Вершина Tangra Tower. Красноярское первовосхождение.

Николай Матюшин рассказывает об экспедиции команды BASK в долину Хан этим летом.
Tangra Tower
Началось всё с Эльбруса, хотя нет, началось всё гораздо раньше, кажется в 2007 году, когда сборная Красноярского края совершила два успешных восхождения на Trango Tower. Как сейчас помню, плакат той экспедиции висел в комнате на самом видном месте долгое время. Именно тогда я впервые узнал про Пакистан и увидел первую фотографию с тех гор. С того момента Пакистан и горы стали для меня идеей фикс.

Когда весной мне позвонил Дэник (Денис Прокофьев) и предложил присоединиться к команде и поехать в экспедицию, и при этом на вопрос «Какой район, куда поедем?» я услышал «интересный, пока не скажу», я заподозрил неладное, но согласился сразу, а уже потом стал выяснять детали, что интересный район – это Пакистан, что в ущелье Khane до нас практически никого не было – несколько экспедиций, больше разведывательные, чем лазательные. Khane – долина нехоженых вершин, и при этом минимум информации о том, куда мы едем. Уже на месте я узнал, что совсем недавно в этом районе велись боевые действия, но насколько это правда – думать не стал.

Целенаправленно готовиться к экспедиции начали с весны. Команда у нас схоженная, оставалось немного разлазиться, поднять общую выносливость и в идеале получить акклиматизацию. Начали планово бегать, очень много. Разлаживаться поехали в наш любимый район – в горы Тувы. Где Марина (Попова) с Денисом сходили 6А, я в составе другой команды две 5Б и 6А. Позже был Чемпионат России в скальном классе у нас в Красноярске, где Дэн и Марина были в призах, так же регулярно лазали на скалах.

Дак что там с Эльбрусом? 1 июля мы вылетели на Кавказ с целью акклиматизации перед предстоящей экспедицией. Задача была изнуряющая, за 7 дней совершить как можно больше ночевок как можно выше. Как итог: 4 ночи на горе, (4100, 4100, 4800, 4100), на 5300 решили не ночевать из-за плохого самочувствия, взошли на вершину 8-ого числа (хотя вершина не являлась основной целью).

Про Эльбрус много писать не буду. Эльбрус поразил, верней поразило то, что на нём происходит, какое количество мусора хранится на горе, количество коммерческих групп и «горе альпинистов», которые вместо рюкзака тащат за собой огромный чемодан на колёсиках, ратраки и снегоходы, которые с 3 утра проезжают чуть ли не по палатке. Для нас это было слегка дико, ну да ладно, едем дальше.

В общем, счастливые, довольные и слегка удивленные мы улетели в Москву, где у нас было два дня чтобы переупаковать снаряжение, докупить необходимое и отправить лишнее домой. Так же встретиться с нашими спонсорами — это компания «БАСК» и магазин «Альпиндустрия».

Забавная ситуация, вылетая из Красноярска, я решил не брать с собой джинсы, да и вообще штаны за исключением горных, и вот уже подъезжая к Эльбрусу меня осенило, что Пакистан – очень мусульманская страна, а я в коротких шортах. После недолгих манипуляций было придумано купить мне в Москве шаровары. Шаровары оказались индийскими, а Пакистан и Индия очень между собой не дружат, в общем про штаны мне объяснили уже в Пакистане, пришлось ходить в горных штанах.

13 июля мы прилетели в Исламабад, где уже через пару часов снова загружались в самолет и полетели до городка Скарду, в целях экономии основной груз отправили наземным транспортом, и его обещали привезти через день два. Сам перелет в Скарду невероятно живописен, в иллюминаторе мелькают горы, при чем чаще всего горные вершины находятся выше нашего курса, иногда так и кажется, что вот-вот и наш самолет цепанет брюхом какую-нибудь из них.

В целом, наше путешествие могло закончится уже тут, так как Дэник забыл в аэропорту Скарду рюкзак с документами и с деньгами, а вспомнили про него уже подъезжая к гостинице, вернулись, всё на месте, повезло.

Проведя в Скарду пару дней, успев осмотреть местные окрестности, восхититься красотами и удивиться жизни местного населения, дождавшись груз, который всё никак не мог до нас доехать, мы наконец-то выехали в горы.

Наш путь лежал в сторону деревни Hushe, за которой возвышается Masherbrum, K1 (7821 м). До деревни Khane добрались уже вечером, утром предстояла заброска. Я рассчитывал на что-то крайне тяжелое и долгое, как минимум на двухдневный подход, да и местные говорили, что такое ходится в два дня, но на деле забежали за день, возможно благодаря тому, что до этого акклиматизировались на Эльбрусе. Хотя портеры за день дошли не все, некоторые ночевали.

Набор с деревни составил 1600 метров, базовый лагерь находился на 4444, акклиматизации явно не хватало, и это с учетом того, что предварительно мы взошли на Эльбрус и переночевали на разных высотах, хотя накрыло нас гораздо меньше, чем ребят с Москвы и Петербурга. Тяжело было всем.

Началась долгая и упорная работа по изучению района, просмотр подходов и отходов, распутыванию ледников, ну и конечно активная акклиматизация. В первые дни сходили под стену Tangra Tower, сказать, что стена впечатлила – это ничего не сказать. Огромная, крутая, и сложная стена. Выделяется из всех стен в районе. Сразу закинули большую часть груза, установили штурмовой лагерь и переночевали. Погода в районе стояла аномально жаркая, по личным ощущениям днём на солнце было за 30+, и тут сразу встал очень сложный выбор, либо стартовать сейчас, пока стоит погода и акклиматизироваться уже на горе, медленно, тяжело и верно двигаться в направлении вершины, либо ещё погулять по району, найти место, где можно переночевать повыше и потом ловить погодное окно. Выбрали второй вариант, т.к. понимали, что акклиматизации явно не хватает, а акклиматизироваться на такой стене как Tangra Tower себе дороже, можно вообще никуда не залезть, к тому же ребята с команды Москва-Питер вернулись с разведки с конца ущелья и сказали, что можно ночевать на 5500 и при желании уйти выше, на том и порешили. 22 июля, лежим в палатке на 5500 и в голову непроизвольно приходит мысль – «Шел 22-ой день похода», т.е. мы 22 дня только и делаем, что ходим вверх - вниз в разных концах света, а стену ещё не трогали, на этой волне улыбнулись, и утром снова пошли вниз. Как это обычно и бывает, погодное окно закончилось, и дальше пришлось «играть в высотников» в ожидании погодного окна.

За время пока стояла жаркая погода, а затем непогода и мы активно гуляли по ущелью, намеченные снежники на стене стаяли, что немного не воодушевляло, т.к. практически мы оставались без возможности натопить себе воды во время восхождения. Оставалась крохотная надежда на один единственный снежник посреди стены, который в итоге стаял не полностью.

В начале августа в Пакистане погодные окна не продолжительные. Просидев в лагере чуть больше недели, появилась маленькая надежда на относительно хорошее погодное окно в 3-4 дня. Решение было сложное, либо попробовать стартануть в эти дни и надеяться, что всё-таки повезет, либо подождать ещё, вдруг дальше лучше, но время уже начинало поджимать. Убегаем в штурмовой лагерь, ночуем под стеной, и уже утром по факту принимаем решение стартовать, и не прогадали. Погодное окно закончилось как раз в тот день, когда мы спустились со стены.


Tangra Tower. День 1
Предполагаемую линию мы рассмотрели на фотографии ещё в Красноярске. Маршрут логичный и относительно самый безопасный на стене, все что падает вниз, все камни и снежные карнизы по большей части летят мимо, за исключением низа, т.к. он положительный, а примерно с середины стена становится вертикальная и местами отрицательная, поэтому низ запланировали пролезть максимально быстро, и в идеале к вечеру подойти под очень длинный вертикальный внутренний угол, где планировали обнаружить небольшой снежник и натопить воды. Изначально на стену было решено взять 4 литра.

Под начало стены ведёт очень крутой склон, крутизной 35-40 градусов. Восхождение началось с довольно весёлой ноты. Дэник уже нацепил скальники, наметился, и даже сделал движение в сторону стены, в этот момент при переупаковке баулов из рук выпадает спальник и катится в самый низ. К слову сказать, линия, где ледник примыкает к склону очень сильно изрезан, огромные открытые и бездонные ледовые трещины, берги, провалы. В целях экономии пространства, веса и комфорта, у нас был один спальник на всю команду – трёхместный. Почесав затылок и взяв необходимое снаряжение, отправляемся с Мариной на поиск «дезертира». Честно сказать надежды не было, и я уже четко представлял в голове картину, как мы втроем пытаемся гнездиться в двухместной платформе, накрываясь мембранными куртками, но, обошлось, и теперь к спальнику было особое отношение, как к домашнему питомцу.


Нижняя часть стены с виду очень лежит, но по факту оказалось всё немного иначе. В первый день лидировал Дэник. Рельеф очень сложный, но по большей части лазовый, местами, конечно, ИТО, бараньи лбы, катушки, маленькие полочки и уступчики, покрытые скальной крошкой, пролеты между точками метров по 7+, и сильно разрушенный большой камин. Работали мы по одновременной схеме, но иногда лидеру приходилось ненадолго останавливаться, так как мы не успевали подходить с баулами. Кстати, про баулы, у нас их было 2, один у второго килограммов 10, у третьего в большом бауле лежала платформа и все остальные прелести стенного альпинизма, килограмм так эдцать. За первый день отработали 10 веревок и как раз подошли под планируемое место ночевки. Платформу повесили над удобной полочкой на высоте 5400 метров в основании огромного внутреннего угла. Там же в углублении нашли небольшой снежник и полностью его растопили, получилось около 6-и литров воды на ближайшие 2 дня на троих человек. Ну как воды, больше песка чем воды:) Слегка вымотанные легким ненавязчивым спринтом, легли отдыхать.


День 2
В целях экономии веса решили оставить часть газа и продуктов на полочке и забрать на обратном пути, т.к. дюльферять планировали по пути подъема.

В этот день по ранее намеченному плану счастье избавиться от баула и взять роль лидера поручено было мне. Утро, заканчиваем сбор в платформе, на глаза попадаются скальники и происходит следующий разговор:

– Надену скальники повыше, как солнце выйдет, а то холодно что-то (я)

– Надевай сейчас, часик потерпишь, а дальше тепло. Я выше смотрел, рельеф вроде ничего такой, с виду лазовый (Дэн)

– Нуу, ладно.

Обуваю скальники, начинаем работать. Первый шаг, сразу ИТО, ну, думаю ладно, дальше должно быть лучше, рельеф же лазовый. В общем, переставляя точку за точкой и перепрыгивая из одной в другую, этот день я провел в раздумьях над фразой «лазовый», очень часто вспоминая теплый Крым и отдавленные пальцы ног.

От ночевки начался вертикальный и очень длинный внутренний угол с огромными живыми блоками и камнями, с множеством карнизов, как больших, так и маленьких, щелей, трещин, полочек, каминов, и зачастую с глухим и очень бедным рельефом, иногда приходилось закачиваться и смотреть что за углом.

Погода начинает понемногу портиться. В соседнем ущелье уже во всю идет пурга, нам лишь прилетает оттуда немного снега и дует ветер, и кажется, что вот-вот и начнет нахлобучивать и нас, но какая-то неведомая сила не пускает тучу к нам.

Мы всегда знали, где мы находимся, и постепенно подлазили к ключевому месту – серия огромных карнизов, которые снизу не было понятно, как лучше пройти. Я настаивал, что справа, Дэник говорил, что слева, после долгих обсуждений решили выбрать правый вариант, и не прогадали. Работать приходилось крайне аккуратно, но как аккуратно не работай, всегда может что-то прилететь, и прилетело, в Дэника, он в тот день работал третьим. Прилетело в плечо и очень сильно. Честно сказать я думал, что в этот момент мы поедем вниз, даже выбрал место под станцию, но не успев достать пробойник я услышал фразу – лезем вверх. Уже вечером в платформе мы осмотрели и обработали рану, чуть левее или чуть правее – ушибом бы, наверное, не отделался. В общем, выдохнули. Рука у Дэна поднималась не в полном объеме, поэтому было принято решение, что в третий день работаю лидером и дорабатываю я, поменялись потом лишь на спуске с вершины.

В целях безопасности платформу повесили под большим карнизом на высоте 5600 метров


День 3. Штурмовой
Если предыдущую ночевку мы «перевезли», то сегодня решаем оторваться от платформы и выйти на вершину. С виду казалось немного, и по ощущениям я честно думал, что в платформу мы вернемся засветло. Немного покопавшись в платформе и поняв, что мы ничего не уронили вниз начинаем медленно работать наверх. Особенно остро продолжает ощущаться обезвоживание и фоновая усталость. В голове одна мысль – скорее бы добраться до гребня и набрать чистого и белого снега.

Крайние 3 веревки стены были напряженными, как в плане рельефа, так и в плане ориентирования. Пару маятников, длинный траверс по полке и забитый шлямбур для станции (т.к. все щели забиты льдом) немного дополнили и без того вымотанное состояние. На гребень вылезли около 12 часов дня, и вылезли практически под вершину, светового времени оставалось около 5-и часов. Казалось бы, большой запас. Перед глазами возвышался большой вершинный скальный бастион, высотой с виду около 2-х веревок, но обойти бастион слева и взойти на него с другой стороны – выглядело логичнее. Решаем пойти влево. Такого отвратительно ужасного гребня я никогда не ходил, и никому никогда не пожелаю. Подход под бастион по очень узкому снежному гребешку, дальше траверс влево вдоль скал около 30 метров, страховка практически отсутствует, заложился только в самом начале, под ногами мягкий, мокрый и рыхлый снег, крутизной 70+ градусов по пояс, а иногда и по грудь, в основании которого тонкий слой льда. Очень высокая вероятность схода лавин. В общем, ели дыша, колочу станцию и дюльферяю вниз по крутому снегу метров на 15, дальше снова подобный траверс влево, и подлаз метров 10+ на цирлочках по бараньим лбам под основание отрицательного внутреннего угла. В этот момент начинается гроза и немного засыпает снегом. Раскаты грома зарождаются над головой и разносятся по всему Каракоруму. Жутковато. Подношу два якоря друг к другу – искры нет, значит можно работать. Дожидаюсь Маринку в поле зрения, бодаю угол и попадаю на покатую полку. Рельеф лазовый, но очень сильно разрушенный, становится очень камнеопасно. Работаю предельно аккуратно, приходится всё простукивать. Вылезаю скальную стеночку метра 2-3, и из под руки вываливается огромная глыба, размером с холодильник, и я вместе с этой глыбой лечу вниз до полки, меня останавливает камень, глыба прихватив с собой всё, что плохо лежало летит вниз в сторону Марины. Несколько тонн камней пролетают над головой, хорошо, что станция была под нависанием, а Дэник был ещё на траверсе, в стороне. Перебиваем одну из трёх верёвок. От падения сильно болит по левой стороне колено и ягодица. До вершины остается около 2-х веревок, но левую ногу трясет при нагрузке, а в ягодицу как будто бьют молотком. Время постепенно уплывает, и есть понимание что в обратную сторону нам просто необходимо гребень пройти пока светло. Решаю доработать. По сильно разрушенному рельефу вылезаю сначала на перемычку, и затем уже по крутому снегу попадаем на вершину. Вымотанные, обезвоженные, но счастливые на вершине делаем контрольный тур, оставляем записку, несколько фотографий и скорее вниз. На вершине проводим не больше 15 минут. В обратную сторону меняемся с Дэником. Предельно аккуратно работаем гребень в обратном направлении, и как раз на заходе солнца оказываемся в нужном нам месте. Уже в темноте дюльферяем 4 веревки до платформы, в платформе собрались около 9-и часов вечера. Отпиваемся натопленным чистым снегом без песка, который мы набрали на гребне, отъедаемся, и поздравляем Дениса с днём рождения.

— Дэник, ты не мог получше придумать как провести свой день рождения? Зачем так-то? Могли же нормально, без вот этого вот всего.

— Вот, ещё один день рождения на стене. (С улыбкой сказал Денис).

Утром предстоял спуск вниз по пути подъема. Поднимаясь наверх, мы старались оборудовать себе безопасный спуск и немного сэкономить время на дюльферах, поэтому забивали шлямбур каждые 60 метров, когда успевали. На якорных крючьях было всего 4 дюльфера, при том 3 из них на гребне. Часа в 2 дня мы уже стояли на ногах под стеной Tangra Tower (5820 м), на которую только что совершили первовосхождение.


Немного цифр о пройденном маршруте:

Перепад высот – 800 м.

Протяженность – 1205 м.

Средняя крутизна – 75 градусов.

Средняя крутизна основной части – 84 градуса.

IV кат. сл. скалы – 35 м.

V кат. сл. скалы – 80 м.

VI кат. сл. скалы – 1075 м.

Скалы VI, А3 – 200 м.

Скалы VI, А4 – 15 м.

Маршрут пройден без предварительной обработки за 4 дня, из которых 3 дня мы лезли вверх и 1 день потратили на спуск, в современном скоростном стиле с одновременной страховкой. Ночевки были организованы в подвесной платформе. Платформа переносилась каждый день на новое место ночевки, что не является капсульным стилем в общем его понимании, а является современным стилем прохождения стен класса бигвол и существенно экономит вес и увеличивает скорость прохождения сложных участков.


Отдельную благодарность выражаем нашим спонсорам, это:
«БАСК» (НПФ БАСК, BASK) – научно-производственная компания. На мой взгляд – лучшая экипировка для альпинистов.

Без вашей помощи и экипировки восхождение было бы значительно трудозатратнее, да и вообще могло бы не состояться.

Про Пакистан хочется написать много, но как уместить всё то, что было в течение 1.5 месяцев в один отчет, я пока не придумал. Возможно, будут другие статьи, касаемые жизни местного населения, района восхождения, да и в целом Пакистана, т.к. страна очень удивительна и невероятно контрастна.

Источник: Новости БАСК

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU