Смотрим горные фильмы вместе. "Месснер". 2004 год

Смотрим горные фильмы вместе. "Месснер". 2004 год


Можно смело сказать, что Райнхольд Месснер является самой значительной личностью в истории альпинизма. Если кто сомневается, то можно и нужно просто посмотреть этот фильм.

Популярный американский журнал Outside посвящен всему спектру экстремальных видов спорта и активному отдыху на природе. Пожалуй, его можно назвать мировым лидером в своей нише деятельности. Как и положено лидеру, он выступает в роли новатора. При журнале и его интернет версии еще в конце прошлого века была создана видеостудия Outside Television . В течение 9 лет её возглавлял режиссер, писатель и продюсер Лес Гутман.


Лес Гутман

Им подготовлено в рамках этого проекта 30 программ и 12 отдельных фильмов. Из Месснер , безусловно, выделяется своим глобальным подходом. Это первая попытка создать отдельный биографический фильм о знаменитом альпинисте. Сейчас Лес Гутман создал свою собственную компанию по производству видео продукции, для которой аутдор тематика уже не является главной. А фильм Месснер в своё время получил несколько главных призов на международных фестивалях и признан практически как классический.










Текст фильма Леса Гутмана Месснер



0:53.34 Месснер

Я только пытаюсь достичь максимума во всем, что делаю. Максимум того, что у меня есть, я отдаю.

Эд Вистарс

Я думаю, он совершил революцию в альпинизме благодаря своей способности мечтать.

Месснер

Я не совершенен, но если я что-то делаю, то хочу быть первым, а не вторым. Большинство поступает по другому, но мне нравится принадлежать к такому меньшинству.

Вистарс

Его мечты и его идеи в альпинизме превосходили все устоявшиеся представления: восхождение на Эверест без кислорода. Все думали, что это невозможно.

Крис Бонингтон

Он возможно самый великий альпинист в истории.

Месснер.

Я думаю, что вся эволюция альпинизма состоит в изменении подходов, представлений о границах возможного. Если мы уничтожим недостижимое в альпинизма, применением самого совершенного снаряжения, то альпинизм умрет, навсегда.

Вступительные Титры

Аутсайд Телевижн представляет

МЕССНЕР

Фильм Леса Гутмана

Месснер:

Из фильма Эверест без маски - 1978

Я знаю, что восхождение на Эверест с кислородом возможно, но никто не знает, возможно ли это сделать без кислорода.

Рассказчик

В 1977 году Райнхольд Месснер удивил мир тем, что, будучи первым покорителем восьмитысячника без искусственного кислорода, он пролетел в самолете над Эверестом без кислородной маски. Для Месснера это был тест на высоте 30 тысяч футов, подготовка к двум восхождениям, которые укрепили его репутацию величайшего альпиниста, величайшего новатора в современном альпинизме.

Месснер

(из Эверест без маски )

Рассматривая альпинизм как игру, мне было интересно попытаться взойти без кислорода. Я никогда не пытался взойти на Эверест с кислородом, это было для меня не важно, это не было вызовом. Я занялся высотным альпинизмом для изучения собственных возможностей. Изучать горы мне было неважно. Это возможно было необходимо, когда Хиллари и Тенцинг восходили первый раз. Но сейчас Гималаи. Каракорум, также как и Патагония, хорошо изучены и для человечества уже не важно их изучение. Важно постигать самого себя в горах. И если я буду пользоваться техническими средствами, то я не смогу понять своих возможностей.

Рассказчик.

Альпинизм для Месснера это не покорение гор, его интересовал дух приключений , поиск нового, а технологии могли просто убить приключения. Но едва он начал свою работу на Эвересте, как гора показала всю свою мощь. Вот, в шторм в лагере 2. Месснер был уже выше лагеря 4, где он с двумя шерпами боролся с ветром скоростью 40 м в секунду, при минус сорока, и молнии ударяли вокруг них. Месснер вернулся через 36 часов. Проведя в борьбе с бурей две ночи в зоне смерти без искусственного кислорода. Его партнер Петер Хабелер спускался в лагерь 2 один и едва не потерялся в непогоду, что значило бы верную смерть. Хабелер начал сомневаться в возможности бескислородного восхождения, и его сомнения усилились после разговора с альпинистами, вернувшимися с вершины.

Петер Хабелер

( Эверест без маски 1978)

Когда первая группа спустилась, Роберт Шауэр сказал мне, что когда он снимал маску, то чувствовал себя совсем потерянным он не знал что сказать, он не знал, что думать. Это наводило меня на мысль с которой я боролся, и я уже был почти готов применить кислород как не повредить мой мозг, вернуться нормальным, просто идти вверх, получить удовольствие и может быть побыть там с час, сделать отличные снимки.

Месснер.

Я только говорил ему, Петер ты должен сделать это, и это, и это. Если это могу я, то можешь и ты. Покажи всем, что ты можешь сделать Эверест без кислорода.

Рассказчик.

Так Меснер и Хабелер решились, несмотря на все ужасы высотной болезни, проблем с головным мозгом, кровообращением, со всем, от чего альпинисты страдают и на более низких высотах. Вред для здоровья, даже возможность сумасшествия не принимались во внимание. Оператор экспедиции был не в состоянии следовать за ними, вынудив Месснера снимать фильм об их героическом восхождении самому.

Хабелер.

(Эверест без маски)

Райнхольд прошел ступень Хиллари первым и снимал, как я приближался. И я думал, забивая ледоруб, так сильно как мог, держи меня, это может быть самое страшное место на Земле, справа Тибет, слева внизу Непал. И я прошел эту часть, Райнхольд не страховал меня, он просто снимал. Я подошел и он сразу же пошел дальше.

1:00:00

Через какое-то время он достиг вершины, сел возле китайской треноги. Я осознавал смотря на него, Да, похоже мы сделаем это! Когда я подошел к нему, то помню, что начал плакать. Я плакал, как ребенок! Хотя, похоже, я не осознавал, и я думаю, что он не осознавал, что мы сидим на вершине Эвереста, который мы сделали без искусственного кислорода.

1:00:30

Рассказчик

Месснер позже напишет про этот момент: В состоянии умственной абстракции, я был как одно с трудом дышащее, сжатое легкое, парящее над туманом и вершинами . Месснер спустился в лагерь 4 и по дороге ощутил все ужасы высотной болезни. Он писал Вечером, я почувствовал, что теряю зрение. Я боялся, что полностью ослепну

00.59

Месснер.

Положение было серьезное и мне еще повезло. Я много снимал на камеру и фотографировал во время подъема. Солнце светило ярко, даже из-за облаков, плюс отражение от снега. Я был вынужден постоянно снимать очки. До вершины и в начале спуска я не чувствовал проблем. Я нормально спустился до южного седла. И тут через час, моим глазам стало очень плохо. В первый момент я думал, что это действие высоты. Но позже, мы поняли, что это просто снежная слепота. Боль была ужасная. На следующий день я мог видеть только тень Петера, мы не могли идти на всю веревку, я говорил Петеру Стой, если я потеряю тебя, то не буду знать куда идти .

02.02

Рассказчик.

Мир сравнил их с Хиллари и Тенцингом. Но Месснер писал об этом сравнении: Их цель была стоять на вершине. Моя же была духовное приключение и испытанием себя. Мы оба достигли успеха: Хиллари с его вершиной и я со своей оценкой самого себя . Через два года, Месснер предпринял попытку взойти на Эверест без кислорода и в одиночку.

Конец первой части.

Messner

2:36

Рассказчик.

В 1984 выдающийся немецкий режиссер Вернер Херцог сделал фильм о Месснере под названием Мрачное сияние гор . В нем Месснер дал наиболее ясное объяснение сущности революции, которую он совершил в альпинизме.

2:51

Месснер.

Традиционные экспедиции стремившиеся взойти на эту гору, нанимали носильщиков, чтобы поднять тонну или две снаряжения и продуктов. Это делалось при помощи большого количества участников, с установкой промежуточных лагерей, альпинисты ходили туда-сюда, от палатки к палатке, от лагеря к лагерю, выстраивая пирамиду, позволявшую сильнейшим достичь вершины. Мы же использовали альпийский стиль. Мы использовали веревку только там, где это было необходимо, чтобы спуститься по скальным участкам, преодолеть трещины, но большей частью мы поднимались свободным лазанием, не используя веревки.

3:28

Месснер.

Моя революция смогла осуществиться только на основе философии чистого лазания, которая в это время пришла из Йосемитской долины. Я считаю, что ее философы Том Фрост и Роял Роббинс понимали: Мы должны что-то изменить. И они делали это в Йосемитах. Я ничего не знал о Рояле Роббинсе, Томе Фросте или Ивоне Шуинаре, о героях того периода. Я делал то же самое же здесь. Я понимал так, что речь идет о самом понятии невозможное . Ранее, я уже понимал, что если разрушить само понятие о невозможном , используя искусственное лазание, дух альпинизма погибнет. Потому что альпинизм это преодоление в нашем сознании понятия о невозможном . Имея бесконечные возможности изменения границ возможного, в нашем сознании, только в нашем сознании, потому что за его пределами невозможно изменить ничего, ничего, это будет конец. И лучшие альпинисты были всегда они были в состоянии сказать Это возможно . Там где все говорили это невозможно . Но находился тот, кто говорил Это возможно .

4:48

Рассказчик.

Этот фильм о молодых скалолазах, менявших границы возможного в Йосемитах, можно было сделать и о Месснере, в Доломитах, за 5 тысяч миль, в северной Италии.

5:00

Месснер.

В шестидесятые, я начал ходить соло сложные маршруты и в 67-мом, и в 68-м и в 69-м. Я был в моей лучшей форме на скалах и на льду в Альпах. Я проходил сложнейшие скальные маршруты в Альпах, соло и без веревки. И все альпинисты, они плохо об этом отзывались. Они говорили: Ты погибнешь через неделю, это безумство, что ты делаешь. Молодые альпинисты последуют твоему примеру и погибнут . А я следующим летом проходил самые сложные комбинированные маршруты в районе Монблана, опять без веревки, без всего. Для этого маршрута, скажем, самое быстрое время было три дня. И было мнение, что пройти этот маршрут без срывов невозможно, а я шел один, без веревки и делал его за семь часов. Я поднимался, я проходил его как рыба плавает, а птица летает. Сейчас я не могу и мечтать о таком, потому что мои возможности не те уже. Я занимаюсь другим. Высотный альпинизм - это совсем другое. Здесь нужна воля, необходимо быть готовым морально. А лазание, это не так сложно, как в Доломитах или где-нибудь в Йосемитах.

6:18

Рассказчик.

Технически альпинизм в Гималаях может быть легче, но для Месснера, главное это психологическое преодоление вызова, это важнее чем физическая победа.

6:29

Надпись

Замок Юваль. Натюрнс, Италия.

Месснер.

Когда я делал соловосхождения в Гималаях, мне было необходимо показать самому себе, что я способен сделать то, что делал с друзьями, в одиночку. Технически это не сложнее, особенно на больших высотах. Это чисто психологический вопрос. Это вопрос воли. Мне было необходимо долгое время учиться оставаться неделями одному, на высокогорье, не испытывая страха. Особенно от того факта, что ты один. Соловосхождения были необходимы, потому что фактически у меня были проблемы связанные с одиночеством. Для меня было нелегко, на долгое время оставаться в горах одному. В 60-е когда я был хорошим скалолазом, настоящим фанатиком скалолазания, я всегда четко знал насколько сложен для меня тот или иной маршрут. И я знал, что могу его пройти, потому что у меня были силы и навыки. Но для меня было почти невозможно лезть целый день и ночевать на стене, продолжать лазание на следующий день, потому что я боялся ночи. Оставаясь в одиночку в каком-нибудь укрытии на горе, я испытывал страх. Это было необходимо делать, делать это одному. Соловосхождения возможны, если ты в лучшем физическом состоянии и морально готов, тогда ты чувствуешь Я могу сделать это.

Если ты боишься, то не должен делать этого. И мне пришлось долгое время учиться, делать это. Потому что у меня были проблемы с одиночеством. Речь не идет о сложности. Только сам факт того, что некому сказать О кей, мы здорово поработали сегодня. Или посмотрев в глаза понять, что он понимает как опасно то, что мы делаем. Опасность наполовину меньше, если её с кем-то делишь . А если ты делишь радость восхождения, то она удваивается. Если ты один, тебе нечего делить. Если ты это делаешь только для себя. Не зная, куда едешь, какая будет завтра погода, не зная, где ты будешь спать. Ты должен нести продукты, ты должен нести палатку, спальный мешок, нести также топливо, бензин или газ, чтобы топить снег. Это тяжелый и тяжелый рюкзак. И необходим один день. Если два, рюкзак становится тяжелее. И если ты находишься на новом маршруте, когда ты не знаешь что тебя ждет, потому что ты первый, и может быть надо рассчитывать на 10 дней. Ты можешь представить каким тяжелым должен быть рюкзак, снег может быть глубоким, нет тропы, ты сам должен ее делать, это совсем другое дело. И об этом, я говорю, как Кракауэр мне нравится его книга В разряженном воздухе альпинизм это есть собственное его понимание. Вы изобретаете маршрут. Вы придумываете, как вам подниматься.

9:24

Рассказчик

Добавьте к психологическому испытанию одиночного восхождения еще физическое испытание при восхождении без кислорода и вы поймете всю глубину испытания самого себя всю важность его достижений.

9:36

Вистарс.

Я думаю, некоторые альпинисты говорят, что совершили соло восхождения на Эверест, но когда рядом были другие люди, это огромная разница. Психологически это очень большая разница. Если ты совсем один. Это то, что он хотел испытать Как это на самом деле.

9:50

Рассказчик

Эд Вистарс единственный американский альпинист, который взошел на шесть высочайших вершин без применения искусственного кислорода.

9:57

Вистарс

Восхождения без кислорода очень и очень отличается от обычных. Это полностью изменяет происходящее на высоте. Поднимаясь с кислородом, чувствуешь себя теплее, мыслишь яснее, идешь быстрее. Без кислорода, ты только заставляешь себя идти, только заставляешь себя не останавливаться.

Я думаю, это показало, что Месснер относительно нормальный психически человек, он вовсе не феномен в этом роде. Но его воля и упорство позволяют ему сделать больше, чем он должен был сделать.

10:34

Месснер

Страсть к выходу за пределы возможного, так лучше было бы назвать мою деятельность. Всегда делать шаг за пределы возможного, за мои собственные пределы возможностей.

10:53

Кадры из Фильма Эверест без маски Лео Диккинсона.

10:57

Вистарс.

Когда ты находишься в Зоне Смерти, выше 24 тысячи футов, твое тело как бы медленно потребляет само себя. Это восхождение взаймы, на износ. Недостаток кислорода означает что ты медленнее думаешь, и не можешь идти быстро.

. 11:13

Месснер.

Ты постепенно теряешь сознание, и потом опять возвращаешься в него. Долго находясь на высоте без кислорода, реально на большой высоте, если ты видишь того, кого знаешь, не соображаешь, может быть это он или нет. Ты даже на себя можешь смотреть медленно соображая. Необходимо большое усилие воли, чтобы просто составить предложение.

11:39

Вистарс.

Твои мысли замедляются. Сознание находится в депрессии. Только идти, только перемещать ноги, и так 20 минут, потом следующие полчаса и так до полного истощения.

11:53

Рассказчик.

В Кортине, в Италии, в альпинистском центре в Доломитах, гид Марио Дибона, только что вернувшийся с бескислородного восхождения на Эверест.

12:00

Марио Дибона.

После 7 тысяч, дыхание становится затрудненным. Необходимо сосредотачиваться на отдышке. Хуже всего ночью, когда возникают проблемы с дыханием. Ночь приходит, а ты не можешь спать. Задыхаешься и просыпаешься и не можешь восстановить дыхание. На Эвересте, если стоять, не двигаясь, то всё нормально. Но если начинаешь идти, то ты вынужден задыхаться вновь и вновь.

12:38

Рассказчик.

Летом 1980 Райнхольд Меснер вернулся на Эвереста, чтобы попытаться сделать немыслимое: взойти соло и без кислорода.

12:45

Месснер.

Перед Эверестом я потратил 3 недели на акклиматизацию. Это было достаточно. Я был хорошо акклиматизирован. Я сделал первую попытку и на высоте 7 тысяч метров понял, что снег слишком влажный и опасность лавин слишком высока. А я всегда боялся лавин. Снег был влажный, и глубокий до колен. Я повернул назад. Я решил: Я не буду проходить акклиматизацию на Эвересте, это слишком опасно . Я поехал на север Тибета, куда не доходит муссон. И там совершал восхождения на небольшие вершины до семи тысяч метров, для акклиматизации. Я вернулся в середине августа, когда погода улучшилась. Стало холоднее. И я решил Сейчас я выхожу . После двух холодных дней, я знал что снег стал жестче. Я вышел в район передового базового лагеря, затем после полуночи вышел дальше. Это было уже высоко. Я был форме и снег был в отличном состоянии. Потом стало сложнее и мне потребовалось потратить целый день на 400 метров высоты. Это еще и потому, что я выбирал путь леве-правее. Скорость это ключевой момент на высотном восхождении. Чем быстрее ты идешь, тем лучше. Высотная болезнь не успевает за тобой. Но необходимо в тот же день спуститься ниже, хотя бы на пол-пути. Если ты остановишься в высшей точке, это может быть конец. По пути вверх, я знал, что я дойду до вершины, потому что я шел вверх, вверх, я полз вверх. Но на пути обратно мне были нужны мои следы, иначе у меня не было шансов дойти обратно до палатки. И в это время пошел снег и небо затянуло облаками. Иногда были разрывы и я видел ледники. Я постоянно оглядывался на свои следы, иначе путь обратно мог стать слишком опасным. Но я смог потом их найти и нашел свою палатку. И так три дня вверх и два дня вниз. Пять дней. Я делал это ходки быстрее, чем предполагал.

14:59

Рассказчик.

Том Хорнбайн, член американской экспедиции на Эверест, рассказывал журналу Аутсайд. Подобно Копернику Месснер убедил всех в своем новом видении мира. Он изменил весь альпинизм. Джон Кракауэр назвал соло Месснера в 1980 году самым выдающимся подвигом в истории альпинизма .

15:22

Вистарс.

Альпинистское сообщество после его соловосхождения на Эверест, представило Месснера как феноменального альпиниста, лучшего в истории. Он доказал это. Все знали, что он силен, но это было супердостижение. Достижение, которое может быть можно повторить, а может быть и нет.

15:44

Бонингтон

Да он доказал всем. Я думаю, что соло на Эверест это одно из величайших достижений на все времена.

15:53

Рассказчик.

Месснер намеревался стать первым альпинистом покорившим 14 восьмитысячников, и сделать это без искусственного кислорода.

16:07

Месснер вырос в деревне Вильнёсс в Южном Тироле, где вместе с братом Гюнтером начал ходить на восхождения с детства.

16:16

Месснер.

Это была группа братьев, скалолазов, друзей. И мы вместе делали сумасшедшие вещи в Альпах. Через альпинизм мы вырвались из тесного мира Южного Тироля. Это был мир, из которого мы вышли. Мой отец, придя с войны был несчастен. Как большинство немцев, понимали что теперь он не немец, а итальянец. В южном Тироле, среди немецкоговорящих 86% голосовали за Гитлера. Все были готовы покинуть родные места и идти на север, на восток, невероятно. В любом случае они определялись, что они немцы, и большинство из них стремилось только к хорошему. И в конце концов они были глубоко разочарованы. Они понимали, что их лучшие годы потеряны. Что это была самая страшная политическая система в истории. И я думаю, поэтому мой отец обучал нас альпинизму. Он сам был альпинистом до войны. Не очень сильным, но достаточно умелым альпинистом.

Он ходил со многими парнями из долины, которые не вернулись с войны. Он остался один, ему не с кем было ходить в горы. И он, чтобы забыть войну, чтобы вспомнить всё положительное, что было в 30-е годы, начал ходить в горы с нами. Но у нас была своя судьба. Попробуйте представить. У нас не было машины. Даже велосипеды появились только позже. В долине негде было играть в футбол, не было плавательных бассейнов. Я так и не научился плавать. У нас были только деревья и горы. У нас была возможность ходить в горы и отец нам ее предоставил. Когда я совершил свое первое восхождение, я был поражен тем, что могу видеть гораздо больше чем из долины. Мы в узкой долине видели только деревья и скалы над собой, только немного неба, которое постоянно закрывалось облаками. Это был мой мир. Стоя на своей первой вершине в пять лет, на трехтысячнике, я видел новый огромный мир, новый космос. Я чувствовал, это здорово! Мир велик! Но впереди были видны новые горизонты. И я начал стремиться понять что же за этими горизонтами.

18:48

Рассказчик.

Месснер утверждает, что ему удалось выжить на передовой альпинизма, благодаря инстинктам, заложенным в Доломитах, с пятилетнего возраста.

18:56

Месснер.

Я не был лучше, быстрее или умнее других. Многие лазали лучше меня. Но за 15 лет с пяти до двадцати, я постиг горный мир своим путем. Я обучился всему. На уровне инстинктов, полученных еще маленьким мальчиком. И в этом мое преимущество над другими. Мне повезло как меня обучали поведению в горах, и что я стал альпинистом именно таким путем. И я полюбил альпинизм. Я был в восторге от скалолазания. Я мечтал о восхождениях с восьми лет. Я всю зиму ждал лета, чтобы опять выйти на скалы. Когда нам было 15, 16 лет, мы уже делали перовопрохождения. Да, действительно первопрохождения. Новые линии, новые маршруты.

19:50

Рассказчик.

С братом Гюнтером они ходили в горах с детства. И гибель Гюнтера в Гималаях неотступно ходит за Месснером всю его жизнь.

20:00

Месснер.

То что произошло на Нанга Парбат в 70-м. это худшее в моей жизни. Я думаю, что из тысячи альпинистов, оказавшихся в подобной ловушке, сумел бы выбрать только один. Даже из тысячи лучших. Я думаю, что сейчас я сам бы не смог выбраться, я бы не выжил. Но тогда мне повезло, я остался в живых.

20:23

Рассказчик.

27ииюля 1970 года Райнхольд и Гюнтер прошли казавшуюся неприступной Рупальскую стену Нанга Парбат в Пакистане на самую протяженную стену в мире. Но Гюнтер, очень сильно страдавший от горной болезни, на спуске исчез, попав в лавину, в то время, когда Райнхольд ушел вперед в поисках пути спуска.

20:53

Из фильма Мрачное сияние гор

Вернер Херцог

Вы полагаете, что поскольку вы были так близки, что ваш брат принял смерть вместо вас? И что это привело к изменению вашего отношения к смерти?

21:03

Месснер

У меня другое отношение к смерти вообще, из-за занятий альпинизмом и возможно из-за гибели моего брата. Но, несмотря на это, я все еще чувствую, что он продолжает жить. И это не просто иллюзия, я смотрю на горы, на которые мы ходили вместе. Мы были близки настолько, что нас уже ничто не может разлучить. У меня нет чувства, что он умер вместо меня, у меня есть чувство, что я сам умер в той экспедиции.

21:28

Херцог.

Как вы сообщили эту новость матери?

Месснер

Плачет

21:47

Я вынужден многие годы, не дни, жить с тем фактом, что мой брат погиб на Нанга Парбат, и что я несу ответственность, что это часть моей жизни. И сейчас я живу с этим. Но я привык жить в гармонии с этим фактом. Я, засыпая, иногда разговариваю с ним, я представляю, чтобы он делал сейчас, чтобы мы делали вместе, а что нет.

22:19

Рассказчик.

Только не зная этого, можно было бы не удивиться тому, что Месснер вернулся на Нанга Парбат 8 лет спустя, чтобы осуществить первое в истории соловосхождение на восьмитысячник.

22:29

Вистарс.

Он работал один на очень сложном маршруте. Это была его идея, и он пытался осуществить ее несколько раз. Он начинал маршрут, но в определенной точке приходил к мысли Нет, у меня еще не достаточно моральных сил, чтобы сделать это . И он возвращался домой. Затем опять приходил и опять отступал. И опять возвращался.

22:50

Кити Келхаун

Я не думаю, что все осознают, как много раз он делал попытки, прежде чем достичь вершин. То, что способствовало его росту - это его оценка происходящего. У него такой большой опыт! Он провел в горах так много времени, сделал так много попыток, что научился делать правильные выводы. Это позволило ему побеждать и побеждать и при этом остаться в живых.

23:12

Вистарс

Наконец, кажется с третьей попытки, ему удалось сконцентрироваться до такой степени, что он совершил это восхождение. Это то, о чем он думал много лет и что, наконец, сделал.

23:29

Месснер.

Если говорить об истории, то это без сомнения Эрнест Шекльтон. Это мой герой. Это величайший путешественник современности, если не говорить о древних греках или римлянах. Я не люблю героев классического типа. Мне ближе люди с тяжелой судьбой, как Шекльтон. Он никогда не достигал абсолютного успеха, но проигрывал с достоинством. Из современных, я думаю, что самые значительные достижения за последние 50 лет у Криса Бонингтона. Без сомнения. Он так много сделал, за долгий период с 50-х до настоящего времени. И он еще неплохо ходит в горах.

24:11

Бонингтон.

Я из старшего поколения, честно говоря, я не отношу себя к уровню Месснера. Я думаю, он вероятно самый великий из альпинистов всех времен.

END OF ACT FOUR.

24:44 Месснер в замке Юваль.

Я искал красивое место и купил это уже много лет назад, двадцать лет назад. Я купил его за 39 тысяч долларов всё вместе. Никто не хотел его покупать. Все думали, что это просто развалины, эта крепость никому не нужна. Я пошел на это и мне потребовалось несколько лет и все мои сбережения, чтобы восстановить ее. И, наконец, это стало моим домом.

25:11

Рассказчик.

Замок Месснера расположен в Северной Италии, в восточной части Доломит, недалеко от прекрасного городка Мерано, известного своими лечебными минеральными источниками.

25:22

Месснер

Когда моим детям пришло время идти в школу, мы решили, моя жена и я, что мы на зимнее время будем переезжать в Мерано. На школьные месяцы, на 10 месяцев, чтобы дети могли ходить в школу находящуюся по соседству. В этот момент я решил сделать из замка музей. Я открыл его для публики, это было правильное решение. Этого было самодостаточно в первые годы. Это мне ничего не стоило.

26:20

Рассказчик.

Сейчас интерес Месснера обращен к другой части Доломитов, неподалеку от знаменитого лыжной и альпинисткой столицы Италии Кортины, на горном перевале называемом Монте Рите.

26:30

Месснер.

В этот период моей жизни мой интерес состоит в сохранении наследства альпинизма, скалолазания. Это укрепление времен первой мировой войны, сооруженное итальянцами. Но это никого не интересовало до тех пор, пока в 1989 году я не пришел и не сказал это хорошее место для создания музея Доломитов . Сейчас, я думаю, люди нуждаются в такого рода информации. Не столько в научном плане, сколько в эмоциональном. Чтобы понимать, в чем для них состоит значение этих гор. Я хочу говорить о тишине, об уединении - это ценности, которые сейчас теряются. В музее вы можете видеть различные аспекты гор. И я надеюсь, что благодаря музею их взгляды изменятся. Они смогут по-новому посмотреть на горы, и уважение к ним будет расти.

Месснер на крыше музея.

Эти стеклянные постройки в виде кристаллов. И это архитектор Фачио, который проектировал музей, его идея было использовать формы кристаллов. Они должны напоминать, что мы в горах и что вокруг музея на 360 градусов находятся самые прекрасные горы в мире.

28:39

С таким новым подходом, это больше чем книга, это другой подход, чем в книгах. В книгах я излагаю истории. Люди могут их читать или нет. Но здесь всё должно действовать на эмоциональном уровне. И я обязан собирать всё новое и новое каждый год. Я просто собираю. Я не художник, я не могу нарисовать. Я не могу сочинять музыку. Я просто собираю. И видя это, я замечаю, что люди выходя из музея говорят: Теперь я понимаю, теперь я знаю . Но они понимают это сердцем, а не головой.

29:13

Месснер.

Вы знаете, что в 30-е годы был снят фильм Зов гор . Но я не верю, что горы могут кого-то звать. Горы молчаливы и спокойны, это арена уединенности, о чем я и говорю.

29:38

Вернер Херцог.

Райнхольд, вот сейчас вы сидите перед нами, без одежды и полностью открытый. И я хочу задать вам простой и откровенный вопрос: зачем всё это ?

29:46

Месснер.

Я не знаю. Я никогда не спрашиваю себя об этом. Это ведет ко всем сумасшедшим вещам, которые я делаю всю жизнь. Я не знаю ответа. У меня есть ощущение, что я могу писать на этих огромных скальных стенах в три четыре тысячи метров. Как учитель пишет мелом по доске. Но я не только провожу линию, воображаемую линию, и я живу этой линией. У меня остается чувство, что эта линия остается и сейчас есть, хотя я единственный кто это ощущает, кто видит ее. Потому что я её прожил, и никто не может её видеть, кроме меня. Но она есть, и останется здесь.

30:29

Рассказчик.

Месснер дает похожее объяснение 19 лет спустя.

30:34

Месснер.

Я совершаю восхождения только для себя. Когда я прохожу стену, есть линия до меня, во время восхождения и после, и эта линия это реальность. Но вы не видите ничего на стене. А я вижу, внутренним зрением мою линию. Это дизайн огромного масштаба, самые большие картины мира мы рисуем на высоких стенах. Таких как южная стена Аконкагуа или Юго-западная стена Эвереста Но мы ничего не оставляем после себя. Ничего, потому что следующие поколения приходят и не видят линии на Эвересте, на Нанга Парбат и так далее. Я думаю, что это самые большие возможности, то что мы можем сделать в этом мире, это создать ничто . Создать что-либо, но это будет ничто . Потому что следующие поколения придут и увидят мир пустым, и они смогут сами наполнять его, но и они оставят ничто , человечество всегда будет вынуждено создавать и делать что-либо, чтобы реализовать свои возможности.

И у них будет смысл жизни. Если мы здесь и весь мир уже готов, самое важное, это найти область для творчества. Если вы создаете что-то реальное, следующему поколению нечего будет делать, потому что всё будет сделано. Я думаю, каждое поколение создает свой мир заново, шаг за шагом. Жизнь идет шаг за шагом, в данный момент мы делаем шаг, вот туда. А после, ничего не остается. И мы не знаем, к чему это приведет.

32:24

Рассказчик.

Жизнь и приключения никогда не разделяются в беседах с Райнхольдом Месснером.

32:28

Месснер.

Вы учитесь профессии. Учитесь в школе. Вы учитесь в университете и потом овладеваете профессией. Потом у вас будет диплом и вы сможете работать. В приключениях всё по- другому. Вы можете учиться, только делая это. И вы никогда не станете профессионалом, потому что нельзя всё познать. А для приключений необходимо неизведанное. А неизведанным нельзя овладеть как профессией. В каждом приключении вы должны сталкиваться с новыми проблемами и на месте решать их. Как выжить, как умереть, как справиться с этим. И для этого есть только одно условие. У вас должно быть сердце открытое для приключений.

33:24

Я испытываю большие проблемы, проблемы со всеми этими альпинистами этого поколения. Я стал известной, популярной фигурой. Не все конечно, но многие, решили, что у них есть шанс прославиться, используя меня. Это легко, использовать меня, лучше или хуже. Но большинство из них поддалось слабости. Когда появляются люди типа менеджеров и говорят: Доверьте мне это. Я сделаю вас звездой. Я сделаю вас знаменитым. Я сделаю вас богатым. Мы продадим ваш образ, образ Петера, образ Фукса, кого угодно, опираясь на плечи Месснера .

34:15

Рассказчик

Когда Петер Хабелер опубликовал свой отчет об экспедиции 1978 года на Эверест, он описывал Месснера, как полностью разбитого после того как у того наступила снежная слепота. Он был совершенно потрясен писал Хабелер он страдал галлюцинациями .был совершенно беспомощен и полностью положился на мою помощь .

34:36

Месснер.

Я могу вытащить многих людей, но это невозможно, чтобы те, кого я вытащил, чтобы они бы гадили на меня - а так и происходило.

34:44

Рассказчик.

Они больше не ходили вместе, и Месснер так не простил его.

34:51

Месснер.

Я стараюсь быть правдивым, очень проводимым, также и перед самим собой. Поэтому говорю вещи, которые многим не нравятся. Но я говорю не для того, чтобы кому-то нравиться. Я рассказываю о своем опыте, о своей точке зрения. И я очень критически смотрю на всё, что происходит в альпинизме, я вижу то, что мне не нравится и говорю это.

В этом мире героев нет. Мы все нормальные люди и наши способности очень невелики.. Наши способности ограничены мы бежим сто метров, лучшие в мире, за девять секунд с десятыми. А лошади делают это в два раза быстрее. Полярные медведи пересекают Арктику без палаток, без спальных мешков, без кухни, без GPS Они лучше нас. Есть животные, которые легко пролазят по гладким вертикалям, без всего.

Они поднимаются. Мы же в действительности не способны делать великие вещи. И поэтому, потому что мы не так быстры, наша кожа не так толста, у нас нет меха защищающего от холода, наши легкие ничтожны есть птицы, которые летают на 11 тысячах метров и на большой скорости, потому что их легкие способны освоить такую высоту. А мы не приспособлены к 8 тысячам. Только на несколько часов. Мы действительно несовершенны физически, и потому что у нас так много слабостей, мы развиваем свой ум, потому что нам страшно сто тысяч лет тому назад двести тысяч когда львы и тигры и полярные медведи приходили, человечество должно было учиться как с ними справиться. И так они обучались и постепенно совершенствовались. Из-за страха и невозможности найти другой, звериный путь. И теперь, имея такой ум, мы способны на всё. Мы стали самой сильной группой животных на планете.

37:22

Нет более жестокой реальности чем горы, чем дикая природа вообще. Это реальность. Буря, камнепады, тяжелый рельеф. Но, идя на Эверест, или идя на холмы как эти, вы видите, вы чувствуете страх. Он повсюду. Страх всегда есть. Вы слышите приближающуюся грозу. И вы легко обучаетесь в вашей жизни маленький мальчик или девочка если вы делаете первые шаги на природе, еще несколько шагов, назад, вы овладеваете этим. И это здорово. Я думаю, что до последних своих дней буду находить время для выходов в горы, на природу, чтобы соприкасаться с реальностью, жить в реальных условиях. Это странно, что я хочу быть старше. Я знаю, как непросто быть стариком.

Сейчас, у меня есть некоторые проблемы с ногой, и моя память не такая как была раньше. Я чувствую, что становлюсь старше и старше. Но становясь старше, становлюсь свободнее. Уже нет необходимости ездить в экспедиции и достигать успеха. Я сделал всё, что был должен. В мире нет знаменитых альпинистов, потому что альпинизм это спорт, который никого не интересует. Это не футбол, регби, гольф или теннис.

Мы почти неизвестны. Но это был мой путь к открытию мира в себе, и это был мой путь самовыражения. У меня была необходимость выразить себя, не словами, а восхождением по скальной стене. И мы в этом мире, так или иначе, выражаем себя, открываем свой собственный мир, и больше ничего. Не важно, что получится в конце. Важно, что мы сделали. А не то, что мы имеем. А я еще продолжаю работать. Я хочу потратить всё на свои проекты, все мои деньги, всё моё время, всю мою энергию, весь мой энтузиазм, чтобы сделать это. Чтобы после этого я мог сказать Это не было необходимо, но это было здорово!

39:29

Фильм Леса Гутмана

Текст

Питера Штрауса

Музыка

Роя Мильнера

39:38

редактор

Кенни Филдс

Звукорежиссер

Жак Буланже

Продюсер

Стефании Анджелакос

39:42

Фоторедактор

Стив Коарк

Операторы

Гленн Ост

Том Цаннес

Лес Гутман

Аудио

Джо Крэбб

40:00

Главный продюсер

Лес Гутман

40:05

Производство Аутсайд Телевижн

Перевод Александр Ельков


7 Вершин совместно с https://gornyashka.ru

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU