Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. В 10 частях.


Сергей Карпухин

Четыре стены, пол и потолок. Между ними пустота и я. Пустота вокруг меня, пустота внутри меня. Есть ещё окно и дверь. Можно уйти, но идти некуда, не к кому и незачем. Моему телу не холодно, но космический холод сконцентрировался в сердце и истекает оттуда, поражая всё большие части меня.

…Сон прервался тогда, когда абсолютный холод уже подобрался к мозгу, а из всех чувств осталась только неизмеримая тоска. Первичное мгновение осознания настоящей реальности несколько озадачило. Потом тёплой волной пришло ощущение радости. Поймал себя на том, что лежу и непроизвольно улыбаюсь. Слава Богу! Этот сон не из моей жизни. На самом деле я лежу в спальном мешке в маленькой палатке, стоящей посреди Оймяконского нагорья, а рядом храпит напарник. И сегодня нам вновь предстоит таскать челноком многочисленные мешки с разнообразным содержимым, необходимым для того, чтобы обеспечить наше существование и работу на довольно продолжительном маршруте.

Мой напарник Виктор из Владикавказа. Там мне часто приходилось бывать в командировках. Общность наших интересов выяснили давно. Да всё как-то случай не складывался. И вот, в этом году (2005 г.) он не отказался от предложения поучаствовать в совместной экспедиции в район хребта Сунтар-Хаята, что лежит на стыке территорий Якутии и Хабаровского края. Этот район давно привлекал. Судя по всему, ландшафты там должны быть достойные. Вот уже на протяжении многих лет, основной задачей всех экспедиций ставлю фотосъёмку именно в жанре пейзажа. Причём стараюсь выбирать наименее изученные в этом отношении районы. Короче говоря, там, где не ступала нога фотографа. Выбор этого года утвердили несколько снимков из этих мест, которые обнаружил в Интернете. Их выложили туристы их Хабаровска, прошедшие там в 2003 году. Вот тогда-то впервые и поразили, пока виртуально, своей цветастостью тамошние горы.

Виктор приехал ко мне в Мытищи 11-го июля. К тому времени экспедиция, в основном, была подготовлена. По квартире неравномерными кучками разбросано снаряжение и продукты. Некоторые мешки уже упакованы. Цельной картины пока не создаётся, но такое ощущение, что всего очень много. Но когда действительно собрали всё воедино, упаковали в мешки и сложили в одну кучу, то это зрелище повергло нас в шок и уныние. И ведь вроде всё только самое необходимое - бивачное снаряжение, личное снаряжение и одежда, оружие и снасти для рыбалки, две гондолы катамарана, продукты на два месяца, пятнадцать килограмм фотоаппаратуры и несколько килограмм фотопленки, наконец. Взвесили весь груз, результаты совсем не порадовали. Эта куча барахла весит два центнера. В угрюмой задумчивости ходим вокруг неё, молчим. Цель всей затеи как-то удаляется от нас, становится недосягаемым миражом. Дело к вечеру, достаём дешёвый, но вполне качественный осетинский спирт, который привёз Виктор, и идём на кухню. Через полчаса нас прорвало. Багаж подвергся жёсткой ревизии. Что-то без особых сомнений, а что-то как от сердца отрываем. Итак, что же получилось? Как ни старались, меньше 180 килограмм не выходит. Постепенно смиряемся с положением, принимаем как данность и условия игры. На эти страдания ушла пара дней. Теперь начались другие страдания.

Дело в том, что в Якутск рассчитывали долететь грузовым бортом и, причём бесплатно. Уже несколько раз, мой друг Дима Глушенков помогал с забросками в некоторые далёкие города. Он работает в фирме, занимающейся грузовыми авиаперевозками, и имеет некоторые возможности в этом отношении. На этот раз ситуация складывалась как-то не очень хорошо для нас. Якутск не его направление и Дмитрию пришлось договариваться со смежными организациями. То есть она, эта самая ситуация, была не совсем под его контролем. Драгоценное время уходило день за днём. Скорая Якутская осень становилась всё ближе, а мы оставались на месте. А главное, было такое ощущение, что не скоро с него сдвинемся. Надежда всё больше таяла, мы откровенно нервничали. И вот, когда пассивное ожидание стало невыносимым, решили принять крайний вариант. А именно, взяли билеты на поезд Москва-Нерюнгри. От Нерюнгри до Якутска рассчитывали добираться по автомобильной дороге. Из Москвы отъехать должны были 21-го июля. Вариант - лететь пассажирским самолётом, не очень вписывался в наши финансовые возможности. Однако жизнь в очередной раз преподнесла возможность убедиться в магическом свойстве чисел. Уже много раз в моей практике путешественника, сочетание двойки и единицы оказывалось очень значимым. Когда эти два числа оказываются вместе, очень часто что-нибудь начинается и обычно благополучно продолжается. Или наоборот, удачно заканчивается. Короче говоря, билеты пришлось сдать двадцатого вечером, потому что Дмитрию в самый последний момент удалось договориться, правда, не совсем бесплатно.

И вот, грузовой борт ИЛ-76 ждал нас 21-го июля в аэропорту Домодедово. Прибыли туда рано утром, но как это всегда бывает с грузовыми авиаперевозками, загрузились в него только после обеда. На досмотре, как и на пассажирских рейсах, заставили разуваться, а наш груз поверг в изумление всех тётенек, сидящих за мониторами сканеров. На экранах тёмными пятнами, различных узнаваемых и неузнаваемых очертаний высветилось множество интересных предметов, вызывающих неудобные для нас вопросы. Пришлось импровизировать. Баллончики с газом оказались консервными банками, а снаряжённые патроны пустыми гильзами. Но топор и нож не узнать было нельзя. Мы ведь это всё не сдавали в багаж, а тащили на себе прямо в самолёт. И только благодаря товарищу, сопровождающему груз и нас, нескольких пассажиров, удалось преодолеть это препятствие. Просто к нам отнеслись лояльно. Провоз же оружия оформили по всем правилам.

Якутск встретил не очень весёлой погодой. Висела низкая облачность, шёл дождь. Нашему экипажу даже была дана команда идти на аэропорт Мирного. Но, в последний момент посадку разрешили. Ох уж это колесо фортуны, вроде поворачивается куда надо, но с каким-то скрипом. Дальше едем на такси в речной порт. Отсюда предстоит на судне с подводными крыльями добираться до Хандыги. Это может состояться уже только завтра. Пассажиров в последнее время почему-то очень мало и тётка в кассе на какое-то время даже задумалась, а продавать ли билеты вообще, вдруг не наберётся нужное количество. Тем не менее, билеты мы получили. Одно место стоит 2300 рублей, да ещё придётся платить один процент за каждый килограмм груза, сверх нормы. А норма всего 20 килограмм на одного пассажира. Эта перспектива совсем не радует. Ну что же завтра будет только завтра, а сегодня ночуем в гостинице при речном вокзале, под названием «Чайка». Ни днём, ни ночью не спится. Волнения прошедшего дня, другой часовой пояс, пьяные крики под окнами, доносящиеся из кафе. Всё это мешает расслабиться нервной системе. Долгожданное утро приходит как избавление. Грузимся на «Ракету». Багаж взвешивают и предлагают оплатить его уже на судне. Ну, на судне, так на судне. Плыть нам целый день, и никто не спешит что-либо делать. Постепенно приходит расслабление. Удаётся даже поспать. Потом Вите надоедает сидеть на месте, он с кем-то знакомится, играет в карты. В это время от оброненного окурка возгорается, положенная кем-то на открытой палубе, длинная и узкая картонная коробка, с непонятным содержимым. И это содержимое весьма активно горит, выделяя густой и вонючий дым. Виктор где-то раздобыл ведро и бросился на спасение нашего корабля. Героический поступок Виктора был замечен экипажем. Поэтому, когда наконец-то дело дошло до проверки билетов, его билет не стали смотреть. А вес был указан именно у него. Молодец напарник! Наши средства ограничены.

Вниз по Лене, потом вверх по Алдану и вот, когда солнце склонилось к горизонту, прибыли в посёлок Хандыга. Отсюда начинается знаменитая Колымская трасса Хандыга-Магадан. Именно по этой автомобильной дороге предстоит двигаться дальше, к началу нашего маршрута. Как решить эту задачу, пока не известно, тем более на пороге ночи. Для начала выносим многочисленные мешки на берег. Ощущение такое, что на этот раз напрягаться не нужно, а стоит отпустить развитие событий на самотёк. Иногда это бывает полезно. Так оно и вышло.

Тем не менее, всё же решил пообщаться с немногочисленными местными жителями, оказавшимися в это время на берегу, в надежде получить необходимую информацию. Пока беседовал с одним из них, боковым зрением отметил подъехавший к пристани УАЗик. Интуиция уже подсказывала, что именно там можно получить что-то интересующее нас. Тем временем из автомобиля вышел мужчина якутской внешности и направился к Виктору, сидящему на горе наших мешков. Закончив разговор, я тоже подошёл к ним, подозревая, что к нам проявлен какой-то специфический интерес. Выяснилось, что нами заинтересовался начальник инспекции охраны природы Томпонского улуса – Николаев Василий Васильевич. Вид наших личностей и всего снаряжения вызвал его профессиональный интерес и желание обозначить свой статус. А не являемся ли мы потенциальными нарушителями той самой сферы, которую он призван инспектировать и охранять? Дело решило моё удостоверение члена Союза художников. Маленькая бежевая книжица, а произвела нужный эффект. Василий Васильевич крутил-вертел её и, наконец, выдал вердикт:
-Да! Союзу художников надо помогать.

С нашей стороны такое решение вызвало горячую поддержку. Эх, вернусь в Москву, первым делом взносы заплачу. Не первый раз она выручает. Выяснив всё, что нам требуется, Василий Васильевич пристроил нас на ночлег в гостиничной комнате без всяких удобств прямо на дебаркадере, а сам отправился решать вопрос с нашей дальнейшей заброской. А жизнь-то налаживается!

В результате получилось так, что на следующее утро нас повёз его личный шофёр, на его же УАЗике. Не бесплатно, конечно, за три тысячи рублей. Но это вполне устраивало. Водитель Гена оказался замечательным парнем. Хорошо знает родной край, охотник. Иногда сплавляется на лодке по местным рекам. Он сразу предупредил, что немного не довезёт до места. Дело в том, что мы приехали аккурат после продолжительных дождей. Они шли около двух недель. Реки вздулись от лишней воды. Алдан нёс много мусора. А вода Восточной Хандыги была просто чёрной от густой взвеси мелких, твёрдых частиц. Именно по долине этой реки проходит первая часть Колымской трассы.

А трасса оказалась лучше, чем мы её себе представляли. По крайней мере, почти до Кюбюме её поддерживают в приличном состоянии. Вот именно до Кюбюме мы и могли доехать. Мост через реку разрушен, и хотя вода в Кюбюме гораздо более светлая, чем в Восточной Хандыге, всё же слишком высокая. На нашей машине не проехать. А нам нужно добраться до реки Сунтар, откуда начнём свой маршрут. Это ещё километров тридцать.

На другом берегу реки Кюбюме расположен одноимённый посёлок. Теперь он не жилой, но там временно обитает бригада дорожников. Именно с ними и договорился о дальнейшей доставке нас к Сунтару, обеспокоенный нашей судьбой Геннадий. В это время их техника работала на нашем берегу и свободно преодолевала водную преграду. Гена даже вместе со всеми переехал на другую сторону, чтобы проконтролировать действия дорожников. Такой уж ответственный попался нам водитель. А дорожники выполнили данное ему обещание, довезли до Сунтара, и в знак благодарности получили литр спирта.

Вообще Колымская трасса достойна отдельного рассказа о ней. Чего делать не буду, потому что информация, которой владею, поверхностна и обще известна. Эта дорога привлекает внимание многих путешественников. За сутки до нас здесь прошла одна англичанка, которая везла весь свой груз на тележке. Она двигалась в сторону Магадана. Наши дорожники помогли ей преодолеть Кюбюме. За что услышали массу положительных эпитетов в адрес русского мужика.

Итак, уже в сумерках разгрузились у моста через реку Сунтар. На сегодня достаточно мытарств. Находим укромную полянку неподалёку от дороги, ставим палатку и заваливаемся спать. Здесь начинается наш маршрут. Думаю, стоит рассказать немного куда, зачем и как мы вообще собираемся двигаться. Маршрут затейливым не назовёшь, он прост. Мы не имеем каких-либо серьёзных спортивных амбиций. Основная задача, как уже говорилось выше – творческая, фотохудожественная. Тем не менее, маршрут довольно протяжённый по времени и расстоянию. И учитывая сочетание с основной задачей, маршрут весьма трудоёмкий. Но расчёт был именно в том, что, пересекая большую, и совсем не однородную территорию, получим разнообразие во всём. А если конкретно, то от моста дальнейший путь лежал вверх по долине реки Сунтар, до самых её истоков. Это расстояние, около 120 километров, нужно преодолеть пешком, вместе со всем грузом, на старте имеющий вес 180 килограмм. Дальше, через перевал в горах Сунтар-Хаята, должны выйти в истоки реки Юдома. По Юдоме же планируем сплавляться на катамаране, который тащим с собой. Весь сплав, протяжённостью около 600 километров, рассчитываем закончить в посёлке Югорёнок, первом населённом пункте на реке.

Первый день! Всегда не самое лучшее время в экспедиции, в психологическом, физическом, и организационном отношении. Вхождение в другую жизнь происходит с некоторым напряжением. И пока ещё каждое действие нужно обдумывать, регулировать весь процесс, устанавливать удобную и правильную организацию труда. Потом всё упорядочится, и многое станет происходить в автоматическом режиме, как само собой разумеющееся.

Первая ночёвка в палатке прошла под дождём. Дождь продолжился и утром, потом погода начала разгуливаться. Виктор, для начала, решил разобрать мешки с продуктами. Так он обозначил своё вхождение в роль завхоза. Я же тем временем сделал первые снимки на Сунтаре. Ну а после обеда приступили к самой главной, суровой, но необходимой повинности на ближайшее время, переноске груза. Разделили весь груз на шесть частей. Пока намерены ходить челноком, в три ходки. Дальше будет видно, где-то перейдём на две ходки.

И началась наша экспедиционная жизнь. Изначально планировали отдавать этому занятию, то есть переноске мешков, что-то около четырёх часов в середине дня, когда солнце высоко и это не очень хорошее время для съёмки. Но очень быстро выяснилось, что этого будет мало. И, в результате, тратили на это 5-6 часов в день, а порой и больше.

В этой части Сунтар течёт, в основном, в каньоне. Уровень воды в нём, после продолжительных дождей, явно выше межённого. Вода очень мутная и имеет молочно-серый цвет, для питья не очень пригодна. Первые дни ходим без троп, пытаемся срезать петли реки. Тайга временами очень густая. Направление выдерживаем с помощью компаса. А на одном участке даже пришлось разметить трассу для переноски груза затёсками на деревьях. Результаты тяжёлой работы совершенно не утешают и не вызывают оптимизма. Преодолеваем около двух километров в день. Отношение к багажу становится ещё более критическим. Решаем провести ревизию и избавиться от того, без чего можно обойтись.

На четвёртой ночёвке получили первый ночной заморозок. Утром в котелке обнаружился толстый слой льда. И это в конце июля. Что же будет в сентябре?

После четырёх дней работы, которая состояла также и из не очень удачных попыток что-то поснимать, повстречались с вездеходной дорогой. Здесь она подошла вплотную к реке, поэтому и пересеклись с ней. А ведь я совершил ошибку. Как-то не отдал должное информации из путеводителя Седова. Там об этой дороге говорилось и, судя по описанию, от Колымской трассы она отходит чуть западнее моста через Сунтар. А именно в районе озера Улу, или по-другому Красное.

Поначалу дорога не вызвала особого энтузиазма. На этом участке она идёт по откровенной трясине. Ведь каждый метр нам нужно проходить пять раз. Три раза с грузом и два без груза. Так что здесь пошли чуть гористее от реки, обходя группу небольших озёр, лежащих в заболоченном понижении долины. На ночёвку встали на высоком берегу одного из них, имеющего серповидную форму очертаний. Торчащие из воды озера стволы мёртвых деревьев придают ему какую-то суровую красоту. Всё это на фоне динамичной сегодняшней погоды, когда сквозь облачность иногда пробиваются солнечные лучи и освещают берега озера. Кажется, творческая составляющая экспедиции набирает первые баллы. От этого озера удобнее было идти уже по дороге. И, забегая вперёд, скажу, что она нас здорово вытянула. Не всегда было удобно по ней идти, особенно на заболоченных участках. Всё же без неё было бы гораздо хуже.

Источник: http://karpukhins.livejournal.com/8811.html

Первые дни экспедиции. Первые километры

Молочная вода Сунтара. Не всегда она такая. Только когда воды много.

В этой части Сунтар течёт в каньоне.

Небольшое озеро в долине Сунтара. На его берегу мы как-то заночевали.

Один из вечеров на берегу Сунтара.

Участок горелого леса в долине Сунтара.

Участок горелого леса в долине Сунтара.

Сунтар.

Долина Сунтара.

Вездеходная дорога. На всём протяжении маршрута нет никаких населённых пунктов и люди нигде не живут. Но выше по долине Сунтара оленеводы пасут оленей. К этим пастбищам и ведёт дорога

Долина Сунтара.


Продолжение следует.

Комментарии (11)

Всего: 11 комментариев
  
#8 | Анатолий »» | 16.08.2013 21:11
  
0
Часть девятая.

По нашим расчётам, от описываемой избы мы вполне могли за день дойти до места, обозначенного на карте как зимовье Юдома-Крестовская. Грести пришлось целый день и только лишь на закате, слепящего глаза солнца, удалось добраться до означенной цели. Это место примечательно тем, что здесь когда-то проследовала Первая Камчатская экспедиция Беринга – Чирикова. В последующие годы здесь проходил путь на Охотск, называемый Екатерининский тракт. В этом месте даже когда-то был населённый пункт. Теперь же мы обнаружили лишь небольшую, но уютную и тёплую избушку, на склоне высокого левого берега. Рядом большой навес над столом. Сидя за столом можно любоваться живописным видом, открывающимся на Юдомские просторы. От избы вверх тропа, ведущая на большую открытую поляну. Здесь только лишь следы от нескольких бывших строений. Да ещё полностью залитый водой погреб, закрытый деревянным щитом. От него вниз по склону проложен длинный жёлоб, собранный из металлических листов. Поначалу мы всё это приняли за шурф и следы деятельности диких золотоискателей. Но потом сообразили, что это всего лишь залитый водой ледник для хранения продуктов. А по жёлобу сливали воду, чтобы его осушить. Рядом с избушкой стоит большой деревянный крест. Его вроде бы поставили, когда здесь прошла экспедиция Беринга – Чирикова. И судя по вырезанным на нём цифрам: 1739-1989, экспедиция прошла в 1739 году. Но, вероятно, тот крест не достоял до наших времён и его обновили в 1989 году. (Впоследствии один из людей, поставивших этот крест, связался со мной и попросил выслать фотографию этого зимовья). А по тропинке, ведущей от избушки вдоль берега, чуть ниже стоит примечательный памятник совсем другой эпохе. На нём изображён комсомолец в буденовке и с винтовкой на плече. И внизу надпись: - «Высшей доблести страж – комсомольская честь». Говорят, здесь когда-то погибли комсомольцы от рук белогвардейцев. Так что российская история оставила следы на Юдомском берегу. В самой избушке на удивление полно продуктов. Такое ощущение, что кто-то запасся на всю зиму. Не выдержали, позаимствовали пару банок консервов и печенье. Простите хозяева, изголодались. Координаты Юдома-Крестовской - 60º05´,113 северной широты и 139º48´,200 восточной долготы.




На утро оставили зимовьё в покое и отправились дальше. Чуть ниже река вновь, но ненадолго разбегается на множество проток, как в верховьях. Вот когда шли в этих протоках и услышали где-то впереди звук моторов. А через некоторое время на нас вылетели две моторные лодки. Похоже, эта встреча оказалось даже более неожиданной для людей, чем для нас. Югорёнок уже не так далеко, и мы давно ожидали такой встречи. Естественно, люди остановились. Минут пять общались, делились информацией, не приставая к берегу. За это время течение нас слегка снесло ниже. Потом всё же решили пристать к косе и познакомиться подробнее. Тут-то один из них и достал красную книжицу. Выяснилось, что местные жители везут важных начальников. Этот оказался начальником Усть-Майского РОВД. Тут уж и я не сплоховал, достал свою бежевую книжицу, чем привёл начальника в уважительное состояние. Всё же вернусь в Москву, первым делом заплачу взносы в Союз художников. Справедливости ради нужно признать, что в любом случае к нам отнеслись бы хорошо, по сибирскому обычаю. Начальник милиции, конечно, по национальности якут, достал водки, колбасы и принялся угощать. А на прощание люди дали с собой три булки хлеба, банку консервов и сигарет для Виктора, как он не отказывался. Кстати, мы первым же делом признались, что кое-что съели на зимовье. Наш поступок признали ничего не стоящим и оправданным.

С благодарностью распрощались и отправились воодушевлённые встречей дальше. Теперь знаем, что на устье Кютепы есть охотничья изба с баней. Эта перспектива радует больше всего. До Кютепы нам идти, если совсем не спеша, то пару дней. А новые знакомые будут возвращаться назад уже завтра. В тот день действительно не спешили, останавливались часто со съёмкой. Заночевали на берегу в палатке. Ночёвки в избах слегка избаловали, хочется комфорта. Тем более по ночам холодно. Правда эта ночь оказалась тёплой и на утро получили закономерный результат. Небо затянуто плотной облачностью. А когда уже плыли днём дальше, с неба сыпалась мелкая морось. Нам хотелось придти на Кютепу позже наших знакомых, поэтому опять тянули время. Рассчитывали быть там, таким образом, полноценными гостями. И вот, наконец-то услышали выше по реке выстрелы. Но больше никаких признаков, что нас догоняют. Вероятно, добыли какую-то крупную дичь. Наше предположение оправдалось. Только через пару часов после выстрелов, нас догнали моторные лодки. В одной из них отдельно лежала голова оленя и разделанная туша, накрытая шкурой. На этот раз разговаривали недолго, договорились встретиться на Кютепе. Правда, начальство высказало пока ещё не твёрдое намерение отправиться уже сегодня в Югорёнок.

В этой части река течёт в узкой долине среди гор. Поэтому и скорость течения здесь высокая. Нас быстро несёт к заветной цели. Прямо перед устьем Кютепы, на левом повороте, порог Кютепский. Для прохождения на катамаране не очень сложное препятствие. Но валы в нём относительно высокие, по крайней мере, выше, чем в пороге Дикий. Немного побросало на валах, и мы ушли ниже порога. Впереди видим устье Кютепы и отходящие от берега две моторные лодки. Не дождались. Ну что же, будет даже проще.

Охотничья база стоит сразу за устьем Кютепы, большого правого притока Юдомы, на правом же берегу. С воды её можно и не заметить. Изба, баня, лабаз и другие мелкие постройки расположены в некотором удалении, на берегу мелкой протоки Кютепы. По этой протоке смогли затащить гружёный катамаран прямо к базе. Наши друзья оставили большой кусок свежей оленины, оленью голову, кастрюлю варёного мяса и несколько булок хлеба. Живём!

Ночью бушевал ветер, а в избушке с печкой тепло и уютно. Это неописуемое удовольствие – комфорт в таких условиях. В городских условиях невозможно так оценить это состояние. Накопившаяся за более чем полтора месяца усталость, вызывает желание просто расслабиться, отдыхать и никуда уже больше не стремиться. Предвкушаем завтрашнюю баню. С тех пор, как устраивали баню на Колтоко, прошёл месяц. Понятно, что на один день здесь задержимся, а может быть и больше.

Наутро вдруг опять вернулось бабье лето. А это значит, мне не очень придётся расслабляться. Нужно осваивать окружающее пространство не предмет художественной привлекательности. Баню устроили уже поздно вечером, когда начало смеркаться. Баня здесь оказалась ещё хуже, чем на Сунтаре. Маленькая избушка с железной печкой, слегка обложенной камнями. Вода нагревается в обычной фляге, которую нужно взгромоздить на печку, а потом ещё умудриться горячую снять. Тем не менее, помылись, и это показалось блаженством. Ведь целый месяц нормально не мылись.

Нам бы задержаться на Кютепе, пожить ещё немного таёжной жизнью в комфорте. Знать бы наперед, что нас ждёт. Нет же, после днёвки опять отправились в путь. До Югорёнка осталось всего 140 километров по реке. И за первый день от Кютепы прошли 60 из них. В этот день, чем дальше, тем больше, стали встречаться люди. Это неудивительно, сейчас самая страда на реке – рыбалка, охота. Избы тоже встречаются всё чаще, но ближе к вечеру попадались только занятые. Поэтому пришлось заночевать в палатке. От людей получили массу полезной информации. По нашим опросным сведениям получается, что в Якутск можно попасть из посёлка Солнечного. Это километров девяносто по автомобильной дороге от Югорёнка. Самолёт летает два раза в неделю, в среду и понедельник. А сегодня как раз понедельник. Прикидываем свои возможности. Если за день дойти до Югорёнка, то теоретически можно успеть и на самолёт в среду. Решаем напрячься и рискнуть. Нам осталось 80 километров до посёлка, столько ещё за день не проходили.

Поднялись ещё по темноте, быстро собрались и вышли на финишную прямую. Вот это был денёк. Гребли с утра до вечера, почти без остановок. Чувствовали себя марафонцами, а задницы к концу пути просто онемели. Но, как не удивительно, на закате солнца причалили на краю посёлка Югорёнок. Этой знаменательной датой оказалось тринадцатое сентября. И это число слегка настораживало. Как оказалось в дальнейшем, не зря.


Берег у Юдомы-Крестовской. Вечер.


Берег у Юдомы-Крестовской. Утро.


Зимовье Юдома-Крестовская.


Зимовье Юдома-Крестовская.


Автопортрет в зеркале, которое обнаружили на стене зимовья.


Юдома.


Зимовье на устье Кютепы.


Зимовье на устье Кютепы. Слева баня, дальше жилая изба, над ней лабаз.


Берег Юдомы рядом с устьем Кютепы.


От устья Кютепы, на противоположном берегу Юдомы, открывается вид на довольно возвышенный горный массив.


Поблизости с зимовьём на Кютепе обнаружил небольшое озерцо.


На подходах к Югорёнку. Последний вечер на маршруте. Тринадцатое сентября.


Автор Сергей Карпухин.

Источник: http://karpukhins.livejournal.com/10990.html

Продолжение следует
  
#9 | Анатолий »» | 19.08.2013 21:40
  
0
Часть десятая.

Итак, маршрут закончен. Как-то, даже несколько неожиданно. Дело к вечеру, нужно подумать о ночлеге и найти возможность добраться до Солнечного. Виктор отправился в посёлок с целью изучения волнующих нас перспектив. Я же остался на берегу. Мне нужно успеть до темноты разобрать катамаран и придать компактность всему нашему хозяйству. Уже по темноте напарник вернулся с двумя машинами. Одна из них повезёт завтра в Солнечный. Водила запросил полторы тысячи. Знаем, что можно и дешевле. Сходимся на тысяче триста. Всё равно дорого, но вопрос уже хочется закрыть быстрее. Во второй машине оказался хозяин дома, расположенного здесь неподалёку. Он согласился предоставить нам ночлег. Везде есть добрые люди. В этом доме сам хозяин не живёт, у него есть другой. Поэтому нас оставили одних до утра. Лафа, можно спокойно разобраться со своим хозяйством, подготовиться к дальнейшей дороге, уже в других условиях. Надо сказать, что мы попали в золотодобывающий район. Все эти посёлки - Югорёнок и Солнечный, построены именно под этот промысел. Теперь некоторые проблемы здесь в этой отрасли. Нам практически не пришлось познакомиться с Югорёнком. Но, по словам местных жителей, посёлок на последнем издыхании. Многие уже уехали отсюда и поговаривают о полной его ликвидации. Вымирают удалённые районы страны.



Утром, как и договаривались, заехал Володя, наш водитель. Он подрабатывает на жизнь частным извозом. Вообще человек предприимчивый. Первичное впечатление о нём сложилось не очень благоприятное. Нам казалось, что он хочет нажиться на бедных странниках. Но, в конце дня мнение изменилось, и денег было совсем не жаль. Да Володя и сам проникся к нам расположением. Пока ехали до Солнечного, он много чего рассказал, останавливался там, где просили. А когда доехали до места, то есть до аэропорта Солнечный, мог просто оставить нас и уехать по своим делам. Нет же, решил опекать до самого конца. И это оказалось очень кстати. Рейс понемногу начали откладывать. Тогда он повёз нас смотреть мост через реку Аллах-Юнь. Отсюда идёт дорога на посёлок Эльдикан, который стоит уже на берегу Алдана. В этом году река разрушила мост. Вот как раз сейчас ведутся работы по его восстановлению. Действительно, мы застали практически кульминационный момент. На наших глазах произошло сложное инженерное действо, по укладыванию железной конструкции, вместо рухнувшего пролёта моста. Затем вернулись в аэропорт, где нас вновь огорчили очередным переносом рейса. Тогда Володя повёз знакомиться с посёлком. Поездили туда-сюда, пообщались с его многочисленными знакомыми и даже нечаянно попали на день рождения к одной из его родственниц. Совершенно чужие люди были приняты как дорогие гости. А потом окончательно стало понятно, что самолёта сегодня не будет, а будет только в понедельник, то есть через пять дней. Эта перспектива совершенно не обрадовала. Вот оно тринадцатое число, начинает сказываться. Лучше бы ещё на Кютепе посидели. Тогда наш опекун озадачился нашей дальнейшей судьбой и нашёл жильё на эти пять дней. Отыскал какого-то своего друга, который основное время проводит где-то на участке и его квартира пустует. Тот сказал, что без проблем, ключ лежит под ковриком, приходите и живите. Однако мы рассудили по-другому. Решили выбираться по дороге на Эльдикан, оттуда до Усть-Маи. И как нам обещали, от Усть-Маи до Якутска добраться не составит труда. Всё же районный центр. Поэтому попросили Володю снова отвезти к мосту на Аллах-Юне. Там и попрощались с благодарностью.

Теперь предстояло решить вопрос, как добраться до Эльдикана. Несмотря на установленную железную конструкцию, машины ещё не могли проехать по мосту. Искать возможные варианты нужно уже на другом берегу. В это время у моста было полно народа. Среди других выделялась относительно молодая и довольно симпатичная особа с радиотелефоном в руках. Высокие каблучки её туфелек то и дело проваливались в щели деревянного настила. Похоже, она чем-то тут руководит. У неё и спросил, как перебраться на ту сторону.
-А вот, – беззаботно махнула рукой дамочка на недавно установленную конструкцию.
Однако! Идти нужно по железной балке, шириной сантиметров двадцать. Пролёт длиной около полусотни метров, а падать метров двадцать. Но нельзя же спасовать, если даже такая миловидная особа не считает это чем-то необычным. Оба, сосредоточившись, идём на противоположный берег. Там тоже полно народа и машин. Задаём всем волнующие нас вопросы. Один вариант вроде просматривается. Познакомились с двумя парнями из Омска, они приезжали сюда устанавливать пожарную сигнализацию в школах. Сидят на куче оборудования, ждут машину из Эльдикана. На ней их должны сегодня же отвезти туда. Спрашиваем о возможности сесть им на хвост. Ребята отсылают решать этот вопрос обратно через мост, к той самой даме, которая оказывается не кто иная, как глава администрации посёлка Солнечный – Татьяна Александровна. Та с удовольствием слушает моё представление, но рассказывает, что просто встречает ту самую машину, потому что в ней едет директор школы. А вообще машина коммерческая, за которую они и сами платят, но может быть, нас и возьмут. Понятно, сплошная импровизация. Понемногу перетаскиваем свои мешки на противоположный берег к Омичам и ждём уже вместе с ними.

Коммерческая машина таковой и оказалась. Водитель бесплатно везти отказался. А три тысячи отдавать за двести километров, пусть очень плохой дороги не хотелось. Так и до Москвы не хватит. Ладно, авось завтра повезёт. Сегодня же приютились в маленьком вагончике у сторожихи, которая охраняет большую кучу угля. Уголь сюда возят из Эльдикана. Пока мост не готов, разгружают прямо перед ним. Потом будут развозить дальше, в посёлки за мостом. На углевозы и надеемся.

Наш шанс обнаружился ещё ночью, ближе к утру. Из Эльдикана приехал Урал с углём. Утром он должен разгрузиться и вернуться обратно. Шанс не упустили. Водитель Урала, которого опять звали Володя, взять не отказался и о деньгах разговора не завёл. Новый Володя также отнёсся к нам радушно. Ехали часов шесть. Дорога действительно такая, что не очень разгонишься. В Эльдикане заехали к нему в гости, где нас покормили и выяснили все интересующие вопросы. Потом, опять с помощью Володи устроились в гостиницу. Утром ожидался АН-2 в Усть-Маю. Добраться туда можно также и на моторной лодке.

С Володей распрощались уже в аэропорту, куда он нас доставил утром. Пока всё идёт хорошо. Вот и самолёт прилетел вовремя. Загрузка полная. Среди прочих и уже знакомые нам Омичи. Взлетели над Алданом. Достаю фотоаппарат, пытаюсь пристроиться к иллюминатору. Тут смутное подозрение холодком растекается в груди. Осматриваюсь, так и есть, оставили станки на взлётной полосе. Какая непростительная оплошность. Да ведь я со своим станком для переноски груза, больше двадцати лет не расстаюсь. На посадке в Усть-Мае никакой радости. Но это были ещё не все испытания на сегодня. Кассирша, весело улыбаясь, сообщила, что билетов нет на сегодняшний рейс. А следующий только в понедельник, то есть через три дня. Но и на него ничего нет. Замечательная перспектива! Попытались использовать шанс на подсадке, но ничего не получилось. Народ здесь, оказывается, активно перемещается. Нам ничего не оставалось, как навешать на себя мешки и поплестись угрюмо на берег Алдана, где уже в темноте поставили палатку. Очень неприятные последние события подействовали по-разному. Виктор завалился спать, я же в нервном возбуждении отправился гулять по ночному посёлку. Кстати, аэропорт Усть-Мая расположен не в Усть-Мае, а километрах в семи ниже по реке, на краю посёлка Петропавловск.

Однако, как говорится, что не делается, всё к лучшему. Зато теперь появилась возможность вернуть станки. В неопределённости предстоит прожить три дня. Утром подыскали более подходящее место для стоянки. Прямо у ограды взлётной полосы на высоком берегу Алдана. Благо, что погода стоит хорошая – тёплая и сухая. Не то совсем было бы грустно. А терпения потребуется ещё много.

В понедельник, кроме якутского рейса вечером, должен быть самолёт ещё и в Эльдикан с утра. Грех не воспользоваться такой возможностью. Напряг всех. Звонил в Эльдикан Володе, он уехал в рейс, тогда попросил помочь его жену. Созвонился также и с работниками аэродрома в Эльдикане. Попросил знакомых Омичей попросить директора школы в Эльдикане также проконтролировать передачу станков. И даже отыскал пилота того самого АН-2, на котором прилетели из Эльдикана. Уф! Всё получилось. Тот самый пилот торжественно вручил драгоценные станки. Осталось только улететь в Якутск.

Сегодня удалось и это. Правда, не основным рейсом. В аэропорту скопилось достаточно людей, которые не могли улететь. И диспетчер аэропорта попросил совершить посадку в Усть-Мае тот самый самолёт из Солнечного, который мы не захотели ждать до понедельника. Вот на этом маленьком, жёлтеньком, чешском Л-410 и улетели. А вообще из Усть-Маи летает в Якутск АН-24.

Неужели свершилось, вот он Якутск. Тут уж если попёрло, нужно не теряться, а двигаться дальше. Денег, чтобы улететь сразу в Москву не хватает. Будем выбираться в Нерюнгри, где есть железная дорога. До Нерюнгри от Якутска восемьсот километров, известной своей разбитостью дороги. Звоню диспетчеру дальнобойного такси. Номер телефона дали попутчики – старатели. Такси есть, но только до посёлка Алдан, это чуть больше половины пути. Решаем всё же ехать сегодня в ночь. От Алдана пришлось брать ещё одну машину. Так, за сутки смогли одолеть трассу Якутск – Нерюнгри. Ура! Теперь финишная прямая. Билет на поезд взяли. Но он отправляется более чем через сутки. А дата отправления, конечно же, 21-е сентября.

Благодаря тому, что Виктору удалось взять билет по воинскому требованию, денег осталось достаточно, чтобы поселиться в гостиницу и устроить полноценный отдых. Тут же при вокзале и сняли двухместный номер в комнатах отдыха. В душе смыли дорожную пыль, привели себя в относительный порядок.

День ожидания поезда посвятили знакомству с городом Нерюнгри. Исходили вдоль и поперёк. Совсем ещё молодой город оставил благоприятное впечатление. Нерюнгри не конечная станция на железной дороге. Трассу в сторону Якутска протянули уже до Томмота.( А теперь говорят уже практически до Якутска.). Уже год, как ходят прицепные вагоны Москва - Томмот. Но лишь раз в неделю. Нерюнгри же так и остаётся узловой станцией, и пассажирские вагоны в Москву формируются раз в двое суток. Эти вагоны потом цепляются к поезду Тында – Москва.

Сто двадцать пять часов в поезде от Нерюнгри до Москвы не показались такими уж длинными. По БАМу вообще ехать приятно, такая красота вокруг. Можно целый день смотреть в окно, как в телевизор. К тому же погода установилась просто уникальная. Так тепло, что, выйдя ночью на перрон в лёгкой футболке, почувствовал себя где-нибудь на Кавказе в конце сентября. Да ещё полная луна освещает ночные горы. Во многих нестандартных ситуациях встречал свой день рождения, но вот в поезде впервые. А тут ещё неожиданное совпадение, у попутчицы тоже день рождения 26-го сентября. А 27-го сентября рано утром вновь встретились с Москвой. Круг замкнулся, мы увидели цветные горы и вернулись.


Аэропорт в Солнечном.


Мост через Аллах-Юнь.


Эльдикан. Автотранспортное предприятие. Здесь же и гостиница.


Аэропорт в Эльдикане. Прощаемся с Володей. Рядом злополучные станки.


Алдан. Маленький самолётик, на фоне неба, сейчас приземлится и потом повезёт нас.


Аэропорт Усть-Мая.


Автор Сергей Карпухин.

Источник: http://karpukhins.livejournal.com/11042.html

КОНЕЦ!
#10 | Арина »» | 24.10.2014 13:41
  
1
Спасибо огромное за фотоотчет. Мои дедушка и бабуля (супруги Гарри и Вера Барбаумовы) продолжительный период жили на золотодобывающей базе в Усть-Юдома, их рассказы о полетах на "материк" и особенностях быта (мебель из ящиков, обитых... бархатом))), меховые ковры "камаланы" и проч.) - я с детства рисовала в воображении. Вы подарили фото.
#11 | МАКСИМОВИЧ СЕРГЕЙ »» | 01.04.2015 17:02
  
1
Очень интересный и увлекательный рассказ о вашем путешествии. Спасибо за то что написали об этом. Мне очень нравится природа и люди Дальнего Востока. Ваш рассказ греет душу от всплывших воспоминаний о чарующей красоте этого края, я сам когда то служил в Охотске.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU