Сергей Шевченко: "Альпинизм как образ жизни".

Сергей Шевченко: "Альпинизм как образ жизни".
Тяга к новым и неизведанным высотам живёт, наверное, в сердцах всех романтиков. А возможность достигать их, плечом к плечу с товарищами, подвластна не каждому. Президент Белгородской федерации альпинизма и скалолазания Сергей Шевченко - человек, взбиравшийся на вершины, выше которых в регионе никто не поднимался. Издание "Белгородские новости" опубликовало с альпинистом небольшое интервью.

Сергей Николаевич, Вы президент Белгородской федерации альпинизма и скалолазания, кандидат в мастера спорта по альпинизму и горному туризму. Совершили более семидесяти восхождений в 20 горных регионах мира в 35 странах. Скажите, а с чего всё это начиналось?
- Если бы мне сказали, когда я был студентом, что, раз попав в горы, я буду ходить в них всю свою жизнь, сам бы не поверил. А получилось всё так. Как-то раз одноклассник пригласил нас с братом-близнецом в поход, после которого мы вернулись с чётким ощущением, что больше никогда туда не пойдём! Запредельный экстрим, жутко перемёрзли. Прошло какое-то время, не таким уж страшным всё стало казаться. Ну одеться потеплее и все дела. Через полгода снова пошли, и вот так уже 44 года! Все трудности должны, конечно, идти по нарастающей. Для нас всё начиналось с походов на Кавказ. С появлением опыта и финансовых возможностей потянуло в ещё более экстремальные ситуации, в ещё более далёкие походы. В 90-е годы был некоторый перерыв, а затем, в 2005 году, мы с другом Сергеем Теницким поехали в первое высотное восхождение на Памир, на вторую из его высот пик Ленина. После этого начались наши длительные, серьёзные высотные экспедиции.

Как вы находите единомышленников?
- В молодости у нас была хорошая, сильная команда из ребят, с которыми мы сначала вместе учились в институте, потом вместе работали... А сейчас проблемы и возможности у всех стали разными. Объявляется экспедиция, и с учётом своих возможностей в неё набираются люди из разных городов или даже из разных стран. Но есть в нашем деле такой феномен: встречаешься с человеком даже в первый раз в жизни в одной экспедиции, а возникает дружба на очень долгие годы. А может, мне просто везло.

Принято вообще-то романтизировать покорение вершин. Но на самом-то деле это большой риск, опасность...
- Труд, риск, и ещё я бы добавил: здоровье и огромное терпение. Нагрузки на сердце, на дыхательную систему колоссальны. Ведь бывает, приходится спать на снегу, когда от холода зуб на зуб не попадает, или в лесу у костра, на камнях при отрицательных температурах когда боишься чихнуть, потому что иней в палатке падает на тебя и на спальный мешок.

Для человека тепличного весь этот экстрим невероятен. И возникает вопрос: для чего подвергать себя таким невыносимым испытаниям? Ведь можно взять тур и в какую-нибудь приятную, тёплую страну...
- На этот вопрос я ищу ответ вот уже 44 года. Со стороны здравого смысла, почему нормальные мужчины тратят весь свой отпуск и свои деньги на встречи с опасностями и испытаниями, объяснить невозможно. Это, вообще, проблема выбора образа жизни. Несколько раз были и такие ситуации, что сам себе говоришь: если мы выйдем, то больше сюда ни ногой. И возвращаемся.

С вами ведь наверняка случались не самые приятные ситуации? Расскажите, как удавалось справляться. И ваш брат, он по-прежнему принимает участие в поездках?
- Мы совершили вместе более тридцати восхождений в одной связке. Но на 33‑м, так получилось, мы шли с ним в разных группах. И напарник в его связке сорвался. Тот парень, увы, погиб, а Саша, пролетевший почти высоту 10-этажного дома в свободном падении, упал на снег и чудом остался жив. После этого мы вместе ездили и на Камчатку, и на Таймыр, но большие восхождения он прекратил. А меня большое испытание ожидало в экспедиции на одну из самых суровых вершин мира, Хан-Тенгри пирамидальный пик-семитысячник на Тянь-Шане, на границе между Казахстаном и Киргизией. Была набрана российская команда, с которой мы решили сделать подготовку на нашем родном Эльбрусе. А когда оказались на Хан-Тенгри, наступили запредельные холода минус 51градус на вершине. Так вышло, что у ребят, с которыми планировалось восхождение, что-то не получилось, и тогда я принял опрометчивое решение подняться в одиночку. Был неплохо экипирован, зарегистрировался у спасателей. Поднявшись на высоту более 5 000 метров, обнаружил, что лёд здесь уже превратился в гранит, "кошки" просто не удержали меня, и я полетел вниз по крутому ледовому склону. Задержать себя всё-таки смог, но ногой ударился о камень и получил большой открытый перелом. Оказался на ледяной крутизне в одиночестве, более чем в сорокаградусный мороз.

Уже мурашки бегут... Просто какой-то голливудский блокбастер!

- Единственное, что я мог сделать, это позвонить спасателям и объяснить, где нахожусь и что случилось. Но в ответ услышал, что при таком ветре на такую высоту вертолёт не поднимется, и нужно ждать. Забрали меня через три с половиной часа. Было уже обморожение организма, волдыри на руках и ногах если подцепить, то отваливались ногти... Когда мы были уже внизу, командир высокогорного спасательного отряда сказал мне: "Сергей, вам нужно дать два ордена: один за глупость и другой за мужество". За глупость потому, что в одиночку в такой мороз восхождение совершают только совсем "отмороженные" люди. А за мужество потому, что в мировом альпинизме есть только единичные случаи выживания в таких условиях, потому что обычное поведение в подобной ситуации это паника. Замерзали целыми группами когда уже идёт разнобой, никто никого не слышит, даже руководителя... Были такие трагедии и на Фиште, и на пике Ленина.

К вопросу о наградах. Вы один из очень немногих альпинистов, награждённых дипломом Олимпийского комитета России и международной наградой Fair Play. Расскажите о последней подробнее.
- Эта награда присуждается международным комитетом Fair Play спортсменам не столько за выдающиеся результаты, сколько за благородные и товарищеские поступки в спорте. Меня наградили после первой гималайской экспедиции на высоту 8 188 метров, мы тогда полтора месяца находились в Тибете. В нашей команде, очень сильной, было три мастера спорта. Стало плохо одному из них, москвичу Альберту Исхакову, моему хорошему другу, и команда должна была принять решение о том, кто будет его спускать. Непростое решение ведь мы все заплатили деньги и уже восходили на шестую по высоте вершину мира. Тот, кто пойдёт вниз, вряд ли уже там окажется. Наш руководитель Саша Моисеев (кстати, последний чемпион СССР по альпинизму), озвучил три варианта: или он назначит, или тянем жребий, или он примет другое решение. И я сказал: "Ребята, не надо ничего. Я добровольно сделаю то, что хотел бы видеть от вас, если мне будет плохо". Наверное, эта фраза им понравилась, до сих пор вспоминают. Альберта я спустил вниз, в горный посёлок, где ему оказали помощь, и даже успел вернуться в экспедицию. Она была успешной: мы покорили вершину Чо-Ойю. Когда вернулись в столицу Непала, Катманду, то самые простые бытовые радости такие, как душ, восприняли как большое человеческое счастье.

А как относятся к вашему образу жизни близкие люди?
- Моя супруга очень хороший доктор, она тоже занималась альпинизмом, так же, как и дочь, и сын. Четверо внуков у нас - они тоже мечтают о вершинах, и я думаю, что мы обязательно пойдём в горы, когда подрастут. При всём этом, на Эверест супруга меня отпустила не с первого раза. 5-10 процентов альпинистов оттуда не возвращаются, и она это знала. Но моё желание, после сорока лет занятия альпинизмом, оказалось слишком значимым. И она отпустила, взяв с меня обещание вернуться. Всё действительно было очень серьёзно. Один из участников нашей экспедиции, я помню, тогда даже сдал дела, написал завещание. А при восхождении у одного из моих друзей, Сергея Пономарёва из Москвы, сильного спортсмена, от больших перегрузок не выдержало сердце -просто остановилось. Так же, как в 2008 году, в международной экспедиции на высочайшую вершину Северной Америки пик Мак-Кинли, остановилось сердце у 30-летнего американского альпиниста. Но наша русская команда, кстати, вся довольно возрастная (40-50 лет), в полном составе тогда взошла на пик (6 200 м, при температуре минус 40 на вершине), а затем спустилась без потерь. И "испортила" американцам статистику: обычно у них возвращалась только половина команды. Их руководитель, Уильям Питни, даже посетовал на это. Я же, вспомнив русский юмор, сказал: "Уильям, если бы там стоял ларёк с пивом, то мы бы дошли в два раза быстрее". А он серьёзно начал спрашивать, как туда его поставить! Вот такие американцы были.

А ведь вы и наш город продвигаете в восхождениях, не так ли?
- На Кавказе была вершина, никем не покорённая, на картах она значилась просто под номером, с обозначением высоты 3745 метров. Никаких следов пребывания человека на ней не было. После восхождения мы сложили там тур, написали записку. И потом подали документы на присвоение названия: "Пик Белгород". А насколько важно было это для молодёжи, вы можете себе представить их эмоции! До сих пор вспоминают. И дочь моя, у которой уже трое детей, и сын, тоже участник того похода.

А вот если говорить просто о внутреннем туризме, то какие бы места нашей страны вы советовали бы посетить? Лучше нашей страны, как я обычно говорю в интервью, нет, и это на самом деле так. Где я только не бывал! Но Алтай... Это такая аура, такая природа, горы. Он далёк, его тропы почти не исхожены. Там всюду витает дух Шамбалы, мистицизма, буддизма. И второе Камчатка! Даже Юрий Сенкевич называл её одним из красивейших мест. Ты поднимаешься по снегу на вершину вулкана и садишься на землю а она тёплая! Этого эффекта больше нигде в горах нет. Плюс красивейшие реки, озёра, рыбалки. И плато Путорана, что в 200 км от Норильска, куда нас забросили вертолётом. Это ощущение заброшенности, первозданности такая сказка!

Альпинизм экстремальный, опасный, но при этом красивый вид спорта...
- Альпинизм, в том числе, заставляет держать форму. Очень легко сейчас себе сказать: мы же уже пенсионеры, в 60 лет уже не ходят! Но ходят! И вообще в жизни надо обязательно побывать в новых местах, а у нас их столько! В последние годы наша федерация альпинистов организует для белгородцев очень интересные, знаковые восхождения на высочайшую вершину России и Европы Эльбрус. Маршрут рассчитан на новичков, главное стартовое условие для участника просто хорошее здоровье. И тогда, и сейчас многим молодым хочется испытать свои возможности, проверить себя высотой. И когда это получается - это просто здорово! Ставьте большие цели и достигайте вершин.

Беседовала Елена Старостова, "Белгородские новости"

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU