Вадим Тимонов: Пролезть что-то сложное на скале ценнее, чем выиграть соревнования

Когда было объявлено, что Чемпионат России по болдерингу и другие всероссийские соревнования по скалолазанию в мае этого года пройдут в Красноярске, сразу возникла идея о проведении здесь же мастер-класса одного из ведущих некрасноярских спортсменов. Одним из кандидатов был санкт-петербургский спортсмен Вадим Тимонов, который и откликнулся на эту идею.

Не будем перечислять его спортивные достижения. Они довольно хорошо описаны в интернете. Просто скажем, что Вадим на сегодня — один из лучших спортсменов в мировом болдеринге.
Вадим Тимонов, скалодром «Луч», декабрь 2016 года
Хочется отметить, что, не смотря на анонсирование мастер-класса, в центре спортивного лазания «Южный» по сути прошла отличная дружеская и в то же время содержательная беседа Вадима с теми, кто пришёл с ним пообщаться. Рассчитывать на полноценный мастер-класс было сложно по ряду объективных причин, одной из которых было отсутствие у Вадима достаточного времени на тренинг перед соревнованиями.

Здесь мы представляем довольно подробную выжимку из рассказанного Вадимом Тимоновым в ходе этой встречи, поскольку…. ну нельзя, чтобы его рассказ канул в лету.

И здесь же мы сразу поблагодарим всех, кто помог в организации этой встречи: президента Федерации скалолазания Красноярского края Алексея Кичкайло, центр спортивного лазания «Южный» в лице Алёны Шнейдер и Ивана Попова, а также красноярскую спортсменку Галину Терентьеву.
Далее рассказывает Вадим Тимонов.

Как всё началось
Вадим Тимонов, примерно начало 2000-х годов
Я начал лазать достаточно случайно. Это был 2002 год, мне тогда было 10 лет. В школе, где я учился, работала мама моего будущего тренера. На переменах она увидела какую-то мою активность и предложила мне попробовать скалолазание. Раньше не было больших хороших залов, современных зацепов, не было готовых трасс, как делают сейчас. Там, куда я впервые пришёл, была маленькая комнатка высотой 2,5 – 3 метра максимум и древние зацепы… В общем обычная спортшкола. Но лазать понравилось. Я начал ходить на тренировки. Мы приходили, разминались и лазали по конкретному заданию тренера, потом уходили домой. Лазали трудность или классическую скорость, которую мы бегали не только вверх, но и вниз. Бегали, кстати, эту скорость почти до тошноты. Иногда делали выезды на скалы. Такой спортивный режим был. Сейчас я тренируюсь самостоятельно и более расслаблено. Тогда, наверное, более строгий режим был оправдан с точки зрения дисциплины, но это и достаточно быстро надоело.
Вадим Тимонов лезет трудность на международных соревнованиях. Первая половина 2000-х годов
После перерыва форма улучшилась
У меня был большой перерыв. В 2007 году я съездил на соревнования в Эквадор и после этого потерял интерес к скалолазанию на пять лет. Как-то опять же случайно мой друг Андрей Сушков позвал меня полазать, мол, вспомнишь, как это было. Я подумал, почему бы нет? Пришёл, попробовал, и интерес вновь вспыхнул. Это был болдеринг – новая дисциплина. Меня почти сразу отвезли на скалы, к тому же предложили поработать в зале, который был недалеко от дома. Я начал и работать, и сам тренироваться без тренера.

После перерыва сперва ничего не мог делать. Не держал зацепы. Ноги и руки помнили как двигаться, но сил не было вообще. Тогда я начал выбирать те упражнения, которые нужны были для развития формы и в то же время доставляли удовольствие. Постепенно форма не просто восстановилась, а улучшилась по сравнению с тем, что было до перерыва. Через пару месяцев я выиграл Кубок Санкт-Петербурга, а через полгода после возобновления тренировок поехал в Москву на Чемпионат России, где стал четвёртым. С тех пор большую часть времени начал уделять спорту.
На Чемпионате Санкт-Петербурга по болдерингу, апрель 2013 года.
Основа тренировки — пошаговые цели и увлечённость
Я сейчас тренируюсь почти каждый день, если считать не только лазание, но и тренировки общей и специальной физической подготовки, а также растяжку. Лазаю четыре раза в неделю. Если с компанией, то 3-4 часа. Если один, то 2-2,5 часа, но объём налаза получается примерно одинаковый, поскольку в одиночку отдыхаю меньше, не с кем общаться. Тренировки выстраиваю по-разному: бывает, только лазаю, или только делаю упражнения. Или в один день и лазаю, и делаю упражнения.

С момента возвращения в спорт у меня никогда не было тренировочного плана, не расписывал тренировочные циклы. Как уже сказал, если меня зацепило какое-то упражнение, то я его делаю до тех пор, пока не доведу до нужного мне уровня. Например, сумел подтянуться 10 раз с 20 кг. Думаю, хорошо было бы подтянуться 20 раз с этим же весом. Так у меня появляется небольшая цель. И я к ней иду. Я, кстати, проверял, что достигнутые результаты держатся 3-4 месяца. Если потом их повторить спустя этот перерыв, то результат может немного снизиться, но в любом случае будет намного выше, чем в начале, когда начал работать для достижения цели.

Обычно в своих тренировках ОФП и СФП я использую кольца, турник, шведскую стенку, а также кампус- и фингерборд. Если упражнение надоедает, я его меняю.
На своей тренировочной базе — скалодроме «Луч» (Санкт Петербург), май 2016 года
Я как-то попробовал висеть одной рукой на beastmaker (фингерборд – прим. ред.). Когда первый раз попробовал, у меня получилось провисеть 10 секунд. Потом мы с Егором Крячковым (санкт-петербургский профессиональный скалолаз, призёр различных всероссийских соревнований – прим. ред.) поспорили, кто быстрее дойдёт до виса в течение 25 секунд. В итоге сперва удалось провисеть 25 секунд, потом 30 секунд. Так как я был увлечён этим, была и мотивация. Так пошагово что-то отдельное прокачивается. Но надо понимать, какие упражнения развивают тебя как скалолаза, а какие – нет. Я считаю, что ничего страшного не будет, если какие-то упражнения, которыми я увлёкся, мало помогут для болдеринга, но будет обидно упустить упражнения, которые действительно помогут лучше лазать.

Я подбираю себе такие упражнения, чтобы закрывать пробелы. Если я проиграл соревнования потому, что я не смог зажать зацеп, то я и буду искать способы укрепить хват зацепа, и тренирую его много и часто, пока не почувствую прогресс или не пойму, что упражнение это мне ничего не даёт, и надо перейти на другое.

Очень важен эмоциональный настрой на тренировку: иногда хочется много полазать, а иногда только ходить по рукоходам или делать что-то другое. Главное, чтобы нравилось то, что ты делаешь, что тренируешь в данный момент.

Недавно попробовал отжиматься на кольцах. Очень понравилось. Включаются мышцы, которые раньше не работали, разные стабилизаторы. Не скажу, что я это начал практиковать в тренировках, но вообще время от времени делаю и даже предлагаю отжиматься на кольцах тем, кого сейчас тренирую. Кисти от этого действительно чувствуют себя более стабильно.

Обычно во время подготовки к соревнованиям я упор делаю на хваты, а также тренирую корпус и руки. Это опять же различные висы, подтягивания, кампусборд, отжимания. Стараюсь весь верхний плечевой пояс задействовать в тренировках. Иногда делаю висы на выносливость, иногда делаю разные упражнения на силу.
Байкал, 2016 год
О тренировочных программах
Я заметил, что сейчас вообще мало кто тренируется по программам. Я сам так пробовал тренироваться, но понял, что для меня менее эффективно, чем свободный тренировочный процесс. Мне скучно делать циклические тренировки. Но думаю, что кому-то программный вариант тренировок подходит. Это индивидуальный момент, который нужно для себя понять. Например, Коле Яриловцу (московский профессиональный скалолаз, победитель и призёр различных всероссийских соревнований – прим. ред.) нужно, чтобы ему тренеры писали программы, и нужен внешний контроль. Так ему проще тренироваться и легче прогрессировать. И у него действительно виден рост. Мне так не подходит.

Врач нашей сборной тем, кто тренируется самостоятельно, говорит, что мы вообще не спортсмены. Мол, как скалолазы мы тренируемся плохо. До этого врач работал с биатлонистами, так вот у них куча тренировок в день, бегают они по 100 км, потом стреляют, потом ещё раз бегают. А вот с нами он съездил в Токио, увидел, что мы пришли в зал, 2-3 часа полазали, кожа с пальцев слезла, мы – всё. Поели и в гостиницу. Это было для врача дико.
Вадим Тимонов — победитель III Зимних Всемирных военных игр, проходивших в Москве в 2017 г.
Как обычно выглядит тренировка?
Когда я прихожу на тренировку, то почти сразу надеваю скальники и лезу траверс. Затем лезу пару очень простых трасс. После этого я делаю какие-нибудь упражнения на растяжку, поскольку к этому моменту мышцы немного прогрелись. Растягиваю мышцы пояса, руки, ноги, плечи. Если надо, то пользуюсь резинками. Растягиваю даже больше в лечебно-профилактических целях, чтобы закачать плечо, которое у меня было травмировано (Вадим получил травму правого плеча в начале 2018 года во время катания на сноуборде – прим. ред.). Я разминаюсь до тех пор, пока не почувствую, что разогрелся полностью и готов к предельным нагрузкам. Затем лазаю. После лазания тоже делаю растяжку. ОФП и СФП вообще делаю или после тренировки или отдельно. Обычную разминку не делаю.

Пальцы важнее
Сила в пальцах. Если ты держишь зацеп, то можно всегда удобнее расположиться на трассе, скрутиться и т. д. Если зацеп не держится, то какой бы техникой ты не обладал, ты не сможешь использовать возможности своего тела, чтобы пролезть дальше.

Висам на пальцах я уделяю обычно минут 40 после тренировки. Но при этом я не засекаю себе время, сколько висеть. Вишу просто до предела, а потом отдыхаю по ощущениям. Это может быть и 10 секунд, и 10 минут.

На мунборде не лазаю. В нашем зале его нет (в Санкт-Петербурге основная тренировочная база Вадима – скалодром «Луч» - прим. ред.). Это прикольная, но в то же время однообразная и очень специфичная штука. Бывают на ней трассы 7 категории, которые легко идут, а бывают – вообще жесть. Но пальцы, мне кажется, на нём можно неплохо прокачать.
Вадим Тимонов на одной из финальных трасс соревнований.
О травмах
В скалолазании у меня очень мало травм. Но за последний год я успел повредить себе палец на руке и колено. Все предыдущие травмы у меня были от сноуборда, скейта и всего остального. Мне кажется, чаще всего травмы появляются на соревнованиях, поскольку во время тренировок в зале или на скале всё же контролируешь свои действия, а на соревнованиях этот контроль может отключаться. Человек выжимает из себя всё до предела. И в такой момент риск получить травму сильно возрастает. Что касается сложных движений, то я просто чувствую: готов я или нет к такому-то движению, готов ли пролезть что-то очень сложное и напрягаться по максимуму. Это уже внутреннее ощущение и самоконтроль.

О японских и словенских скалолазах

Мне кажется, что японские спортсмены в тренировочном плане опережают всех остальных. У них две тренировки в день. С ними всегда работают несколько подготовщиков трасс. Спортсмены приходят утром и тренируются два часа: лазают, прыгают, отрабатывают разные технические элементы. Затем уходят на обед, а подготовщики скручивают утренние трассы и крутят новые. Затем спортсмены приходят на вторую тренировку. Получается, что утром, например, они отрабатывают динамику, вечером – равновесие. Часто они лазают трассы, которые или дались с трудом или вообще не дались на прошедших этапах Кубка мира и других соревнованиях. Эти трассы их тренеры специально зарисовывают себе или снимают на видео. Потом дома подготовщики их копируют. Цель – сделать те движения, которые не получились на соревнованиях. То есть, японцы тренируются именно наработкой движений, их частым повторением. При этом они не делают ОФП, не висят, не подтягиваются с дополнительным весом. У них упор на огромный объём налаза самых разных движений. Но спортсмены не сами выбирают, что делать и что лазать, а именно выполняют указания тренера.
Слева направо: Ёсеюки Огата (Япония), Вадим Тимонов, Ерни Крудер (Словения) в финале 2 этапа Кубка мира по болдерингу в Москве, 2019 год.
Словенцы тренируются в свободном режиме. Могут лазать на скалах за день до стартов или выпить пива. Они не парятся и вообще спокойны. Мне кажется, что и упражнений они не так много делают.

Застой и прогресс
У меня были небольшие периоды застоя. Кажется, что в офигенной форме, а соревнования или лазание на скалах показывает, что уровень не растёт. У меня в прошлом году рост пошёл своеобразно. Когда я упал на сноуборде и почти на полгода выпал из тренировок, то за это время очень соскучился по лазанию. У меня руки чесались. Хотел лазать, ОФП тренировать, а ничего не мог. И когда, наконец, вошёл в зал, во мне бурлила энергия. Сразу пошёл заметный рост как на скалах, так и на соревнованиях. До этого же были волны: то чуть лучше, то чуть хуже, но примерно всё было на одном уровне.
ЮАР, июль 2019 года.
Для прогресса одного трудолюбия мало. Мне кажется, если нет энтузиазма, если не пытаться выкладываться, делать чуть больше, чем ты можешь, пытаться преодолевать свои возможности, то тогда развития не будет. Надо включать характер на тренировках, выходить за пределы своих возможностей и, таким образом, повышать уровень. Аналогично нужно действовать и на соревнованиях.

Ещё добавлю, что в пределах одной тренировки, как правило, лазаешь трассы одной категории плюс/минус пол-категории. На скалодроме поэтому отслеживать свой рост сложнее, чем на скалах, где ты сперва проходишь несколько трасс одной категории, а затем начинаешь пробовать лазать уже что-то более сложное.

Обычно я не лазаю пройденные трассы повторно. Очень редко лазаю одну и ту же трассу больше двух раз. У меня есть на скалодроме трассы, которые я давно пытаюсь вылезти. Когда я пролезаю такую трассу, чаще всего делаю одно повторение на закрепление и перехожу к следующей.

В лазании на трудность у меня самая большая проблема сегодня – не умею отдыхать на трассе. Возможно, мне просто надо наращивать объём лазания в этой дисциплине.

О питании
На скалах ем мало. Обычно завтракаю до лазания и ужинаю после. Не люблю есть во время лазания, поскольку еда расслабляет. Максимум –шоколадка. Ну и меньше ем, чтобы подсушиться, на скалах мне так комфортнее. Пальцы будут лучше держать. Вообще я стараюсь следить за питанием, и в то же время я всеяден. Ем мясо. Много и ежедневно пью кофе. Чаще всего ограничиваю себя в количестве пищи и в калориях.

Протеин не ем, не верю в это. На скалы иногда брал протеин, когда не было мяса, чтобы был какой-то белок. Но чаще пил протеин во время завтрака. От мяса я себя чувствую лучше.

Скалы или скалодром?
Для меня пролезть что-то сложное на скале ценнее, чем выиграть Чемпионат или Кубок России. В зале тренируюсь в первую очередь для того, чтобы показывать хорошие результаты на скале. Соревнования для меня – это больше удовольствие, развлечение, когда хочется порубиться, посоперничать. В соревнованиях включается азарт, и появляется желание самореализоваться.

У меня были случаи, когда после лазания в течение месяца на скалах сразу же приезжал на соревнования и выступал хорошо. Считаю, что на скалах прогресс идёт быстрее.
Трасса Hypergravity 8b, Финляндия, июль 2018 года
Питерские спортсмены каждые выходные ездят на скалы. Ездим на Треугольное озеро и ещё в пару мест поближе. Часто берём с собой тех, кто только начал лазать, чтобы сразу приучать людей к скалам.

Вообще моя мотивация – повышать уровень лазания. Я очень люблю скальную трудность. На скалодромах трудность мало интересна. Когда встаёт вопрос: или болдеринг или трудность на скалах - очень разрываюсь. Хочется и то, и это. Но вообще моя специализация – болдеринг. Всё остальное на скалодроме тренирую только для соревнований и без удовольствия.

В моём активе есть несколько болдеринговых скальных трасс уровня 8с. Их я пролазил в Швейцарии (трасса «Understanding»), Африке (трасса «Monkey Wedding») и у нас под Питером на Треугольном озере. Правда в последнем случае я сделал первопроход, и нужен ещё чей-нибудь пролаз для оценки трассы.

В этом году я был месяц в Испании, вскоре мы поедем в Африку где-то на месяц (на данный момент Вадим вместе со своей подругой и скалолазкой Ирой Кузьменко уже вернулся из ЮАР, где они очень плодотворно провели три недели в болдеринговом районе Rocklands – прим. ред.) и ещё на два месяца в конце года планирую куда-нибудь съездить. Где-то раз в год у меня стабильно возникает ностальгия по Крыму. Я каждый раз собираюсь туда поехать полазать трудность. Надеюсь, что когда-нибудь удастся.

Хочу ещё заметить, что на скалах стали появляться трассы с динамическим прыжком. Их до этого не то, чтобы не было, но считалось, что на таком-то камне вообще не возможно пролезть. Но если сделать прыжок – то, оказывается, можно. Таких трасс становится всё больше.
Питер и Москва постоянно в режиме соревнований
Почему в последнее время питерские и московские спортсмены часто показывают на российском уровне высокие результаты? В Санкт-Петербурге сейчас открылось много залов. Может быть, даже с избытком. И все они закупают самые лучше зацепы. Идёт конкуренция между залами за клиентов, что ведёт к улучшению спортивной базы Питера в целом. К тому же часто проводятся соревнования. Примерно раз в месяц в каком-нибудь из залов проводится фестиваль. У людей появляется привычка к режиму соревнований и вдобавок огромный налаз. Часто московские и питерские скалолазы ездят друг к другу. Идёт постоянный обмен опытом.

Я сам время от времени хожу и в другие залы помимо «Луча», но не часто. Сейчас у новых залов (в больше мере коммерческой направленности, чем спортивной) пошла привычка не закручивать скалодром целиком, а крутить готовые трассы. Я прихожу, пролезаю всё за один час, и больше мне там делать нечего. А в «Луче» большая плотность накрутки зацепов. Это позволяет придумывать трассы и тренировать действительно сложные вещи.


Альпинизм и скалолазание в Сибири и мире

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU