В горах и один воин

В горах и один воин


Корреспондент "РГ" побывал на базе спецназа в Саянах

Текст: Никита Зайков (Новосибирск)

Российская газета - Неделя - Сибирь № 167(7925)

В природном парке Ергаки на юге Красноярского края расположена база подготовки бойцов горного спецназа - таких в стране всего две. Об особенностях ведения боя в горах, о том, как покорители вершин относятся к суевериям и о многом другом, корреспонденту "РГ" рассказал офицер отделения физподготовки, опытный альпинист, майор Алексей Машков.

В парке Ергаки удивительно красиво и это место привлекает множество туристов, встречаетесь с ними в горах?

Алексей Машков: У этой природной красоты есть и обратная сторона - здесь может быть довольно опасно. Например, медведи ходят, поэтому всегда берем с собой средства, способные их отпугнуть. А для неподготовленного человека отдых в горах может обернуться бедой, и тогда мы готовы прийти на помощь. И заблудившихся искать помогаем, и пострадавших эвакуируем: у нас есть вертолетная площадка, вьючно-транспортная рота доставляет пострадавшего сюда, а дальше уже дело техники. В программу горной подготовки обязательно входит обучение преодолению препятствий и транспортировке пострадавшего с помощью конной тяги. В нашей конюшне десять лошадей, без них воевать в горах невозможно. По-настоящему подготовленный боец может использовать любое вьючное животное - ишака, мула, даже яка. На них вывозят раненых по труднопроходимым горным тропам, доставляют боеприпасы и вооружение там, где никакая техника не пройдет. На нашей базе все бойцы начиная с кадет учатся верховой езде и особенностям транспортировки в горах, к примеру, вяжут специальные волокуши из подручных материалов.

Как кадеты президентского училища переносят нагрузки в горах?

Алексей Машков: Им это по плечу. В учебном центре горной подготовки и выживания в Кабардино-Балкарии ведут подготовку третьей и четвертой категории сложности. А у нас - первая категория, подростки вполне справляются. Сам я впервые попал в горы, когда мне едва исполнилось десять лет: тренер провел нас по Главному Кавказскому хребту. Мы тогда за 29 дней прошли четырнадцать перевалов, расстояние в 315 километров. Здесь же занимаются ребята на несколько лет старше, к тому же большинство из них выросли в горной местности, они прекрасно адаптированы к этим условиям. Это очень важно. После 1945 года в мире произошло несколько сотен локальных военных конфликтов, и треть из них - в горах. Военная политика России строится на оборонительных принципах, а учитывая, что сорок процентов территории страны составляет горная местность, очевидно, что у нас должны быть специально обученные войска.

Что включает в себя армейская горная подготовка?

Алексей Машков: Это не только альпинистские навыки. Важно знать горы, понимать их. Здесь одной гранатой можно дивизию остановить. Если по ущелью идет колонна, один правильно расположенный заряд остановит ее продвижение, а то и уничтожит, обрушив лавину или камнепад. Нужно уметь использовать не только экипировку, оборудование, но и подручные средства. Даже с помощью обычного шнурка я могу спуститься с горы и выполнить боевую задачу. Понимание гор поможет выжить. К примеру, я был на Казбеке - в районе ущелья, где погиб Сергей Бодров-младший. Поспрашивал местных жителей, изучил данные об этой местности. Там все знают, что злополучный ледник Колка сходит раз в двести лет. Надо знать горы и максимально серьезно воспринимать все их предупреждения.

В Ергаках учатся у местных жителей?

Алексей Машков: Так точно. Мы перенимаем опыт местных охотников и староверов, которые живут обособленно - их поселение находится в соседней Тыве. Установить контакт с ними было довольно сложно, мы плохо знаем их правила поведения и обычаи. Например, гостя там не пускают в дом, а посуду, из которой он ел, хозяева сами использовать больше не будут - оставят для других, или, скорее всего, выбросят. Но это вовсе не оскорбление, а необходимость - они живут без контактов с другими людьми, поэтому им нельзя рисковать, у них нет иммунитета ко многим распространенным инфекциям. У староверов веками вырабатывались особые навыки выживания именно в этих местах. Они знают, что трава саган-дайля - отличный природный энергетик, ее заваривают и пьют как чай, при длительных тренировках она незаменима. А, например, висячий мох поможет обеззаразить рану или вылечить ангину, это прекрасный антисептик. Из поваленного дерева можно достать короедов - и не погибнуть от голода. Даже развести костер без спичек можно разными способами, а поймать какого-нибудь зверя - и вовсе целая наука. На Кавказе егеря учили нас охотиться бесшумно, не используя огнестрельное оружие, но в этих горах эти методы могут не сработать - другая фауна, у животных иное поведение. Если там ловится ручьевая форель, то здесь в основном налимы - зная повадки этой рыбы, ее можно поймать на обычную булавку.

Вы - выпускник санкт-петербургского Военного института физической культуры. Наука в горах помогает?

Алексей Машков: Горы - это и физика, и химия, и биология. Не раз пытался засесть за диссертацию, но пока не удается - вся жизнь по приказу: командировки, тренировки, соревнования. Тему, которую я хочу раскрыть в своей работе, еще никто не глубоко не рассматривал: преодоление препятствий в горах с использованием водных артерий. Например, перед нами горная речка: по всем правилам противник разбивает лагерь у воды, а нападения ждет с перевалов, с вершин. Однако успешную атаку можно провести как раз с воды. Подобный опыт, хоть и не в боевых условиях, у меня есть. С Эльбруса я спускался с резиновой лодкой: легкая, прочная, она может служить и для транспортировки грузов по снегу. При достаточном опыте на такой лодке можно пройти пороги четвертой-пятой категории сложности. Но главное, при спуске по реке можно зайти противнику в тыл и максимально использовать эффект неожиданности.

Говорят, альпинисты очень суеверны. Вы учите бойцов верить в приметы?

Алексей Машков: В горах важно доверять и субъективным ощущениям, и объективным признакам. Например, вовремя почувствовать грозу. На высоте погода меняется стремительно: то светит солнце, то налетели тучи. А ведь удар молнии - причина большинства случаев гибели в горах. Опыт позволяет предугадывать подобную опасность, а если уж гроза застала в горах, то ни в коем случае нельзя прижиматься к скале вплотную, нужно отойти от нее на пару шагов и присесть - в этом случае разряд как бы обтекает человека. А первым делом надо избавиться от телефонов, антенн и железного снаряжения, которого на альпинисте пятнадцать-семнадцать килограммов. Но порой в горах действительно сталкиваешься с необъяснимыми вещами. Скажем, есть на Кавказе Скала Молчания. В годы войны немцы заняли в том районе позиции, хорошо укрепились, и наши не могли атаковать их в лоб, там, где есть тропы и маршруты. Было принято решение без веревок и снаряжения, чтобы немец не услышал, подняться в месте, которое выглядело неприступным. Шло три десятка бойцов. Большинство из них погибли при подъеме - они падали без единого крика, молчали, чтобы не выдать шумом товарищей. Дошло меньше трети, но они появились неожиданно и уничтожили противника. Эту историю я впервые услышал от тренера в том самом месте: он рассказал, что духи погибших так и остались в ущелье. На ночь мы остановились среди валунов, попили чай, оставили кружки на камне и разбили палатки. Вдруг перед сном услышали стук. Он быстро стих, все уснули, а утром обнаружили наши кружки в двухстах метрах от того места, где мы их оставили. Как говорится, хочешь - верь, хочешь - не верь.

Вы говорили, что альпинисты учатся понимать друг друга без слов. С иностранцами это работает?

Алексей Машков: В одной связке могут идти люди из нескольких стран, в горах стираются языковые барьеры и политические разногласия. Говорят, когда-то два брата поднимались в горы и один из них внезапно сорвался. Второй, чтобы выжить, перерезал веревку. С тех пор дух погибшего брата бродит по горам, увидеть его - плохая примета. Эту легенду о "черном альпинисте" вы можете услышать и в Канаде, и в Китае, и в Европе - она общая для всех.

Как альпинизм вошел в вашу жизнь?

Алексей Машков: Многие предпочитают проводить отпуск на море, а я не могу представить себе отдых без гор. Может, потому что родился на Кавказе в Железноводске. Мы с детства стремились узнать, что там, на высоте. В восьмом классе с товарищем даже сбежали с уроков - пошли на Эльбрус. А ведь стоял февраль, в итоге чуть не замерзли, спасателям пришлось нас искать. В тринадцать лет был первый опыт покорения вершины в Карачаево-Черкесии. София, на которую мы поднялись, - красивейшая гора. Когда вернулись домой, узнал, что это был маршрут третьей категории сложности. Так я стал альпинистом. К сожалению, потом тренер погиб - вся моя группа осталась на Ушбе. Эту гору не зря называют "Шабаш ведьм". Она мало кого пускает на вершину. В Англии даже есть клуб "ушбистов": для них это "гора гор". И действительно, пожалуй, даже Эверест не столь опасен. Самый простой маршрут Ушбы категории 4Б - и тот считается невероятно трудным. На моих товарищей обрушился ледник высотой с девятиэтажный дом. Отыскать их тела так и не удалось.

Бытует мнение, что любой альпинист мечтает покорить восьмитысячник. У вас есть такие планы?

Алексей Машков: Планов много, не все из них можно сейчас осуществить, служба не позволяет - "невыездной". Вот выйду на пенсию, тогда посмотрим. Но и, помимо восьмитысячников, у нас есть удивительные горы. К примеру, очень нравится Казбек, алтайская вершина Белуха - очень своеобразная. В горах можно обнаружить забытые святилища, стоянки древних людей, огромные, бездонные пещеры. С этой точки зрения мне интересна малоизученная армянская гора Арагац - с ней связаны ближайшие планы. Многие считают Арарат символом Армении, но эта гора расположена на территории Турции, а вот Арагац - высшая точка бывшей советской республики. Если же говорить о восьмитысячниках, то главная мечта - К2, также известная как Чогори. Это вторая вершина мира после Джомолунгмы, но она считается более опасной и сложной. Надеюсь, когда-нибудь удастся испытать ее.

Ключевой вопрос. Что в горах важнее всего?

Алексей Машков: Главная задача - забыть о себе. Нужно думать только о том, кто идет рядом. В горах он становится другом навеки, там узнаешь человека по-настоящему. Мы с напарником, подполковником Ченцовым, ходим в горы вдвоем. Нам не нужны слова, по одному движению веревки я знаю, какое его действие будет следующим. Однажды мы, связанные сорокаметровой веревкой, шли по гребню горы София на Кавказе и попали в грозу. Внезапно я сорвался, показалось: все, конец. Но напарник, не раздумывая, спрыгнул с другой стороны гребня. Мы повисли с двух сторон и в итоге благополучно выбрались. Другой бы на его месте начал думать: что делать, и время было бы упущено, а тут единственно правильное решение было принято за доли секунды. Недаром основную тактическую единицу в альпинизме называют связкой - в момент восхождения это одно целое.

Источник: https://rg.ru/2019/07/30/reg-sibfo/korrespondent-rg-pobyval-na-baze-specnaza-v-saianah.html

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU