Конгур. История горы и не только русская…


Конгур представляет собой величайшую вершину мира. По высоте над основанием он уступает разве что Нанга-Парбат и превосходит большинство восьмитысячников планеты. Северная стена Конгура поднимается над ледником Караяйляк на 4.000 м, а южная стена возвышается над ледником Чимген на 3.500 м. Высота К2 над ледником Чогори – 3.300 м, высота Эвереста над ледником Кхумбу тоже 3.300 м, а над ледником Восточный Ронгбук – всего лишь 2.200 м. Южная стена Чо-Ойю возвышается над ледником на 2.600 м, а южная стена Макалу – на 3.400 м.


Экспедиции на Конгур





Конгур – высочайшая вершина Памира







7.719 м) расположена в хребте Конгуртаг, который является частью хребта Конгурмузтаг – самого высокого в Кашгарских горах на Китайском Памире. Хребет Конгуртаг простирается в широтном направлении южнее ущелья Гёздарьи. По дну ущелья проходит Каракорумское шоссе (Кашгар-Исламобад). Ближайшим к вершине населенным пунктом на этом шоссе является кишлак Гёз, который расположен в 18 км к северу от подножия вершины, это всего лишь один день пути с караваном. Но, несмотря на исключительную доступность вершины, восхождений на нее до сих пор совершено крайне мало.

Первое восхождение совершила британская команда под руководством Криса Бонингтона



в 1981 г. Два года Бонингтон посвятил этому проекту. Как только китайцы разрешили иностранцам совершать восхождения в Кашгарских горах, английская экспедиция сразу отправились в район для разведки подходов и изучения склонов вершины. Этому было посвящено лето 1980 г. И только на следующий год состоялось первое восхождение. Оно оказалось настолько впечатляющим, что из-под пера Бонингтона родилась толщенная книга весом в 960 граммов!

Огромные перепады высот с массивностью основания вершины придают Конгуру ни с чем не сравнимую грандиозность.

В хорошую погоду Конгур виден из древнего города Кашгар.

Это случается редко, потому что город постоянно находится в дымке, бывает, что город окутан чем-то вроде смога – тончайшей взвесью песка с пустыни Такла-Макан. Но иногда случается чудо, и на ЮЮВ над домами Кашгара и его пригородов возносится к небу величественная горная цепь, в которой можно угадать (перечислены с востока на запад) Конгур (7.719), Караяйляк (7.245), Яманджар (7.229), Конгуртюбе (7.595) и ближе расположенный (т.е. выдвинутый к Кашгару) пик Чакрагиль (6.760).

Поэтому все перечисленные вершины наблюдались людьми с незапамятных времен. Что касается европейцев, то они начали проявлять интерес к Конгуру только в 19-м веке.

В 1868 г. Ховард, прошедший по окраине пустыни Такла-Макан в направлении Кашгара, первым из европейцев заметил и нанес на карту «большой пик» к югу от Кашгара. В 1873 г. в Кашгаре была организована британская миссия, и один из ее сотрудников – Троттер - определил высоту Конгура как 25.000 фт (7.620 м).

В 1885 г. Ней Элиас пересек со стороны пустыни Такла-Макана покрытый снегом перевал Караташ и прошел между Музтаг-Атай (7.546) и Конгуром. Он оказался первым европейцем, достигшим озера Каракёль. Страстно желая запечатлеть британские имена на карте, Ней Элиас переименовал пик Троттера (7.620) в Гору Дюферин в честь предыдущего вице-короля Индии. Однако из зарисовок, сделанных Элиасом во время его путешествия, вытекает, что гора Дюферин – это Конгуртюбе. Иначе говоря, Элиас так и не определил подлинную высшую точку хребта – гору Конгур.

В июле 1900 Аурель Стейн, известный археолог и исследователь Центральной Азии, привез с озера Каракёль несколько превосходных фотографий хребта Конгуртаг. В результате он стал первым, кто идентифицировал Конгур с ЮЗ и отличил его от Конгуртюбе.

Точное местоположение вершин в Конгуртаге было установлено лишь в начале 20-го века. Тогда Клармонт Скрин, увлекающийся путешествиями британский консул в Кашгаре, произвел наблюдения с обзорных точек в районах гор Шивакте и Тигарман на востоке от Конгура. Он сфотографировал верхние 130 м восточного гребня Конгура и горы к ЮВ от него. Сопоставив новые данные с наблюдениями Стейна, он определил местоположение и высоту Конгура (Конгур II) и Конгуртюбе (Конгур I). Тот факт, что более низкий пик Конгуртюбе (7.595 м) в начале 20-го века назывался Конгур I, свидетельствует о том, что он значительно более заметен и с Севера, и особенно с Юга от озера Каракёль. К тому же Стейн ошибочно определил высоту Конгура (Конгур II) в 23.600 фт (7.193 м), а Конгуртюбе (Конгур I) в 25.146 фт (7.665 м).

В совместной советско-китайской экспедиции 1956 г. (подробней читайте в 11 томе АСС статью «Первовосхождения на Музтаг-Ата и Конгур-тюбе в 1956 г.») под общим руководством Евгения Белецкого действительно ставилась задача первовосхождения на Музтаг-Ату (7546) и на Конгур (7719). Эта экспедиция базировалась около озера Каракёль на Китайском Памире. Заезд осуществлялся из Таджикистана с Восточного памирского тракта через специально открытый для этого пограничниками перевал. Это была экспедиция правительственного уровня, поэтому даже такое было возможным. О масштабах экспедиции и степени её правительственной поддержки можно судить и по такому факту, что специально для нее в мае 1956 г. китайцы провели детальную аэрофотосъемку района.

Так вот, дислокация около озера Каракёль была очень удобной для восхождения на Музтаг-Ату, но не на Конгур. Вершина Конгура отделена от бассейна этого озера хребтом, и путь к ней преграждала узловая вершина Караяйляк (7.245). К протяженному траверсу Караяйляк-Конгур, который впоследствии осуществила команда Криса Бонингтона, экспедиция 1956 г. не была готова. Альпинисты пытались разведать перевал Коксель в верховьях ледника Яманджар, который позволил бы им перевалить под южную стену Конгура, но этот перевал оказался слишком сложным.

В итоге первоначальный план был изменен, и вместо Конгура (7.719), в качестве цели экспедиции, был выбран Конгуртюбе (7.595). После массового первовосхождения на Музтаг-Ату, в котором 31 июля успеха добились 19 советских и 12 китайских альпинистов, значительно меньшая группа из наиболее подготовленных восходителей 16 августа взошла на Конгуртюбе. Вершины достигли К.К. Кузьмин (рук.), В.И. Потапов, Б.Л. Рукодельников, Е.И. Иванов, В.П. Сибиряков, П.С. Рахимов, Пенг Джуму и Чен Джунчан.

Однако Конгуртюбе – это совершенно другая гора. Она отстоит от Конгура на запад на 10 км. Между ней и Конгуром возвышаются еще две горы – Яманджар (7.229) и Караяйляк (7.245), в свою очередь отделенные друг от друга седлом Конгур, высотою 6.750 м.

Раньше Конгур (7.719) назывался Конгуром II, а Конгуртюбе (7.595) – Конгуром I. Быть может, это и стало причиной возникновения ошибочного суждения о первовосхождении на Конгур в 1956 г.

В 1981 г. сразу две экспедиции - британская и японская - отправились покорять Конгур. Британская экспедиция после разведки 1980 г. выбрала маршрут с ЮЗ, со стороны озера Каракёль. Японская экспедиция облюбовала северные склоны вершины. Последняя, к несчастью, закончилась трагически. Под общим руководством Рючи Котани, японцами были предприняты две попытки восхождения из двух базовых лагерей, расположенных в разных долинах – длительная осада восточного гребня под руководством Наоки Такады и восхождение в альпийском стиле (3 чел.) по С гребню. Продвижение по В гребню проходило медленно вследствие непредвиденной сложности гребня и недостаточной акклиматизации высотных носильщиков.

Тем временем, 16 июля Иойи Тераниши, Мицунори Шиги и Шинье Мацуми вышли из базового лагеря (3.613 м) вверх по С гребню с 9-дневным запасом еды. Последний раз их видели 23 июля на высоте 6.500, после чего погода испортилась. Один из местных жителей видел 28 и 29 июля оранжевую палатку на гребне между главной и восточной вершинами Конгура в разрывах быстро несущихся облаков. Когда погода улучшилась, никакого следа от восходителей уже не было. Возможно, достигнув вершины, они погибли в лавине во время спуска. Вскоре после этой трагедии японская экспедиция была свернута.

Британская экспедиция (подробней читайте в 11 томе АСС статью «Первопрохождение Бонингтона на Конгур в 1981 г.») 29 мая установила базовый лагерь (БЛ) на высоте 4.600 м около маленького ледника Коридорный, ведущего в обход ледопада ледника Яманджар. 5 июня был организован передовой БЛ под перевалом Коксель, который расположен в хребте Конгур-Музтаг, к Ю от узлового пика Караяйляк (7.245). Подъем по гребню с этого перевала на Караяйляк, по мнению Бонингтона, должен был привести непосредственно под основной взлет Конгура.

23 июня начался первый штурм. 25 июня команда вышла на Ю плечо пика Караяйляк. До выхода к западному гребню Конгура предстоял еще километровый траверс пика Караяйляк. 27 июня, спустившись после траверса на Снежное седло (7.100) между пиками Караяйляк и Конгур, альпинисты вырыли пещеру и попытались немного пройти по скальному гребню с жандармами на восток в сторону Конгура.

Группа была измотана на южном гребне Караяйляка, поэтому она не была готова к преодолению неожиданно возникших серьезных технических препятствий. После непродолжительного выхода налегке 28 июня было принято решение возвращаться в БЛ. К тому же начинала портиться погода. Спуск проходил по широкому южному ребру, отходящему от вершины «6.982», расположенной в 3 км к З от пика Караяйляк.

После отдыха в нижнем БЛ четверка восходителей вышла 5 июля, поднялась на седло Конгур (6.750) по Ю гребню пика «6.982», перевалила через купол пика Караяйляк (7.245) и уже 7 июля была в пещере на Снежном седле (7.100) у основания западного гребня Конгура. Вершину накрыло очередным зарядом непогоды, и 8 июля после непродолжительного продвижения по западному гребню до высоты 7.340 м группа вынуждена была зарыться в «одноместные» узкие щели между снегом и скалами, названные Бонингтоном в своей книге «снежными гробами». Именно тогда пропала тройка японцев на северной стороне горы. В «гробах» англичане провели три следующих дня.

12 июля, когда циклон ушел, на вершину Конгура взошли Крис Бонингтон, Эл Роуз, Пит Боардмен и Джо Таскер. 13 июля англичане сходили и на восточную вершину 7.625 (Донгбей), куда выводил северный гребень, но никаких следов пребывания японских альпинистов обнаружено не было. В тот же день они начали спуск с главной вершины Конгура по З гребню в сторону Снежного седла.

На этом спуске был сорван крупный камень, который ударил Пита Боардмена по голове. От удара он потерял сознание, которое, впрочем, быстро восстановилось. Погода была хорошей и альпинисты хоть и медленно, но продолжили спуск, и после полуночи достигли пещеры на Снежном седле. На следующий день альпинисты были встречены их товарищами по экспедиции, и они все вместе продолжили спуск по Ю гребню пика «6.982».

Восхождение могла совершить только звездная команда. Заострю внимание на его участниках.

Джо Таскер вместе с Диком Реншоу поднялись зимой 1975 г. по северной стене Эйгера и в том же году совершили первовосхождение на пик Дунагири (7066) в СВ окраине Индии. Его первое совместное восхождение с Питером Боардмэном по западной стене Чангабанга (6864) считалось самым трудным гималайским восхождением в мире и воспринималось общественностью, как альпинистский подвиг. Вместе с Питером Боардмэном он участвовал в неудачной экспедиции Бонингтона на К2 в 1978 г. А в следующем 1979 г. маленькая команда - Джо Таскер, Питер Боардмэн и Дуг Скотт - совершила восхождение на Канченджангу (8.598 м) по новому маршруту с северо-запада. Меньше чем через год после восхождения на Конгур -17 мая 1982 г. - Джо Таскер и Питер Боардмэн пропали без вести на СВ гребне Эвереста. Тело Питера Боардмэна было обнаружено в 1992 г., но тело Джо Тэскера до сих пор так и не найдено.

Эл Роуз был одним из лучших британских скалолазов своего поколения. Он совершил множество восхождений на скалы в Шотландии, Северном Уэльсе, в Патагонии, Перу, Альпах, Андах, Новой Зеландии и в Непале. Он был избран вице-президентом британского Совета Альпинизма. В 1980 г. вместе с Бонингтоном он участвовал в разведке Конгура. В 1986 г. Эл Роуз возглавил британскую экспедицию на К2 по СЗ гребню. После неудачи Эл Роуз и несколько восходителей из других также неудачных экспедиций объединились, чтобы совершить неофициальное восхождение на К2, но уже по обычному маршруту через ребро Абруцци. Это восхождение закончилось трагически гибелью пяти человек. На спуске с вершины семь восходителей застряли на несколько дней в шторме в лагере IV на высоте 8157 м. У альпинистов не было ни пищи, ни воды. Когда шторм, наконец, утих, Эл Роуз был уже без сознания. Пятеро, способных передвигаться, оставили его в лагере IV и ушли вниз, но только двое из них – Димбергер и Бауэр достигли базового лагеря. Эл Роуз погиб предположительно 10 августа 1986 г. Он стал первым британцем, достигшим вершины К2.

Все участники восхождения на Конгур, кроме К. Бонингтона, вскоре погибли.

До 2004 года Конгур никому не сдавался. С 1981 г. до 1998 г. было совершено несколько попыток восхождения на Конгур. Среди них следует отметить попытку американской экспедиции 1983 года подняться на Конгур с севера через плато 6.200 между вершинами Конгур и Караяйляк. С этого плато с отметки 6.046 м на север спускается ребро, по которому американские альпинисты под руководством Эда Ньювила проложили свой маршрут. Впоследствии их путь с разными вариациями повторили российские команды Валерия Шамало (2003 и 2004 гг.), Юрия Хохлова (2004), Николая Захарова (2004) и наша команда в (2007).

10 июня американская команда установила БЛ в кармане морены ледника Караяйляк (3.613). На ребре они организовали три лагеря – 1-й на высоте 4.570, выше кулуара, 2-й - 5.300, на промежуточном плато и 3-й - 5.745, перед ледосбросом с плато 6.200.

Выше ледосброса на леднике между вершинами Конгур и Караяйляк американцы установили еще 2 лагеря: 6.050 и 6.550. 25 июня альпинисты поднялись на западный гребень Конгура на Снежное седло (7.100) и увидели с него К2. Они были слишком обессилены, чтобы продолжать восхождение, и повернули вниз.

В 1989 г. состоялась японская экспедиция, о которой написано всего несколько строк. В них сообщается, что 1 июля японцы совершили повторное восхождение на Конгур, на этот раз по северному гребню. Никаких фотографий в очень кратких сообщениях об этом событии нигде не приводится. На этапе подготовки экспедиций ФАиС Москвы в 2002 и 2004 гг. московские альпинисты пытались войти в контакт с участниками восхождения 1989 г., но безуспешно. Таким образом, успех японской команды на Конгуре в 1989 г. остался документально неподтвержденным.



Схема района вершины Конгур.




С ЮЗ к вершине подходит трек команды Бонингтона, а с севера обозначен трек восхождения москвичей в 2004 г. (правый вариант) и команды СК МАИ в 2007 г. (левый вариант).



В 1998 г. состоялась первая российская экспедиция. В команде ФАиС Москвы участвовали Юрий Хохлов (рук.), Андрей Петров, Андрей Медведев и Отто Чхетиани. Альпинистам удалось подняться по маршруту Бонингтона до седла Конгур (6.750). Из-за плохой погоды и высокой лавинной опасности от дальнейшего восхождения пришлось отказаться. Тем не менее, первая российская экспедиция на Конгур разведала пути подходов, возможные места установки лагерей, привезла ценный фотоматериал по району.

В 2002 г. большая команда ФАиС Москвы вновь выехала в Кашгарские горы, для того чтобы взойти на Конгур по длинному и изрезанному северному гребню. Экспедицией снова руководил Юрий Хохлов. Однако и в этот раз удача не сопутствовала восходителям, и они не поднялись на этом длинном гребне даже до высоты 6.000 м.

В 2003 г. попытку восхождения на Конгур предприняли уже две российских команды. Команда ФАиС Москвы под руководством Юрия Хохлова снова, как и в 1998 г., решила попытать счастья на маршруте Бонингтона, но выше седла Конгур (6750) далеко не ушла. Другая маленькая питерская команда, возглавляемая Валерием Шамало, выступила на Конгур с севера по американскому маршруту.

Как дальше складывалась подготовка этой экспедиции, я не знаю, но в итоге на Конгур пошли 5 человек – В. Шамало, С. Кофанов, К. Корабельников, А. Горбатенков и Марк Френчман из Франции. Экспедиция продлилась всего 13 дней, восхождение совершалось после акклиматизации на пике Ленина. В тот год они поднялись по маршруту американцев до 6.900, и непогода в конце августа заставила их отступить.

К 2004 г. мы уже совершили три похода в районе Конгура. Мы осмотрели вершину со всех сторон. Задача восхождения на Конгур в этих походах не ставилась, но, любуясь грандиозной вершиной, глаз невольно проходил линии, оценивал и сравнивал потенциальные маршруты, отмечал сложные или опасные участки на каждом из них.

Невольно я искал для себя подходящий маршрут, то есть такой, который позволил бы относительно безопасно взойти на вершину сходу, без предварительной обработки.

В 2003 г. мы обошли вершину с севера от СВ гребня Конгура до СВ гребня пика Аклангам (7004), который находится в хребте Конгуртаг на СЗ от Конгура. Это позволило нам рассмотреть северные склоны Конгура со всех возможных ракурсов. В результате был найден проход с плато 6.200 между Конгуром и его западным соседом – пиком Караяйляк на край (6800) ледовой шапки Конгура, которая нависает над его северным гребнем.

«Смотри-ка, какой кулуар», – сказал я Антону Чхетиани, показывая на этот проход, – «Кулуар МАИ». «Андрюша, чтобы этот кулуар стал кулуаром МАИ, надо сначала залезть на вершину», – ответил Антон. Этот разговор состоялся 25 августа на левой морене ледника Караяйляк. В тот день с небольшим караваном мы поднимались от селения Гёз к подножию пика Аклангам. А через три дня с СВ гребня Аклангама с высоты около 5.500 м Антон провел детальную фотосъемку Конгура с высоким разрешением.

Так был придуман маршрут на Конгур с севера, который отличался от нереализованного в 1983 г. американского маршрута тем, что в нашем варианте обходился сложный и пройденный командой Бонингтона западный гребень вершины. На этом маршруте путь до плато 6.200 совпадал с маршрутом американцев, но потом отклонялся влево и через «кулуар МАИ» выводил на нижний край ледовой шапки Конгура. Все технические сложности на этом маршруте заканчивались с выходом на эту шапку, практически весь путь выше 6.900 осуществляется в связках одновременно.

Зимой 2003-2004 года команда ФАиС Москвы была очень мотивирована на восхождение, собрания команды проводились регулярно, наверно чаще, чем раз в 2 месяца. И вот на одном из таких собраний в феврале 2004 г., я предложил объединить усилия и организовать комплексную экспедицию на Конгур ФАиС Москвы и Спортивного клуба МАИ, чтобы пройти именно этот маршрут. Возможно, он выглядел, как простейший путь к вершине и не соответствовал фантазиям самых амбициозных участников проекта. Однако в воздухе носилось, что Конгур должен вот-вот пасть, что повторное пост-бонингтоновское восхождение на вершину вот-вот состоится. Поэтому я предлагал подойти к проблеме утилитарно и максимально увеличить шансы успешного восхождения. Вот именно с этими мыслями я пришел тогда на собрание в Сокольниках.

В рамках этой совместной экспедиции я думал совершить со своей командой восхождение на Конгур в альпийском стиле. А близкое присутствие альпинистов, действующих в осадном стиле, давало нам уверенность в плане безопасности. Однако этой идее так и не удалось осуществиться в 2004 г.

Высшие силы. Они не дали нам взойти на Конгур в альпийском стиле, воспользовавшись проторенной другими тропой. Наш успех был бы несправедливым. То, что мы, так или иначе, используем труд других, было несомненным. Уклониться от этого – значит выйти на альтернативный маршрут. Но я сам предложил наиболее адекватный для альпийского стиля маршрут ходящей в осадном стиле команде ФАиС Москвы. Таким образом, возникло неразрешимое нравственное противоречие. И решено оно было высшими силами.

Для акклиматизации перед восхождением на Конгур мы планировали пройти траверс вершины Чакрагиль (6760). А перед траверсом пройти пару перевалов высотой 5.400 и 5.900 м. 27 июля в день моего рождения при подъеме на первый перевал наша связка-тройка на высоте 5.350 м попала в лавину – откололся кусок снежной шапочки на седловине перевала. Лавина была небольшой, ребята пронеслись с ней более 1.000 метров по снежно-ледовому склону, остановившись на леднике на высоте 4.850 м. Лавина смягчила прыжки с небольших ледосбросов. Всё это можно было бы сравнить с американской горкой, если бы не финал. Внизу, когда связка остановилась, её начал засыпать съезжающий сзади снег. К счастью, его было не много, и ребят засыпало по пояс или по грудь. Все были живы – здоровы, отделались лишь жутким испугом и легкими ушибами.

На следующий день я не продолжил реализацию своей затеи, высшие силы устроили мне перелом левой голени. На спуске по снежному кулуару, я сорвался и зарубился буквально через два метра. Из снега торчали камни, наверно, я зацепился кошкой за один из них. И всё – дикая боль, перелом и крах моего сезона 2004 г. Но я тогда еще не знал о таком серьезном диагнозе, я был уверен, что просто повреждены связки.

Пару дней меня спускали к дороге, сначала ковылял сам, потом ехал на ишаке. Затем мы переехали под Конгур. После отдыха в селении Гёз Борис Малахов, Миша Бабич, Юрий Максимович и я со сломанной ногой поднялись в базовый лагерь Конгура. А там уже собрались три российских команды!

2004 год стал триумфальным годом российских альпинистов на Конгуре.

10 июля первыми в БЛ на высоту 3.613 прибыла объединенная российско-латышская команда из шести человек под руководством Валерия Шамало. Спустя неделю на поляне БЛ разместилась команда ФАиС Москвы под руководством Юрия Хохлова. Нижняя часть предполагаемых маршрутов обеих команд совпадала до плато 6.200 и отличалась от американского маршрута лишь на участке между базовым и первым лагерями. После недолгих переговоров было принято решение о совместных действиях по обработке маршрута до плато 6.200.

В начале августа в БЛ прибыла большая команда красноярских альпинистов под руководством Николая Захарова. К этому времени все ключевые участки маршрута до плато 6.200 были обработаны и установлены три высотных лагеря. Красноярские альпинисты вначале планировали пройти маршрут по северному гребню, но после первых попыток отказались от этой затеи и присоединились к первым двум командам.

3 августа в БЛ поднялась и наша четверка. Нога никак не заживала, и стало ясно, что я пропускаю необходимые для восхождения акклиматизационные выходы и уже никак не укладываюсь в общий ритм восхождения. Мои товарищи по команде – Малахов, Бабич и Максимович вошли в состав команды ФАиС Москвы, но ненадолго. Уже в первом выходе на плато 6.200 двое участников километрового «полета с лавиной» почувствовали непреодолимое желание уехать в Москву, подальше от снегов Конгура. А третий сошел с маршрута с ними «за компанию».

Два дня я прожил в БЛ. У команды Валерия Шамало осталось всего 9 дней – тютелька в тютельку, практически без запаса для последнего – решающего подъема на вершину. Вечером перед выходом он ходил по лагерю угрюмый и очень сосредоточенный. Его давила грандиозность предстоящей задачи. Я помню, как он впился глазами в мои фотографии того самого ключевого прохода с плато 6.200 на ледовую шапку Конгура, отснятые Чхетиани в 2003 г. Он понимал, что это реальный путь к вершине, соблазн изменить свои планы был очень велик. И, все-таки, он не отказался от своего уже подготовленного к финишу варианта.

5 августа команда Шамало вышла из БЛ на восхождение, а команде ФАиС Москвы предстояло приступить к обработке ключевого участка своего маршрута – стены 6.400-6.800 или «кулуара МАИ». Ушли вверх и мои товарищи по команде. А я быстренько-быстренько заковылял вниз, чтобы уже к обеду спуститься в селение Гёз. И мне это удалось, ночевал я уже в Кашгаре.

Маршрут команды Шамало поднимался от плато 6.200 вверх, следуя маршруту американцев, а в верхней части перед подъемом на Снежное седло уклонялся влево и по СЗ склонам вершины поднимался на северный склон Конгура.



Маршруты на Конгур с севера :





1 – маршрут команды МАИ (2007).

2 – маршрут всех команд 2004 года.

3 – путь команды В. Шамало (2004) в верхней части горы.

9 августа четверо из пяти участников в 16 часов достигли вершины. Из-за большой вероятности обморожения Алексей Горбатенков повернул в штурмовую палатку с высоты 7.200 м. На вершину взошли Кирилл Корабельников, Валдис Пуриньш, Олег Силин и Валерий Шамало.

Воодушевленные успехом соседей по лагерю, московские альпинисты 12 и 14 августа двумя группами вышли из БЛ на восхождение. Завершив обработку ключа и установив 4-й лагерь (6.950 м) и 5-й лагерь (7.250 м) уже на северном склоне вершины, команда в составе Владислав Каган, Виктор Кульбаченко, Владимир Легких, Андрей Медведев, Вячеслав Одоховский (рук.) и Андрей Петров 19 августа взошла на вершину Конгура по новому маршруту с севера, названному позже «Московский экспресс».

Осенью, когда я узнал, как всё произошло, я очень переживал за моего друга по Конгуру, а теперь уже и по жизни – Юрия Хохлова. Будучи двигателем конгурской идеи, он руководил всеми экспедициями ФАиС Москвы на Конгур в 1998, 2002, 2003 и 2004 гг. И по иронии судьбы он так и не попал на вершину. Так получилось, что московская команда рискнула выйти на решающий штурм горы, пропустив акклиматизационный выход на 6.900 м.

Она ограничилась, лишь, предварительным подъемом до высоты 6.400 м. Необходимость такого решения проистекала из желания соединить в решающем штурме силы максимального числа участников экспедиции, ведь некоторые из них (как минимум, трое) должны были срочно вернуться на работу в Москву. Юрий Хохлов почувствовал, что скоропалительный выход на 7.700 не для него и остался координировать восхождение по рации из БЛ, по сути, пожертвовав своим личным участием в восхождении ради достижения общей цели.

20 августа команда из Красноярска почти прошла ключевой участок маршрута с выходом на северный склон вершины, но не успела до темноты вылезти на пологое место и провела холодную ночевку на высоте 6.800. Ночевка была суровая. Заболели Алексей Комиссаров и Юрий Степанов. 21 августа они в сопровождении Евгения Бакалейникова и Вячеслава Савельева спустились в БЛ. Оставшиеся на маршруте Владимир Архипов, Александр Михалицин и Сергей Филатов достигли вершины 23 августа, повторив маршрут москвичей.

Верхняя часть маршрута на Конгур .




Хорошо виден переход с плато 6200 на ледовую шапку Конгура.

К идее восхождения на Конгур в альпийском стиле мы вернулись только в 2007 г.

26 июля 2007 г. команда из 10 человек с небольшим караваном из 5 верблюдов стартовала от озера Каракёль на восток к истокам реки Шивахода, где организовала вторую заброску продуктов и топлива для обслуживания акклиматизационной части экспедиции. Почему вторую? А потому что первую заброску мы оставили в селении Гёз еще на заезде в Кашгарские горы. Она была организована для восхождения на Конгур с севера по маршруту «Московский экспресс» и была рассчитана на 12 дней.

От второй заброски в истоках Шиваходы наша команда совершила 17-дневный кольцевой поход через несложные перевалы к ЮВ и к В от Музтаг-Аты. Это кольцо завершалось траверсом вершины Сарыкаякуджи (6.220) с первопрохождением нового маршрута по В гребню.

После отдыха у второй заброски мы выдвинулись к подножию Аклангама (7.004) и совершили траверс этой горы. После траверса Аклангама группа 2 дня отдыхала на высоте 2.350 м в селении Гёз.

26 августа с караваном из 3-х ишаков к вершине направились 6 участников экспедиции: Андрей Лебедев (рук.), Сергей Бездитко


– МСМК, Андрей Жаров, Иван Жданов, Алексей Тимошенков и Дмитрий Чижик.

Утром 27 августа на традиционной для БЛ поляне (3613) команда распрощалась с погонщиком ишаков и вышла на маршрут. В первый день восхождения нам удалось подняться по кулуару с 3.700 до 4.527, где мы заночевали на осыпи перед выходом на лед.

28 августа группа преодолела 400-метровый 45-50-градусный ледовый склон и заночевала на маленьком плато 5.300 на месте второго лагеря американской экспедиции 1983 г.

29 августа мы обошли справа по ходу огромные жандармы и разломы на ребре и поднялись на 5.857, где заночевали перед ледосбросом с плато 6.200.

30 августа мы поднялись на плато 6.200, преодолев в ледосбросе три отвесных ледовых ступеньки высотой от 8 до 12 м.

Затем мы повернули налево, отклонившись от маршрута американцев, и заночевали на высоте 6.391 в бергшрунде того самого склона или «кулуара МАИ», который соединяет плато 6.200 с ледовой шапкой Конгура.

С момента выхода из селения Гёз (2350) прошло 5 дней, за эти дни мы поднялись на 4.000 метров и почувствовали себя уставшими. К тому же 31 августа метеорологи обещали непогоду. Поэтому на следующий день мы никуда не вышли и остались в бергшрунде, чтобы отлежаться и отдохнуть, переждать непогоду и посмотреть, не сбрасывается ли снег или лед по склону над нами.

1 сентября мы покинули наше убежище и по 400-метровому 45-градусному снежно-ледовому склону поднялись к поясу скал. Скалы были рассечены очень крутым кулуаром с глубоким и сыпучим снегом, что делало его абсолютно непригодным для подъема. Поэтому мы поднимались по 60-градусным обледенелым скалам или по льду сбоку от них по самому краешку кулуара. При прохождении этого 120-метрового скального пояса и выше в ледовом кулуаре над ним мы пользовались перилами. Последнюю точку страховки мы организовали в желобе между ледовой шапкой Конгура и скалами на высоте 6.850 м. Отсюда в связках одновременно мы вылезли на ледовую шапку Конгура и заночевали на высоте 6.890 м. Безусловно, это был сложнейший и самый напряженный день восхождения.

2-го сентября погода снова испортилась – сильный ветер, метель, видимость до 150 м. В этот день мы решили особо не напрягаться и к обеду организовали штурмовой лагерь на высоте 7.151 м.

Ранним утром 3 сентября команда 2-мя связками-тройками вышла из штурмового лагеря, чтобы достичь вершины Конгура. Погода была ясной, но восхождение осложнялось сильным ветром, который сдувал со склона свежевыпавший снег и в своих порывах хлестко бил этим снегом нам по лицу.

На высоте 7.320 м мы вышли на жесткий, как будто стеклянный лед и свернули налево, воспользовавшись желобками, рядом с которыми этот лед становился положе. Это позволило нам вскоре уйти с опасного льда и перейти на снежный склон под седловиной между главной вершиной Конгура справа и восточной вершиной (Донгбей) слева.

Здесь, уже по простому снежному склону мы поднялись на восточный гребень главной вершины значительно выше седла и по несложному гребню с обращенными на юг карнизами двумя связками-тройками с разрывом в 1-2 минуты достигли заветной вершины.

К этому времени ветер утих, стояла прекрасная погода. Около часа мы провели на вершине, снимали видео, фотографировались с флагом МАИ.



В штурмовой лагерь (7.151) мы спустились к 5 часам после полудня.

4 сентября мы миновали место ночевки на 6.890 и спустились на плато 6.200, где планировали пообедать, а затем продолжить спуск до ночевки 5.857. Отсюда до поляны у подножия вершины – один день. Однако в последние минуты перед выходом к месту обеда случилось несчастье. Сергея Бездитко сразил ишемический инсульт. Со слов оперировавшего Сергея хирурга Боткинской больницы причиной инсульта стал тромб во внутренней сонной артерии, образовавшийся вокруг склеротической бляшки – обычная, как он сказал, история. Такие бляшки возникают не сразу, но чтобы их обнаружить необходимо обследование головного мозга далеко выходящее за рамки стандартов спортивного диспансера. Получается, что в Сергее была заложена мина замедленного действия, и вот она, наконец, сработала. Возможно, образованию тромба способствовала высокая вязкость крови из-за обезвоживания на высоте. Так или иначе, Сергею парализовало левую руку, левую ногу и правый глаз.

Начались 4-х дневные спасательные работы.

Три дня мы спускали Сергея полностью автономно, без внешней помощи до подножия вершины. Еще один день нам помогали киргизы – погонщики ишаков, когда мы выносили Сергея к Каракорумскому шоссе, к селению Гёз.

Оттуда, спустя 2 часа, группа вместе с пострадавшим была доставлена в Первую народную больницу Кашгара.

В больнице Кашгара Сергею Бездитко сделана срочная хирургическая операция по трепанации черепа. В Кашгаре с Сергеем Бездитко остался Алексей Тимошенков. Четверо остальных участников 9 сентября вылетели в Москву.



По возвращению домой Сергей Бездитко наблюдался в больницах Москвы. Так он выглядел в ноябре 2008 года.


Спасработы стали кульминацией восхождения на Конгур, как физической, так и эмоциональной. Поэтому краски от самого восхождения (подъема) поблекли, эмоции притупились. И так получилось, что первая статья о первом восхождении на Конгур в альпийском стиле предстала перед читателями лишь теперь – три года спустя… http://www.turclubmai.ru/heading/papers/1955/


Андрей Лебедев
Автор


Источник:

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU