Пережить последнее великое гималайское восхождение...

Пережить последнее великое гималайское восхождение...



Сэнди и Рик в базовом лагере после восхождения. Фото © guardian.co.uk

Британская "Гардиан" в ноябре опубликовала статью Питера Бемонта с громким заголовком о последнем великом восхождении в Гималаях.
Не могу поручиться, что оно последнее. И все же прохождение британцами гребня Мазено гиганта Нанга-Парбат - это претендент на будущий Piolets d'Or! Причем, один из основных.
И на финише года я таки публикую перевод этой статьи!


Пока Беликобритания пыталась превзойти саму себя на лондонской Олимпиаде, Сэнди Аллан и Рик Аллен страдали от истощения, голода и обморожений, пытаясь преодолеть гребень Нанга-Парбата...

Сэнди Аллан (Sandy Allan) и его напарник Рик Аллен (Rick Allen) были в последнем лагере под вершиной Нанга-Парбата, девятой по высоте вершины мира, когда они пересчитали оставшуюся еду. После 14 дней на грандиозном гребне Мазено – самом протяженном в Гималаях – остался пакетик печенья McVitie's Digestives.

Зажигалка перестала работать, кремень весь вышел. А запасной, они вдруг поняли, был у третьего участника команды, который, истощенный и деморализованный, уже к этому моменту повернул вниз.

Стало понятно, что разжечь горелку, чтобы растопить снег, у них не получится, а значит, на одной из высочайших вершин мира им не избежать обезвоживания, риск обморожений и отека легких и головного мозга увеличивается. Правда, они надеялись, что подняться на вершину и спуститься по величественной Диамирской стене получится за полтора дня; команда рассчитывала на перила, оставленные другими экспедициями.
В реальности же на спуск с вершины ушло полных три дня, без еды и воды, долгая борьба в глубоком снегу на грани выживания.

Фотография двойки в базовом лагере демонстрирует, что они победили в борьбе с 13-километровым ребром восьмитысячника, которое до сих пор давало отпор всем восходителям. Рик Аллен, пьющий чай, похож на скелет. Крепкое до старта экспедиции, его тело измождено восхождением.


Гребень Мазено. Фото © Дуга Скотта, guardian.co.uk

В середине Олимпиады новость о достижении двух альпинистов, решивших так называемую «последнюю великую проблему Гималаев», прошла практически незамеченной. В последующие месяцы это событие назвали самым впечатляющим британским восхождением нашего времени, самым важным новым маршрутом после прохождения Канчунгской стены Эвереста англо-американской командой (включавшей Stephen Venables) в 1988 году.
История эта удивительная еще из-за возраста альпинистов: Аллану на момент восхождения было 57 лет, а Аллену – 59.

Сэнди Аллан – горный гид из Ньютонмора (Cairngorms) и специалист по промышленному альпинизму в нефтедобывающей отрасли (на морских платформах).
Он работал гидом на Эвересте и проходил северную стену Эйгера, но гребень Мазено – которое он впервые пытался пройти в составе экспедиции Дуга Скотта в 1992 году – всегда оставалось целью.

Впервые исследованный британским альпинистом Альбертом Маммери, который умер на горе в 1895-м, Нанга-Парбат попал в поле зрения немецких и австрийских восходителей в период между первой и второй мировыми войнами и затем после 1945 года; в итоге на вершину взошел Герман Буль в 1953.

Требуя и владения техническими навыками, и выносливости, маршрут Мазено включает восхождения на семь вершин выше 6000 м перед основной вершиной.
Ребро было практически пройдено в 2004-м. Тогда американцы Doug Chabot и Steve Swenson (Стив Свенсон) дошли до плеча в основании двухкилометрового склона основной вершины. Но из-за непогоды и болезни Свенсона двойке пришлось отступить.

«Он всегда вдохновлял меня, – Сказал Аллан в интервью Гардиан. – Я обсуждал идею вернуться туда с Войтеком Куртыка (польский альпинист), но по личным причинам этого не произошло. Я уже был там, взошел на три вершины в гребне, пока мы не наткнулись на бетонную стену. Я знал, что мне нужно туда залезть».

В команду, кроме Аллена, вошли три шерпы и Кэти О'Дауд. Эти четыре участника, истощенные и обескураженные масштабом горы, вернулись в лагерь до финишного рывка.

«Когда мы залезли на «китовую спину» (форма гребня) в начале, участники экспедиции говорили: 'Вау, этот гребень грандиозный. Мой Бог – путь неблизкий'. Ты переваливаешь через одну вершину, а за ней появляются еще и еще».

Следуя оптимистичным прогнозам, взяли еды и горючего на 8 дней, зная, что протянут и 10 – но восхождение заняло 18 дней с установкой 7 лагерей и бивуаков, некоторые из которых больше похоже были на снежные норы. «Мы не думали, что это займет 18 дней. Я прошел Диамирскую стену (теперь маршрут спуска) два года назад. Я думал… мы сможем перевалить через вершину и спуститься за полтора дня. Вместо этого мы провели три ночи на спуске».

Во время этого спуска, без пищи и воды, страдая от обморожений ног, задерживаемые глубоким снегом, напарники были в опасности.

«Кэти оставила нам спутниковый телефон, когда ушла вниз. Заряда батареи хватало на три звонка. Я забеспокоился на следующий день после вершины. Рик очень устал. Я позвонил нашему турагенту, чтобы убедиться, что реально прислать вертолет, если мы попадем в беду. Я был обеспокоен и сказал, что у нас реально могут быть проблемы. Рик слышал этот звонок и ускорил темп. Он сильный и решительный человек. Но он очень устал и каждые несколько минут присаживался отдохнуть, иногда засыпая. В последний день крутой и ледовый рельеф, прохождение которого должно было занять 3-4 часа, отнял у нас все время, так что в лагерь мы попали к 11 вечера».

Среди тех, кто похвалил это восхождение, был Дуг Скотт, которые описал его как «невероятное достижение».
Трудности маршрута описал горный гид Марк Синнот.

«Хотя сам по себе гребень объективно безопасен, – написал он в американском альпинистком журнале, – важно помнить, что неординарная протяженность маршрута ставит восходителей в очень жесткие условия. В обе стороны уходят огромные гималайские стены, по которым вам не придет в голову спускаться даже в самом жутком ночном кошмаре, так что если вы не дошли до середины, вам лучше возвращаться по пути подъема – в случае нехватки времени, при чрезмерных трудностях или плохой погоде. В общем, есть точка, от которой пути назад нет».

Вопрос в том, почему так редко появляются в Гималаях британские маршруты. С тех пор как несколько новых линий были пройдены такими как Alan Hinkes (первый британец, взошедший на восьмитысячник) перерыв стал заметен.
Аллан связывает такой ход вещей с серией резонансных катастроф в британском альпинизме, начиная с исчезновением Питера Бордмана и Джо Таскера на Эвересте в 1982-м. «Я думаю, что после потери Бордмана, Таскера и Ала Роуса на К2 пришло понимание того, что прохождение серьезных маршрутов в больших горах может быть очень опасно».

http://www.guardian.co.uk/world/2012/nov/03/mountaineers-details-last-great-climb

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU