов.
И подобная статья выделяет (40 %) и толкает других альпинистов выделяться. И быть среди этих 40 %, а не 60%, которые взошли с кислородом.

Да мы и сами ВЫДЕЛЯЕМ. Мы своим же вниманием к неординарному, экстремальному, выделяем некоторых альпинистов, и тем самым их толкаем выделиться. (да и других последователей так же толкаем)
Механизм срабатывает безотказно.

Так как усложнений - множество, то остается широкий выбор для альпиниста усложнять. А мы смакуем эти усложнения и тем самым толкаем альпинистов усложнять. Круг замкнулся!

Монстр растет и приобретает угрожающие размеры.
Альпинизм перерождается.


НЕ ИСКУШАЙ ГОСПОДА БОГА ТВОЕГО!

В этих словах глубокий смысл.
Нарушая эти слова, мы нарушаем ТАЙНУ БЫТИЯ.
Вот почему этот путь - в пропасть. Тщеславие, погоня за известностью всегда ведут в пропасть.
В альпинизме много путей быть ПЕРВЫМ. Ищите эти пути, но не идите в пропасть.

Комментарии (103)

Всего: 103 комментария
  
#8 | Анатолий »» | 18.08.2014 18:32
  
0
Мною было написано: "Искусственное усложнение процесса (восхождения) - это перерождение альпинизма. Это даже не перерождение в чистый экстрим."

Не было времени уточнить. Сейчас появилось и уточняю.
Чистый экстрим - это любое экстремальное мероприятие само по себе смертельно опасное.
Но при этом минимизируют степень риска.
Любой вид экстрима прежде всего минимизирует риск. Всякая сложность задачи просчитывается.
Естественно все нельзя просчитать, и срывы бывают довольно часто в экстриме Но чистый экстрим пытается его исключить во что бы то ни стало.
Ведь для экстрима важно сделать, но остаться живым.

Ну например. Если бэйс-джампер делает прыжок с парашютом с какой либо высоты, он же ведь не выбирает отвратную погоду? Потому что при сильном ураганном ветре его может отнести на объект с которого он прыгает.

Когда Джеб Корлисс попытался, совершить самый сложный прыжок в своей жизни. Выпрыгнув из вертолета, он планирует пролететь в вингсьюте по 300-метровой трещине в 280-метровой башне.

http://www.climbing.ru/forum/all/topic_1477_2/#comments

То он все рассчитал.
Но при этом не полез лететь сильно вниз в расщелину. (там ширина минимальная), а спланировал намного выше ( там ширина намного шире чем внизу)
ОН ОБЛЕГЧИЛ этот прыжок и полет через расщелину по имени Jianglang.

Это и есть ЧИСТЫЙ ЭКСТРИМ
Классический пример.

Но когда альпинисты лезут ЗАВЕДОМО не в сезон. (зимой на К2 или Мак-Кинли) когда там многие экспедиции до этого терпели крах, то тем самым они уже не только занимаются экстримом в чистом виде, а уже и грязным экстримом! Потому что это ЗАВЕДОМО УСЛОЖНЯТЬ себе задачу.

Таких "ЗАВЕДОМЫХ УСЛОЖНЕНИЙ" маршрутов МНОЖЕСТВО в альпинизме.
И если раньше экстрим имел место в альпинизме, то это был вообще экстрим (естественный, по причине опасности восхождений вообще в горах) либо чистый экстрим, но никак не грязный экстрим
когда ЗАВЕДОМО скажем не берут кислород на 8000 метров!
Там и с кислородом погибало не мало людей. А без кислорода?
Ну вы сами подумайте. Если с кислородом там мрут по пути, то что будет без кислорода?
Естественно больше смертей. Потому что риск ИСКУССТВЕННО увеличен.
А ЗАЧЕМ?
О каком таком "ЧИСТОМ ВОСХОЖДЕНИИ" идет речь?
Как я уже сказал чистого восхождения быть не может!
Значит альпинисты уже мало интересуются ВОСХОЖДЕНИЕМ. Их уже интересует искусственно экстремальное восхождение.
Тем самым идет подмена ЦЕННОСТЕЙ.
Потому что РАНЬШЕ истинная ценность в альпинизме это было ВЗОЙТИ НА ВЕРШИНУ И СПУСТИТЬСЯ ВНИЗ ЖИВЫМ.

А потом ее стали подменять на другие ценности.
Кто быстрее взойдет,
кто по более сложному маршруту,
Кто без вспомогательных средств.
Кто в одиночку.
И Т.П.. !

Следовательно - стали испытывать судьбу БОЛЕЕ ТОГО НЕОБХОДИМОГО!

Но этого даже не делают чистые экстремалы.
  
#9 | Анатолий »» | 19.08.2014 12:35
  
0
Для сравнения.
В скалолазании другие цели. Там напротив чем маршрут сложнее для прохождения - тем более высоко ценится прохождение. Но опять таки. В сложных маршрутах выбирается наилегчайший проход. Просто сложность стены прохождения бывает разной. Чем сложнее стена прохождения, тем квалификация скалолаза выше (который прошел маршрут)
Скалолазания, до того как была отдельной дисциплиной, было одной из составляющих альпинизма.
Потому что прохождение к вершине имеет разные степени сложности, и надо уметь преодолевать (ВЫНУЖДЕННО! - подчеркиваю) разные степени сложности.
Но в отличие от скалолазания - где цель ПРИОБРЕСТИ МАСТЕРСТВО прохождения по вертикали,
и является ВСПОМОГАТЕЛЬНЫМ, для альпинизма таких целей НЕТ! Там напротив, (во всяком случае на заре альпинизма) выбирались наилегчайшие пути. Потому что нет никакой НЕОБХОДИМОСТИ идти по более сложному маршруту, когда рядом куда более простой.

Как я уже писал сложностей в альпинизме предостаточно и без ИСКУССТВЕННЫХ сложностей. И ИЗБЕЖАТЬ сложные рельефы зачастую просто невозможно. Но раньше НИКОГДА не лезли по более сложному пути. ЗАЧЕМ? Ведь цель - это не сложность прохождения, а цель - это достичь вершину. (ну и конечно спустится живым)

Перерождение произошло ввиду того, что быть сотым, тысячным - это уже не комильфо.
Ну проходили сотню раз этот маршрут (наиболее простой, хотя сам по себе и сложный, со многими опасностями) и тут начинают ВЫКАБЛУЧИВАТЬ, ИСКУССТВЕННО придумывать дополнительные сложности.

Прохождение восхождения ПО ДРУГОЙ СТЕНЕ, ПО ДРУГОМУ МАРШРУТУ - это все из той же песни.
Совершенно очевидно, что всякая гора имеющая сложный рельеф и имеющая и юг и север и запад и восток (четыре стороны) где-то легче для прохождения, а где-то сложнее. ПЕРВОПРОХОДЕЦ осматривая гору с разных сторон выбирал наилегчайший путь к вершине.

Вереница альпинистов повторяла его путь. А порой находились более легкие пути (который не заметил первопроходец)
Но времена идут. маршруты пройдены. И понеслось - а не попробовать ли вот с той стороны - вот по такому маршруту, который еще никто не проходил (а если и проходил, то не до конца)
Но количество проходящих и по этому новому маршруту опять увеличивается, и начинается усложнения Вот ту смертельную стенку еще никто не проходил. Надо попытаться пройти.

Вот и подмена ЦЕЛИ, подмена ЦЕННОСТИ.
Не просто взойти на вершину, а взойти по более сложному маршруту.
Но то что правильно в скалолазании (где именно такая цель и такая ценность) не правильно в альпинизме! Потому что в альпинизме РИСК надо минимизировать!


Если в скалолазании никакого монстра перерождения нет, потому что цель скалолазания это научится проходить любой маршрут по вертикали любой сложности (какая достижима) и в этом СУТЬ скалолазания - как ВСПОМОГАТЕЛЬНОГО инструмента (средства) для восхождения на вершину, то искусственное осложнение (любого порядка!) в альпинизме - рождает монстра перерождения. где ценности меняются.

И опять повторю, "чем бы дитя не тешилось", если бы не СМЕРТИ.
Жестокая игра со смертью, - вот как это называется.

Леонид возразил, что если: " НЕ ИСКУШАЙ БОГА ТВОЕГО" то...

Более точная формулировка:

"Если довести тезис "не искушай ..." до абсолюта - альпинизму вообще не останется места"

В том то дело что НЕТ!, и место альпинизму ЕСТЬ!
Но КАКОМУ альпинизму?
А такому альпинизму где главная ценность ВЗОЙТИ. Но взойти не любой ценой, а минимизировать риск.
Риск все равно остается. Его нельзя исключить.
Но в в том то и дело что альпинист СТАРАЕТСЯ НЕ ИСКУШАТЬ судьбу.

БЕЗБАШЕННЫЙ альпинизм никогда не приветствовался среди альпинистов. Это уже не альпинизм а АФЕРИЗМ! это БРЕД!
И идти (скажем) человеку НЕ ПОДГОТОВЛЕННОМУ - кто из альпинистов это будет приветствовать? Напротив! Будет осуждение такого безбашенного "альпиниста"
Так же не приветствуется в среде альпинистов если человек идет ЯВНО с очень большим риском (НЕОПРАВДАННЫМ!).
Хотя бы потому что понимают, что это безумие.
Альпинистов многие не понимают, и не понимают потому что видят и понимают что это риск и смертельно опасно, но не понимают, что альпинист старается ИЗБЕЖАТЬ неоправданный риск. У него должно быть МАСТЕРСТВО, УМЕНИЕ, он должен быть ПОДГОТОВЛЕН. и не должен навертывать на свою голову излишние сложности.

Как только он начинает искусственно нагнетать сложности - вот это уже и есть ПЕРЕХОД в другую область, где и явственно звучит: "Не искушай Бога твоего!"

И альпинизм перерождается (и началось это не сегодня и не вчера) он превращается в грязный черный экстрим.
Где царит НЕ ВЫНУЖДЕННЫЙ РИСК, А ИСКУССТВЕННЫЙ РИСК.
#10 | Леонид »» | 20.08.2014 09:16
  
0
Анатолий, вы исходите из неверного на мой взгляд положения, что есть некая одна "правильная" цель, а все остальное суть суета.

1. Во-первых, нужно разделять "формальную" цель и внутренние мотивы альпиниста. Формальная цель альпинизма как бы одна - взойти на вершину. А горного туризма - пройти маршрут. Казалось бы ничего общего. При этом туристы и альпинисты едут в одни и те же горы, и иногда идут параллельными маршрутами.

На самом деле важны именно внутренние мотивы ("зачем люди ходят в горы?"). Про это я уже кратко писал. И мотив "выделиться" так или иначе всегда есть - главное, чтобы он не был доминирующим и не влиял на принятие решения, особенно на маршруте.


2. Если говорить о смене ориентиров альпинизма в целом - всегда целью было расширить границы. Естественно, когда это все начиналось - просто взойти на любую вершину было уже достижением. Я когда писал "восхождения усложняются" - имел в виду что растут возможности альпинистов: новая техника, новое снаряжение, профессиональный подход и т.д. То что было последним словом 20-40-50 лет назад - сейчас классические маршруты, доступные многим. Как и в любом спорте, вспомните прыжки в высоту: поменялась техника - и кардинально улучшился результат.

Поэтому просто взойти - да, уже не интересно. Всегда интересно расширить границы. Свои личные. Ну а самым сильные тем самым расширяют горизонты для всех.
В альпинизме всегда было стремление выйти за грань. Вспомните "проблему северных стен" в Альпах в 30-е. Наверняка тогда многие рассуждали как вы сейчас... И что? - сейчас маршрут первопроходцев по Северной стене Эйгера это классика, а всего там пройдено более 20 маршрутов.

3. Скалолазание зародилось как самостоятельный вид деятельности. Там где были под боком горы (Альпы, Татры) - занимались альпинизмом, а в Штатах, Британии или на Столбах - лазили по скалам. И сейчас для многих скалолазание (даже если не смотреть на него как на спортивную дисциплину) - вполне самодостаточное занятие. Более безопасное, но желания раздвинуть горизонты (или по-вашему - "выделиться") там не меньше.

Я согласен, что мотив "выделится" присутствует, и иногда - в неприемлимой или опасной пропорции. Но не стоит по формальным признакам всех записывать в "игроки со смертью"
Фри-соло: это может быть путь самосовершенствования - а могут быть понты.
На 8К без кислорода - желание и возможность взойти чисто, либо пиар с целью отбить деньги за экспедицию.
и т.д.
  
#11 | Анатолий »» | 20.08.2014 12:30 | ответ на: #10 ( Леонид ) »»
  
0
С вами Леонид хорошо спорить, хотя бы потому что ум развит и мало тараканов. А то я нагляделся на форуме о трагедии группы Дятлова, это феерическое тупоумие не понимать элементарные вещи и переселять своих тараканов в головы других.

Ваши контраргументы весомые. И отмахиваться от них нельзя.

РАСШИРЕНИЕ ГРАНИЦ. -
Это основной лейтмотив на котором вы строите построение дальнейшие Это как база- фундамент.

По существу "расширение границ" уже присутствует в альпинизме, потому что идти на вершину - это не что иное как расширение границ по вертикали. Там человек не живет, там даже птицы не летают. И следовательно уже расширение границ.

В чем же РАСХОЖДЕНИЕ между моим пониманием и вашим в том что творится в альпинизме?

Ведь я не исключаю расширение границ - по вертикали, мало того говорю, что зародыш монстра присутствовал в альпинизме с самого его зарождения.
РИСК всегда присутствовал в альпинизме. Причем смертельный риск.

В чем же РАЗНИЦА?
И вот тут вы скорее всего не можете понять разницу. Вы ее просто не видите.

А разница очень простая.
В первом варианте (расширения границ) но МИНИМИЗИРОВАТЬ РИСК.
А второй вариант (расширения границ) но МАКСИМИЗИРОВАТЬ РИСК.
Вы можете понять разницу этих двух путей?
А ведь она же очень существенна.
Это два разных пути.

Расширение границ идет и в том и другом случае, но пути (средства) разные.

Расширение границ по вертикали это уже ЦЕЛЬ.
Но при этой цели - минимизировать риск. (процесс для достижения цели)
А тут меняется ЦЕЛЬ, потому что , да остается цель - расширение границ по вертикали, но прибавляется существенная составляющая - максимизировать риск.
И ЦЕЛЬ начинает ПОДМЕНЯТСЯ.
Цель это уже не просто взойти, в взойти по более сложному и следовательно более рискованному пути.

ТЕНДЕНЦИЮ - вы сами описали.

Ваши слова:

"Поэтому просто взойти - да, уже не интересно. Всегда интересно расширить границы"


Но ваше расширение границ, это уже не по вертикали.
Это уже цель максимизировать риск.

А это уже не альпинизм. Альпинизм - это расширить границы по вертикали и минимизировать риск.
ИДЕТ ПОДМЕНА ЦЕЛИ!
Вместо вертикали (расширение границ), максимизировать риск. (тоже расширение границ)
вертикаль остается. Но... ЭТО УЖЕ НЕ ИНТЕРЕСНО!!! (ваши слова)

Для расширение границ НЕ ПО ВЕРТИКАЛИ - очень много вариантов.
Потому что максимизировать риск - можно бесконечно! (предел - СМЕРТЬ!)
Если гора имеет границы высоты (скажем 8420 метров) и она пройдена. То расширять границы по вертикали уже НЕВОЗМОЖНО.
И тогда идут по другому пути - не по вертикали "расширять границы".
А там возможностей - полно! Ограничений нет! И можно придумывать что взбредет в голову.
И не только гора с разными рельефами позволяет (скажем менять маршруты прохождения на более сложные, а следовательно более опасные) но и болезненная фантазия восходителя.

Первая цель (вершина) остается (само собой и даже уже не интересная), но прибавляется вторая цель - максимизировать риск.

АЖИОТАЖ этого второго пути прослеживается уже давно. МОНСТР растет. Это уже не зародыш.
Это созревший монстр во всей своей чудовищной красе.

Причем он хоть и присутствует и весьма очевиден, альпинисты даже его вроде и не замечают. Или если и замечают, то принимают как должное. Они втравливаются в эту гонку за смертью.
Они расширяют границы, но и не понимают порой, что это путь в пропасть.
Это связано с тем что всякое восхождение - это риск. И альпинисты ПРИВЫКЛИ рисковать.
Безумием здесь не пахнет. Даже максимизирую риск они продолжают (интуитивно) все же и его минимизировать. Ну не лезут они без перчаток на 8000 метров. (это как пример) и ледорубы берут с собой. и прочее. Но при этом идут по пути максимизировать риск.

Расширение границ не по вертикали становится незаметно ЦЕЛЬЮ.
ОСНОВНОЙ ГОНКОЙ в альпинизме становится максимизировать риск.

И это прослеживается ВЕЗДЕ в альпинизме.
Даже ОТНОШЕНИЕ к тем, кто вереницей идет на Эверест.- у альпинистов скептическое. Они их за альпинистов уже не считают. На них уже и не обращают внимание. Это как МОШКАРА для них.
Мельтешат там на пройденных маршрутах, путаются под ногами.
Это характерное отношение к себе подобным - яркий пример того что альпинисты уже подменили цель.

Расширение границ (ЛЮБОЕ! расширение в рамках альпинизма) уже рассматривается как достижение в альпинизме.

Наиболее ОДИОЗНЫЕ расширения границ - альпинисты тоже не воспринимают. У них выработался свой КРИТЕРИЙ оценок.

например:

"65-летний житель Гюмри босиком взошел на Арарат"
(примечание: высота Арарата 5156 метров)
Не рассматривается альпинистами как высокое достижение в альпинизме.
Ну взошел и взошел.

Эти КРИТЕРИИ ОЦЕНОК - весьма УСЛОВНЫ. Это уже ВНУТРЕННИЕ ИГРЫ КЛАНА альпинистов.
я бы даже назвал КАСТОЙ альпинистов. И внутри этой касты - свои правила, свои критерии, свои оценки.
Снежные Барсы, те кто прошел все 8тысячники, и вообще БОМОНД альпинистов ДИКТУЕТ ОЦЕНКИ.

В этом горниле кормится этот монстр. Его там и взращивают.
И монстр растет.
  
#12 | Анатолий »» | 20.08.2014 14:59
  
0
Ну давайте для примера почитаем вот эти две статьи, а потом проанализируем, что бы понять о чем я говорю и выявить РАЗНИЦУ между расширением границ по вертикали, и расширением границ не по вертикали.

Пока дышу, надеюсь: Восхождение на Эверест

Каждую весну подножие самой высокой горы на Земле — Эвереста — пестрит палатками. Попытать удачу приезжают несколько сотен человек. Но всех их можно легко поделить на две группы: одни во время восхождения будут дышать кислородом из баллонов, другие надеются лишь на свои силы


Ранним утром 29 мая 1953 года на вершину Эвереста впервые поднялись люди: шерп Тенцинг Норгей и новозеландец Эдмунд Хиллари. «Сияло солнце, а небо — за всю жизнь я не видел неба синее! Я глядел вниз и узнавал места, памятные по прошлым экспедициям… Со всех сторон вокруг нас были великие Гималаи… Величайшие вершины мира казались маленькими холмиками. Никогда еще я не видел такого зрелища и никогда не увижу больше — дикое, прекрасное и ужасное», — вспоминал Тенцинг Норгей.

Ровно через 27 лет на том же самом месте стоял австриец Райнхольд Месснер, он взошел на вершину мира в одиночку. «Опускаюсь на снег, от усталости тяжелый, как камень… Но здесь не отдыхают. Я выработан и опустошен до предела… Еще полчаса — и мне конец… Пора уходить. Никакого ощущения величия происходящего. Для этого я слишком утомлен», — рассказывал Райнхольд Месснер.

Заметили разницу в ощущениях? Хиллари и Тенцинг использовали кислород. А Месснер дышал окружающим воздухом.

Oxygenium


Еще в XVII веке ученые доказали, что воздух содержит какое-то необходимое для жизни вещество. Благодаря бесцветному, безвкусному и невидимому O2 (кислороду) вы сейчас читаете эти строки.

С ростом высоты падает давление воздуха, он становится разреженным. Вдох на вершине Эвереста (8848 м) принесет в три раза меньше кислорода, чем на уровне моря. Поднимитесь туда быстро без специального оборудования — и вас захлестнет жесткая кислородная недостаточность (гипоксия). Ощущение пустоты при вдохе, рябь в глазах, боль во всем теле, потеря сознания и…

«При разгерметизации кабины самолета на 8000 м пилот теряет сознание через две минуты, — говорит доцент кафедры экстремальных и прикладных видов спорта РГУФК, заслуженный мастер спорта Юрий Байковский. — Высокогорье очень агрессивная среда. Сухой воздух, ураганные ветра, непогода, резкие перепады температур от +30 днем до -20 ночью. При этом человек идет вверх, несет груз. Альпинистам в таких условиях иногда приходится жить 2−3 недели. Это возможно только при медленном подъеме — организм приспосабливается».

Акклиматизация


Поэтому на осаду Эвереста в среднем уходит полтора месяца, хотя на сам штурм вершины нужна всего пара дней. Остальное время занимает акклиматизация — адаптация к тяжелым горным условиям. И в первую очередь — к недостатку кислорода. «Чтобы нагнать больше кислорода, человек дышит глубже и чаще, — объясняет специалист по гипоксическим тренировкам Алла Цветкова. — А сердечно-сосудистая система старается быстрее отнести кислород к тканям и органам: повышается пульс, давление, объем крови. Происходит выброс гормонов, стимулирующих образование эритроцитов. Растет уровень гемоглобина».

Но адаптация происходит не мгновенно — некоторое время человек испытывает губительное действие гипоксии. «Сонливость, вялость, головные боли — это первые признаки, — объясняет Алла. — В первую очередь нарушается работа мозга. Отсюда усталость, головокружение, давление в висках. Появляется одышка, холодеют руки и ноги, наступает упадок сил».

Вдох-выдох


Казалось бы, дыши глубже, а сердце стучи быстрее, и нет проблем. Но не все так просто. На высоте быстро выводится углекислый газ, который важен для человека не менее кислорода. Попробуйте усиленно подышать секунд десять — чувствуете, как закружилась голова?

А в горах недостаток CO2 приводит к «периодическому дыханию». Дело в том, что сигналом на «вдох-выдох» служит в норме не понижение содержания кислорода, а повышение уровня углекислого газа в крови. Во время сна на больших высотах этот сигнал в какой-то момент задерживается, дыхание останавливается секунд на 10−15. За это время организм «дожигает» остатки кислорода, и, когда его почти не остается, срабатывает защитная реакция, дыхание резко возобновляется. Человек невольно просыпается. «Это очень неприятное ощущение, — говорит Юрий Байковский. — Бывает, в этот момент человеку снится, что он попал в лавину, задыхается и умирает».

Золотое правило

Через несколько дней дыхание, пульс и сон нормализуются — организм адаптируется к уровню кислорода в воздухе. Однако каждый реагирует на высоту по-своему. Одни акклиматизируются быстро и без осложнений, у других развивается острая горная болезнь — «горняшка»: тошнота, рвота, головные боли, беспокойный сон. Лечение заключается в прекращении подъема, а если состояние продолжает ухудшаться — в немедленном спуске.

В большинстве случаев через несколько дней «горняшка» полностью проходит. И чтобы избежать ее, альпинисты поднимаются медленно и периодически спускаются вниз для отдыха («ступенчатая акклиматизация»). Новая высота — это стресс для всего организма. А последовательный «подъем-спуск-подъем» дает время на восстановление и мобилизацию сил перед новой нагрузкой. «Забирайся высоко, спи низко» — золотое правило акклиматизации.

Супершерп

Несмотря на тяжелые природные условия, люди издревле живут в самых высоких местах нашей планеты — в Гималаях, Андах, на Памире. Индейцы племени мокороча в Перу — на высотах около 5000 м. В Тибете буддистский монастырь Ронгбук расположен на 5100 м. Из окон отеля и ресторанчика неподалеку от монастырских строений хорошо виден Эверест.

Первые испанские поселенцы Южной Америки столкнулись со страшной проблемой в городе Потоси (4000 м над уровнем моря) — новорожденные умирали в первые часы жизни. Но местные индейцы от такого недуга не страдали: они отлично приспособились к жизни в горах. Горцы отличаются большой грудной клеткой, высоким уровнем эритроцитов и гемоглобина в крови и смуглой кожей, которая лучше защищает от солнца. На выработку «врожденной» устойчивости колонистам потребовалось более полувека. Только через 53 года в Потоси смог выжить первый испанский новорожденный.

Неудивительно, что главные помощники любой экспедиции в Гималаи — это шерпы, небольшая народность, живущая у подножия Эвереста. Если вам нужно нанять проводника, забросить еду и снаряжение в лагерь на 8000 м или соорудить переход через пятиметровую трещину во льду — вам нужен шерп. «Когда команда поднялась на вершину, их ожидала палатка, услужливо разбитая десятью шерпами накануне» — показательная альпинистская шутка. Мировые «эверестские» рекорды принадлежат профессиональным альпинистам-шерпам. В этом году Аппа Шерпа поднялся на вершину мира в 18-й раз. Пемба Дордж делает это за 8 часов 10 минут, а Бабу Чири как-то заночевал на «крыше мира» и провел там в общей сложности 21 час. Однако для поддержания «суперрепутации» и из-за жесткой конкуренции шерпам порой приходится браться за крайне опасную работу. Многие из них навечно остались на склонах Гималаев из-за обморожений, лавин и несчастных случаев.

Зона смерти


Но выше 6000 м постоянно находиться не могут даже шерпы. Там организм работает на износ за счет внутренних резервов, «перезарядить» которые невозможно из-за постоянной нехватки кислорода. «Представьте, что вы непрерывно работаете и даже ночью не можете отдохнуть, — объясняет Юрий Байковский. — Частота пульса во время сна на большой высоте — 80−90 ударов в минуту, в 1,5 раза выше нормы».

Общее состояние постепенно ухудшается. Ослабляются иммунитет, умственные способности, память. Нарушается психика. В книге «Слово об Эльбрусе» приводится рассказ экспедиционного врача П. В. Андригина, который, указав на осколки стекла на снегу, пояснил: «Это — смеситель для счета эритроцитов в крови. Испытуемый, на уровне долины вполне владеющий собой субъект, на высоте взял да и вполне спокойно перекусил его зубами». Альпинисты резко теряют в весе — до 10−15 кг за 6−8 недель.

Еще выше, от 7500 м, начинается так называемая «зона смерти». Там у альпинистов задача простая — выжить. Даже самые выносливые выдерживают считаные дни. «Я просто прозябаю, как растение… каждое движение стоит массы волевых усилий… Боль во всем теле… Ощущение, возникшее несколько часов назад, что у меня есть невидимый спутник, усиливается. Я даже спрашиваю себя, как же мы разместимся в этой крошечной палатке. Кусок сухого мяса разделяю на две равные части. Оборачиваюсь. Убеждаюсь, что я один», — рассказывал Райнхольд Месснер о высоте 8200 м.

За одну ночь

Бесконечно долго противостоять гипоксии не может ни один человек. У каждого из нас есть определенный «запас прочности». После его исчерпания начинаются все менее и менее обратимые изменения в организме. В легких и головном мозге начинает скапливаться жидкость, что смертельно опасно.

Отек мозга чаще всего случается выше 7000 м, но известны случаи заболевания и на 3−5 тысячах. Один из первых симптомов — нарушение походки, неадекватное поведение. «Было ощущение, как будто я очень пьян. Я не мог идти не спотыкаясь и совершенно потерял способность думать и говорить. У меня в голове было несколько слов, но я никак не мог сообразить, как мне их произнести», — описывал ощущения при отеке мозга участник одной из экспедиций на Эверест Дейл Круз.

Отек легких чаще всего развивается от 4000 м. Появляются тяжелая одышка, сильная усталость, шумы при дыхании, ногти и губы синеют. Больной пытается лечь, но так труднее дышать — приходится вставать (симптом «ваньки-встаньки»). Пенистая, кровавая мокрота при кашле — один из последних симптомов.

Более того, любой «сбой» может «сломать» даже самого выносливого. Повышение температуры до 38 °C (например, из-за обыкновенной простуды) усиливает гипоксию в два раза, до 39,5°C — в четыре. На высоте 7000 м насморк может за одну ночь перейти в отек легких и привести к смерти. Вот почему подниматься без акклиматизации категорически запрещено.

В аптечке «высотного» доктора обязательно есть противоотечные дексаметазон и нифедипин. Однако лучшее лекарство — быстрый спуск: шансы вылечить на высоте близки к нулю. «А самая важная задача — не допускать такого состояния, — говорит мастер спорта международного класса по альпинизму Валентин Божуков. — Для этого нужно тренировать выносливость: бег, плавание… А во время восхождения использовать кислородное оборудование».

Английский воздух

Лучший защитник от гипоксии — баллон со сжатым кислородом, постоянный спутник большинства высотных альпинистов. Впервые кислород на Эверест привезли англичане в 1922 году. Шерпы только посмеивались над «английским воздухом». «Стандартный комплект для Эвереста — четыре баллона на человека, — говорит Андрей Максимов, замдиректора НПО «Поиск», компании — производителя кислородного оборудования. — Но лучше брать с запасом. Был случай, когда группу застала непогода выше 8000 м. Они там пять дней сидели и пошли дальше на восхождение. А если бы не достаточное количество кислорода…» Если же кислород кончится, альпинист мгновенно «переносится» в гораздо более суровую среду. «Как можно быстрее вниз! — говорит Андрей Максимов. — Пока вы в здравом уме и твердой памяти».

Лишь сотни альпинистов во всем мире (в России около десятка) способны подняться на вершину мира без кислорода. И дело не только в большой выносливости, но и в исключительной удаче. Ибо ни один человек не властен над погодой на Эвересте. Кроме того, сложные маршруты и спасработы без кислорода крайне опасны либо совершенно невозможны.

«Это древний спор, — рассказывает Валентин Божуков. — Одни считают, что гипоксия — такая же помеха восхождению, как мороз, ветер, лавины, и против нее не зазорно защищаться. Другие — что бескислородное восхождение — это величайшее достижение. А кислород — допинг. Но это все равно как сравнивать прыжки в высоту — обычные и с шестом. Восхождения на Эверест с кислородом и без — это два разных вида спорта».

Впрочем, даже при наличии самого современного снаряжения альпинизм остается крайне опасным занятием. Однако люди продолжают стремиться к «вершине мира», несмотря на холод, лавины и гипоксию. Почему? Джордж Мэллори, погибший во время штурма Эвереста в 1924 году, на этот вопрос отвечал коротко: «Потому что он существует».

Животные-рекордсмены
Для некоторых животных высота — не проблема. Горные козлы, яки и бараны поднимаются почти до 6000 м. За ними следует ирбис (снежный барс). Еще выше обитают птицы: в Гималаях бородача (ягнятника) видели на 7500 м. На Эвересте гнезда альпийских галок находили на 8100 м. Но абсолютный рекорд высоты принадлежит африканскому грифу, столкнувшемуся в 1973 году с пассажирским самолетом на высоте 12 150 м. Правда, вид рекордсмена пришлось определять уже на земле — по оставшимся перьям.

Третье легкое
Природная одаренность выдающихся спортсменов не вызывает сомнений, и альпинисты — не исключение. Например, про «первопроходца» Эвереста Тенцинга Норгея говорили, что у него есть «третье легкое». Возможно, у Райнхольда Месснера, первым покорившего все 14 «восьмитысячников» нашей планеты, их было целых четыре.

Источник: http://www.popmech.ru

+++++

Кислородные восхождения. Ответы Николая Тотмянина на вопросы журнала "РИСК".

Риск: Не является ли кислород «искусственной точкой опоры», делающей иллюзией достижения само восхождение на 8-тысячник?
Н.Т.: Если скалолаз способен пройти маршрут свободным лазанием, то вряд ли он будет на нем ИТО-шить. Так и на большой высоте: если можешь, то поднимаешься на вершину без «соски». На 8 из 14 восьмитысячников первое восхождение было совершено без кислорода.
Ходить классику (и не классику) с кислородом мне лично не интересно.

Риск: Допустим ли в данном случае принцип «не можешь сам, не ходи»?
Н.Т.: Если для кого-то кислородный аппарат – панацея от мучительной работы на пределе, то пусть идет с аппаратом, не забывая при этом, что поломка «железа» или исчерпание запаса кислорода может иметь необратимые последствия. Я против использования кислорода неподготовленными людьми. Это касается как физической, психологической и технической подготовки, так и акклиматизации перед восхождением.

Риск:Насколько честно подавать на Чемпионат России восхождения, совершенные с кислородом?
Н.Т.: Подавать можно, но присуждать медали нет. На месте судей я попросил бы добавить в паспорт восхождения графу, в которой указывается количество «выпитых» баллонов кислорода, в том числе оставленных на маршруте.

Риск:Считаете ли вы людей, способных работать на высоте без маски (Букреев, Тотмянин, Урубко и т.д.), природными феноменами?
Н.Т.: Нет, не считаю. У меня, например, самые обычные физические и функциональные данные. Известно, что быстрота и степень акклиматизации не одинаковы для разных людей, и различия в переносимости высоты проявляться уже на высотах около 5000 м. При одной и той же программе акклиматизации большинство спортсменов адаптируются к высоте примерно одинаково, а спортсмены, имеющие существенные отклонения в ту или иную сторону, составляют незначительную по численности группу. Это — нормальный закон распределения. Но для всех без исключения для успешного восхождения без кислорода требуется сочетание внутренних и внешних благоприятных факторов. Например, нельзя выходить даже на простой маршрут в одной группе с участником, квалификация которого неизвестна. Под квалификацией понимается не только спортивный разряд и опыт прошлых восхождений, но и готовность к данному восхождению, и физические возможности в текущем сезоне. Никакая тренировка на равнине не может заменить восхождения на высоту ниже основной не более, чем на 1000 м. Все бескислородники поднимаются на высокие горы регулярно и часто. Психологическая подготовка не менее важна, чем физическая. Поднимаясь на большую высоту даже в составе группы, необходимо иметь мотивацию и психологический настрой солиста. Это позволяет выжить в «зоне смерти».

Высотные восхождения:
— пик Ленина (7134 м) 1982, 1991 в двойке, 1997 в двойке, 2000 в двойке, 2001 дважды, в том числе соло 4200 - вершина — 4200 за 12 часов 46 минут.
— пик Корженевской (7105 м) 1983, 1986 первое зимнее, 1990, 1994 дважды, 1996 дважды, 2000 в двойке,
— пик Коммунизма (7495 м) 1983, 1988, 1990 дважды, в том числе из базового лагеря до вершины и обратно за 28 часов, 1994 дважды, 1996, 2000 в двойке,
— пик Победы (7439 м) 1984, 1997, 1998, 1999, 2002 в двойке.
— пик Хан-Тенгри (6995 м) 1993 трижды, в том числе в октябре дважды, 1995, 1997 соло из базового лагеря до вершины и обратно за 14 часов 03 минуты, 1999 дважды, 2002,
— Лхоцзе Главная (8516 м) 1990, по Южной стене (первопрохождение, 6 Б к.тр.), подъем до 8350 м.
— Эверест (8848 м) 2003, 2006, с Севера через Северное Седло.
— Жанну (7710 м) 2004, по Северной стене (первопрохождение, 6Б к.тр.).
— К2 (8611 м) 2007, по центру Западной стены (перврпрохождение, 6Б к.тр.).

С кислородом не ходил, не хожу и не буду ходить.

Николай Тотмянин
капитан сборной России,
Заслуженный Мастер Спорта,
обладатель Золотого Ледоруба

Источник: http://www.alpclubbars.ru
  
#13 | Анатолий »» | 20.08.2014 15:38 | ответ на: #12 ( Анатолий ) »»
  
0
Что мы отчетливо можем увидеть в этих двух статьях?
А мы можем увидеть следующее.
Зона смерти - выше 8000 метров без кислорода - это ЗАВЕДОМО усложнять себе прохождение маршрута, причем опасность СМЕРТЕЛЬНАЯ.
Это ничто иное как я и назвал ЖЕСТОКАЯ ИГРА СО СМЕРТЬЮ.
Это не расширение возможностей ! Это и не расширение возможности по вертикали, или не расширение возможности не по вертикали. Это ОБЫКНОВЕННАЯ ИГРА СО СМЕРТЬЮ!

И если уважаемый Николай Тотмянин практически ПРОПАГАНДИРУЕТ эту игру со смертью, то это путь остается на его совести.

Я не голословен, потому что он ставит ГРАНИЦУ, когда пишет:

"Риск:Насколько честно подавать на Чемпионат России восхождения, совершенные с кислородом?
Н.Т.: Подавать можно, но присуждать медали нет. На месте судей я попросил бы добавить в паспорт восхождения графу, в которой указывается количество «выпитых» баллонов кислорода, в том числе оставленных на маршруте."


Присуждать медали нет?
Значит ИДИ И ИГРАЙ СО СМЕРТЬЮ? Иначе медаль не получишь?

Но при этом ведь совершенно очевидно, что идет ИСКУССТВЕННОЕ УСЛОЖНЕНИЕ.

Человек на 8000 метрах даже с кислородом идет на грани человеческой возможности, а тут на тебе усложнение и повышение риска. Во сколько раз? Кто посчитал?

И ни о каком "чистом восхождении" попрошу даже не заикаться!
Это не чистое восхождение (без кислорода) а просто УМЫШЛЕННОЕ БЕЗУМИЕ!
И это даже не расширение границ.

И если кто-то это проходит, то подобное в среде альпинистов сразу ставит этого человека ВЫШЕ других, которые это не прошли. Все остальные ... НИЖЕ!
Искусственное разделение.
И это разделение только для того что бы ВЫДЕЛИТСЯ из толпы альпинистов. Потому что ДРУГИХ причин просто НЕТ!

Вы Леонид возразите, что тем самым безкислородники расширяют свои границы?
А я возражу что они просто ЖЕСТОКО ИГРАЮТ СО СМЕРТЬЮ.
С тем же успехом можно голым пойти на Эверест. (чем не расширение своих границ?)

Естественно эти ИГРЫ начались не сегодня, но они стали ТЕНДЕНЦИЕЙ.

И сейчас расширить границы по вертикали уже не комильфо, надо поиграть со смертью посерьезней. Так усложнить что бы сумел 1 из 10000 тысяч.


Ну для таких игр со смертью даже не надо забираться на такие высоты. ЗАЧЕМ? Поиграть можно где угодно. Что собственно говоря и делают "одиозные экстремалы"
Они тоже "расширяют границы" ( Ну в их понимании во всяком случае)

Если кто-то по своим физическим данным может находится на 8000 метрах без кислорода, не делает его СУПЕРальпинистом. это БЛЕФ. Это опять таки ИГРА на публику. Причем очень опасная игра, потому что хрен с тобой, рискуй своей жизнью, но ПОСЛЕДОВАТЕЛИ то будут. И будут умирать как мухи. Потому что НЕ ВСЕМ ДАНО.

Я например мог задерживать дыхание на 4 минуты 54 сек. Без нескольких секунд - 5 минут.
Это не рекорд, дело не в этом. А дело в том что если последователи начнут делать попытки так задерживать дыхание, что сколько уйдут на тот свет без пересадки? А ведь запросто уйдут!

Так же и восхождение без кислорода на 8000 метров.
Никакой разницы.
#14 | Леонид »» | 21.08.2014 08:40
  
0
Я когда говорю о расширении пределов - речь идет о пределах физических, ментальных, технических и пр. Расширение территории (как пишите вы - предел по высоте) - это только следствие, ну или одно из направлений, далеко не самое важное.
Когда начинает доминировать мотив "захвата территорий" - появляются коллекционеры вершины, по сути то же "клеточничество"

Бескислородное восхождение - да, расширение личных границ. Физическая возможность работать на такой высоте, ну и ментальные возможности.

По поводу минимизаци риска - там задача многокретириальной оптимизации, и даже не одна.
При выборе маршрута степень риска в первую очередь одно из ограничений, но никак не целевой критерий. Критерий - маршрут.
У каждого альпиниста свое понятие о допустимом риске, вот эту черту и стараются не переходить.
Допустимый предел риска не постоянный, под влиянием некоторых факторов человек может его отодвинуть. Да, в том числе это и слава, соперничество, деньги. Но про это я уже написал - на мой взгляд внешняя мотивировка часто искажает смысл альпинизма.

Естественно, априори оценить риск восхождения не всегда можно адекватно - часто НС связаны именно с такими ошибками.

На самом маршруте - да, все делается для минимизации риска. Если он достигает порогового значения - обычно восхождение прекращают.

Кроме того, нельзя о степени риска судить по формальным признакам. Что до новичка смертельно опасное мероприятие, для мастера - "легкая прогулка".

Любой альпинизм - это "игра" в вашей терминологии, как и любая "экстремальная деятельность".
Чтобы расширить границу - нужно эту границу перейти, а это всегда риск.

В вашем примере про задержку дыхания - да, для меня ваш результат будет расширением границ. Если я захочу его достигнуть - тренировки, тренировки, тренировки. Хотя возможно и не достигну (все правильно - особенности организма), но свой предел в любом случае расширю.
Если я решупу повторить ваш результат без подготовки - сам себе дурак.
В альпинизме все так же.

На мой взляд, бескислородое восхождение на "низкий" восьмитысячник, или на семитысячник (если выше организм не позволяет) более ценное, чем Эверест с кислородом.
То же самое про технику - можно зажумарить за лидером скальную 6А - но это не будет 6А. Как я говорю, это "чучело маршрута", а не сам маршрут. Гораздо ценнее пройти маршрут первым - той категори, которая тебе по силам.

На мой взгляд, проблема возникает когда стремление к самосовершенствованию одних сталкивается со стремлением к первенству других. Возникает непонимание мотивов, а тупые попытки повторить результат (или выделиться другим способом) приводят к трагедии.
Снова мой исходный тезис: внутренние мотивы vs внешние
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU