Юрий Васильевич Горин: Альпинизм - это не спорт, это диагноз!

Юрий Васильевич Горин – очень яркая фигура в азербайджанском альпинизме советского времени. Он не просто кандидат в мастера спорта по альпинизму, на счету которого множество интересных и сложных восхождений, и не только инструктор альпинизма с большим опытом. Он – из тех людей, о которых говорят, помнят, берут пример, и на которых мечтают быть похожими. А еще он Кандидат физических наук, один из авторов книги «Школа Альпинизма», очень добрый, мягкий и веселый человек, и чрезвычайно интересный собеседник.
Сейчас Юрий Васильевич живет в городе Пенза, в июле 2013-го года ему исполнится 75, он с удовольствием общается по интернету с друзьями и учениками.

- Как случилось, что вы стали заниматься альпинизмом?
- Дело случая. Весной 1960-го я закончил физфак университета. Будучи студентом, не имел представления об альпинизме, с удовольствием занимался физикой и физкультурой. Имел вторые разряды по плаванию, стрельбе и гребле, третий разряд по бегу, первый разряд по русским шашкам. Такой вот я был разносторонний. Но неусидчивый - заниматься чем-то одним мне было скучно, да и лень. Чем выше разряд, тем больше надо работать….

Постоянной была физика. На работу меня распределили в институт энергетики, и я стал часто ездить с новыми коллегами на пляж в Бильгя. Как-то осенью и увидел там лазающего по скалам знакомого по университету. Естественно, я спросил, чем он занят. Он рассказал о скалолазании и альпинизме - у него в это время был уже второй разряд. И предложил попробовать полазать. Я уверенно заявил, что в обезьяны не хочу, но по углу полез. Шкрябался около десяти минут, но все же забрался. Интересно, что много позже этот же угол мне удалость преодолеть за 24 секунды (специально засекал).

Потом был Беш-Бармак, знакомство с альпинистами, но в том сезоне поехать в альплагерь не удалось, меня по работе отправили почти на год на стажировку в Москву. Зато через два года мне достались две путевки в альплагерь «Домбай». На вторую смену в Домбай приехала и Рина Иванова (жена Юрия Васильевича – прим.автора), это тоже сыграло свою роль в приобщении меня к альпинизму. Хотя у нее на тот момент уже был третий разряд. Такие люди были в альпинизме – Воскресенский, Конторович, Корумидзе – ну как тут не вляпаться?

- Какие разряды и звания имеются у вас в альпинизме и смежных видах спорта?

- По альпинизму мне удалось добраться до КМС. Имею жетон «Спасательный отряд» № 674. Было звание старшего инструктора альпинизма, то есть инструктора-методиста первой категории. В смежных видах, то есть спелеологии, водном туризме, горном туризме и горных лыжах – ничего, но на горных лыжах катался с большим удовольствием. Интересно, что в свое время нас с Юрой Карумидзе не взяли в официальный горно-туристский поход из-за отсутствия у нас значка «Турист СССР». Чего нет, того нет… И никогда не было. И теперь уже точно не будет…

- Какие свои спортивные достижения вы считаете самыми важными?
- Первое важнейшее достижение – восхождение на Эльбрус летом 1963года. Вместе с будущей женой. Чем закрывал второй, первый разряды и КМС – толком не помню. Самыми значимыми для меня лично были Уллутау центральная, траверс Шхельды, стена Двойняшки. Это все 5б, шестерок у меня нет. Ещё важным для меня было восхождение на пик Узункол по 2б, в двойке с Владимиром Леонтьевым в 1979 году, это было первое восхождение после двухлетнего перерыва из-за микроинфаркта. Ну, и самые приятные воспоминания о маршруте 4б на Центральный Доломит в двойке с Юрой Карумидзе и об 1б на Актур вместе с Фидан Мурсагуловой. Это оказалось моим последним восхождением.

- А какие свои достижения считаете самыми интересными лично для себя в плане душевного и профессионального опыта?
- Вопрос для меня звучит как-то не совсем корректно. «Интересные достижения в плане душевного опыта»… Любопытно. Целеустремленная работа инструктора альпинизма, с неизменным следованием идее, что главное в альпинизме - это люди, все остальное - полигон для наших деяний. Этой идее была подчинена и инструкторская карьера. Начал я с командира отделения новичков, планомерно и целенаправленно прошел через все инструкторские должности в альплагерях. Много раз был старшим тренером сборов. Начальником, однако, не пришлось стать. Верхняя ступенька – старший тренер школы инструкторов альпинизма, УМЦ «Эльбрус». Такая вот лесенка. В душевном плане особый кайф состоял в том, что на собственные восхождения можно было ходить без участников, с личными друзьями.

- Какой была самая первая вершина?
- Это была гора под названием Большая Марка, в Домбайском районе, за перевалом 73-х.

- Каковы остались впечатления о ней?
- Восторг. Приятство. Повышение самооценки. Восхождение было совмещено с перевальным походом. Сам маршрут мне удалось пройти с большим запасом, мне было уже 24 года. И я задумался – а не стать ли мне инструктором? Вернувшись в лагерь, я понял, что жизнь моя делится на два принципиально разных периода – жалкое прозябание до первого восхождения, и настоящая жизнь после него. Чего и всем желаю.

- Какое событие из вашей альпинистской карьеры вы считаете самым экстремальным или опасным? Расскажите подробнее.
- Гроза на Фильтре. Маршрут на вершину Фильтр, что в Узунколе, 3б категории сложности.
Перед вершиной нас прихватила гроза. При выходе на гребень волосы у всех стали дыбом, даже у Эльдара Джафарова, хотя на нем была очень плотная шапочка. Молнии продолжали бить в вершину, мы на неё заползли, сменили записку и потом с трудом унесли ноги. Спустились мы сами, но уже ночью. Было и экстремально, и опасно.

- Насколько оправдан риск в альпинизме? Стоит ли рисковать и до каких пределов – или вы сторонник принципа «safety first»?
- Полагаю, что осознанного риска в альпинизме вообще не должно быть. Горы прекрасны, полны сюрпризов и впечатляющих красот и без него. И межличностное общение в горах чудесно. Дергать же за собственные нервы лучше в городе. Здесь опасностей не меньше. Например, споры с начальством или преодоление улиц. Здесь ты один, и твой риск – твое личное дело. То же самое, видимо, и в альпинизме. Одиночные восхождения на очень высокие горы это рискованно. Мне не пришлось побывать в высоких горах. И одиночных восхождений всего одно – по 1б на «40 лет Татарии» в Узунколе.

Но право рисковать собой я за личностью признаю. Но только собой! Вплоть до самых запредельных случаев, с адской переоценкой собственных сил. А горы – они, конечно, коварны, но не злобны. И беды альпинистские – они не от гор, а от нашего незнания их. Мне трижды пришлось уходить, не солоно хлебавши. Иногда уходили и нахлебавшись, но это не в счет. Один раз нас развернул инструктор, на Тфане, зимой. Дважды разворачивал я сам. Оба раза было предчувствие беды. Поверил самому себе и предпочел уйти. И людей увести.
- Как вы оцениваете ситуацию на сегодняшний день с национальным альпинизмом?
- В деталях я не знаком. Но высотники впечатляют. Тандем Ашурлы прекрасен. Удачи им!

- Что дает вам пребывание в горах? Попробуйте ответить на вопрос – что такое для вас альпинизм и зачем вы ходите в горы.
- Последние двадцать лет я в горах уже не был. Но годы эти я считаю поштучно. Ну, а в прошлой жизни было многое. В горах мы с друзьями ощущали себя человеками…. К тому же в горах никто не задает глупых вопросов. Главное – это общение. Открытое. Доверительное. Чрезвычайно поучительное. В альпинизме у меня было много учителей, и по жизни, и по горной технике, Но в основном по жизни. Кто общался с Александром Воскресенским – тот знает. И сам он Человек, и нас тому же учил и учит. И многие, многие другие Люди с большой буквы. Сколько лет прошло, но помню всех до единого.

Ну, и конечно возможность послушать и поговорить со знаменитостями науки. Их в альпинизме всегда было много. В альплагере «Домбай» я видел и слушал академика Игоря Евгеньевича Тамма. Два сезона в «Узунколе» вместе с нашим отрядом ходил академик Аркадий Бейнусович Мигдал, и я, как командир отряда, это пребывание нещадно эксплуатировал. Командиром нашего отряда в школе инструкторов был Владимир Александрович Кизель, декан в МФТИ. Где бы ещё мне удалось пообщаться с такими личностями?

- В какой области, по-вашему, ваши заслуги важнее – в собственной спортивной карьере или в деле воспитания следующего поколения альпинистов?
- Ну, со мной все ясно. Как спортсмен я пустое место. Да и не спорт это. В спорте главное – надрать ближнего, а у нас в альпинизме – благополучно спуститься в лагерь. Попутно налюбовавшись прекрасным - и в природе, и в товарищах. Спортивные разряды в альпинизме – это больше для легализации и понта.

- Что самое сложное в тренерской альпинистской работе?
- Первое: Инструктор, бди! Сколько симпатяг принял внизу, столько же отправь целыми домой. А бдеть приходилось по 24 часа в сутки. В горах самое главное внушить участникам, что горы живут своей жизнью, и не надо их покорять. Надо ходить к ним в гости, почтительно, по их уставу. И осторожно. Учить же технике передвижения и т.д. – не сложнее, чем в других видах деятельности. Тренер, педагог, учитель –по сути равно. Вязать узлы не сложнее, чем спрягать глаголы.
Второе: Осознание и соблюдение собственного стиля во взаимоотношениях с подопечными. Это сложно – всегда быть самим собой. Ситуации в нашем деле бывают разные. Вот были в Баку три секции – Спартак, Буревестник и Нефтяник. Стиль Спартака был заложен при основании Воскресенским, человеком в высшей степени доброжелательным, любопытным и внимательным к людям. Мы его так и сохраняли. В Буревестнике стиль был иной – «Я начальник, ты дурак». Такой же по внутреннему духу была секция в Сумгаите. Естественно, невоспринимающие такой стиль со временем оказывались в Спартаке. А в Буревестнике оставались иные. Там царствовала видимость дисциплины. А в Нефтянике стиля никакого не было. И собственных инструкторов тоже не было.

- А что самое интересное в тренерской работе?
- Личности участников. Они все разные. И очень сильно отличаются по уровням. В смысле новички и старшие разрядники – у них цели и восприятие пребывания в горах предельно различные. А в работе командира отряда и старшего тренера – работа с инструкторами….. Здесь все на нюансах, и это очень интересно. И всё это на горном рельефе, где мне привелось видеть и лунную радугу, и радугу в виде полного круга, и молнии вблизи, и лавину с Айламы на всю высоту её элегантного склона.

- Что вы можете пожелать и посоветовать тем, кто только начинает заниматься альпинизмом?
- Возвратившись с первого восхождения, спросите самого себя – могу ли я не заниматься альпинизмом? И если можете – не занимайтесь!!!! Есть много других чудесных занятий, столь же нелогичных и не очень понятных. Коллекционирование курительных трубок, преферанс, бодибилдинг. И есть много великолепных людей, которые не были в горах. Альпинизм - это не спорт, это диагноз. И тут ничего не сделаешь, если влип – то надолго. Был единожды у меня в отряде перворазрядник по туризму. Перевалов у него – тьма-тьмущая, мне столько и не снилось. Когда он получил удостоверение значкиста, то сказал с горечью: «Подумать страшно, я всю жизнь ходил одни подходы»….
*** Спасибо вам, уважаемый Юрий Васильевич, за потрясающе интересную беседу! Пока живут на земле такие люди, как вы – мир будет ярким и интересным. Федерация Альпинизма поздравляет вас с грядущим семидесятипятилетием и желает долгих лет жизни, бодрости и сил! Множество приятных впечатлений и радостных событий!

Пресс-служба ФАА

Комментарии гостей (1)

Всего: 1 комментарийвсе комментарии ( 2 )
#1 | Марк Меерович »» | 27.07.2013 12:56
  
0
Пожалуйста, пришлите адрес Юрия Васильевича! Хочу, хоть и с опозданием, поздравить его с днем рождения и возобновить переписку. Мой адрес - mark_lara@mail.ru. Спасибо!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU