Команда турклуба Новосибирского государственного университета стала лучшей на Кубке России по горному туризму.

Команда турклуба Новосибирского государственного университета стала лучшей на Кубке России по горному туризму. Трое из шести участников чемпионского похода по Шахдаринскому хребту в Юго-Западном Памире – ученые Института ядерной физики Сибирского отделения РАН. Они рассказали о связи между профессией и любовью к горам, и о том, как правильно организовать настоящий поход.
Команда турклуба Новосибирского государственного университета

Новосибирская команда выиграла Кубок России по спортивному туризму в дисциплине «горный маршрут». В нее входят кандидаты физико-математических наук Михиал Козлов, Сергей Сальников и Петр Крачков, который руководил походом. Специально для Тайги.инфо ученые рассказали пресс-службе Института ядерной физики СО РАН, как готовились к маршруту и зачем вообще им нужны горы.

Тайга.инфо: Вы стали победителями «заочного» Кубка России по горному туризму. Что представляют собой заочные соревнования?
Михаил: Заочные чемпионаты и кубки – это такие соревнования отчетов. Судьи не ходят в походы вместе с нами и не видят, как мы проходим перевалы, или лезем по скалам – мы сначала проходим маршрут, а потом только подаем отчет.

Сергей: Все маршруты оцениваются по пяти критериям: сложность, новизна, напряженность, безопасность и полезность. По каждому критерию судьи выставляют баллы, которые затем суммируются.

Тайга.инфо: Вы ходили в поход пятой категории трудности, а всего их шесть. Чем они отличаются?

Петр: Категория похода определяется категорией препятствий. Для горного похода определяющие препятствия – это перевалы, а также траверсы и вершины. Но в первую очередь – перевалы, которые также делятся по категориям трудности (от самых простых «1а», куда можно подняться по тропе, до самых сложных «3б», где могут быть и лед, и скалы, и куда без специального снаряжения уже не подняться).

Чем выше категория похода, тем сложнее перевалы, которые в нем проходятся.

Тайга.инфо: Как выбирается район для похода? Почему вы выбрали именно Памир?

Петр: Памир отлично подходит для походов высших категорий трудности: здесь много сложных и красивых перевалов, к тому же летом редко бывают проблемы с погодой. Вообще, это очень красивый и масштабный район: высокие горы, большие ледники, мощные стены.

Памир поражает своими размерами, особенно, когда попадаешь туда после нашего Алтая: кажется, например, что гора вот она, совсем рядом, а в потом вы идете туда полнедели.
на маршруте
Тайга.инфо: Как выстраивается конкретный маршрут?

Петр: Мы тщательно изучаем специальные карты и отчеты других групп – по ним можно понять, какие в районе есть перевалы, а еще - узнать об интересных достопримечательностях. Но при составлении маршрута, кроме выбора перевалов и интересных мест, обязательно нужно учитывать очень много других факторов: подъезды, выезды, аварийные выходы.

В нашем же походе главной целью был пик Маркса – высшая точка Юго-Западного Памира, и мы подбирали маршрут так, чтобы в конце похода на него залезть.

Тайга.инфо: Возможность аварийного выхода с маршрута в случае форс-мажоров тоже прорабатывается? Сколько их было заложено у вас?

Михаил: Аварийные выходы на случай чрезвычайной ситуации, конечно, планируются. Но, на самом деле, организовать экстренный спуск возможно далеко не всегда. Как пример – хребет Белухи на Алтае: оттуда практически невозможно сойти не по маршруту, только по пути подъема.


Петр: На Юго-Западном Памире в этом смысле все хорошо. Почти из каждой долины можно выйти по тропе либо на юг, либо на север и максимум через двое суток, а если постараться, то и быстрее, выбраться в «населенку».

Тайга.инфо: Вопрос к Михаилу. Я знаю, что тебе пришлось воспользоваться таким аварийным выходом, ты сошел в середине маршрута. Что случилось?

Михаил: У меня был кашель, который усиливался с каждым днем, и в какой-то момент я просто не смог из-за него уснуть. Это было примерно на высоте 4,5 тыс. метров, а на следующий день нам нужно было подниматься уже на 6 тыс. метров, а на высоте кашель может еще обостриться и дать осложнения вплоть до отека легких.

В общем, я решил, что мне нужно идти вниз. Это очень сложный вопрос. Наверное, можно было упереться, пойти вверх и посмотреть, что будет, но ведь так можно было подставить и себя, и команду. В общем, все закончилось хорошо, и это главное.

Тайга.инфо: Вы приняли решение, что Миша идет вниз. Как это организовали?

Петр: По плану нам нужно было идти траверс на следующую вершину, а мы вместо этого спустились вниз в долину – там была дорога. В принципе, Мише можно было попытаться уехать оттуда, но в итоге мы все вместе поехали на машине в соседнюю долину, в санаторий.

Оттуда нам было удобнее вернуться на маршрут, а Мише – уехать на «большую землю».

Тайга.инфо: После майской трагедии, когда туристы из турклуба НГУ погибли в лавине в Горном Алтае, вопрос безопасности, наверное, стоит более остро. Это как-то повлияло на подготовку?

Сергей: На мой взгляд, нужно очень постараться, чтобы попасть в лавину на Юго-Западном Памире летом. Такое бывает очень редко, это в большей степени проблема именно межсезонья.

Но в плане подготовки к походам, конечно, кое-что изменилось: например, совсем скоро у нас стартует зимняя «единичка» (поход первой категории сложности), и маршрутная комиссия, в которой оформляются все спортивные походы, выступила категорически против того, чтобы эта группа шла в лавиноопасный район.

Тайга.инфо: Сколько времени в среднем нужно на подготовку к походу?

Михаил: Если говорить о походах высших категорий трудности – «пятерках» и «шестерках» - то, по-хорошему, группа должна начинать готовиться где-то за полгода до старта. Но в последние годы это удается редко. Кто-то «отваливается» через месяц, кто-то – наоборот, приходит.

Тайга.инфо: Как формирутся команда? Должна быть, наверное, какая-то психологическая совместимость, ведь месячный горный поход – это тяжело не только физически, но и морально. Как вы уживаетесь друг с другом все это время?

Сергей: Как правило, в походах всегда есть какой-то костяк – люди, которые уже ходили друг с другом или из одной секции, или просто знакомые. К походу уже известно, что от кого примерно можно ожидать.

Михаил: Тем не менее, бывает так, что походы срываются из-за несовместимости. По-хорошему, конфликты в горы переносить нельзя и нужно стараться, чтобы перед походом их вообще не было.

Тайга.инфо: А как по-вашему, профессия или образование человека в горах имеют значение? В секции горного туризма НГУ большинство членов клуба имеют отношение к науке или университету, поэтому кажется, что вам проще друг друга понять.

Михаил: Раньше я занимался в альпинистском клубе – там был очень разношерстный состав. У нас были и условные гопники, и ученые, и рабочие, и инженеры. Так вот, «гопники» в итоге не удержались, перестали ходить, хотя по физической подготовке у них успехи были лучше, чем у многих. Люди были очень разные, но зачастую те, кто не имел высшего образования, уходили очень быстро.

Сергей: Не зря же говорят, что маршруты в первую очередь проходится головой, а не ногами. Ведь и при планировании маршрута нужно много чего учесть и предвидеть, и во время его прохождения думать нужно постоянно.

Петр: Мне кажется, дело еще и в том, что если человек на работе занят тяжелым физическим трудом, то очень маловероятно, что у него возникнет желание не то что ходить в горы с тяжелым рюкзаком, но и в принципе заниматься спортом.

Михаил: А еще я думаю, что в походы идут те, у кого есть тяга к исследованиям или к открытиям.

Тайга.инфо: Чем занимаются ученые из теоретического отдела Института ядерной физики?

Михаил: До защиты диссертации я занимался квантовой хромодинамикой при высоких энергиях, после защиты занимался больше математикой. А сейчас я ближе к экспериментам – занимаюсь фоторасщеплением дейтронов.

Сергей: Моя работа в основном связана со взаимодействием протонов с антипротонами и протонов с нейтронами при низких энергиях.

Петр: А я занимаюсь квантовой электродинамикой в сильных полях.

Михаил: По работе мы друг с другом не пересекаемся, и то, что мы собрались в одном походе, чистая случайность.

Тайга.инфо: Со стороны кажется, что вы – теоретики - думаете о физике всегда. И дома, и в буфете, и по дороге на работу. А в горах вы тоже думаете только о физике?

Сергей: Обычно в горах думаешь о красотах, которые тебя окружают, ну и, конечно, переживаешь, чтобы камень на голову не упал.

От городской жизни отдыхаешь в любом случае, даже когда из последних сил корячишься на какой-нибудь перевал.

Петр: Не зря ведь говорят, что отдых – это просто смена деятельности.

Тайга.инфо: Сколько времени нужно, чтобы восстановиться после месячного похода на Памире?

Михаил: Смотря для чего. Скажем так, через две недели после гор в горы хочется не всегда, хотя это тоже зависит от человека. У всех по-разному.

Тайга.инфо: Какой опыт из полученного в горах пригодится вам потом в жизни на равнине?

Петр: В каком-то смысле, конечно, помогает. Например, опыт руководства походом полезен в любом случае – может, потом где-то в другом месте проще будет руководить. А еще в походах учишься готовить самостоятельно.

Михаил: И в ботинках зимних начинаешь лучше разбираться, и выбираешь их более тщательно.

Сергей: И на гололеде потом меньше поскальзываешься.

Тайга.инфо: Если вернуться к кубку, то, кажется, соревнования в туризме вообще – не главное?

Петр: Ну, конечно, не без этого. Хотя в нашей секции пропагандируется идея о том, что туризм – это не только образ жизни, но еще и спорт. Также я думаю, что отчеты, которые мы подаем на чемпионаты, очень важны, ведь они могут пригодиться людям, которые планируют свой маршрут в том же районе.

Беседовала сотрудница пресс-службы ИЯФа Анастасия Степанова
Фото Сергея Сальникова

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU