Пакистанские зарисовки. Этюд первый и второй.

Пакистанские зарисовки. Этюд первый. Этюд второй.

Кто в Скарду не знает мистера Агабаса? Да все знают: это местный мафиози, контролирующий перевозки грузов и людей на джипах в горах.
А кто не знает пакистанские джипы? Чаще всего это древний маленький Сузуки без окон и дверей, наперекор судьбе продолжающий жить и (главное) передвигаться. И всеми этими передвижениями командует м-р Агабас. Часто общаясь с развращенными европейцами и американцами, он попробовал спиртное, и, о ужас, оно ему понравилось. Но раздобыть в мусульманском мире спиртное не просто, и он с нетерпением ждал каждого приезда иностранцев.



Мистер Вадим (руководитель многих экспедиций в Пакистан) и я очередной раз прибыли в Скарду и поселились в отеле Конкордия . И почти сразу в дверь номера постучались:

- Ас-саляму алейкум, м-р Вадим, м-р Миша.

Конечно же, это был м-р Агабас. И следом:

- м-р Вадим, у Вас есть алкоголь?

Правильно, быка надо сразу за рога брать! После первого стакана разбавленного спирта (медицин!), выпитого маленькими глотками и без закуски, м-р Агабас порадовал нас, что лучшие джипы Балтистана - к нашим услугам! И в самом деле, ранним утром следующего дня мы уже неслись в сторону долины Хуше с невероятной скоростью в сорок км/час!

Известие, что прибыл м-р Вадим опережало наш джип, и в горных селениях по пути народ выходил на дорогу в надежде получить работу в экспедиции. М-р Вадим сидел на заднем сидении между мною и офицером связи. Периодически он командовал мне:

- Посмотри в окно: народ ликует? Помаши им рукою!

Наконец, мы прибыли к месту, откуда начинался наш подход к нашей Горе, и далее пошли-поехали альпинистские будни, большинству читателей не интересные.

Окончив работу в долине Хуше, мы перевалили на ледник Балторо для разведки нового объекта, а затем спустились в Асколе, где нас уже поджидал джип от м-ра Агабаса. То ли м-р Агабас догадался, что наш источник спирта иссяк, то ли случайно, но джип в этот раз ехал еще медленнее и с частыми остановками. Поднявшись на очередной перевал в самом начале спуска с перевальной точки, водитель вдруг выскочил из машины, и, опережая её, успел подложить под колеса камень. Мы знали, что тормоза практически отсутствуют, и водитель тормозил на спусках включенной передачей. Но в этот раз фокус не удался: полетел кардан. Слева от нас глубокая пропасть! И крутой спуск серпантинами.

Мы застряли посреди дороги. Продуктов нет. Палатки, спальников тоже нет. Сезон уже закончился, и появление на дороге попутной машины было маловероятным.

Ждем. Сутки. Вторые. Холодно. Ужасно хочется жрать. И вдруг (О, чудо!!!) звук мотора. Мы как в фильме Кавказская пленница становимся поперек дороги, взявшись за руки.


Едущий по дороге джип был вынужден остановиться. Из него выпрыгивает стайка щебечущих японцев-туристов, которые окружают нас, что-то говорят, а затем начинают нас фотографировать. Наверное, решили, что мы - местная достопримечательность. Мы приосанились, грудь колесом! Но по неожиданной для нас команде японцы мгновенно вскочили в машину, и объехав нас, укатили прочь!

От злости и голода у меня в животе заурчало:

- Сволочи.

Мистер Вадим перевел это для офицера связи с русского на матерный:

-Б-ди! П-расы!

Офицер связи что-то в догонку японцам сказал на урду. Явно, не похвалил.

Еще через сутки от Агабаса за нами приехал другой джип, и мы, наконец, тронулись в дальнейший путь. Еды привезти нам не догадались. В животах революция!

Наш офицер связи - из долины Хунза. А водитель- балти. Офицер связи начинает троллить водителя, якобы обращаясь к нам:

- Было бы это в долине Хунза, мы бы давно были бы сыты. А в Балтистане с голоду умрешь - не заметят!

Уже глубокая ночь, холод и голод! Въезжаем в какое-то горное селение. Машина резко тормозит у крепких ворот высоченного забора и водитель начинает тарабанить в ворота. Громкий лай собак, через время - скрип засовов, и вот появляется хозяин с автоматом Калашникова на перевес:

- Какого хрена надо? (наверное, это он сказал на урду!)

- Этот хунза сказал, что у нас забыли законы гостеприимства!

Хозяин велит каким-то мужикам с автоматами открыть ворота, загнать машину во двор. И вот мы уже развалились на коврах в большой комнате в доме. Лепешки, парварда, чай. А во дворе слышится предсмертные блеяния ягнят. Сутки мы отсыпались в тепле, объедаясь мясом. Все-таки помнят балти законы гостеприимства и чтят традиции!

А потом - в путь, ранний завтрак в окружении цветов в саду отеля Кокордия на берегу у слияния рек Инд и Шигар, тяжелый двухдневный спуск на джипе по Каракорумскому шоссе, Равалпинди, Лахор, перелет в Дели. Но это уже другая история.




Пакистанские зарисовки. Часть 2

Опять по радио звучит Ace of Base. Я увеличиваю громкость. Накатывается волна ностальгии и печали. Я закрываю глаза и вспоминаю.


1994 год. Исламабад. Американское посольство. Бар, в котором собралось все пьющее население столицы. Я и мой друг, уже хорошо принявшие на грудь. И непрерывно звучащие Ace of Base. Тогда эти девушки были в моде.

Мы молча опустошаем очередную бутылку виски. Вообще-то, мы хотели взять с собою , но правилами посольства это строго запрещено. И мы хотим влить в себя побольше. Так надо.

Надо готовиться к самому страшному: надо лететь на родину и сообщать семьям Саши Пархоменко, Димы Ибрагим-заде и Леши Харалдина, что они домой не вернутся. НИКОГДА! Вам приходилось делать это!? Вот-вот, страшно.

В голову лезут пьяные мысли, попытка понять произошедшее:

"Как же это случилось? Ну да: К2 - "Гора-убийца! Смертность горы составляет 25 %". Типа: они знали, на что шли! И т.п. Но ведь не должно было! Не должно!"

Я со смертью в горах встречался не раз, да и сам попадал в передряги на грани. Бывало всякое. Но в этом случае есть что-то загадочное, мистическое.

Ребята как высотники росли в основном в МАЛе (Международный Альпинистский Лагерь). Был во времена СССР такой. Для иностранцев, желавших взойти на наши (в то время) семитысячники. И у ребят выработался свой стиль, свой почерк, свои традиции. Вот некоторые из них:

1. На высоте, покидая лагерь, возьми с собою все бивачное: неизвестно, дойдешь ли до следующего, или найдешь ли покинутый при спуске.
2. Штурмовой лагерь должен быть не ниже пятисот метров от вершины, иначе можно не успеть спуститься засветло.
3. Выход на штурм должен быть после четвертого акклиматизационного выхода.
4. Никогда не нарушай ни одного из этих правил, ни в коем случае!

Мы - разгильдяи, выросшие на сборах и в самостоятельных экспедициях, придерживались других взглядов. И по этому поводу часто спорили с ребятами. Они же обвиняли нас в легкомыслии, излишнем риске и пр.

Перед К2 экспедиция акклиматизировалась на склонах Нанга Парбат. Затем переезд. И уже на втором выходе на К2 эта тройка достигла высоты 7800 и установила Л4. На следующий день они попытались штурмовать Гору. В нарушение ВСЕХ своих правил. Облегчившись по максимуму: не взяв даже радиостанцию и достаточный запас теплых вещей. Вечером погода резко ухудшилась. Они погибли.

"Почему они нарушили ими же установленные незыблемые правила? Что их толкнуло на этот роковой выход? "

И мы с другом сидим в баре американского посольства, накачиваясь виски под Ace of Base.

..........

Прошло много лет. Опять по радио звучит Ace of Base. И я увеличиваю громкость.

- Как ты можешь слушать этот отстой? , спрашивают меня.

Как объяснить им, что происходит в это время со мною? Я слушаю Ace of Base, и не слышу. Ace of Base не причем. Я вспоминаю Пакистан, вспоминаю ребят.


Пишет Михаил Ситник, 02.11.2019 17:11

ГОРНАЯ ШКОЛА "КАТЕГОРИЯ ТРУДНОСТИ" им. А.М. СТАВНИЦЕРА

Источник: https://alpclub.ucoz.ru/

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU