Неизвестный Кыргызстан или путешествие в рай по нехоженым тропам.


Неизвестный Кыргызстан или путешествие в рай по нехоженым тропам. Город Бога ветров: Конорчек

Аннотация серии статей
Неизвестный Кыргызстан – литературный проект, задачей которого является открыть читателю удивительный мир горной страны - Киргизии, на первый взгляд, такой знакомой и известной каждому, но таящей в своих уголках неизведанное. Описать все то, что я увидел и узнал, в обычном публицистическом жанре представлялось мне невозможным. Уподобившись художнику, который, погружаясь в пейзаж, восхищается красотой, одновременно творя её на холсте, я решил избрать жанр поэтической прозы и в форме эссе - мини-новелл - передать увиденное. К счастью, с приходом цифровой фотографии появилась возможность поделиться с читателем своими откровениями, открытиями и чувствами не только используя художественное слово. Тут древность, экзотическая красота долин, горных скал и водопадов, спокойствие зеркальных озер и таинство пещер. Но самое главное – это преклонение перед прекрасным и вечным.
Изрезанные расселинами каньоны обнажают завораживающую хронику минувших эпох. Живописные тропы, извиваясь между стенками каньонов, выводят на массивные скальные монолиты, которые играют на солнце всеми оттенками малинового, рыжевато-коричневого и оранжевого цветов. Подул ветер, он понес в эоловый город песчаную поземку. Я чувствовал, как твердые песчинки больно били в лицо.

Среди гор и пересохших рек раскинулся город Бога ветров Конорчек - природная галерея с множеством фантастических каменных скульптур: безрукие монстры с огромными головами на худосочных шеях, гигантские грибы, сбежавшие из страны чудес, наземные колонны и шпили, будто спроектированы для тематического парка… Вода, заполняющая трещины во время не частых гроз, превратила склоны возвышенностей в лабиринт остроконечных гребней, низких гор, округлых куполов, пирамид и колонн. Если смотреть издалека, этот ландшафт более всего напоминает раскинувшиеся среди гор руины античных строений. Такие архитектурные ансамбли геоморфологи называют Эоловыми городами. Эол – герой греческих мифов, Бог ветров. Здесь его владения. Ему-то и обязаны своими причудливыми очертаниями эти скалы. День за днем, век за веком он творит здесь вместе с другими стихиями свой город…


Горные породы здесь в основном кирпичного цвета с бурыми розовыми, лимонными и почти белыми прожилками – результат выветривания различных смесей минералов, в основном, с примесью оксидов железа. Синие и лиловые тона указывают на следы оксида марганца. Меняющееся за день освещение играет оттенками этого сюрреалистического пейзажа.



Цвет обрывов зависит от времени года и суток. На рассвете полосатые скалы, повисая над бездной, сияют золотом и серебром. Лунный свет наливает их белым цветом, а закат зажигает розовым пламенем.


полночь наступает полная тишина – ни сверчков, ни лягушек… Небо над высокими плато такое чистое, что луна и Млечный путь заливают землю фосфорическим светом. Но лучше всего любоваться городом Бога ветров на рассвете, когда скользящие лучи солнца дают более насыщенные цвета, а темные тени подчеркивают структуру камня. Но это только предместья. Главная ставка ваятеля скрыта перевалом. Чтобы взойти на него, необходимо найти в бесконечном лабиринте ущельиц единственное, выводящее на желто-красный гребень. Теперь перед нами весь город.

У самого берега реки – терраса, от которой вглубь гор прорезаны каньоны улиц, по ним, впадая в Конорчек, стекают ручьи жидкого шоколада. Прежде чем растворится в бурном потоке, шоколадная часть реки, двигаясь в едином потоке, еще долгое время сохраняет автономию цвета…


Минут пятнадцать ходьбы - и мы у входа в главный каньон. Две конусообразные башни по обе стороны образуют ворота. Расщелина резко сужается, делает поворот и сразу уходит на новый вираж. Так, мало-помалу, каньон поднимается вверх, крутит замысловатые петли, сжимается, словно пружина. Страшно представить, как беснуется в этих тесных коридорах, неистовствует после ливней вода. Над унаследованными от прошлого меандрами высятся бесчисленные скалы, открывая взору таинственный город божеств и религий.

Изрезанные расселинами каньоны обнажают завораживающую хронику минувших эпох. Живописные тропы, извиваясь между стенками каньонов, выводят на массивные скальные монолиты, которые играют на солнце всеми оттенками малинового, рыжевато-коричневого и оранжевого цветов. Подул ветер, он понес в эоловый город песчаную поземку. Я чувствовал, как твердые песчинки больно били в лицо.


Сергей Дудашвили

Источник: http://planetguide.ru

Справка Всемирной Энциклопедии Путешествий
На счету Сергея Дудашвили - организация нескольких десятков серьезнейших экспедиций, в частности, научно-поисковые спелеоэкспедиции на территории Киргизии, Туркмении и Таджикистана. Начиная с 70-х годов спелеология стала не только его хобби, но и профессиональной деятельностью. Был организован спелеоклуб «Чиль-Устун» на юге Киргизии, который внес неоспоримый вклад в советскую и мировую спелеологию в области исследования и сохранения пещер. Со временем экспедиции приняли международный статус, и по сей день ежегодно проводятся и поддерживаются Фондом сохранения и исследования пещер, президентом которого является Сергей. Одной из последних таких экспедиций стала экспедиция «Неизвестный Тянь-Шань» проводимая совместно с болгарскими спелеологами. Данная экспедиция имела огромное значение, - было сделано множество открытий в спелеологии, было обнаружено несколько новых пещер.

Более того, открытия были сделаны не только в спелеологии, но и в биологии, - среди болгарских спелеологов были ученые биологи, открывшие восемь видов неизвестных до сих пор науке живых существ. Открытие произвело фурор в мире биологии. Экспедиция широко освещалась как Киргизскими так и Болгарскими СМИ, а Сергей, в свою очередь, написал интереснейшею статью, которую можно было прочитать в газете «Слово Кырыгызстана», но сегодня ее так же можно найти в интернет-аналоге газеты «Слово Кыргызстана». В его архиве путешествий: Южная Америка, Штаты. В книгах Сергея Дудашвили можно прочесть про Южную Африку, Китай, крышу мира – Тибет, Непал, Филиппины, Сирию, Иран, Индию. Пожалуй, всех стран не перечислишь.

Комментарии (6)

Всего: 6 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 19.06.2013 20:01
  
1
Неизвестный Кыргызстан или путешествие в рай по нехоженым тропам. Ак-Сай: царство красоты: Чатыр-Таш, Кок–Кия

Буквально в ста метрах, посреди каменно-водных пространств, возвышалась круглая правильной формы скала. С большого расстояния она была похожа на юрту. Подойдя к камню, я обошел его вокруг. Диаметр метров тридцать. Обрывистые гладкие почти без трещин стены взлетают на высоту более двадцати пяти метров, так что забраться на ее плоскую вершину без помощи невозможно. В окружении плоских пространств скала выглядела как рукотворное произведение искусства, настоящий постамент, на который забыли водрузить божество…


За перевалом Кынды взору открылся Ак-Сай. Косые лучи солнца, пробивающиеся сквозь тучи, осветили снежные пики величественного хребта Кокшаал и белые стены каньонов Кок-Кии, утопающих в зеленых волнах предгорий. У этих территорий особый статус, сохранившийся со времен Советского Союза – пограничная зона. Это означает, что в прошлом, эти места, прилегавшие к внешним границам империи, были закрытой территорией. Это обстоятельство, конечно же, тормозило развитие района, зато сослужила хорошую услугу, позволив, сохранить здешнюю природу в первозданном виде.


Сегодня, когда на земле таких мест осталось очень мало, интерес к ним возрастает. Краем не пуганых птиц и зверей называют эти заповедные места те, кому посчастливилось побывать здесь. И царством красоты! На многие километры – ни населенных пунктов, ни дорог, ни цивилизации. Этим территориям еще предстоит испытать на себе туристический бум, а пока карта – единственный наш помощник и проводник.







Чатыр-Таш


Лагерь разбили на огромной поляне, где когда-то протекали потоки Ак-Сая. Сейчас она вся заросла эдельвейсами, украшающими зелено-серые пространства белыми разводами узоров. Вечер загорелся потрясающим закатом: солнце, опутанное щупальцами туч, вспыхивало вулканом, освещая потухшее небо. Пока на западе бурлил и вспыхивал вулкан заката, на востоке всё ярче загорались низкие звезды. Утром, как только солнце коснулось палаток лагеря, я шагнул навстречу световому потоку. Необозримый простор пьянящей волной ударил по лицу. Как на объёмной картине все главное было расставлено в дали.

Волны холмов, вершины седеющих гор смешивались с очертаниями горизонта. Вблизи и вокруг меня одеялом расстилался Ак-Сай. Основное, не меньше километра шириной, русло, усыпанное разноцветным крупным галечником, растекалось десятком широких, но очень мелких потоков.



Буквально в ста метрах, посреди каменно-водных пространств, возвышалась круглая правильной формы скала. С большого расстояния она была похожа на юрту. Подойдя к камню, я обошел его вокруг. Диаметр метров тридцать. Обрывистые гладкие почти без трещин стены взлетают на высоту более двадцати пяти метров, так что забраться на ее плоскую вершину без помощи невозможно. В окружении плоских пространств скала выглядела как рукотворное произведение искусства, настоящий постамент, на который забыли водрузить божество…


Смотрю на карту. Вот здесь наш лагерь. А вот и скала. И название есть – Чатыр-Таш, что переводится с киргизского Камень-палатка. Миллион лет назад Чатыр-Таш был погребен под слоем рыхлых четвертичных отложений. Когда великая река искала себе путь к морю, Чатыр-Таш встал на пути потоков. Как ни старался Ак-сай свалить упрямый камень, ничего не получалась. Настоящим батыром оказался Чатыр-Таш. Но и Ак-Сай не унимался. Взяв его в круговую осаду, он снова и снова шел на штурм упрямого камня… Шло время, все глубже стачивала и уносила вода более податливые и сговорчивые материалы. Все глубже и глубже врезалась она, пытаясь достичь подножья Чатыр-Таша. Чем больше были усилия, тем выше поднимался Чатыр-Таш над поверхностью, все изящнее, все горделивее украшал он собой пространство. Не одной тысячью лет исчисляется это противостояние стихий.

Точит камень со всех сторон настырная вода. А он все выше, все уверенней возвышается над неотступными потоками. Так и стоит неподатливый камень в окружении потоков воды, как памятник незыблемости и вечности природы.

Кок-Кия

Кок-Кия – одно из самых удивительных мест на земле. Местность дикая и исключительно живописная. Ландшафты здесь в двух плоскостях – горизонтальных и вертикальных. Обширные плато на самом верху. Долины рек и каньонов внизу. Все остальное вертикальный мир.





Когда смотришь на эти белые мраморные горы, загораешься целью подняться на плоские плато. И вот одержимый ты идешь, не подозревая о том, что это плато неприступно. В тот момент, когда белые стены утесов будут близки, земля разверзнется глубочайшим каньоном. Создатель этого вертикального шедевра – река Кок-Кия, зеленая лента которой змеится по дну. Безуспешно ищем возможности спуститься к реке. Везде отвесы. Идем инстинктивно вверх в надежде, что именно там возможен спуск на дно каньона. …Первый взлет, второй, третий.… И вот, наконец, открывается нечто фантастическое. Зеленая река, собрав силы ледниковых притоков, устремляется в сторону скопления гор. Меж многочисленных параллельных хребтов она пробирается недоступными для человека меандрами. Мы ищем точку в надежде заглянуть на территорию запретного города. Видно сразу несколько петель. Зрелище потрясающее.



Почти у начала каньона крутой склон скатывает нас на дно долины. Бурная вода почти касается скал. Воздух, как нектар, пьянит. Ощущение, что ты где-то над землей. Нависающие башни утесов, повороты, открывающие новые миры…


Хочется, что бы все продолжалось и дальше. Однако проникновение в царство Кок-Кии, оказалось недолгим. Дальше реку сжимали каменные ворота: не пройти, не обойти. Путь только один – наверх, а это часа полтора подъёма. …Проходим по кромке плато и делаем новую попытку. Опять спускаемся к реке и снова идем по узкой полоске горизонтального мира. Скалистые отвесы до того стеснены потоком, что, порой, нет места даже для узенькой тропинки. В средней части каньона петли реки размашисты, повороты на 360 градусов.

Сколько этих петель раскидывает река меж хаоса каменных хребтов, не знает никто. Окружающий нас мир лежит в вертикальной плоскости, поэтому в зону видимости попадают лишь часть меандров – максимум три, четыре, остальные теряются в глубинах белокаменных нагромождений. Но вот новые непреодолимые ворота. Желание попасть в запретную страну настолько велико, что мы делаем третью попытку.



Густые заросли на узких полосках и пятачках извилистой поймы. Вертикальные этажи стен и карнизов, на которых в безопасности чувствуют себя дикие козероги и барсы. Пещеры, взирающие на мир с непостижимых гулких отвесов. Небо, ограниченное спускающимися с небес отвесами стен. Далеко по кромке западной стены вереницей идущее в небо стадо козерогов. Все это мир Кок-Кии.


Чем дальше пробирается река через горы, тем богаче и разнообразнее животный мир, круче стены. Замерла у воды парочка баранов Марко Поло. Красавцы! Винтовые рога почти в метр – вожделенная мечта любого охотника. Благо, что до этих мест человек с ружьем пока не доходит...


А вот и пещера. Заходим внутрь. У основания стены большое, еще сохранившее тепло логово медведей. Где-то рядом промышляет косолапый. Дальше Кок-Кия исчезает за стенами падающих в неё хребтов так, что в эту часть каньона не пройти – не заглянуть. Выбираемся. Сил больше нет. Далеко внизу в дымках сгорающего дня открывается Ак-Сай. А еще дальше на востоке едва уловимой зеленоватой лентой угадывается Кок-Кия. Вырвавшись из каньона, она соединяется с неторопливым потоком, чтобы исчезнуть бесследно в песках Такла-Макана.

Сергей Дудашвили

Источник: http://planetguide.ru

Продолжение следует

  
#2 | Анатолий »» | 20.06.2013 14:03
  
0
Неизвестный Кыргызстан или путешествие в рай по нехоженым тропам. Чудо сказочной долины: Кожо-Келен

Сказочный город занимает площадь более 50 кв. километров. Все, что создано здесь из скал, покоится на изумрудном основании растений. Ручьи этого города прячутся в густой зелени трав. Множество цветов украшают балконы и подвесные улочки города. Кожо-Келен, в отличие от других, наполнен жизнью. Здесь щебечут птицы, перешептываются травы, звенят своими песнями ручьи. Три цвета – красный, зеленый и синий – играют оттенками, смешиваясь в гаммы и сочетания. Пробраться к верхним этажам сказочного города невозможно, так как они вознесены на неприступные отвесы...


Ранним утром Алай встречал нас серыми вертикалями стен и утесов, нависающих над бурной Ак-Бурой. А уже через мгновения окружающий нас вертикальный мир разделился на светлый, освещенный лучами солнца, и темный, которого солнце еще не коснулось. Выглядело это бесподобно. Дорога, круто петляя, повторяла изгибы реки. Перескакивая с берега на берег, она то взбиралась на возвышенности, делая очередной поворот, то спускалась вниз, касаясь воды. Крыши крохотных кишлаков, заросли барбариса в пойме реки, золотистый жемчуг облепиховых гущ, составляли мир Алая.


Все дальше вглубь гор врезалась дорога. Все уже пространства, все круче обступающий нас мир. Вот-вот долина и вовсе сомкнется. Однако, вопреки логике, за крутыми серпантинами взору открылась сказочной красоты долина. Окружающие ландшафты вернулись в горизонтальное измерение. Река, звенящая изумрудом, пронзительная синь небес, красно-желтые пласты отложений, каменные утесы, хижины горцев и далеко, замыкая горизонт, пики снежных гор – это трудноописуемо!


Таким мы впервые увидели Кожо-Келен. Но главное чудо сказочной долины скрывалось за врезанным в долину гребнем. Оранжевые, пылающие красным пламенем утесы, появились внезапно. Они вонзались в глубокую голубизну неба, словно башни сказочных замков. Их неприступные шпили парят, рассекая плывущие прямо на них сгустки облаков, падают крутыми километровыми отвесами, стекают слезами ручьев, сверкают гладкими гранями стен. Все возвышенно. Энергетика земли сочится из невидимых пространств и ты чувствуешь ее. Легкость наполняет тело и, кажется, что ты паришь над землей. Много веков три могучих зодчих природы – ветер, вода и время – пришли сюда, чтобы сотворить этот удивительный мир. Но прежде они немало потрудились и в других местах, проверяя камень на прочность и цвет. Так появились на свет «города» Канорчок, Джеты-Огуз. Сары-Агач. Кок-Майнок, Арчалу. Но то, что получилось здесь, это их лучшее произведение.


Кожо-Келен – настоящее чудо природы. Сказочный город занимает площадь более 50 кв. километров. Все, что создано здесь из скал, покоится на изумрудном основании растений. Ручьи этого города прячутся в густой зелени трав. Множество цветов украшают балконы и подвесные улочки города. Кожо-Келен, в отличие от других, наполнен жизнью. Здесь щебечут птицы, перешептываются травы, звенят своими песнями ручьи. Три цвета – красный, зеленый и синий – играют оттенками, смешиваясь в гаммы и сочетания. Пробраться к верхним этажам сказочного города невозможно, так как они вознесены на неприступные отвесы. Впрочем, это можно увидеть, если подняться на гребни южных от города хребтов. Узорчатые стены, башни, парящие над пространствами, водопады и гроты, доступные лишь птицам, манят и восхищают одновременно.


У подножья экзотических скал расположилась пещера. Точнее, белорозовый грот с полулунным входом. На кустах ленты материи, скрывающие площадку для жертвоприношений. В нише, у гладкого камня, очаг для приготовления ритуальной пиши, культовые знаки на скалах, говорят о том что пещера почитаема и священна. Пол подземного храма на две трети занят голубым водоемом с кристально чистой водой. Потолок вместо сталактитов, украшают тонкие звенящие струи, питающие священный источник. Кожо-Клен – относительно большая горная деревня, возникшая в стародавние времена, в которой живут гостеприимные алайские киргизы. Их хижины из красноцветных и серотемных глин выстроены вдоль берегов реки Джиптык. Все, что открывается взору от края и до края, являет собой высшую степень гармоничного единства, стихий и времени - образец полного природного симбиоза красоты природы и человеческой души.


Автор Сергей Дудашвили

  
#3 | Анатолий »» | 21.06.2013 19:31
  
1
Неизвестный Кыргызстан. Крепость Худояр-хана: Сох

Ночь прошла в ожидании рассвета, а утро – в ожидании солнца. Мы сидели на вершине холма и смотрели туда, где за низким перевалом начинала алеть полоса восхода. Она стремительно росла, освещая алым веером восточную границу нашего мира, который, как и мы, замер в ожидании солнца. Еще мгновенье и вот оно озарило долину! Засверкали на высоких травах бесчисленными бриллиантами капли утренних рос. Проснулись вершины, сбрасывая холодные тени. Зажурчали ручьи, запели птицы и насекомые. И поплыли мы в медленном движении по кругу, любуясь владениями сказочного царства. Никого вокруг. Только чарующая природа и мы.


Крепость Худояр-хана (Сох)


Истоки реки Сох лежат в верховьях Матченского горного узла, образованного тремя хребтами – Алайским, Зерафшанским и Туркестанским. Представьте себе, что вы несетесь, скажем, на ковре-самолете, над долиной реки Сох от истоков до Ферганской долины. Это почти сто километров. С высоты орлиного полета видны узкие гулкие теснины, по которым в мрачной глубине течет скованная каменными тисками река, видны и падающие в нее притоки, прилипшие на террасах висячие кишлаки, пылающие осенним палом урюковые сады и крепости, вьющиеся над кипящей рекой тропы, пещеры, ветхие мосты и водопады. Но все это лишь малая часть экзотики, которую рождает и хранит в своих глубинах Сох, живущий по законам высшей гармонии человека и природы.


В средней части Сохского каньона мы видим древние, как и сам Сох, кишлаки: Канн, Палал, Раут и Абголь. Над бездонной пропастью вьётся дорога, склоняются за грань вертикалей раскидистые ивы, висят на ступенчатых речных террасах тенистые урюковые сады. А вот и Зардалы – самый крупный населенный пункт долины. К нему ведет врезанная в борт каньона тропа. Живописно здесь, хижины по холмам, берега, устремленные в небо пики… А еще Сох – это большое узбекское село, образующее административно-политический анклав Узбекистана на территории Киргизии. Так что, проехать вглубь долины можно, только минуя Сохский анклав.





Спустившись к реке, мы повернули налево и продолжили движение по грунтовой дороге. Буквально 2-3 километра - и снова территория Киргизии, село Кыштут. Дорога втягивается в ущелье, обходя размывы боковых притоков. После каждой такой петли она взбирается на более высокую речную террасу, открывая мир Соха. Русло реки большей частью заковано в узкие каньоны. Есть места, где река зарывается в конгломераты так, что почти исчезает с поверхности.





В среднем течении река Сох принимает приток Абголь, в устье которого, на речной террасе, приютилось одноименное селение. Оставив машину, мы прошли через крошечный огородишко на его край, который без всяких предупреждений обрывался в бездну пропасти. Над кишлаком нависает высоко поднятая, стесненная реками Абголь и Сох, угловая терраса. Здесь, в середине 18 века, для усмирения мятежных киргизов и установления контроля над караванной дорогой в Каратегин, кокандским правителем Худояр-ханом была построена крепость. Каменно-глинянная стена просматривается по всему периметру террасы. Нависая над обрывом, она выглядит устрашающей и непреступной. Внутри же это совсем безобидное сооружение: обычный глиняный дувал и урюковый сад, высаженный стройными рядами.



Глубокая выемка делит террасу на две части. Цитадель располагалась в западной, нависшей над долиной реки, стороне. Когда-то здесь ходили воины в кольчугах, вооруженные мечами и копьями. Теперь - хозяйничает одинокий сохский ветер, играя в отверстиях бойниц грустную мелодию ушедшего времени.


Обе составляющие соединены между собой узкой перемычкой, по которой тянется столь же узкий коридор. Там, где обе части сооружения смыкаются, возвышаются две конические башни. Именно они и предают крепости ее "крепостной" вид. На ее территории мы нашли каменную плиту с наскальными изображениями животных и всадников на верблюдах. Рисунки, естественно, намного старше крепостных стен и отношения к крепости не имеют. Под тенью урюковых деревьев организовали пикник. И, прежде чем спустится на нижний этаж сохского мира, сделали несколько снимков на Канн и Абголь.



Пора было возвращаться. Далеко впереди зажглись окрасились светом заката вершины. Там из множества ледников рождался Сох – создатель сказочной и суровой страны, страны великих стихий и неземных красот.


Колыбель истории (пещера Сель-Ункур)



Пещера Сель-Ункур открывается взору прямо с дороги, у западной окраины Хайдаркана. Вход внушительных размеров манит, вызывая интерес и пугая одновременно. Не хватает только указателя: «Ворота в неведомый мир». Мы решили посетить этот мир и не пожалели.
Проехали почти к основанию пещеры. Совсем несложный подъем - и мы у входа в подземный храм. Размеры освещенного тусклым светом каменного зала впечатляют. Куполообразный потолок украшен узорами трещин, фресками окислов и точеными гранями каменных полировок. Пол наклонен к выходу и основательно уставлен глыбами. Отбрасывая образные магические тени, они разделяют обширную полость на отдельные территории. Изнутри пещеры открывается фантастический вид на долину и горы Алая. Не может быть, чтобы эта пещера не использовалась в далеком прошлом для жилища! Просторные помещения, сухие площадки, дневное освещение, великолепный обзор.

И даже натёки мумиё – древний эликсир жизни – по стенам на случай необходимости. Все условия для жизни. Дальняя часть пещеры – наиболее теплая и сухая. Скорее всего, здесь располагалась спальня. А там, в правой части на ровной площадке, среди плоских камней, очаг, у которого собиралось все племя за трапезой. Обсуждали итоги прошедшей охоты, намечали планы на будущее.


Забегая вперед, скажу, что мои предположения относительно того, что в пещере была стоянка древнего человека, подтвердились. Позже я нашел в книге М. Юнусалиева «В глубь тысячелетий по долинам Кыргызстана» информацию о пещере. Юнусалиев был участником археологической экспедиции в Сель – Ункур. Шурфы, которые были заложены в разных частях пещеры, выявили на глубине свыше одного метра несколько отщепов и изделий из камня. Интересная деталь: все найденные в пещере орудия были выполнены из кремния, который был принесен откуда-то со стороны, так как не только в районе пещеры, но и во всей долине, кремень не обнаружен. Украшением пещерной стоянки являются также наскальные изображения животных.


По мнению ученых, Сель-Ункур была свидетелем как минимум пятикратного заселения. Каменные орудия пещеры по форме и технике обработки очень похожи на орудия Мустьерского периода. Находки в пещере Сель-Ункур показали, что на территории нынешней Ферганской долины развилась такая же человеческая культура каменного века, как и в других частях света, и жили неандертальцы.


Находки, сделанные в Сель-Ункуре, дают основание утверждать, что культура древнекаменного века – не убогий мир примитивных дикарей, а «цивилизация каменного века», со сложной общественной структурой и определенными духовными ценностями. Пещера Сель-Ункур была настоящим святилищем, здесь происходили таинственные церемонии, призванные магически обеспечить здоровье, удачу в охоте и любви. Здесь непосвященные приобщались к сокровенным тайнам племени и готовились воспринять основополагающие правила социального поведения. Так что не варяги древнекаменного века принесли сюда культуру. Это Сель-Ункур породил, вырастил и сохранил от гибели многие поколения первобытных людей. В глубь далеких тысячелетий уходят корни истории населяющих эти места народов. Череда поколений безвестных охотников веками по крупицам создавала тут то, что влилось затем как нечто неповторимое в общую сокровищницу мировой культуры.


Великая сила национальной культуры, прочность её животворящих традиций, формировавшихся в ходе многотысячелетней истории, обязаны Сель-Ункуру – древней колыбели истоков истории, уходящей в неизмеримые глубины времени.

В ожидании солнца (Шевали)



Спустившись с Хайдарканского перевала, мы повернули направо и поехали на восток, по широкой, в роскошных красках апреля, долине. Дорога шла по правой стороне, вдоль известняковых скальных стен хребта. Вверх, вниз раскачивали машину волны грунтовой дороги. Справа, по желто-зеленым склонам, рассыпал свою статную гвардию еловый лес. Преодолев снежные перемычки гор, деревья ровными шеренгами спускались к нам навстречу с правого фланга. Через 15 километров долина замкнулась пологим перевалом Шевали, открывающего виды на долину Ак-Су.

Высота перевала - 2600 метров. Здесь зелень трав еще только думает о пробуждении, и потому преобладают прошлогодние желто-серые краски поздней осени. У самого перевала мы встретили стадо яков, которые нежились на травке в ожидании солнца. Слева настоящий арчовый лес, справа ельники вперемешку с березами. Ели все стройные, изящные, как на подбор. С завистью смотрят на это великолепие березы. Они только-только проснулись и пребывают в раздумье перед тем, как выбросить листву.




Вершины хребта совсем близко, до них рукой подать. На 3400 метров возносится их главный храм, гармонируя с глубинами космоса. Пока мы спускались с перевала, вершины укрылись одеялами мягких облаков, вобравших в себя цвета космоса и земли. Ветер приглаживал их оттопыренные космы то открывая, то вновь скрывая фрагменты гор. В центральной части долины возвышался, покрытый бархатной зеленью трав, холм. По очертаниям он отдаленно напоминал срезанный пополам правильный эллипс.


Мы долго искали место для палаток. И, наконец, отдали предпочтение густо заросшей травой площадке у подножья холма, оттуда открывалась величественная панорама отрога Алайского хребта Кунгурат-Тоо. Прямо перед нами за лесной полосой вздымалась его неприступная в снежных узорах стена, украшенная башнями и пиками вершин.


Соседство холмом пригодилось. Пять минут - и вы на просторной, слегка прогнутой вершине, откуда видно все вокруг. Лучшего места для созерцания чудной окружающей природы нельзя и придумать. Широкая долина Шевали, ограниченная пологими склонами и провисшим перевалом, имела общее понижение к западу. В целом же это был отдельный мир – страна Шевали. Страна бесчисленных природных красот, сотворенных стихией. Но главным продюсером, художником и творцом выступало солнце. С холма мы наблюдали за великим творчеством матушки-природы, разнообразием красок, сюжетов и картин. Вот бы здесь, на холме, по всему периметру соорудить сиденья и в медленном вращенье по кругу наслаждаться божественной красотой!


Вечером было холодно. К горам стали подтягиваться тучи. Вскоре они заполнили Шевали, пошел хоть и крупный, но безобидный дождь. Ночь прошла в ожидании рассвета, утро – в ожидании солнца. Мы сидели на вершине холма и смотрели туда, где за низким перевалом начинала алеть полоса восхода. Она стремительно росла, освещая алым веером восточную границу нашего мира, который, как и мы, замер в ожидании солнца. Еще мгновенье - и вот оно озарило долину!
Засверкали на высоких травах бесчисленными бриллиантами капли утренних рос. Проснулись вершины, сбрасывая холодные тени. Зажурчали ручьи, запели птицы и насекомые. И поплыли мы в медленном движении по кругу, любуясь владениями сказочного царства. Никого вокруг. Только чарующая природа и мы.



Мир просыпался, преображался, ища совершенства в гармонии. К девяти утра вся долина Шевали была уже в привычном ритме и только у западного подножья холма, где стояли наши палатки, примятая росой трава пребывала в ожидании солнца…



Автор: Сергей Дудашвили

Источник: http://planetguide.ru

Продолжение следует
  
#4 | Анатолий »» | 04.08.2013 19:58
  
0
Неизвестный Кыргызстан или путешествие в рай по нехоженым тропам. (продолжение)
Бриллиант в лотосе: гора Ала-Баш.


По тропе прошлого мы поднялись на вершину горы. 2020 метров. Отсюда - совсем близко до небес и очень далеко до истоков человеческой памяти. Сидя на высокой голой вершине, я безуспешно пытался охватить взором необъятные дали, теряющиеся в дымках пространств. Я слышал, как из спрессованных частиц вечности, рождался нарастающий магический звук Ом мани падме хум . Из недосягаемых глубин прошлого он несся по тропе человеческой памяти, по бесконечному кругу вечности


Эту местность не особо балуют туристы своим присутствием. Люди торопятся к берегам лазурного Иссык-Куля. Там отели, пансионаты, комфорт и много других приятностей. Ну, а если все же рискнуть, отдав предпочтение пыльной разбитой дороге? Через примерно час она доставит вас в изумительной красоты долину Ала-Баш. Но прежде будет узкая дорога по берегу веселой реки Туура-Су. Из пойменных зарослей, прямо на дорогу выбегут и не раз порадуют вас резвящиеся парочки краснохвостых фазанов Ала-Баш открывается с одноименного перевала.

Трехглавая гора, пирамидой возвышающая посреди зелено-желтой долины, господствует над пространствами, разрывая линии горизонтов. Наверняка она служила храмом, собеседником, а может даже исповедальней, с тех пор как здесь появился первый человек. А появился он здесь за много сот лет до новой эры, о чем свидетельствуют находки археологов китайские летописи и наскальные рисунки, сохранившиеся на скалах.


Ала-Баш почитаемое священное место. Это стало ясно, когда мы прошли по периметру горы. На скалах, чуть выше подножий, мы нашли множество различных наскальных рисунков: изображения людей, оленей, верблюдов, козлов. Но самые интересные находки ждали нас на восточной стороне горы, где на скалах были высечены тибетские надписи мантры. Вдали от Тибета это вызывает недоумение. Объяснение я нашел в книге П. П. Семенова-Тянь-Шанского Путешествие в Тянь-Шань . Историческая роль этой местности, пишет он, начинается с 7 века нашей эры. В это время проник сюда первый путешественник-очевидец, доставивший географические сведения о Тянь-Шане и Иссык-Куле.


Это был буддийский паломник Сюань-цзан. Именно его последователям принадлежат мантры, высеченные на скалах Ала-Баша. Они представляют одну и ту же наиболее распространенную мантру Тибета. Она читается и звучит, как Ом мани падме хум , что означает приветствие бриллианту в лотосе . Звук Ом в буддийских традициях является символом абсолюта и заключает в себя всю Вселенную ее прошлое, настоящее и бедующее. Слова мани падме переводятся как сокровища в лотосе , что подразумевает возможность перерождения каждого.

Слог хум является, в некотором смысле аналогом нашему ура . Хум мистический вызов врагу. Ала-Баш в переводе с киргизского Пестрая голова . Днем она нежится в красно- коричневых тонах, но на восходе солнца, ее цвет меняется от желтого до оранжевого, красного и даже пурпурного. Это поразительное световое шоу демонстрируют под влиянием солнца, вариации четырех основных цветов, в которые окрашены породы Ала-Баша: желтый, красный, черный и серо зелёный.


Каменные породы горы пронизаны трещинами. Ветры и дожди, воспользовавшись этим, расширяют и углубляют сначала тонкие, почти невидимые трещины, причем тем больше, чем ближе они расположены к поверхности. Такой характер формирования ландшафта гора унаследовала из далекого прошлого, когда климат был значительно теплее, чем ныне. В наше время выветривание продолжает разрушать Ала-Баш, добавляя цветовой контрастности.


По тропе прошлого мы поднялись на вершину горы. 2020 метров. Отсюда - совсем близко до небес и очень далеко до истоков человеческой памяти. Сидя на высокой голой вершине, я безуспешно пытался охватить взором необъятные дали, теряющиеся в дымках пространств. Я слышал, как из спрессованных частиц вечности, рождался нарастающий магический звук Ом мани падме хум . Из недосягаемых глубин прошлого он несся по тропе человеческой памяти, по бесконечному кругу вечности

Сергея Дудашвили

Источник: http://planetguide.ru


Продолжение следует
  
#5 | Анатолий »» | 01.09.2013 19:21
  
0
Лунные горы: местность без названия на южном берегу озера Иссык-Куль

Виды Иссык-Куля и небесных ледников, пробивающиеся сквозь красно-желтые волны лунных гор, представляют собой великолепные декорации для съемок приключенческих фильмов. Долина лунных гор не оправдала бы полностью своего названия, если бы не было здесь такого количества естественных и необычных форм. Многим из них люди присвоили, довольно экзотические имена: слон, дракон, бегемот, Храм гроба господня, минаретный холм, космодром, карнавал теней. Лунные горы южного берега Иссык-Куля – одно из самых выразительных творений природы Киргизии. Невозможно рассказать о них на малой площади книжной страницы. Надо видеть это великолепие, ибо никакие сравнения и описания не заменят прямого общения с произведениями природы.


112 километр трассы Балыкчи-Каракол, грунтовое ответвление, вползающее в безжизненные желто-серые холмы… Колеса вязнут в песке и мелком щебне. Ничего привлекательного. Склоны в ярко-оранжевых и красных тонах. Дорога все больше увлекает нас, но, как говорит народная мудрость, «чтобы рассмотреть прекрасное, нужно остановиться». Взору открывается волнистая, сильно пересеченная ложбинами и каньонами котловина. На фоне гранитных скал Терскей-Алатоо, скрытая котловина представляется совершенно другим миром. В моем представлении именно так выглядят лунные горы. Котловина лунных гор заполняет прибрежный ярус рельефа, образованный красноцветными песчаниками и конгломератами неогена. Неогеновые отложения образуют здесь широкую ступень, обрывающуюся к южным берегам Иссык-Куля. Из-за пылающих красным цветом холмов, на нас льются синева моря, небес и космоса. У этой долины нет географического названия.


Это место путники называют «Сказкой». Оно приходит автоматически, как только в фокусе появляется котловина лунных гор. Увидев подобное творение, мы восклицаем – это великолепно!




Главный архитектор и создатель этого чуда – ветер – искуснейший скульптор. Из-под невидимого резца рождаются порой такие шедевры, в нерукотворности происхождения которых просто не верится. Механизм такого великолепия и его суть обусловлены не прихотью сверхъестественных сил, а сложнейшими законами природы. Оказавшись наедине с ветром, солнцем и водой, горная порода, какой бы твердой она не казалась, начинает постепенно разрушатся. Вода, просачивающаяся по мелким трещинам, вымывает соли растворов, так необходимые для сохранения целостности каменного массива. Солнце, разогревая обнаженную поверхность скал, заставляет минеральные зерна расширяться и ослаблять их связи друг с другом. Ветер, переносящий пыль и песок, пользуется ими как оружием, бомбардируя и шлифуя каменную твердыню. Плотно сцементированные и устойчивые к выветриванию песчаники часто оказываются выдвинутыми в виде балконов и карнизов. Триединство этих сил создает не только неповторимое своеобразие рельефа, но и, воздействуя на залегающие в породах элементы, окисляет их, окрашивая горы в различные цвета и оттенки. Все это мы наблюдаем здесь.





Сохраняющие, в основном, пологое залегание, пласты неогена прорезаны узкими поперечными промоинами, верховьями уходящие к ледникам Небесных гор. Ручьями и речушками в некогда едином монолите красноцветов появляются причудливой формы башни и замки, придающие лунным горам вид непреступных крепостей. Это впечатление усиливается своеобразной ребристостью обнажений, напоминающей кладку древних крепостных стен.


Виды Иссык-Куля и небесных ледников, пробивающиеся сквозь красно-желтые волны лунных гор, представляют собой великолепные декорации для съемок приключенческих фильмов. Долина лунных гор не оправдала бы полностью своего названия, если бы не было здесь такого количества естественных и необычных форм. Многим из них люди присвоили, довольно экзотические имена: слон, дракон, бегемот, Храм гроба господня, минаретный холм, космодром, карнавал теней и т д.



Лунные горы южного берега Иссык-Куля – одно из самых выразительных творений природы Киргизии. Невозможно рассказать о них на малой площади книжной страницы. Надо видеть это великолепие, ибо никакие сравнения и описания не заменят прямого общения с произведениями природы.


Автор Сергей Дудашвили

Источник:
Продолжение следует
  
#6 | Анатолий »» | 06.10.2013 16:36
  
0
Лики Мерцающего озера: ледник Иныльчек

В белых объятиях льда вспыхивает зеленоватыми лучами огромное озеро. На его гладкой мерцающей изумрудными бликами поверхности мирно нежатся бело-голубые айсберги. Иногда их скопления образуют плавучие города, крепости, сооружения непонятного назначения. Открывающаяся с высоты панорама вызывает страх и восхищение одновременно. Схватить все одним взглядом невозможно – настолько обширна и грандиозна панорама.


Эффектные шестикилометровые вершины, паря над облаками, являют собой чарующий пейзаж симбиоза небесных гор и глубин космоса. Подобно драконам вьются меж ледяных хребтов потоки одного из самых крупных высокогорных ледников мира Иныльчек. В самом сердце ледника в замкнутой котловине изумрудом сверкает необычное озеро. Его открыл в 1903 году профессор из Мюнхена, геолог и исследователь Центральной Азии Готтфриед Мерцбахер. Летом в период интенсивного таяния уровень воды в озере стремительно растет.


Достигнув критической точки, неожиданно оно прорывается через ледник в устье реки Иныльчек. Живописные абсолютно отвесные горы окружают котловину озера со всех сторон. Так что, подойти к озеру невозможно, можно только прилететь на вертолете. Что мы и сделали.

Его величество ледник до прорыва

Перемахнув через могучие хребты, винтокрылый пошел над ледником, украшенным темными пятнами провалов, белыми волнами льда и размытыми узорами разноцветных озер. Под нами – безжизненный пейзаж, ощущение, что мы в пространствах Арктики.


Но вот за гребнем правого борта открывается величественная картина. В белых объятиях льда вспыхивает зеленоватыми лучами огромное озеро. На его гладкой мерцающей изумрудными бликами поверхности мирно нежатся бело-голубые айсберги. Иногда их скопления образуют плавучие города, крепости, сооружения непонятного назначения. Открывающаяся с высоты панорама вызывает страх и восхищение одновременно. Схватить все одним взглядом невозможно – настолько обширна и грандиозна панорама.



Дамба, образовавшаяся потоками льда Южного Иныльчека, четко вырисовывалась в лучах близкого солнца. Пики и ледяные лезвия раскроили эту часть ледника, так, что преодолеть этот участок совершенно невозможно. Облетев два раза по периметру озера, винтокрылый сел на каменную перемычку. Это единственное место, где можно было выстроить горизонтальный мир. Все остальное окружающее пространство – скально-ледовые отвесы и поставленный вертикально мир, открывающий небо и космос.


Лагерь мы установили на самой высокой точке морены, откуда открывается потрясающий вид на озеро Мерцбахера и ледник Южный Иныльчек. Трудно устоять от соблазна тут же идти к озеру. …Мы пересекли ледник по направлению к берегу и достигли открытого ледника, который напоминал позвоночник затаившегося пресмыкающегося. С ледового обрыва, прервавшего наш путь, открывался завораживающий вид на озеро Мерцбахера. Подпираемая ледяной дамбой вода резко контрастировала зелеными зеркалами с преобладающей голубизной льда.

Ледник сползал в озеро мощными ступенями, каждая из которых была разбита многочисленными зияющими трещинами. Озеро было заполнено «под завязку» Холодный ветер, пригнавший с высоких гор стадо наполненных влагой туч, погнал сгрудившиеся в центре озера айсберги через открытые пространства, вдоль крутых склонов к дамбе. Расталкивая друг друга, айсберги, будто чувствуя неладное, сцеплялись друг с другом, образуя мощную плавучую гряду.


На протяжении нескольких сот метров это образование представляет собой симбиоз ледника, айсбергов и воды – единое целое, но уже не ледник и еще не айсберг. Мне представилось, как, сцепленное перемычками, это грандиозное сооружение всплывает, поднимая всю впадающую часть ледника Южный Иныльчек. Всматриваюсь и вижу: крыло ледника, затекающее в котловину озера, поднимается под натиском сил всплытия. Вот он, феномен озера Мерцбахера! Еще чуть - чуть и критическая точка будет достигнута. Наступает час пик!






Ледяное великолепие после прорыва


Тысячи кубических метров воды устремляются под ледник, круша и расширяя трещины. Ледник вибрирует, едва справляясь с напором воды, выталкивая из трещин фонтаны желто-шоколадной влаги. Четыре-пять дней длится это небывалое фантастическое явление. Озеро сбрасывает воду, процеживая ее через ледник. Катастрофической силы водный поток становится неудержим. Еще мгновенье и ледник разорвет на части. Но проходит время и все затихает. Озеро опустошается. Айсберги опускаются на илистое дно, словно раненные животные…



Я видел много великих стихий и ландшафтов, но то, что открылось на месте озера Мерцбахера, ни с чем нельзя сравнить. Гигантская котловина озера была завалена айсбергами, ледяные махины высотой до ста метров рушились со звоном, рассыпаясь на мелкие осколки…


После прорыва прошло уже несколько дней и нижняя часть озера вновь заполнялась водой. Не успевшие разрушится айсберги, вновь обретали привычную точку опоры.

Бродить по дну озера Мерцбахера – истинное наслаждение. Айсберги, очутившиеся после схода воды на дне, напоминают таинственные скульптуры. Ощущение, что ты оказался на другой планете. Все это ледяное великолепие тает, безудержно стараясь восстановить « статус-кво», ускорить наполнение озера и вернуть себе плавучесть и свободу. Низкие облака, цепляясь за неровности гребней, обнажают языки ледников, выползающих из-под снежных карнизов хребта. В открывающейся панораме доминируют айсберги в виде пиков. Особенно гигантские скопления у дамбы.

Там белые и черные цвета контрастируют друг с другом, скрывая тени и полутона. Картина напоминает руины внеземной цивилизации, город, созданный и покинутый инопланетянами. Ближе к дамбе – главная « цитадель», «деловой центр», который составляют сооружения в виде пирамид, пиков и башен. Дальше скопления скульптур, в которых с разных точек можно узнать знакомые фигуры. Я смотрю на этот волшебный пейзаж, пытаясь понять сущность и взаимосвязь великих явлений природы.



По сыпучему склону удалось добраться почти до обрывающегося в озеро языку ледника. То, что открылось моему взору, я бы назвал «хаос хаоса». Не было ни ветра, ни облаков. Солнце властвовало, повсюду поливая зноем пространства. Айсберги, украшавшие дно озера, просыпались. Я шел мимо этих ледяных скульптур и видел, как стремительно оживало ледяное царство, меняя свой облик прямо на глазах. Капли превращались в струи, струи – в ручейки, речушки… Я смотрел на это великолепие, и все больше погружался в размышления о сути явлений природы.

Стояла идеальная тишина. Ледяные скульптуры взирали на меня, истекая слезами удивления и надежды. Я бродил среди этих плачущих и говорящих ручьями изваяний. Они торопились, подставляя свои холодные грани солнцу, убежать ручьями в глубины ледяных лабиринтов. …Винтокрылый прилетел вовремя. Сделав прощальный круг над котловиной, он пошел вдоль ледника в сторону долины. Широкая пойма реки, словно сказочная дорога, устланная разноцветным галечником, извилистой лентой, набирая высоту, устремлялась в небо.

Двигаясь по бесконечной спирали, вкручиваясь в вечность, она спешила к началу нового круга времени.




Продолжение следует

Автор: Сергей Дудашвили

Источник:
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU