Они были первыми - альпинисты спасатели (землетрясение в Армении в 1988 году)



Декабрь 1988 года. Учебно-методический центр "Эльбрус" на Кавказе проводит подготовку тренеров-инструкторов по горным лыжам. Среди участников в основном альпинисты высшей квалификации, имеющие жетон "Спасательный отряд" и не раз принимавшие участие в спасательных работах.

И вдруг… эта размеренная спортивная жизнь была нарушена вечерним сообщением по телевидению о сильном землетрясении в Армении с большими разрушениями и жертвами. Реакция людей, привыкших при первом сигнале о бедствии спешить на помощь пострадавшим, естественна. Необходимо срочно сформировать спасательный отряд и ехать на помощь людям.

Организация спасотряда была быстрой. Через 30 минут был составлен список желающих. Выделилась инициативная группа, состоящая в основном из ленинградцев. Было решено оставить в отряде не более 30 человек - на один автобус и выезжать рано утром. Самым сложным оказалось не организация самого спасотряда и не его оснащение, а преодоление бюрократических преград.

Все добровольцы предложили мне возглавить спасотряд. Было отобрано 29 человек. Назначены ответственные за снаряжение, питание, радиосвязь. Директор УМЦ "Эльбрус" Александр Шевченко и зам. по учебной работе Юра Емельяненко поддержали нашу инициативу и помогали, чем могли.

Первая проблема возникла с транспортом. Своего транспорта не было, надо было просить у соседних альпбаз. Там не возражали, но попросили согласовать с Кавказским и Московским управлениями альпинизма. Вот тут и начались основные трудности.

В Москве начальник Управления альпинизма СССР Тер Григорян просто сказал: «…лучше бы вы сидели и спокойно занимались катанием на лыжах». После нескольких разговоров по телефону мы все-таки добились разрешения Москвы. Но теперь Кавказское управление начало согласовывать с Кабардино-Балкарским правительством, которое потребовало, чтобы мы следовали в составе их автоколонны.

Ночью лавина перекрыла выезд из ущелья, но к утру удалось расчистить завал и выехать из "Эльбруса" (от редактора: на исходе первых суток после землетрясения). В Тырныаузе нас попытались остановить и забрать автобус, но нам удалось убедить местное руководство оставить все так как есть.

В столице Кабардино-Балкарии Нальчике нас поджидало новое препятствие - Штаб ГО Республики приказал нам ожидать комплектования 150 автомашин и следовать в общей колонне Кабардино-Балкарии. Совершенно не воспринимались мои объяснения, что необходимо торопиться (от редактора: люди в завалах уже более суток… Максимальное время для того чтобы извлечь живых людей, а не трупы – 48 часов, при травмах – от минут до нескольких часов!), что спасотряд укомплектован на 15-20 дней автономного существования - со своими продуктами, палатками и всем необходимым снаряжением и даже горючим, что у нас автобус для людей и грузовая машина со снаряжением.

Но мы не подчинились и на выезде из Нальчика нас остановил отряд милиции во главе с полковником, который потребовал ожидания колонны. Наши объяснения в очередной раз были бесполезными, т.к. они выполняли указания Штаба Республики. Причина такого отношения и указаний даже не скрывалась: нужно было просто производить общее массовое "впечатление", как тогда было принято, а задержка на 3-4 дня особого значения для них не имела. Произошел сильный скандал с милицией, в результате которого мы прорвались и поехали дальше.

Все эти "приключения" говорили о том, что у нас - спасателей не было никаких прав. Формализм и очковтирательство, самообман были в большом почете. Кстати, упомянутый выше Тер Григорян - начальник Управления альпинизма СССР, который советовал нам не ехать, а практически препятствовал, затем был награжден орденом "Дружбы народов" за вклад альпинистов в эти крупномасштабные спасработы.

Как был сформирован и организован наш отряд? В отряде было два водителя-профессионала, попеременно с ними вели автомашины альпинисты, имевшие профессиональные права. Ехали круглые сутки. Спали по очереди. Было 4 врача, умевших работать даже с зарубежным медицинским оборудованием. Остальные 23 человека были высококвалифицированными альпинистами, не раз принимавших участие в спасательных работах и имевших опыт промышленного альпинизма. Особенно выделялись ленинградцы - почти все мастера спорта СССР по альпинизму: Николай Голубев, Виктор Козловский, Александр Папир, Александр Потапов, Феликс Рабинов, Алексей Смирнов, Константин Станкевич, Леонид Тибейкин, Николай Шустров.

Прибыли в Ленинакан вечером (от редактора: 9.12.88 – на 2-ые сутки после землетрясения) и сразу поняли, что организовываться надо самим. В Штабе ГО никто толком ничего не знал. Поехали на стадион, поставили палатки, а часть людей пошла на разбор завалов по просьбе местного жителя, который утверждал, что знает точно место, где находятся люди.

Наш отряд был разбит на 6 отделений: 5 отделений по 5 человек и одно из трех человек (водители), которые дежурили на нашей вновь организованной базе, готовили еду, добывали воду, мыли посуду, охраняли базу (от редактора: от воров и мародеров!) и т.п. В каждом отделении была радиостанция, по которым они связывались со мной.

Поначалу мы планировали работать по указаниям Штаба ГО, но когда окончательно поняли, что никому там нет до нас дела, то стали сами решать где и что делать. Я связался с поисковыми группами Швейцарии и Швеции. Они тоже были "бесхозными". Швейцарцы имели обученных поисковых собак, шведы - тепловизоры, которые точно определяли места, где были люди живые или мертвые. Они оставляли метки и переходили к другому объекту. Нередко эти метки пропадали и другая команда снова ходила и лазала по развалинам и вновь определяла, что там есть люди. В результате получалось, что все ходят друг за другом и находят то, что уже находили. Я старался оперативно вызывать свои отделения и они начинали разборку завала, охраняли метки и к нам могли присоединиться другие, также никем, никуда не посланные люди.

Об этом я сообщил в Штаб ГО и предложил разбить город на квадраты и распределить кто где работает. Это было, наконец, сделано и какое-то подобие порядка появилось. Добровольцы продолжали прибывать... В основном все строилось на собственной инициативе, а четкой организации не было.

Альпинисты быстрее всех организовались и это было естественно, т.к. у всех был опыт спасательных работ в более сложных условиях. У нас был создан собственный штаб во главе с Владимиром Кавуненко и мы уже не действовали хаотично.

На второй день (от редактора: на 3-тьи сутки после землетрясения) наш отряд нашел брошенный кем-то автокран и у нас нашелся человек, который умел на нем работать, так что мы оказались укомплектованными и могучей техникой. Интересно, что никто не искал автокран до самого окончания работ.

Работали две недели очень напряженно - по 16 часов работы, 8 часов на сон, еду и др. Сам я спал урывками, т.к. приходилось самому бегать по городу и выяснять где нужны спасатели, а штаб ГО, по-прежнему, не мог дать точную информацию об этом.

Первые дни мы занимались только разбором завалов, где были люди, когда приехало много альпинистов, то по просьбе жителей стали помогать им вытаскивать из недоступных квартир ценные для них вещи. Это были картины, награды и другие ценности. В квартиры проникали, спускаясь с крыши, и эвакуировали все, что просили и что сохранилось.

Спасательные работы в Армении показали насколько необходимо создание высокопрофессиональной спасательной службы. Альпинисты явились зачинателями создания такой службы.

Сейчас мы думаем о создании общественной службы спасения по типу американской "911" для Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Ведь до сих пор такой большой город - вторая столица России - не имеет единой спасательной службы.

От редакции:

В первую очередь в Армению прибыли добровольцы спасатели-общественники: альпинисты, туристы, спелеологи, кинологи.

В первые сутки прибыли спасотряды: из Симферополя (рук. - альпинисты КМС-ы Владимир Усачев и Владимир Тарасевич), Харькова (рук. - горный турист МС СССР Александр Хянникяйнен), Киева (рук. - турист МС СССР Владимир Диденко), кинологи из Севастополя.

На вторые сутки в Армению прибыли альпинисты: из Ленинграда 56 человек (рук. - В. Шопин, И. Царук, А. Стрижикоза), Твери (рук. В. Кривенко) и многие другие альпинисты Москвы, Свердловска, Ростова-на-Дону и УМЦ "Эльбрус" (рук. Н. Голубев), а также спасатели Франции, Швейцарии, Швеции. Регулярные силы ГО, Министерства обороны, Красного Креста СССР, о которых в то время в основном писали СМИ, начали появляться в Спитаке и Ленинакане только на 3-5-7 сутки после землетрясения.


Спорткомитет Исполкома Ленсовета представил к награждению спасателей-альпинистов Ленинграда, принимавших участие в оказании помощи пострадавшим в Армении и проявивших настойчивость и мужество при раскопках и обеспечении безопасности спасательных работ:

"Орденом почета": Шопина Владимира Григорьевича - ЗМС СССР; медалью "За трудовое отличие": Семилеткина Сергея Алексеевича - МС СССР. Указом Президиума Верховного Совета Армянской ССР (от 11.05.90 г., № 18844-XI) Виктор Савельевич Байбара - КМС СССР награжден медалью "За активное участие в спасательных работах в зоне землетрясения в Армянской ССР" и грамотой Президиума Армянской ССР.

От Ленинграда впервые сутки после землетрясения в Армению прибыло 65 альпинистов.

Автор: Николай Голубев,
МС СССР, инструктор


Источник: http://www.alpklubspb.ru

Комментарии участника: Анатолий (6)

Всего: 6 комментариев
  
#1 | Анатолий | 03.12.2013 15:27
  
2
Длинная гряда гор закрывала своим силуэтом восход солнца.
Эта черная громада в синеющем небе -- это то что запомнил на всю жизнь.
И долина Смерти.
Гробы, гробы..., много гробов, они разбросаны по улицам Белого города - Спитака, лежат рядами.
Черные гробы.
Город мертвых.
Смерть как буд-то пронизывала насквозь это пространство и чувствовалась даже в воздухе.
Армения это моя боль.
Армения это моя память.
Оскалы руин разрущенных домов, с ощетинившейся арматурой.
Трещины в Земле, выбитые стекла.
Мертвые животные лежащие тут и там.
И люди, ушедшие в свое горе.
И те...
Кто ушел навсегда!


+++


Хаястан!
Ты моя утрата и печаль!
Хаястан!
Синих гор,седеющая даль!
Не зови!
Я больше не приду
И не буду
Плакать и ронять слезу!

И смотреть
Как звезды над тобой,
Светят,
Хаястан мой дорогой.
Я пропащий
Сын твой навсегда!
Не увидеть
Мне могилы своего отца.


Небеса!
Сколько там твоих сынов нашло покой!
Сколько дочерей...
Потеряли землю и родных.
И Очаг
Их уже не будет собирать.
Хаястан!
Ты моя утрата и печаль!

http://www.cirota.ru/forum/view.php?subj=76352
  
#2 | Анатолий | 03.12.2013 16:01
  
3
Сколько времени ушло...
Но всплывают как во сне события тех дней. И кажется что все это было недавно.
Я был там. В Спитаке. на спасательных работах.

Никогда не забуду первый день пребывания.
Меня направили в лагерь где были спасателями студенты из Москвы из института МАИ и Пищевого.
Молодые ребята. Одна девушка. Палатка большая армейская. С одной стороны были спасатели, а на другой разместились те кто остался в живых после землетрясения.

Ребята рвались в "бой" Хотели работать на фабрике , которая была напротив нашей палатки. Это бывшая трикотажная фабрика. Уже почти на окраине Спитака . Рядом обрыв, внизу деревня, а поодаль сахарный завод.
Ребята хотели делать раскопки на фабрике.
Когда я посмотрел на это здание, то понял что ребятам там делать просто нечего. У нас же даже касок не было, не было снаряжения, не было навыков альпинистов.
Фабрика стояла еще, вернее то что осталось от фабрики. Голые балки нависали под уклоном в 20 градусов и держали монолитные плиты. В любой момент это могло разрушиться. А потом не надо забывать что продолжение землетрясения еще никто не отменял, толчки были еще. И в любой момент все это могло разрушиться как карточный домик.

Ребята спрашивали разрешение у военных. Рядом стояла военная часть, которая управляла всем.
Белоножкин - офицер, который командовал всем этим подразделением был удивительным человеком.
Представьте себе руины, походная жизнь, а на его обмундировании не было ни одной пылинки! Сперва можно было бы представить его чистюлей, этаким военным пижоном, который только что пришел с парада.
Как бы не так. Человек офицер с большой буквы. ВЫПРАВКА ВО ВСЕМ!

Мы с ним под ночь разговорились. Мы представляли два совершенно разных типа людей. Он с выправкой, как я уже написал, а я же в несуразной одежде , которую мне выдали для спасработ, с клоком длинных волос, с разбитыми очками. Но оба мы приняли друг друга
Какая то внутренняя симпатия все же была.
-- Они хотят идти на работы в это здание. -- начал я разговор.
-- Да я знаю, - ответил Белоножкин.
-- Послушайте, это же самоубийство. Молодые ребята просто не понимают. У нас даже снаряжения на это нет. Им нечего делать в этом здании. просто угробят себя.
-- Согласен.,- ответил Белоножкин.
--Надо попроще объект. Но ребят надо занять, а то начинают склоняться.
-- Да, надо подумать что делать, завтра решим. -- ответил Белоножкин

Этот краткий, сухой разговор послужил решением не идти на этот объект.
А он действительно был смертельно опасным.
Не имея навыков на него соваться было смертельно опасным.

Через день на этом объекте прошлись кинологи. Собака лениво принюхивалась и видно было что ей все это давно надоело. Она это делала как то машинально.
Когда они проходили неподалеку рухнула кровля от ветра. Огромный лист шлепнулся и в сердце екнуло.
-- Вот так вот! - мелькнуло в голове.

Нас направили на другой объект. Там сын, который приехал в Спитак знал что под руинами должна была остаться его мать.
Мы и занялись раскопками.

А вот на объект - фабрику текстильную прибыли через дня два-три альпинисты. Кажется они были из Ленинграда.
С веревками, с касками, все было на высшем уровне. Молодые ребята тоже. Но у них был НАВЫК - самое главное в этом деле.
Хотя навряд ли они тогда знали как работать на таких зданиях, которые висят на волоске. Но все равно, навык в горах, где не надо делать лишние движения что бы не нарваться на камнепад, конечно помогал.

Они успешно проделали всю работу. В основном спасали еще уцелевшее оборудование , которое еще осталось на фабрике.
Потом их перевели на другой объект.
Вообще альпинисты, именно они очень помогали в Спитаке. Именно они рискуя жизнью добирались до труднодоступных мест, которые многим были просто недоступны.
  
#3 | Анатолий | 03.12.2013 16:46
  
2
Можно ли все это забыть? Прошло 25 лет, а было как вчера.
Смотрю эти фотографии и все картины прошедшего всплывают четко в памяти.



































  
#4 | Анатолий | 09.12.2013 15:38
  
1

Глава МЧС России наградил ведомственными медалями ликвидаторов спитакского землетрясения, произошедшего ровно 25 лет назад


Разрушительное землетрясение 7 декабря 1988 года, эпицентром которого стали армянские города Спитак и Ленинакан унесло жизни более 25 тысяч человек.



На помощь Армении пришли почти 60 тысяч человек. Одними из первых на месте трагедии оказались альпинисты, принявшие активное участие в поисково-спасательных работах и внесшие огромный вклад в дело ликвидации последствий трагедии.

Сегодня в Армянском храмовом комплексе прошла панихида по погибшим. Затем делегация побывала в Национальном центре управления в кризисных ситуациях МЧС России, где министр по чрезвычайным ситуациям Владимир Пучков, сам 25 лет назад принимавший участие в ликвидации последствий землетрясения, вручил ликвидаторам ведомственные награды МЧС.

"Вместе с нами работали специалисты, добровольцы из Армении, России, из других уголков СССР. Не хватало техники, экипировки, оснащения, но было желание спасти людей, оказать помощь и поддержку пострадавшим", — вспоминал Владимир Пучков. "Землетрясение было серьезным уроком и для нас, и для наших коллег. С учетом опыта ликвидации последствий землетрясения в Армении в 1990 году был образован Российский корпус спасателей, на базе которого потом было создано МЧС России".


Приказом от 02 декабря 2013 года № 616-К медалями "За отличие в ликвидации последствий ЧС" награждены известные альпинисты-спасатели Кавуненко Владимир Дмитриевич, Душарин Иван Трофимович, Швырев Андрей Глебович, чьи заслуги в организации поисково-спастельных работ трудно переоценить.

Источник: http://alpfederation.ru

  
#5 | Анатолий | 10.12.2013 16:58
  
0
Вообще надо добавить.
Первыми были не альпинисты. Я понимаю почему так называется статья. Это потому что первыми отозвались именно альпинисты.
И все же первыми кто был на спасательных работах были... ВОЕННЫЕ!.
Вообще надо отметить что с самого начала именно военные управляли всем. Штаб штабом. Но именно все было возложено на военных.
В Городе Ереване было введен режим Чрезвычайного положения.
Все по пропускам. На любом участке проверяли документы.
Вечером передвижение по особым пропускам. (Комендантский час)
В самом Спитаке тоже управляли военные.

Именно первый день был наиболее тяжелым.
И военным - солдатам, части которых расположились в городах Спитак и Ленинакан, пришлось основная масса работы по убиранию трупов и выискивании живых людей.
Техники катастрофически не хватало!

Я был в Спитаке на 3 день.
Причем я поехал самостийно, ни от какой ни организации (хотя в Таллинне и был организован штаб)
Просто взял билет из Таллинна до Ленинграда. Утром был уже в Ленинграде.
А там на на самолет до Еревана.
В аэропорту уже было масса людей которые ожидали рейса на Ереван. Это был толпа бушующий людей, потому что рейс все время откладывали.
Как я сумел взять билет на этот рейс я и сам не знаю.
Наконец то объявили о посадке.
И полетели до Еревана.

По приближению к Еревану самолет стал кружить.
Дело в том, что нам не разрешали посадку. Местные диспетчеры не справлялись грузопотоком. Все посадочные полосы были заняты.
Можно представить себе что там творилось (ведь один грузовой самолет разбился при посадке)
Так мы кружили четыре раза.
Посадку не разрешали!
А топливо было на исходе.
Самолет развернулся и улетел в сторону.
КУДА?
Никто не знал.
До тех пор пока командир корабля не объявил по рации, что самолет будет посажен в... Баку!!!!
В то время вы представляете что происходило в самолете. Ведь в Армении возвращались в основном армяне. А после сумгаитских и бакинских событий посадка в Баку, это что то невообразимое!
В Баку военное положение!
Из пассажиров никто не хотел выходить из самолета. Был объявлен бойкот.
Командир корабля уломал пассажиров своим жестким ультиматумом.

Около суток мы проторчали в Баку.
Обостренная обстановка была ужасной. Люди не спали, расположились на полу аэропорта, потому что все места были заняты.
Я не спал уже вторые сутки!
Военные охраняли аэропорт. Солдаты с оружием наперевес!
Наконец то уладили и решили лететь в Тбилиси! А от туда обещали автобусы которые переправят через перевал в Армению.
И действительно Тбилиси очень быстро организовал пересадку в автобусы (мы там не задержались) И поехали на автобусах.
Перевал прошли ночью.

Третьи сутки не спал!
Автобус шел в Ереван , но я сошел раньше, потому что он проходил самое близкое место от Спитака. А я решил ехать именно в Спитак.
Высадили меня и я пошел пешком до Спитака несколько километров.

Патруль меня остановил уже вблизи города.
Я все объяснил, пропустили.

Ну дальше рассказывать долго. Город мертвых. Так я его назвал.
Оскалы разрушенных домов подавляли.
Пошел в Главный штаб на аудиенцию к главному. Штаб был в палатке.
-- А что я могу? Я не знаю куда вас направить. Я вообще ничего не знаю, я третьи сутки не сплю. Народ прибывает и я не знаю что с ним делать. -- Усталые глаза начальника говорили сами за себя...

Все понятно... Такой завал приезжих, организовать хоть какую- то работу?
И тут ввалились двое - молодой и старый армянин.

--Что нам делать? - спросили они у начальника, - мы не знаем что делать, отряд есть, работы нет.

--НЕ ЗНАЮ!!!,-- заорал он, - Сами думайте! Голова есть? Вот ей и думайте! а меня нечего спрашивать, я сам не знаю что делать!
Да, и вот заодно возьмите и его. Будет вам помогать - указал он на меня который слушал молча этот разговор.

Так я и попал в студенческий отряд из Москвы состоявший из студентов МАИ и Пищевого института.

Бардак полный и абсолютный. И в статье написанной об альпинистах все верно написано. Никто не знал что делать и к чему приступить. Техники катастрофически не хватало, хотя плотная вереница техники все время поступала в город. Шеренга машин не прерывалась. Штаб никакой организации работы не делал. Военные вообще занимались своим. Они КОНТРОЛИРОВАЛИ ситуацию. Ведь в любой момент землетрясение могло повториться. Да оно и было. В первый день как я прибыл, сидя у костра уже вечером все почувствовали землетрясение, было около 3-4 баллов. земля ходуном заходила и успокоилась.

Так что на военных именно первый день свалилось все и уборка трупов и нахождение еще живых под завалами.
А дальше там СПАСАТЕЛЯМ делать практически было нечего.
Мороз под 20 градусов ночью. Ветер. Через сутки - двое там вытаскивать из живых было некого.
В основном вытаскивали мертвых из завалов и спасали пожитки людей, которые просили о помощи.
Люди хватались за все.

Вообще сюрреалистическая картина.
Представьте себе что все что у вас было дома - больше нет! И вы с радостью находите граненный стакан и ложечку
Вы рады! Вы прижимаете этот граненный стакан к с себе словно это драгоценность.

Я видел неоднократное такие картины.
Сидит старая армянка, вокруг нее хлам - все что осталось от ее дома. Стакан, тарелка, какое то ведерко.
Люди радовались что нашли хоть что-то.

И общее горе.

Странно прозвучит, но это было время ... КОММУНИЗМА!
Но по сути да, именно коммунизм.
Никто не заставлял работать, каждый работал на совесть и то что умел. Еда жилье, одежда - бесплатно.
Было общее единение людей.
И никому не нужно было что-то сверх нормы.

Альпинисты своим профессионализмом очень помогли. Именно в труднодоступных зданиях (а таких было превалирующее большинство) именно они работали. Другие бы не сумели.
При этом они ежеминутно рисковали жизнью. Потому что в любой момент все это могло рухнуть. Все полуразрушенное висело на соплях. А качки продолжались. Работу не прерывали. Работали бригады с прожекторами. Это наша бригада по ночам спала, а многие продолжали работать в завалах и ночью.

Так что альпинисты хоть и не спасали, но помогали очень сильно.
Конечно все хотели СПАСАТЬ, а вот когда пришла рутинная работа, то многие не поняли.
А вместе с тем именно эта рутинная работа на втором этапе было чрезвычайно необходима.
  
#6 | Анатолий | 10.12.2013 17:12
  
0
Вот так все это было...











Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU