Беспрецедентный случай: Нападение группы Непальских шерп на альпинистов

Беспрецедентный случай произошел 27 апреля, непальские шерпы избили группу европейских альпинистов. "Лед, холод, метель. Все мы ожидали бы на горе Эверест - но только не драки". Именно так комментирует происшедшее альпинист мирового класса альпинист Ули Стек.
Ули Штек и Симоне Моро, на прошлой неделе в лагере 2, 6513 метров.

В субботу в 8 часов швейцарский альпинист совместно с итальянцем Симоне Моро и англичанином Джонатаном Гриффит вышли из Лагеря 2, чтобы перейти к следующему этапу экспедиции. Для того чтобы попасть к палатке расположенной на 7200 метров, они должны были перелезть через веревки, которые прокладывала группа шерп, готовя трассу для другой экспедиции. Трио старалось двигаться осторожно, не мешая работе местных альпинистов.

Здесь их заметил босс шерп. Он обвинил альпинистов, в том что они якобы вызвали сход льда, нанесшего серьезную травму одному из шерп, работавших ниже. Европейцы оспаривают это.

Пытаясь успокоить ситуацию, трио предлагает помощь в провешивании веревок. Но это не помогает. Глава шерп размахивая ледорубом движется в направлении Симоне Моро, который реагирует с сердечными итальянскими проклятиями. Наконец, лидер команды и все его 17 членов группы спускаются в лагерь 2.

Когда три альпиниста вернулись в лагерь, ситуация вышла из под контроля. Здесь их ожидали около сотни рассерженных шерпов, которые наносили удары руками и ногами, и даже стали бросать камни. Один из камней попадает Ули Штеку в лицо, разбив в кровь губы альпиниста.

Небольшая группа местных альпинистов встает между толпой и трио, пытаясь успокоить. Но ситуация остается угрожающей. По словам Моро шерпы угрожают: "Если вы не оставите лагерь немедленно, один из вас умрет сегодня вечером"

Только через 50 минут удается успокоить разбушевавшихся шерпов. "Мы были, как в другом мире, опасном непредсказуемом мире…", рассказывает Симоне Моро. Взяв только самые ценные вещи, в целях безопасности альпинисты спускаются в базовый лагерь.

В коммюнике, трио ищет причины для эскалации ситуации: "Мы считаем, что руководитель шерп устал и замерз. И в своей гордыне чувствовал, что мы без веревки и движемся намного быстрее, чем он сам"

"Тот факт, что на альпинистов напали, наносит ущерб имиджу всего Непала" , - с сожалением констатирует Нима Шерпа из агентства Чо Ойю, которое организовало экспедицию.

Полиция пытается прояснить точные обстоятельства конфликта. Но это нелегко из-за трудности связи с верхней частью мира.
Моро все еще намерен продолжить восхождение на Эверест, у Ули Штека, однако, желания больше нет, он летит из Катманду в Швейцарию.

Оригинал статьи: http://www.blick.ch/news/schweiz/ueli-steck-verletzt-id2286780.html

Комментарии (12)

Всего: 12 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 01.05.2013 18:53
  
4
Нападение шерпов на альпинистов на Эвересте: свидетельства очевидцев, пресса.


Моро, Штек и Гриффит подверглись нападению шерпов на склоне Лхоцзе.


1 мая 2013 г. Сначала Ули, а потом и Симоне покинули базовый лагерь. Пока неясно, будут ли власти Непала наказывать виновных шерпов, пока мы видим только, что конфликт спущен на тормозах. Симоне пошел по пути мирному, скорее всего это результат того, что он строит в Непале собственный бизнес, и надолго: свою вертолетную компанию. Главное, чтобы события на Эвересте не спровоцировали аналогичные нападения в других районах Соло Кхумбу. Эверест же становится все более и более проблемной горой, где некомфортно квалифицированным альпинистам делать самостоятельные восхождения.

Свидетельства очевидцев нападения на альпинистов 27 апреля в С2 показывают, что все происходило намного безобразнее, чем можно было представить вначале, т.е. 2 дня назад...

ОДин из лидеров коммерческих экспедиций, заваривших когда-то (а именно в 2003 г) всю эту кашу, приведшую в итоге к криминальному конфликту, написал статью, в которой пытается оправдать действия нападавших шерпов. Но получил за нее жесткую критику читателей сайта ExWeb.

Я сделала перевод комментариев, критикующих выступление этого дивного коммерсанта (Garrett Madison)

Add Alpine Ascents American and Garrett Madison to the list of groups and people who have revealed themselves as complete savage inhuman trash. Rationalizing the attempted stoning to death of some of the top athletes on the planet so that they can capitalize on everest further this season with their savage attackers, to make more money on tourist climbers.. This shows exactly how corrupt and spineless these apologists for savages really are. Alpine Ascents and Garrett are a disgrace to the civilized world.

Добавьте в список групп и людей, которые показали себя абсолютно жестокими бесчеловечными, American Alpine AScents и Гарретта Мэдисона. Попытка оправдать то, что озверевшие шерпы пытались закидать камнями до смерти нескольких ведущих спортсменов на планете так, что сорвалось их восхождение на Эверест, - это чтобы заработать больше денег на высотных туристах... Это ясно показывает, что дикарями-то как раз являются эти коррумпированные апологеты. ААА и Гарретт являются позором для цивилизованного мира.

Sadly I feel that all this apologetic version is wrong and disturbing. Not only it euphemistically omits all the violence from the one and only part that commit it (yes, the mob tried to "defend" one sherpa from a careless westerner;-) but also the bottom line of the defense is: If you come to Everest you should follow our rules (or protocol) or otherwise leave. And with this, all the mountain ethics is really a travesty. Compare the difficulty of a big team putting ropes (in many occasions with O2) with true alpine style with no oxygen and think who should have the preference in case of conflict in a crossing.

К сожалению я чувствую, что это принесение извинений - ошибочный и тревожный путь. Он не только спускает на тормозах насилие от одних, которые совершили его (да, толпа пыталась «защитить» одного шерпа от небрежных белых;-), но и саму базовую причину конфликта: Если вы приехали на Эверест, вы должны следовать нашим правилам (или протоколу) или в противном случае досвидос. И с такой этикой гора действительно является пародией. Сравните трудности большой команды, провешивающей перила (во многих случаях с O2) с командой в настоящемальпийском стиле без кислорода и подумайте, кто должен иметь предпочтения в случае конфликта в пересечении.


Garrett Madison's 'objective' report is a shameful piece of misinformation in the light of Chad Kellogg's eyewitness account (link below).
Это совершеннейшая деза, говорит очевидец событий в С2 Чэд КЕллог. Вот и его версия:

The men promised that if Simone came out on his knees and begged for forgiveness he would not be hurt. Simone tried to get out of the tent on his knees when he was beaten and forced back inside. A while later Melissa asked Simone to get back on his knees outside the tent and ask for forgiveness again. She had been assured by the instigators that he would not be hurt. So Simone got on his knees to ask for forgiveness and was kicked under the chin, someone tried to stab him with a pen knife, but fortunately the knife hit him in the padded belt of his backpack.

Simone retreated inside the tent again. Marty Schmidt recalled when I talked with him at Camp 2 that he saw a man getting ready to bring a large rock down on Simone’s head to kill him. Marty grabbed the rock and the man’s arm and shouted “no, no violence.” For his intervention he received a rock to the head himself. Marty was still wearing the bandage on his head when I spoke with him.

"Мужчины пообещали, что, если Симоне встанет на колени и попросит прощения, он не будет убит. Симоне пытался вылезти из палатки на коленях, но был избит и вынужден спрятаться обратно внутрь. Чуть позднее Мелисса просила Симоне встать на колени у палатки и попросить прощения снова. Шерпы заверили ее, что они не накинутся на Симоне снова. Симоне вылез, встал на колени, и тут же получил ногой удар по шее, кто-то пытался ударить его ножом, но к счастью удар ножа пришелся в пояс его рюкзака. Симоне снова отступил в палатку. Марти Шмидт вспомнил, когда я говорил с ним в лагере 2, что он заметил мужчину, который готовился сбросить большой кусок скалы вниз на голову Симоне чтобы убить его. Марти схватил камень и руку того человека и закричал: «нет, не насилие.» За его вмешательство он получил камень в голову сам. Марти по-прежнему носил повязку на голове, когда я говорил с ним."

Чэд КЕллог - известен тут в СНГ многим, это классный спортсмен, альпинист, он выиграл забег на Хан в 2003 г. (прим. ред)

Интервью Ули Штека.

отличное иинтервью. Билли Бирлинг (автор) - сама восходительница на Эверест и другие 8000-ки, она работает в КТМ помощницей мисс Хоули, так что в теме

Центральная непальская газета о происшествии на Эвересте На редкость адекватная статья, правильно оценившая причину конфликта: это не просто классовая война, а следствие доминирования крупных коммерческих экспедиций над маленькими спортивными или просто независимыми. ПРоблема нарастает год от года, причем не только на Эвересте с обеих сторон, но и на прочих 8000-ках, за редким исключением.

30 апреля 2013 г.

Вчера в Эверест ВС прибыл представитель армии Непала. На общем собрании экспедиций было принято следующее:

The text reads as follows:

Today, on 2070 Bhaishak 16 (April 29, 2013) at Everest base camp at SPCC office, with the presence of the Chief of Nepal Army team leader, Major Sunilsingh Rathor and the following attended personnels agreed to do the following decisions regarding the arguments between the two groups on April 27 while fixing ropes between camp 2 & camp 3.

1. On April 27 2013, above Everest Base Camp, at Camp 2 and Camp 3 an agreement arose between foreign climbers and Nepali climbers and the situation was discussed today at this meeting. Both parties have realized their errors and apologized to each other in front of those present. Furthermore, both parties agreed to help each other in the future to make successful each others goals. It has also been decided that this issue will not be raised again.

2. All those present agreed and committed that such activities must never be repeated by anyone in mountaineering and in the tourism sector. If any party is dissatisfied with the actions of another party, they commit not to go into conflict or use violence against the other party. Instead they commit to report the actions to the government representatives or releventent government recognized association present at the base camps, to come to an amicable solution between the parties.

Перевод:

Сегодня, on 2070 Bhaishak 16 (April 29, 2013) в базовом лагере Эвереста, в офисе SPCC, в присутствии представителя армии НЕпала, майора Sunilsingh Rathor и следующих представителей были приняты решения в отношении конфликта двух групп, который произошел 27 апреля при провешивании перил между лагерями 2 и 3.

1. 27 апреля 2013, выше базового лагеря, в С2 и С3, иностранные альпинисты и непальские альпинисты пришли к соглашению, и ситуация обсуждается на этом собрании. Обе стороны поняли свои ошибки и принесли извинения друг другу в нашем присутствии.В дальнейшем обе стороны обещают помогать друг другу в достижении их целей. Кроме того, решено, что впредь подобный конфликт не должен повториться.

2. ВСе присутствующие принимают, что практика таких разборок на горе никогда не должна повториться в области туризма. Если же какая-то группа будет несогласна с действиями другой группы, им следует не устраивать разборки на месте с применеием силы, а обратиться а правительство страны для решения с мирным урегулированием конфликта сторон.




это общее собрание - картинка с собраний в СССР эпохи 50х, когда одни признают вину, извиняются, другие (которые "не читали") осуждают.

Ясно, что подписанный документ против агрессии на горе, но как ее можно будет избежать в реале - там не сказано, естественно. Что вы станете делать, если озлобленный шерпа угрожает вам ледорубом на склоне? станете жаловаться в министерство? спуститесь, и будете ждать, пока вопрос рассмотрят в инстанциях?

погибла гора окончательно для нормальных восходителей.
победило бабло, которое приносит колхоз чайников.

Так что, дорогие альпинисты, в случае, если захотите САМОСТОЯТЕЛЬНО, в отличие от этой толпы туристов с кислородом, решать, как вам идти на эту гору, вам придется столкнуться с серезными препятствиями в лице означенного колхоза.

28 апреля 2013 http://www4.montagna.tv


"Примерно в 8 часов утра 27 апреля 2013 Симоне Моро, Ули Штек и Джонатан Гриффит стартовали из С2, чтобы добраться до нижнего лагеря 3 на высоте примерно 7200 метров на Западной стене Лхоцзе. Команда высококвалифицированных высотных шерпов провешивала перилами стену и попросила альпинистов не пользоваться их веревками, пока они работают. Тройка поднялась на примерно 50 футов, чтобы не мешать шерпам.
Следует отметить, что все трое альпинистов имеют многолетний опыт восхождений по всему миру и прекрасно знают, понимают и уважают работу, которую делают шерпы.
На высоте, где стояла их палатка, тройка пробила тропу в снегу, они были вынуждены пересечь веревки шерпов, чтобы подойти к своей палатке, т.к. эти веревки были провешены в 20 м от нее по обеим сторонам. Альпинисты решили пересечь перила там, где четверо шерпов стояли пристегнутые, в то время как их лидер наблюдал за работой на веревках выше.

Перешагивание через перильные веревки никак не могло помешать шерпам. Альпинисты поднимались без использования своей веревки, так что запутаться было нечему. Кроме того, они шли ниже этих четверых шерпов, так что сбить случайно снег или лед на них они тоже не могли.
Джонатан Гриффит шел впереди, когда он пересекал веревки, Ули был в 15 метрах позади него. Когда Ули пересекал веревки, шерпский лидер начал кричать на него и угрожать ледорубом. Ули инстинктивно схватился за перильную веревку, ибо сам шел без страховки – нормальная реакция на угрозу ледорубом. Увидев это, шерпский лидер заорал, что Ули «прикасался к нему". Затем он стал кричать, что альпинисты столкнули лед и травмировали одного из шерпов, работающих ниже. Поскольку тройка поднималась без веревки, по глубокому снегу, это очень маловероятно.

Ули Штек попытался успокоить его, предлагая ему помощь в провешивании перил к С3, но это только ухудшило ситуацию. Подошел Симоне Моро, и лидер шерпов стал угрожать ледорубом и ему. Симоне в ответ послал его, что было вполне естественно. Шерпский лидер расценил это как еще один акт агрессии со стороны альпинистов, и приказал своим 17 шерпам бросать работу на Зап. Стене Лхоцзе и спускаться в С2. Хотя реально альпинисты никоим образом не помешали работе шерпов.
Чтобы разрядить ситуацию, Ули Штек провесил более 260 метров веревки до лагеря 3.

Когда альпинисты спустились в С2, их окружили около 100 шерпов. Они готовы были расправиться с парнями, кидали камни. Между толпой агрессивных шерпов и альпинистами буфером стала небольшая кучка других шерпов, и им тройка альпинистов обязана жизнью. Тем не менее, и альпинисты, и эти смелые шерпы, пытающиеся успокоить агрессивных, вновь были атакованы, а также было сказано, что одного из альпинистов убьют ночью, а потом и других двоих.

Все это продолжалось минут 50, в итоге альпинистам заявили, что если они не уйдут вниз в течение часа, то будут убиты. Команда Симоне предприняла спуск до базы, им пришлось идти кружным путем среди незнакомых сераков и трещин, т.к. те же шерпы блокировали спуск по провешенным перилам.

Шерпы сказали, что причина, почему они напали на альпинистов, заключалась в том, что они сбросили лед на шерпов, работавших ниже. Но ни один шерпа не был ранен. С другой стороны на ледовой стене весьма вероятны попадания осколками льда. Альпинисты считают, что руководитель шерпов просто устал, замерз и был уязвлен, что их тройка двигалась без веревок гораздо быстрее, чем они. В любом случае, не было никаких оснований пытаться убить 3х иностранных альпинистов.

Непальские власти отнеслись к произошедшему очень серьезно, так как на горе работают коммерческие экспедиции. Полиция, Мин. Туризма и Ассоциация шерпов проводят расследование.
Команда Моро благодарит всех тех, кто спас им жизнь в С2, и тех, кто в настоящее время проводит расследование ".

Перевод Елены Лалетиной

Источник: http://russianclimb.com
#2 | Андрей Бузик »» | 03.05.2013 07:40
  
4
Ули Штек: «Я не вернусь на Эверест»
Ули Штек (справа) и Симоне Моро. (Epic TV)

Знаменитый швейцарский альпинист Ули Штек никогда больше не взойдет на Эверест. Об этом он рассказал порталу swissinfo.ch, находясь в Базовом лагере, на полпути к высочайшей вершине мира, после того, как он и его попутчики подверглись нападению и смертельным угрозам.

«У меня тут больше ни к кому нет никакого доверия. На эту гору я больше не вернусь никогда», - заявил 30-го апреля находящийся весь в растрепанных чувствах швейцарский альпинист-экстремал Ули Штек. В эксклюзивном интервью известный своими скоростными восхождениями спортсмен рассказывает о том, что произошло с ним в воскресенье 28 апреля на самой высокой горе мира.

«Это столкновение стало выражением гнева и ненависти, накопившихся за много лет, символом настоящей пропасти между двумя мирами», - говорит Ули Штек. Он признает также, что действия его команды после первой фазы конфликта с шерпами, крепившими веревки над лагерем номер 2 для обеспечения коммерческих восхождений, могли оказать провоцирующее воздействие, что и привело конфликт к эскалации.
swissinfo.ch: Что там произошло наверху? Почему вы подверглись нападению?

Ули Штек (Ueli Steck): Я сам до сих пор продолжаю искать ответ на этот вопрос. Я не думаю, что нападавшие имели какие-то проблемы с нами персонального, личного характера. Я думаю, что речь идет о какой-то более общей проблеме, о кризисном потенциале, накопившемся в Непале и теперь вдруг вышедшем на поверхность.

Я думаю, нам просто не повезло, и мы были не в том месте и не в то время. Все началось в форме словесной перепалки на горе, немного ниже лагеря номер 3. А когда мы вернулись в лагерь номер 2, то примерно сто проводников-шерп попытались напасть на нас.

swissinfo.ch: По словам СМИ и самих шерп, вы поступили необдуманно, совершая восхождение над проводниками в тот момент, когда они как раз занимались крепежом веревок. Как по-Вашему, может быть, проблема как раз заключалась в этом?

У.Ш.: Нет, я не думаю, что проблема скрывалась именно здесь. Мы знали, что они крепят веревки, и мы им не мешали. Они крепили веревки для участников коммерческих восхождений, а не для нас, по той простой причине, что нам такие подпорки не нужны, мы обходимся без них...

Конечно, на горе всем должно найтись место. Поэтому мы начали восхождение примерно в 50-ти метрах слева от них, именно для того, чтобы не мешать им, при этом мы очень внимательно следили за тем, чтобы на них не падали куски льда. Мы никоим образом не могли им помешать.

Я думаю, им не понравился сам факт нашего восхождения; они, наверное, думали, что, раз, мол, они сейчас на горе, то остальным просто нечего тут вообще лазить, кроме них… – в этом как раз заключалась самая большая проблема.

Конфликт

28 апреля 2013 года швейцарский альпинист Ули Штек, его итальянский напарник Симоне Моро (Simone Moro) и британский фотограф Джон Гриффит (John Griffith) подверглись в лагере номер 2 на высоте 6 400 метров нападению со стороны примерно ста горных проводников - шерп.

Несколькими часами ранее эта группа из трех человек проследовала вверх по склону мимо нескольких шерп, крепивших веревки для участников коммерческих восхождений над лагерем номер 3 на высоте 7 300 метров.

Затем Штек, Моро и Гриффит вернулись в Базовый лагерь на высоте 5 300 метров и заявили, что прерывают свою экспедицию.


swissinfo.ch: Что произошло, когда вы вернулись в лагерь номер 2?

У.Ш.: Для начала мы должны были на высоте примерно 7 100 метров совершить траверс к нашей палатке. (Совершать траверс: переправляться по маршруту, проходящему по гребню горного хребта, с преодолением ряда вершин – прим. ред.)

И вот как раз в этот момент наши пути и пересеклись. Мы старались при этом вести себя как можно осторожнее. Как только мы достигли страховочной петли, они начали кричать на нас, но дискутировать нам с ними было бы совершенно бессмысленно.

Они были вне себя от злости. Они покидали все свое снаряжение, заявили, что, мол, они закончили крепить веревки - и начали спуск. У нас было на совести неспокойно из-за того, что мы невольно могли помешать коммерческим экспедициям, и поэтому мы решили по пути вниз закончить их работу и на протяжении всего оставшегося пути закрепить веревки.
swissinfo.ch: Как вы думаете, как должны были чувствовать себя шерпы после того, как они увидели, что вы завершили их работу? Может быть, именно поэтому они так озлобились?

У.Ш.: Теперь, оглядываясь назад, можно, наверное, согласиться с тем, что, наверное, эти наши действия могли привести их в состояние гнева. Однако тогда, в тот момент, мы просто почувствовали себя не в своей тарелке от того, что из-за нас шерпы были вынуждены прервать свою работу для коммерческих туров. Именно поэтому мы и закончили за них то, что они начали…

Однако может быть это только стало поводом для эскалации. Потому что то, что произошло после нашего спуска в лагерь номер 2, – это совершенно неприемлемо. Поводов для попыток убить трех человек совершенно не было никаких, при всем желании...
swissinfo.ch: Они в самом деле угрожали убить вас?

У.Ш.: Да, таковы были их слова. Ситуация вышла из-под контроля и ее никто уже не мог удержать. Это была настоящая толпа численностью человек в сто, наверное. Она кидала в нас камни и угрожала прикончить.

swissinfo.ch: Вы прервали свою экспедицию потому, что шерпы потребовали от вас уйти, или вам хватило уже этого столкновения с ними?

У.Ш.: На этот вопрос сложно ответить, особенно с учетом того, что толпа в сто человек обещает лишить тебя жизни, а еще потому, что среди этой сотни были люди, с которыми ты в прошлом году покорял Эверест и которые вроде как считались твоими друзьями.

Я весьма разочарован, я теперь потерял к ним всякое доверие. На эту гору теперь мне больше пути нет, пусть даже все мне в голос говорят, что такого больше не повторится. Но кто мне даст гарантию, что в следующий раз мне кто-нибудь не обрежет веревку или не подпалит палатку?
swissinfo.ch: Вы уверены в том, что Вы никоим образом не могли спровоцировать шерп?

У.Ш.: В этом-то и проблема... Шерпы тут работали уже несколько лет и в Непале они считаются состоятельными людьми, у которых даже есть в руках нечто вроде определенной власти. С другой стороны, они смотрят на всех этих «западников» и видят, как они тут на горе делают деньги… И между шерпами и этими «западниками» пролегает глубочайшая пропасть.

То, что произошло там, вверху, стало выражением гнева и ненависти, накопившихся за много лет, символом настоящей пропасти между двумя мирами, ревности, которая с годами только крепла.

Покорить Эверест

Каждый год примерно 800 альпинистов пытаются добраться до вершины горы Эверест. Успеха из них добиваются в среднем две трети.

Основной сезон восхождений приходится на весну. В общей сложности сейчас возможности подняться на гору ожидают в Базовых лагерях на южной стороне (Непал) и на северной стороне (Тибет) горы примерно 60 экспедиций.

Как правило, альпинисты нанимают себе местных жителей в качестве «шерп» - проводников и носильщиков. Шерпы несут с собой запасы кислорода и укрепляют на пути страховочные веревки.

В настоящее время список тех, кому удалось подняться на вершину, состоит из примерно 6 тыс. имен. Всего с 1953 года попытку покорить самую высокую вершину мира предприняли примерно 15 тыс. человек.

Начиная с 1953 года, покорить гору без использования кислорода удалось только примерно 150-ти человекам, среди них и трем швейцарцам Эрхарду Лоретану (Erhard Loretan), Жану Труайе (Jean Troillet) и Ули Штеку.

В 1986 году, поднимаясь по северной стороне, Лоретан и Труайе установили рекорд скорости – 39 часов до вершины.


sswissinfo.ch: Вы вместе с Симоне Моро имели совершенно ясные планы и мечты. Каково Вам теперь, после того, как пришлось вернуться несолоно хлебавши?

У.Ш.: Я пока просто вне себя. То есть для начала я вообще рад, что живой остался. Но так если посмотреть, то все пошло прахом. Они просто взяли и украли у нас нашу мечту. У нас была сильная команда, и условия на горе были идеальны.

Я был уверен в нашем успехе почти на 99%, и все это просто очень больно. Но просто так вернуться на Эверест я не могу, и с этой точки зрения, шерпы разбили мою мечту вдребезги.
swissinfo: 29 апреля между вашей командой и шерпами была проведена церемония примирения. Можно ли считать, что на этом конфликт исчерпан?

У.Ш.: Если честно… Смотрите, церемония эта так называемая, в самом деле, слегка успокоила и притушила ситуацию. Но проблема сама по себе осталась. Для меня все слова остались красивыми словами.

Да, находясь в Непале, мы должны соблюдать местные правила. Однако как подумаешь, каким образом они пытаются тут разруливать сложные ситуации… Слов нет…
swissinfo: Вернуть доверие к восхождениям на Эверест уже, по сути, невозможно?

У.Ш.: Именно так. Эти события останутся навечно в моей памяти. Я теперь совершенно иначе смотрю и на Эверест, и на регион Солу Кумбу (Solu Khumbu).

Я любил Солу Кумбу, я там был раз десять, наверное. А теперь мне совершенно неохота опять появляться там и продолжать играть во все эти игры. Собственно, никакой обязаловки для меня тут нет.
swissinfo: Что говорят Ваши спонсоры? Они хоть как-то Вас понимают?

У.Ш.: Конечно! Но мы живем на Западе, а тут ничего не дается бесплатно. Спонсоры хотят получать на мне прибыль.

И мы втроем находимся сейчас на краю финансовой пропасти, потому что в последнее время у нас были огромные расходы. И даже если спонсоры пока продолжат нас поддерживать, они все равно потребуют от нас, как говорится, за каждый скормленный витамин множество мелких услуг…

Билли Бирлинг (Billi Bierling)
Базовый лагерь Эвереста, Непал.
Перевод с немецкого и адаптация: Петров Игорь
http://www.swissinfo.ch/rus/detail/content.html?cid=35688544
#3 | Андрей Бузик »» | 03.05.2013 08:13
  
5
Денис Урубко: Военные действия разлива Кхумбу.
1. Многие хотят и стараются подняться на Эверест, и все имеют на это равные права.
2. Правила Непала ЗАСТАВЛЯЮТ альпинистов пользоваться услугами шерпов (непальского персонала) для провески маршрута веревками – в ледопаде Кхумбу и на склоне Лхоцзе.

Ситуация,произошедшая с группой Симоне Моро, конечно же, не нова. Для меня она стала ожидаемым конфликтом, который должен был возникнуть на фоне давних «розовых» отношений. Поэтому, не желая выглядеть окончательной инстанцией, я только выражу свое личное отношение к произошедшему, и к причинам, лежавшим, по моему мнению, в основе ссоры. Для краткости изложения не стану приводить примеры, хоть все мои слова опираются на личный практический опыт.
Из нескольких лет, проведенных в экспедициях, я вынес твердое убеждение, что решать любой конфликт на маршруте с помощью силы – бесполезно. В конечном итоге недосказанность выльется в проблемы для обеих (всех) сторон. Разобраться, кто и как начал первым, кто «правее», а кто «виноватей» не получится.

С другой стороны, именно шерпы, как я видел, часто теряют самообладание, и первыми кидаются в драку, начинают агрессию, хватаются за оружие. Так происходило ВО ВСЕХ случаях, когда я становился свидетелем или участником противостояний между непальцами и лицами других национальностей.

Сознание западного человека, наоборот, отличается большей взвешенностью, поиском путей решения проблемы без физического взаимодействия. В этом плане Симоне Моро для меня стал учителем, потому что в ситуациях, где единственным выходом мне виделась «война», итальянец умудрялся находить решение, удовлетворявшее всех. Европейская толерантность и политкорректность Ули Штека тоже переходит всякие границы. В отношениях с людьми он крайне мягкий деликатный человек. Джон Гриффит – человек искусства, очень добро относился к шерпам, никогда ни с кем не конфликтовал в продолжение экспедиции.

К тому же, в толпе (группе) «местные» вообще теряют рамки приличий и осторожности. Безнаказанность, помноженная на уверенность в силах на «своей» территории, срывает последние ограничения. Это свойство, конечно, не только непальцев. При том, что у них всегда остается возможность продолжить конфликт, отомстить после – создать проблему в отношениях с другими «местными», своровать или испортить снаряжение, испоганить здоровье, настрой на восхождение, «накрысятничать» сотней мелких деталей.

Шерпы почему-то считают Эверест своей собственностью, забывая, что сами являются частью народа Непала. Эта выдуманная кастовость призвана поднять самооценку, позволяет им свысока смотреть на людей других национальностей, диктовать свои «неписанные» правила. Поэтому, большинству из них глубоко плевать на другие неписанные правила вроде гостеприимства, уважения мастерства, уважение старшего, стремление учиться новому и т.п. В данном случае нужно сделать отступление, и упомянуть «меньшинство» (которое на самом деле пока является большинством, просто меньше контактирует с лицами других национальностей) из шерпов. Они с искренним уважением относятся к другим людям, соблюдают этикет, реальным теплом поддерживают упомянутые выше добрые «неписанные» законы. Можно отметить две категории. Это либо взрослые состоявшиеся люди,помнящие свою молодость, знающие цену денег, добытых тяжелым трудом. Либосовершенная молодежь, которую пока не допустили к кормушке, кого не развратила праздность и легкая нажива. На их совести доброе отношение к приезжим.

Все остальное пропитано деньгами. Именно о деньги, как ни парадоксально прозвучит, сломалась группа Моро-Штек-Гриффит. Потому что за спиной того сирдара, что начал конфликт, стояли бесчисленные доллары коммерческих групп клиентов, для которых провешивалась линия веревок. Именно это (вкупе с вышесказанным) дало возможность развить проблему, усугубить ее. Причем в ту яму, откуда вытащить ситуацию стало невозможным. Сотни псевдоальпинистов, которые заплатили деньги за дорогу к вершине Эвереста, стояли за сотней шерпов, возомнивших себя обиженными.

Это палка о двух концах. В сознании местного рабочего класса давно существует стереотип, что именно они и есть настоящие альпинисты. От милости которых зависят толпы коллекционеров, готовых платить деньги за возможность стать первым «…-анцем», «человеком с …», «человеком без …» «…-алистом», «… раз за … дней». Да пусть их! Но пока так происходит, всем этим псевдогероям придется быть в рабстве у хозяев положения, шерпов. И помнить о плевках и усмешках за спиной. При том, что в лицо будут улыбаться так широко, насколько позволяет банковский счет клиента. А не заплатит этот – пожалуйста! Всегда найдется другой, готовый раскошелиться.
Кроме того, в условиях наплыва на Эверест посетителей, квалификация работников катастрофически не дотягивает до нужного уровня. Коммерческим экспедициям приходится брать кого угодно за любые деньги. Поэтому и оказываются на ледопаде рискующие собой (и гибнущие в трещинах) непальцы. На маршруте впахивают не альпинисты, а едва научившиеся держать жюмар «работники». При том, что именно они считают себя вправе диктовать условия. И не дай Бог кому-то из этого отряда покажется, что на него косо поглядели, тогда на помощь обиженному сбегутся сотни таких же, мечтающих защитить свои псевдоправа и псевдообязанности. А за их спиной молчаливо и сурово будут стоять сотни псевдоальпинистов, для которых важным является сервис перильных веревок, установленных лагерей и кислородного оборудования.

Представьте ситуацию, что сирдар был бы хорошим горовосходителем, знающим цену настоящему маршруту, уважающим других людей. Он не паниковал бы на 35-градусном льду, был бы спокоен за своих работников. Тем более, используя уже готовую линию перил (провешенных Болотовым и мной) к Третьему лагерю. Тогда, видя реальных мастеров своего дела (Симоне, Ули, Джон), деликатно пересекающих линию веревок, он отнесся бы к этому спокойно и взвешенно. И ничего взрывоопасного не последовало бы. На склоне Лхоцзе практически нет камней, которыми можно было бы поранить нижеидущих. Группа Моро не занималась вырубанием ледовых линз; максимум, что они могли уронить – десятиграммовые осколки из-под зубьев кошек. А это совершенно безопасно на том рельефе, испещренном кавернами, трещинами, пятнами мягкого снега – дальше пяти метров ничего не сыпется.

Самое серьезное, что можно было сделать сирдару – постараться разобраться в произошедшем в Базе с руководством. Вместо этого человек, не соответствовавший своей должности, начал неадекватные действия, которые переросли в неправомерные. На помощь сбежались такие же не соответствовавшие высокому званию Хозяев Вершины мира отморозки – толпой на троих человек.

Детали той драки постепенно вырисовываются. К примеру, ясно, что вокруг стояли еще два десятка иностранцев-альпинистов. Практически все они лишь наблюдали, не вмешиваясь в происходившее. Право, будь ребята поактивней, и эту драку можно было замять без проблем. Избежать унижения друзей, постановки на колени, пинков и киданий камнями. Равно, как и дальнейших препирательств. Но только два человека попытались помочь команде Симоне Моро – Мелисса Арнот и Марти Шмидт. Они кидались перед нападавшими, получая пинки и затрещины, радуя шерпов разбитыми в кровь лицами.
В деревне Дебоче, где я восстанавливался после болезни, все знали, что я из команды Симоне Моро. Поэтому, не удивили злые взгляды портеров и гидов поутру после событий. А через два дня, подходя к Базовому лагерю, возле одной из палаток я встретил двух шерпов, которые самозабвенно мочились, выпятив гениталии в сторону группы иностранцев в пяти метрах, всем видом демонстрируя победителей. Мол, и что вы нам сделаете?! Одно слово – свиньи. Болотов, узнав, что я показал им неприличный жест, едва не поперхнулся. И долго убеждал быть тише воды, ниже травы.

Что там стало с сирдаром, заварившим всю эту кашу? Говорят, отстранили от дела, и отправили домой. Ну, наверняка еще сказали «ай-ай-ай». А через недельку, наверняка, он снова возникнет в работе, самоуверенный и амбициозный. Знаем мы эти тонкие «восточные» отношения между родственниками! Потому что работать кому-то надо. Большинство так называемых «шерпов» не умеют выполнять нормальную альпинистскую деятельность. Максимум, на что способны работники коммерческих фирм - ходить с жюмаром в кошках по ледопаду и склону Лхоцзе, перетаскивать кислородные баллоны и устанавливать палатки для клиентов. Зато понтов и гонора у всех – выше крыши!
Итог неутешительный. Ули Штек, травмированный физически и морально, уехал домой – веру в человечество и сумму в десятки тысяч евро ему уже никто не вернет. Схожая ситуация у Симоне Моро и Джона Гриффита. Чего-то красивого нового интересного на Эвересте лишился весь мир. Быдло, которое махало ножами и камнями в Лагере 2, получило полное удовлетворение чувства собственного достоинства. Они остались правы перед своими семьями, друзьями, согражданами и законом Непала. Им предстоит работать, кормить детей, питать экономику Непала, помогать людям Мира прикоснуться к обаянию Высочайшей вершины. И по провешенным ими перилам… да, конечно, пойдут сотни людей, заплативших деньги за бесспорное право подняться на вершину. Удачи, друзья, дерзайте навстречу собственному приключению!

Только не бросайте использованные кислородные баллоны на восточную стену Эвереста. Вдруг там лезет новый Карлос Булер в стремлении проложить путь в Неведомое. У него тоже есть на это право.

Денис Урубко; http://urubko.blogspot.ru/
#4 | Гелена »» | 09.05.2013 01:27
  
5
Я думаю, всё дело в зависти. Ули Штек совершил самое скоростное восхождение на Эверест, да притом без кислорода. Шерпв не могут повторить его рекорд.
#5 | Горовосходительница »» | 21.05.2013 13:43 | ответ на: #4 ( Гелена ) »»
  
-6
В сознании местного рабочего класса давно существует стереотип, что именно они и есть настоящие альпинисты. От милости которых зависят толпы коллекционеров, готовых платить деньги за возможность стать первым «…-анцем», «человеком с …», «человеком без …» «…-алистом», «… раз за … дней». Да пусть их! Но пока так происходит, всем этим псевдогероям придется быть в рабстве у хозяев положения, шерпов. И помнить о плевках и усмешках за спиной.
Это цитата из комментария Дениса Урубко, к которому я отношусь с глубочайшим уважением, как высококлассному альпинисту. Но прочитав ее, я почувствовала невероятное разочарование.. Я уже несколько лет хожу в горы, основная масса восхождений - именно коммерческие маршруты, начиная с нашего родного Эльбруса, заканчивая восхождениями в Андах и Гималаях. Почему коммерческие? Потому что не все рождаются талантливыми альпинистами, которым всю последующую жизнь спонсоры и друзья оплачивают реализацию их "мечт". Некоторые, как я, рождаются первоклассными юристами, которые честно зарабатывают свою зарплату и сами осуществляют свои мечты о высших вершинах континентов. Коммерческие еще и потому, что так, к примеру, проще получить пермит.
Я много читала интервью и других сообщений о восхождениях на Эверест, где такие коммерческие горовосходители как я обсуждались в негативе, и они (эти публикации) не задевали. Но прочитав эти слова, да еще сказанные устами Дениса Урубко с таким откровенным пренебрежением...
Когда произошел описанный конфликт, я находилась в коммерческой экспедиции, идущей по северному склону на Эверест со стороны Тибета. Безусловно то, что случилось, стало предметом бурных обсуждений. Я как юрист, ни тогда, ни сейчас не смогла дать свою 100 %-ую оценку произошедшему, потому что из публикаций и сообщений ясно только одно мнение - это мнение европейских альпинистов. Версию произошедшего, изложенную сирдаром шерпов, я в интернете не нашла. Но мой опыт восхождений, пусть и не такой большой как у Дениса Урубко, свидетельствует о дружелюбии и внимательном отношении шерпов к клиентам. Поверьте мне, когда ты улыбаешься на клоне шерпу и дружелюбно приветствуешь его, ты получаешь абсолютно равнозначную реакцию в ответ. Иных вариантов в моей практике не было.
И еще. Если ты видишь писающего шерпа и показываешь ему по этому поводу неприличный жест, твой уровень воспитанности и толерантности не выше чем у представителей этой замечательной горной народности. Может от этих составляющих и зависит такая перехлестывающая через край степень пренебрежения к нам - коммерческим восходителям?
  
#6 | Анатолий »» | 21.05.2013 18:28 | ответ на: #5 ( Горовосходительница ) »»
  
-6
Вы знаете, я совершенно с вами согласен, причем буквально с каждым вашим словом. И от начала до конца.
Я даже написал свои соображения в открытой теме о восхождении Урубко и Болотова. (сейчас она закрыта для обсуждения из-за гибели Алексея Болотова)
Потом стер пост. Не мне обсуждать Урубко.
Скорее всего конфликт был сложный и не однозначный. И его сложно вообще обсуждать, тем более имея точку зрения все же западных восходителей.
Многих, кто идет в горы по стандартному маршруту, по прохоженной тропе ( коммерческие восхождения ) не считают альпинистами, те, чьи заслуги или действительно очень высоки, или не очень, но они как бы дистанцируются. Пренебрежение я замечал. И считаю что это неправильно. У каждого свой уровень. НО отношение должно быть ... как бы это правильней выразиться.... уважительным. К любому уровню.
#7 | Ludmila »» | 22.05.2013 12:58 | ответ на: #6 ( Анатолий ) »»
  
-5
А я, знаете ли, считаю, что все мы там гости. И я считаю, что мы не имеем право относится к ним пренебрежительно. Я не хочу никого осуждать или защищать, у меня недостаточно информации, чтобы делать выводы, но мне кажется, что такая реакция шерпов могла быть просто зеркальной. Как написала предыдущий автор: "Поверьте мне, когда ты улыбаешься на клоне шерпу и дружелюбно приветствуешь его, ты получаешь абсолютно равнозначную реакцию в ответ. Иных вариантов в моей практике не было" - могу подтвердить только то же самое.
И какая разница, сколько у тебя походов и восхождений? Просто будь человеком, не раздувай излишнюю важность из своей персоны и действий...
Не даром же поговорка есть - будь проще и к тебе потянутся люди)))))))))
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU