Пещера длиною в жизнь

Пётр Викторович Миненков за свою жизнь побывал в огромном количестве пещер. Впервые спустившись под землю больше сорока лет назад, он навсегда заболел спелеологией. Но исследование пещер не единственная страсть Миненкова. На его счету покорение вершины горы Белуха, восхождение на высшую точку горного хребта Саяны Мунку-Сардык, а также опыт работы водолазом.
Пётр Викторович Миненков Фото: Александр Черных

Вместо гор спелеология

— Впервые под землю я спустился осенью 1973 года. Получилось всё во многом случайно. Шёл записываться в политеховскую секцию альпинизма. Начитался в детстве книжек про путешественников, покорявших горные вершины, а в девятом классе впервые залез на Первый столб, после чего захотелось заняться альпинизмом на более серьёзном уровне. Так вышло, что в это время там как раз проходило собрание спелеологов. Мне стало интересно, и я пошёл вместе с ними в поход в пещеру Караульную. Это и сейчас очень популярная пещера, народу там бывает предостаточно. Первые впечатления оказались далёкими от того, какими я представлял пещеры раньше. Думал, что будет как в книге про Тома Сойера: идёшь с фонарём, вокруг тьма, мыши летучие, но оказалось всё гораздо прозаичнее. В Караульной было очень грязно, а меня никто не предупредил на счёт сменной одежды. Вылез оттуда весь в глине, пришлось штаны надевать наизнанку, а куртку просто снять. Вот таким и оказался мой первый опыт. Не могу сказать, что мне сразу всё безумно понравилось, но и неприятия не вызвало. Больше всего меня привлекло сообщество спелеологов, общение с абсолютно новыми для меня людьми. В то время не было такого богатого выбора увлечений, как сегодня. Спуски под землю стали чем-то новым и необычным, и со временем меня это по-настоящему увлекло. Хотя тогда и подумать не мог, что столько лет отдам спелеологии.

Горы меня тоже по-прежнему манили. В 1975 году даже съездил в альпинистский лагерь, где выполнил нормативы и получил значок альпиниста.

Приходилось мне и под водой работать. Мой приятель возглавлял группу подводников. Он интересовался пещерами, участвовал в экспедициях, и постоянно звал меня поработать водолазом. Обследовали причалы, водозаборы, проводили ремонтные работы.

Не могу сказать, что я специально ищу что-либо опасное, за адреналином не гоняюсь, меня просто привлекает возможность быть первооткрывателем, забираться туда, где до меня никто никогда не бывал. Именно поэтому мне так полюбилась спелеология. Есть возможность побывать в тех местах, где не ступала нога человека, которые никто никогда не видел. Каждый спуск в новую пещеру — это загадка, которую не терпишься разгадать.

Пещера — живой организм

— В России профессиональной спелеологии по большому счёту нет. Есть группа любителей-энтузиастов, которые исследуют пещеры в свободное время и тратят на экспедиции личные средства. Есть в Москве команда “Cavex”, которая занимается спелеологией на профессиональном уровне и имеет спонсорскую поддержку. Они совместно с украинскими коллегами исследовали самую глубокую на сегодняшний день пещеру на планете Крубера-Воронья. Сам я в ней не бывал, да сейчас уже, наверное, и не рискну.

Вообще, всегда, спускаясь под землю, нужно здраво оценивать собственные силы и не делать того, что может создать проблемы тебе лично и всей экспедиции. Случались неприятные моменты, когда люди попросту терялись в пещерах. Если ты отстал от группы и потерял свет, самостоятельно выбраться практически нереально. Остаётся сидеть и ждать, когда тебя найдут.

Хорошая физическая подготовка желательна в спелеологии, но она не главное. Основное — это страсть к исследованиям. Часто открытия в подземном мире совершаются далеко не суперменами.

Пещера — это живой организм, со своей флорой и фауной. У неё своя атмосфера, экология. В неё нельзя просто так прийти, не задумываясь о том, что ты там делаешь.

Были случаи, когда экспедиция спускалась в новую пещеру, проходила 200—300 метров, а идти дальше пропадало желание — не хотелось нарушить девственную чистоту пещеры, её гармонию. В своё время, когда был в Чехии, заметил, что группы, исследующие какую-либо пещеру, держат всё под контролем. Перекрывают вход, и никто посторонний без их ведома туда проникнуть не может. Считаю, что это правильно.

Что же касаемо красноярского клуба спелеологов, то он занимается в том числе и исследованием пещерной живности. Было найдено несколько видов насекомых-эндемиков, ранее неизвестных науке.

Случайные гости

— Распространённое мнение о пещере такое: тесно, узко, темно и грязно, как в норе. И действительно, таких пещер много, но есть и другие, хранящие в себе немало тайн. Казалось, что излазил её уже вдоль и поперёк, каждый сантиметр исследовал, нет дальше прохода, а затем находишь его в самом неожиданном месте.

Понятно, что не на всех горных вершинах планеты побывал человек. Но увидеть их может любой, они на поверхности. А вот то, что скрыто под землёй, ты можешь обнаружить, только спустившись в пещеру. Жажда первооткрывателя сильна, именно она движет большинством спелеологов. Конечно, есть ещё и амбиции, некоторые хотят просто побывать в самой большой пещере или в самой глубокой, особо не задумываясь об исследованиях и прочем. Главное, чтобы такие люди, во многом случайные гости спелеологии, понимали, что, спускаясь в пещеру, ты идёшь в гости и вести себя должен соответственно.

Спелеология и спелеотуризм — это разные вещи. Главное в спелеологии именно исследования, в спелеотуризме же присутствует спортивный интерес. В Торгашинской пещере проводят соревнования на скорость. Если ей, может быть, это уже не повредит, она загрязнена и захламлена, то для других пещер, не столь посещаемых, подобный наплыв людей губителен. Лично я и многие другие спелеологи выступаем против этого. Пещера — это не горы, не лес, где мусор можно хоть как-то утилизировать. Если намусорить под землёй, оставить после себя хлам, он будет лежать там вечно и никуда не денется. Это губит внутренний мир пещеры. Популярные пещеры на сегодняшний день находятся в крайне плачевном состоянии. Они очень замусорены. Потребуются десятки экспедиций и огромное количество времени, чтобы их очистить.

Пятнадцать дней под землёй

— В нашем регионе спелеология развита неплохо. Хотя Москва, конечно, в этом плане более активна. В первую очередь это объясняется тем, что в столице огромное количество студентов. Молодёжь приходит в спелеологию, движимая романтическими побуждениями. Многие после пары экспедиций охладевают, но некоторые увлекаются серьёзно.

В спелеологических клубах хватает и девушек. Многие из них идут в спелеологическую тусовку ради общения, некоторые ищут спутника жизни, благо аура и атмосфера пещер способствуют романтике. Никакого предубеждения к прекрасному полу среди спелеологов нет. Могу сказать, что в некоторых ситуациях они показывают себя очень хорошо. Есть девушки, которые в исследованиях пещер дадут фору мужчинам.

Многие считают, что спелеология очень опасное занятие. Конечно, от различных неприятных случайностей никто не застрахован, но если всё делать правильно, то и избежать каких-либо проблем будет проще.

У меня самый большой отрезок времени, проведённый под землёй без перерыва, пятнадцать дней. Было это в пещере Напра, мы исследовали её тремя отделениями, в каждом было по четыре человека. Работали по восемь часов — одна группа трудится, две отдыхают, так что исследования пещеры проходили круглосуточно.

Вообще, проводились исследования, которые показали, что в пещере время бежит медленнее. Человек ведёт обычный образ жизни, но его жизненный ритм меняется: он встаёт, работает, ложится спать, и по ощущениям кажется, что минули всего лишь сутки, а на самом деле на поверхности времени прошло в два раза больше.

Братство спелеологов

— В ноябре будет отмечаться 55 лет красноярской спелеологии. На 50 лет мне, к сожалению, попасть не удалось. На этот раз обязательно буду присутствовать. Очень хочется повидаться и пообщаться с людьми, вместе с которыми мы исследовали не одну пещеру. Вроде и живём в одном городе, но у всех дела, не видимся по многу лет.

Среди спелеологов очень тесные отношения. Если ты окажешься в незнакомом городе и там будут спелеологи, вы встретитесь как старые знакомые, хотя до этого лично друг друга не знали. Наше сообщество чем-то схожее с альпинистами. Может, отношения между спелеологами даже более тесные, нас всё-таки гораздо меньше. Хотя мои друзья абсолютно разные люди, некоторые из них далеки от мира спелеологии.

Сложились хорошие отношения у меня и с альпинистами, в частности с Валерием Балезиным. В 1998 году мы с ним вместе в составе группы красноярских альпинистов и спелеологов ездили в Швейцарию. Визит был посвящён двухсотлетнему юбилею перехода Александра Васильевича Суворова через Альпы.

Сейчас, конечно, спускаюсь под землю не так часто. Слишком много дел, бизнес и другие заботы не дают возможности ходить в пещеры регулярно. Однако со спелеологией не завязал. В январе планируем экспедицию в Абхазию. В составе нашей группы люди из самых разных городов, но нас всех объединяет любовь к исследованиям, к открытию нового и неизведанного мира в недрах земли.

Муниципальная газета Красноярска «Городские новости» № 165 (3065) от 28 октября 2014 г.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU