Федору Николаевичу Житеневу исполнилось 80 лет!

23 июня 2016 г Федору Николаевичу Житеневу исполнилось 80 лет. МСМК по альпинизму. Основатель и тренер «золотой» команды ЛЭТИ начала 70х, составившей впоследствии основу сборной команды студенческого общества «Буревестник». Спасатель. Замечательный тренер по скалолазанию (огромная и очень результативная работа ).
Федор Николаевич Житенев

Работая инженером-экспериментатором в НИИ Физики ЛГУ, Федор Николаевич конструировал и создавал уникальные установки. Работает в НИИФ и по сей день, главным инженером на кафедре молекулярной спектроскопии.
Спектр его увлечений не ограничивался наукой и горами: катера и катамараны, автопутешествия от Белого моря до бухты Тайвази на Тихом океане, и, конечно, рыбалка. Попытки актерско-режиссерского пути (бросал институт на втором курсе, чтобы поступить в театральный, пробовал сниматься в кино на Ялтинской киностудии у Суренского, ставил спектакль в ЛЭТИ), дотошное изучение покорения Северного и Южного полюсов (Ф.Н. стал действительным членом РГО № 1133, с 1969 г), страстный читатель (среди любимых авторов Хемингуэй, Бунин, Достоевский, шестидесятники, барды…). А позже депутатская деятельность…
Человек необычайно творческий, разносторонний и многого достигший.
МС 1968, МСМК 1972, тренер.

Читая о ней, видя ее фотографии, мы ждали встречи
с ней. Но воочию представить такое было трудно.
Разрезанная пирамида подпирала солнце.
Две тысячи метров скалы съедены глубокой тенью.
Трассирующими следами светились в ней резкие
снежные пятна и белые мраморные жилы.
(Ф. Житенев. «Первое золото команды»)

70-е. Расцвет отечественного альпинизма. Мощные команды планировали проложить дерзкие маршруты по грандиозным, пока еще нераспечатанным стенам – Южной стене Коммунизма, Северной стене Хана, Мраморной, Аксу и т.д. Нужны были свежие, прекрасно технически подготовленные команды, нужна была новая тактика восхождений, нужно было новое снаряжение – его требовалось изобрести, изготовить и протестировать. Эпоха освоений новых, районов, настоящего альпинистского богатства, которое было своим тогда, и осталось теперь за пределами российских границ.
Хотелось первопрохождений. Такие проекты требовали ресурсов – денег, продуманной организации и умения создать команду. Федор Житенев - один из лидеров ленинградского альпинизма начала 70х – смог это реализовать. Он задумал создать сборную команду Буревестника. Большинство участников ее были из ЛЭТИ, в команду входили также представители ЛИАПа, Горного, ЛГУ, Технологического, Политехнического и др. институтов.

Что такое был Чемпионат СССР по альпинизму в 70-е годы? Бешеная конкуренция, много сильных спортсменов, надежды, интриги, борьба между знаменитыми коллективами и федерациями, трудоемкая подготовка… За титул Чемпиона боролись асы, и вдруг в 1970 малоизвестная молодая команда ЛЭТИ получает золото в высотно-техническом классе.
Юго-Западный Памир. Пик Маркса. 6726 м. Двухкилометровая отвесная северная стена. Диретиссима. 6 к.тр. Команда 8 человек: Федор Житенев, Вячеслав Бакуров, Александр Зайончковский, Александр Липчинский, Юрий Горенчук, Вадим Коротков, Айдар Незаметдинов, Кирилл Павленко, 2 недели на стене.
Федор Житенев на фоне п. Маркса, 1970
снаряжение для восхождения на п. Маркса (фото из отчета)
Команда

Справка: Пик Карла Маркса (6726 м) Это самая высокая вершина Шахдаринского хребта. Первовосхождение совершила группа в 1946 г составе Евгений Абалаков, Евгений Белецкий, П. Семенов, А. Угаров, А. Багров и Е. Иванов. Северная стена давно привлекала внимание сильнейших альпини­стов, а некоторые считали ее непроходимой. Первыми прошли ее альпи­нисты во главе с Ф. Житеневым (8 чел.), в 1970 г. Они сняли записку первовосходителей. Большинство ночевок участники провели сидя на скалах без палатки. Забито более 300 крючьев, средняя крутизна стены — около 70° (1-е место в высотно-техническом классе).

Затем, в 1971 г. Фанские горы, Бодхона (5152 м), Западная стена. 6 к. тр. Перепад высот маршрута 1100 м, протяжённость маршрута 1778 м, средняя крутизна стенной части 75?, средняя крутизна маршрута 45? , команда 5 человек - Федор Житенев , Юрий Горенчук, Александр Липчинский, Юрий Логачев и Александр Зайончковский. 11 дней на стене. Золото в Чемпионате СССР.

1972 г. Тянь-Шань. Команда совершает восхождение на пик РГО (6350 м), первопрохождение. 3 место на Чемпионате СССР. Федор Житенев, Вячеслав Бакуров, Сергей Калмыков, Юрий Красноухов, Юрий Логачев, Игорь Степанов, Кирилл Павленко, Вадим Лурье.
Пик РГО. Маршрут

Наука выживания. Витя Егоров.

- Федор Николаевич, как начинался Ваш альпинизм?
- Я попал туда случайно. Студентом ЛЭТИ стал после армии. До этого занимался в аэроклубе, и хотел продолжить в институте. Искал объявление на стенде среди прочих. И тут ко мне подошел мужчина и поинтересовался, чего ищу. Я объяснил, а он пригласил меня в секцию прыжков с трамплина, где был тренером. Это был Виктор Павлович Егоров, выпускник алмаатинского института физкультуры. Основное же время он отдавал горовосхождениям как играющий тренер. У него было звание Почетного МС по альпинизму (его давали за пять восхождений высшей категории трудности за сезон, это было очень-очень трудно осуществить). Тренер от бога.
Прыгун на лыжах из меня вышел никакой, а вот альпинизмом увлекся. Витя тренировал нас круглый год – лыжи, скалы. Зимой ездили в Лемболово, ночевали в избе, печку топить не полагалось, и спать надо было на полу, и без носков. Готовились к суровым условиям.
Учились выживать.
Погиб Виктор Павлович на п. Коммунизма.
В 1967 г., когда страна готовилась отмечать 50-летие революции, Виктор Егоров был приглашен участвовать в экспедиции Казахского альпклуба на п. Коммунизма. Руководил экспедицией Алексей Марьяшев, давний друг и напарник Виктора. В грузинском кулуаре группа попала в лавину. Один участник погиб сразу, трое получили травмы. У Егорова было несколько переломов. Вызванный для эвакуации вертолет смог прилететь только через 3 дня, у Виктора уже началось воспаление легких… Его довезли до больницы в г. Душанбе, но было поздно… Он скончался от острой сердечной недостаточности…

Друзья поставили ему памятник в Алмаатинском ущелье, создал бюст ленинградский альпинист-скульптор Юрий Джибраев, а установил Алексей Марьяшев. А под пиком Коммунизма на выложенной из камней пирамиде установлена памятная доска.


Начало

Если Виктора Павловича считать альпинистским отцом Федора Житенева, то колыбелью его наверняка стал лагерь Цей.
1961. Первая вершина - пик Николаева
1962. Первое руководство. Первая спасаловка.
1963. Первое первопрохождение. Первое попадание под лавину на маршруте.
1964. Первая пятерка с Виктором Павловичем Егоровым.
1965. Первое участие во всесоюзных соревнованиях спасотрядов.
Встав на крыло, Федор Николаевич покинул гнездо, пустился в самостоятельный полет.

«Каждый человек всегда что-то делает впервые и чувствует впервые, и это остается в его памяти навсегда. Хорошее или плохое. Конечно, если человек не быдло, «проехало».
Помню в 1961, впервые поднявшись участником отряда на пик Шульгина под рук Мыскина, мы прочли записку: « Группа ЛЭТИ в составе Бориса Васильева, Дмитрия Антоновского, Юрия Манойлова , Татьяны Васильевой, - ну, обычная записка – покорили -сняли – погода- привет следующим …. - и в конце приписка: «посвящается Феде Житеневу». То ли потому, что я был из ЛЭТИ, то ли потому, что в тумане мы перекликались с ними… но в тот момент я был абсолютно счастлив, и это укрепило мое желание продолжать».

Федор Житенев - старший тренер ЛЭТИ (с 1969 г)

Видимо, уроки Егорова повлияли на стиль тренерской работы Федора Житенева. Всю зиму лыжи – 30-50 км за тренировку. В 1972 команда готовилась пройти Северную стену Хан-Тенгри…Федор Николаевич гонял участников команды на скалы, зимой, через Богатыри, 16 км. Сложные стенки с нижней страховкой, обледеневшие зимние скалы. Зимние выезды в Хибины. Чем холоднее – тем лучше: необходимо испытать снаряжение, которое сами изготовили. Вот так, при -40 на стене Ферсмана и испытывали.

- Откуда бралось столько талантливого народа в секции?
- Приходили, в основном, по объявлению. А мы с ними работали, много сил и души вкладывали в каждого человека. В середине 70х у нас было больше ста человек, в секции были и студенты, и преподаватели. Альпинизм стал официальным видом спорта на кафедре физвоспитания ЛЭТИ, студенты получали зачет по физкультуре за тренировки по альпинизму.

О команде чемпионов 1970 г (п. Маркса) Федор Николаевич позже написал: «Сейчас каждый из нас занят своим делом. Ребята из ЛЭТИ: Саша Зайончковский—старший инженер, Саша Липчинский ныне уже старший преподаватель, у Кирилла Павленко, доцента кафедры радиосистем тоже дела научные и учебные, все они кандидаты наук; инженер Юра Горенчук обслуживает циклотрон ЛГУ; Слава Бакуров конструирует машины для большой химии; Вадим Коротков, кандидат наук, заведует лабораторией, Айдар Незаметдинов тоже недавно защитил диссертацию и преподает в Горном институте, а автор этих строк—старший инженер Института физики ЛГУ, а в свободное время учит альпинизму студентов ЛЭТИ имени В. И. Ульянова (Ленина).»

- Как складывались ваши отношения с государством?
- Мы, ленинградцы, чувствовали себя областным городом. Была Москва, там все решалось. И были остальные… Мне даже однажды пришлось обращаться к члену Политбюро ЦК КПСС Шелепину с просьбой разобраться, чтобы нам позволили участвовать в Чемпионате СССР. Конкуренция была сильная. С другой стороны, государство поддерживало экспедиционный альпинизм, и в госструктурах можно было найти ресурсы для экспедиций. Требовалось только найти подход. Взяток тогда не давали… Мурманск предоставлял пух, Рига – веревки, институт питания – космические пайки, метеоцентр – статистику погоды за десятилетия, Аэрофлот – вертолетные часы, связисты - рации. Завод «Красный треугольник» изготовил для нашей команды альпинистов подошвы типа вибрам. (мы принесли пресс-форму со швейцарских вибрамов , и по ней нам отлили 20 пар подошв из резины для транспортера, который переносит щебень в карьере, очень прочные подошвы получились!) Иногда случалось любопытное сотрудничество. Например, О. Галкин заключил договор с армией, что его команда поставит пограничные столбы по гребню пика Победы… и армия профинансировала это.
Ездили мы на государственные деньги. Дорогу оплачивал Спорткомитет. А остальные расходы мог оплатить, например, институт, где был наш клуб – ЛЭТИ.

- Были ли у Вас, как у руководителя, какие-нибудь моменты сложного выбора? Выбора, который дался с трудом?
- В команде на пике Маркса был Айдар Незаметдинов. Выбор был или он, или Сергей Калмыков (который, наверное, мне этого так и не простил). Для меня это был очень трудный выбор, мучительный.
На шестой день, пока ребята сворачивали ночевку, мы с Айдаром приступили к обработке. Было начало Белого пояса. Метров 30 отвеса, а затем нависание. Желая увидеть дальнейший путь, я откинулся назад, крикнув предварительно «Закрепи!». Сколько секунд потребовалось, чтобы пролететь пробитое часами, не знаю. Не понимаю, как остался жив… Айдар, видимо, заснул. К тому же забыл прищелкнуть свой конец веревки, которая упала следом… Я пролетел 30 метров, и упал на ту самую полку, к нему.
А Сережа Калмыков потом сделал массу блестящих восхождений, и я завидую его спортивному долголетию.

От каски остался один ободок

-Наверное, был и случай, когда в критической ситуации Вас выручил партнер?
- Конечно! Саша Липчинский. В 1973 г мы готовились к чемпионату и шли Чапдару по Солонникову (для тренировочных восхождений мы всегда выбирали призовые маршруты Чемпионатов Союза прошлых лет, такие как Чатын по Мышляеву, Энгельса по Кустовского), подходили к последнему внутреннему углу. Уперлись в потолок (там был балкон). На нем лежал камень размером с холодильник. Липч его обошел, и пошел к внутреннему углу по полке. Крикнул мне, что готово, я стал жумарить в висе, и нагруженная веревка сдернула этот камень . Этот чемодан упал на меня и прямо по башке. Успел только крикнуть ребятам, которые были ниже. Жив остался, потому что веревка сыграла. Саша вытащил меня на полку, я снял остаток каски (строительной – в таких тогда ходили). (Каску, точнее, оставшийся от нее ободок, я засунул в щель. И вот лет 5 назад один человек позвонил и сказал: мы нашли вашу каску!»)
Саша спросил меня: «Ты в состоянии что-нибудь делать?» «Попробую». «Тогда сиди, а я полезу». И полез . Кричит оттуда «Они тут шлямбура били!». И прошел он эти 80 м, можно сказать без страховки, вылез на участок, где выполаживается. Подошли задние, и вместе мы дошли до вершины. Мне помогали, поддерживали на гребне и на спуске.

Сезон для меня кончился. Я отправился домой. 13 км до автобуса (Через Алаудинский перевал и Куликалоны – прим ред.), и 70 км горной дороги в битком набитом ПАЗике. Ну, вы знаете, как в Средней Азии набиваются автобусы – люди, козы, мешки… Всю дорогу пришлось стоять, держась за поручни, все 70 км этой тряски. Так доехал до Самарканда, там в травмпункт. Сделали снимок – перелом 6-го шейного позвонка. «Ой, не вставайте, Вам нельзя двигаться!», - сказала медсестра, сообщая мне результат…

Хорошо, что, будучи руководителем, я всегда возил с собой всевозможные чистые бланки с печатями. Как-то в Средней Азии был момент, когда в аэропорту Самарканда на обратные рейсы пассажиров не брали из-за эпидемии ящура. Нужно было срочно в Минводы. Пошел, отпечатал справку, что я член спасотряда, и мне необходимо именно этим рейсом прилететь в Минводы. Сработало. Летел в Ту154 вдвоем с какой-то бабушкой. Но это было раньше, не в 73 году. А тогда, с переломом, таким же способом попал на рейс в Ленинград.
Родители вызвали скорую, приехал врач, прочел заключение из травмы, санитары уложили меня на носилки и отнесли в машину, несмотря на заверения, что могу спуститься самостоятельно. Вас когда-нибудь транспортировали на носилках вниз головой по лестнице? Нет? Попробуйте! Мне кажется, вперед ногами в морг комфортнее…
Почти два месяца я лежал в больнице, как бревно. Загипсовали от сих до сих. Палата на 25 человек, в основном с «пьяными» переломами. Как только отвязали грузы, я стал вставать на четвереньки и «ползать» по кровати в качестве тренировки. В августе меня выписали, рекомендовали плавать, месяц плавал в Крыму, потом зимой встал на лыжи, и в 74м снова поехал в горы.

1974. Пик Коммунизма. Я тренер-наблюдатель. Случилось ЧП, и мы с Хитровым спешим в Грузинский кулуар на помощь Леве Сапожкову… Основная группа спустилась со стены.

Справка: Команда Ленинградского Буревестника два года делала попытки пройти по центру ЮЗ стены п. Коммунизма.В 1974 – до 5900 м, 1975 – до 6200, «птицы», где было оставлено снаряжение и продукты на десять дней. Оба сезона команда выступала в составе: Ф. Житенев (рук. и тренер), Ю.Горенчук (рук. В 74 г), А.Зайончковский, К.Павленко, С.Калмыков, В.Лурье, Ю.Красноухов, Ю.Логачев, И.Степанов, Л.Трощиненко.

«Коммунизма не будет»

- Были ли у Вас сожаления о несвершившемся?
- Ну, во-первых, Хан…
1972 г. Команда готовится к Чемпионату СССР, планируем пройти северную стену Хан-Тенгри. Готовимся серьезно. Подаем заявку. Выясняется, что заявку на северную стену подали и москвичи (команда Мысловского). Предпочтение отдано им. Нам сказали: «Если москвичи не приедут – можете идти стену». Мысловский приехал. Они провесили две веревки и застряли, дальше не полезли….
А мы прошли маршрут на пик РГО, получили бронзу на Чемпионате. Снег сумасшедший, сыпучий, по грудь, не за что было зацепиться, чтобы застраховаться, надо было рыть траншею, ступени не сделать… Гребень 50—60 градусов.
Участники нашей команды потом, после РГО, сходили на Хан по м-ту Худякова. А я в это время уже улетел, была поездка в Швейцарию, куда я был приглашен как член сборной команды страны.
Нет у меня Хана… А Мысловский все-таки одолел стену в 74м.
А во-вторых, Южная стена Пика Коммунизма… 1975 г. Готовились. Стартовали. Юру Красноухова побило под Птицей. Спускали Юру по стене. Зайончковский тогда послал в Ленинград телеграмму «Коммунизма не будет». А позже (в 1977) мы по Абалакову за 3 дня сходили, но это же совсем не то…


Закурить не найдется?

Как сказал бы Дима Антоновский, был такой случай… Кавказ. Пик Щуровского, или что-то рядом, не помню уже. Какая-то 3-ка…
Я инструктор а/л Баксан, в группе из 4х человек был Вова Орлов. Набрали около 1 км высоты. Стоим на полке. Вова полез дальше, там руками можно было взяться. Он руки за большой камень засунул, и камень пошел вниз, оттолкнув Вову от полки, перебил веревку. Падал Вова тогда примерно километр. И остался жив.
Рассказывали потом – шла по леднику группа туристов. Видят – летит тело с горы (он летел, падал на снег, катился, потом опять летел, опять падал на снег, и так до ледника…) Так и скатился под ноги туристов. Лежит тело. А вдруг они видят – труп встает и говорит им: «Мужики, нет ли закурить?».
Ни одной травмы. Но после этого случая он с восхождениями завязал.

- Как Вы выбирали альпинистские маршруты?
- Маршруты я всегда выбирал эстетически – по возможности, диретиссиму. Как-то попал в абсолютно нехоженый район – Аламедин. (Только видны были вдалеке вершины Короны в Ала-Арче). Пошли мы на пик Лермонтова. Понимали, что полная неизвестность, и можем не вернуться. Страшно было. Но… не бывает людей, которые не боятся. На восхождениях страх очень часто. С ним надо работать. Отрицательные эмоции – двигатель развития, они помогают совершенствоваться, и личности, и обществу.

В 1971 г мы с Виктором Маркеловым (точнее, наши команды) получили два первых места на Чемпионате СССР. У Маркелова было чисто скальное восхождение (Ягноб). По моим представлениям, восхождение в скальных туфлях – это не альпинизм. Вот когда вы идете новый маршрут, и перед вами десяти- или пятнадцатиметровая сосулька, по которой нужно пролезть наверх (и иной путь невозможен), и вы не знаете, упадет она, когда вы будете ее проходить, или останется на месте – вот это альпинизм. .. А вообще… Вы имеете честь беседовать с человеком, который мог бы уже не сидеть здесь!

Спасработы

-Норматив КМС включал в те годы получение жетона «Спасотряд», который выдавался за участие в спасработах и соревнованиях спасотрядов альплагерей страны, которые проводились в Теберде. В моей книжке альпиниста много записей о работах на Кавказе, Юго-Западном и Центральном Памире, Алтае, да и по всей стране... Много где побывал на спасах. Особенно, когда начинались зимние каникулы, я уже в начале января собирал рюкзак, т.к знал, что меня непременно вызовут на спасработы.

- А как сообщали об этом?
-Звонили и говорили, например, что «у нас тут лыжники не вернулись, выезжай!» и телефон в новом доме мне поставили первому - как спасателю. Искали однажды человека на Памире, не вернулся из отпуска. Была организована поисковая экспедиция, на 20 дней. Кстати, благодаря ей, Виктор Солонников выиграл Чемпионат Союза на следующий год.
- Увидел маршрут?
- Да. Мы прилетели туда, а перед нами стоит Арнавад . Я подумал «Надо, надо тут маршрут пройти!» А Виктор меня опередил.

В 1969 г во время V Первенства Профсоюзов по спасработам Ф.А. Кропф попросил меня ознакомить каких-то людей с формами горного рельефа. Мы поднялись в Алибек, и я начал им рассказывать. «Нет», - говорят - «нам надо все не только увидеть, но и ощупать, масштабировать…» Оказывается, это были конструктора из фирмы Королева, разрабатывающие методику и технику спасения космонавтов и аппаратов, приземлившихся в горной местности. Той же осенью я был вызван в КБ при ЗИЛе, где познакомился с горопроходческой техникой, спроектированной по принципу матрешки (самолет, в нем вертолет, в нем вездеход, в нем мотоакья, и, наконец, спасатель) Мне предложили разработать несколько маршрутов к возможным местам приземления. Так я прикоснулся к космической программе. Вряд ли мои разработки кому-нибудь пригодились. К сожалению, Сергей Павлович ушел из жизни, и мои связи с КБ не продолжились…

- В 2003 году Вы были в горах?
- Последний мой выезд в горы был со сбором Технологов. Слава Бакуров пригласил поработать начспасом. Огромное удовольствие я получил! Смотрю: какие же они неумехи! Ничего не знают. Но такие чудесные! А какое для меня было наслаждение воткнуть кошки в лед! Это как плавать - нельзя разучиться. Выход на Малый Когутай. Я плетусь последним как наблюдатель. Значкисты напирают. И вдруг стоп - забурились. В какой-то угол. Камушки посвистывают. Народ притих. Я подошел к группе. Осмотрелся. Нашел выход. После этого они называли меня «насспас».

- Что Вы скажете про современный альпинизм?
А сейчас другой совсем альпинизм, непонятный мне. И сами они (альпинисты) не такие. Они индивидуалисты – про которых тренер Тарасов сказал: «спортсмен не может называться выдающимся, если он работает только на себя». Он может быть мастером высочайшего класса, но…

«Ну чего застрял? Нет там ничего! И не ищи. Взялся – и пошел!»

Перестав активно заниматься восхождениями, Федор Николаевич стал тренировать скалолазов.
«Травма, два года неудач, возраст. Ребята в команде сильны и способны, пора подвинуться. Можно работать инструктором, но лагерная работа не увлекает. Пока занимался восхождениями, я не признавал скалолазание чем-то самостоятельным, для меня это были лишь навыки, необходимые для техники альпинизма, для прохождения сложных скальных маршрутов в горах. А когда «завязал» с восхождениями, понял, что в скалолазании нет доступной системы подготовки. И я начал ее создавать.

Основным моим напарником по связке был Саша Липчинский. Он отлично передвигался по любым формам рельефа. Получил, кажется, больше всех наград за горовосхождения (см. статистику Г. Андреева) А вот в скалолазании у него не было призов на Союзе, вторая десятка, проблемы с допуском. Конкуренция сильнейшая (Свердловск, Красноярск, Украина, Казахстан, ну и, главное, Ленинград). Тогда команду города тренировал В.Г. Старицкий. Прекрасный тренер, воспитавший выдающихся скалолазов.
Александр Липчинский

Из очередной экспедиции мы с Сашей полетели в Крым для индивидуальной подготовки к Чемпионату Союза по скалолазанию. Так я начал свою карьеру тренера. Готовились очень серьезно. Спорстсмен-скалолаз я посредственный, тренер малознающий, итог: 6 место на Союзе.
Вернувшись домой, я обложился литературой чуть не по всем видам спорта, как индивидуальным, там и командным, и приступил к созданию базы для тренировок. В то время понятие тренажера не было. Были только слухи, что в Японии построен скалодром. Понял, что надо скалолазам дать то, за что они будут держаться круглый год.
Мы разработали скалодром в ЛЭТИ, проект был уже подписан проректором . Это должно было стать монументальным сооружением, метров 30 в высоту. Проект оценили в 6000р, для того времени это была приличная цифра. Было очевидно, что строиться это будет не сразу. А надо было работать здесь и сейчас. По договоренности с заведующим спорткафедрой, мне выделили зал и трубу старой котельной во дворе…"

Федор Николаевич тренировал скалолазов в ЛЭТИ, потом в Университете, Технологическом институте, позже мальчишек и девчонок в Петергофе. Он создавал секции, разрабатывал методики, строил тренажеры, воспитывал чемпионов, иногда их выгоняли из занимаемых помещений, приходилось начинать с нуля в другом месте. Приходилось тренироваться, лазая вместо тренажера по перилам черной лестницы 14-этажной общаги Университета в Петергофе.
Вот так, наперекор всем трудностям, жил и действовал тренер Житенев. Случалась и поддержка (Василий Щукин, Петергофский Часовой завод, помог с арендой зала для школы скалолазания в Петергофе). Снова строили скалодром, и около сотни мальчишек и девчонок приходили туда тренироваться! В 91 году ПЧЗ развалился, и некому стало платить аренду…
Наверное, будет правильно, если о Федоре Николаевиче как тренере по скалолазанию напишет кто-нибудь из его воспитанников - Сережа Шемулинкин, Костя Григорьев, Галя Ефремова…. . Это огромная и очень важная часть его жизни, и она требует отдельного подробного рассказа.

Сейчас.

Федор Николаевич был женат трижды. Трое детей, по одному от каждой жены. Старшая дочь Инна живет во Франции. Сын в Новой Зеландии. Младшая, Аня, живет в Петергофе, преподает географию, в свободное время помогает гидам на Эльбрусе. Инна в 14 лет была чемпионкой Ленинграда по скалолазанию в своей возрастной группе, а внучка Юля входит в Оргкомитет фестиваля «Скалолазание для всех».
Много лет Федор Николаевич борется с тяжелой болезнью. Годы уходят, а недуги приходят. В начале лета была очередная операция… Но это другие трудности. Не такие, как на горе.
Друзья не забывают. 23 июня, в день юбилея, они собрались у Федора Николаевича. Квартира едва вместила всех.
«Я помню вас, кто не пришел, и не позвонил, но делил все вместе - радость и невзгоды. Витя Егоров, Юра Горенчук, Саша Липчинский, Юра Логачев, Лева Сапожков, Вадим Лурье Гоша Щедрин, Леша Трощиненко, Витя Солонников, Фима Молочников … Знайте: вы не забыты!»

С Федором Николаевичем беседовала Елена Лалетина, Russianclimb.com
июнь-окт 2016

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU