Поход в горы - с чего начать.


В одной из тем новичок , который хотел пойти по маршруту в Фанских горах, задал несколько вопросов.
Некоторые ответы меня настолько поразили, что я даже возмутился. Посылать человека в первый раз , неопытного в ту местность - чревато для него большими неприятностями. Я решил проверить свои собственные сомнения, и просмотрел статьи на предмет походов новичков в гористой местности.
Натолкнулся на прекрасную статью человека явно опытного. Во всяком случае я бы с этим человеком непременно рискнул бы пойти в поход.
Это трудно объяснить, но просто надо чувствовать. Такой человек не подведет. А ведь это как важно чувствовать опору и самому быть опорой и не распускать сопли в неприятных ситуациях.

Богатый опыт туристических походов обобщается Сергеем ( к сожалению фамилии не знаю) Он в весьма краткой и доступной форме разъясняет многие тонкости походов.

"Наломать дров" новичку очень просто. И есть типичные ошибки тех, кто только начинает свои первые попытки.
И естественно идет разговор о коллективном походе.
Новичку одному, в неизвестной местности вообще делать нечего. Не имея опыта, не зная местности, человек неподготовленный может просто погибнуть.

Смертей в горах очень много.
Но как ни странно количество смертей в процентном отношении куда больше в весьма простых, общедоступных для очень многих горах, на небольших высотах, нежели среди асов, которые восходят на вершины Мира и проходят "зоны смерти".
Почему такое происходит?
А потому что неподготовленные куда меньше суют свой нос на такие вершины (они просто туда не доберутся), а опытные более малочисленны, и к тому же более подготовлены.
Среди них смертей тоже не мало, но подавляющее большинство смертей, несчастных случаев происходит именно с горными туристами, которые смотрят на высокие горы снизу вверх.

Многим кажется, что 500, 1000, 2000 метров - это чепуха. и они запросто пройдут маршрут.
Собираются группы людей - энтузиастов, порой весьма неопытных, незнакомых и... вперед.
А чем это кончается?
А кончается смертями. И в лучшем случае травмами.
Потому что дело порой вовсе не в высоте восхождения, а в трудности пути. И камнепады срываются и на высоте 100 -200 метров над уровнем моря, и оползни так же не требуют большой высоты.

Горы потенциально ОПАСНЫ! Причем на любых маршрутах.
Ну конечно бывают более простые горы. С достаточно простым рельефом, с малым количеством препятствий. Но Неподготовленному человеку и это вполне достаточно. Ему то и на равнине запросто скиснуть и потеряться, если не в трех соснах, то в далекой, незнакомой местности. А не будучи подготовленным натолкнутся на такие неприятности , что никому нельзя пожелать их.

Недавно я читал, как один натолкнулся на группу мирно пасущихся коров, на равнине. Вроде бы ну что тут особенного? Ну и пусть себе мирно пасутся... так нет. От вида вышедших туристов девушки, которые сопровождали коров завизжали. Коровы испугались и... понеслись. И понеслись они как раз на туристов. И эти туристы оказались зажатыми среди взбесившихся коров, которые дико вращая глазами толкались, громко , угрожающе мычали, и могли запросто затоптать этих несчастных туристов, если бы кто-то случайно упал. Страху они набрались по полной программе и еле добежали до ближайшего лесочка, чтобы укрыться.
Этот потешный случай, мог запросто кончится трагично. А все почему? А потому что нет опыта и понимания, что к стаду вообще нельзя приближаться незнакомым людям. Будь то коровы, будь то лошади, или даже овцы. Стадо может просто затоптать.

Физическая подготовка тоже очень важна.
Моя непривычная к походам жена пошла однажды на Мезмае, на Дольмен. Вот... С местными. Это даже не горы, это была просто горка. Каждые пять минут ей приходилось останавливаться и 10 минут приходить в себя. Местные терпеливо ее ждали. Все-таки дошла. Была довольна. Но вы сами понимаете, что в горы такому человеку ходить нельзя! Она просто не дойдет и с ней придется возиться всей группе.

В походах приходиться встречаться с такими нюансами, что все их перечислить навряд ли будет возможным.
Чего стоит питье из незнакомого водоема. Вроде вода прозрачная, чистая. пей , не хочу.
И что дальше? А дальше повальная дизентерия, а если даже и не она то массовая диарея.

В средней Азии например. ну кто знает что есть арыки специально для питьевой воды, а есть арыки куда сбрасывают все фекалии..
Разобраться новичку весьма сложно. А пить то хочется.

Неподготовленный человек думает что если в Средней Азии летом под 47 градусов в тени, то ночью можно будет отдохнуть в прохладе. Какого же будет им узнать, что ночью бывает настолько холодно там в некоторых местах, что зуб на зуб не попадает.

В горах Кавказа разговаривать с горянкой незнакомому мужчине, - можно просто напороться на нож. выскочит брат этой девушки и после очень краткого разговора устроит поножовщину.

Никогда не забуду , как я подготавливал группу артистов, которые уезжали в Армению в горы, с выступлениями.
Я их проинструктировал по полной программе. и прежде всего сказал, что бы девушки , которые были в группе не подвели бы ребят и не косили глазками на местных парней. И не заигрывали бы с ними улыбками.
Группа очень невнимательно меня слушала, даже раздраженно. Ну нудно я объяснял. как первоклашкам.

Вы бы видели с какими лицами они приехали.
Они были бледные и злые, и первое что они сказали, на мой улыбчивый вопрос: "Ну как вы там были?" -- Ну и ДИКИЙ НАРОД!
Я говорю:
-- А что такое?
И они рассказали.
Им пришлось ледорубами и лопатами отбиваться от местных парней. Хорошо еще им помогли взрослые , пожилые армяне и утихомирили молодое буйство.
Нет, народ не дикий, просто со своими устоями. И заигрывать с ребятами армянами приезжим девушкам в коротких юбчонках, из под которых чуть ли трусики не видны - это чревато большими неприятностями.


Так что нюансы на каждом шагу.
А переправы? Веревки то не захватили. Идут гуськом по скользкому дну, вода несется. Не Терек конечно взбунтовавшийся, но горная река (речка, речушка!). держатся друг за друга. Дошли. Уф.... отдыхать. Поставили палатки, блаженствуют.
А вот уже и ночь, заснули.
А ночью просыпаются от того что в воде. Но пока все очухиваются вода уже по колено! А кругом кромешная тьма.
Куда идти НИКТО НЕ ЗНАЕТ! Дождь льет как из ведра! И вода прибывает! Рюкзаки уже уносит поток!
Еда, скарб, все уносится!
ТурЫсты! )))
Ослоухие турЫсты!
Да кто же в горной местности около речушки устанавливает палатки? Достаточно небольшого дождя как эта мирная маленькая речка превращается в свирепую, бешенную реку!

Я заканчиваю.

И предоставляю слово человеку, который все это проходил ! И куда больше чем я..
И буду продолжать тему, потому что глядишь, может один, кто прочитает задумается и в итоге меньше смертей будет. Хотя бы на одного человека.

Комментарии (114)

Всего: 114 комментариев
  
#43 | Анатолий »» | 11.06.2013 03:29
  
1
Горный туризм

Анатолий Джулий, мастер спорта международного класса

Часть 1. Туризм - взгляд со стороны и изнутри.

Мы занимаемся туризмом. Но в этом слове содержится настолько обширная сфера деятельности, что для определения нашего рода занятий нам приходится добавлять приставку "спортивный". Под этими словами сегодня "скрывается" 10 видов туризма. Есть еще одна приставка - "самодеятельный". Что сие означает - затрудняюсь сказать. Может то, что мы как бы сами по себе - денег нам никто не дает, ходим, куда считаем нужным, все внутренние контролирующие структуры (та же МКК) создаем сами. Так что я остановился бы на словосочетании "спортивный туризм", что бы как-то определить род наших увлечений.

Так что такое спортивный туризм? Вероятно, можно определить каким-то образом так - перемещение на расстояние с использованием силы собственного тела (рук и ног, очевидно) с определенной скоростью (которая, вероятно, для приставки "спортивный" все-таки не должна быть меньше какого-то минимума) с преодолением технических препятствий (без препятствий, что это будет за спорт). Соответственно, чем сложнее, дальше, дольше и выше - тем сложнее категория маршрута. Для того, чтобы все это как-то систематизировать, придуманы "правила:".

Из всех видов туризма под указанное выше определение подходят лыжный, водный, пеший, горный. Несколько меньше - велосипедный, еще меньше - спелео-туризм. Остальные виды я отнес бы к "техническим". Насколько они востребованы в спортивной нынешней жизни - не знаю, но можно в какой-то мере судить по чемпионатам разного уровня в разных видах - чемпионаты в основном проводятся по первым четырем, да еще по велотуризму. Спелеотуризм - технически очень насыщенный и напряженный вид, но по организации мероприятий больше похож на альпинизм. Следует, очевидно, добавить, что спелео - единственный вид, имеющий некоторое развитие во всем мире, при этом по организации от "мирового" ничем не отличается, чего нельзя сказать об остальных видах. Очевидно, еще одним критерием, определяющим спортивный туризм, можно назвать стратегию выживания в сложных условиях. Здесь, вероятно, на верхушке находится высотный горный туризм, а потом уже горный, спелео и лыжный, несколько "проще" с этим у водного и пешего.

Очевидно, что необходимость решения кроме просто спортивных целей и вопросов выживания, относит наше увлечение к экстремальным видам спорта.

Горный туризм.

Я занимаюсь спортивным горным туризмом. Вот такая абракадабра, чтобы обозначить свой род увлечений. То ли дело альпинизм - скажи "альпинизм" и все тебя поймут. А с туризмом все сложнее "что-то вроде альпинизма, но не совсем". Пожалуй, альпинизм и горный туризм стоят гораздо ближе друг к другу, чем горный туризм к другим видам туризма. Именно поэтому, на мой взгляд, возникали в свое время разные конфликты у представителей этих видов спорта, которых проще было бы обозначить совсем другими словами - "любители гор" (как это и делается в любом европейском государстве).


Одним из основных отличий горного туризма (да и альпинизма) от других видов является пребывание на высоте. То есть, воздействие высоты. Реально влияние высоты сказывается на наших организмах выше 2500-3000 метров. Поэтому "горными" считаются горные районы, превышающие в среднем отметку в 3000. Здесь можно посмотреть одно из отличий туризма и альпинизма. В туризме районы более низкие просто попадают под "юрисдикцию" пешеходного туризма, поэтому нам нет нужды как-то пересматривать наши требования к горным походам. В альпинизме же действует еще один фактор - высотный, и сложность одного и того же участка на разных высотах оценивается по-разному. Насколько имеют право на жизнь восхождения на малые горы, и какое это имеет отношение к альпинизму - не мне судить. Просто, на мой взгляд, если из восхождения/похода выпадает такой фактор, как высота (nто есть, ее воздействие), это уже не горный туризм, и уже не совсем альпинизм. А механизм появления альпинистских маршрутов в Крыму и других подобных районах мне и вовсе не понятен. Хотя и ясно, что восхождения по скалам протяженностью более одной веревки, в связках с самостоятельным техническим обеспечением - уже не совсем скалолазание. Что-то среднее?

Почему именно горный туризм? Для себя я давно придумал ответ. Нет, это не ответ на вопрос - зачем мы ходим в горы. А почему именно горы, а не лыжи, вода, альпинизм, наконец. Что касается воды, здесь все просто - я не очень хорошо плаваю, нырять и вовсе не умею, поэтому воду в ее жидком состоянии и в больших количествах: - нет, это не для меня. То есть, вода только в ее твердой фракции - а где это, если не в горах. Только зимой, на лыжах. Но зимой сложно вырваться, поэтому зима как-то выпала из интересов. А горы - они просто нравятся. Можно, наверно, делать и горные походы зимой. Это, скорее, будет уже горно-лыжный поход. Что и демонстрировал Сергей Стрыгин из Москвы своими сильнейшими походами зимой - на Памире (Музкол) и на Алтае.

Наверно, в какой-то момент возникает вопрос перехода из туризма в альпинизм. Особенно раньше, когда в туризме какими-то непонятными условностями был запрещен выход на вершины. Но с 1989 года возможность любых восхождений была узаконена, и то, что раньше делалось "тайно", теперь стало происходить вполне официально. Открылись новые, совершенно безграничные, возможности для горных походов. Поэтому сегодняшний горный туризм еще сложнее отличить от альпинизма, да и надо ли?

Категория трудности.

Препятствия, которые мы ходим в горных походах, обозначаются категорией трудности. Раньше это были только перевалы. Теперь добавились и вершины, и все это обозначили единым термином - ЛП - локальное препятствие. В горном туризме классифицировано семь полу категорий - 1А, 1Б, 2А, 2Б, 3А, 3Б, 3Б*. Есть еще и н/к - то есть некатегорийное ЛП. В категориях 1Б-3Б классификация примерно совпадает с альпинистской - в туризме несколько проще оцениваются снежно-ледовые и высотные технические участки, в альпинизме - скальные. То есть, альпинистская скальная 3А вполне может оказаться 3Б в туризме. Хотя, могу вполне уверенно утверждать, что все это варьируется во вполне разумных пределах, и поэтому можно считать, что эти категории по оценке в горном туризме и альпинизме идентичны. Что позволяет нам при работе маршрутных комиссий пользоваться классификатором вершин наравне с перечнем перевалов. Понятно, что все, что превышает по сложности категорию 3Б, обозначено как 3Б*. То есть в это обозначение попадают все остальные альпинистские категории трудности.

Почему, все-таки, категория трудности, а не сложности? Собственно, для учета условий прохождения. Оценка технической сложности остается всегда, но ведь понятно, что один и тот же участок на высоте 3000 м и 6000 м - это совершенно разные по трудности препятствия. Да и летнее и зимнее прохождение одного и того же маршрута - совершенно разные вещи. Поэтому и обозначается классификация вершин и перевалов категорией трудности, и это правильно. Перекосы в классификации, несомненно, есть, и в туризме, и в альпинизме. Их много, просто очень много, так как при оценке того или иного препятствия присутствует и "человеческий фактор". В "человеческом факторе" для занижения или завышения категории трудности присутствует огромное количество причин - это и субъективная оценка, зависящая от уровня подготовки команды, это и желание "игры в чемпионат", для чего зачастую завышаются данные по крутизне и протяженности участков, и другие факторы. Например, фактор района - одна и та же категория трудности в разных районах может очень сильно отличаться по технике, даже при одном уровне высотных характеристик. Одна из причин таких отличий - тот же "человеческий фактор" - районы осваивались разными людьми, а в альпинизме зачастую играло роль желание каждого альплагеря иметь в своем "локальном" районе весь диапазон маршрутов - для подготовки спортсменов от значка до мастера. Можно ли "подравнять" категории в разных районах, да и нужно ли это? Наверно, это не очень важно, а объем работы для подобной переоценки очень большой. Поэтому любой спортсмен, посещая разные районы, столкнется и с этими различиями, и получит опыт прохождения аналогичных категорий в разных районах, выбирая, в конце концов, для себя то, что ему больше по душе.

Одним из примеров резкого "перекоса" в оценке трудности являются классические маршруты на п. Ленина, п. Хан-Тенгри. В альпинизме и тот, и другой оценены категорией 5А. В горном туризме Ленина оценивается 3А, Хан-Тенгри - 3Б. Но таких перекосов не так много, чтобы стоило на это обращать особое внимание.

Имея огромный перекос в сложности для категории трудности 3Б* по сравнению с альпинизмом, конечно, возникает соблазн переклассифицировать все препятствия 3Б* по шкале до 5Б, чтобы подравняться с альпинистской классификацией. Мы даже пытались начать эту работу. Но когда провели некий анализ ситуации - то есть оценили, сколько команд у нас ходит подобные препятствия, да и частоту их прохождения, решили, что затраты времени на подобную работу просто не оправданы. Так же, как и добавление в альпинизме маршрутов 7А, 7Б и т. д.

Гораздо более необходимой выглядит работа по раздельной классификации спуска/подъема, что в конечном итоге приводит к появлению двух категорий сложности у большинства односторонних перевалов - для прохождения в одном и в другом направлении. Не исключена и возможность классификации вариантов прохождения одного и того же перевала. Частично такая классификация уже присутствует - например, для перевала ПФП на Памире. Но вполне приемлема идея классификации такого рода - через ледопад - 3А, в обход - 2Б и т. д. Например, перевал Кашал-Аяк на Памире проходится тремя вариантами, два из которых - 2А, а третий (по правому борту ледопада) - хорошая 2Б. При этом каждый вариант вполне самостоятелен, и может быть засчитан команде соответствующей категорией трудности, по факту прохождения. Правда здесь, двигаясь дальше в таком направлении, мы можем прийти к необходимости появления контрольных туров при прохождении более сложным вариантом, как это делается в альпинизме. К сожалению, лишь для того, чтобы избежать возможного обмана.


Еще одна проблема в горном туризме - это траверсы. Для меня очевидно, что для сложных продолжительных, особенно высотных траверсов необходимо вырабатывать отличный от вышесказанного механизм зачета. Возможно, что многодневный траверс нескольких вершин (как, например, та же Безенгийская стена) должен более существенно влиять на общее количество локальных препятствий, которые достаточно пройти в походе. То есть, большой траверс может быть эквивалентен 2-3-4 перевалам аналогичной траверсу категории трудности. Тем более что суммарный перепад высот на траверсе может быть сравним с суммарным перепадом высот всего похода. При анализе разных траверсов, пройденных в туризме и альпинизме, приходишь к весьма своеобразному выводу - чем дольше приходится идти траверс, тем он тяжелее.

Категория сложности.

Собственно, набором категорийных ЛП определяется категория сложности похода. Сюда же добавляется и необходимая протяженность в километрах, и рекомендуемая продолжительность в днях (помните - для того, чтобы маршрут подходил под определение "спортивный"). Все эти требования вполне корректно определены в "правилах:". В результате мы имеем шесть категорий сложности походов - от 1 до 6-й.

Для себя я все категории сложности подразделяю на некоторые классы.

Начальный класс: это походы 1-4 категории в любых горах, и походы 5-6 категории сложности в "малых горах" (Кавказ, Памиро-Алай, Алтай и пр.), пройденные с набором локальных препятствий, близких к эталону, определенному "Правилами:". Такие походы пройдены через классифицированные ЛП, то есть первопрохождения отсутствуют (или имеются только простые для данной к. с.).

Средний класс: это походы 5-6 категории сложности в высокогорье (Памир, Восточная часть Ц. Тянь-шаня, Кашгар и др.), а так же маршруты 4-6 категории по "малым горам", включающие элементы первопрохождения определяющих для данной категории локальных препятствий. Или аналогичные походы, включающие в нитку значительное количество определяющих сложность ЛП, существенно превышающих эталонные требования как по количеству ЛП, так и по протяженности и продолжительности.

Старший класс: это походы 5-6 категории сложности, превышающие по набору ЛП эталон, при этом имеющие значительный процент новизны (первопрохождение большинства определяющих ЛП и др.)

Высший класс: это походы 6-й категории сложности с большим количеством первопрохождений, с восхождениями, траверсами, технически сложными препятствиями, оцениваемыми как 3Б*.

Опираясь на протоколы Чемпионатов России последних лет, приведу примеры сложных походов в разных классах.

Начальный класс:

Кавказ, 4 к.с.: р.Думала - р.Укю - пер.Укю (2А) - пер.Урал (2Б) - лед.Мижирги - а/л "Безенги" - пер.Ниж.Цаннер + пер. Семи (2А) - пер.Китлод (2Б) - лед.Кулак - пер.Бодорку (2Б)+пик Баумана (рад.) - лед.Башиль - пер.Голубева (2А) - а/л "Уллу-тау" - пер.Украина + пер.Джантуган Вост. (2Б) - а/л."Джантуган" - р.Ирик - пер.Ирикчат + в.Эльбрус В. (2А) - Азау. (Коренчук И., Москва, 2001).

Памиро-Алай, 5 к.с.: пос.Шахимардан - пер.Арчевый (1А, 3610) - пер.Ячий (1А, 4107) - пер.Айама С. (2А, 4330, п/п) - пер.Двойной (3А, 4700) - пер.Надежда (2А,4620) -пер.Бокбаш С. (2А,4330, п/п, рад) - пер.Бокбаш Лож. (2А,4380, п/п, рад) -пер.Мирный (3А, 4400) - пер.Караказык (1А, 4440) - пер.Дальний (2А, 4840) -пер.Крестовый (2Б, 4900) - пер.Шигоу (3А, 4740) - пер. Ферганских Спасателей (2А, 4690) - пер.Шаит (3А, 4500) - пос.Шахимардан (Нижниковский Е., Москва, 1999).

Кавказ, 6 к.с.: пер.Сакашиль (1Б) - пер.Шахтер + п.Килар + пер.Каярта (2А) - пер.Семеновского (рад) - пер.Суворова (3А) - пер.Гумачи (2А) - пер.Победа (3Б, рад) -п.Вуллея + пер.Шхельдинский (3А) - пер.Далла-Кора (рад) - пер.Ак.Алексанрова + п.Щуровского (3Б) - пер.Бивачный +пер.Родина (2Б) - в.Эльбрус В.(2А, 5621) - Терскол (Жижин В., Ставрополь, 1999).

Средний класс:

Памиро-Алай, 4 к.с.: пос. Согат - р. Чиле - пос. Акарт - пер. Ю. Баркалак (1Б*, 4320, п/п) - л.Баркалак - пер.С.Гезарт (1Б, 4300, п/п) - л. Гезарт - рад. пер. Спартакиады (2А, 4700) - рад. пер. Разведовательный (1Б, 4700, п/п) - пер. Авантюра (2Б, 4600, п/п) - пер. нк 4150 - пер.Обходной (1А, 4220, п/п) - пер. Спартак (2А, 4650) - оз. Дамджайлоо - пер. Дамджайлоо (2Б, 4650) - пер. Седло Скобелева (2Б*, 5000) + пик Скобелева (5051) - р. Кекджар - р.Кашка Суу - пер. Киндык (1А, 4472) - р. Киндык - пер. З. Курумды (2А, 4620, п/п) - пер. Ц.Курумды (1Б, 4600, п/п) + пер. Курумды Озерный (1Б, 4300, п/п) - оз. Сары-Могол - пер. Сары-Могол (1А, 4303) - р.С. Сары-Могол - р. В. Кичик-Алай -пос. Бидене (Рыкалов П., Москва, 2000)

Памир, 5 к.с.: с.Швее - пер.Швее (н/к, 3666) - пер.Дальний (2А, 4419) - пер.Заалайский (3А,4739) - пер.Купол (2А, 5013) - пер.УГТЭ (2Б, 4992) - пер.Сурхангоу (2Б, 5252) -пер.Льва Пучкова (2Б, 5050, п/п) - пер. Людмила (2А, 5088) - пер.Бондаренко (2А, 5215) - пер.Иринка (1Б, 4803) - пер.Прижимный (1Б, 4500) - пер.Раздельный (3А, 6088)+п.Ленина (7134, рад) - пер.Путешественников (1А, 4128) - а/л Ачикташ (Лебедев А., Москва, 1999)

С. Тянь-Шань, 6 к.с.: г.Алма-Ата - пер.Кен-тор Ц.(2А, 4100) - пер.Сахарная голова (2Б, 4100) -пер.Юбилейный (3А, 4300) - пер.Киргизстан (3Б, 4450) - пер.Аламединские зубья (3А, 4200) - пер. Джиндысу Ц. (3Б, 4600, п/п) - пик Скрябина, 4650 - пер.1А, 4000 - пер. Джиндысу С. (3Б, 4300, п/п) - пер.Корона С. (3А, 4400) -пер.Корона Ю. (3А, 4350) - пер.Топ-Карагай (2Б, 4400) - пер.Фестивальный (3А-3Б, 4200) - пер.Алтын-тор (1Б, 4100) - а/л Ала-Арча (Жигарев О., Новосибирск, 1999)

Старший класс:

Памир, 5 к.с.: р. Ванч - пер. Кашалаяк (2Б) - ГМС им. Горбунова - пер. Лонжерон (3Б, по факту 3А) - лед РГО - лед. Красноармейский - пер. Сюрприз (3А) - лед. Академии наук - пер. Песня (2Б, п/п) - лед. Федченко - лед. Витковского - пер. ак. Сахарова+траверс п. Высокая стена (3Б, п/п) - лед. Танымас 2-й - пер. Танымасская лапа (1Б) - лед. Наливкина - пер. Двойной (2Б, п/п) - лед. Косиненко - лед. Федченко - пер. Кашалаяк (2А) - лед. РГО - р. Ванч. (Джулий А., Москва, 1990)

Ц. Тянь-Шань, 6 к.с.: р.Иныльчек - пер.Олимпийский (2Б, 4700) - пер.Каинды (3А, 5200) - пер.Плато Шмидта (3Б, 5300) - пер.Дикий (3А, 5500) - пер.Высокий (3Б, 5964) - пер.Зап.седло Хан-Тенгри+п. рад. Хан-Тенгри (3Б 6995) - оз.Мерцбахера - Майдаадыр (Сальников Г., Новосибирск, 1999)

Алтай, 6 к.с.: пос. Тюнгур - пер. Кара-Оюк 2Б, 3500 - лед. Менсу - пер. Титова 2А, 3220 - лед. Аккемский - пер. Делоне 2Б, 3400 -лед. Менсу - рад. выход пер. Белухинский 2Б + пик Белуха Вост. 4506, 2Б - пер. Большое Берельское седло ЗА, 3520 - лед Б. Берельский - р. Мал. Кокколь - пер. Высокий 2Б, 3500, п/п -лед. Кулагаш Зап. - пер. Сланцевый 2Б, 3300 - лед. Сарысу - пер. Ягодка Южн. ЗА, 3300 - лед. Куркуре Вост. -лед. Ошту-Айры - пер. Ювента ЗБ, 3500, п/п + рад. выход на пик Иикту 3942, - лед. Б. Талдуринский - пер. Обходной 1Б, 3000 - лед. Мал. Талдуринский - пер. Перемётный 1Б, 3300 - лед. Атбажи - р. Атбажи - лед. Лев. Абыл-Оюк - пер. Надежда 2Б, 3300 - лед. Лев. Маашей - пер. Шавлинский Нижн. 1Б, 3300 - лед. Шавлинский - оз. Боль. Шавлинское - пер. Орой н/к, 2229 - пос. Чибит (Жигарев О., Новосибирск, 2000)

Высший класс:

Памир, 6 к.с.: Р. Карасу - пер. Транспортный (1А, 4200) - лед. В. Кызылсу - пер. Ворота Нуры (2А, 4800, п/п) - пер. Четырех мандаринов (2Б, 4700, п/п) - траверс в. 4812 (2Б, п/п) - лед. Нура - траверс п. Заря Востока (3Б, 6349, п/п) - лед. В. Кызылсу - пер. А. Зотова (3Б, 6015, п/п)+п. Чорку (6283, рад., п/п) - пер. Маркансу (3А, 5800, п/п) - траверс п. 5917 (3А, п/п) - пос. Сарыташ (Новик А., Москва, 2000)

Памир, 6 к.с.: Алайская долина - пер. Минжар 2Б - р. Саукдара - пер. Прижимный 1Б - р. Зулумарт - п. Белеули 6065, рад., 3Б, п/в - пер. Никитина - 2А - пер. Октябрьский 2Б - траверс пер. Жукова+п.Ленина+Раздельная 3Б*, 7134, п/п - пер. Путешественников 1А - Ачикташ - пер. Золотой теленок+Мира З. 2А - лед. Корженевского - лед. Пр. Кичексу - пер. Четырех ледопадов 3А, п/п - лед. В. Кызылсель - Алайская долина (Лебедев А., Москва, 2001)

Памир, 6 к.с.: пос.Ляхш - пер.Белькандоу (н/к) - лед.Сугран - пер.Шапак (3А, 5400) - рад. выход на п. Бырс (2А, 5621) - лед.Фортамбек - лед.Е.Корженевской - траверс п.Е.Корженевской (3Б*, 5А альп., 7105) - лед.Москвина - рад. выход на седл. пер.Четырех (~2А, 5100) - траверс п.Коммунизма (3Б*, подъем через ребро Бородкина 5А, спуск по Тпму 5А, 7495) - лед.Россия - лед.Бивачный - ГМС "Федченко" - пер.Кашал-Аяк (2А, 4300) - р.Ванч - пос.Ванч (Юдин В., Новосибирск, 1989)

Памиро-Алай, 6 к.с.: Аллаудинские озера - пер. Аллаудин+п. Северный по сев. ребру (2Б альп.)+пер. Шагун-Ага 2Б 4027 - Аллаудинские озера - пер. Талбас+в. Чапдара по сев. гребню (5А альп.) 3Б*, 5049 - лед. Бодхона - пер. Седло Бодхоны 2Б 4550 - р. Сурхоб - пер. Зард 1Б 4100 - р. Желтая - пер. Фанская сказка 3А 4300 п/п - лед. Имат - пер. Имат 3А 4100 - пер. Линкор 1Б 4350 п/п - пер. Сурх 1Б 4450 - р. Казнок - пер. Кузбасс+пер. Жигули+в. Энергия+пер. Чимтарга 3Б* 5105 п/п - р. Зиндон - р. Сарымат - пер. Сарымат З. 2А 4100 - Маргузорские озера - к. Шинг (Джулий А., Москва, 2000).

Конечно, это лишь примеры, причем последних лет. Если говорить о высших достижениях в туризме, можно вспомнить огромное количество походов, пройденных руководителями разных городов и республик в рамках чемпионатов СССР. Надеюсь, моих сил хватит, чтобы когда-нибудь подготовить обзор чемпионатов СССР-России с момента их появления до сегодняшних дней, не без помощи, естественно, моих старших друзей.

Из "старых" маршрутов я включил сюда лишь два - "пятерку" под моим руководством 1990 года, которая с некоторым натягом попадает в качестве примера в старший класс. И маршрут Володи Юдина из Новосибирска с траверсом пиков Корженевской и Коммунизма - это один из немногих маршрутов, попадающих на ступеньку высших достижений в туризме - как раз этот поход выиграл Чемпионат СССР в 1989 году. Надо сказать, что через год похожий маршрут совершил Виктор Будников из Томска - с траверсом пиков Гармо и Коммунизма в одном походе.

Такое условное деление маршрутов по классам позволяет сделать некоторый анализ сегодняшнего туризма. Основная масса походов совершается в начальном и среднем классе, лишь небольшой процент попадает в старший класс, единицы - в высший класс. Наверно, это вполне закономерно. Подобное деление на классы вполне может служить неким руководством для МКК - перескакивать через класс нежелательно. То есть, выпускать группу на маршрут, попадающий в старший класс сразу после начального класса, я бы не стал, даже если и тот, и тот маршрут - одной категории.

Уровень подготовки.

Почему я люблю "шестерки"? Поход шестой категории сложности - это маршруты высшей категории в туризме. Я знаю, почему мне нравится ходить именно в "шестерки" - в "шестерках" отсутствуют какие-либо ограничения. Если в более простых походах или в первом походе шестой категории существуют ограничения по сложности (максимум 3Б), то дальше - полная свобода выбора. Соответственно, вы можете идти любое препятствие, соответствующее уровню вашей подготовки.

Собственно, уровень подготовки делится на две составляющие - физическую и техническую. А сверху на все это накладывается еще и фактический опыт. И пробелы в любой части подготовки могут привести к неприятностям. А иногда и к ЧП.

Физподготовка определяет ваши кондиции для прохождения продолжительных и протяженных маршрутов. Желательно, чтобы команда обеспечивала себе примерно равный уровень подготовки, что обеспечивается, в основном, совместными тренировками. Это, в какой-то мере, подравняет возможности каждого участника на маршруте и позволит исключить лишний фактор для конфликтов. Количество и объем таких тренировок целиком зависит от руководителя. Можно их совсем не проводить? Можно. При этом поднимая субъективную сложность планируемого маршрута. То же касается и технической подготовки. Чем меньше ваша квалификация на технически сложных участках, тем более сложными (и крутыми) они кажутся, и тем больше времени тратится на их прохождение.

Итак, можно сказать, что для поддержания хорошей спортивной формы необходимо проводить две тренировки по ОФП в неделю. Объемом 2-4 часа. Что там делать, и в каком объеме? Традиционная тренировка, например, студенческих лет в т/к "Романтик": легкий кросс 15-20 мин., разминка с растяжкой 20-30 мин., кросс 6-10 км, заключительная силовая часть (отжимание, подтягивание, пресс, пистолетик и пр.). К этим тренировкам можно добавить еще и более продолжительные тренировки по выходным - например, лыжные забеги зимой, или комбинацию технической и ОФП-ной тренировки. Или участие в каком-нибудь забеге 100 км за 24 часа. Вариантов по содержанию тренировок очень много, и все эти варианты позволяют, по крайней мере, поддерживать свою физическую форму на одном уровне, или повышать, увеличивая объем тренировок.

Но физическая подготовка лишь облегчает процесс акклиматизации в горах и переноску тяжестей на расстояние, т. е. рюкзаков. Но никак не решает проблемы прохождения технически сложных участков. Итак, имея хороший или высокий уровень физической подготовки, вы в состоянии проходить любые маршруты, не требующие специальной технической подготовки. Причем это касается маршрутов любой сложности, вплоть до шестой (так же, как и в альпинизме, где можно найти маршруты 6А, не требующие особой технической работы). Вам необходим в этом случае лишь минимальный набор технических навыков, которые вам даст любой инструктор или подготовленный руководитель, и постепенный рост уровня сложности маршрутов, что и в туризме, и в альпинизме обеспечивается правилами.

И в альпинизме, и в туризме все препятствия обозначаются краткой характеристикой - ледовые, снежные, скальные и смесь этих, которую называют комбинированной. В альпинизме имеется еще деление по классам (маршрутов, и, соответственно, чемпионатов) - скальный, технический, высотно-технический, высотный. Когда-то был еще класс траверсов, который на сегодня отсутствует, так как траверсы в альпинизме практически не ходят - они плавно перекочевали в туризм. В туризме деления на классы нет, но разницу эту все понимают, особенно она очевидна как раз на судействе чемпионатов, когда в руки попадают два отчета одной категории, но очень разные по сути. Собственно, разнообразие технических препятствий на разных перевалах требует такого же разнообразия технической подготовки. И как раз в зависимости от уровня технической подготовки команды и ее лидеров очень сильно зависит уровень сложности и характер планируемых на маршрут препятствий.

Один из устоявшихся механизмов повышения технического мастерства в туризме - это соревнования по технике горного туризма. Не буду говорить здесь о перекосах в правилах проведения таких соревнований, которые несколько разделяют горную технику и технику, применяемую на соревнованиях. Могу лишь утверждать, что в любом случае уровень технической подготовки за счет таких соревнований будет расти, и гораздо существеннее, чем при других способах подготовки. Другие способы - это школы туристской подготовки, или работа руководителя со своей группой. Здесь также многое зависит от "человеческого фактора" - уровня подготовки инструкторов и руководителя, традиций клуба или секции и т. п.

Повышать собственное мастерство можно и в смежных видах - это скалолазание, ледолазание, экстремальные игры. Но не следует при этом забывать, что здесь вы повышаете лишь уровень индивидуальной техники, а, следовательно, одной лишь такой подготовки недостаточно.

Занимаясь повышением собственной квалификации и квалификации команды, возникает соблазн повышать и техническую сложность тех ЛП, которые вы планируете проходить в горах. Именно с этого момента в команде возникает желание проходить препятствия, попадающие у нас под определение 3Б*. Один из последних примеров такого выбора - пешеходный поход 4-й категории сложности в Саянах, к окончанию которого группа совершает восхождение на п. Купол по маршруту 6А (скальный).

Итак, в зависимости от квалификации вашей команды вы подбираете набор препятствий для вашего похода, собственно вплоть до 3Б уже по категории трудности примерно представляя, что вас ожидает.

Выбор препятствий.

Выбор препятствий зависит и от квалификации, и от тактики, и от планов команды. К примеру, вам не хочется таскать лишний груз в виде скального арсенала - значит, можно построить маршрут (опять - любой сложности), исключающий скальную технику. Тут, естественно, имеется и некоторая зависимость от выбора района, и конкретного набора ЛП. Хотите ограничиться простым ледовым инструментом (кошки, ледорубы, немного буров) - можно подобрать ЛП любой трудности, отвечающие этим условиям. Такой выбор, с одной стороны, уменьшает конечный вес рюкзаков, но с другой - ограничивает и степень роста квалификации команды, и разнообразие планируемого маршрута.

На мой взгляд, наиболее удачным для маршрута любой категории сложности будет наличие разных по характеру ЛП, естественно, для данной категории сложности. Для единичек это - травянистые, осыпные и снежные участки на перевалах, и т. д. Но здесь идет речь все-таки больше о сложных походах, начиная с четвертой категории сложности. Такие маршруты будут наиболее полноценными (или гармоничными), если ЛП на них будут включать самые разнообразные участки технической работы - лед, снег, скалы, ледопады и пр., причем с работой и на подъем, и на спуск. И вполне возможно, что при судействе чемпионатов по горному туризму нужно было бы учитывать фактор разнообразия технических препятствий.

Руководство.

Здесь тоже будет попытка рассмотреть роль руководителя в разных походах, и различие этой роли в альпинизме и туризме. Итак, зачем нужен руководитель? Как правило, руководитель - это идеолог и организатор всего мероприятия - будь то поход, или альпинистские сборы. Если его авторитета, мастерства, опыта и прочих данных хватит для того, чтобы еще и сохранить роль лидера в этом мероприятии (естественно, не имеется в виду лидирование на сложных участках маршрута), он сохранит за собой это право - называться руководителем. Естественно, для простых походов опыт руководителя в большинстве случаев относительно невелик, но в руководстве походами это не главное. Главное - чтобы руководитель хорошо осознавал степень ответственности за своих участников, и за себя. А это - и следить за самочувствием, и координировать действия на том или ином рельефе с возможностями участников (например, применять веревку там, где большинству она просто не нужна) и т. д. То есть основная роль руководителя - по большому счету это принятие решений. И если при принятии решения руководитель правильно оценил все факторы - решение окажется правильным, причем не зависимо от того, популярным окажется это решение в восприятии другими участниками, или нет. И как раз способность руководителя настоять на своем решении, особенно непопулярном, и есть некий показатель его состоятельности.

Самое интересное, что все эти рассуждения приводят к простому выводу - ответственность, лежащая на руководителе, тем больше, чем проще поход он совершает, то есть, чем меньше опыт его участников. А чем более схоженная команда выходит на маршрут, чем более этот маршрут сложный - тем руководство проще. Остается тоже принятие решений, но, как правило, на сложных маршрутах участвуют единомышленники, или по крайней мере, спортсмены, имеющие солидный опыт, и, соответственно, весьма четкое понимание того, зачем они здесь находятся. В связи с чем можно утверждать, что руководство сложным походом в некотором смысле проще, чем простым - проблемы могут возникать лишь при появлении участников "со стороны", с которыми никто из основного состава команды не ходил.

Так и в альпинизме, роль руководителя на сложных маршрутах намного меньше, чем на начальных этапах обучения и роста спортсменов. А при работе в двойке понятие руководителя вообще теряет смысл, особенно при равном уровне восходителей. Еще меньший смысл понятие руководства имеет в восхождениях в двойке по Крымским маршрутам. Тем не менее, я не считаю правильным, что понятие "руководство" исчезло из разрядных требований по альпинизму - можно было бы для реальных руководителей серьезных командных восхождений разрядные требования несколько снизить. Так же, как и требование обязательных восхождений в двойке мне непонятны - прохождение командой зачастую тяжелее, а уж Крымские маршруты 5-6 категории трудности ходить командой - совсем другая задача по сравнению с двойкой. Представьте команду человек из 6-ти на "Зените" на Шан-Кае - сколько дней будут лезть? По готовым-то шлямбурам? А двойка последний раз там за день пролезла. Достаточно просто вспомнить, сколько туда лезли первый раз. Вот и возникает подозрение, что это обязательное требование восхождений в двойке скорее упростило разрядные требования. Не говоря уже и о том, что в двойке вопросы совместимости, ночлегов, скорости прохождения и пр. решаются гораздо проще. Про "соло" я вообще молчу. Хотя с точки зрения нагрузок это восхождения другого порядка, особенно в высокогорье.

Вот коротко и все, что хотелось рассказать о горном туризме. Здесь интересно, потому что возможности для испытаний (истязаний?) самого себя безграничны. Это и спорт, это и образ жизни. И как в любом спорте, остается девиз - быстрее, выше, сильнее. Для горных походов более подходящий - дальше, дольше, сложнее.

Источник: http://www.westra.ru
  
#44 | Анатолий »» | 11.06.2013 09:20
  
1
Пост удален. Не засоряйте тему.
Повторяю:


Думаю что этот разговор, по конкретно этому вопросу уже следует прекратить.
Я высказал свои мысли и аргументы, вы свои. И достаточно! А читатель пусть рассуждает.
Это тема более широкая.


+++
  
#45 | Анатолий »» | 11.06.2013 20:04
  
0
Для равновесия дадим все же слово человеку, который ходит в одиночные походы.
Почитаем что он расскажет.

Почему я хожу в одиночные походы


Прежде всего заявляю, что я вообще не любитель одиночных походов. Все время такого похода меня не покидает какое-то тревожно-тоскливое ощущение. Пик этого ощущения приходится на первые минуты после того, как остаешься один (допустим, еще в городе, когда выходишь из дома, чтобы ехать на вокзал). Райнхольд Месснер в "Хрустальном горизонте", описывая свои ощущения во время одиночного восхождения, говорит: "Идти одному несравненно труднее и опаснее, а главное - это психическая нагрузка, которая увеличивается в несколько раз. Все, что мне предстоит сделать, в том числе и спуск, сидит во мне как заноза, а во время остановок собственная фантазия раздувает страхи до галлюцинаций" (цитировано по: Аномалия, 1995, 10). Про занозу - это сказано очень точно: мне это вполне понятно и знакомо. Конечно, до бесед с собственным рюкзаком у меня дело не доходило, однако кое-какие слуховые галлюцинации случались (в трехдневном киргизском походе по урочищу Сокулук) - это тоже характерная примета одиночного похода. Особенно неприятно в одиночку сидеть вечером у костра в лесу. Первый опыт дает массу острых ощущений, поскольку еще нет привычки к разным лесным звукам. Веткопад, например, сначала кажется чьими-то подкрадывающимися шагами. Еще при первой одиночной ночевке (в Краснодарском крае, в районе Анапы) меня очень пугали жуки-олени, которые в сумерках время от времени пролетали мимо и натыкались на деревья. Потом, конечно, начинаешь распознавать такие явления и уже механически отмечаешь, что вот, ветка упала, или жук пролетел, или шакал завыл и т.п. Но, тем не менее, и при таком навыке все равно радость от общения, так сказать, с природой теряется в большой степени. Вместо возвышенного состояния духа приобретаешь какое-то мышиное самоощущение: так и тянет поскорее забиться в норку (т.е. в палатку).

В одиночном походе физически тяжело, потому что самому приходится тащить и палатку, и кухню, и прочее. В группе общественное снаряжение распределяется между участниками, причем, если среди них есть особо сильные, то есть шанс и вообще остаться только с личными вещами. И, разумеется, техника безопасности тоже не сводится к каким-то бюрократическим глупостям, придуманным, чтобы усложнить туристу жизнь, и в одиночном походе, вероятно, на самом деле опаснее, чем в обычном. Можно иногда встретить утверждение, что ничто так не позволяет узнать реальные границы своих возможностей, как одиночный поход. Позволю себе, однако, заметить, что поход вдвоем с более сильным и опытным спутником позволяет узнать это в еще большей степени: во-первых, есть с кем сравнивать, а во-вторых, опытный спутник затащит вас в такие места, куда вы в одиночку и не сунулись бы! Другое дело, если вы достигли такой крутизны, что сильнее уже никого не найти. Тогда, быть может, и имеет смысл идти по стопам Буля, Бонатти и прочих монстров. Но новичок, изображающий из себя Месснера, скорее всего, будет просто смешон.

Конечно, удачно проведенный одиночный поход дает большое удовлетворение. Скажем, в 1999 году я не смог дойти до Аутля вместе с сотрудником нашего института (Зоологический институт РАН, Санкт-Петербург) Володей Гнездиловым, потому что упал и вывихнул руку. Зато на следующий год я успешно прошел весь маршрут от Отдаленного до Марьино в одиночку (было одно ошибочное отклонение в сторону, но не такое уж значительное, и еще несколько мелких неприятностей, вроде потери компаса в начале похода и перегорания лампочки в фонарике в тот момент, когда свет действительно был очень нужен - это все описано в моем отчете Аутль 2000: читатель может убедиться, что каких-то действительно опасных ситуаций там не было). Со спортивной точки зрения этот поход, безусловно, ничего особо выдающегося из себя не представляет. Шел я по стандартному туристскому маршруту, по лесным тропам, а не по ледникам и скалам. Маршрут, в общем, детский: по нему и ходят в основном школьники (см. например, отчет о походе членов кружка ЦВР "Сокольники" в 1993 году). Но мне этот поход представляется одним из высших достижений в жизни, хотя у меня есть публикации, описания новых видов и кое-какие другие научные результаты (да взять хотя бы и степень кандидата наук!).

И тем не менее, не думаю, что благополучное завершение похода на Аутль доставило бы мне меньше радости, если бы там со мной был, скажем, тот же Володя Гнездилов. Все равно заслуга в подготовке и проведении похода осталась бы за мной.

Но спутника, увы, найти удается не всегда. Дело в том, что нас, полевых зоологов, довольно мало, и у каждого есть свои интересы, касающиеся места, времени и способа проведения экспедиции. Специалисты по жужелицам, например, предпочитают собирать материал весной или, если летом, то в высокогорье, потому что жужелиц особенно много под камнями у края тающего снежника. Сборщикам клопов, цикадок и прочих растительноядных насекомых, наоборот, лучше дождаться середины лета, когда трава полностью вырастет, но еще не начала сохнуть. У моих объектов, клещей-краснотелок, пик численности начинается в августе и достигает максимума в сентябре-октябре. Далее: допустим, мне надо провести сбор материала на массиве Лагонаки. Но все мои знакомые зоологи там уже были! Искать же попутчиков среди обычных туристов практически не имеет смысла - у них совсем другие цели: походить по живописным местам, пройти категорийный перевал и т.д. Какой турист-горник согласится в хорошую погоду несколько дней сидеть в лесу, в каком-нибудь ущелье?! А у зоолога самые интересные сборы часто бывают именно в таких вот скучных местах. Скажем, один из самых результативных уловов в моей практике был произведен в Гузерипле, прямо в поселке, на задворках коровника!

Поэтому, как ни стараюсь я избегать одиночных экспедиций, нередко иного выхода не получается. Однако можно задать вопрос: а насколько такой выход вообще оправдан? Не следует ли в подобном случае просто оставаться дома? В конце-концов, никакой научный материал не стоит того, чтобы из-за него серьезно рисковать жизнью. Ученый, угробившийся в экспедиции, все равно не сможет этот материал обработать, а так, оставшись дома, он бы смог найти удобный случай для сбора когда-нибудь потом. (В систематике часто бывает, что той или иной группой животных во всем мире занимаются один-два специалиста. Поэтому, когда систематик умирает, его коллекция нередко остается без присмотра и со временем пропадает. Иногда ее потом просто не могут найти, потому что никто не помнит, в каком шкафу она лежала!). Попробую привести некоторые соображения в пользу того, что одиночная экспедиция, несмотря на свою тяжесть, не настолько опасна для жизни, чтобы категорически от нее отказываться.

Основное возражение против одиночного хождения как такового заключается в следующем: "А если случится травма или внезапное тяжелое заболевание, что тогда? Если вы, допустим, сломаете ногу?" На этот вопрос опытные "солисты" отвечают примерно так: "Когда человек сознает, что, в случае чего, помощи ждать неоткуда, то он и ведет себя осторожнее; в результате, разные несчастные случаи становятся менее вероятными!" Добавлю к этому, что альпинист, сломавший ногу где-нибудь в районе вершинной пирамиды Эвереста или провалившийся в трещину на леднике, находится в несколько иной ситуации, чем путешественник по краснодарским или уральским предгорьям, получивший травму в одиночном походе. Почитайте Отчет Николая Александрова: человек получил перелом шейки бедра (один из тяжелейших переломов, какие только бывают) и, тем не менее, без посторонней помощи добрался по горам до ближайшего поселка, который находился в сутках пути!

Тут опытный турист-инструктор, естественно, начнет рассказывать о трупах с рюкзаками, которые находили чуть ли не в области маршрутов выходного дня, где-нибудь на горе Ачишхо или в районе Фишта. На это я спрошу: "Вам ведь, конечно, попадались на маршрутах туристы-одиночки? Вспомните-ка, какая категория лиц среди них нередко встречается? Не правда ли, часто это просто полусумасшедшие, у которых, допустим, съехала крыша на почве оккультизма, полагающие, что горы - это особенно подходящее место для медитаций?" Такие люди подвергаются повышенной опасности всегда и везде, даже в своей собственной комнате (я с этим сталкивался, на примере некоторых своих знакомых) - а уж тем более в горах! Если кто-то из читателей не знает, сообщаю, что есть даже такая категория: "религиозный туризм". Это когда человек, допустим, стремится взобраться на ту или иную гору из-за особой "энергетики" этого места, или чего-то подобного. Особенно много всего на эту тему попадается при поиске в интернете материала по туризму на Алтае. Так вот, разумно ли валить в одну кучу доморощенных экстрасенсов и ученых, собирающих материал для своей работы, и говорить потом об опасности одиночных походов как таковых? Кстати, буду очень обязан, если кто-нибудь сообщит мне достоверные случаи гибели в одиночных походах зоологов, ботаников или, скажем, геологов: мне такие случаи неизвестны.

"А если нападут какие-нибудь разбойники?..." Что тут можно сказать? Разбойники в горах, действительно, попадаются, правда, преимущественно в ближайших окрестностях крупных поселков. Я знаю даже случай, когда один из моих коллег в одиночном походе провел какое-то время в компании пьяного и вооруженного свана, который щелкал затвором и обещал его расстрелять (потом, правда, переключился на что-то другое и забыл об этой интересной идее). Но это исключение: обычно в горах люди намного добрее и приветливее, чем в городе. Тем более по отношению к одинокому путнику, приютить и накормить которого - Божье дело. (Другой мой коллега, кстати, если верить рассказам о нем, этим бессовестно пользовался и, случалось, вообще не брал в поход продуктов - его кормили встречные чабаны.) Удивительно, что, когда сообщаешь, что едешь в экспедицию на Кавказ, пугаются не только женщины, но и вполне разумные мужики: "Да там же боевики! Там же война идет!". Что с людьми делают средства массовой информации!... И элементарная географическая безграмотность: некоторые просто не знают, что Чечня находится на Восточном Кавказе, а Краснодарский край - на Западном, то есть, в его противоположной части! Приезжаешь на Кавказ, а там говорят: "Ну, как там ваша криминальная столица? Стреляют, небось, убивают направо и налево, на улицу нос не высунешь?... То ли дело у нас на Кубани: тихо все, мирно, спокойно..."

Замечу еще, что одинокий путешественник может, при желании, успешно поиграть в диверсанта и пройти самые криминально-опасные места (а именно окрестности поселков) скрытно и незаметно, а ночевать в таких уголках, где его не найдут, пожалуй, и пограничники с собакой. Большой группе это сделать сложнее. И потом, сдается мне, что такой одинокий волк может вызвать у какой-нибудь местной шпаны меньшее желание к нему пристать, чем тургруппа. Один человек - кто его знает, что он за птица? Может быть, он особо крутой? Может быть, у него пистолет в кармане? А то почему он не боится один ходить? Вот с тургруппой все понятно: у них-то пистолета точно нет! В тургруппе наверняка есть девушки - вот вам и повод подраться, получить в глаз, в общем, весело провести время!

Наконец, я предвижу и такое замечание: "Допустим, опытный турист, инструктор, и может позволить себе пройти в одиночку хорошо знакомый ему маршрут. Но как можно доверять какому-то зоологу, человеку, далекому от туристского сообщества, не знающему альпинистской техники, не сдававшему соответствующие экзамены, не прошедшему курс тренировок под руководством профессионалов? Как он сможет оценить свои силы и возможности? Да он заблудится в трех соснах, упадет на ровном месте и утонет в первой луже!"

Вообще говоря, справедливо и это. Но, опять же, и тут имеют место некие "смягчающие обстоятельства". Как есть сообщество туристов-спортсменов, так существует и сообщество полевых биологов. И у нас есть преемственность экспедиционной традиции, передача новым поколениям походного опыта и взаимное обучение. Кроме того, эти сообщества и не совсем изолированы друг от друга. Многие зоологи ходили и в спортивные, официально оформленные походы (преимущественно, конечно, в далеком советском прошлом, во времена массового туризма). Есть также туристы, занимающиеся полевой биологией как любители. Ну и, наконец, с появлением интернета любому обладателю компьютера и модема стал легко доступен большой массив справочной и прочей туристской информации, в том числе и самые свежие сведения об обстановке в том или ином районе, полученные от очевидцев на каком-либо туристском форуме. Так, мой вышеупомянутый удачный поход на Аутль в 2000 году был весьма полно обеспечен описаниями маршрута, полученными исключительно из опубликованных в интернете туристских отчетов.

И потом, приобретение опыта одиночных походов может быть осторожное и постепенное. Так и было в моем случае. Началось все с одиночных экскурсий, продолжительностью в несколько часов, разумеется, без ночевки. Было это в южном Дагестане. Там я впервые понял, как можно заблудиться в горах. Обстоятельство, казалось бы, очевидное: вверх из любого места, где ты находишься, ведет один путь, а вниз - много. Соответственно, возникает проблема выбора из множества путей одного, единственно правильного. Тут еще может опуститься туман, в котором легко потерять вообще всякую ориентацию. При ошибке можно спуститься не в ту долину и очень долго оттуда выбираться, или оказаться на крутых скалах. Мне этого удалось избежать (появился разрыв в облаках, через который я увидел "свою" долину), но общее впечатление было очень, на мой взгляд, важное и крепко запоминающееся. Может быть, новичку вообще полезно заблудиться в первом же походе - тогда в дальнейшем он уже будет очень осторожен.

Потом была пара опытов одиночных ночевок как таковых в причерноморских лесных предгорьях. Первый раз я просто остался один в заранее поставленной палатке, а утром снял ее и спустился в базовый лагерь. Второй раз уже прошел некоторый самостоятельно выбранный маршрут, заночевал на лугу в спальнике, без палатки, и утром спустился обратно по пути подъема. Третья одиночная ночевка отличалась маршрутом большей сложности и продолжительности: меня оставили на западном склоне хребта Аибга, на высоте 1500 м, я поднялся по нему примерно до высоты 2000 м, поставил палатку, переночевал, а на следующий день спустился в Красную Поляну (предварительно разобрав попавшийся за ночь улов - раньше я все приносил в базовый лагерь, где и занимался разборкой). Следующим этапом был уже полностью самостоятельный поход на гору Семашхо (1030 м), с двумя ночевками. За ним, через год, последовал четырехдневный поход на Шесси (1839 м). Далее было хождение вверх-вниз по Безенгийскому ущелью (от Безенги до альплагеря, потом обратно и через перевал в Чегем), продолжительностью в неделю. И вот таким образом я подошел к десятидневному походу на Аутль (я перечисляю здесь не все свои одиночные походы, а только этапные). Как видите, все было достаточно благопристойно: если бы в этом деле были какие-то официальные квалификации, можно было бы, наверно, присвоить звание "одиночный ходильщик третьего разряда" :-).

Наконец, добавлю еще один аргумент этического порядка. В общественной пользе спортивного туризма сомневаться нельзя. Но если сравнить его в этом отношении с наукой - что будет весомее? Полагаю, что все же наука. Тем более, если мы возьмем туриста-спортсмена, который почему-либо захотел пройти в одиночку какой-либо маршрут. Много ли пользы он принесет кому-то, кроме себя? Даже если взять великих солистов - и о них ведь спорят: приносят ли они пользу, выявляя границы человеческих возможностей, или вред, поскольку, глядя на них, и другие могут ввязаться в такое же опасное предприятие. А ученый, в одиночку собирающий в горах материал для своей работы?... - Польза для общества несомненна - то есть, конечно, не от того, что он ходит именно в одиночку, а от его работы. Возьмем в качестве примера мою специальность - паразитологию. Все представляют себе, что такое энцефалит, тиф или, скажем, чума. Очевидно, что изучать такие вещи необходимо; знание о переносчиках этих болезней здесь играет не последнюю роль (энцефалит переносят иксодовые клещи, чуму - блохи, тиф - вши; клещи-краснотелки, которыми я занимаюсь, также переносят одну из разновидностей тифа, распространенную в Юго-Восточной Азии). Не буду говорить о значении чистой, фундаментальной науки - ограничусь прикладным аспектом.

Итак, я не призываю никого ходить в одиночные походы (тем более, что и сам их не очень люблю), однако надеюсь, что читатель сможет оценить приведенные выше аргументы и с пониманием отнестить к моему выбору.

Стекольников Александр

Источник: http://trombicula.narod.ru
  
#46 | Анатолий »» | 11.06.2013 20:36
  
0
Когда я читал этот рассказа то вспомнил одного гельминтолога. )))
На мой вопрос , вернее физиономию вопросительную, , когда я узнал что он гельминтолог, от оживленно сказал:
-- Они такие милые!
Я спросил:
--Кто милый?
-- Черви!

)))

Ученный это конечно не турист. У него свои шарики за шариками вертятся. Он вообще живет в другом пространстве.
Но не будем обсуждать разницу, а проникнемся сутью сказанных слов.
Причем надо заметить весьма взвешенных слов.

Пик одиночества конечно приходит не в первые минуты. первые минуты и часы - это скорее ощущение полной глухоты. при которой сознание глушиться. И действительно каждый звук во сто крат увеличивается.
Разброд мыслей , какие-то отрывочные фразы, а порой унылое, навязчивое повторение какой-то фразы, или отрывка из песни, или мелодия. Нет конечно мысли появляются, но они быстро тухнут и идет вот этот либо фон - мысли (назойливые и которые мешают) либо пустота или рой мыслей.
Но это только начало. Это все преамбула., репетиция.
Давно известный факт что в одиночестве начинаются галлюцинации.
Из всех испытуемых (специально , при научных исследованиях психиатров, психологов) большинство начинают испытывать не только дискомфорт от одиночества, но и слуховые или визуальные галлюцинации Визуальные галлюцинации в основном приходят в темноте, а слуховые при достаточной тишине.
Критический момент появления таких явлений если я не запамятовал третий день абсолютного одиночества.
До конца это явление не изучено. Но оно существует.
Вот почему карцер считается тяжелейшим наказанием в тюрьмах. Ведь вроде чего такого? сиди себе в одиночестве и все.
Нет не так. Именно в карцере начинаются куда больше тягостные мысли и дискомфорт.

так что к такому надо быть тоже подготовленным тем кто думает об одиночных походах.

очень верно отмечено, что он начинал с МАЛЫХ одиночных походах. (даже несколько часов)
Ну это все равно что вы пошли по грибы в лес. на 3-4 -5 часов один.
И только после этого (и видимо неоднократного) постепенно наращивал. и время и сложность походов.

Опасности несколько размазаны автором. Их намного больше и намного серьезнее.

А так... это еще одна точка зрения.
Ну почему бы и нет?
Тем более что мое мнение остается непоколебимым.
Только после опыта групповых походов, только в знакомой местности, только не на большой срок можно рискнуть идти в одиночку..
  
#47 | Анатолий »» | 11.06.2013 21:00
  
0
Очень интересный "разбор полетов" от Стекольникова Александра
И вроде бы без затей, без излишней подробности, зато схвачено самое главное.

Разбор несчастного случая

Отчет о походе - Аутль 1999


Первая причина происшедшего - неразумное планирование похода. На него было выделено слишком мало дней. В начале предполагалось, что мы пройдем через Аутль на Хуко и далее через Черкесский перевал в Отдаленный или Черниговское. Во время самого похода, когда стало ясно, что времени до контрольного срока не хватит, этот план корректировался. Было решено подняться на Аутль, потом вернуться назад, к Псезуапсе, и идти в Отдаленный через перевал Грачевский. Но даже и на этот сокращенный маршрут времени не хватало. Надо заметить, конечно, что задача у нас была не в том, чтобы просто пробежать маршрут, а в том, чтобы провести сборы материала. Отсюда дневка в окрестностях Марьино: у меня там был слишком большой улов. Кроме того, день мы потеряли в Адлере, в ожидании директора Кавказского заповедника (следующей предполагаемой цели нашей экспедиции). Однако возможность всяких таких задержек надо было учесть при назначении контрольного срока.

Из этой причины вытекает нервное настроение, которое возникло у меня к моменту нашего выхода на тропу, ведущую непосредственно к Аутлю. Получалось так, что мы вполне могли вообще не успеть подняться на Аутль. А ведь мне нужно было провести там хотя бы одну ночь (лучше - две), чтобы получить какой-то улов. Это был гвоздь программы: сбор материала в самом начале лета на высоте 1900 м, и при этом на вершине, одиноко торчащей среди леса. Там вполне могло попасться что-нибудь необычное и интересное. Нервное настроение выразилось в такой установке: "Немедленный штурм любой ценой!" Соответственно, когда возник выбор: долго и методично искать нечеткую тропу по редкой маркировке или просто ломиться вверх по склону, я выбрал второе.

Расчет был на то, что мы выйдем на гребень, ведущий от горы Стагоки в сторону Аутля, и там уже найдем тропу. Поскольку на гребне воды, как правило, нет, ее надо было взять с собой. Это увеличило наш груз, а увеличение груза стало еще одной причиной травмы. Кроме того, я был не один. На все эти альпинистские свершения мне надо было подвигнуть и второго участника похода, Володю Гнездилова, который вообще не очень любит, когда в экспедиции слишком много от "спорта", т.е. всяких длительных переходов с грузом и лазаний по горам (этим он отличается от меня, Алексея Солодовникова и, тем более, Андрея Молчанова - Андрей вообще скорее турист, чем зоолог). Чтобы Володя не взбунтовался, я постарался заблаговременно его разгрузить, в результате чего сам я оказался перегружен. В частности, у меня в рюкзаке была вся наша вода.

Итак, переночевав на склоне, с утра мы продолжаем лезть вверх без тропы. Естественно, оказываемся, в конце-концов, на очень крутых склонах, пытаемся их обойти и попадаем на еще более крутые места, после чего остается только сваливаться прямо вниз. Здесь можно отметить, что успешная прокладка маршрута по горам в отсутствие тропы вообще-то возможна, но это требует длительной разведки без груза. Мы же, чтобы не терять времени, шли наугад прямо с рюкзаками, а в такой ситуации поход превращается в лотерею: попадутся случайно по пути проходимые места - тогда все хорошо, попадутся крутые склоны или скалы - значит, в лучшем случае, удастся без потерь вернуться на исходные позиции. Быть может, читая это, какой-нибудь альпинист презрительно усмехнется: какие, мол, могут быть "непроходимые места" в каких-то лесных пупырях высотой в несколько сотен метров? Однако они там так-таки и есть. Есть гладкие скалы, есть непроходимые теснины в ущельях жалких безымянных речонок. Наконец, есть просто крутые лесные склоны, где деревья очень редки, а вся поверхность представляет собой что-то очень твердое, с выходами скал, присыпанных мелкими камешками, и редкой травкой. И вот, на таком склоне оказываемся мы, уже порядком уставшие, с чрезмерным грузом и большими шестами в руках (см. фотографию).

Особо отметим последнее обстоятельство. Есть люди, предпочитающие подобные "альпендрыны" ледорубам. Это такой вид особо утонченного пижонства: настоящие-де, природные горцы испокон веку ходили с такими палками, а ледоруб-де придумали испорченные цивилизацией горожане. Лично я вполне согласен с В.Молчановым, автором очень старой брошюрки о горных походах в окрестностях Краснодара, который советует брать с собой ледоруб везде и всюду. На самом деле, с ним чувствуешь себя гораздо увереннее на любых склонах. Это то, что касается снаряжения. Не знаю, сыграла ли какую-то роль конструкция подвесной системы рюкзака: могу только предполагать, что, если бы лямки были не такими узкими, а каркас рюкзака состоял не из свернутой в рулон пены, а из жестких металлических трубок, травмы могло бы и не быть. Значительным плюсом нашего снаряжения было наличие нормальных туристских ботинок. Если бы я был обут в кроссовки или кеды, то, пожалуй, свернул бы себе шею, а не руку...

Для спуска мы выбираем каменистый кулуар, где есть хоть какие-то естественные ступеньки. Здесь все и происходит: я падаю (точно уже не помню, как именно), шест, который я держу в правой руке, застревает в каких-то кустах, а непомерно тяжелый рюкзак наваливается сверху. В результате рука вывертывается назад и вверх, и происходит вывих плечевого сустава. Рука фиксируется в одном положении и попытка ее как-то сдвинуть причиняет порядочную боль. Задираю рукав футболки: спереди выпирает головка плечевой кости, а сзади плеча как бы нет - пустое место... Правда, это оказался привычный вывих: через 20 минут спокойного отдыха он вправился сам собой (после случайного легкого движения рукой). И тут имела место очередная ошибка. Я очень обрадовался, одел рюкзак, и мы продолжили спуск по заросшему рододендроном гребню, уже совсем не такому крутому, как только что пройденный склон. Между тем, после вывиха полагается накладывать фиксирующую повязку, чтобы обеспечить полную неподвижность поврежденного сустава (ибо в результате вывиха он, конечно же, повреждается). Я этого не знал и вместо покоя обеспечил этому суставу усиленную нагрузку. В итоге, вывих вскоре повторился, уже без всяких падений - просто из-за резкого движения рукой. И на этот раз он вправился сам, но теперь уже далеко не так скоро. Возможно, этому помешали мои попытки вправить его силой: ни к чему, кроме ненужных страданий, они не привели, а сустав вскочил на место, опять же, после отдыха и расслабления мышц.

В конце-концов, экспедиция была сорвана: вместо того, чтобы после Аутля ехать в Псебай, мне пришлось отправляться домой, в Питер. Вся полевая работа в этом году, вместо планировавшихся полутора месяцев, продолжалась всего неделю. В следующем году экспедиция была большой и удачной (см. отчеты: Архыз, Аутль, Горячий Ключ, Ачишхо и Амуко). Однако когда я, уже приехав в Петербург, выходил с рюкзаком из автобуса, уже рядом с домом, тут-то и произошел третий вывих (вправившийся через минуту). Хирург в районной поликлинике дал мне направление в ЛИТО (Институт травматологии и ортопедии), где мне объяснили, что привычный вывих лечится только оперативным путем. Там же мне и сделали операцию, в ноябре 2000 года, а 2001 год из-за этого пришлось провести в городе, без экспедиций.

Суммируем теперь кратко все причины происшествия:

Недостатки в планировании похода (неправильно определено время, необходимое на прохождение маршрута; не выделен достаточный резерв времени на непредвиденные задержки).
"Штурмовые" настроения, постановка задач, находящихся на пределе физических возможностей участников.
Движение наугад, без тропы и разведки маршрута.
Перегрузка.
Недостатки снаряжения (шесты вместо ледорубов).


Источник: http://trombicula.narod.ru
  
#48 | Анатолий »» | 12.06.2013 10:56 | ответ на: #47 ( Анатолий ) »»
  
1
Недостатки в планировании похода (неправильно определено время, необходимое на прохождение маршрута; не выделен достаточный резерв времени на непредвиденные задержки).
"Штурмовые" настроения, постановка задач, находящихся на пределе физических возможностей участников.
Движение наугад, без тропы и разведки маршрута.
Перегрузка.
Недостатки снаряжения (шесты вместо ледорубов).


Вот этот список далеко не полный основных причин происшествий при прохождении туристами маршрута. Просто описывался конекретный случай.

Поэтому разберем причины несчастных случаев. Список довольно обширный.
Воспользуемся справочным матриалом взятым с сайта СКИТАЛЕЦ ( http://www.skitalets.ru ) который пользуется исключительно профессиональной литературой.

Отрывок который нам нужен:

Касаясь причин несчастного случая, следует иметь в виду непосредственные причины гибели или травматизма участника похода и причины, способствовавшие возникновению несчастного случая.

Рассмотрим эти моменты более подробно.

Непосредственные причины несчастного случая. Существование этих причин объясняется наличием ряда природных факторов, которые при неправильных действиях самих участников похода представляют опасность. К таким факторам можно отнести:
крутые участки на скальных, снежных, осыпных и травянистых склонах, на ледниках;
обвалы камней, снежных карнизов, льда и фирна;
трещины на ледниках;
лавины из сухого, влажного или мокрого снега, из снежных досок;
быстрое течение горных рек;
селевые потоки;
молнии;
ветер;
низкая температура воздуха;
солнечная радиация;
разреженность воздуха на больших высотах;
пороги, шиверы, гряды, завалы, водовороты и полыньи на реках;
темнота, сумерки, отсутствие видимости;
загазованность подземных полостей;
сифоны и узости в пещерах, внезапное затопление подземных полостей;
атмосферные осадки;
болота;
ядовитые животные и растения.

Неправильные действия самих участников похода, непосредственно приводящие к несчастному случаю. Ими могут быть:
сброс одним из участников камней на нижерасположенных по склону туристов;
подрезание снега при траверсе склона, вызывающее лавину;
движение в зоне высокогорья по снежным склонам без защитных очков (ожог глаз - "снежная слепота");
купание в горной реке, на необорудованном для купания участке водоема, переправа через горную реку без учета особенностей последней, опрокидывание лодки, наплыв плота на камень и т. п.
употребление в пищу недоброкачественных продуктов или ядовитых растений (отравление);
взрыв примуса, опрокидывание посуды с горячей пищей, соприкосновение с некоторыми ядовитыми растениями, чрезмерно долгое нахождение на солнце (ожог);
длительное нахождение на больших высотах (горная болезнь);
применение дефектного снаряжения (старой веревки, кошек с порванными фитилями, ледоруба с треснутым древком, лодок с непрочной обшивкой);
движение по закрытым ледникам без организации страховки (падение в трещину);
выбор места для занятий на предварительно неподготовленном участке, в лавино- или камнепадоопасной зоне, на участке со слишком сильным течением, крутыми склонами и т. п.;
движение в условиях плохой видимости без сохранения малых интервалов и т. д.

Причины, способствующие возникновению несчастного случая.

Эти причины делятся на две большие группы:
причины, вызванные слабым техническим и тактическим мастерством, слабой физической подготовленностью самих участников похода, допущенными ими ошибками в организации и проведении похода;
причины, вызванные недостатками или прямыми ошибками в деятельности лиц, работающих в руководящих туристских органах (членов комиссий по видам туризма и разделам туристской работы, работников туристских клубов, туристских баз, экскурсионных бюро и контрольно-спасательной службы).

При рассмотрении первой группы причин следует остановиться на следующих моментах:

а) тактическая неподготовленность туристов:
неоправданное изменение маршрута (например, при резком ухудшении погоды скалы оказались присыпанными снегом, что резко увеличило опасность их прохождения. Не дожидаясь установления хорошей погоды и стаивания снежного покрова на скалах, группа с целью снижения степени опасности выбрала более безопасный, но технически значительно более трудный путь, к прохождению которого она по своему опыту не была подготовлена);
неправильное распределение времени движения (например, выход с бивака в позднее время, движение в наступающих сумерках и даже в темноте, выход в лавино- или камнепадоопасный кулуар в период наибольшей интенсивности падения камней, схода снега;
начало переправы во второй половине дня в условиях наибольшего уровня воды);
спешка на маршруте, обусловленная слишком большой протяженностью трассы, длительной отсидкой на одном месте в связи с непогодой или заболеванием участника и т. п., что приводит к переутомлению туристов из-за отсутствия необходимого отдыха, к резкому сокращению времени как на предварительную разведку сложных участков маршрута, так и на организацию действенной страховки при движении по опасным зонам;
движение в условиях плохой видимости. Отдельные участники могут заблудиться. Вся группа, не подозревая того, может попасть в опасную зону: выйти к основанию лавино- или камнепадоопасного кулуара, под нависающий карниз, в зону закрытых трещин на леднике; к естественным (пороги, шиверы, завалы, нависающие деревья, водовороты) или искусственным (плотины, пешеходные мостки, тросовые переправы) препятствиям на реке и т. п.;
отсутствие учета климатических факторов при разработке маршрута: движение против направления господствующих в данном районе ветров, в период наибольшего выпадания осадков, наиболее сильных штормов или морозов;
неправильная расстановка участников (например, при подъеме по разрушенным скалам впереди группы оказался наиболее слабый в техническом отношении участник, который из-за неумения определить степень подвижности камня, из-за неправильной постановки ноги может сбросить камень на нижерасположенных туристов), неправильный подбор членов связки (без учета опыта, физической подготовленности, неодинаковости веса участников);
выход значительного числа участников на опасный участок;
организация привала под карнизом, остановка на ночлег у основания камнепадоопасного кулуара, в низине у самого берега горной реки в период сильных дождей или длительной жаркой погоды, грозящих образованию паводка или селевого потока; одновременное движение всей группы практически без интервала при траверсе лавино- или камнепадоопасного склона, под нависающими карнизами, под сераком на ледопаде и т. п.;
расположение участников друг под другом при траверсе опасного участка;
отсутствие наблюдателя при организации движения группы по заведомо опасному участку;
отсутствие предварительной разведки сложных участков маршрута. Например, группа не учла того, что подробное описание одного из таких участков, взятое из отчетов предыдущих групп, несмотря на кажущуюся полноту, не отвечает условиям данного года (подвижка ледника и образование сложного ледопада, резкое изменение уровня воды в реке, завал одного их ходов в пещере) ;
неправильный выбор места и времени преодоления группой
опасного участка (переправа через серьезную горную реку во второй половине дня, то есть в период наибольшего уровня воды, в узком месте, где сила потока - наибольшая; движение по камнепадоопасному кулуару в часы, когда скалы уже прогрелись солнцем, то есть когда возможность движения камней резко возрастает и т. п.);
неправильный выбор способа преодоления опасного участка (например, вместо попеременного движения участников, руководитель принял решение об одновременном движении участников без организации наблюдения за возможным возниковением опасности);
неправильный выбор места расположения бивака (палатки расположены на лавиноопасном склоне, на карнизе и т. п.);
неправильное построение маршрута: наиболее сложный участок расположен в самом начале маршрута; план путешествия предусматривает резкий набор высоты в первые же дни движения по торному маршруту; отсутствуют дни отдыха; маршрут не имеет разработанных заранее запасных вариантов выхода в ближайший населенный пункт на случай преждевременного схода группы с намеченной трассы из-за резкого ухудшения климатических условий (длительный туман, паводок, сделавший водную преграду непроходимой в течение многих дней и т.п.), из-за болезни одного из туристов, утери специального снаряжения, необходимого для преодоления сложных препятствий.

б) техническая неподготовленность участников путешествия.

В связи с разными средствами передвижения (пешком, на лыжах, байдарках, плотах, велосипеде и т.п.), с разным характером препятствий (пороги, ледопады, сифоны и т. п.) техника движения в каждом виде туризма существенно различна. Перечислить все характерные ошибки в технике каждого вида туризма, приводящие к возникновению аварийной обстановки, здесь просто невозможно. Остановимся лишь на некоторых из них, характерных, например, для горного туризма:
отсутствие предварительного опробования надежности точки опоры, выбор непрочного уступа для организации страховки;
движение по скалам в кошках;
узкая постановка ног при движении в кошках;
постановка ноги на рант при движении по льду в кошках;
спуск по ледовому склону лицом к склону;
неправильная забивка ледового крюка (крюк слишком легко входит в лед, забит у самого края площадки под углом, способствующим его срыву; крюк забит не до самой головки; веревка трется об острые края ледовой площадки; крюк забит слишком сильными ударами, из-за чего лед растрескался; в солнечную погоду головка крюка не присыпана мелким льдом;
неправильная техника выбивания ступеней в снегу (уплотнение производится слишком энергичными ударами, наклон ступеньки - от склона, что способствует соскальзыванию ноги; ступеньки расположены слишком близко друг к другу, из-за чего происходит их обрушивание);

в) ошибки в организации страховки движения туристов:
отсутствие страховки из-за незнания опасностей (турист не чувствует необходимости ее организации);
из-за неумения страховка полностью отсутствует (турист понимает, что страховка необходима, но не знает как ее организовать) или организована неправильно из-за чего она оказывается недейственной (большое количество людей в одной связке, скользящее закрепление к веревке некоторых участников, спуск по перилам на крутом склоне без схватывающего узла и т. д.);
отсутствие страховки из-за пренебрежения к ее организации, из-за лихачества;
неправильный выбор места организации страховки (рыхлый снег, мелкая осыпь);
неправильный выбор способа страховки (вместо применения верхней, используется нижняя страховка; в то время, как необходимо через крюк, страховка организована через плечо);
отсутствие проверки со стороны руководителя группы или другого наиболее опытного туриста правильности выбора места и способа, а также самой организации страховки;
ослабление внимания страхующим: выпуск страхуемого на значительное расстояние; преждевременное снятие страховки;
веревка не выбрана (последнее приводит к падению страхуемого на большую глубину); веревка закреплена жестко, что исключает возможность протравливания веревки и при срыве участника приводит к ее обрыву);
отсутствие самостраховки или неправильное ее выполнение (при организации страховки и самостраховки используется один в тот же крюк, перестегивание с одной веревки на другую производится без самостраховки, самостраховка организуется одинарным репшнуром);
использование нестандартного снаряжения, не прошедшего необходимых испытаний, не имеющего необходимой прочности или сильно изменяющего эту прочность под воздействием многочисленных внешних факторов;
использование старой (оставленной когда-то на склоне другой группой) веревки, петли или крюка.

Комиссии следует также указать причину обрыва основной или вспомогательной веревки, петли, страховочного пояса, поломки ледоруба, срыва ледового или скального крюка.

г) прочие ошибки:
слабая дисциплина в группе, отсутствие авторитета у руководителя путешествия, отказ со стороны некоторых участников выполнять указания руководителя группы;
слабая морально-волевая подготовка участников, особенно ярко проявляющаяся в сложных ситуациях, способствующая усугублению аварийной обстановки в группе;
отсутствие схоженности основного ядра группы: психологическая несовместимость между некоторыми участниками похода, взаимные обиды, ссоры;
недостаточная физическая подготовленность участников, переоценка своих сил;
слабое знание района путешествия, отсутствие необходимого картографического материала;
отсутствие необходимого снаряжения или плохое его качество, недостаток медикаментов, продуктов питания;
неумение проводить некоторые виды спасательных работ, например, подъем туриста из трещины на леднике; незнание приемов и методов оказания первой медицинской помощи;
самовольный выход участников или всей группы на более сложные естественные препятствия, расположенные в непосредственной близости от трассы утвержденного маршрута (как правило, это восхождения на вершины туристов, не имеющих ни соответствующей альпинистской подготовки, ни некоторых видов специального снаряжения);
недостаточная решимость руководителя группы прекратить. движение по избранному маршруту при резком изменении погодных условий. Продолжая движение, группа попадает в еще более тяжелые условия.

Причинами, способствующими несчастному случаю, могут быть, как отмечалось выше, и недостатки в деятельности лиц, работающих в руководящих туристских органах. Такими недостатками могут быть:
на турбазе не проведена предсезонная подготовка инструкторского состава, а также подготовка планового маршрута к эксплуатации, не проверена безопасность учебных объектов, качество снаряжения, выдаваемого туристам в прокат и т.п.; загрузка инструкторского состава значительно превышает установленные нормы;
к инструкторской работе на турбазе привлечены совершенно неподготовленные люди; перед выходом туристов в поход не проводятся специальные беседы о мерах безопасности и предупреждения несчастных случаев. Несмотря на получение прогноза о резком ухудшении погоды (сильные туманы, снегопады и резкое понижение температуры даже в летнее время, штормовая погода на водных маршрутах, сильный порывистый ветер и мороз на лыжных маршрутах) группа выпущена на маршрут; на турбазе отсутствует дееспособный спасательный отряд, не создан спасательный фонд, отсутствуют необходимые медикаменты в походной аптечке, не проводятся учебные тревоги и обучения для членов спасательного отряда с целью повышения их квалификации; места купания не имеют необходимого спасательного оборудования, не организовано дежурство спасателей и т. п.;
неправомочность маршрутно-квалификационной комиссии (в связи с недостаточным опытом ее членов) давать положительные заключения для выпускающей организации на выпуск группы для путешествия данной категории сложности, по данному маршруту, по данному виду туризма; МКК дала положительное решение на выпуск группы на основе заключения отдельных ее членов, не имеющих необходимого опыта по данному виду туризма, а также по конкретному способу передвижения (например, одно дело - путешествие на плотах, другое - на байдарках, хотя и то, и другое- водный туризм. В лыжном туризме: одно дело - поход по тайге, другое - по горам через классифицированные перевалы), а также лиц, не являющихся формально членами МКК, но подписавшими протокол рассмотрения заявочных документов от имени этой комиссии; в рассмотрении материалов принимали участие члены МКК, являющиеся одновременно и участниками данного путешествия;
небрежность, проявленная членами МКК при рассмотрении заявочных документов: не потребовали присутствия всех участников путешествия, а следовательно, не проверили знание предстоящего маршрута всеми участниками путешествия, а также знание опасностей, которые встретятся им на данной трассе, и мер безопасности при преодолении ими опасных участков; не проверили у участников опыт предшествовавших путешествий; не потребовали документального подтверждения этого опыта, не проверили наличие медицинских справок, дату их выдачи и соответствие медицинского учреждения месту работы или жительства данного туриста, не проверили наличие необходимого картографического материала и степень его достоверности;
не проверена фактическая подготовленность группы к выходу на маршрут (практическая проверка степени технического мастерства и физической подготовленности), оснащение группы необходимым снаряжением и его состояние (вышедшее из строя, требующее ремонта, нестандартное или самодельное, соответствие предъявленного специального снаряжения его количеству, записанному в заявочной книжке);
неправильное определение контрольных пунктов и сроков их: прохождения; не установлен контроль за движением группы по маршруту;
  
#49 | Анатолий »» | 12.06.2013 11:35
  
1
Как вы заметили джентельменский набор всех опасностей на маршруте настолько обширен, что даже не полностью приведен.
Правда в списке отмечены наиболее характерные причины, которые чаще встречаются.
Согласитесь что укус гюрзы встречается куда реже, чем плохие погодные условия. И навряд ли вы будете кушать поганки чаще, чем делать другие непродуманные шаги в походе.
И все же даже редко встречающиеся причины, не следует скидывать со счетов.
Поэтому заявленная тема С ЧЕГО НАЧАТЬ, не обходиться без предупреждений о возможных опасностях и как их избежать.
Вот и начать с того что бы ознакомиться и хорошенько понимать основные трудности, какие встречаются в походах.

Вообще, после прочтения этой темы у многих может даже поубавится пыл идти в поход. " А наохрен мне это нужно?"
Но тема написана не для этого. Она написана для того чтобы не быть слепых, глухим и не разуметь. Этаким розовым щенком, которого выпустили на природу погулять без поводка.
Подготовленный человек, знающий, рассуждающий - куда лучше неподготовленного.

Надо учитывать, что все эти теоретические разговоры (пусть даже основанные на многолетнем опыте опытных туристов) все равно не есть РЕАЛЬНОСТЬ, с какой придеться столкнуться в походе.
Теория суха мой друг.
Как я уже рассказывал поскользнулся я и угодил в болотце в овраге вовсе не на скалах, а на мокрой траве.
Расхаживая в далеко не диком месте, под обрывом у моря, буквально в метре от меня упал камень с тонну весом. Камнепады случаются не только в горах. Причем этот камнепад был настолько стремительным, что я и очухаться не успел.

Но не знать теорию, не знать элементарного?
Вы не можете застраховать себя от всего, но можете все же хоть как-то, пусть частично минимизировать сложности в походе.

У бывалых туристов многие вопросы будут сомнительны (уже попадались несогласия)
Это связано с ЛИЧНЫМ опытом. А он у всех разный.
А здесь ведется разговор , который основан на опыте многих, он обобщает.
При всех случаях индивидуальный опыт отличается от опыта тысяч людей.
А с другой стороны личный опыт так же полезен. В нем есть оттенки, которые не уловить в этих довольно сухих обобщающих статьях.
Вот почему я постарался соединить и очень субъективные мнения и личный опыт разных людей (даже свой собственный) и мнения официальные, обобщающие.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU