75-летний юбилей отмечает почетный президент ФСР Александр Ефимович Пиратинский.

11 сентября 75-летний юбилей отмечает почетный президент ФСР Александр Ефимович Пиратинский.
Наш юбиляр неразрывно связан со скалолазанием с 1962 года. Сегодня он почетный президент Федерации скалолазания России и почетный член Международной федерации скалолазания. А до присвоения этих заслуженных званий Александр Ефимович являлся вице-президентом IFSC, находился в руководстве ФСР в роли вице-президента и президента. Он был у руля Федерации скалолазания России в тяжелые постперестроечные годы.
почетный президент ФСР Александр Ефимович Пиратинский.
Александр Пиратинский отлично знает тренерское ремесло. Недаром он первым из наших коллег удостоился звания заслуженного тренера России! С 1992 по 2006 годы являлся главным тренером сборной России. Нашему герою известно не только то, как руководить чемпионами, но и то, как их вырастить. Малую толику этих знаний сумели постичь и мы благодаря книгам и научным статьям за его авторством. Медали, завоеванные его воспитанниками на соревнованиях самого высокого уровня, уже давно измеряются сотнями. Развитие скалолазания на Урале на протяжении десятилетий во многом его заслуга.

Награды нашего именинника не поддаются счету. От Минспорта почетный знак "За заслуги в развитии физической культуры и спорта". От Олимпийского комитета России почетный знак "За заслуги в развитии Олимпийского движения в России". От Международной федерации скалолазания почетный диплом "За выдающийся вклад в развитие скалолазания в мире".

Активности Александра Ефимовича можно лишь позавидовать. Он ежедневно в гуще скалолазных событий. На первенстве России или Кубке мира. В Москве, в Красноярске или даже в Арко. Он знает обо всем, что было в скалолазании. Обо всем, что происходит в нем сейчас. И, похоже, обо всем, что в нем еще только будет. История российского скалолазания во многом создана благодаря его стараниям. И на каждом новом турнире Александр Ефимович вписывает в нее новые страницы. А чтобы запечатлеть все это для истории, у него всегда под рукой фотоаппарат!

Коллектив Федерации скалолазания России от всего сердца поздравляет Александра Ефимовича с днем рождения! Мы с признательностью помним все, что сделано вами в прошлом. С уважением относимся ко всему, что вы осуществляете в настоящем. И, скорее всего, даже не представляем тех масштабов, какие вы запланировали на будущее!

Источник: пресс-служба ФСР

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | Андрей Бузик »» | 11.09.2019 09:19
  
0
Александр Пиратинский: «На вершину можно только взойти, покорить её нельзя»
Александр Пиратинский посчитал, что благодаря скалолазанию объездил 40 стран, а больше всего ему запомнился Эквадор. Фото: Галина Соловьёва
Иногда кажется, что спортивное скалолазание и Александр ПИРАТИНСКИЙ – синонимы. Его кипучей энергии и жизнелюбию можно только позавидовать. Давно хотелось с ним поговорить. Не на бегу, а обстоятельно. И вот повод предоставился. В это сложно поверить, но Пиратинскому сегодня исполняется 75 лет.

– Александр Ефимович, спорт часто воспринимается как некая забава. И в то же время есть немало примеров, когда спортивные навыки помогали в реальных экстремальных ситуациях. У вас такие случаи были?
– В 1971 году строители Нурекской ГЭС в Таджикистане обнаружили трещину в нависающей скале – размером с пятиэтажный дом и весом примерно в пять тысяч тонн, которая могла упасть на строящееся сооружение с высоты 600 метров. В Нуреке было подразделение, которое занималось укреплением скал, но в этом месте они работать отказались наотрез. И тогда создали отряд альпинистов-скалолазов высшей квалификации со всего Советского Союза. Я как раз только из армии демобилизовался, и тоже в него попал. Более того, стал заместителем командира отряда, помогал всё организовывать. Там работали свердловчане – Сергей Ефимов, Евгений Виноградский, Алексей Лебедихин, Тамара Самойлина, Генрих Волынец (сварщик с Уралмаша), Анатолий Иванов и другие.

Работа была сложная – сделали сто анкерных точек – в каждой четыре двухметровых шпура. На каждой такой точке струбцина весом, как сейчас помню, 62 килограмма. Часть оборудования заносили на руках, особенно сварочные трансформаторы. А ещё около 80 тонн груза сбросили с вертолётов, благо там были выдающиеся лётчики. Жара была такая, что наш сварщик работал только по ночам. А мы спали на раскладушках возле бассейна, простынь намочишь и пока она мокрая – спишь, а потом прыгаешь в бассейн. В итоге скалу эту мы закрепили, до сих пор стоит.

– По нынешним временам могли бы неплохо заработать.
– Мы и тогда неплохо заработали. Платили по 14 рублей в день, хорошие деньги по тем временам. Правда, бухгалтер всё сомневалась, что это мы такое делаем, чтобы нам столько платить. Взяли её с собой, чтобы посмотрела. Так она всё поняла едва вертолёт только долетел до скалы (смеётся).
С олимпийским чемпионом, президентом федерации спортивной борьбы России Михаилом Мамиашвили.

– Вы ведь коренной свердловчанин?
– Верно. Детство провёл в Чкаловском районе. Первые три года учился в 20-й школе, которая была мужская, в потом, 1954 году школы объединили, и я перешёл в 39-ю. Много чего мы в этой школе сделали. Например, вдвоём с товарищем – Володей Стефановичем – летом перед 10-м классом радиофицировали 50 классов.

– То есть выбор радиотехнического факультета УПИ не был случайным?
– Естественно! Я радиолюбительством занялся ещё в седьмом классе, начал собирать первые радиостанции, потом у меня появился свой позывной. А увлёк нас радиотехникой учитель истории Джолли-Нард Павлович Чакин. Да и вообще очень многому нас научил, а с моим классным руководителем, Эмилией Леонидовной Жиронкиной, – учителем английского языка 39 школы – мы дружим до сих пор.

– А когда же в вашей жизни появились альпинизм и скалолазание?
– Тут дорога была неблизкой. Начинал я вообще-то с баскетбола.

– С вашим-то ростом?

– Представьте себе! Да, метр и 65 сантиметров… Но мне очень нравилось. Я допрыгивал до сетки сразу, а потом и почти до кольца доставал. Что я только ни делал на тренировках, чтобы улучшить прыжок. В итоге прыгал перекидным на высоту своего роста. Тем не менее в институте меня как баскетболиста всё-таки забраковали.

И я пошёл в бокс, к выдающемуся тренеру Александру Митрофановичу Волкову. Но и там обнаружилось противопоказание – слишком слабый нос, который свернёт первый же соперник. Кстати, среди боксёров у меня осталось очень много друзей. Среди них, вопреки распространённому заблуждению, есть очень умные люди.

Следующим моим видом спорта была тяжёлая атлетика. Попал к тренеру Рафаилу Шагапову, который мне написал план – к 1965 году выполнить норматив мастера спорта. Всё получалось у меня и здесь, но надо же такому случиться – на тренировке уронил штангу на колено. Ничего страшного, простой ушиб. Но несколько тренировок пришлось пропустить. Стою на остановке УПИ и от нечего делать свожу вместе ступни и колени. Подходит ко мне Саша Михайлов из нашей группы, говорит: «Ты чего это альпинистские упражнения делаешь? В горы готовишься?» А я ему: «Да нужны мне ваши горы! Я привык в тепле, поднял, опустил, сходил в душ и до свидания».

– Нетрудно догадаться, что в итоге вас всё-таки уговорили.
– Да (смеётся). Начал тренироваться и почти по всем показателям был сильнее всех. А на соревнованиях я оказался одним из последних. Как меня это завело! Я начал тренироваться каждый день да не по разу. И уже весной 1963 года занял восьмое место на первенстве города, а Сергей Ефимов, который в 1982 году взошёл на Эверест, только тринадцатым… Ну так получилось.

С тех пор я и остался на всю жизнь в альпинизме и скалолазании.

– Тренером вы ведь стали довольно рано?
– Даже раньше, чем вы думаете. Ещё до того, как стал спортсменом. В школе я был мальчиком слабым, болезненным. И вот как раз Володю Стефановича, с которым мы занимались радиофикацией школы, я начал тренировать. Парень он был здоровый, но ядро толкать не умел, в высоту прыгал плохо. Пришлось читать разные книжки, в том числе зарубежные. А когда пришёл в скалолазание и понял, что результаты у меня слабые, то стал сам придумывать упражнения, занимался сам, тренировал ребят.

В 1967 году, в начале марта, под Алма-Атой полезли мы по южной стене пика Комсомола (с 1998 года пик Нурсултан. – Прим. «ОГ»), я сорвался, пролетел метров двенадцать, сильно ударился боком, головой. И больше ничего не помню. Переломы четырёх рёбер в одиннадцати местах. Но я тогда довольно быстро восстановился. На мне всегда всё быстро заживало и, тьфу-тьфу, до сих пор быстро заживает. После этого я уже больше переключился на тренерскую работу, но последнее серьёзное восхождение у меня было в 1982 году на пик Энгельса.

– Какое отношение вы имеете альпинистскому клубу в Одессе?
– В Одессе у меня много друзей. И так получилось, что я стал почётным членом местного клуба альпинистов. Наверное, за то, что анекдоты хорошо рассказываю (смеётся). Исправно плачу взносы, чем даю повод директору клуба, выдающемуся альпинисту Славе Горбенко, упрекать должников: «Берите пример с Пиратинского – человек живёт чёрт знает где, а взносы платит вовремя».

– Когда набираешь номер вашего телефона, рискуешь застать вас в очередной заграничной поездке. Не подсчитывали, в скольких странах побывали?
– Считал как-то. Около сорока – не так уж много. Очень понравилось в Эквадоре. Там можно прожить на нашу пенсию, потому что всё очень дёшево. В США везде свои особенности. В Африке, кажется, не был, только если пролётом.

– Недавно вспоминали с коллегами вашу фразу, которую вы сказали после включения скалолазания в программу Олимпийских игр. Что сейчас интерес к этому виду спорта вырастет, и Россия уже не будет таким безоговорочным лидером. Действительно, так и произошло.
– Ну а как же! Взять хотя бы Китай. Как только решение было принято, мне позвонили оттуда и пригласили поработать региональным тренером. Минимум на полгода. Но у меня же работа, университет, и я отказался. В итоге они пригласили Евгения Войцеховского из Уфы – чемпиона мира, заслуженного мастера спорта. Он там теперь живёт и работает. Мало того, у них там испанцы сейчас. С китайцами надо очень осторожно. Китайцы нас любят нежно и дружно когда им от нас хоть чего-нибудь нужно (смеётся).
Александр Пиратинский на Всемирных играх военных
– Это правда, что скалолазание на Всемирных играх военных появилось с вашей подачи?
– Так и было. Я делал научный доклад в университете Перуджи. Итальянские коллеги подошли ко мне и сказали: «С тобой хочет поговорить генерал Гола (Джанни Гола - президент Международного совета военного спорта в 1998–2010 годах – Прим. «ОГ»)». Он подходит и спрашивает на хорошем английском (что для итальянцев большая редкость): «Почему скалолазания до пор нет в программе наших игр?» «А кто это решает?» «Ну если вы как вице-президент международной федерации не возражаете, то считайте, что решение принято».

– Сейчас всё больше строят искусственных скалодромов, а вы ведь начинали ещё на настоящих скалах. Есть разница?
– Я когда-то давно сказал так – если хочешь тренироваться и добиваться результатов, ты и в пустыне яму выкопаешь и будешь из неё разными способами вылезать. Мы готовились на тренажёрах высотой три метра, но когда весной приезжали на соревнования, то имели явное преимущество.

Ещё один важный момент. Есть ловкость, быстрота, сила, выносливость. А ловкость – это координация и точность. Про координацию сейчас ещё говорят, а про точность нет. У меня есть очень старая фишка – мысленное прохождение трассы на время. Это очень помогает улучшить результат. Ещё на скалах, когда тренировались, у Тамары Самойлиной за пять минут разница между мысленным прохождением и реальным была в несколько секунд.

– Скалодромов хватает?
– Нет. Хочется, чтобы скалодром мирового класса был построен на базе УрФУ. Я верю, что наш ректор Виктор Анатольевич Кокшаров это обязательно сделает.

– Сколько раз вас встречал, не помню, чтобы вы были в плохом настроении – всегда улыбка, всегда такое впечатление, что энергия бьёт через край. Поделитесь, в чём секрет?
– Самое главное – это востребованность. Второе – здоровый образ жизни. Я не курю. Очень давно, с 1972 года. Правда, покуривал немного в начале 90-х, но потом бросил окончательно. И очень важный момент – питание. Я с 36 лет сторонник рационального питания. Читал литературу, тогда ещё в распечатках. Сейчас это всё доступно. Много лет записывал что я ем, и какие у меня спортивные результаты. А вообще надо есть больше балластной пищи – сырых салатов. Если консервы, то только рыбу. Про колбасу надо забыть, а про мясные консервы тем более. Ничего жареного, только тушёное. Это мое мнение, которое я никому не навязываю.

И, конечно, стараюсь двигаться. Сейчас, пока был в командировке в Италии, арендовал велосипед и каждый день ездил час-два с половиной. Резину с собой в командировки беру, кое-что делаю. Но этого недостаточно. Руки стали тонкие, надо бы подкачаться.
С учеником, одним из самых титулованных скалолазов России Дмитрием Шарафутдиновым.

– Вы преподаёте в УПИ – нынешнем УрФУ – больше сорока лет. Есть разница в том, какие приходят студенты?
– Есть конечно. У нас в классе меньше десяти раз подтягивался один мальчик. Сейчас может прийти группа, где едва ли не все два-три раза подтягиваются. И, если гаджета нет в руке, то уже у человека дискомфорт.

Причин того, что студенты стали хлипкие, много. Раньше в пятом-шестом классах полкилометра от колонки до дома носил коромысло с двумя вёдрами и в руке ещё ведро. А уже в 80-х годах, чтобы помыть пол, наливали два по полведра – тяжело же.

– Как относитесь к строчке Владимира Высоцкого, что лучше погибнуть в горах, «чем от водки и от простуд»?
– Риск есть всегда. И не только в горах. В 1982 году Миша Самойлин погиб, когда они вместе с Женей Виноградским и Валерой Брыксиным (все, кстати, мои ученики) красили вышку на Московской горке. Оборвался трос, и он упал с высоты 60 метров в люльке. Такой был динамический удар, что, как написали в заключении, он умер, ещё не долетев до земли. А в это самое время Сергей Ефимов выступал в переполненном зале Дворца молодёжи как восходитель на Эверест. Я не люблю слова «покоритель», на вершину можно только взойти, покорить её нельзя. Там мы и узнали об этой трагедии.

У меня есть принцип, которого я всегда придерживался – страховаться надо не только там, где трудно. Надо мной смеялись, когда я всех заставлял на скалах лазать в касках. Но были реальные случаи, когда человек раньше времени снимал каску, а в это время падал камень, и человек погибал.

Я написал книгу «Подготовка скалолаза», которая вышла в издательстве «Физкультура и спорт» в 1987 году, 30 000 экз. Через две недели стала бестселлером. Иногда перечитываю – до сих пор многие вещи актуальны.

Досье «ОГ»

Александр Ефимович ПИРАТИНСКИЙ
Родился 11 сентября 1944 года в Свердловске.
В 1969 году окончил УПИ имени С.М. Кирова по специальности радиоинженер.
1969–1970 служил в армии офицером войск ПВО.
Доцент кафедры физической культуры Института физической культуры спорта и молодёжной политики УрФУ.
Заслуженный работник высшей школы России. Тренер высшей категории. Заслуженный тренер России. Судья международной и всероссийской категорий. Награждён почётным знаком «За заслуги в развитии олимпийского движения в России», почётным дипломом «За выдающийся вклад в развитие спортивного скалолазания в мире».
Главный тренер сборной РСФСР – 1982–1991 гг. Главный тренер сборной СССР-СНГ-России 1989–1992 гг.
Президент Федерации скалолазания России 1999–2006 гг. С 2007 г. – почётный президент.
Вице-президент Международного совета по скалолазанию (1997–2007), Международной федерации скалолазания 2007–2013 гг. С 2013 г. – почётный член.
Подготовил более 50 мастеров спорта, 14 мастеров спорта международного класса и четырёх заслуженных мастеров спорта. Его воспитанники более 800 раз становились победителями и призёрами международных, всесоюзных и всероссийских соревнований.

«Областная газета» (Екатеринбург, Свердловская область)
Фото: Личный архив Александра Ефимовича
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU