Последняя высота. Алексей Никифоров.


Память странная штука. У одних она хранит хорошее , у других плохое. И все вперемежку у третьих.
Статья о смерти Никифорова. Московский Комсомолец, 27.06-4.07, 2001
Она обвинительная. Думал ставить ее в заглавное сообщение, или ставить другую. Решил поставить эту. Но не потому что придерживаюсь взглядов явно озвученных.

Там в горах все сложнее. И важны решения исходящие от конкретной ситуации, причем именно там, а не потом и внизу. на равнине написанные. Мы часто грешим поспешными выводами. Осуждаем. Находим аргументы.
Но как бы мы сами поступили, когда были бы там? Мы задаем себе вопрос и знаем ответ. Но этот ответ продиктован нашим состоянием здесь, а не там.

Поэтому я эту статью ставлю первой, как остро-полемическую, но никак не высказывание истины в последней инстанции.

Анатолий

+++

[«Московский Комсомолец», 27.06-4.07, 2001]

Обычному человеку не понять, что влечет их в горы. Заставляет бросать семью и работу, тратить на восхождения тысячи долларов. Рисковать жизнью, наконец. Разумом, конечно, воспринимаешь - тяга к острым ощущениям, стремление проявить свое «я». Но вот до сердца не доходит. И потому каждая смерть на вершине режет какой-то своей нелепостью, неправильностью.

Месяц назад при подъеме на Эверест погиб петербуржец Алексей Никифоров. Классный программист, любящий муж и отец. Через три недели ему должно было исполниться сорок шесть - самый расцвет. А сейчас его друзья при разговоре отводят глаза, как будто они виноваты в том, что в тот роковой момент их не оказалось рядом. «Настоящий мужик был», - таково резюме всех, с кем удалось поговорить. А мне опять холодной змейкой заползает в душу сомнение: зачем, кому это нужно?

Наверное, все как раз наоборот - потому он и стал настоящим мужиком, что ходил в горы. И прав был Высоцкий, с надрывом утверждавший: «Нет, никто не гибнет зря». Но внутри все равно холодно и пусто. Как на той высоте 8848, которая зовется Эверестом...

Вечный «перепой»

К горам Леша Никифоров пристрастился так же, как и большинство его товарищей. В физико-математической школе № 30, где он учился, была хорошая туристическая секция. Походы, песни под гитару у костра быстро увлекли юношу. Со временем тяга к неизведанным маршрутам усилилась, а сами маршруты порядком изменились. За свою жизнь он успел покорить все «семитысячники», расположенные на территории бывшего СССР, - пик Коммунизма, пик Ленина, пик Корженевской, пик Победы и Хан-Тенгри. По сложившейся традиции, такой альпинист получал право именоваться «снежным барсом». Кроме того, в его активе были восхождения на вторую и четвертую вершины мира - Чогори и Макалу. Не хватало только Эвереста...

Удивительно, но никто из коллег Алексея не смог вспомнить ни одной экстремальной ситуации, приключившейся с ним в горах. В течение почти тридцати лет - ни травм, ни обморожений. «Надежный», - говорят все в один голос. Для альпиниста такая характеристика дорогого стоит. Потому-то и идти с ним в экспедицию хотели многие.

- Некоторые скалолазы действуют по принципу «зайти и умереть» [?! С.К.], - рассказывает один из его друзей Алексей Седов. - Леха был другой - спокойный, уверенный, хладнокровный. Он не допускал горячности и спешки. Ведь там, наверху, одно неточное движение может стоить жизни.

Отличался он и абсолютной бесконфликтностью. В горах выдержка играет особенно важную роль. В течение многих недель находиться в окружении одних и тех же людей чрезвычайно сложно. Тем более, когда на тебя давит постоянный дискомфорт и гипоксия. Опытные альпинисты сравнивают пребывание на высоте с состоянием, которое испытывает человек после перепоя. Его тошнит, мутит, каждая мелочь раздражает.

- Все это очень опасно, - комментирует Седов. - Для психологически неустойчивого спортсмена достаточно пустяка, чтобы он сорвался. У нас бывали случаи, когда люди, плюнув на все, отправлялись куда глаза глядят. Заблудиться и замерзнуть в такой ситуации - легче легкого. Так вот Алексей не только сам никогда не поддавался эмоциям, но и умел успокаивать других. Не случайно его очень ценил знаменитый Владимир Балыбердин. Первый советский покоритель Эвереста сам отличался сложным характером, из-за чего переругался со многими друзьями-альпинистами. Но вот с Алексеем размолвок у него практически не было.

Этот манящий Эверест

Очень хотел покорить высочайшую точку мира и Никифоров. Побывать на Джомолунгме - мечта каждого альпиниста. Мечта столь же ослепительная, как и лежащий на вершине снег. С каждым годом Эверест становился для него все притягательнее. Алексей прекрасно понимал: еще несколько лет - и подняться на гору будет уже невозможно. «Полтинник» для восходителя возраст почти предельный.

- Леша хорошо подготовился к этой экспедиции, - говорит его друг детства Дмитрий Пономарев. - Да и из дома он уезжал с легким сердцем. Жене Любе пообещал: «Если возникнут какие-то трудности, продолжать восхождение не буду - сразу вернусь». Знать бы тогда, как все сложится на самом деле...

Поначалу ничто не предвещало неприятностей. На протяжении первой части экспедиции Алексей чувствовал себя совершенно нормально. По правилам, альпинисты должны преодолевать высоту в несколько приемов - чтобы успеть акклиматизироваться. Оставив груз в базовом лагере, они спускаются вниз и отдыхают (восстановить силы в условиях высокогорья невозможно), а потом вновь поднимаются и идут дальше. Так была преодолена отметка 5,4 километра, пройдены высотные лагеря на отметках 6,3, 7,0 и 7,5 километра.

Проблемы у Никифорова начались за сутки до решающего штурма, 22 мая. В тот день он шел едва ли не в два раза медленнее, чем остальная группа. Тем не менее вместе со всеми петербуржец добрался до штурмового лагеря на отметке 8,3 километра и на следующее утро собирался идти дальше. Но...

Неоконченный подъем

На рассвете 23 мая Алексей почувствовал себя хуже. Высота - опасная штука, здесь в условиях максимального [?! С.К.] давления холод и сухость воздуха особенно чувствительны. Свою роль играет и солнечная радиация. В результате у человека появля ются галлюцинации, возникает сердечная и почечная недостаточность может развиться, отек мозга.

У Никифорова тоже начались «глюки». Товарищи уговаривали его спуститься, но Алексей вместе со всеми пошел на штурм. Однако на высоте 8,6 километра ему стало совсем плохо. И тогда он предложил партнерам идти на вершину без него.

- Леша не хотел срывать планы остальных и решил подождать ребят внизу, - вспоминает один из участников восхождения Сергей Чернояров. - В итоге Анна Акинина, Станислав Крылов и Аман Элеушев поднялись на Эверест втроем. Когда они спустились к Никифорову, то обнаружили, что его состояние резко ухудшилось. К тому времени уже стемнело, и транспортировка больного была невозможна. Тогда альпинисты приняли решение остаться на холодную ночевку (т. е. слать на голом снегу. - Ред.). К утру у них закончился кислород, потом отключилась рация. Ближе к полудню на замерзавшую группу набрели американские спасатели...

Увы, помощь американцев подоспела слишком поздно. Несмотря на вколотый дексаметазон и приложенную кислородную маску, ослабевший организм уже не мог сопротивляться болезни. Алексей умер от сердечной недостаточности буквально на руках проводников-шерпов. До спасительного лагеря им оставалось пройти всего несколько десятков метров.

Каждый сам за себя

Сейчас трудно сказать, что заставило Никифорова принять решение о продолжении восхождения, ставшего для него роковым. Может быть, острым крюком в подсознание впилась мысль, что этот Эверест в его жизни - последний. В нормальных обстоятельствах он наверняка трезво взвесил бы свои возможности и отступил. Но в условиях кислородного голодания, когда даже у опытных альпинистов «едет крыша», притяжение сверкающей вершины оказалось сильнее здравого смысла.

Свою роль определенно сыграл и финансовый вопрос. Это раньше, когда экспедиции оплачивались спортобществами, можно было приехать на место, осознать свою неготовность к штурму и отправиться восвояси. Теперь же альпинисты выкладывают деньги на все восхождения из собственного кармана. Вряд ли кто-то может оплатить счета в несколько тысяч долларов, а потом спокойно повернуть назад.

То же самое можно сказать и о партнерах Алексея по группе. Раньше, в советские времена, среди альпинистов существовало неписанное правило - ослабевшего товарища обязательно кто-нибудь должен сопровождать вниз. Тогда на одного восходителя приходилось пять человек из группы поддержки [?! С.К.]. Они всегда были готовы подстраховать, помочь. Потому что знали: придет час - и уже кто-то другой прикроет им спину.

Нынче времена изменились, и теперь каждый сам за себя. Вот те трое из группы Никифорова и оставили его на снегу, а сами полезли дальше. Ставить им это в вину бессмысленно: люди заплатили большие деньги и хотели получить то, за чем они приехали в Гималаи. Наказанием им будет только образ погибшего партнера, являющийся по ночам.

Источник: http://www.cetneva.spb.ru

Комментарии (8)

Всего: 8 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 11.01.2013 22:44
  
4
ВОСПОМИНАНИЯ ОБ АЛЕКСЕЕ НИКИФОРОВЕ

Геннадий Копейка – VVV.RU

24 мая 2001 г., на северных склонах Эвереста, после тяжелой холодной ночевки на высоте 8600 м, немного не дойдя до лагеря VI, умер Алексей Никифоров.



Экспедиция «Эверест-1991»

Руководитель - В. Балыбердин. Основная цель - установление рекорда скоростного восхождения из базового лагеря до вершины. Планировалось выйти из 20-ти часов, это было реально, если бы не помешала погода. Участники: В. Балыбердин, А. Букреев, Г. Копейка, А. Никифоров, Е. Кулешова, Р. Гиуташвили, Д. Мазур и еще два американца (фамилии не помню).

Моя группа (Никифоров, Кулешова, Гиуташвили, Мазур) была вспомогательной для обеспечения скоростного восхождения (Балыбердин, Букреев)и видеосъемки. После акклиматизации, обработки маршрута (установки лагеря 4 на Южном седле) и отдыха в базовом лагере, мы должны были подняться на вершину. Лена Кулешова не успела оправиться после болезни, поэтому было решено идти двумя связками (Гиуташвили - Мазур и Копейка - Никифоров - Кулешова) с разрывом в один день. При подъеме нашей связки кашель у Лены усилился, и она с высоты 7000 м вернулась в базовый лагерь.

…Во второй половине дня (не помню какого) мы с Алексеем поднялись на Южное седло. Радиосвязи со связкой Гиуташвили - Мазур у нас не было, но по оставленным в палатке вещам мы поняли, что они взяли весь наш запас кислорода и ушли на штурм вершины. Уже начало темнеть, мы были готовы для "утреннего" (в 2-3 часа ночи) выхода к вершине, но наши друзья с вершины не возвращались. В 22.00 мы немного успокоились, увидев высоко на склоне свет фонаря. Однако только около 23.30 в палатку ввалился Ден Мазур и невнятно стал бормотать, что Рома (Гиуташвили) остался наверху, недалеко от палатки, у него закончился кислород и ему нужна помощь. Алексей в этот момент был в ботинках (одеть ботинки и приготовиться к выходу на высоте 8000 метров занимает около получаса времени), поэтому, не раздумывая взял фонарь и не дожидаясь, пока я оденусь, пошел искать Рому.

Алексей был необычайно отзывчивым человеком, готовым всегда прийти на помощь, пренебрегая своей безопасностью. Он был очень целеустремленным и упорным, но никогда не ставил во главу угла цель - достичь вершины любой ценой. И если при этом кто-то нуждался в помощи, Алексей не прятался за спины других… Хотя в тот момент он укреплял растяжки палатки и не был одет достаточно тепло для ночного блуждания в 40 градусный мороз с ветром на высоте сверх 8000м, Алексей, не задумываясь, ушел в темноту и неопределенность, чтобы помочь другу.

На Южном седле в тот день не было никого, поэтому надеяться можно было только на собственные силы. Отпоив Дена горячим чаем, я стал основательно готовиться к ночным поискам. Алексей вернулся к палатке через час, не обнаружив Рому. У него стали замерзать ноги, и нужно было одеться теплее. Я взял несколько комплектов батарей к фонарю, чтобы хватило до утра и пошел на поиски.

Обнаружил Рому в 2-3 часа ночи. Он сидел на склоне в обнимку с пустым кислородным баллоном, без фонаря и не мог, не мог и не знал, куда ему двигаться. Оперевшись на меня, он смог дойти до палатки. Когда выпил чая и отогрелся, Рома пришел в себя. Но состояние его было сложным, неважно себя чувствовал Ден, поэтому мы с Алексеем решили этой ночью на штурм вершины не выходить. Наши опасения подтвердились утром. Полдня у нас было потрачено на приведение Романа в состояние, когда он смог сам передвигаться. Ему в тот год исполнилось 54 года, в таком возрасте достичь высшей точки планеты, при этом, не имея достаточного высотного опыта - это героический поступок. У Дена это тоже была первая вершина выше 8000 м и он тоже изрядно вымотался. Романа мы провели до вертикальных перил чуть выше лагеря 3, где он почувствовал себя гораздо уверенней и смог идти сам.

Мы с Алексеем провели вторую ночевку на Южном седле и были полны сил и уверенности в завтрашнем восхождении, хотя на этой высоте мы были одни. Сезон заканчивался, и все экспедиции завершили свою работу. У нас был еще один шанс побывать на вершине Эвереста, но на чью-либо помощь надежды не было… Ночью ветер усилился, начался сезон муссонов. Мы вышли на штурм в 3 часа ночи. Стоять в полный рост было невозможно. Ураганный ветер срывал смерзшиеся куски фирна и больно ударял ими по нашим телам, ползущим на четвереньках вверх. Очень скоро стали замерзать руки и ноги. Порой мы теряли равновесие, и с трудом, цепляясь ледорубами за склон, падали на снег. Через час борьбы со стихией, я стал подавать сигналы жестами (друг друга слышать мы не могли), что нужно возвращаться к палатке…

Отдышавшись в палатке, мы долго обсуждали наши планы. Погода ухудшается и ветер усиливается, мы ползли по широкому склону Южного седла, а что будет на предвершинном остром, гребне? Кислорода у нас нет, на помощь надеяться бесполезно. Но мы так близки к высшей точке планеты! Очень жаль упускать такую возможность! Столько сил потрачено. Представится ли еще когда-нибудь такая возможность?.. Мне такая возможность не была и уже не будет дана, а Алексей смог вернуться туда через 10 лет… Вернуться, чтобы остаться там навсегда…

В тот раз мы предприняли еще одну попытку, но нам пришлось вернуться с высоты 8300, сейчас он смог подняться выше и остаться на этой высоте навсегда - выше всех нас!

+++


Экспедиция «К-2 – 1992»

Руководитель - В. Балыбердин. Участники: В. Балыбердин, Г.Копейка, А.Никифоров, Е. Кулешова, Ден Мазур, Скотт Фишер, Эд Вистарс и еще 11 американцев, 1 англичанин и француженка Шанталь Модюи (позже примкнула к нашей экспедиции).

Балыбердин с трубкой
Кулешова Елена
Никифоров 2001г.

Красавица-гора с суровым нравом! Из проведенных ранее (за всю историю) на эту вершину 67-ми экспедиций, вершины достигли 72 человека, погибли на склонах - 30 альпинистов. За последние шесть лет с этой стороны никто не достиг вершины.

…Мы больше месяца уже работали на маршруте, но выше снежного плато на высоте 7300м пробиться не удавалось. Удовлетворительная погода более трех-черырех дней не держалась. Только мы выходили в лагерь 3 (7300м), погода портилась и приходилось возвращаться. Я все время работал с Алексеем в одной связке и был очень этим доволен. У нас никогда не было конфликтов, понимали друг друга с полуслова, не нужно было распределять хозяйственные обязанности, потому что каждый старался сделать больше и быстрее. Я занимался съемкой видеофильма и Алексей всегда помогал мне с подъемом дополнительного груза, а порой ему приходилось позировать и по несколько раз проходить сложные участки маршрута…

Чтобы переломить ход событий, Балыбердин решил создать ударную связку, пригласив меня в напарники. Далее он предполагал двигаться в альпийском стиле (без промежуточных лагерей) до вершины, не взирая на переменчивость погоды. После трехдневного блуждания по лавиноопасным снежным полям при видимости в пять метров, нам удалось выйти на плечо и установить штурмовой лагерь на 7900м. Погода в этот день наладилась и у нас было 2-3 дня для выхода на вершину и спуска.

Из-за сильного ветра на штурм вершины вышли только в 8 утра. Преодолев "бутылочное горло" и очень крутой и опасный (из-за нависающего ледника) склон вершинной башни, на вершине мы с Балыбердиным были только в 21.00. Уже стемнело. На спуске мы потеряли друг друга. Я, с невероятными приключениями, удивительным образом нашел палатку в кромешной темени в 3 часа ночи. Балыбердин не стал рисковать ночным спуском, поэтому вырыл чуть ниже вершины пещеру, пересидел в ней ночь и спустился к палатке в 7 утра. Когда мы с Балыбердиным собирали рюкзаки, чтобы продолжить спуск в базовый лагерь, увидели поднимающуюся к нам группу из трех человек. Мы им оставили штурмовую палатку и пошли вниз.

Оказалось, что это поднимаются Никифоров, Шанталь Модюи и один из американцев. Встретившись, мы объяснили им все сложности маршрута и рекомендовали выходить на штурм пораньше. Переночевав, Никифоров с американцем вышли в 6 утра. Шанталь вышла в 8 часов, обосновав это тем, что она дождется пока выйдет из-за горы солнце, пойдет "налегке" (без лишнего снаряжения и дополнительной одежды на случай непогоды) и их догонит. Она на самом деле догнала коллег на высоте 8200 около "бутылочного горла" и даже обогнала их. Американец, увидев опасность маршрута и не слишком высокий темп подъема, повернул назад. Алексей продолжил подъем.

На вершину Шанталь поднялась около 20.30. Уже стемнело и стало жутко холодно, дул сильный ветер. Одета она была в не слишком теплый пуховый комбинезон, для предстоящей холодной ночевки на высоте 8600 этого было маловато. Алексей поднялся на вершину на полчаса позже нее. На спуске он случайно наткнулся на Шанталь, которая решила пересидеть ночь в небольшой снежной нише, которую вырыл Балыбердин во время своего ночлега двумя днями ранее. От сумасшедшего холода и физического истощения она уже была в полузабытье, и Алексею стоило немалых усилий привести Шанталь в сознание. Он мог и не заметить ночью свою попутчицу. И если бы Шанталь не смогла прийти в сознание, никто бы его за это не осуждал. Но Алексей не смог пройти мимо, спасая собственную жизнь! Он сам, будучи на пределе физических сил, всю ночь боролся за жизнь француженки. Он настойчиво тормошил ее и заставлял идти вниз - двигаться, чтобы не замерзнуть. К штурмовой палатке они спустились только в 8 утра. Оказалось, что Шанталь накануне шла без очков и получила "снежную слепоту". В базовый лагерь ее спускали еще три дня подошедшие на помощь альпинисты…

В этой ситуации Алексей проявил себя искренно и самоотверженно. Он скромно уклонялся от благодарностей за спасенную жизнь, и совсем не обиделся, когда Шанталь, вернувшись во Францию, рассказала о своем героическом одиночном восхождении на К-2, и только вскользь упомянула русского альпиниста Никифорова, который "в этот день тоже смог достичь вершины". О нашем с Балыбердиным восхождении не упоминалось… Таким мне Алексей и запомнился: скромный, немногословный, но всегда готовый придти на помощь другу в нужную минуту!

Источник: http://www.alpklubspb.ru
  
#2 | Анатолий »» | 11.01.2013 22:47
  
2
АЛЕКСЕЙ НИКИФОРОВ (Санкт Петербург)

Рубрика: "В РАЗРЕЖЕННОМ ВОЗДУХЕ"

Страна Мертвых

Интервью взяла ИРИНА АЛЕКСЕЕВА

Алексею Никифорову 44 года. Он из тех "умных мальчиков", которые учились в 60-е годы в математических школах и интернатах. Он и закончил знаменитую 30 школу. Сейчас он работает руководителем проекта в швейцарско-русской компьютерной фирме и, кажется, увлечен своей работой. Но время от времени в ровный европейский ход его жизни врезается посторонний клин. Он то покоряет восьмитысячник в Гималаях, то оказывается в Африке на Кэмел-трофи. Причем не очень делится с друзьями своими экстремальными впечатлениями. Мы решили взять у Алексея интервью, чтобы поразвлечь читателя рассказами о "крутизне", о смертельно опасном спорте. Однако никаких спортивных баек не услышали. Разговор принял на редкость серьезный оборот. И мы поняли: это человек, с которым читателю стоит познакомиться. Мы постарались сохранить внезапность и непредсказуемость тем, возникавших в разговоре. Итак, знакомьтесь: Алексей Никифоров.
Ирина: Леша, то, что ты делаешь - ведь это спорт, я бы сказала - экстремальный спорт...

Алексей: Нет, я спортом не занимаюсь.

Ирина: А кто, по-твоему, занимается экстремальным спортом?

Алексей: Сумасшедшие. Да нет, я шучу. Это люди, которые занимаются спортом профессионально, за деньги, посвящают этому всю жизнь. Тогда это не спорт, это судьба. Не экстремальный спорт, а экстремальная жизнь. Понимаешь, если человек живет и внутренне, и нравственно, и материально одним этим - тогда да, наверное, это спорт.

Ирина: Стоп, тогда объясни, пожалуйста, что такое спорт?

Алексей: Ну это, наверное, такая внутренняя провокация, которая человека толкает на определенные действия. Человеку говорят: "Почему ты ездишь бесплатно?"-"Это у меня такой спорт". Хотя, наверное, в этом смысле я гораздо больше спортсмен, чем профессионалы.

Ирина: Хочешь, я тебе выскажу свои версии твоего поведения? Версия первая. Когда-то в юности тебе надо было себя утвердить, ты пошел в горы преодолевать трудности - для самоутверждения, а потом в этом самоутверждении застрял, и теперь оно тебе постоянно нужно. Это занятие тебе понравилось и превратилось в удовольствие...

Алексей: Да, конечно, да, понравилось и превратилось - в страсть, понимаешь, в страсть.

Ирина: А с другой стороны, я прекрасно вижу, что есть люди слабые, скажем, как я, и есть люди сильные - как ты, и я подозреваю, что сильным людям постоянно необходимо ставить себя в сложные условия, в обстановку риска.

Алексей: Может быть, и этого какая-то доля есть, но главное - не это.

Ирина: А что? Первая моя версия? То есть, получается, что ты до сих пор не вышел из детского возраста?

Алексей: Да, не вышел. Вернее, не так. Мне уже довольно давно пришло в голову, что человек живет правильно, если он всю жизнь стремится осуществить свои детские мечты. Самые правильные мечты у тебя были в детстве. И если ты в детстве успел намечтать достаточно много, тебе в жизни есть чем заняться. Разумеется, я не господь Бог, чтобы говорить, как надо жить, но с моей точки зрения, правильно прожитая жизнь - это когда всю жизнь ты реализуешь детские мечты. Скажем, когда я приезжаю в Англию, я иду не по кабакам, а еду смотреть замок Камелот, когда я еду в Индию, в Непал - я не только на Эверест какой-то хожу, я иду смотреть шамбалу, храмы, когда я еду во Францию, мне этот дурацкий Париж совершенно не интересен - мне гораздо больше нравится сесть на электричку и оказаться в местах, о которых я мечтал...

Ирина: Подожди, и о горах ты тоже мечтал в детстве?

Алексей: А когда заканчивается детство? У меня и сейчас новые мечты
появляются...

Ирина: Например, о горах.

Алексей: Да. О горах. Знаешь, я был, например, в нескольких крупных американских экспедициях. Так вот выясняется, что из участников этих экспедиций каждый год погибает по нескольку человек. А из участников нашей экспедиции на К-2 (1992г.) звезд осталось в живых процентов двадцать. Все они погибли в разные годы в горах при трагических обстоятельствах.

Ирина: А ты себя к звездам альпинизма относишь?

Алексей: Да нет, ну я же не профессионал. Нет, я имею ввиду людей уровня нашего Балыбердина. Мне-то просто повезло, я считаю, что довелось общаться с профессионалами такого высокого класса.

Ирина: А как ты считаешь, не получается ли так, что чем выше класс альпиниста, тем вероятнее его гибель?

Алексей: Да в альпинизме не бывает живых профессионалов, альпинизм это вообще игра смертников. Моя любимая жена, посмотрев на меня, сразу решила, что я играю в войну. И она правильно решила. Игра в альпинизм - это игра в русскую рулетку. Профессионалы в альпинизме просто обречены, это у них такая задача. Вернее, у них задача - не погибнуть. Они спорят с судьбой. Вообще, альпинисты - люди очень амбициозные, гораздо более амбициозные, чем артисты, или другие спортсмены. И их амбиции замешаны на высокой степени риска, там высокий старт. И ни один современный великий альпинист - именно
современный, а это не какой-нибудь там Тенсинг или Хиллари, которые залезли на Эверест, а потом всю жизнь купались в лучах своей славы - иначе не живет, для всех них горы, риск - это страсть, это все. В нашей жизни есть в общем-то всего две страсти: риск - и деньги.

Ирина: А тебе-то зачем все это нужно?

Алексей: Мне это нужно, чтобы ощутить жизнь. Вот когда-то, когда я еще занимался спортом по советским представлениям, то есть чем-то таким любительским после работы, это конечно была у меня своего рода бессмысленная реализация человеческой энергии, как и у всех в любительском спорте. Поначалу меня еще очень долго занимал аспект человеческих отношений - они в спорте, в туризме, скажем, совершенно особенные.

Мой школьный учитель математики, когда я еще учился в 30 школе, сказал мне как-то, что вас, Леша, наверное, тянет в походы, потому что вы неактивно живете. Я долго этого не понимал, но однажды, в период всяких сдвижек, я не поехал в горы - заболел пневмонией, зато получил халтуру по программированию,: и месяца два я сидел, не вставая, и пахал - и впервые в жизни это заменило мне горы. Просто я жил два месяца на всю катушку, весь себя расходовал. И потом ни в какие горы не поехал, а поехал с семьей на море - и получил огромнейший кайф: и от работы, и от отдыха. И тогда я понял наконец, что мой учитель имел ввиду. Вот эту полноту жизни. Но скоро снова потянуло в горы, ведь это дьявольское искушение - ощутить риск на грани. Смертельный риск. И в какой-то момент жизни я понял, что мне это нужно для
ощущения полноты бытия. То есть я теряю чувство красоты жизни, и мне
надо его восстановить. Под смертельным риском.

Ирина: Я, честно говоря, этого не понимаю. Я никогда не была под смертельным риском. Как это?

Алексей: Конечно, ты не думаешь об этом каждую минуту. Просто идешь и знаешь, что мосты за тобой сожжены. Что ты перешел Лету. Я понимаю, что теперь я в царстве теней, в царстве мертвых. И когда я ухожу выше восьми тысяч, такое чувство возникает всегда. И потом я оттуда возвращаюсь.

Ирина: Ты возвращаешься оттуда другим человеком?

Алексей: Я возвращаюсь оттуда человеком, который там побывал и который знает цену жизни.

Ирина: А это не заставляет тебя высокомерно относиться к другим людям?

Алексей: Я хожу туда не для того, чтобы показать людям, что они этого не могут, а я могу. Наоборот, я даже по большому счету стесняюсь этой своей страсти, мне немножко неловко, что меня туда тянет.

Ирина: У тебя не возникает чувство, что ты от этого становишься ближе к Богу?

Алексей: Мои отношения с Богом - это мое личное дело, и оно никого волновать не может.

Ирина: А разве тебе не важно мнение других людей?

Алексей: Нет, абсолютно. Вернее, мне важно мнение тех, кто в этом профессионал. Я и на ежегодные альпинистские сходки хожу только тогда, когда мне есть с чем прийти. Иначе я просто буду испытывать зависть к тем, кто чего-то достиг. Правда, у меня любопытные складываются сейчас отношения с альпинистами. Ведь я единственный среди них всех сейчас спортсмен, в том, советском смысле слова - помнишь, мы об этом говорили - остальные все профессионалы, они альпинизмом зарабатывают деньги. Я спортсмен-любитель. И моя жизнь разделилась на три составляющих: мои профессиональные дела, семейные обязанности и - страсть.

Ирина: А как тебе удается поддерживать себя в форме? Ты ежедневно тренируешься?

Алексей: Никак не поддерживаю. Веду себя по ощущениям. По эмоциям. Люблю, чтобы мне было хорошо. Люблю хорошо себя чувствовать.

Ирина: Это не связано с современным европейским культом здоровья? Вот ты ведь не куришь почему-то?

Алексей: Не курю, потому что мне это не нравится. Зато мне нравится пить водку. А европейским людям здоровье нужно настолько, насколько это помогает им зарабатывать деньги.

Ирина: Но когда ты собираешься в горы, ты, наверное, как-то к этому готовишься?

Алексей: Ну да, я к этому подхожу рационально. Я понимаю, что лезть на высокую гору без всякой подготовки - это самоубийство. Главное - адаптация к состоянию риска. Я скажем, еду на работу на велосипеде, и меня каждую минуту может переехать Камаз. Мои знакомые немцы не понимают, зачем мне это нужно и начинают высчитывать, сколько денег я экономлю на дороге.

Ирина: Значит, тебе нужен смертельный риск, чтобы ощутить полноту и красоту жизни?

Алексей: Да. Вот я побываю в стране мертвых - и начинаю это ощущать. И в то же время ограничиться только этим, не заниматься ничем другим, не иметь профессии там, внизу - я это тоже считаю безумием. Мне непонятна такая ограниченность. Тем не менее среди огромного количества моих знакомых альпинистов - я не могу назвать их друзьями, я уже говорил об амбициозности этих людей, дружбы между ними не бывает - так вот, нет людей, у которых счастливые семьи - счастливых семей у альпинистов не бывает.

Ирина: Ну, их и внизу, у нормальных людей мало.

Алексей: Да, это уже другая тема - издержки развития нашей цивилизации, наверное. Но, короче говоря, получается, что моя жизнь складывается из трех равновесных компонентов: профессия-семья-страсть, а их жизнь - из одного ведущего.

Ирина: Твоя профессия для тебя очень важна?

Алексей: Да, пожалуй, сейчас я по уши в своем интересном деле. Это же
здорово, когда может дать людям то, что они хотят. И это нормальный способ себя материально обеспечивать. А вот свою страсть я хочу оставить чистой. Для меня это все-таки удовольствие. Я решаю здесь особые, важные для себя проблемы - личные, нравственные, и предпочитаю не мешать это с зарабатыванием денег, с профитом.

Ирина: Многие альпинисты живут, как ты?

Алексей: Да сейчас, пожалуй, никто. Все ушли в профессионалы. Не только у нас в России. Я во всяком случае своих двойников не встречал.

Ирина: Значит, ты единственный в своем роде?

Алексей: Каждый человек, как известно, единственный и неповторимый. Да, наверное, я на сегодня единственный такой вот альпинист-любитель. Хотя подработать профессионалом-проводником я тоже не откажусь, если такая работа подвернется -в прошлом году я так ездил - нагрузки ниже твоих возможностей, но профессионализма достаточно, чтобы грамотно доставить людям удовольствие - это мне тоже очень нравится.

Ирина: Слушай, а может быть риск помогает преодолевать, так сказать, чужое плечо - то есть то, что ты всегда ходишь в горы в команде? Ты мог бы пойти один?

Алексей: А я и хожу всегда один. С последнего лагеря, на высоте восемь тысяч ты всегда идешь один. Там каждый за себя.

Ирина: Почему?

Алексей: Потому что тяжело настолько, что помочь ты никому не можешь, и даже не можешь помочь себе. Все начинает играть роль. Ты на несколько секунд опоздал надеть рукавицу - и ты обморозился, и погиб. Батарейку уронил на снег. Шаг в сторону сделал.

Ирина: Раз ты идешь один, то никто тебя не видит, и ты можешь сэкономить силы, не ходить дальше, а всем сказать, что ты побывал на вершине. Приходило тебе такое в голову?

Алексей: Мне... приходило. И я очень этого боялся. Боялся искушения схитрить. Хотя там, конечно, есть радиосвязь, и наблюдатели следят в бинокль.

Ирина: Ты это в себе преодолел?

Алексей: Преодолел. Повезло.

Ирина: А как семья относится к твоей страсти?

Алексей: Я же говорил, как к игре в войну. В какой-то момент моя семья поняла, что мне это жизненно необходимо. Помнишь человека-амфибию? Ему нужно было немного поплавать, чтобы жить, а потом немного подышать, чтобы жить. Только в море, или только на суше он жить не мог. Вот и я так.

Ирина: А профессиональные альпинисты?

Алексей: Вот они дышат только воздухом. Я этого просто совершенно не понимаю. Одно дело - решать через риск свои личные задачи, другое дело - риск ради денег. Зачем? Это замкнутый круг. И это обреченность. Ведь они все гибнут, один за другим.

Ирина: Да, и Балыбердин погиб, а ведь вас очень многое связывало.

Алексей: Вот Балыбердин - это совсем другое, это особый разговор.

Ирина: Хорошо, если разрешишь, мы продолжим разговор о нем в следующий раз. Ты еще не рассказал ни об одном своем восхождении. Спасибо за откровенность.

Отметим в скобках, что за рамками разговора осталась не только тема Балыбердина и тема восхождений, скажем, на К-2. Ни слова не было сказано об участии в Кэмел-трофи, а также о трагическом случае на Алтае, когда Никифоров спасся из накрывшей всю группу лавины. Об этом - в следующий раз.

подготовила Алексеева И.С.
Декабрь 1998 г.
прошу не редактировать.


Источник: http://www.russianclimb.com
  
#3 | Анатолий »» | 11.01.2013 22:56
  
2
Вот статьи тех времен.

Алтайская правда


Штурм Эвереста не обошелся без потерь


Трагическое сообщение пришло из базового лагеря сибирской экспедиции Эверест-2001. Гора забрала жизнь Алексея Никифорова, альпиниста из Санкт-Петербурга. Экспедиция свернула свою работу. На высочайшей вершине мира побывали 7 наших альпинистов.

Подробности от участника сибирской экспедиции Сергея Черноярова: "24 мая в базовый лагерь благополучно вернулась четверка новокузнецких альпинистов Зуев-Фойгт-Утешев-Кожемяко, а днем раньше на штурм вершины вышли Аникина-Крылов-Елеушев-Никифоров. В районе 8600 метров Никифоров почувствовал себя плохо и не смог продолжить движение. Не желая мешать восхождению, он попросил оставить его до возвращения группы с вершины. После обеда Крылов-Аникина-Елеушев поднялись на Эверест. Когда эта тройка спустилась вниз до Никифорова, то обнаружила, что состояние Алексея заметно ухудшилось. Решено было Анну Аникину отправить на 8300 в штурмовой лагерь, а мужчинам попытаться транспортировать Никифорова. Однако время было упущено, наступила темнота... В результате - холодная ночевка на высоте 8500 метров при ураганном ветре.

К утру 24 мая у группы кончился кислород, еще раньше - питание у рации. Об этой ситуации мы узнали в базовом лагере от американской спасательной группы. Она оказала россиянам первую помощь, что позволило нашим товарищам начать движение вниз. В это же время нам удалось установить связь с шерпами из международной коммерческой экспедиции, которые отнесли альпинистам дополнительный кислород. Елеушев и Крылов смогли самостоятельно добраться до лагеря 8300 метров, Алексей Никифоров умер у шерпов на руках.

24 мая в лагерь на отметке 8300 метров подоспела третья группа сибирских альпинистов. После долгих сомнений она разделилась на две части. Было решено, что Новитский и Проваторов (алтайский участник экспедиции. - Прим. ред.) окажут помощь в спуске до базового лагеря товарищам, пережившим холодную ночевку, а двойка томичей Бочков-Попов поднимется на вершину. 26 мая одни благополучно спустились вниз, а другие поднялись вверх.

На вершине Эвереста остаются герб Ханты-Мансийского национального округа и кузбасский уголь. Но у всех нас с трудом укладывается в сознании, что мы оставляем в горах и выдающегося альпиниста Алексея Никифорова..."


Источник: http://www.ap.altairegion.ru
  
#4 | Анатолий »» | 11.01.2013 23:02
  
2
Новости экспедиции ( хронология снизу вверх!)



Томск, 7 июня 2001.
В период с 22 по 31 мая я не имел возможности передавать информацию и сейчас постараюсь изложить события этих дней. Особо остановлюсь на трагических событиях 23-24 мая, сообщения в прессе о которых содержат массу неточностей.
Хроника экспедиции
22 мая. Первая группа Фойгт-Кожемяко-Зуев-Утешев совершает восхождение на вершину. Зуев из-за неисправности кислородного аппарата вынужден вернуться с высоты 8500. Остальные достигают вершины, причем Фойгт без применения кислорода. Все, кроме Фойгта спускаются в лагерь 7800. Фойгт остается ночевать в лагере 8300 со второй группой.
Вторая группа Крылов-Акинина-Никифоров-Елеушев поднимается в лагерь 8300. Третья группа Бочков-Новицкий-Проваторов-Попов поднимается на Северное седло 7050.

23 мая. Первая группа в полном составе спускается в АВС. Вторая группа выходит на восхождение. Анна Акинина совершает восхождение и спускается в лагерь 8300. Тройка Крылов-Никифоров-Елеушев "хватает" холодную ночевку на высоте 8600 м. Третья группа поднимается в лагерь 7800.

24 мая. В течение дня Крылов и Елеушев помогают Никифорову спуститься в лагерь 8300 и это им почти удается, но в 300 метрах от палатки Никифоров неожиданно умирает. Третья группа поднимается в лагерь 8300 как раз к трагической развязке событий. Если учесть смерть австралийца на наших глазах несколько часов назад, то для одного дня это слишком много. Тройка Проваторов-Новицкий-Попов идут вверх с кислородом и медикаментами, однако их помощь уже не нужна. Встретив спускающегося Крылова, все спускаются к палатке. Из-за отсутствия места для ночлега вниз уходят Новицкий и Акинина.

25 мая. Александр Проваторов сопровождает изнуренную двойку Крылов-Елеушев вниз до лагеря 7800.
Двойка Бочков-Попов ночует в лагере 8300.

26 мая. Группа Проваторов-Крылов-Елеушев спускается в АВС. Двойка Бочков-Попов совершает восхождение на вершину и на следующий день также спускается в АВС.


--------------------------------------------------------------------------------

Алексей Никифоров был приглашен мной для усиления состава экспедиции. Он был сильным и опытным альпинистом, а его бескислородные восхождения на К-2 и Макалу говорят сами за себя. Общительный характер позволил ему быстро "вписаться" в коллектив, где он теперь проходил как "Леха-питерский". Во время забросок и установки лагерей он выделялся в своей группе хорошей физической формой. Регулярный медицинский контроль в базовом лагере, в том числе ЭКГ, никаких противопоказаний к восхождению не выявил. Алексей собирался идти на гору без кислорода, я настоятельно просил его не делать этого, поскольку в его группе уже есть две проблемы. Во-первых, наличие женщины, которое всегда ослабляет группу. Во-вторых, Аман Елеушев всю первую половину экспедиции недомогал, и у меня были опасения, что на восхождении ему понадобится помощь.

При выходе из АВС 20 мая все выглядели бодро, ничто не предвещало осложнений. Первые опасения возникли 21 мая. Из лагеря 7050 в лагерь 7800 Алексей поднялся последним и выглядел очень усталым. Сказал, что шлось ему очень тяжело. Руководитель группы Крылов и участники предложили ему отказаться от восхождения, на что он ответил, что ему требуется лишь хорошо отдохнуть и все будет в порядке.

На следующий день вся группа поднялась в лагерь 8300. Алексей пришел только в 11 часов вечера, затратив на переход около 12 часов, вместо обычных четырех. Стало совершенно очевидным, что восхождение ему продолжать нельзя. В ответ на жесткие требования Крылова, Фойгта и Елеушева прекратить восхождение Алексей сказал, что беспокоиться не о чем, поскольку кислорода у него достаточно и дал слово, что если почувствует себя плохо, либо не будет успевать взойти на вершину, то повернет назад, где бы он ни находился, не позднее 4 часов вечера. Именно это время обговаривалось нами заранее, как "точка возврата". Поскольку улеглись все поздно, то и выход из лагеря на вершину утром 23 мая задержался. Последним около 5-30 вышел Алексей. Поднявшись на гребень 8500 м Крылов прождал Алексея около часа, но тот не появился. Решив, что Алексей вернулся в палатку, Крылов продолжил восхождение.

Первым на вершину поднялся Аман Елеушев, сразу за ним Анна Акинина. Через полчаса Анна пошла вниз, и спустя несколько часов благополучно достигла лагеря 8300. Аман еще задержался на вершине, делая фотоснимки, затем и он пошел вниз. У самой вершины ему встретился Крылов. Продолжая спуск Аман увидел Алексея у основания снежного треугольника, приблизительно в полутора часах работы от вершины. Несмотря на то, что было уже 5 часов вечера, он продолжал движение наверх. Аману, а затем и подошедшему после восхождения на вершину Стасу, стоило огромных трудов уговорить Алексея повернуть назад. Тут же выяснились два неприятных обстоятельства. Во-первых, Алексей с трудом передвигался даже вниз, причем это "едва" начиналось лишь при расходе кислорода 3 литра в минуту, что является непозволительной роскошью. Во-вторых, он уже использовал весь свой кислород.

Для того, чтобы Алексей мог идти, Стасу, а затем и Аману пришлось отдать ему остатки своего кислорода. Когда этот кислород кончился Аману пришлось идти за наполовину использованными баллонами, оставленными для спуска в лагерь. Более часа занял этот поход, но теперь Алексей мог продвигаться дальше. К ночи тройка добралась лишь до скалы в виде каменного гриба между первой и второй ступенями, традиционного места смены баллонов. Стас Крылов, имеющий опыт холодной ночевки на большой высоте, определил мульду за скалой как подходящее место для ночевки. Забегая вперед скажу, что он оказался совершенно прав. Скала надежно защищала от несильного ветра, к тому же ночь оказалась довольно теплой.
В мульде лежали более двух десятков использованных баллонов. Попытки Амана добыть из них кислород оказались успешными, несколько баллонов оказались не совсем пустыми. Добычи хватило Алексею до утра, перепало и Стасу с Аманом.

Как выяснилось, в эту ночь наши ребята были не единственными, кто попал в аварийную ситуацию. Австралийского альпиниста ночь застала недалеко от вершины. Он решил спускаться ночью и прошел мимо нашей группы, лишь махнув рукой. К утру ему удалось спуститься в лагерь 7800, где он и умер рядом с палаткой.

На третьей ступени, на высоте около 8750, заночевали два человека из американской коммерческой экспедиции - гид и клиент из Гватемалы.

Последнее обстоятельство сыграло не последнюю роль в спасении наших ребят. Рано утром из лагеря 8300 на помощь терпящей бедствие двойке вышел спасотряд американцев из четырех гидов и двух шерпов. С удивлением обнаружив нашу тройку, они напоили их, дали им таблетки и 7-литровый баллон кислорода, после чего проследовали дальше.

Кислород был отдан, естественно, Алексею. Отогревшись на взошедшем солнышке ребята решили идти вниз. Очень кстати им пришлось горячее молоко, которым их напоил испанский альпинист, отказавшийся от восхождения из-за неисправности кислородного аппарата.В течение всего дня Аман и Стас помогали Алексею спускаться вниз. Шел он очень тяжело, останавливаясь и подолгу отдыхая через каждые 5-6 шагов даже при расходе кислорода 5 литров в минуту. До лагеря 8300 оставалось 5-6 веревок и все, включая Алексея, поверили в благополучный исход событий, но: совершая очередной шаг Алексей неожиданно обмяк и рухнул на склон. Дыхания не было, пульс не прощупывался, глаза закатились. Учитывая близость палаток, Аман пошел вниз за помощью и через 15 минут встретил нашу, только что поднявшуюся, группу, а Стас остался с Алексеем, делая ему непрямой массаж сердца. Минут через 15 после ухода Амана сверху подошли американцы, спускавшие своих пострадавших. Гид сильно поморозился, но сохранил клиента в целости. Они поставили Алексею два укола в шею, но было ясно, что это уже бессмысленно. Осталось только констатировать смерть.

Получив информацию от Амана, тройка Проваторов-Новицкий-Попов вышла наверх с кислородом и медикаментами. К сожалению, их помощь Алексею не понадобилась. Встретив спускающегося Стаса, все четверо вернулись в лагерь 8300.


--------------------------------------------------------------------------------

Нельзя не сказать об удивительной атмосфере доброты и желания помочь, царившей в АВС. Всем альпинистам, предлагавшим свою помощь, я говорю огромное спасибо.

Некоторые имена просто необходимо назвать. DAVE HAHN, ANDY POLITZ, JASON TANGUAY, TAP RICHARDS, PHU DORGE, PHU NURU - американский спасотряд, который помог нашим ребятам выжить и руководитель американской экспедиции ERIC SIMONSON. Руководитель другой коммерческой экспедиции RUSSEL BRICE, предложивший своих шерпов для заброски кислорода терпящей бедствие группе. Наконец неизвестный испанец, напоивший ребят горячим молоком, когда они в этом очень нуждались. Благодаря надежной радиосвязи военной команды Австралии, их командир Major ZAC ZAHARIAS, мы узнали о случившемся и срочно вышли наверх.

Еще раз огромное всем вам спасибо!


--------------------------------------------------------------------------------

Считаю необходимым сделать замечания, которые снимут вопросы, возможно возникшие у некоторых читателей.

Нестыковка по времени, возникающая при сравнении с описаниями событий в других источниках, связана с тем, что мы жили по китайскому времени. Другие экспедиции предпочли время непальское. Разница 2 часа 15 минут.

Особенностью восхождения на Эверест по классическим маршрутам является то, что маршруты эти провешиваются перильными веревками практически от подножия до вершины, по крайней мере на всех наиболее опасных и технически сложных участках. В этом случае предпочтительным является автономное движение каждого альпиниста к вершине, а не плотной группой и , тем более, не в связках, как на других восхождениях.

Финансирование нашей экспедиции было таковым, что спонсорские деньги составляли лишь половину необходимой суммы. Вторую половину многие участники доплачивали из своего кармана, а это очень немалые деньги. Это обстоятельство устанавливало жесткий предел власти руководителя экспедиции и руководителя группы. Нельзя было запретить участнику, заплатившему свои деньги, идти на вершину.

Радиосвязь была слабым местом нашей экспедиции. Из бедности мы решили не покупать радиостанции, а взяли напрокат. Они отказывались работать в самые ответственные моменты.

От Дмитрия Бочкова,
Руководителя Сибирской экспедиции
Эверест-2001.

03.06.2001
Экспедиция добралась до Катманду 31 мая. Завтра 4 июня в 7 утра прилетаем в Шереметьево-2.

Все подробности последних дней экспедиции в следующем сообщении через 2-3 дня.

Дмитрий Бочков,
руководитель Сибирской экспедиции Эверест-2001

30.05.2001
Сообщение от американской экспедиции IMG с деталями гибели Алексея Никифорова

Сообщение передано только для www.everestnews.com

("РИСК онлайн" счел своим долгом не публиковать перевод сразу после сообщения американцев, что бы дать возможность семье погибшего узнать о трагедии не из Интернета, а от друзей и очевидцев случившегося. Еще раз приносим свои соболезнования семье Алексея)

Об этом действительно трудно сообщать. Но эта новость уже известна. Пресса беснуется. Вот остальное, что было сообщено нам.

Сегодня (24 мая, 2001) был одним из самых печальных, жутких, напряженных и вдохновляющих дней за последнее время. Во многом он выразил все лучшее и худшее, что есть в альпинизме. Я достаточно столкнулся с аварийными ситуациями в горах за последние годы, некоторые из них имели трагический конец. Сегодня я рад сообщить, что мы были на стороне оказывающих помощь. Надеюсь, если нам когда-либо понадобится помощь, этот вклад в Банк Кармы нам зачтется!

Вчера наша команда, состоящая из Дейва Хана, Энди Полица, Тэпа Ричардса и Джейсона Тэнгвэя, в сопровождении Пху Нуру и Пху Дордже, отправилась из лагеря 5 в лагерь 6 на Северном гребне Эвереста через НАСТОЯЩИЙ Северный гребень... всего лишь второе восхождение с 1938 (двое из наших альпинистов - Брент Окита и Джейк Нортон - совершили первое восхождение по этому классическому маршруту несколько недель назад. Если Вы хотите узнать больше об этом и нашей экспедиции, Вы можете посетить веб сайт www.mountainguides.com и зайти в раздел Эверест 2001.) После обнаружения лагеря 6 1924 года и проведения исследовательских работ и видеосъемки они направились в лагерь 6, чтобы подготовиться к сегодняшнему восхождению. Все были бодры, полны сил и надежд быть на вершине к 7 утра.

Проблемы начались, когда один из гидов Расселла Брайса разбудил восходителей в 8:30 вечера и сказал им, что один из их гидов и один из клиентов стали лагерем на Третьей ступени (8700м). Видимо, у клиента начался отек мозга и он не мог продолжать идти. Гид решил провести ночь с ним. Они оказались в очень тяжелой ситуации и нуждались в помощи. Был всего лишь единственный случай ранее (посла муссона 1988 командой испанцев, с Южной вершины, 8750м), когда велись спасработы на еще большей высоте, чем эта, на Эвересте, и никогда еще они не велись с уровня над Второй ступенью на Северном гребне.

Пятеро из нашей команды (Дейв, Тэп, Джейсон, Пху Нуру и Пху Дордже) вышли из лагеря 6 около 12:30. Энди остался в лагере 6, планируя провести день в поисках. К рассвету (4:30 утра) альпинисты были у скалы "гриб" (лагерь 7) между Первой и Второй ступенями. Там они, к своему удивлению, обнаружили трех русских альпинистов, прижавшихся друг к другу на холодной ночевке без кислорода (он кончился у них уже много часов назад). Один из них смог встать, но двое других были в таком тяжелом состоянии, что почти не могли двигаться. Нашим альпинистом стало ясно, что они должны что-то делать. Первым делом они вызвали по рации Энди Полица в лагере 6 и сообщили ему, чтобы он был готов выдвинуться и оказать помощь. Он собрался выйти немого позже с дополнительным кислородом. Затем команде надо было дать русским кислород. К счастью, оба наши Шерпа несли по запасному баллону кислорода, а у команды был запасной регулятор и "Т" переходник. Им пришлось обрезать концы кислородных шлангов русских, чтобы присоединить к "Т" переходнику, который затем был присоединен к одному из наших американских цилиндров и регуляторов. С пятью литрами в минуту у двух самых ослабленных альпинистов будет около шести часов на двоих. Потом каждому альпинисту ввели 8мг дексаметазома. После часа, проведенного с русским, за который успело выйти солнце, русские начали немного двигаться и выглядеть лучше. Команда решила взять кислород, маску и регулятор Пху Нуру, а его самого отправить вниз. Он ушел вниз, в то время как русские тоже стали готовиться к спуску. А наши альпинисты начали траверс ко Второй ступени.

Наша команда прошла Вторую ступень и достигла к 6:50 утра Третьей ступени, где ночевали двое других восходителей. Там они взяли кислородный баллон Пху Дордже со всем необходимым и отправили его вниз без кислорода (и Пху Нуру, и Пху Дордже благополучно спустились вниз). Далее планировалось дать кислород Пху Дордже одному из пострадавших альпинистов, а кислород Пху Нуру другому... и, если возможно, продолжить подъем на вершину. Однако после нескольких минут, проведенных на месте с пострадавшими, стало совершенно ясно, что оба этих альпиниста нуждаются в оказании серьезной помощи. Также стало ясно, что о восхождении на вершину, всего в часе ходьбы, не могло быть и речи для нашей команды. Ни один из пострадавших не мог даже встать. Оба частично ослепли от отека мозга. У обоих были обморожения. Идти было невозможно. Опять наша команда дала кислород и дексаметазом. Появились двое колумбийских альпинистов на пути к вершине, но они прошли мимо.

Час спустя едва смогли встать с помощью окружающих. Попытки помочь им идти были мучительными. Чтобы спуститься 50 ярдов вниз по гребню. Джейсон и Тэп шли с гидом, Дейв с клиентом, буквально волоча пострадавших. Первая группа из трех человек достигла вершины Второй ступени к 10 утра, и у них ушло более часа на спуск пострадавшего вниз. Дейв с клиентом достигли вершины Второй ступени к 11:15 и еще час ушел на спуск. Обеим группам понадобилось около часа, чтобы дойти от основания ступени до "гриба", где они встретили Энди Полица, прибывшего с дополнительным кислородом. На траверсе их встретил Пхурба, один из шерпов Расселла, который тоже пришел с дополнительным кислородным баллоном, он помог Дэйву и клиенту пройти крутой и опасный траверс. От "гриба" группа только в два часа достигла Первой ступени. По пути они встретили Лобсанга, еще одного шерпа Расселла, принесшего кислород и пару сильных рук для оказания помощи.

Еще один спуск и Первая ступень осталась позади. Затем длинный спуск через гребень к кулуарам Желтого Пояса. По пути оба пострадавших стали чувствовать себя лучше и даже смогли идти. Кислород и препарат начали действовать! Еще двое шерпов Расселла показались на горизонте с кислородом и рабочей силой.

А потом - трагедия. В верхней части кулуара команда спасателей натолкнулась на одного из русских альпинистов, упавшего замертво. Энди ввел еще дексаметазома, но тот умер у него на руках. Остальные русские благополучно спустились в лагерь 6, но этот парень, который был в худшем состоянии из трех, видимо, не выдержал. Примерно в это же время мы получили по радио сообщение от нашего друга из австралийской группы, который сказал, что его напарник по палатке неожиданно умер в лагере 5. Что за день!

Постепенно все вернулись в лагерь. Я был очень горд тем, что совершили Дейв, Энди, Тэп и Джейсон. Они отодвинули на задний план свои личные цели и спасли четверых из пяти людей практически без посторонней помощи. Я был также потрясен, что они не пошли на вершину, зная сколько усилий они потратили на пути к этому. Но так уж здесь бывает... А если вам не нравится отсутствие гарантий, то вам не стоит быть здесь.

В сумерках Дэйв, Джейсон и Тэп направились в лагерь 5, а наша экспедиция подошла к концу. В базовом лагере Джохен и я поговорили и пришли к согласию о том, что эта смерть и несчастья отодвигают исследовательские цели нашей экспедиции. Мы любим историю первых восходителей и не перестаем восхищаться их подвигами... но мы не можем забывать о том, насколько опасным может быть это место. Джордж Мэллори и Эндрю Ирвинг стали первыми в оказавшемся очень длинным списке людей, которые зашли слишком далеко, за ту черту, после которой нет возвращения, и заплатили высокую цену.

Итак ... мы направляемся домой. Шерпы стащат вниз остальные палатки и пустые кислородные баллоны завтра. Я думаю, мы спустимся с большой горы, оставив только один (Дэйв оставил "мертвого солдата" возле "гриба" по пути вниз) цилиндр после себя. Если мы пройдем родео на яках в течение нескольких последующих дней невредимыми и проберемся через заросли Джангму, мы выполним нашу основную задачу - вернуться домой друзьями.

Эрик Симон
Руководитель Северной экспедиции Международных Горных Гидов (IMG)
www.everestnews.com

Перевод Людмилы Коробешко

27.05.2001
Вчера 26-го мая в АВС благополучно вернулись покорители Эвереста из Томска Анна Акинина, Аман Элеушев и Станислав Крылов. Вместе с ними Олег Новицкий и Александр Проваторов, которым пришлось участвовать в спасработах. В этом году им пришлось отказаться от вершины, чтобы сопроводить вниз товарищей, переживших холодную ночевку на высоте 8,600м.

Вчера же, 26-го мая, на вершину Эвереста поднялась двойка томичей Бочков - Попов. Это решение было принято после долгих сомнений, о которых не расскажешь в короткой информационной заметке. Сейчас 27-го мая, с часу на час мы ожидаем их возвращения в АВС. Их состояние здоровья - хорошее.

Завтра команда покидает АВС. На вершине Эвереста остается герб Ханты-Мансийского округа и Кузбасский уголь...
Но для всех альпинистов нашей экспедиции с трудом укладывается в сознании, что мы оставляем на вершине выдающегося альпиниста петербуржца Алексея Никифорова...

26.05.01. 12:30
События последних дней следующие:

24 мая в АВС благополучно вернулась четверка новокузнечан Зуев - Фойгт - Утешев - Кожемяко.

23 мая на штурм вершины вышли Акинина - Крылов - Элеушев и Алексей Никифоров из С.Петербурга. В районе 8,600 м Алексей Никифоров почувствовал себя хуже и не смог продолжать движение. Понимая, что он не должен ставить под удар восхождение, он попросил оставить его до возвращения группы с вершины. В связи с этим возникло невольное отставание от графика восхождения, но после обеда 23-го мая Крылов - Акинина - Элеушев были на высочайшей точке мира.

Во время спуска обнаружилось, что состояние Алексея существенно ухудшилось. Решено было Анну Акинину отправить вниз на 8,300 в штурмовой лагерь, а самим пытаться транспортировать Никифорова вниз. Однако время было упущено. Наступила темнота. Решено было устраиваться на холодную ночевку. Это трудно себе представить, что это такое на высоте 8,500 м при ураганном ветре. К утру 24-го у группы кончился кислород. Отчасти российским альпинистам помогали другие восходители. Кончилось питание у рации. Часам к 11 утра об этой ситуации узнали мы в АВС от американской спасательной группы. Они оказали троим россиянам первую помощь. Это позволило нашей группе начать движение вниз. В это же время нам удалось установить связь с шерпами из международной коммерческой экспедиции, которые отнесли нашим альпинистам дополнительный кислород. После чего Элеушев и Крылов смогли самостоятельно спуститься до Лагеря 8,300 м. Алексей Никифоров, поддерживаемый шерпами, умер практически у них на руках. Эверест забрал жизнь нашего товарища, одного из лучших альпинистов страны.

К вечеру 24-го в лагерь на 8,300 подоспела третья группа сибирских альпинистов, которая организовала спуск в АВС Станислава Крылова, у которого повреждена нога. Акинина и Элеушев чувствуют себя удовлетворительно.

Сергей Чернояров с ледника Ронбук

РИСК онлайн выражает свои глубочайшие соболезнования семье и друзьям погибшего в связи с тяжелой утратой

24 мая, 12:23 (время московское)
22 мая четверка новокузнечан подошла к отметке 8,500 м. В этот момент у Сергея Зуева отказал кислородный аппарат. Он принял мудрое решение не идти наверх. К двум часам дня тройка - Кожемяко, Фойгт и Утешев были высочайшей вершине мира. Причем Фойгт проделал этот путь без кислорода. У нас начались проблемы со связью, поэтому информацию мы пришлем несколько позже. По этой же причине пока нет сведений об остальных группах.

С ледника Ронбук - Сергей Чернояров

В ближайшее время мы опубликуем дополнительную информацию о событиях на Северной стороне Эвереста.

Tibet, Everest ABC, 6400, 21 May, 16.30
Десятки альпинистов из разных стран начали движение к вершине
18 мая погода заметно улучшилась. Небо чистое. Только к вечеру появляются кучевые облака. В Тибет пришло лето. Позавчера, 19 мая весь АВС ликовал. Команда из двух гидов и четырех шерпов вышла на вершину. Заслуженная победа американцев.

Десятки альпинистов из разных стран начали движение к вершине. Мы тоже не сидим на месте. Группа Фойгт-Кожемяко-Зуев-Утешев сегодня вечером должна выйти в лагерь 3 на высоте 8300м. Последняя ночь в лагере 2 - 7800м, была для них очень напряженной из-за ураганного ветра. Группа Крылов-Акинина-Никофоров-Елеушев выходит сегодня в лагерь 2, 7800м.

Надеемся на то, что первая группа выйдет на вершину завтра, 22 мая, а вторая послезавтра.

Из-за занятости верхних лагерей, моя группа: Бочков-Попов-Новицкий выйдет из АВС на северное седло только 22 мая. Оператор Александр Проваторов дойдет в составе группы до высоты 7800м.
Пожелайте нам удачи!

Дмитрий Бочков- руководитель сибирской экспедиции "Эверест-2001"

Передовой лагерь, 6 400м
16 мая, 16-00
Хроника событий экспедиции

5 мая - весь состав экспедиции, кроме Фойгта, спустился в БЛ
7 мая - Фойгт из АВС поднялся в лагерь 2 (7800м), где обнаружил разорванную палатку, полную снега. Переночевать удалось благодаря наличию четырех спальников. Палатку придется заносить новую.
8 мая - Фойгт спустился в БЛ 5200м
9-11 мая - ежедневные снегопады. Вопрос о выходе на гору не поднимался
12-14 мая - дни хорошей погоды. Все участники тремя группами с разрывом в сутки поднялись в АВС. Восхождение пока невозможно из-за большого количества снега.
14 мая - группа Фойгт, Кожемяко, Утешев, Зуев поднялась на Северное седло 7050м. За день удалось откопать две палатки, которые, на удивление, выдержали тяжесть полутораметрового слоя снега. Лагерь восстановлен, группа спустилась в АВС из-за плохой погоды.
Сегодня 16 мая, и напряжение среди участников многочисленных экспедиций возрастает. Еще никто не был на горе ни с севера ни с юга. Англо-американская экспедиция прекратила работу из-за недостатка времени. Британская экспедиция закончилась из-за конфликта с носильщиками.
Практически у всех поджимают сроки, а Гора никого не пускает. Ближе всего к успеху Американская коммерческая экспедиция. Ее участники заехали в БЛ намного раньше других. Экспедиция прекрасно оснащена, укомплектована гидами и высотными носильщиками. Позавчера они пробились на высоту 8400м, но вернулись из-за глубокого снега.

У нас времени очень немного. 31 мая кончается виза, и не позднее этого дня мы должны покинуть Тибет.

Погода в ближайшие 4 дня ожидается очень плохая - сильный ветер со снегом. Сегодня появился непроверенный слух, что в Непал уже пришел муссон. Если это правда, то вершина Эвереста в этом сезоне может оказаться неприкосновенной.

Есть и хорошие новости - Саша Проваторов освоил технику выпечки блинов. Жить в АВС стало веселее.

Дмитрий Бочков, руководитель Сибирской экспедиции "Эверест-2001"

Базовый лагерь (5200м), Tibet
11-May-2001 (15:00 h.)
Палатки в БЛ откапываем лопатами. В ABC снега намного больше. Люди, застигнутые непогодой в АВС, не могут пробиться в БЛ из-за глубокого снега. Лагерь 1 на Северном Седле почти наверняка раздавлен снегом. Понадобится время, чтобы его восстановить и просушить спальные мешки и прочие теплые вещи. Но это - в будущем, а пока мы боремся со стихией в относительно комфортабельных условиях, коротаем время за гитарой, шахматами и преферансом. Несколько огорчает вегетарианская диета. Сообщение БЛ с внешним миром прервано из-за снега на перевалах, и заказанные нами свежие курицы никак не могут до нас добраться.

Все участники здоровы, шлют привет родным и друзьям.

Дмитрий Бочков,
руководитель экспедиции "Эверест-Сибирь-2001"

Сибиряки устроили турнир по гольфу в базовом лагере
10 мая



По сообщению Sergi Mingote Moreno, известного испанского альпиниста, пытающегося взойти на Эверест по северной стене за 10 мая:

Снег, который падал весь день, загнал нас в кухонную палатку. Приметой этого дня стало то, что Сибирская экспедиция в полном составе устроила турнир по гольфу - и, по-видимому, они совсем не беспокоятся о погоде. Ох, уж эти сибиряки!

Я планирую переждать несколько дней, так как по прогнозу погоды на ближайшие дни - метель и плохая погода в этой части Гималаев.

Привет,
Sergi Mingote Moreno - Chinese Base Camp. Everest

Информация сайта Everest-2001 El Periodico Sport

Тибет, ледник Eastern Rongbuk, 6400m
5 мая, 12:00
Сообщение от Дмитрия Бочкова, руководителя Сибирской экспедиции Эверест-2001

Все готово к штурму. 5 дней ожидаем погоду в АВС. Уже неделю сыплет снег. Гора стала совершенно белая. Из-за выпавшего снега выход на Северное Седло стал лавиноопасным. Сегодня всем составом спускаемся в ВС, чтобы восстановить силы и переждать непогоду. Есть и хорошие новости. Все заболевшие вернулись в строй.

Дмитрий Бочков, руководитель Сибирской экспедиции Эверест-2001 сообщает
Тибет, ледник Восточный Ронгбук, 6400м, 25 апреля, 14-30
Наш выход на гору надо признать успешным. За 10 дней мы установили высотные лагеря: 1 - 7050м и 2 - 7800м. В эти минуты тройка Никифоров-Кириллов-Акинина спускается из лагеря 2, а двойка Елеушев-Новицкий находится в лагере 1 на Северном седле. К вечеру все должны спуститься в ABC.

У Елеушева здоровье наладилось, работает наравне с остальными. Новицкий по акклиматизации догнал остальных членов команды. Есть и потери. Открылась язва у Юрия Утешева. Заболели зубы и опухли десны у Жени Попова. Поднялась температура у Саши Проваторова. Наш доктор - Слава Коломин делает все, что возможно, однако для Утешева шансы на восхождение близки к нулю.

Завтра утром все уходим в BC на недельный отдых перед штурмом.

Остается нерешенной одна важная проблема - где взять высотных носильщиков, чтобы забросить кислород в последний высотный лагерь. Своих носильщиков мы не брали из-за дороговизны. Постараемся решить проблему на месте.

Дмитрий Бочков - руководитель экспедиции "Сибирь-Эверест-2001"
Тибет, ледник Восточный Ронгбук, 19 апреля, 13:30
Здравствуйте, друзья.
У нас все в порядке. 11 апреля закончили установку и оборудование передового базового лагеря (ABC) 6400m, после чего спустились на отдых в БЛ. В базовом лагере встретили Пасху, построили и истопили баню. Не хватало только березовых веников.

Весной 1997 года на нашем маршруте при спуске с Эвереста погибли алтайские альпинисты Николай Шевченко, Иван Плотников, Александр Торощин. 14 апреля на мемориале в БЛ мы прибили стальную плиту с их именами и почтили память наших друзей.

В течение следующего выхода из БЛ 17-27 апреля планируем организовать лагерь 1 на Северном седле и перенести туда высотные грузы, а если повезет с погодой, то сделать лагерь 2 на высоте 7800m. Вчера четверка: Фойгт-Зуев-Кожемяко-Утешев вышла на седло 7050m, установила палатку и переночевала. Вечером они должны вернуться в ABC. Двойка Попов-Проваторов с грузом кислорода идет на седло. Остальные сегодня поднимутся в ABC после отдыха.

Из проблем у меня только две: недостаток акклиматизации у Новицкого и высокая температура у Елеушева. Время еще есть. Дай Бог все наладится.

Сообщение руководителя Сибирской экспедиции "Эверест-2001" Дмитрия Бочкова
7.04.2001 Tibet, ледник Rongbuk
5 апреля приехали в базовый лагерь 5,100 м у языка ледника Rongbuk. Из лагеря видна северная стена Эвереста. Стена черная, снега почти нет. Этот факт очень радует, поскольку опасность попасть в лавину при подъеме на Северное Седло 7,050 м существенно уменьшается.

Два дня устанавливали Базовый Лагерь (BC) и разбирали снаряжение. Среди багажа обнаружили чужой, как потом выяснилось украинский, электрогенератор. Либо украинцы , уезжая на Манаслу, забыли выгрузить свой генератор, либо наши повара прихватили при загрузке чужую вещь. Надеемся, что украинцы спохватились, когда положение еще можно было поправить.

Сегодня будем открывать экспедицию и поднимать флаг России. 9 апреля с караваном яков выходим для установки передового базового лагеря (ABC) 6,400 м.

Базовый лагерь наполняется разноязыким людом. Уже заехали: большая коммерческая экспедиция США, экспедиции Колумбии и Австралии. Именно благодаря австралийцам и их руководителю Zac Zaharias, вы читаете эту информацию. Они предоставили мне свой компьютер и спутниковый телефон.

02.04.2001
Дмитрий Бочков, руководитель Сибирской экспедиции Эверест-2001 сообщает



фото Глеба Соколова
Из Лхасы пришло сообщение, что завтра должны закончить расчистку снежных завалов на дороге из Непала в Тибет. Надеемся, что это не первоапрельская шутка. Завтра утром выезжаем из Катманду. Если все пойдет по плану, то до базового лагеря должны добраться 5 апреля.

До свидания, Непал!

Дмитрий Бочков, руководитель Сибирской экспедиции "Эверест-2001"

Kathmandu, Nepal
31.03.2001

29.03.2001
Дмитрий Бочков, руководитель Сибирской экспедиции "Эверест-2001" сообщает из Kathmandu, Nepal.



Катманду, фото Глеба Соколова
Понемногу отогреваемся после сибирских холодов. Ходить в шортах очень не привычно, но приятно. Заканчиваем последние приготовления к отъезду. Во дворе фирмы Windhorse Trekking, которая нас обслуживает, стоят ряды синих пластиковых бочек и лежит большая куча мешков со снаряжением нашей экспедиции. Осталось купить только овощи, что мы и сделаем перед самым отъездом. Наш выезд откладывается, поскольку дорогу на китайской стороне так и не расчистили от снега.

Корейская команда на пик Shalasongguo 7052 м, прождав несколько дней, решила ехать в район завала. Команда Украины на Манаслу, наметившая выезд на сегодняшнее утро, пока находится в городе. Как мне объяснили, дороги перекрыты студенческими демонстрациями.

Позавчера половина команды была на приеме в посольстве России. Наш посол, Владимир Васильевич Иванов принял нас очень радушно и предложил свою помощь, если таковая потребуется.

Сегодня вечером ожидаем его в нашем отеле. Он намеревался заехать и встретиться со всей командой. Утром получили e-mail с хорошими вестями. В ближайшие несколько дней к нам должен присоединиться еще один участник - Олег Новицкий из Томска. Поистине, нет худа без добра. Задержка с выездом выбивает нас из графика, но дает возможность немного отдохнуть после напряженных дней подготовки.

Дмитрий Бочков, руководитель Сибирской экспедиции Эверест-2001
Kathmandu, Nepal
28.03.2001

25.03.2001
Первые сообщения от сибирской экспедиции "Эверест-2001"

25 марта последняя группа сибирских восходителей прибыла в Катманду. Всего нас двенадцать человек.

Состав экспедиции:

1. Анна Акинина - Томск
2. Дмитрий Бочков, руководитель - Томск
3. Аман Елеушев - Томск
4. Александр Фойгт - Новокузнецк
5. Вячеслав Коломин, доктор - Томск
6. Николай Кожемяко - Новокузнецк
7. Станислав Крылов - Томск
8. Никифоров Алексей - С.Петербург
9. Евгений Попов - Томск
10. Алексендр Проваторов - Барнаул
11. Юрий Утешев - Междуреченск
12. Сергей Зуев - Кемерово

Нам потребуется провести здесь три дня, чтобы получить китайские визы. 29 марта мы намерены стартовать в Тибет.
Эта дата может измениться из-за большой лавины, перекрывшей дорогу между Zhangmu и Nyalam.

Информация передана для Томск TV-2 и www.risk.ru


Дмитрий Бочков,
руководитель сибирской экспедиции "Эверест-2001"
Kathmandu, Nepal
25.03.2001

17.03.2001
Сезон Гималайских экспедиций начался!

Сегодня вечером рейсом на Катманду вылетели первые участники гималайских экспедиций сезона 2001 года. В Непал отправились две самые многочисленные (и самые серьезные по своей цели) экспедиции:


экспедиция под руководством Николая Дмитриевича Черного (организатор экспедиции Виктор Козлов), ставящая своей целью восхождение на массив Лхотзе со стороны Главной вершины. В составе экспедиции сильнейшие спортсмены-высотники со всей России Евгений Виноградский, Глеб Соколов, Виктор Володин, Василий Елагин, Владимир Яночкин, Сергей Тимофеев, Николай Жилин, Алексей Болотов, Юрий Ермачек, Петр Кузнецов, Юрий Кошеленко.


экспедиция Томск-Кемерово-Новокузнецк под руководством Дмитрия Бочкова для восхождения на Эверест через Северное Седло. Состав окончателько не утвержден, все решится на следующей неделе, хотя уже сегодня можно сказать, что в составе едут известные спортсмены Сергей Зуев и Александр Фойгт.

В необычно пустынном зале альпинисты с рюкзаками были окружены толпой провожающих. Звучали напутствия, передавались официальные баннеры и флаги, собирались автографы. Пожелаем и мы удачи восходителям в их нелегких восхождениях. РИСК-онлайн будет поддерживать связь с экспедициями в течение их работы и информировать читателей об ходе экспедиций.

Источник: http://old.risk.ru
  
#5 | Анатолий »» | 11.01.2013 23:05
  
2
"Эхо Эвереста."

Источник : "Томские Новости"


Томичей можно обнаружить в любом уголке света. Наверное, нет места на земном шаре, где бы ни ступала нога нашего соотечественника. Совсем скоро исполнится месяц, как томские альпинисты в составе западносибирской экспедиции "Эверест-2001" взошли на самую высокую вершину в мире. Это восхождение протекало отнюдь не так гладко, как предполагалось сначала. Эверест стал для всех членов экспедиции настоящим испытанием, отняв много душевных и физических сил.

Смерть альпиниста

По словам одного из покорителей Эвереста, нашего земляка Амана Елеушева, почти все члены экспедиции сразу после прибытия в столицу Непала Катманду простудились, а у единственного не сибиряка - петербуржца Алексея Никифорова - заболело горло. И все же перед отправлением в горы медицинский контроль не выявил у альпиниста никаких противопоказаний к восхождению. Поначалу группа в составе Крылов - Акинина - Елеушев - Никифоров шла достаточно быстро, но уже на высоте 7800 метров Алексей почувствовал недомогание. Это заметили и остальные участники группы и предложили петербуржцу прекратить движение вверх. Но тот отказался, объяснив свое состояние обычной усталостью.
В лагере на высоте 8300 самочувствие Никифорова резко ухудшилось. Томские альпинисты потребовали, чтобы Алексей немедленно спускался вниз. Он не согласился и на этот раз. На следующее утро скалолаз из Петербурга тронулся в путь самым последним, шел тяжело и медленно. Его расход кислорода составлял 3 литра в минуту, и вскоре баллоны Алексея опустели. За это время Елеушев, Акинина и Крылов уже достигли вершины и возвращались назад. На высоте 8600 они обнаружили выбившегося из сил товарища. Никифоров уже даже не мог спускаться вниз. Отправив Акинину в лагерь за помощью, томичи остались ночевать вместе с пострадавшим, отдав ему весь свой кислород. Холодная ночевка на такой высоте в 80 % из 100 заканчивается летальным исходом. Однако руководитель группы Станислав Крылов правильно выбрал место для ночлега, поэтому альпинисты остались живы.
Утром изможденную тройку обнаружил американский спасательный отряд, который вел поиски двух своих людей, также заночевали неподалеку от пика Эвереста. Американцы дали нашим ребятам кислород, воду и лекарства, один из них взялся сопровождать Крылова, Елеушева и Никифорова до лагеря. Осталось пройти считанные метры, как вдруг Никифоров упал на склон. Ни массаж сердца, ни уколы уже не смогли помочь Алексею. Он был мертв.
Хотя все участники группы знали, что петербуржцу нельзя было совершать восхождение, никто из них был не в силах приказать 45-летнему альпинисту остаться в лагере. Дело в том, что каждый из членов экспедиции заплатил по пять тысяч долларов собственных денег для осуществления смелого проекта в Гималаях. Каждый должен был решать за себя.
Последствия восхождения стали печальными и для руководителя группы. Станислав Крылов во время ночевки в горах сильно обморозился, и это проявилось лишь по возвращении альпинистов в Москву: ноги стали чернеть. Теперь Станислав лежит в больнице, и хирурги собираются ампутировать пальцы.

Деньги и экипировка

В Интернете на одном из сайтов американских альпинистов была размещена информация о том, что трагедия с русскими скалолазами могла не произойти, если бы их финансирование было на должном уровне. Несмотря на то, что неприятности у сибиряков произошли по другой причине, все-таки наша делегация была одной из самых небогатых среди тридцати экспедиций, собравшихся в конце мая покорить Эверест. В качестве спонсора проекта восхождения выступило правительство Ханты-Мансийского национального округа. Оно выделило альпинистам 50 тыс. долларов - половину необходимой суммы, остальное альпинисты брали из своего кармана. Причем никто из них не может похвастаться прекрасным материальным положением. Анна Акинина, например, работала преподавателем в одном из томских техникумов, а сейчас уже полгода, как безработная. Кто-то из наших альпинистов продал машину, кто-то взял кредит? Все равно эти деньги по сравнению с финансированием американских и австралийских коммерческих экспедиций выглядели ничтожно маленькой суммой. Только лицензия на восхождение для одного человека стоит 4000 долларов. А еще нужно транспортировать груз и снаряжение. Для этой цели наши зафрахтовали у местных жителей десять горных быков - яков, каждый из которых обошелся российским скалолазам в 380 долларов.
На многом пришлось экономить. Руководитель западносибирской экспедиции Дмитрий Бочков признался: самым слабым местом была радиосвязь. Альпинисты решили не покупать радиостанции, а взяли напрокат. Эти устройства подводили их в самые ответственные моменты.
Ни один иностранец не согласился бы на восхождение в таких условиях. Трудно сказать, что двигало этими людьми - одержимость или любовь к экстремальному. Бесспорно одно: они сделали великое дело и вошли в историю. Тот же самый Бочков на встрече с журналистами произнес все объясняющую фразу: ?Когда люди состарятся, им уже не нужны ни машины, ни дачи. У них останутся только воспоминания?.

Опустошенность

Именно этим словом можно охарактеризовать состояние покорителей тибетского восьмитысячника во время пресс-конференции в зале заседаний городской администрации. Усталость сразу бросалась в глаза. На лице Акининой, единственной в России девушки, взявшей Эверест, время от времени выступали слезы. Станислав Крылов очень тихо произнес, что после такого испытания каждому из них потребуется два-три месяца, чтобы восстановиться и физически, и психологически. А Аман Елеушев признался, что по приезде в Томск смог подтянуться на турнике лишь один раз. В нормальной физической форме он проделывал это 25-26 раз.
Однако тяжелое испытание не остановило томичей, и в октябре они вновь собираются в Гималаи - покорять следующую гору высотой более восьми километров. Не исключено, что они поедут туда тем же составом: Дмитрий Бочков, Анна Акинина, Станислав Крылов, Амангельды Елеушев, Олег Новицкий, Евгений Попов и Вячеслав Коломин.

Корреспондент: Мирослав Сергеев

Источник: http://takt.tusur.ru
  
#6 | Анатолий »» | 11.01.2013 23:12
  
2
Алексей Никифоров. Род. 17.07.1955 г. Заниматься туризмом начал в ленинградской школе №30. Из горного туризма "перешел" в альпинизм, закрыл норматив КМС. Участник четырех гималайских экспедиций. Погиб в последней, на Эвересте, 24 мая с.г.

В 1991 Алексей впервые отправился в Гималаи для участия в экспедиции "Эверест-91", которой руководил В.Балыбердин. Основной целью было установление рекорда скоростного восхождения Балыбердина и Букреева из базового лагеря до вершины. Харьковчанин Геннадий Копейка и Алексей работали связкой в группе обеспечения и видеосъемки. Попытка их личного штурма вершины сорвалась сначала из-за оказания помощи связке Гиуташвили-Мазур, спускавшейся с вершины.

Вторая попытка так же сорвалась. Геннадий Копейка опубликовал на сайте "Экстремальный Виртуальный Мир" свои воспоминания об этих днях: "Мы с Алексеем провели вторую ночевку на Южном седле и были полны сил и уверенности в завтрашнем восхождении, хотя на этой высоте мы были одни. Сезон заканчивался, и все экспедиции завершили свою работу. У нас был еще один шанс побывать на вершине Эвереста, но на чью-либо помощь надежды не было... Ночью ветер усилился, начался сезон муссонов. Мы вышли на штурм в 3 часа ночи. Стоять в полный рост было невозможно. Ураганный ветер срывал смерзшиеся куски фирна и больно ударял ими по нашим телам, ползущим на четвереньках вверх. Очень скоро стали отмерзать руки и ноги. Порой мы теряли равновесие и, с трудом цепляясь ледорубами за склон, падали на снег. Через час борьбы со стихией, я стал подавать сигналы жестами (друг друга слышать мы не могли), что нужно возвращаться к палатке...".

Вторая экспедиция, в которой приняли участие Копейка и Никифоров под руководством Балыбердина, состоялась на К-2. Это был совместный российско-американский проект, предполагавший прохождение нового маршрута. Состав подобрался очень сильный. Достаточно упомянуть такие имена, как Скотт Фишер, Эд Вистурс, Дэн Мазур. Однако всё сложилось так, что альпинисты могли рассчитывать только на восхождение по классике.

"Я все время работал с Алексеем в одной связке и был очень этим доволен, - вспоминает Геннадий. - У нас никогда не было конфликтов, понимали друг друга с полуслова, не нужно было распределять хозяйственные обязанности, потому что каждый старался сделать больше и быстрее. Я занимался съемкой видеофильма, и Алексей всегда помогал мне с подъемом дополнительного груза, а порой ему приходилось позировать и по несколько раз проходить сложные участки маршрута...

Экспедиция затягивалась из-за неустойчивой погоды. Чтобы переломить ход событий, Балыбердин решил создать ударную связку, пригласив меня в напарники. Мы стали двигаться к вершине в альпийском стиле. Из-за сильного ветра вышли на штурм от последнего бивуака в 8 утра, а на вершине были только в 21.00. На спуске мы потеряли друг друга. Я с невероятными приключениями удивительным образом нашел палатку в кромешной темени в 3 часа ночи. Балыбердин же вырыл чуть ниже вершины пещеру, пересидел в ней ночь и спустился к палатке в 7 утра.

Утром к нам подошли Никифоров, Шанталь Модюи и один из американцев. Переночевав в штурмовой палатке, в 6 утра Никифоров с американцем вышли на штурм. Шанталь вышла в 8 часов, обосновав это тем, что она дождется пока солнце осветит склон, пойдет "налегке" (без лишнего снаряжения и дополнительной одежды на случай непогоды) и их догонит. Она на самом деле догнала коллег около "8200" и даже обогнала их. Американец, оценив опасность маршрута и не слишком высокий темп подъема, повернул назад. Алексей продолжил подъем.

На вершину Шанталь поднялась около 20.30. Уже стемнело и стало жутко холодно, дул сильный ветер. Одета она была в не слишком теплый пуховый комбинезон, для предстоящей холодной ночевки на высоте 8600 м этого было маловато. Алексей поднялся на вершину на полчаса позже нее. На спуске он случайно наткнулся на Шанталь, которая решила пересидеть ночь в небольшой снежной нише, вырытой Балыбердиным во время своего ночлега двумя днями ранее. От сумасшедшего холода и физического истощения она уже была в полузабытье. Алексею стоило немалых усилий привести Шанталь в сознание. А ведь он мог и не заметить ночью свою попутчицу. И если бы Шанталь не пришла в сознание, никто бы его за это не осудил. Но Алексей не смог пройти мимо, спасая собственную жизнь!

Он сам, будучи на пределе физических сил, всю ночь боролся за жизнь француженки: настойчиво тормошил ее и заставлял идти вниз - двигаться, чтобы не замерзнуть. К штурмовой палатке они спустились только в 8 утра. Оказалось, что Шанталь накануне шла без очков и получила "снежную слепоту". В базовый лагерь ее спускали еще три дня подошедшие на помощь альпинисты.

В этой ситуации Алексей проявил себя искренно и самоотверженно. Он скромно уклонялся от благодарностей за спасенную жизнь и совсем не обиделся когда Шанталь вернувшись во Францию рассказала о своем героическом одиночном восхождении на К2, и только вскользь упомянула русского альпиниста Никифорова, который "в этот день тоже смог достичь вершины".

Алексей стал 77-м восходителем в мире и вторым (после Бэла) россиянином вступившим на эту вершину."

Осенью 1995 в группе с двумя англичанами и американцем по японскому маршруту) 1970 года Никифоров поднялся на Макалу и стал первым российским альпинистом покорившим ее.

Последние годы Алексей работал руководителем проекта в швейцарско-русской компьютерной фирме.

Источник: http://www.cetneva.spb.ru
  
#7 | Анатолий »» | 11.01.2013 23:33
  
2
Если кто то заметил об упоминании альпинистки Шанталь, что она не очень любила вспоминать что именно Алексей Никифоров ей спас жизнь...

Ну эта довольно экстравагантная женщина (если не сказать больше) скорее всего это делала по причине того что Алексей Никифоров (по словам другого альпиниста, который знал Алексея) высказался вслух что Шанталь не взошла на К2.
Не думаю что это не дошло до Шанталь.
Круг альпинистов, которые восходят на К2, не слишком большой и разговоры доходят быстро.
Так что это скорее всего не жуткая неблагодарность со стороны Шанталь, а нежелание утыкаться в то, что не желательно слышать.
И это даже можно понять.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
Узнайте стоимость блюд в Макдональдсе на нашем сайте.
© climbing.ru 2012 - 2016, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU