Наедине со звездами. Соло-Альпинизм.

Пожалуй вторым по степени риска в альпинизме можно считать соло-восхождения. На первом месте конечно же восхождение без страховки (о чем я уже писал в предыдущей статье).
И опять же задаваться вопросом, что тянет некоторых альпинистов делать восхождение одному, - пустое время провождение.
Является ли это вызов всему сообществу альпинистов - мол, вот я могу и один взойти на вершину? Навряд ли... Это не бравада, это не соревнование. Не желание выделиться из множества и стать уникальным. Чтобы весь мир заговорил об альпинисте. Может быть есть и такие мотивы у некоторых, но главное не это.

Прежде всего это спор с самим собой. Ведь одиночество, где бы оно не было, влияет на психику человека. Давно же известно , что быть наедине с собой, пребывать в одиночестве, сильно действует на психику. Описано множество случаев пребывания человека одного и воздействие одиночества на человека. При достаточно длительном одиночестве прежде всего возникают галлюцинации. Достаточно двух-трех дней полной изоляции от общения с себе подобными, как в голове происходит нечто непонятное. Сперва это приходит незаметно, а потом нарастает. Человек начинает говорить сам с собой, у него возникает дискомфорт, ну а потом и до галлюцинаций недалеко.
А тут еще одиночество в экстриме. Природа воспринимается уже по другому. Где бы это не было, на необитаемом ли острове, в океане ли,в пустыне, или в горах.

Когда существует опасность все чувства обостряются, но насколько же они обостряются когда нет кругом ни одной живой души? Идти "в связке" другая степень риска. Конечно в горах и все "в связке" могу погибнуть, но все же в коллективе существует некая единая взаимная поддержка.

Я ощущал в свое время такое одиночество, когда "Я и Мир" и более никого. Причем это было даже среди людей, в городе. Но четкое чувство одиночества среди всего этого Мира-Вселенной довольно необычное чувство. Оно очень сильное, всепроникающее. Безучастность и порой враждебность этого мира к человеку острее чувствуется.
Описать это чувство практически невозможно. Да еще так описать чтобы и вы ощутили это чувство не менее сильно.
Не надо путать с людьми, которые склонны к уединению, и с их чувствами. Потому что настоящее чувство одиночества это настолько сильное чувство и оно настолько угрожающе, что люди любящие уединение, просто не могут испытывать такое, а если бы испытали, то стремились бы выйти из него.
А здесь прежде всего чувство тоски и горя, и в нем растворяешся.
Быть одному во Вселенной это очень тяжко. И это страшно.
В горах еще сильнее это чувство. Небо, звезды, холодные скалы и... все.

В одиночестве люди начинают разговаривать даже с вещами. Например, со своими ботинками, с рюкзаком.
Окружающий мир враждебен человеку и вот это начинаешь ощущать еще острее. Как впрочем и свою малозначительность. В мире мы песчинка...

Поэтому соло-восхождения, это прежде всего борьба с одиночеством. И на эту борьбу идут умышленно. Так же как и идти в горы - это подвергать себя смертельному риску и на это тоже идут умышленно.
Разговоры о ненормальной психике не уместны! В психическом плане наоборот, - альпинистами могут быть люди только с очень устойчивой психикой.

Во многих статьях, которые вы прочтете, идут нападки на то, что в СССР запрещали (ну или всячески ограничивали) соло-восхождения. И, якобы, это было связано с коммунистической моралью, что коллективизм должен стоять на первом месте, и человеку не давали быть индивидуальным.

Не думаю что это так. Скорее подоплека была совершенно в другом. Прежде всего в СССР боролись за альпинизм без излишней смертности. Избежать смертность в альпинизме, понятное дело, невозможно, но возможно сократить смертность.
И вот для сокращения несчастных случаев было предпринято ряд контрмер.
Прежде всего в СССР не пускали абы, кабы, кого угодно. Для восхождения требовалась серьезная подготовка. И чем выше восхождения тем серьезней должна была быть подготовка.
Это сейчас - заплати деньги и вперед, проводники, гиды, шерпы, а там уже станет ясно. Умрешь, никого винить не будут. Сам виноват!
В СССР за всем этим следили очень строго.
Не подготовлен - не лезь!

И конечно это правильно. А то МЧС, спасателям, надо рисковать собственной жизнью, чтобы спасать какого-то растяпу, который вздумал взобраться на Эверест. Ну взбрыкнулось ему в голову.
Он побывал уже на Ай-Петри и думает что Эверест с ходу возьмет. Нарастил себе мускул, здоровый и глупый, денег навалом - что еще нужно для счастья? Эверест! Да запросто!
А потом? А потом звонки по мобильному: Спасайте! Заблудился! И это хорошо еще на малой высоте, а если его чудом занесло за 5 тысяч метров над уровнем моря?

Но и в остальном советский альпинизм был строг! Ну и бюрократия конечно помогала.
"Это еще кто вздумал там взбираться в одиночку? А где предписания? где разрешения? Не положено!"
Ведь волей-неволей альпинистам надо было проходить базы в предгорьях перед восхождением. А на базах инструктора. А у инструкторов инструкция А что там написано? Что можно одного, без группы пускать совершить восхождение? Нет, такого написано не могло быть по умолчанию!
"А кто за все это будет отвечать?" - закрадывалась мысль у инструктора. И правильная мысль, между прочим. В СССР все же какая-никакая была ответственность.

Вот основные причины почему не жаловали соло-альпинизм в СССР.
Но из-за этой строгости и смертность в СССР в альпинизме была достаточно низкой.

Но соло-альпинизм в СССР все равно был! И это вы прочтете в предложенных статьях.

PS, Хочу обратить внимание читателей. Соло-альпинизм не имеет четких разграничений, поэтому многие к нему причисляют то что я бы (лично) вообще не называл "соло-восхождением" или "соло-альпинизмом". Путают так же соло-альпинизм с восхождением соло без страховки. О чем была статья : http://www.climbing.ru/forum/all/topic_515
Думаю в последствии классификация в альпинизме примет более строгие и жесткие рамки.

Комментарии (12)

Всего: 12 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 10.11.2012 23:18
  
2
ЗАРОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СОЛО-АЛЬПИНИЗМА

Мы начнем с общего обзора явления, которому посвящена эта книга. При составлении обзора мы советовались с П.П. Захаровым, В.Н. Шатаевым и другими мэтрами отечественного альпинизма, старались находить компромиссные взгляды на отдельные события, общую терминологию для обозначения особенностей и различных сторон явления.

Понятие соло-альпинизма не имеет общепризнанного толкования. Поэтому, прежде всего, следует договориться, что понимать под этим термином. Обсудив различные варианты, мы условились, что будем вторую половину термина считать главной, т.е. будем говорить об альпинистах, а приставка соло означает, что мы будем обсуждать поступки и достижения тех альпинистов, которые идут на вершину в одиночку, причем от самого подножия горы и с чисто альпинистскими целями.

Еще один вопрос, висящий в воздухе при обсуждении этого явления, почему они идут на вершину в одиночку? Он имеет, по-видимому, несколько ответов. Но в целом это связано с психологией восходителя, с его стремлением к самоутверждению, желанием добиться индивидуальной победы над возникающими препятствиями, ожидаемыми и неожиданными. Иногда это связано и с отсутствием достойных партнеров. И все же ведущим, на наш взгляд, является уровень притязаний…

Мы договорились, что не будем подробно обсуждать тех восходителей, которые пытались в одиночку взойти на вершины, не до конца представляя, на что они идут, которые, как правило, не достигали вершины, или достигали её, но не смогли возвратиться назад. Инженер Панченко, рабочий Туссель, Петр Настенко, Морис Уилсон, Эрл Денман, Клавс Беккер-Ларсен, Юрий Кассин – это для других статей и рассказов.

Не будем мы, за небольшим исключением, говорить и о тех альпинистах, которые в одиночку достигли вершины и благополучно возвратились назад, но сделали это по воле сложившихся обстоятельств, заранее не имея таких намерений – Евгений Абалаков (п. Сталина, 1933), Ясень Дьяченко (п. Мао-Цзедуна, 1960), Владимир Балыбердин (Эверест, 1982). Это тоже для других сюжетов.


Вот после такого вступления мы попробуем рассказать о тех альпинистах, которые с полным знанием того, что их ждет, и что может случиться, решились идти на гору в стиле соло и воплотили свое решение в жизнь. Понимая, что, ввиду специфики явления и длительного периода молчания о нём, полную историю всех соло-альпинистов восстановить очень трудно, мы хотим лишь начать этот процесс.

История соло-альпинизма насчитывает уже более трёх веков, и первыми здесь были русские! В 1697 русский царь Петр Великий совершил первое ночное (до сих пор единственное) и первое сольное восхождение в мире1/…! Это восхождение занесено в официальную мировую хронологию первовосхождений.

В Европе только в 1808 г. француз Жозеф Мари Симон взошел соло на Монблан. А через 60 лет после него немецкий альпинист Герман Фон Барт совершал в Сев. Тироле многочисленные соло-восхождения, в том числе на достаточно сложные вершины. Например, гора Барт Хьюмпе категории трудности (к/тр) 5.5 названа так, по-видимому, в честь этого восходителя.

Категория трудности 5.5 взята из американской классификации оценок скалолазных маршрутов и примерно соответствует отечественной категории 2б. Надо сказать, что больше половины восхождений, приведенных в статье, являются скалолазными. Их сложность указана по классификации США, наиболее популярной в современном альпинизме. Первая цифра 5 обозначает принадлежность к скалолазной классификации, а второе число от 2 до 14 – обозначает собственно категорию трудности, причем старшие категории, начиная с 10-й, разбиты на несколько групп, отмеченных индексами a, b, c, d. Очень популярна также французская шкала трудности, в которой все маршруты разбиты на девять групп, причем группы 4 и 5 имеют по три подгруппы (a, b и c), в группах 6,7,8 каждая подгруппа имеет ещё одну градацию со знаком +, а группа 9 означает сверхсложный маршрут и никаких подгрупп пока не имеет.

Среди первых соло-восходителей отметились англичанин Альберт Мамори (1880), итальянец Пьяц Тита (1900), австриец Поль Прейс (1911), немцы – Адольф Шульц (1903) и Ганс Дюльфер (1913) и наши российские – Николай Зельгейм (1927) и Андрей Жемчужников (1932). Таким образом, начало соло-альпинизма продемонстрировало его многонациональный характер и обширную географию, хотя в СССР он сразу попал под запрет из-за несоответствия государственной идеологии коллективизма.

Надо сказать, что первые восхождения соло-альпинистов не произвели какого-то неизгладимого впечатления на современников, по крайней мере, никто не бросился им подражать. И количество соло-восходителей (менее десятка за первые 125 лет истории этого явления) говорит о невысокой популярности соло-альпинизма в то время.

По настоящему широкую известность соло-альпинизм получил в период с конца 40-х годов до начала 60-х годов прошлого века.

Во-первых, этот стиль стали практиковать сразу несколько альпинистов: австриец Герман Буль с 1947 г., итальянцы Вальтер Бонатти с 1948 г. и Карло Маури с 1950 г., американцы Хардинг Уоррен и Роял Роббинс в 1958-1959 гг.

Во-вторых, известность пришла благодаря журналистам, создавшим ажиотаж вокруг разногласий между отдельными альпинистами. Разногласия между Булем и Херлигкоффером по интерпретации событий в экспедиции 1953 г. на Нанга Парбат рассматривались даже в судебном порядке с широким оповещением общественности.

Буль не планировал заранее идти в одиночку на вершину Нанга Парбат. Просто он был сильнее трёх других участников, добравшихся до штурмового лагеря. Все отказались идти наверх, считая это дело безнадежным. Но Буль стремился только к вершине – к первовосхождению…! Тем более он уже имел опыт 3-х сложных соло-восхождений. И он совершил рывок к вершине восьмитысячника…. Через 41 час он вернулся в лагерь на грани физического истощения. Ему пришлось провести ночь на крошечной полке на высоте более 8000 м., стоя на качающемся камне – чтобы не заснуть. Этот подвиг получил всемирную известность. Победа над горой-убийцей, как её называли немцы, имела огромный резонанс и создала пример самоотверженности, не имевший аналогов. Это восхождение до сих пор считается одним из самых выдающихся подвигов в мировом альпинизме.

Другим соло-альпинистом, поразившим воображение современников, стал Вальтер Бонатти. Как писал выдающийся альпинист и не менее известный писатель Крис Бонингтон, в Европе в те времена восхождения на вершины в одиночку по популярным (не очень сложным) маршрутам стали уже явлением обыденным. Но соло-восхождение Бонатти в 1955 г. проходило по новому, проблемному пути – по юго-западному контрфорсу Пти Дрю, имевшему на своем счету уже несколько неудачных коллективных попыток покорения. И проходило оно, можно сказать, на глазах у изумленной альпийской публики, которая летала вдоль стены на самолете, безуспешно пытаясь разглядеть восходителя на стене.

Это восхождение доказало возможность прохождения сверхсложных стенных скальных маршрутов со страховкой с помощью рюкзака и веревки, но без напарников. Следующие 10 лет были звездным временем Бонатти. И только в 1965 г. после экстраординарного одиночного прохождения зимой нового маршрута по диретиссиме, или попросту «в лоб» по северной стене Маттерхорна он заявил, что прекращает делать рекордные эксперименты…. Но зерна соло-альпинизма уже были посеяны и попали они на благодатную почву.

Некоторые из своих выдающихся восхождений Бонатти сделал вместе с Карло Маури. Судьбы этих двух неординарных альпинистов тесно переплетались в течение всех 50-х годов. Интересно, что Маури в одном из своих горных походов в 1960 г. попал в аварию и переломал чуть не все свои кости. Четыре года он скитался по операционным столам в различных больницах. Но, несмотря на это, он всё же продолжил свой путь великого путешественника, организовав и совершив свыше двух десятков различных экспедиций во все концы света, на все континенты, вплоть до 1980 г. В конце жизни он написал замечательную книгу с красноречивым названием: «Когда риск – это жизнь». Все это популяризировало экстремальные виды деятельности, в том числе соло-альпинизм.

Чуть позже Маури взошла звезда еще одного путешественника и соло-восходителя экстра класса Наоми Уэмура (Япония). Он увлекся горами в начале 60-х годов. Сначала совершал просто одиночные прогулки, потом его потянуло на вершины. После окончания университета он поехал в США, заработал там 110 долларов и с таким начальным капиталом приехал в Шамони, не зная фактически ни одного европейского языка. Это в какой-то степени подтолкнуло его к одиночным подвигам. В течение 1964-1969 гг. он совершил множество соло-восхождений и стал первым человеком, покорившим высочайшие вершины пяти континентов (Монблан, Килиманджаро, Аконкагуа, Эверест, Мак-Кинли).

Надо сказать, что большую часть своих восхождений он прошел по сравнительно простым маршрутам, и в родной Японии к этому времени уже созрели технически более сильные альпинисты. В горах стало тесно. И тогда Уэмура перебрался в Арктику, в т.ч. прошел в одиночку на Северный полюс, отстреливаясь от белых медведей. Только в 1984 г. он вернулся в горы и 12 февраля в одиночку взошел на Мак-Кинли. Такого зимой еще никто до него не делал. Начавшийся буран не пощадил его. Больше его никто не видел.

В 60-х годах европейские соло-восходители покоряли постепенно проблемные маршруты классических альпинистов. В 1963 впервые в стиле соло прошел северную стену Эйгера швейцарский гид Мишель Дарбелей. Урожайным на сольные выступления стал 1968 год. Была решена давняя проблема зимнего восхождения на Гран Жорас по новому маршруту, который прошли Р. Демэзон и Р. Флемматти, а вскоре этот маршрут в одиночку прошел П. Дезайу. Первое одиночное прохождение Валькера по ребру было выполнено молодым итальянским альпинистом А. Гонья. В США отметились среди солистов Вокерот Дон и Ллойд Мак Кей, а в Йосемитской долине (Калифорния) Ройял Роббинс прошел в одиночку стену Мюир на Эль Капитане за десять суток.

Соло-альпинизм прочно занял видное место среди экстремальных видов спорта. В последующие годы каждое десятилетие формировало около двух десятков новых соло-восходителей мирового класса и повышало сложность проходимых маршрутов в среднем на одну категорию трудности.

В 70-х годах быстро прогрессировала техника одиночного скалолазания. Самый известный соло-альпинист того времени Ренато Казарото совершал восхождения сериями: серия зимних восхождений в Доломитах, серия зимних стен Монблана. Англичанин Пэт Литтлджон прошел в 1971 г. Пти Дрю по сложнейшему для своего времени маршруту – американской диретиссиме (5.11 к/с – 5а к/тр.). Его считали живой легендой, так называемого adventure-клайминга, что переводится как продвинутое, авангардное, или авантюрное скалолазание. В эти годы блистали такие звёзды, как Жаже Николя, считавшийся пионером современного (по тем временам) стиля соло-восхождений. Георг Бахлер прошел около 50 соло-маршрутов высшей сложности. Мартин Бойсен и Пьер Бэгэн тоже совершали восхождения высшей сложности. Были и такие новшества, как «Трилогия» Жан-Марка Буавена, совершившего за один день подъем на Маттерхорн по трем стенам со спуском на лыжах и на дельтаплане. На следующий год он прошел за один день ещё больше – четыре стены на Гран Жорас. Все это делалось явно для рекламы и книги рекордов Гинесса.

К концу 70-х - началу 80-х годов, наряду со стенами 5.11 к/с, которые прошли Занолла Мауриццо, Ханс Кристиан Дозеф, Жан-Клод Дрое, самые продвинутые солисты стали посягать на стены 5.12 к/с. Так, Курт Альберт прошел все большие стены Доломитов, а Джон Бэчер прославился соло-восхождениями 5.12 к/с без верёвки(!). Зимой 1977-1978 гг. француз И. Жирардини представил целый сериал соло-восхождений, прошел подряд все три больших альпийских стены: Маттерхорн, Эйгер и Гран Жорас.

Хотя в СССР табу на соло-альпинизм по-прежнему действовало, но иностранцы, приезжавшие в международные альпинистские лагеря за доллары, жили по своим законам, и информация на запретную тему проникала в среду советских альпинистов. В 1976 г. в порядке культурного сотрудничества спорт комитет СССР пригласил делегацию американских альпинистов, среди которых были соло-восходители Генри Барбер и братья Лоу. В альплагере «Ала-Арча» на Тянь-Шане прибыли Джефф Лоу и Генри Барбер. У них был богатый опыт сольных восхождений, но красота северной стены пика Свободная Корея их покорила. Это, бесспорно, самая сложная стена в районе, чем-то похожая на стену Гран Жорас в Альпах. Американцы думали не долго и проложили по С стене два новых маршрута: Лоу – 5а и Барбер – 5б, а Алекс Лоу поднялся на Хан-Тенгри за 10 часов 08 минут.

Такие примеры не могли не быть заразительными. И в СССР соло-альпинизм, хоть и медленно и конфликтно, но развивался. Именно в это время совершал свои многочисленные (около 300) соло-восхождения Евгений Завьялов. В1974-1977 гг. он покоряет в одиночку вершины Заилийского Алатау и Кара-Кола 4б-5б к/тр. (Комсомол, Абая, Фестивальная, Слоненок, Джигит, Палатка, Джеты-Огуз и др.). В августе 1978 он покоряет п. Победы – невероятный по тем временам подвиг! В последнее время, правда, появились сомнения в подлинности этого достижения в связи с обнародованием его записки об отказе от попытки восхождения. Но независимо от покорения п. Победы он остается наиболее заметным соло-восходителем своего времени.

К концу 70-х годов в Европе ярче других зажглась звезда Райнхольда Месснера, хотя он и не покушался в одиночку на сверхсложные стены. Он был известен своим отказом от применения в альпинизме излишних технических средств, например, шлямбурных крючьев. Он исповедовал стиль свободного лазания по скальным маршрутам, многократно увеличивавший скорость прохождения. Но главным его козырем были железные легкие, которые завистники сравнивали с кузнечными мехами, и которые позволяли ему внедрять альпийский стиль в покорение восьмитысячников.

В 1978 г. его соло-восхождение на Нанга Парбат стало первым одиночным восхождением на восьмитысячник в альпийском стиле без кислородного аппарата. В 1980 он проделал то же самое на Эвересте – стал первым, покорившим Эверест в одиночку, и при этом остаётся единственным в мире совершившим восхождение на восьмитысячник в период муссонов – летом! Вот что значит здоровая конкуренция. Наоми Уэмура собирался сделать то же самое предстоящей зимой. Опередить его можно было только в муссонный период, что и сделал Р. Месснер.

Вслед за ним в 1981 г. японский восходитель Хиронобу Камуро совершил одиночное восхождение без кислорода в альпийском стиле на Дхаулагири обычным маршрутом по СВ гребню. Другой японский альпинист Ясуо Като таким же образом 27.12.1982 – зимой (!!!) поднялся на Эверест по Ю гребню (по классике). Он стал вторым солистом на Эвересте (правда, только последние 600 метров). Это было его третье восхождение на Эверест. Начал спуск только в 16 часов… На Ю вершине его в палатке ждал Тосиаки Кобаяси. Вниз они не спустились – в ту ночь на Эверест налетел ужасный шторм!

В 1986 (в возрасте 42 лет) Месснер стал первым в мире альпинистом, покорившим все 14 восьмитысячников планеты, затратив на это 16 лет. Вторым таким человеком стал поляк Ежи Кукучка, тоже солист (Макалу – зима, пп, по СЗ ребру), проделавший это в два раза быстрее – за 8 лет (1979-1987 гг.). В 1988 г. ему и Месснеру были присуждены серебряные олимпийские медали за покорение всех восьмитысячников.

В конце семидесятых годов прошлого века в Советский альпинизм пришел молодой Юрий Лишаев (Симферополь), которому суждено было в 80-х годах оставить яркий след в истории соло-альпинизма. Официально он был скалолазом, многократным чемпионом и призером СССР и Украины по скалолазанию, МС СССР. Соло-альпинизмом он занимался «для души». В стиле соло он прошел на Кавказе стены – Ушбы, п. Щуровского, Шхельды, Айламы, Кирпича. В Средней Азии ему покорилась стена Ягноба. А большинство своих рекордных стенных соло он совершил в родном Крыму – 40 первопрохождений. Некоторые его маршруты до сих пор не повторены. За неповторимую манеру передвижения по вертикальным стенам, за легкость, похожую на невесомость, за ним закрепилось широко известное прозвище «Фантик». В 1993 г. на съемках фильма он попал в аварию (упал с высоты 170 м из-за отказа парашюта) с многочисленными переломами, в том числе позвоночника. Только через 10 лет, благодаря упорству, жажде жизни и мучительным, через боль, тренировкам, он снова начал ходить и вернулся в горы, причем по ровной земле он ходил с костылями, а по скальным маршрутам лазил, привязав костыли к спине. Достойный пример настойчивости и целеустремленности!

Вообще 80-90 годы прошлого века ознаменовались двумя новыми явлениями в соло-альпинизме. В него пришли скорость и женщины. Среди мужчин элемент скорости начал котироваться чуть раньше. Еще в 1976 г. Алекс Лоу бегал на Хан-Тенгри с секундомером. Поэтому среди мужчин трудно выделить самого быстрого солиста.

У женщин освоение соло-альпинизма и сразу в сочетании со скоростью связано с именем выдающейся французской альпинистки Катрин Дестивель – одной из самых известных в мире. Она начинала спортивную карьеру в 13 летнем возрасте в скалолазании, где много лет была лучшей в соревнованиях на скорость и на трудность лазания. В 1985 г. она сделала свое первое соло в Испании, а в 1990 г. преодолела ребро Бонатти на Пти Дрю за 4 часа (вместо 6 дней первопроходца). Это, кстати, нисколько не умаляет заслуг В. Бонатти, который шел в неизвестность. За прошедшие после него 35 лет этот маршрут прошли сотни альпинистов и обработали все, что можно было обработать. И, тем не менее, 4 часа – это класс! Недаром она тренировалась на стенах в пустынях США с Джеффом Лоу (тем самым, который отличился на Свободной Корее). В 1991 г. она прошла 11-дневное соло по новому маршруту на знаменитой стене Пти Дрю. Этот маршрут никогда не был повторен и не будет – стена обрушилась в 1997.

В её активе самый трудный маршрут, пройденный женщиной – 5.13с к/с Шоука Баукс. И это в 1988, когда мужчины ходили еще на более простые маршруты 5.12 к/с! Это – абсолютно вертикальная стена с зацепками для одного - двух пальцев, ставшая символом революции в скалолазании. До сих пор не известно о повторе этого маршрута. И еще она сделала первое женское зимнее стенное соло-восхождение – в 1993, Гран Жорас.

Не миновали ее и травмы. В 1996 г. в Антарктиде она упала и получила сложную травму. Вместе с Эриком Декампом они 15 часов, долго и трудно, спускались к палатке. Там еще двое суток без обезболивающих средств, альпинисты ждали окончания шторма, после которого за ними прилетел самолет и эвакуировал к людям. Всего на ее счету 7 соло, включая 1999 г. в Доломитах, после которого в возрасте около 40 лет она решила больше времени уделять своему сыну, считая это более важным, чем совершать восхождения. Такие решения когда-нибудь должен принимать каждый, и они заслуживают уважения.

А в СССР в эти 80-е годы появился свой альпинист экстра класса Александр Шейнов (по прозвищу «Киргиз»). В 1979 г. он влюбился в Уллу-тау, окрестности которой стали для него малой Родиной. Он прошел на эту вершину соло все сложные маршруты от 5а к/тр и выше. В 1981 г. он стал чемпионом Москвы по скалолазанию (тогда его прозвище было «Карандаш»), и сложнейшие стенные соло 6-й к/тр и даже «семерки» (официально таких категорий сложности у нас нет), стали его хобби. Правда, в то время как Дестивель, купалась в лучах славы и популярности, Киргиза многократно дисквалифицировали, выгоняли из альплагерей, не допускали к соревнованиям. Но это его не сломило. За 10 лет он прошел 72 маршрута 5-6 к/тр.

Наконец, в 1989 г. перестройка сделала свое дело, он был признан альпинистом №1 в СССР и зачислен во вторую гималайскую экспедицию СССР – на Канченджангу. По итогам экспедиции награжден орденом «За личное мужество», удостоен званий ЗМС, МСМК. После возвращения на Кавказ проходит на радостях подряд 13 маршрутов соло 5б-6 к/тр. Авария случилась с ним в парном восхождении на Ушбу. Возможно, он верил в напарника, как в себя, а тот его «сдернул». Пять переломов, гематома мозга, трое суток транспортировки по Ушбинскому леднику, 2 месяца в реанимации морально не сломили его. Выйдя из больницы, он снова бросился в горы! В 1992 г. во время одного из экстремальных экспериментов на склонах п. Зимний (ущ. Адыр-су) Киргиз падает на параплане на морену и погибает. Похоронили его на малой Родине в ущелье Адыр-су.

Шейнов, конечно, уступает К. Дестивель по популярности в мировом альпинизме, но мы не рискнули бы прогнозировать их сравнительные рейтинги, если бы Шейнову обеспечить такой же, как ей PR, вместо дисквалификаций.

И, тем не менее, 80-е годы приподняли железный занавес, в т.ч. и над соло-альпинизмом. Александр Самодед прошел соло по З стене Ерыдага и вошел в историю. Иван Ершов первым рискнул опубликовать подробности своей техники соло-восхождений с применением модернизированного «Прусика» и трубчатой стропы вместо репшнура. Александр Никифоров прошел (в 1995) соло по ЮВ гребню на Макалу.

Ведущие зарубежные соло-альпинисты продвигались в это время в покорении сложных стен, зимних и высотных маршрутов. Стены 5.12 к/с стали уже нормой для элиты соло-восходителей, в которую вливались представители новых государств Европы, например, Франчек Кнеж из Словении (1989 – Чима Пикколиссима). А самые сильные уже пробовали себя на маршрутах 5.13 к/с, которые прошли Рэй Жардин, Мартин Шеел, Стив Монкс, Пьетро дель Пра, который во время прохождения стен ещё и безжалостно ликвидировал оставленные предшественниками искусственные точки опоры. Некоторые из их маршрутов до сих пор не повторены. Зимние прохождения стен осуществили Данте Порто, Патрик Беро, а чуть позже и его брат Пьер. В высотных гималайских соло, в т.ч. и скоростных, специализировались Кшиштоф Велицки и Шаму Бенуа. Маршрут «Другая реальность» (Йосемиты в США) по 6-ти метровому потолку без веревки преодолел Вольфганг Гуллиш. Самый большой карниз прошел Петер Крофт. Чудеса скорости показал Кристоф Профи, который прошел стену Пти Дрю за 3 часа 10 мин. А затем он исполнил рекордный номер с прохождением трех больших стен в Альпах (Маттерхорн, Эйгер, Гран Жорас) за сутки, перелетая от стены к стене на вертолете! Естественно, не обошлось здесь без рекламы и зрителей.

В 90-е годы XX и в начале XXI веков российские альпинисты, в том числе и соло-восходители, влились в мировое сообщество любителей гор. Можно считать, что исчезли причины для различий отечественного и иностранного альпинизма. Мы с одинаковым вниманием и интересом воспринимаем информацию о том, что Максименя взошел соло на Ама Даблан (Гималаи, 2003), а Т. Хумар покорил Дхаулагири (1999). Анатолий Букреев взошел один без помощи носильщиков и шерпов на Чо-Ойю, а знаменитый скоростник Томас Бубендофер, после залечивания травм от падения со стены, снова в строю. В 2007 г. он долго дожидался погоды на склонах Эвереста, чтобы взойти на вершину соло по новому маршруту, но что-то не сложилось. И, тем не менее, некоторые тенденции развития и наиболее выдающиеся достижения соло-альпинизма необходимо отметить отдельно.

Александра Максименю (Минск) можно считать новым явлением в соло-альпинизме. С 1991 он совершил около 150 восхождений, из которых примерно 50 – 5-6 к/тр., соло, скоростных, зимних и первопрохождений. Он стал универсалом, который прекрасно уживается в коллективе, а на соло-восхождения ходит по зову души или по другим особым соображениям. Его слова: «Это похоже на мазохизм, но мне нравится» – выражают суть его внутреннего мира.

Одним из самых скоростных высотников в мире стал Анатолий Букреев. Альпинизмом он начал заниматься в 1974 г., высотным альпинизмом – в 1980 г., соло-альпинизмом – в 1990 г. Его наиболее выдающиеся соло-достижения:

1990 – Мак-Кинли по З ребру прошел за 10,5 часов;

1996 – на Лхоцзе с л. Кхумбу – за 21 час 16 минут;

1997 – Броуд пик от базового лагеря до вершины – за 36 часов.

1997 – Гашербрум II от 5800 до вершины за 9 часов 37 минут.

Кстати, на Эльбрус (Восточную вершину) от «Приюта 11» он поднялся за 1 час 40 минут (первое место в международных соревнованиях).

У него был высочайший рейтинг профессионального высотного гида. Клиенты к нему становились в очередь. Ему доверяли сопровождать самого старого восходителя (70-летнего Джека Робинса) на Мак-Кинли и президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на пик Абая. Ему довелось ходить на Лхоцзе в двойке с выдающимся итальянским альпинистом Симоне Моро, который в 2006 г. совершил соло-восхождение на К-2 впервые в истории Италии. Анатолий Букреев погиб 27.12.1997 под лавиной на Аннапурне.

Александр Ручкин тоже отметился среди солистов. В 1996 и 1998 гг. он прошел несколько стен, в том числе зимних и пп в Альпах. В 1999 – соло на первую башню Короны (Киргизия, 4810 м), а позже еще и на Свободную Корею. По-видимому, лучшие свои качества стеновика Ручкин проявил все же в серии восхождений «Русский путь, стены мира» под руководством Александра Одинцова. За одно из этих восхождений он получил приз «Золотой ледоруб», являющийся главной наградой альпинистам за выдающиеся и оригинальные восхождения.

Стены по-прежнему влекут к себе солистов. Без крючьев проходят стены 5.12 к/с Тьерри Рено и Миттерштейнер, множество первопрохождений совершает Мирослав Светичич. Уже нормой становятся маршруты 5.13 к/с. Их преодолевают Линн Хилл, Джон Аран, Томас Хубер. Высокую горовосходительскую культуру показывает на стенных маршрутах Роландо Лархер. Появляются первые соло-альпинисты на стенах 5.14 к/с: Беат Камерландер, Штефан Гловач. Алекс Хубер проходит Сев. Стену Лаваредо такой сложности без шлямбурных крючьев.

В России молодые альпинисты пытаются ходить соло. Иногда это приводит к конфликтам с организаторами сборов и альпинистских баз. В такой ситуации оказались Александр Черников (Петербург), прошедший С стену Уллу-Ауз и Роман Карпенко (Киев), взошедший на Шхару (центральный Кавказ). Оба они через некоторое время погибли в горах. По всему чувствуется, что назрела необходимость создания каких-то правил для любителей соло-восхождений.

А тем временем Хейнц Зак повторяет маршрут «Другая реальность» без веревки с 6-метровым потолком. Жан Кристоф Лафай в 2001 проходит С стену Пти Дрю и ведет телевизионный репортаж во время подъёма. Это снова для рекламы. Ольга Шиленина – первая российская женщина, совершившая соло-восхождение на п. Свободной Корее по маршруту Лоу за один световой день (2002). Валерий Бабанов – профессиональный гид и клаймбер (восходитель), осваивает стены Бафиновой Земли и Канадских скалистых гор. На его счету соло-восхождение на Кантегу (6799 м) и «Золотой ледоруб» за соло первопрохождение маршрута «Акулий плавник» на пике Меру.

Новые высотные маршруты в Гималаях прокладывал Владислав Терзыул, покоривший все восьмитысячники (погиб 17.05.04 на спуске с Макалу), а гималайские стены покоряет Боле Мауро. Дальнейшее развитие получает скоростной соло-альпинизм. Томми Кадвел проходит маршрут «Салаз» на Эль Капитан за один световой день 19 час 30 мин, а Юджи Хирайяма проходит его с новым рекордом – 13 часов. Дин Поттер проходит за один день сразу две сложнейших стены в США: Хаф Доум и Эль Капитан.

Андрей Пучинин стал одним из зачинателей еще одной разновидности соло-альпинизма – высотных забегов на вершины в стиле «Нон-стоп». (Таких бегунов называют скайранерами). Это, конечно, не очень похожий на альпинизм вид спорта, но рожденный альпинистами. Как правило, забег проходит по обработанному маршруту и без ночлега. Скайранер начинает забег, обычно, в шиповках, а ботинки и остальное снаряжение (по минимуму) несет в рюкзаке килограмм на 8-10. Ночевка означает нарушение нон-стопа. Такого скайранеры, как правило, не допускают, потому что не носят бивачного снаряжения и для них холодная ночевка – это ЧП.

Для примера 07.08.2006 Андрей бегал с поляны Москвина на п. Корженевской. Старт в 4:35, вершина в 13:25, финиш в базовом лагере на поляне Москвина в 18:35. Всего 14 часов ровно. Даже если знать, что на маршруте гидами проложена тропа для клиентов и повешены перила, это представляется фантастикой.

Рекордное по скорости прохождение зимой С стены Эйгера совершил Ули Штек – 2 часа 47 минут 33 секунды, улучшивший своё достижение 2007 г. более, чем на час. Для этого он облегчил снаряжение на 3 кг, похудел на 5 кг и перестал страховаться в некоторых местах, где раньше не рисковал.

Еще один рекордсмен – скайранер Глеб Соколов дважды (в 1992 и 1994 гг.) побеждал в международных соревнованиях по скоростным одиночным восхождениям на Хан-Тенгри. В 2005 г. он вернулся к старому стилю с бивачным снаряжением и совершил впервые полный одиночный траверс п. Победа от перевала Чон-Торен до перевала Дикий. На это ему понадобилось 8 дней. Главный вывод, который сделал Соколов после спуска: «А скоростной, за сутки, траверс Победы возможен…!». Это означает, что главные победы скайранеров еще впереди!

Не только скоростные подъемы интересны в альпинизме. Скоростной спуск – тоже занятие не для слабонервных. В этом направлении развилось несколько способов, каждый из которых претендует на статус нового вида спорта. Самый незатейливый из них – это спуск с вершины на горных лыжах. В СНГ для этого часто выбирают п. Победы (например, Н. Пимкин, 2002 г.), а самыми престижными вершинами в мире для этого, естественно являются восьмитысячники, и в первую очередь – Эверест (первый спуск – 1996 г., Х. Каммерландер).

Очень приятный способ спуска с вершины – с помощью параплана. Здесь главное – занести параплан на вершину, а потом поймать нужное воздушное течение и плавно прилететь в долину. Мы уже упоминали о Жан-Марке Буавене, который спускался с Маттерхорна на дельтаплане, а параплан осваивали, в том числе и наши скалолазы и альпинисты: Александр Шейнов, Юрий Лишаев, Николай Пимкин.

Интенсивно развивается в последнее время так называемый бэйз-джампинг – прыжки со скалы с парашютом. Этому виду спорта нужна вертикальная скала и горизонтальная площадка внизу для приземления. Для того, чтобы ветром не занесло спускающегося альпиниста на скалы, парашют открывают перед самой землёй. Поскольку залезть на стену с парашютом не просто, восхождение часто совершают по более простому пути. Есть здесь и свои рекордсмены. Например, Валерий Розов из команды А. Одинцова поднялся вместе с командой по диретиссиме на стену вершины Большой парус (Канада) с парашютом. Это был многодневный подъём по прямой линии на стене, средняя крутизна которой составляет 85 градусов. Обратный путь (соло) занял у него 50 секунд, скорость составила около 100 км/час, парашют он раскрыл в 200 м. от земли, вернее ото льда, т.к. Большой парус обрывается прямо в воду, а происходило всё зимой. В. Розов стал первым бэйз-джампером, у которого пути подъёма и спуска лежат в одной вкртикальной плоскости.

Стэф Девис в пустыне Моаб (США) залезла соло на отдельно стоящую колонну (крэк) «Башня Замка» высотой всего 122 м. и спрыгнула оттуда с парашютом. Это – самый короткий джамп и, соответственно самый опасный из известных сегодня.

Следующий вид спуска – скиглайдинг. Это – скоростной лыжный спуск по склонам запредельной (для лыжников) крутизны (60-70 град), с использованием комбинации фрирэйда (свободного спуска на лыжах), и скоростного параплана (мгновенно раскрывающегося и складывающегося по командам лыжника) В момент, когда скиглэйдер приближается к границе снежного участка и может выскочить на скальный участок, он включает параплан и подскакивает на нём относительно скальной стены на некоторое время, после чего он выключает параплан, снова приземляется на снег и продолжает спуск на лыжах. Пионером здесь является Франсуа Бон, который в 2007 г совершил сумасшедший спуск по С стене Эйгера, а в 2008 г. – по Южной стене Аконкагуа. Ему понадобилось 4 мин. 50 сек., чтобы проехать три км по стене. Это скорость железнодорожного экспресса.

И, наконец, слэкслайн – хождение по натянутой стропе. Зародилось это движение среди скалолазов в конце 70-х, начале 80-х годов прошлого века в долине Йосемитов. Пионерами в этом деле являются Скотт Бэлком и Дэррэн Картер, имеющие, каждый, свою школу. Со временем они перенесли натянутую стропу на большую высоту и получился так называемый хайлайн. Культовым маршрутом здесь является пик Лост Эрроу. Хайлайн требует предельной концентрации и физической подготовки.

Иногда хайлайны устраивают в городах между небоскребами, например, Дэррэн Картер ходил между зданиями в Лонг Бич. Да и скалолазы тоже иногда выходят на городские пейзажи. Самым известным из них является Ален Роббер по прозвищу «человек-паук», покоривший небоскребы в больших городах по всему миру. К слову сказать, и Дэррэн Картер и Ален Роббер занесены в книгу рекордов Гиннеса: первый как «величайший слэйкер в мире» за прохождение хайлайна на Лост Эрроу в 1998 г., а второй – как самый знаменитый «уголовник» нашего времени. Его несколько десятков раз арестовывали в разных странах мира, потому что большинству хозяев банков, нефтяных компаний и других владельцев небоскрёбов не нравится, когда на каком-нибудь 120-м этаже в окна их офиса заглядывает неизвестный им человек-паук.

Попытки как-то организовать экстремалов привели к тому, что популярный американский журнал альпинистов и скалолазов «Climbing magazine» ежегодно принимает заявки и вручает награды спортсменам за выдающиеся спортивные достижения. Среди лауреатов видное место занимают соло-восходители

И, хотя соло-альпинисты иногда заканчивали свои рискованные эксперименты трагически, а вероятность несчастных случаев среди них по статистике существенно выше, чем, скажем у офисных служащих, мы видим, что количество желающих почувствовать прилив адреналина и побороться со стихией, с трудностями и препятствиями, не уменьшается. Успехов Вам, нынешние и будущие соло-восходители!

+++

1/ 30 апреля 1697 году поздно вечером, с вязанкой дров Петр поднялся на гору Броккен в Германии, считавшуюся заколдованной. Этот подъем он совершил на пари и, к тому же, ночью, чтобы доказать храбрость русских людей. В подтверждение своего восхождения он развёл костер на вершине как раз в Вальпургиеву ночь. По немецким поверьям именно в эту ночь происходит шабаш ведьм. (Прим. ред.)

Источник: http://www.alpklubspb.ru
  
#2 | Анатолий »» | 10.11.2012 23:30
  
2
Александр Шейнов. (Киргиз)

12/01/58 - 17/08/92.

Человек-легенда. Он был отчаянно дерзким альпинистом, безумно влюбленным в горы.
Один из первых в СССР стал ходить соло и уж однозначно первым - такое соло!

Г. Уллу-Тау (Сев. Кавказ, ущелье Адыр-Су) - пройдены соло в альпийском стиле все маршруты начиная с 5а к.т. и выше.
Тю-Тю баши - соло по маршруту 6 кат. трудности.
Шхара (5068) первое соло северной стены с Безенгийского ледника;
Донгуз-Орун (4468) - первое и, возможно, единственное соло-восхождение по тяжелейшему маршруту "семерка".

Одна из немногих Сашиных фотографий. Он не любил фотографирваться...



В те годы подобное увлечение одиночными восхождениями карались по всей строгости. Ну не мог советский человек ходить в горы один! Киргиза "раздевали", выгоняли из альплагерей, не "выпускали" на горы. Но никакие методы не сломали этого человека. Он снова ходил соло. Жил в палатках подальше от альплагерей, ел что придется и, по-прежнему, ходил один.

В 1989 году, несмотря на все гонения, был признан альпинистом номер 1 в СССР. И, соответственно, попал во вторую гималайскую экспедицию СССР в 89 году - на Канченжангу (состав экспедиции - Николай Черный, Сергей Ефимов, Сергей Богомолов, Евгений Виноградский, Михаил Туркевич, Василий Елагин, Александр Шейнов, Владимир Коротеев, Сергей Бершов, Сергей Арсентьев, Валерий Хрищатый, Евгений Клинецкий, Казбек Валиев, Виктор Пастух, Владимир Каратаев, Александр Погорелов, Владимир Балыбердин, Михаил Можаев, Анатолий Букреев, Зинур Халитов, Григорий Луняков, Ринат Хайбуллин, Виктор Дедий, Владимир Сувига, Александр Глушковский, Юрий Моисеев, Леонид Трощиненко. Руководство: Эдуард Мысловский, Валентин Иванов - старший тренер.)

В 1990, при восхождении на Ушбу, был "сдернут" с маршрута своим напарником. Получил многочисленные травмы . Пять переломов, включая перелом основания черепа, и огромная гематома мозга- Трое суток транспортировки по ушбинскому леднику-- все это должно было поставить крест на дальнейших восхождениях. Врачи были уверены. 2 месяца реанимации- Но как только Киргиза выписали из больницы с условием постельного режима, он бросился в горы. Мотивировал - "только горы смогут вылечить меня".

Началась жесткая пора восстановления. Через полтора года поле травмы - попытка восхождения на Эверест. Тяжелейший отек головы, горняшка- пришлось спуститься. Через пару месяцев история повторилась на Аннапурне. Организм стал жестко реагировать на высоту.

Возможно, он восстановился бы позже, а, возможно, и нет- но в августе 1992 года, в родном ущелье Адыр-Су, Киргиз падает на параплане в камни морены. Многочисленные переломы, снова реанимация в Нальчике. 17 августа Саши не стало. Похоронен он дома. В ущелье Адыр-Су.

Август 2003

Источник: http://www.russianclimb.com

PS.
Да, я заметил он не любил сниматься, искал в интернете фотографии Александра и нашел только две. Вот эта фотография в этой статье третья.
  
#3 | Анатолий »» | 10.11.2012 23:39
  
2
Техника первых соло восхождений в Крыму.

Техника первых соло восхождений в Крыму. Как это было.

Статья составлена по воспоминаниям Юрия Лишаёва. ( Фантика).




Мы покоряем жизни гору
Кому дорога-серпантин
А кто своим путём упорен
К вершине устремлён один.




Время, когда была пройдена большая часть маршрутов в Крыму это 1980-1996 годы. Период дефицита снаряжения, массового увлечения альпинизмом и скалолазанием, свирепствования спасслужб и запрета на соло восхождения деятелями профсоюзного альпинизма.

Соло восхождения – это когда альпинист проходит маршрут один без посторонней помощи. Сам организовывает страховку, зачастую обходясь без неё. Если чувствует что может пройти на гране срыва. Только гора, человек и погода.
Что толкает человека совершать одиночные восхождения. Прежде всего, безумное желание лазать. Любой горовосходитель стремится пройти более сложный маршрут, подняться выше в своём мастерстве и самосознании.
Занимаясь соло, не зависишь от партнёра, его графика работы, выбора маршрута и уровня лазания. Для того, что бы заниматься соло, проходить сложные маршруты, надо обладать железным характером, большим опытом восхождений, высоким уровнем лазания и удачливостью. Соло - это верх мастерства в альпинизме.
В наши дни накоплен большой опыт в технике восхождений, появилось специальное снаряжение. А раньше все приходилось изобретать, изготавливать и испытывать на собственной шкуре.


Юра, какое железо ты использовал?

Закладки, френды, скальные крючья, топорики, на зимних восхождениях короткие ледобуры. Я сам их делал. И изредка шлямбурные крючья. Вообще снаряжение: верёвки, карабины, скальные туфли я выменивал у иностранцев на титановые крючья, но это было позже. А первыми треугольными карабинами я разжился у красноярцев на Красном камне. Я на спор пролез без страховки Самолёт, до самого верха скалы. Это было одно из моих первых серьёзных соло восхождений. Канаты - вначале был обычный рыболовецкий фал, который абсолютно не тянулся. Когда я был в Америке, там мне говорили, что я научился хорошо лазать из-за нашего снаряжения. Срываться просто было опасно для жизни.



А где ты лазал в Америке?


В Смит-Роке, ходил на Манхут. Вообще я там хорошо полазал, пролез три маршрута 5,14 на onsait. Американцы мне предлагали остаться в США, но я не захотел.


Как организовывал страховку на соло восхождениях?


Первые два маршрута - это были четвёрка на Ангарке и четвёрка на Соколе. Я закреплял верёвку внизу, завязывал схватывающий и лез. Но потом я быстро понял, что это не надёжно. И вместо схватывающего узла стал использовать стремя.


Расскажи подробней?



Закреплял конец верёвки внизу обычно за шлямбур. Затем прикидывал расстояние до следующего места страховки. Выбирал нужный метраж верёвки. Ввязывал её в карабин стременем. Карабин закреплял на системе. И лез. Оттяжки я не использовал, а только карабины. Когда устанавливал закладку, то там, то же ввязал стремя. Тогда она была под нагрузкой и не вылетала. Но в 1981 году я чуть не убился с этой техникой страховки. Лез соло правый ромб на Форосском канте. Там уже были местами забиты крючья. И вот я под верхом маршрута, встал в чужой крюк на самостраховку, выбрал верёвку до следующей точки страховки, ввязал стремя. И крюк выскочил. Летел я 40 метров. Повыдёргивал все закладки, срезал несколько шлямбуров и завис на закладке из стропы с узлом на конце. Отбил печень. Боль была жуткая, но я закончил восхождение. А потом сорок дней лежал в стационаре. После этого я стал использовать два стремени и два карабина. Потому что если бы крюк выскочил раньше, я бы погиб. Верёвка у меня уже была импортная, я выменял её у японцев за двадцать титановых крючьев.



Юра, ты очень много делал зимних восхождений?


Да у меня были зимние восхождения на Кавказе, в Средней Азии, и в Крыму. В Крыму, кстати, на Ангарке, Ай-Петри довольно серьёзное лазание по натёчному льду. Лазал я и на Учан-Су. Водопад расположен на южной стороне, поэтому лёд не надёжный. Основной ледопад не смерзается с основанием. Высота его 90 метров и в любой момент вся эта масса льда может обрушиться. В течение трёх недель я ждал благоприятного момента, когда основание смерзнется. Во время восхождения после удара молотка из трещин выбивались струи воды. И когда я долез до вершины, был весь мокрый. Я три раза лазал на Учан-Су, два из них без страховки. Замёрший водопад очень красив, напоминает грандиозную фату невесты, которая сверкает на солнце.


Но, а какие у тебя самые сложные первопроходы в Крыму?

Мирослав Шмидт Юрий Лишаёв

Это Бровь и Столб на Морчеке. Бровь очень красивый маршрут. Как сказал Мирослав Шмидт. Эль-Капитан в миниатюре. Мирослав Шмидт известный чешский альпинист погиб при одиночном восхождении без страховки на Эль-Капитан. У меня более 40 первопроходов в Крыму. Часто мои маршруты заявляли на соревнованиях по альпинизму, как свои и они занимали первые места. Бывало что несколько команд, выставляли один и тот же мой первопроход. Соло было запрещено в Союзе. Но я не обижался. Я просто лазал и ловил от этого кайф. Больше всего я испытал эмоций, когда пролез Трубу на Морчеке без страховки. Лез я три часа, причем самое сложное проскочил быстро, а затем видать сказалось напряжение, и я минут сорок просто не мог лезть. Отходил. На всех своих восхождениях я старался обходится без и.т.о. Только когда не было выбора я использовал эту технику. Считаю, что те, кто предпочитает и.т.о. просто не умеют лазать. Я очень огорчился, когда повторил после травмы ряд своих маршрутов, количеству забитых шлямбуров и отверстий под скайгуки. Маршруты испорчены, видать у этих альпинистов, был нервный припадок. Много я лазал в Чехии, там есть некоторые районы, где нельзя пользоваться магнезией и не каким железом. А пролёты между крючьями около 20 метров. Я прошёл один из таких маршрутов, называется Глазка 70 метров длиной. Ходил с двумя чехами, они отказались лезть до вершины. Когда готовился к прохождению километровых стен Егноб, Кирпич, Еры-Даг. То устраивал себе марафон. Обычно на Морчеке. Лез три-четыре маршрута подряд, а ночевал на скале. Это могло быть и в десяти метрах над землёй и посредине маршрута. Один из запоминающихся маршрутов Ромб в районе Узункола. Классический маршрут 600 метров, а затем он уходит вправо. А я решил его продолжить в лоб через нависания и продлил ещё на 300 метров. Выбор пал на этот маршрут из-за того, что год назад там погиб мой хороший товарищ. Львовский альпинист Сергей Месник, с которым я ходил в Крыму. Прошёл я его в 1991 году. На середине маршрута у меня был срыв около 10 метров. Я повредил ладонь, и пришлось лезть, пользуясь практически одной рукой. Время восхождения затянулось, из-за чего поймал холодную ночёвку. Погодные условия были плохие дождь со снегом. Я забился в щель. Ночёвка была сидячая. Всю ночь стуча зубами ждал рассвета. На вершину поднялся в полдень. А на спуске увидел ледниковое озеро выше перевала, в котором искупался. Я не смог отказать себе в таком удовольствии. Но смело могу сказать, что все мои достижения до травмы ерунда не больше чем прогулка по ялтинской набережной. По сравнению с лазанием, когда я стал инвалидом. Когда нет в ногах чувствительности, многие технические приёмы не доступны. Боль в позвоночнике из-за перелома. Но всё это меркнет перед желанием пройти маршрут и побороть свою собственную слабость. Для меня теперь не важно делаю я восхождение на Морчеку или спускаюсь в Бездонку на Чатыр-Даге.


Юра, а пытался ли ты попасть в какие-нибудь экспедиции организованные альпклубами?
Когда я стал заниматься одиночными восхождениями, я понял, что у меня нет нечего общего со стадным альпинизмом – это мой термин советского альпинизма. В команде ощущаешь себя деталью какой-то машины, которая как не странно работает по военному. Всё делается строем и по чей то указке далеко не лучшей. Да и не какой альпклуб не взял бы меня, они все жутко боялись. Ведь соло было запрещено и можно легко быть дисквалифицированным, лишиться всех званий. У меня неоднократно возникали конфликты с администрацией альплагерей. Иногда доходило до мордобоя, таким способом приходилось доказывать своё право выбора. Ведь действия администрации альплагерей было не правомерно с точки зрения закона.

Источник: http://www.fantik.crimea.ua

Восхождение на Кирпич

Восхождение на водопад Учан-Су.

Ночёвка на стене

Соло на петровских скалах

Чехия
  
#4 | Анатолий »» | 11.11.2012 00:07
  
1
Несколько другая статья о том же.

СОЛО-АЛЬПИНИЗМ

Герман Андреев – врач, МС СССР по альпинизму,
Юрий Ицкович – к.т.н., МС ССС по горному туризму

Понятие соло-альпинизма не имеет общепризнанного толкования. Поэтому, прежде всего, следует договориться, что понимать под этим термином. Обсудив различные варианты, мы условились, что будем вторую половину термина считать главной, т.е. будем говорить об альпинистах, а приставка соло означает, что мы будем обсуждать поступки и достижения тех альпинистов, которые идут на вершину в одиночку, причем от самого подножия горы и с чисто альпинистскими целями.

Еще один вопрос, висящий в воздухе при обсуждении этого явления, почему они идут на вершину в одиночку? Он имеет, по-видимому, несколько ответов. Но в целом это связано с психологией восходителя, с его стремлением к самоутверждению, желанием добиться индивидуальной победы над возникающими препятствиями, ожидаемыми и неожиданными. Иногда это связано и с отсутствием достойных партнеров. И все же ведущим, на наш взгляд, является уровень притязаний…

Мы договорились, что не будем обсуждать тех восходителей, которые пытались в одиночку взойти на вершины, не до конца представляя, на что они идут, которые, как правило, не достигали вершины, или достигали её, но не смогли возвратиться назад. Инженер Панченко, рабочий Туссель, Петр Настенко, Морис Уилсон, Эрл Денман, Клавс Беккер-Ларсен, Юрий Кассин – это для других статей и рассказов. О таких восходителях читайте статью «Альпинизм UNDERGRAUND» в 7-ом томе наших Ежегодников.

Не будем мы, за небольшим исключением, говорить и о тех альпинистах, которые в одиночку достигли вершины и благополучно возвратились назад, но сделали это по воле сложившихся обстоятельств, заранее не имея таких намерений – Евгений Абалаков (п. Сталина, 1933), Ясень Дьяченко (п. Мао-Цзедуна, 1960), Владимир Балыбердин (Эверест, 1982). Это тоже для других сюжетов.

После такого вступления мы попробуем рассказать о тех альпинистах, которые с полным знанием того, что их ждет, и что может случиться, решились идти на гору в стиле соло и воплотили свое решение в жизнь. Понимая, что, ввиду специфики явления и длительного периода молчания о нём, полную историю всех соло-альпинистов восстановить очень трудно, мы хотим лишь начать этот процесс.

История соло-альпинизма насчитывает уже более 3-х веков, и первыми здесь были русские! В 1697 русский царь Петр Великий совершил первое ночное (и до сих пор единственное) и первое сольное восхождением в мире1/…! Это восхождение занесено в официальную мировую хронологию первовосхождений.

В Европе только в 1808 г. француз Жозеф Мари Симон взошел соло на Монблан. А через 60 лет после него немецкий альпинист Герман Фон Барт совершал в Сев. Тироле многочисленные соло-восхождения, в том числе на достаточно сложные вершины. Например, гора Барт Хьюмпе (5.5) названа так, по-видимому, в честь этого восходителя.

Категория сложности 5.5 взята из американской классификации оценок скальных маршрутов и примерно соответствует отечественной категории 2б. Надо сказать, что больше половины восхождений, приведенных в статье, являются скальными. Их сложность указана по классификации США, наиболее популярной в современном альпинизме. Первая цифра 5 обозначает принадлежность к скалолазной классификации, а второе число от 2 до 14 – обозначает собственно категорию сложности, причем старшие категории, начиная с 10-й, разбиты на несколько групп, отмеченных индексами a, b, c, d. Примерное соответствие между американской и отечественной классификациями приведено в таблице:



Среди первых соло-восходителей отметились англичанин Альберт Мамори (1880), итальянец Пьяц Тита (1900), австриец Поль Прейс (1911), немцы – Адольф Шульц (1903) и Ганс Дюльфер (1913) и наши российские – Николай Зельгейм (1927) и Андрей Жемчужников (1932). Таким образом, начало соло-альпинизма продемонстрировало его многонациональный характер и обширную географию, хотя в СССР он сразу попал под запрет из-за несоответствия государственной идеологии коллективизма.

Надо сказать, что первые восхождения соло-альпинистов не произвели какого-то неизгладимого впечатления на современников, по крайней мере, никто не бросился им подражать. И количество соло-восходителей (менее десятка за первые 125 лет истории этого явления) говорит о невысокой популярности соло-альпинизма в то время.

По настоящему широкую известность соло-альпинизм получил в период с конца 40-х годов до начала 60-х годов прошлого века.

Во-первых, этот стиль стали практиковать сразу несколько альпинистов: австриец Герман Буль с 1947 г., итальянцы Вальтер Бонатти с 1948 г. и Карло Маури с 1950 г., американцы Хардинг Уоррен и Роял Роббинс в 1958-1959 гг.

Буль Герман
Нанга-Парбат с Севера (первое соло)

Маури Карло

Во-вторых, известность пришла благодаря журналистам, создавшим ажиотаж вокруг разногласий между отдельными альпинистами. Разногласия между Булем и Херлигкоффером по интерпретации событий в экспедиции 1953 г. на Нанга Парбат рассматривались даже в судебном порядке с широким оповещением общественности.

Буль не планировал заранее идти в одиночку на вершину Нанга Парбат. Просто он был сильнее трёх других участников, добравшихся до штурмового лагеря. Все отказались идти наверх, считая это дело безнадежным. Но Буль стремился только к вершине – к первовосхождению…! Тем более он уже имел опыт 3-х сложных соло-восхождений. И он совершил рывок к вершине восьмитысячника…. Через 41 час он вернулся в лагерь на грани физического истощения. Ему пришлось провести ночь на крошечной полке на высоте более 8000 м стоя на качающемся камне – чтобы не заснуть. Он получил всемирную известность. Победа над горой-убийцей, как её называли немцы, имела огромный резонанс и создала пример самоотверженности, не имевший аналогов. Это восхождение до сих пор считается одним из самых выдающихся подвигов в мировом альпинизме.

Другим соло-альпинистом, поразившим воображение современников, стал Вальтер Бонатти. Как писал выдающийся альпинист и не менее известный писатель Крис Бонингтон, в Европе в те времена восхождения на вершины в одиночку по популярным (не очень сложным) маршрутам стали уже явлением обыденным. Но соло-восхождение Бонатти в 1955 г. проходило по новому, проблемному пути – по юго-западному контрфорсу Пти Дрю, имевшему на своем счету уже несколько неудачных коллективных попыток покорения. И проходило оно, можно сказать, на глазах у изумленной альпийской публики, которая летала вдоль стены на самолете, безуспешно пытаясь разглядеть восходителя на стене.

Это восхождение доказало возможность прохождения сверхсложных стенных маршрутов со страховкой с помощью рюкзака и веревки, но без напарников. Следующие 10 лет были звездным временем Бонатти. И только в 1965 г. после экстраординарного одиночного прохождения зимой нового маршрута по диретиссиме, или попросту «в лоб» по северной стене Маттерхорна он заявил, что прекращает делать рекордные эксперименты…. Но зерна соло-альпинизма уже были посеяны и попали они на благодатную почву.

Некоторые из своих выдающихся восхождений Бонатти сделал вместе с Карло Маури. Судьбы этих двух неординарных альпинистов тесно переплетались в течение всех 50-х годов. Интересно, что Маури в одном из своих горных походов в 1960 г. попал в аварию и переломал чуть не все свои кости. Четыре года он скитался по операционным столам в различных больницах. Но, несмотря на это, он все же продолжил свой путь великого путешественника, организовав и совершив свыше двух десятков различных экспедиций во все концы света, на все континенты, продолжая путешествовать до 1980 г. В конце жизни он написал замечательную книгу с красноречивым названием: «Когда риск – это жизнь». Все это популяризировало экстремальные виды деятельности, в том числе соло-альпинизм.

Чуть позже Маури взошла звезда еще одного путешественника и соло-восходителя экстра класса Наоми Уэмуры (Япония). Он увлекся горами в начале 60-х годов. Сначала совершал просто одиночные прогулки, потом его потянуло на вершины. После окончания университета он поехал в США, заработал там 110 долларов и с таким начальным капиталом приехал в Шамони, не зная фактически ни одного европейского языка. Это в какой-то степени подтолкнуло его к одиночным подвигам. В течение 1964-1969 гг. он совершил множество соло-восхождений и стал первым человеком, покорившим высочайшие вершины пяти континентов (Монблан, Килиманджаро, Аконкагуа, Эверест, Мак-Кинли).

Уэмура Наоми


Надо сказать, что большую часть своих восхождений он прошел по сравнительно простым маршрутам, и в родной Японии к этому времени уже созрели технически более сильные альпинисты. В горах стало тесно. И тогда Уэмура перебрался в Арктику, в т.ч. пошел в одиночку на Северный полюс, отстреливаясь от белых медведей. Только в 1984 г. он вернулся в горы и 12 февраля в одиночку взошел на Мак-Кинли. Такого зимой еще никто до него не делал. Начавшийся буран не пощадил его. Больше его никто не видел.

В 60-х годах европейские соло-восходители покоряли постепенно проблемные маршруты классических альпинистов. В 1963 впервые в стиле соло прошел северную стену Эйгера швейцарский гид Мишель Дарбеле. Урожайным на сольные выступления стал 1968 год. Была решена давняя проблема зимнего восхождения на Гран Жорас по новому маршруту, который прошли Р. Демэзон и Р. Флемматти, а вскоре этот маршрут в одиночку прошел П. Дезайу. Первое одиночное прохождение Валькера по ребру было выполнено молодым итальянским альпинистом А. Гонья. В США отметились среди солистов Вокерот Дон и Ллойд Мак Кей, а в Йосемитской долине (Калифорния) Ройял Роббинс прошел в одиночку стену Мюир на Эль-Капитан за десять суток.

Соло-альпинизм прочно занял видное место среди экстремальных видов спорта. В последующие годы каждое десятилетие формировало около двух десятков новых соло-восходителей мирового класса и повышало сложность проходимых маршрутов в среднем на одну категорию трудности (к/тр).

В 70-х годах быстро прогрессировала техника одиночного скалолазания. Самый известный соло-альпинист того времени Ренато Казарото совершал восхождения сериями: серия зимних восхождений в Доломитах, серия зимних стен Монблана. Англичанин Пэт Литтлджон прошел в 1971 г. Пти Дрю по сложнейшему для своего времени маршруту – американской диретиссиме (5.11 к/с – 5а к/тр.). Его считали живой легендой так называемого адвенчур-клайбминга, что переводится как продвинутое, авангардное, или авантюрное скалолазание. В эти годы блистали такие звёзды, как Жаже Николя, считавшийся пионером современного (по тем временам) стиля соло-восхождений. Георг Бахлер прошел около 50 соло-маршрутов высшей сложности. Мартин Бойсен и Пьер Бэгэн тоже совершали восхождения высшей сложности. Были и такие новшества, как «Трилогия» Жан-Марка Буавена, совершившего за один день подъем на Матерхорн по трем стенам со спуском на лыжах и на дельтаплане. На следующий год он прошел за один день ещё больше – четыре стены на Гран Жорас. Все это делалось явно для рекламы и книги рекордов Гинесса.

Буавэн Жан-Марк

К концу 70-х, началу 80-х годов наряду со стенами 5.11 к/с, которые прошли Занолла Мауриццо, Ханс Кристиан Дозеф, Жан-Клод Дрое, самые продвинутые солисты стали посягать на стены 5.12 к/с. Так Курт Альберт прошел все большие стены Доломитов, а Джон Бэчер прославился соло-восхождениями 5.12 к/с без верёвки (!). Зимой 1977-1978 гг. француз И. Жирардини представил целый сериал соло-восхождений, прошел подряд все три больших альпийских стены: Маттерхорн, Эйгер и Гран Жорас.

Хотя в СССР табу на соло-альпинизм по-прежнему действовало, но иностранцы, приезжавшие в международные альпинистские лагеря за доллары, жили по своим законам, и информация на запретную тему проникала в среду советских альпинистов. В 1976 г. в порядке культурного сотрудничества спорткомитет СССР пригласил делегацию американских альпинистов, среди которых были соло-восходители Генри Барбер и братья Лоу. В альплагере «Ала-Арча» на Тянь-Шане прибыли Джефф Лоу и Генри Барбер. У них был богатый опыт сольных восхождений, но красота северной стены пика Свободная Корея их покорила. Это, бесспорно, самая сложная стена в районе, чем-то похожая на стену Гран Жорас в Альпах. Американцы думали не долго и проложили по Северной стене два новых маршрута: Лоу – 5а и Барбер – 5б, а Алекс Лоу поднялся на Хан-Тенгри за 10 часов 08 минут.

Такие примеры не могли не быть заразительными. И в СССР соло-альпинизм, хоть и медленно и конфликтно, но развивался. Именно в это время совершал свои многочисленные (около 300) соло-восхождения Евгений Завьялов. В1974-1977 гг. он покоряет в одиночку вершины Заилийского Алатау и Каракола 4б-5б к/тр. (Комсомол, Абая, Фестивальная, Слоненок, Джигит, Палатка, Джеты-Огуз и др.). В августе 1978 он покоряет п. Победы – невероятный по тем временам подвиг! В последнее время, правда, появились сомнения в подлинности этого достижения в связи с обнародованием его записки об отказе от попытки восхождения. Но независимо от покорения п. Победы он остается наиболее заметным соло-восходителем своего времени.


Завьялов Евгений Геннадьевич

К концу 70-х годов в Европе ярче других взошла звезда Райнхольда Месснера , хотя он и не покушался в одиночку на сверхсложные стены.

Месснер
Эверест, Сев. гребень (первое соло 1980 года!)

Он был известен своим отказом от применения в альпинизме излишних технических средств, например, шлямбурных крючьев. Он исповедовал стиль свободного лазания по скальным маршрутам, многократно увеличивавший скорость прохождения. Но главным его козырем были железные легкие, которые завистники сравнивали с кузнечными мехами, и которые позволяли ему внедрять альпийский стиль в покорение восьмитысячников.

В 1978 г. его соло-восхождение на Нанга Парбат стало первым одиночным восхождением на восьмитысячник в альпийском стиле без кислородного аппарата. В 1980 он проделал то же самое на Эвересте – стал первым, покорившим Эверест в одиночку, и при этом остаётся единственным в мире совершившим восхождение на восьмитысячник в период муссонов – летом! Вот что значит здоровая конкуренция. Наоми Уэмура собирался сделать то же самое предстоящей зимой. Опередить его можно было только в муссонный период, что и сделал Р. Месснер.

Вслед за ним в 1981 г. японский восходитель Хиронобу Камуро совершил одиночное восхождение без кислорода в альпийском стиле на Дхаулагири обычным маршрутом по СВ гребню. Другой японский альпинист Ясуо Като таким же образом 27.12.1982 – зимой (!!!) поднялся на Эверест по Южному гребню (по классике). Он стал вторым солистом на Эвересте (правда, только последние 600 метров). Это было его третье восхождение на Эверест. Начал спуск только в 16 часов… На Ю вершине его в палатке ждал Тосиаки Кобаяси. Вниз они не спустились – в ту ночь на Эверест налетел ужасный шторм!

В 1986 (в возрасте 42 лет) Месснер стал первым в мире альпинистом, покорившим все 14 восьмитысячников планеты, затратив на это 16 лет. Вторым таким человеком стал поляк Ежи Кукучка, проделавший это в два раза быстрее – за 8 лет (1979-1987 гг.). В 1988 г. ему и Месснеру были присуждены серебряные олимпийские медали за покорение всех восьмитысячников.

Кукучка Ежи

В конце семидесятых годов прошлого века в Советский альпинизм пришел молодой Юрий Лишаев (Симферополь), которому суждено было в 80-х годах оставить яркий след в истории соло-альпинизма.

Лишаев Юрий Михайлович. Фантик.

Официально он был скалолазом, многократным чемпионом и призером СССР и Украины по скалолазанию, МС СССР. Соло-альпинизмом он занимался «для души». В стиле соло он прошел на Кавказе стены – Ушбы, п. Щуровского, Шхельды, Айламы, Кирпича. В Средней Азии ему покорилась стена Ягноба. А большинство своих рекордных стенных соло он совершил в родном Крыму – 40 первопрохождений. Некоторые его маршруты до сих пор не повторены. За неповторимую манеру передвижения по вертикальным стенам, за легкость, похожую на невесомость, за ним закрепилось широко известное прозвище «Фантик». В 1993 г. на съемках фильма он попал в аварию (упал с высоты 170 м из-за отказа парашюта) с многочисленными переломами, в том числе позвоночника. Только через 10 лет, благодаря упорству, жажде жизни и мучительным, через боль, тренировкам, он снова начал ходить и вернулся в горы. Достойный пример настойчивости и целеустремленности!

Вообще 80-90-е годы прошлого века ознаменовались двумя новыми явлениями в соло-альпинизме. В него пришли скорость и женщины. Среди мужчин элемент скорости начал котироваться чуть раньше. Еще в 1976 г. Алекс Лоу бегал на Хан-Тенгри с секундомером. Поэтому среди мужчин трудно выделить самого быстрого солиста.

У женщин освоение соло-альпинизма и сразу в сочетании со скоростью связано с именем выдающейся французской альпинистки Катрин Дестивель – одной из самых известных в мире.

Дестивель Катрин


Она начинала спортивную карьеру в 13 летнем возрасте в скалолазании, где много лет была лучшей в соревнованиях на скорость и на трудность лазания. В 1985 г. она сделала свое первое соло в Испании, а в 1990 г. преодолела ребро Бонатти на Пти Дрю за 4 часа (вместо 6 дней первопроходца). Это, кстати, нисколько не умаляет заслуг В. Бонатти, который шел в неизвестность. За прошедшие после него 35 лет этот маршрут прошли сотни альпинистов и обработали все, что можно было обработать. И, тем не менее, 4 часа – это класс! Недаром она тренировалась на стенах в пустынях США с Джеффом Лоу (тем самым, который отличился на Свободной Корее). В 1991 г. она прошла 11-дневное соло по новому маршруту на знаменитой стене Пти Дрю. Этот маршрут никогда не был повторен и не будет – стена обрушилась в 1997.

В её активе самый трудный маршрут, пройденный женщиной – 5.13 к/с Шоука Баукс. И это в 1988, когда мужчины ходили еще на более простые маршруты 5.12 к/с! Это – абсолютно вертикальная стена с зацепками для одного - двух пальцев, ставшая символом революции в скалолазании. До сих пор не известно о повторе этого маршрута. И еще она сделала первое женское зимнее стенное соло-восхождение – в 1993, Гран Жорас.

Не миновали ее и травмы. В 1996 г. в Антарктиде она упала и получила сложную травму. Вместе с Эриком Декампом они 15 часов, долго и трудно, спускались к палатке. Там еще двое суток без обезболивающих средств, альпинисты ждали окончания шторма, после которого за ними прилетел самолет и эвакуировал к людям. Всего на ее счету 7 соло, включая 1999 г. в Доломитах, после которого в возрасте около 40 лет она решила больше времени уделять своему сыну, считая это более важным, чем совершать восхождения. Такие решения когда-нибудь должен принимать каждый, и они заслуживают уважения.

А в СССР в эти 80-е годы появился свой альпинист экстра класса Александр Шейнов (по прозвищу «Киргиз»).


В 1979 г. он влюбился в Уллу-тау, окрестности которой стали для него малой Родиной. Он прошел на эту вершину соло все сложные маршруты от 5а к/тр и выше. В 1981 г. он стал чемпионом Москвы по скалолазанию (тогда его прозвище было «Карандаш»), и сложнейшие стенные соло 6-й к/тр и даже «семерки» (официально таких категорий сложности у нас нет), стали его хобби. Правда, в то время как Дестивель, купалась в лучах славы и популярности, Киргиза многократно дисквалифицировали, выгоняли из альплагерей, не допускали к соревнованиям. Но это его не сломило. За 10 лет он прошел 72 маршрута 5-6 к/тр.

Наконец, в 1989 г. перестройка сделала свое дело, он был признан альпинистом №1 в СССР и зачислен во вторую гималайскую экспедицию СССР – на Канченджангу. По итогам экспедиции награжден орденом «За личное мужество», удостоен званий ЗМС, МСМК. После возвращения на Кавказ проходит на радостях подряд 13 маршрутов соло 5б-6 к/тр. Авария случилась с ним в парном восхождении на Ушбу. Возможно, он верил в напарника, как в себя, а тот его «сдернул». Пять переломов, гематома мозга, трое суток транспортировки по Ушбинскому леднику, 2 месяца в реанимации морально не сломили его. Выйдя из больницы, он снова бросился в горы! В 1992 г. во время одного из экстремальных экспериментов на склонах п. Зимний (ущ. Адыр-су) Киргиз падает на параплане на морену и погибает. Похоронили его на малой Родине в ущелье Адыр-су.

Шейнов, конечно, уступает К. Дестивель по популярности в мировом альпинизме, но мы не рискнули бы прогнозировать их сравнительные рейтинги, если бы Шейнову обеспечить такой же, как ей пиар, вместо дисквалификаций.

И, тем не менее, 80-е годы приподняли железный занавес, в т.ч. и над соло-альпинизмом. Александр Самодед прошел соло по З стене Ерыдага и вошел в историю. Иван Ершов первым рискнул опубликовать подробности своей техники соло-восхождений с применением модернизированного «прусика» и трубчатой стропы вместо репшнура. Александр Никифоров прошел (в 1995) соло по ЮВ гребню на Макалу.

Ведущие зарубежные соло-альпинисты продвигались в это время в покорении сложных стен, зимних и высотных маршрутов. Стены 5.12 к/с стали уже нормой для элиты соло-восходителей, в которую вливались представители новых государств Европы, например, Франчек Кнеж из Словении (1989 – Чима Пикколиссима). А самые сильные уже пробовали себя на маршрутах 5.13 к/с, которые прошли Рэй Жардин, Мартин Шеел, Стив Монкс, Пьетро дель Пра, который во время прохождения стен ещё и безжалостно ликвидировал оставленные предшественниками искусственные точки опоры. Некоторые из их маршрутов до сих пор не повторены. Зимние прохождения стен осуществили Данте Порто, Патрик Беро, а чуть позже и его брат Пьер. В высотных гималайских соло, в т.ч. и скоростных, специализировались Кшиштоф Велицки и Шаму Бенуа. Маршрут «Другая реальность» (Йосемиты в США) по 6-ти метровому потолку без веревки преодолел Вольфганг Гуллиш. Самый большой карниз прошел Петер Крофт. Чудеса скорости показал Кристоф Профи, который прошел стену Пти Дрю за 3 часа 10 мин. А затем он исполнил рекордный номер с прохождением трех больших стен в Альпах (Маттерхорн, Эйгер, Гран Жорас) за сутки, перелетая от стены к стене на вертолете! Естественно, не обошлось здесь без рекламы и зрителей.

В 90-е годы XX и в начале XXI веков российские альпинисты, в том числе и соло-восходители, влились в мировое сообщество любителей гор. Можно считать, что исчезли причины для различий отечественного и иностранного альпинизма. Мы с одинаковым вниманием и интересом воспринимаем информацию о том, что Максименя взошел соло на Ама-Даблан (Гималаи, 2003), а Т. Хумар покорил Дхаулагири (1999). Анатолий Букреев взошел один без помощи носильщиков и шерпов на Чо-Ойю, а знаменитый скоростник Томас Бубендофер в 2007 г. долго дожидался погоды на склонах Эвереста, чтобы взойти на вершину соло по новому маршруту, но ему не повезло… И, тем не менее, некоторые тенденции развития и наиболее выдающиеся достижения соло-альпинизма необходимо отметить отдельно.

Хумар Томаш

Александра Максименю (Минск) можно считать новым явлением в соло-альпинизме. С 1991 он совершил около 150 восхождений, из которых примерно 50 – 5-6 к/тр., соло, скоростных, зимних и первопрохождений. Он стал универсалом, который прекрасно уживается в коллективе, а на соло-восхождения ходит по зову души или по другим особым соображениям. Его слова: «Это похоже на мазохизм, но мне нравится» – выражают суть его внутреннего мира.

Максимени

Одним из самых скоростных высотников в мире стал Анатолий Букреев.

Букреев Анатолий

Альпинизмом он начал заниматься в 1974 г., высотным альпинизмом – в 1980 г., соло-альпинизмом – в 1990 г. Его наиболее выдающиеся соло-достижения:

1990 – Мак-Кинли по З ребру прошел за 10,5 часов;

1996 – на Лхоцзе с л. Кхумбу – за 21 час 16 минут;

1997 – Броуд пик от базового лагеря до вершины – за 36 часов.

1997 – Гашербрум II от 5800 до вершины за 9 часов 37 минут.

Кстати, на Эльбрус (Восточную вершину) от «Приюта 11» он поднялся за 1 час 40 минут (первое место в международных соревнованиях).

У него был высочайший рейтинг профессионального высотного гида. Клиенты к нему становились в очередь. Ему доверяли сопровождать самого старого восходителя (70-летнего Джека Робинса) на Мак-Кинли и президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на пик Абая. Ему довелось ходить на Лхоцзе в двойке с выдающимся итальянским альпинистом Симоне Моро, который в 2006 г. совершил соло-восхождение на К-2 впервые в истории Италии. Анатолий Букреев погиб 27.12.1997 под лавиной в районе Аннапурны.

Александр Ручкин тоже отметился среди солистов. В 1996 и 1998 гг. он прошел несколько стен, в том числе зимних и пп в Альпах.

Ручкин

В 1999 – соло на первую башню Короны (Киргизия, 4810 м), а позже еще и на Свободную Корею. По-видимому, лучшие свои качества стеновика Ручкин проявил все же в серии восхождений «Русский путь, стены мира» под руководством Александра Одинцова. За одно из этих восхождений он получил приз «Золотой ледоруб», являющийся главной наградой альпинистам за выдающиеся и оригинальные восхождения.

Стены по-прежнему влекут к себе солистов. Без крючьев проходят стены 5.12 к/с Тьерри Рено и Миттерштейнер, 46 первопрохождений совершает Мирослав Светичич. Уже нормой становятся маршруты 5.13 к/с. Их преодолевают Линн Хилл, Джон Аран, Томас Хубер. Высокую горовосходительскую культуру показывает на стенных маршрутах Роландо Лархер. Появляются первые соло-альпинисты на стенах 5.14 к/с: Беат Камерландер, Штефан Гловач. Алекс Хубер проходит стену такой сложности без шлямбурных крючьев.

Хубер Алекс

Наш питерский Александр Черников проходит Северную стену Уллу-Ауз на Кавказе. Хейнц Зак повторяет маршрут «Другая реальность» без веревки с 6-метровым потолком. Жан Кристоф Лафай в 2001 проходит Северную стену Пти Дрю и ведет телевизионный репортаж во время подъёма. Это снова для рекламы. Ольга Шиленина – первая российская женщина, совершившая соло-восхождение на п. Свободная Корея по маршруту Лоу за один световой день (2002). Валерий Бабанов – профессиональный гид и клаймбер (восходитель), осваивает стены Баффиновой Земли и Канадских скалистых гор. На его счету соло-восхождение и «Золотой ледоруб» за первопрохождение маршрута «Акулий плавник» на пике Меру.

Бабанов

Новые высотные маршруты в Гималаях прокладывал Владислав Терзыул (погиб в 17.05.04 на спуске с Макалу – своего 14-го восьмитысячника!), а гималайские стены покоряет Боле Мауро.

Терзыул Владислав Александрович

Дальнейшее развитие получает скоростной соло-альпинизм. Томми Кадвел проходит маршрут «Салаз» на Эль Капитан за один световой день 19 час 30 мин, а Юджи Хирайяма проходит его с новым рекордом – 13 часов. Дэн Поттер проходит за один день две сложнейших стены в США.

Андрей Пучинин стал одним из зачинателей еще одной разновидности соло-альпинизма – высотных забегов на вершины в стиле «Нон-стоп». (Таких бегунов называют скайранерами).

Пучинин Андрей

Это, конечно, не очень похожий на альпинизм вид спорта, но рожденный альпинистами. Как правило, забег проходит по обработанному маршруту и без ночлега. Скайранер начинает забег, обычно, в шиповках, а ботинки и остальное снаряжение (по минимуму) несет в рюкзаке килограмм на 8-10. Ночевка означает нарушение нон-стопа. Такого скайранеры, как правило, не допускают, потому что не носят бивачного снаряжения и для них холодная ночевка – это ЧП.

Для примера 07.08.2006 Андрей бегал с поляны Москвина на п. Корженевской. Старт в 4:35, вершина в 13:25, финиш в базовом лагере на поляне Москвина в 18:35. Всего 14 часов ровно. Даже если знать, что на маршруте гидами проложена тропа для клиентов и повешены перила, это представляется фантастикой.

Рекордное по скорости прохождение зимой С стены Эйгера совершил Ули Штек – 2 часа 47 минут 33 секунды.

Штек Ули. 2008 г.

Еще один рекордсмен – Глеб Соколов дважды (в 1992 и 1994 гг.) побеждал в международных соревнованиях по скоростным одиночным восхождениям на Хан-Тенгри.

Соколов Глеб Анатольевич

А в 2005 г. вернулся к старому стилю с бивачным снаряжением и совершил впервые полный одиночный траверс п. Победа от перевала Чон-Торен до перевала Дикий. На это ему понадобилось 8 дней. Главный вывод, который сделал Соколов после спуска: «А скоростной, за сутки, траверс Победы возможен…!». Это означает, что главные победы еще впереди!

И, хотя за прошедшее время соло-альпинисты иногда заканчивали свои рискованные эксперименты трагически, будем надеяться, что с развитием техники и методов соло-альпинизма вероятность трагедий будет неуклонно снижаться.

Успехов Вам, нынешние и будущие соло-восходители!


+++

1/ 30 апреля 1697 году поздно вечером, с вязанкой дров Петр поднялся на гору Броккен в Германии, считавшуюся заколдованной. Этот подъем он совершил на пари и, к тому же, ночью, чтобы доказать храбрость русских людей. В подтверждение своего восхождения он развёл костер на вершине как раз в Вальпургиеву ночь. По немецким поверьям именно в эту ночь происходит шабаш ведьм. (Прим. ред.).


Источник: http://www.alpklubspb.ru
  
#5 | Анатолий »» | 11.11.2012 00:31
  
1
Самодед Александр (1940) – Киев, Украина. Классик советского «андеграундного» альпинизма, настоящий гурман первопроходов и соло-восхождений, создатель целой школы альпинизма. Первые соло-восхождения начал совершать в 1970 году. Далее было много уникальных восхождений… 1979 – Кастропольская стена, р-н поселка Кастрополь 6а, маршрут Самодеда,1979. 1980 – Ерыдаг – по центру З стены через «перья», пп, 5б (Кавказ, Дагестан). 1981 – 1-ая З вершина массива Замин-Карор, пп, 6а (Ягнобская стена, Гиссарский хр., 4303 м).
  
#6 | Анатолий »» | 11.11.2012 00:43
  
2
Памяти Томаза Хумара

Более двадцати лет известный словенский гималаист Томаз Хумар (Tomaž Humar) состоял в Международной организации альпинистов и скалолазов. Но особенную любовь он питал к Гималаям. Своё первое восхождение в Гималаях он совершил в 25 лет, в 1994 году. В составе экспедиции он покорил юго-западную стену Ганеш V (6989 м.). Свою первую 8000-ую высоту, вершину Аннапурну I (8091 м.), он взял в одиночку год спустя. Тогда он пробыл три дня на высоте выше 7500 м.


Первый публичный успех настиг Хумара и его напарника Ваню Фурлана в 1996-ом. Гималаисты открыли новый подъем по северо-западной стене Ама Даблам (6828 м.), за что были удостоены звания Золотого ледоруба. Осенью этого же года, альпинист проложил путь в 2500 м., по нетронутой до тех пор горе Бобайе (6808 м). «Золотое Сердце» – так он назвал маршрут, который посвятил своей жене. Спуск с горы Хурман посвятил памяти В. Фурлана, который погиб тем летом, во время восхождения в Альпах.
Во время следующей экспедиции, его партнером стал один из лучших альпинистов истории, Янез Йеглич. Двух из трех непальских вершин – Восточный Лобуче (6119 м.) и Пумори (7165 м.) – альпинисты достигли в компании с мексиканцем Карлосом Карсолио. Третья вершина, Нуптзе (7742 м.), покорилась, потребовав в жертву Йеглича – тот был сорван со стены ураганным ветром.


Томаз долго не мог смириться с потерей друга. С того момента он предпочитал соло-восхождения, о чем неоднократно повторял на протяжении всех последующих лет в СМИ. За ним навсегда закрепилась слава гималаиста-одиночки.
В 1998 году, решив отдохнуть от высоких гор, Хумар выбирает Йосемити. Там, в течение 15-дневного соло-восхождения, третий раз за всю историю альпинизма, он прошел маршрут «Скрытная стена» (Reticent Wall).



В 1999 году, во время 8-дневной соло-экспедиции, Хумар покоряет последнюю девственную вершину Гималаев – Дхаулагири (8167 м.), совершив подъем по её южной стене. Рейнхольд Месснер – альпинист, который первый покорил все 8000-ые вершины, сказал о Хумаре: “Этой дорогой Томаз положил начало качественно новому гималаизму». Именно в этом году Хумар обзавелся собственной страничкой в Интернете и постоянными спонсорами.
В период с 2000 по 2004 гг., Хумар проходил процесс реабилитации, после несчастного случая на ремонтных работах, в результате которого он чудом остался жив. Несмотря на пессимистичные прогнозы медиков, Хумар не только встал на ноги, но и продолжил альпинистскую карьеру. Первой покоренной вершиной в новой жизни альпиниста стала южноамериканская Аконкагуа (6960 м.), в январе 2004-го.


В 2005 году Томаз Хумар предпринял очередную попытку четырехкилометрового восхождения на гору Рупал на Нанга Парбат (8125 м.). Во время соло-восхождения, его накрыла лавина на высоте 6400 м. Чудом ему удалось сойти по лабиринту изо льда, на высоту в 5900 м., откуда он сообщил о бедствии по телефону. Из-за нелетной погоды, задействованная пакистанская армия, смогла спасти альпиниста лишь к концу пятого дня спасательной операции.
Все эти дни мир жил новостями о Томазе Хумаре. Эта спасательная операция получила широкую огласку, репортажи с места происшествия велись в прямом эфире, по телевидению и в сети. Нет ничего удивительного в том, что акция вызвала немало споров. Появились подозрения, что ситуацию спровоцировали спонсоры Хумара, которые подбили альпиниста на восхождение при неблагоприятных погодных условиях.


Некоторые журналисты поставили Хумара в тупик вопросом: «Если вы так беспокоитесь за жизнь партнеров и предпочитаете одиночные экспедиции, то почему поставили под угрозу жизни многих, участвующих в спасательной операции». Гималаист замкнулся в себе и перестал обновлять собственную страничку в Интернете, ограничил взаимодействие со спонсорами, стал избегать общения с журналистами. Однако, он не перестал любить горы и продолжал восхождения до рокового дня.
14 ноября текущего 2009 года Томаз Хумар погиб при восхождении на гималайскую гору Лантанг Лирунг, в Непале. За два дня до этого, он сообщил, что получил тяжелую травму и не может спуститься самостоятельно.
В ходе спасательной операции, тело альпиниста обнаружил пилот вертолета Роберт Анденматтен, на высоте 5600 м. – на 700 м. ниже, чем рассчитывали спасатели. Теперь мы уже не узнаем, что именно произошло. Спасатели предполагают, что Хумар осознал серьезность ситуации и реальную угрозу того, что помощь не поспеет вовремя и, отдавая себе отчет в происходящем, попытался спуститься вниз, несмотря на сломанную ногу… Ему было сорок лет, он оставил жену Сергию и двух детей.

Автор – Снежана Гореликова.

Источник: http://www.strahu-net.com
  
#7 | Анатолий »» | 11.11.2012 00:52
  
1

В альпинизме "соло" означает одиночное восхождение, совершаемое без групп поддержки и наблюдения, в режиме полной автономии.

Восприятие гор альпинистом это скорее духовная, эмоциональная категория, и иногда принимаемые им решения, как может показаться с первого взгляда, идут в разрез с соображениями здравого смысла...

Соло предполагает определенную мотивацию, настрой. О физической и технической готовности речь не идет - это, само собой разумеется, иначе в лучшем случае восхождения просто не будет. Альпинист должен быть готов к этому, прежде всего психологически.

Когда человек достигает определенного уровня в своей области, он точно знает, чего именно он хочет, как этого достичь, и трезво оценивая свои силы, убежден в возможности это сделать. И эта, последняя составляющая, в альпинизме, пожалуй, самая главная.

На рубеже 20-21 века сольно пройдены многие значительно более трудные вершины, в том числе и Эверест. Но Эверест и в прямом и в переносном смысле у каждого свой...

Вопрос "кто - кого" не возникал, не за этим я пришел сюда. Понятно, что горе достаточно было бы сфокусировать на мне лишь малую часть того, что она может противопоставить восходителю, и мои шансы стали бы весьма призрачными... В каком-то смысле это уравнение со многими неизвестными - погода, самочувствие, просто его величество случай, наконец. С одной стороны этого уравнения - лед, скалы, ветер, с другой - голова, две руки и две ноги которым эта самая голова покоя не дает. И все же я шел вперед, надеясь на снисходительность вершины и на свою удачу...

У альпинистов есть такая поговорка – «Если горы мешают работе - брось работу». Как и в любой шутке в этих словах тоже есть доля правды. Не все остаются с горами на всю жизнь, одних целиком поглощает работа, других размеренная городская жизнь, третьих – еще что-то, и, наблюдая вокруг себя все это, я рад мысли, что не отношусь ни к первым, ни ко вторым, ни к третьим....

Идея сольного восхождения на Казбек впервые появилась у меня в 2005 году. Но мою первую попытку в октябре того же года гора парировала в самом начале маршрута - снежная обстановка в нижней части западного контрфорса вершины ОЖД по которому начинается подъем на Майлинское плато оказалась весьма сложной. Через два года, в июле 2007, я снова в Геналдоне с намерением дойти до вершины.

Геналдонское ущелье всегда было моим любимым местом отдыха и путешествий. В числе неоднократно пройденных в разное время вершины этого района Шау, Чиджитыхох, Пик Геодезиста, перевалы Геолог, Цата, Майли-Суатиси, ледники Гольда, Колка и Майли.

Подход к началу маршрута занимает первые два дня, примерно 15 километров по Геналдонскому ущелью и леднику Майли. Традиционно, первая стоянка около языка Майлинского ледника.

Второй день частично был потрачен на подход под начало маршрута и разведку пути в нижней части контрфорса пика ОЖД выше ледника Майли. Переправившись по мостику через левый приток Геналдона - Колку я двинулся по леднику к началу маршрута. После разведывательного выхода до ночевок 3100 на ребре контрфорса я вернулся к оставленному на леднике рюкзаку и установил второй лагерь. Темп движения меня вполне устраивал, и в этот день я решил дальше не идти.

Маршрут я прохожу впервые, и если с последней частью пути от лагеря 4200 до вершины все более-менее ясно, то контрфорс, в случае ухудшения видимости может подкинуть сюрприз. Вправо скалы нависают над ледопадом, влево склон прорезает крутой скальный кулуар.

Время от времени налетают облака. Во время подъема я маркирую путь турами, это должно помочь на спуске.

В середине третьего дня установлен лагерь 3500, и тоже с предварительной разведкой участка пути 3100-3500.

Хорошо знакомые по другим восхождениям пейзажи предстают передо мной в новом ракурсе, и я с интересом рассматриваю и фотографирую рельеф.

К вечеру погода стала постепенно портиться, пошел дождь, а затем и снег. Но теперь это уже не имело для меня никакого значения. В горах все события можно разделить на две категории - на важные и неважные. Разбитый фотоаппарат будет, конечно же жаль, но не более того, а вот утрата, например, солнцезащитных очков или перчаток - может стать приговором.

Я отдыхал, уютно устроившись на спальнике, слушал любимые песни и думал о предстоящем дне. Погода здесь решает все. Она дает надежду на успех или отбирает ее. На Казбеке это особенно актуально. При отсутствии видимости очень сложно правильно выбрать направление движения. На огромных фирновых полях нет никаких ориентиров. В облаке все превращается в «молоко», глазу не за что зацепиться кроме собственных ног и рук попадающих в поле зрения. Если смотреть только вперед, попадаешь, словно в невесомость, где нет ни верха, ни низа. Небольшое отклонение от правильного пути – и ты незаметно оказываешься на карнизах Казбекского плато, в начале Чачского ледопада или на разломах Майлинского плато. В лучшем случае это может закончится холодной ночевкой... Спутниковый навигатор я сознательно не использую. Мне не хочется добавлять в мое уравнение не зависящие от меня переменные. На самый крайний случай у меня есть помощник - маленький компасик привычно висящий на лямке рюкзака.

День четвертый. Сегодня предстоит пройти участок 3500-4200, выйти на ночевки на краю Майлинского плато и прогуляться на вершину ОЖД. Мой лимит времени на восхождение - 9 дней, и если откинуть пару на обратный путь, то резерв еще остается. Все будет зависеть от погоды... Здесь я всецело завишу от ее прихоти. Пока все идет очень даже неплохо - с утра ясно, и только к вечеру немного моросит. Если так будет и дальше – можно считать, что мне повезло...

Геналдон встречает меня безоблачным небом и вершинами в ожерелье первых лучей солнца. Тент палатки прихвачен ночным морозом, и я осторожно складываю ее. Рюкзак собран, пора в путь...

Незаметно пролетают первые два часа подъема и вот уже скальный зуб на 3700. Здесь тоже есть удобные места для ночевок, но мой путь идет выше, почти до вершины ОЖД, до лагеря 4200. Южнее моего контрфорса широкой рваной лентой с плато стекает Майлинский ледопад. Пока я отдыхаю и фотографирую из-за гребня выглядывает солнце.

После небольшого отдыха иду дальше, время от времени переходя со скальных гребешков на фирн и лед. Долина подо мной постепенно затягивается морем облаков из которого как острова выступают вершины.

К середине дня выхожу на край Майлинского плато, и впервые за все эти дни моему взгляду открывается Казбек. Грузины называли вершину Мкинвари (Ледяная гора), осетины — Урсхох (Белая гора), и только в начале 19 века, ее стали называть Казбеком по имени хевских князей, живших у восточного подножия этой горы в селении Казбеги.

Казбек, как и другие большие горы, всегда производили на людей сильное впечатление, что неизменно находило отклик в рассказах и легендах. Одна из легенд рассказывает, что на вершине Казбека, на Бетлеми, живет горная фея Махкинен, не допускающая к священной горе смертных. Правда, феи этой никто невидел, но зато многие уверяли, что слышали ее крик, которым она пугает тех, кто осмеливается приблизиться к волшебной границе, начертанной вокруг Бетлеми. Охотников, посягающих на подвластные ей стада туров, она сталкивает в пропасть, а когда разгневается, засыпает Дарьяльское ущелье снегом и камнями. При этом она плачет и слезы ее льются в Терек, затопляя ущелье, а в Дарьяльской теснине гремит буря. Когда-то она была доброй к людям, но влюбившись в сатану, навлекла на себя гнев бога и была обречена на вечное заточение в снегах Бетлеми, на самой вершине горы...

На плато сильно дует. Стараясь обмануть ветер сначала, в качестве якоря, закидываю в палатку неразобранный рюкзак и потом поднимаю и растягиваю ее.

После установки палатки иду на вершину ОЖД расположенную в сотне метров к северу от лагеря. Отсюда открывается круговая панорама на весь район.

На восток уходит Чачское ущелье, с юга возвышается Казбекско-Джимарайский массив, на север и запад раскинулось Геналдонское ущелье. В южной части хребта Барт-корт разделяющего истоки ледников Чач и Девдорак, на несколько десятков метров над плато возвышается снежно-ледовый купол вершины Спартак.

Пока есть видимость, надо осмотреться и запомнить рельеф. Неизвестно, что выкинет погода...

Итак, я на точке старта. Последние приготовления и сборы. Утром будет не до этого, все, что мне может понадобится на горе складываю с вечера.

Накануне выхода, ненадолго задремав, во сне возникает дежа-вю – я, гора, взгляд на происходящее как бы со стороны, и срыв... я вздрагиваю и просыпаюсь. До сигнала будильника остается несколько минут.

Быстрый завтрак и выход. На Майлинском плато встречаюсь с восходом. Облака выползающие из Чачского ущелья на плато не выпускает сильный ветер дующий с юга. Борьба стихий на фоне восходящего солнца, с порывами валящего с ног ветра, делает меня частью происходящего, одним целым с этим неповторимым мгновеньем ради которого сюда стоило идти.

Каждое восхождение или путешествие это всегда прикосновение к непознанному. Перефразируя известное философское изречение можно сказать "Нельзя придти в одни и те же горы дважды". Проходя по казалось бы знакомым местам каждый раз замечаешь что-то новое. Иногда создается впечатление что горы специально ждали тебя, чтобы показать что-то особенное, величественный пейзаж, гнездо горного орла или фантастический высокогорный восход. В такие моменты трудность пути и усталость отступают куда-то далеко, за пределы восприятия. В нахлынувших чувствах неповторимости момента, затаив дыхание, наощупь находишь спусковую кнопку на фотоаппарате как бы не желая расставаться с увиденным...

Пройдя перевал Майли в гребне Барт-корт я выхожу на Казбекское плато. Здесь Казбек виден весь, от самого подножия до вершины.

Начало июля лучше всего подходит для одиночного восхождения, уже достаточно тепло, насколько это возможно на высоте более 4000 метров, но большая часть льда, открывающаяся летом, еще скрыта снегом. Это упрощает движение, главное при этом - не провалиться в трещину. Некоторые видны хорошо, но увы, не все...

На перевале со стороны Майлинского плато видна глубокая трещина, но снежная пробка в ней глубокая и выдерживает меня. Отсюда вершина Майлихох предстает совсем иной. Надуваемые южными ветрами, карнизы вершинного гребня видны в профиль и поражают своими размерами.

Поднимаясь к перемычке между вершинами по северному склону незаметно для себя я оказался на краю засыпанного снегом бергшрунда – подгорной трещины, в месте где склон сильно меняет свою крутизну. Снизу он почти не различим, и только стоя на его краю и слыша хруст фирна под ногами понимаешь, что следующий шаг делать уже нельзя...

В обычной жизни сознание вращается вокруг того что было или того что будет. Жизнь в горах имеет одно очень важное свойство - все это исчезает, важно только то, что происходит именно здесь и сейчас. Это состояние растягивается на все время восхождения, привязывает к моменту, держит на острие восприятия. Осторожно вернувшись на десяток шагов обхожу разлом западнее, ближе к перевалу Казбекский.

В горах постоянно требуется осмотрительность. Любая, даже самая маленькая ошибка будет безжалостно наказана. И все же, борьба этих двух противоположностей внутри самого себя - не совсем объяснимого желания заглянуть за горизонт и понимание объективного риска на пути к этому не покидает сознание. Возможно, что эта вторая составляющая, и удерживает от перехода через незримую грань.

С годами, приходит адекватное восприятие всего происходящего с тобой в горах. Ветер или мороз, тяжелая работа на рельефе или неподъемный рюкзак воспринимаются как неотъемлемая часть жизни, и не вызывают отрицательных эмоций. Я знаю, что каким бы бесконечным не казался путь, сегодня я буду на вершине. И каждый следующий шаг укрепляет во мне эту мысль. И еще я знаю, что вечером, рано или поздно, я вернусь к своей палатке, и у меня будет горячий чай и сухой спальник. А разве еще что-нибудь надо для счастья?

Десять часов. Я на перемычке между западной и главной, восточной вершиной Казбека. Снега местами очень мало, под ним крутой лед. От вершины меня отделяют последние 47 метров по вертикали, или два часа работы. Много это или мало? Две с половиной минуты на один вертикальный метр... Я рублю ступени, иногда для собственного спокойствия кручу ледобуры. Все это отнимает много времени, десяток-другой ударов ледорубом и уже надо постоять и отдышаться...

Склон под ногами начинает выполаживаться становясь почти горизонтальным, все, это вершина.

А что потом, после восхождения? Жизнь не бесконечна, всех гор не переходить. Но всегда должна быть одна, которая бы манила и звала, какой бы недосягаемой она не казалась.

Постепенно появляется ощущение, что здесь чего-то не достает. И только спустя какое-то время понимаешь, что теперь выше только небо... Насколько хватает взгляда, все вокруг где-то далеко внизу... Даже Эльбрус, и другие пятитысячники западного Кавказа - с моей горы не впечатляют воображение. Да, сейчас это моя гора. На протяжении многих дней и лет она жила во мне. Теперь я с ней, я могу даже дотронуться до нее. Она принадлежит мне пока я здесь, но так не может быть бесконечно долго. Ее нельзя унести в рюкзаке с собой, сделать навечно своей. Я ухожу, оставив здесь навечно частичку себя, и реальность снова превращается в мечту. Каждый шаг вниз отдаляет ее от меня, отдаляет может быть на дни, может на годы, а может быть навсегда...

Э.Манукянц

Июль 2007 года

http://www.piligrim-andy.narod.ru
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU