29 лет назад – 13 июля 1990 года на пике Ленина погибло 40 альпинистов…

Место где произошла трагедия.



В истории альпинизма подобной по масштабам трагедии не было никогда!



То, что день выхода на восхождение по маршруту – пик Ленина, через Раздельную попал на пятницу, 13 июля – не волновало никого. Кто знал, что именно в этот день землетрясение сдвинет снежный склон на высоте более 6000 м, а на его пути окажется лагерь...

13 июля 1990 г. в 21:30 (по местному времени) со склонов пика Ленина в результате землетрясения в Афганистане сошла мощнейшая лавина, погребя под собой палаточный лагерь на высоте 5З00 м. Длительные поиски не дали результата. В результате погибло 40 человека (откопали только четыре тела: Лены Ереминой – Ленинград, Наташи Марчук – Чимкент, Энрика Рока – Испания, Яна Штефана – Чехословакия). Из 42 альпинистов спаслись только двое – Алексей Корень (из Ленинграда) и словак Миро Грозман.

Адамский Д.В.
Белых С.Н.
Бураго Н.А.
Голубев В.В.
Еремина Е.П. (тело найдено в 1990)
Зуев Н.Б.
Иванов В.Н.
Калюкин Н.М.
Кислов К.Г.
Крутов И.А.
Мотрий Д.Г.
Набоков В.М.
Никаноров А.Р.
Русяев А.В.
Рыбаков Ю.Н.
Салма А.Г.
Трощиненко Л.А.
Хапаев М.Я.
Цветков С.Е.
Цекоев А.В.
Чернасов В.Я.
Шевченко В.В.
Щедрин Г.С. (выше – все Ленинград)
Кузьмин А.С.
Обушев А.М. (оба – Дубна)
Мойсенко С.А. (Клайпеда)
Марчук Н.Н. (Чимкент) (тело найдено в 1990)
Шеер Марк
Шеер Филипп (оба – Швейцария)
Майрай Энрике Рока (Испания) (тело найдено в 1990)
Бердех Ян
Вален Бронислав
Давид Владимир
Шивиц Милев
Штефан Ян (тело найдено в 1990)
Уличный Душан (выше – все ЧСФР)
Агур Вениамин
Перекеш Якоб
Маяогла Габриэль (выше – все Израиль)
Мелли Алберто (Италия)

Ленина пик – 1990…
Александр Волгин, Феликс Свешников,
журнал «Спортивная жизнь России», №1, 1991

13 июля около половины девятого вечера на территории Северного Афганистана произошло землетрясение силой примерно 7 баллов (но существует версия, что землетрясение было вызвано испытанием атомной бомбы в Семипалатинске. Прим. ред.). Колебания земной коры, достигли города Ош на юге Киргизии. В городских квартирах закачались люстры, в шкафах — посуда. А через мгновение дрогнули горы в районе Алайской долины на Памире. Здесь земные судороги нанесли разрушения неизмеримо большие, чем в квартирах горожан Оша. Горы только кажутся устойчивыми монолитами, на самом деле склоны их живые, находятся в шатком равновесии. Достаточно случайного сотрясения воздуха, земных недр – и...

Это была даже не лавина – мощный обвал. От подземного толчка обрушился громадный массив снега и льда. Его ширина по фронту достигла 1,5 километра , а масса – много миллионов тонн. И на пути обвала (трагическое стечение обстоятельств!) оказался палаточный лагерь альпинистов.

Место это на высоте около 5300 метров под названием «сковородка» считалось абсолютно безопасным. Восходители уже более полувека останавливались здесь на ночную стоянку перед штурмом пика Ленина через Раздельную (ни кто, ни когда не останавливался в этом месте, т.к. в 10-20 минутах ходьбы находится марена под самой в. Раздельной – ночевать на которой значительно комфортней! Прим. ред.).

Нам (Кому – нам? Прим. ред.) не раз приходилось ночевать на той «сковородке» – отличное было местечко для промежуточного лагеря. Название его не случайное: на пологом, немного вогнутом снежном склоне в солнечную погоду чувствуешь себя как в фокусе линзы – пропекает насквозь.

После обвала одному из нас удалось пролететь на вертолете над «сковородкой» и даже приземлиться там. Место недавней стоянки узнать невозможно, оно засыпано многометровым слоем окаменевшего снега и льда. Где-то там, под этим слоем, нашли вечный покой 40 альпинистов...

Сорок первым мог стать ленинградец Алексей Корень. В тот страшный вечер он, как и все, собирался спать и уже залезал в свой спальный мешок – и вдруг какая-то неведомая сила вырвала его из палатки и швырнула на ледовый склон. За доли секунды вместо теплого спальника оказался он, оглушенный и полуголый, среди вздыбленного ледяного крошева. И только когда гигантское облако снежной пыли улеглось, понял – лавина!

Он оказался не единственным живым свидетелем катастрофы. В тот день трое альпинистов из Великобритании поднимались снизу к лагерю 5300, предполагая там заночевать. Однако их смутило какое-то неясное, тревожное предчувствие. Они остановились на ночлег чуть ниже «сковородки» и увидели обвал со стороны. (Но, свидетелями были ещё многие альпинисты, которые ночевали чуть выше – в 10-20 минутах ходьбы на марене под Раздельной. …).

На следующее утро на морене ( 4200 м ) сверху появился странный полуголый человек, прикрывающийся ковриком – кариматом. Он был в полушоковом состоянии, и спасателю Виктору Масюкову, встретившему его у палатки Международного альпинистского лагеря, с трудом удалось добиться, что же случилось и с кем он имеет дело. Это был Миро Грозман из Словакии. Он сказал, что лагеря на высоте 5300 м нет, снесло лавиной. Спасатель не поверил, решил, что у Миро галлюцинации. В самом деле, как мог исчезнуть многолюдный лагерь на абсолютно безопасном месте! Однако через полчаса на морену спустились англичане и подтвердили сообщение словака. А затем около полудня появился Владимир Балыбердин, ночевавший выше «сковородки» – на 5700 м . На спуске он очень удивился (но он же видел и слышал грохот лавины! Прим. ред.), не обнаружив палаточного лагеря. Исчез лагерь!

И только тогда все поняли – случилось страшное...

С момента обвала прошло уже около 12 часов – надо спасать людей. По данным контрольно-спасательной службы на «сковородке» в ту ночь находилось 23 альпиниста из Ленинградского электротехнического института во главе с Заслуженным мастером спорта Леонидом Трощиненко, альпинисты из ЧСФР, Швейцарии, Израиля, Испании, из Дубны и Клайпеды и, возможно, другие, не зарегистрировавшиеся перед выходом в высокогорную зону. Все они теперь погребены заживо или уже нашли смерть в лавине.

Двое спасателей – тренеры-эстонцы ДСО «Калев» Муру и Калле Хансен – первыми добрались до «сковородки». Там и встретили они Алексея Кореня, обессилевшего от пережитого. И узнали от него подробности: как его выбросило из палатки, как он в одних носках бродил по бывшему лагерю. Как обнаружил ногу, торчавшую из-под снега. Буквально ногтями стал выцарапывать человека, заваленного снегом и фирном. Молил Бога, чтобы откопать живого. Погребенным заживо оказался тот самый Миро Грозман, что рискнул в одиночку начать спуск. Его тоже выбросило из спального мешка во время сна. Миро сильно промерз, и Корень отдал ему найденную в снегу пуховку и часть коврика, по-братски поделенного пополам. (Почему Корень и Грозман не прошли чуть выше, где на марене стояли палатки? Прим. ред.)

Спасатели тем временем подходили и подходили. 15 июля им удалось откопать три тела: Натальи Марчук из Чимкента, Яна Штефаны из ЧСФР, испанца Энрике Рока. Работали круглые сутки, не щадя себя: на вздыбленном ледово-фирновом склоне в любую минуту могло все рухнуть.

На третьи сутки стало ясно – живых уже не найти. И все-таки поиски продолжались. Госкомспорт СССР выделил на спасработы 50 тысяч рублей. Были использованы всевозможные спасательные средства: мощный вертолет МИ-8, магнитометры, ультразвуковые приборы, локаторы. Участвовали в поисках служебно-розыскные собаки и даже петух, обладающий свойством обнаруживать живых под слоем грунта.

К месту трагедии добрались и четыре экстрасенса-парапсихолога. Но и они никого не обнаружили – поздно. Кругом пятна крови – и больше ничего.

Спустя несколько дней нам удалось сделать фотосъемку места катастрофы с борта вертолета. Сверху видно – обвал был настолько мощным, что снежная масса перехлестнула весь склон и словно совком скинула лагерь альпинистов в ледовые трещины ниже по склону. Спасатели добрались и туда, они спускались на глубину до 40 метров , обшарили все полки ледопада, пробили шурфы и траншеи – тщетно.

Спасательные работы продолжались более месяца, до середины августа. На склонах пика Ленина работали сильнейшие альпинисты-спасатели из Средней Азии – люди с огромным опытом: Анатолий Шваб, Константин Леонов, Борис Кузьменко, Тимур Мумджи. Были здесь и наши гималайцы – Казбек Валиев, Николай Черный, Александр Глушковский. Все они – классные альпинисты, каждый – еще и опытный спасатель. Эти люди умеют действовать в стремительном темпе, при колоссальных физических и моральных перегрузках.

Некоторые иностранные альпинисты считали поиски нецелесообразными: погибших уже не спасешь, надо беречь живых. Однако у наших спасателей, в частности у руководителя спасработ мастера спорта Николая Крайнева, была иная точка зрения: продолжать работы надо, пока есть люди, техника, погода. Необходимо найти тела погибших, похоронить их с честью.

И все же итог огромных усилий более 200 спасателей минимален: извлечены из лавины тела трех (четырёх! Прим. ред.) погибших, обрывки палаток, личные вещи. И все.

Весть о гибели 40 альпинистов на склонах пика Ленина горестным эхом прокатилась по всем широтам. В Москву, в Федерацию альпинизма и скалолазания СССР, в Госкомспорт прислали свои соболезнования Национальное географическое общество США, альпинисты Франции, Израиля, Швейцарии, ФРГ. В Ленинграде состоялась церковная панихида. Ленсовет оказал материальную помощь семьям погибших.

В истории альпинизма подобной по масштабам трагедии не было никогда. Она потрясает сердца и вызывает смятение души. И трудно даются слова прощания. Особенно с теми, с кем были мы знакомы лично, чьи голоса еще до сих пор не угасли в памяти.

Хорошо знали мы одного из погибших – Леонида Андреевича Трощиненко. ЗМС СССР, участник двух гималайских экспедиций, руководитель группы альпинистов и старший преподаватель кафедры физвоспитания ЛЭТИ. 45 лет.

Это – из анкеты.

А в жизни (которая теперь принадлежит Вечности) Леня Трощиненко был альпинистом от Бога. Веселый, неунывающий и всегда надежный, человек чести.

Судьба спортивная его не баловала, каждая победа доставалась тяжким трудом, предельным накалом воли. Лишь изредка улыбалась Леониду капризная «госпожа удача». В 1981 году, во время подготовки первой советской экспедиции в Гималаи врачи запретили Трощиненко подъем выше 7500 м – ввиду некоторых сложностей со здоровьем. Но в Гималаи Леонид все-таки попал, потому что не дрогнул, а продолжал как ни в чем не бывало тренироваться. Руководитель экспедиции доктор наук Евгений Тамм и старший тренер профессор Анатолий Овчинников оценили это и взяли Леонида в экспедицию заместителем руководителя по хозяйству.

В первом номере «Вестника гор» (1990) опубликована статья Леонида Трощиненко «Оформление экспедиций в Непал». В этой последней прижизненной публикации автор делится своим опытом «прохождения бюрократических процедур», который и сегодня поможет нашим высотникам, выезжающим в Гималаи. Что ж, последний раз скажем спасибо человеку, который всегда помнил о тех, кто идет следом.

Что-то изменилось после 13 июля в тех благословенных краях – на некогда спокойных склонах пика Ленина. Возникло ощущение угрозы. Стихия снова напомнила людям, что в горах непредсказуемо все и их величественная красота неразрывно связана с опасностью. Еще недавно самый вроде бы спокойный семитысячник планеты сегодня обрел другую славу – горы-убийцы. Но все равно альпинисты ходят на пик Ленина через Раздельную. Все равно будут останавливаться в зоне той зловещей «сковородки» – и уже ночуют там! Ночуют, – а тени наших друзей поселились там навсегда.

Во имя их светлой памяти и в защиту тех, кто снова пойдет наверх, надо сказать жестко: в горах до сих пор нет четко организованной и хорошо оснащенной спасательной службы.

Есть ценный, хотя и горький опыт, добытый дорогой ценой во время землетрясения в Армении. Он учит: один потерянный час на спасработах – это одна потерянная человеческая жизнь. Есть богатый зарубежный опыт. В Альпах на любом маршруте спасательные работы начинаются спустя максимум 2 часа после аварии. Авиация, медицина, связь, транспорт – все завязано в единую продуманную систему, все действует. У нас же...

Поэтому считаем необходимым высказать свои предложения.

В лагере на поляне Ачик-таш должен постоянно дежурить вертолет альпинистов-спасателей. Здесь необходим надежный метеосервис, обязана действовать служба геодезической аэрофотосъемки, которая позволяла бы контролировать состояние рельефа на самых популярных маршрутах. В базовом лагере нужен сейсмограф, современный набор приборов, инструментов и снаряжение для поисковых и спасательных работ. Ничего этого там сегодня нет. Стоит снова вспомнить, какая техника применялась в Армении: тепловизоры, обозначающие на экране контуры человеческого тела даже под десятиметровым слоем завала, оптические зонды с волоконной оптикой на длинном шнуре (чтобы осматривать внутренние полости). Альпинисты-спасатели о таких приборах пока только мечтают.

Словом, главный вывод из страшной практики спасателей на Памире следующий: при любом ЧП надо действовать не в лихорадке, не на сверхвысоком накале сил и нервов, а умно, грамотно, рационально, во всеоружии знаний и техники, на отработанных принципах «быстрого реагирования». Вспомним еще раз «формулу Беды», которую вывели спасатели в Армении: один час промедления — одна жизнь.

Источник:

Комментарии (5)

Всего: 5 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 13.07.2019 17:54
  
1
НО ОБЕЩАЙТЕ ПОМНИТЬ…

(по материалам Наталии Ипатовой)

13 июля 1990 г. на пике Ленина погибли 23 ленинградских альпиниста…

Я не была знакома с этими людьми. Лишь после 13 июля прошлого года я услышала их фамилии, увидела их лица. На фотографиях. Траурных фотографиях.

...Пустота невидимыми клещами сжимала сердце. Опять, как и год назад, горечь потери людей, ни разу не увиденных при жизни, подкатила плотным комком к горлу. На Серафимовском кладбище открывали памятник двадцати трем ленинградским альпинистам, погибшим на Памире…

Окружив полукольцом серую гранитную плиту с выбитыми на ней фамилиями — фамилиями своих детей, отцов, друзей, - люди молчали. И застывшие в глазах слезы пеленой покрывали надпись на памятнике.

Люди молчали - где найдешь в такие минуты слова, которые бы не оказались лишними и чужими? О чем думали все они в тот момент? Вспоминали? Проклинали комбинацию из нескольких цифр - 13.07.90, оставившую им лишь фотографии, письма, родные вещи, этот памятник и горы, где покоятся самые близкие в мире люди?

На следующей день после открытия Памятника родственники и друзья альпинистов улетали на Памир. Везли с собой памятную доску, чтобы разместить ее в базовом лагере в Ачик-Таше. И чтобы увидеть горы, взявшие их ребят. Чтобы понять ребят, выбравших горы.

На Серафимовское кладбище пришли не только родственники, близкие. Пришли альпинисты. Не все, конечно, — многие в горах.

— Всем нам хочется дышать разреженным воздухом. Нам тягостно жить здесь. Но за это право приходится платить иногда так жестоко... — сказал на траурном митинге альпинист из клуба «Высотник», того самого, откуда были многие из этих двадцати трех. — «Мы все сегодня просим прощения за то, что они не вернулись».

Сегодня — «табу» на разговоры о ненужности гор. Им горы были нужны так же, как нам — друзья, семьи, как дом.

Многие из этих ребят приехали учиться в Ленинград из других городов. Теперь в Ленинград приезжают их родители. С того черного дня и до конца жизни судьба связала их с этим городом.

Анна Николаевна Шевченко — из Волгограда. Ее сын Володя — один из двадцати трех... До своего двадцатисемилетия не дожил тринадцати дней. Заканчивал последний курс ЛЭТИ.

— Он тут один из Волгограда... И я никого здесь не знала. Теперь с родителями другими познакомилась. Породнились. Никто у нас в семье не увлекался горами. Волгоград - какие горы? Я ругала сына, просила. «Не надо, не ходи», — говорила. А он: «Мама, если бы ты видела, какая там красота». Да и ведь не водку
ездил пить, не в нарты играть... А какой довольный был! Уставший приезжал, обросший. Дома побудет два-три дня - и опять в Ленинград. Мечтал остаться здесь после института. Вот... Меня сейчас дочь спасает, на этом свете держит... Говорил, что первый раз было страшно, а потом, рассказывал, все прошло — «иду, как будто так и надо». Я ночи не спала. А в ту ночь сон снился, Видела, как он в пропасть падает. Кричала во сне, плакала. Но куда ночь, туда и сон. Никакого другого предчувствия не было. Только сон… Мы лишь 18 июля узнали, что случилось. Дозвонились — в списках его фамилия. Девятнадцатого были уже здесь. Вот и все. Вот и нет его. В горы еду — первый раз. Хоть и со здоровьем неважно — еду. Обязательно. Увидеть, ради чего он туда рвался. Конечно, друзья рассказывали, фотографий много, но это же только фотографии. Ребята его ко мне приезжают. Чудо, а не ребята. У других жены остались, дети. Наш-то не успел жениться. Говорил: «Закончу институт, женюсь. Жена ни в какие горы не пустит». Не успел... Вот - к камню пришла. А под камнем его нет. И других нет. Рядом вон могилы — тоже молодые ребята, но хоть знаешь, что они там лежат. Мне соседи в Волгограде говорят: «Возьми любую заброшенную могилку, поставь сыну памятник и ухаживай». Но себя не обманешь. Лучше уж я сюда приезжать буду. Все-таки тут мы все вместе. Год уже прошел... А я ждать его продолжаю — вдруг позвонит? Он всегда звонил, когда с гор возвращался...

...В делах живет память. В альбомах — фотографии. Вот — его первые горы. Вот — горы его родителей. Стихи — Визбор, Высоцкий... Со стены глядит молодое, красивое лицо. Алексею Никонорову было двадцать четыре года.

Его отец ставит кассету. Песни о горах, и вдруг — детский голос его сына. Малыш старательно и отчетливо выговаривает каждое слово: «Прощайте вы, прощайте, писать не обещайте, но обещайте помнить и не гасить костры. До после восхождения, до будущей горы». А дальше — звук сходящей лавины. Все. Следующей горы уже не будет — для него.

Чем были для них горы? Этого не понять нам, равнинным жителям. Видимо, чтобы понять, надо через это пройти. Надо заболеть горами, надо ими жить. Они выбрали себе этот путь, значит, он был нужен им. И не надо сейчас анализировать, не надо философствовать. Пока существуют горы, будут люди целью жизни которых будет - покорение этих гор. Нравится нам это или не нравится. Согласны мы или не согласны. Эти люди просто другие. И спасибо им за то, что они есть, ибо без них мы не смогли бы тогда почувствовать себя чуть-чуть мужественнее. Спасибо этим двадцати трем нашим землякам. И — вечная им память. Вечная память и остальным двадцати альпинистам, погибшим под пиком Ленина: израильтянам, словакам…

13 июля. Несчастливое число. Горький день.



P.S. Александр Глушковский – директор альпклуба «Высотник» Ленинградского электротехнического института им. Ульянова (Ленина):

— В июле на Памире находилось много альпинистов. Они приостановили восхождения, как только узнали о катастрофе. Не потому, что среди погибших были испанцы и чехи, граждане Швейцарии и Израиля, итальянцы, немцы. В горах случается - погибают альпинисты. И каждый единичный случай становится известен. Но такой трагедии в горах еще не было никогда. Из 45 альпинистов спаслись только двое: наш Алексей Корень и словак Миро Грозман.

Не забудем: среди тех, кто не вернулся с гор — наши выпускники, наши студенты, сотрудники и наши ленинградские участники экспедиции. Вот их имена:



ЛЭТИ, а/к «Высотник»:

1. Адамский Дмитрий

2. Белых Сергей

3. Рыбаков Юрий

4. Салма Александру

5. Трощиненко Леонид

6. Хапаев Михиал

7. Цветков Сергей

8. Цекоев Артур

9. Чернасов Владимир

10. Шевченко Владимир

11. Зуев Николай

12. Иванов Виктор

13. Крутов Игорь

14. Мотрий Дмитрий

15. Набоков Виктор

16. Никоноров Алексей

А/к «Горняк»:

17. Калюкин Николай

18. Кислов Константин

19. Русяев Алексей

Кооператив «Альпинист» (Балыбердина В.):

20. Голубев Владимир

21. Еремина Елена

ЛГУ, а/к «Барс»:

22. Бураго Николай

Военмех:

23. Щедрин Георгий

Впереди у всех была новая экспедиция в Гималаи. Они готовились к ней. Альпклуб «Высотник» впервые выставлял свою команду на престижный международный маршрут - восьмитысячник Чо-Ойю.

Я спросила у Александра: «Состоится ли теперь это восхождение? Ведь потеря для «Высотника» невосполнима?

— Состоится. Непременно. В память о наших ребятах. Мы должны это сделать ради них…
  
#2 | Анатолий »» | 13.07.2019 17:57
  
1
Фотографии которые сохранились.





.
#3 | Владимир О. »» | 14.07.2019 11:27 | ответ на: #2 ( Анатолий ) »»
  
1
Саня Одинцов про Леху Русяева:
http://www.alpklubspb.ru/mem/rusyaev.htm
  
#4 | Анатолий »» | 14.07.2019 13:33 | ответ на: #3 ( Владимир О. ) »»
  
0
Да... Спасибо Владимир!
  
#5 | Анатолий »» | 14.07.2019 13:34
  
1
ПАМЯТИ АЛЕКСЕЯ РУСЯЕВА

Александр Одинцов,
профессиональный альпинист,
МСМК России

Доводилось ли вам когда-нибудь общаться с волшебником? С чудотворцем, у которого договор с Господом, и который устраивает сеансы связи с потусторонним миром с такой же периодичностью, с какой среднестатистическая домохозяйка посещает супермаркет? Мне повезло. Я не только видел такого, но и мог потрогать, 20-го июля 1990г. он сидел передо мной в палатке кают-компании на леднике под пиком Ленина. Черные волосы до плеч, черная борода, черный бадлон, длинные нервные пальцы, пронзительный взгляд. Этого Гудвина - Великого и Ужасного, только что доставили вертолетом. Привезли, чтобы он, используя свои замечательные способности, помог найти тела погибших в лавине. Прошла неделя с тех пор, как снежным обвалом был сметен лагерь, на так называемой, "сковородке", на высоте 5300. Сорок три человека оказались засыпанными. Уцелел Алексей Корень. Ударная волна выбросила его из палатки, протащила 800 метров по склону. Полураздетого, его подобрали спасатели. Остался жив. Позже были обнаружены тела еще троих погибших. Остальные исчезли бесследно.

Экстрасенс пил чай и отвечал на вопросы. Да, он обладает необыкновенными способностями. Да, он видит на семь аршин под землю. Да, он знает и сможет показать, где кто лежит. Как мертвые, так и живые... Мне показалось, я ослышался. Прошло семь дней. Даже если кто-то и не погиб сразу - шансы выжить гипотетические. Сидящий же напротив, утверждает, что двое сброшены в ледовую трещину, завалены многометровым слоем снега и до сих пор борются со смертью. "Может быть тебе известно, кто...?" - "Известен один. У меня есть его карточка" - и, порывшись в кармане, достал клочок фотобумаги: со снимка на меня смотрел Леха, Лешка, Руссо, Алексей Васильевич Русяев...

Июль 1985 г. альплагерь "Варзоб". Команда лагеря участвует в Чемпионате СССР в техническом классе. Леха - капитан, мозг и душа команды. В тот год альпинистское начальство решило, что соревнования пройдут в два этапа и будут очными. Сначала так называемая "школа". Все команды пролезут на время 150 метровый участок скалы под пристальным взглядом судейской коллегии и зрителей, а затем лишь будут допущены ко второму этапу - собственно восхождению. На "школе" очередность старта определялась жребием. Нам не повезло, - достался проигрышный первый номер. За рекой, шумящей у подножия скалы, расположились судьи, болельщики, соперники. Леха лез первым. Он должен был преодолеть 30-ти метровую стенку и организовать перила. Судить о его действиях мы могли только по движению страховочных веревок, сам он был нам не виден из-за нависания в нижней части стены. Веревки выбраны и замерли неподвижно. Слава Глушко и я топчемся в нетерпении, боясь не услышать за шумом реки команды "Готово". Наконец раздался истошный крик. Впоследствии Леха сильно удивлялся, как его голос можно было перепутать с брачным ревом гуляющего неподалеку ишака. Мы и сами потом сравнивали. Действительно не похоже. Видимо сказалось стартовое волнение... Слава и я начали остервенело грузить перила, которые Леха не успел вщелкнуть в станцию. Судьи оцепенели, увидев как два молодца резво лезут по веревкам, которые третий держит в руках. Когда я подошел к Русяеву и узрел его встопорщенные усы, я понял, что у него накопилось изрядное количество русских идиоматических выражений и ему не терпится ими поделиться. Как он сумел удержать двоих я не знаю, зато знаю, что отпустить веревки Леха не смог бы ни при каких обстоятельствах. В этом был весь Русяев, отличавшийся неправдоподобной надежностью. Сколько бы на него не наваливалось, как бы ни гнули его обстоятельства ему, казалось, все нипочем. И к ишакам он хуже не стал относиться, после того случая. А я, ослика из мультфильма про Винни-Пуха еще долго воспринимал, как сугубо отрицательный персонаж.

Есть люди, и к ним относился Русяев, которым на роду написано быть лидерами, в которых заложена огромная не всегда безопасная энергия. При некотором стечении обстоятельств Руссо мог бы возглавить какое-нибудь освободительное движение в какой-нибудь латиноамериканской стране, или организовать экспедицию в поисках сокровищ затонувшего испанского галеона, или задаться целью, обесчестить гарем брунейского султана (кстати, не сомневаюсь, что и сокровища бы нашел, и гарем обесчестил). Думаю, что если бы он решил сделать карьеру киноактера, то не у Русяева брали бы автограф, принимая его на улице за Боярского (чему я сам был свидетелем), а как раз наоборот. Но ничего этого не случилось. Сокровища остались не найденными и султан вздохнул с облегчением. Леха использовал свою энергию исключительно в мирных целях. Его влекли горы. Именно в горах смог он реализовать свой огромный потенциал. Семидесятые годы, на которые пришелся период альпинистского становления Алексея, были годами расцвета технических горовосхождений. Альпинизм многообразен. Кого-то занимает его романтическая сторона, кто-то видит в нем способ общения с природой. Леху, как ярко выраженного пассионария, привлекала спортивная составляющая. Если альпинизм и является спортом, то весьма своеобразным. Однако в чемпионатах того времени страсти кипели нешуточные. Спортивные лозунги "быстрее, выше, сильнее", спроецированные на специфику альпинистских соревнований привели к формированию команд, использующих скоростной стиль восхождений. Взаимодействие участников на маршруте доводилось до автоматизма, если спортсмен проходил веревку перил больше, чем за десять минут - на него смотрели с недоумением. Вес груза строго лимитировался. Типичная сцена пред горой - Русяев собирает команду: "Стену надо пройти за сутки. Взять с собой можно не более полутора килограммов личных вещей на человека" - немного помолчав: "Пойдем налегке. В одном презервативе". Помнится хотел я тогда спросить, где он видел полуторакилограмовые презервативы, но почему-то передумал - Леха был настроен серьезно. Подготовка группы - процесс, требующий скрупулезного отношения. В этом вопросе Русяев был педант. Недаром возглавляемые им команды практически каждый год на протяжении восьми лет завоевывали медали на Чемпионате СССР.

В 83-м году - серебро в скальном классе за прохождение маршрутов Губанова на Домбай и Варбуртона на Далар, а 84-м - бронза в технике за маршрут Хергиани на п. Щуровского и маршрут Кинсицкого на Шхельду, а 85-м - серебро в технике в очном Чемпионате СССР. После "школы" пройден маршрут Самодеда на Замин-Карор. В 86-м - пройден интереснейший новый маршрут на п. Тутек 6 категории трудности. С тех пор ни на этот маршрут, ни на эту гору никто так и не лазал и видимо еще долго не залезет. Ущелье Тутек находится в самом что ни на есть центре базирования моджахедов. Вряд ли басмачи (местные их почему-то называют "вовчиками"-) увлекаются альпинизмом. К сожалению, из-за отсутствия фотоматериалов это восхождение не было должным образом оценено судейской коллегией Чемпионата.....

1987-й год - самый неудачный из всех. Хоть команда и прошла новый маршрут на Замок в Фанских горах, но заняла лишь пятое место. Сезон, не заладившийся с самого начала, с июня по сентябрь был посвящен спасработам. 1988-й год - наиболее успешный. Пройдено два новых и очень сильных маршрута: центр Западной стены Асана (до сих пор этот маршрут оценивается как 6Б, единственный на горе) и центр Западной стены пика 4810. Последний удостоен золотых медалей на Чемпионате СССР.

1989-й год оказался переломным в судьбе Русяева. В том сезоне мы участвовали в Чемпионате, проводившимся по новой (в который раз!) формуле. Команде давалось 20 дней и за это время надо было пройти столько маршрутов, сколько успеешь. Учитывая, что соревнования проводились в районе Центрального Кавказа с его неустойчивой погодой - задача не простая. Естественно, ни о каких днях отдыха речи не было. Мы едва успевали перебегать с маршрута на маршрут.

Пик Щуровского по Хергиани - 5Б к.тр., Чатын по Мышляеву - 6 к.тр., Донгузорун по Хергиани - 5Б к.тр., Тютю-баши по Хергиани - 6 к.тр., Джайлык по Хацкевичу – 5б к.тр., Чегем по Форостяну - 6 к.тр. и, наконец, Шхельда по Субартовичу - 6 к.тр.. Три "пятерки" и четыре "шестерки". Самому порой не верится. Последняя гора заслуживает особого упоминания. У нас оставались одни сутки и совсем не оставалось сил. Тут как раз и прозвучала сентеция про презерватив. Участники восприняли шутку угрюмо. У каждого занозой сидела мысль: "А может ну его к бесу?!". Но капитан сомнений не ведал. Разбудил всех в час ночи и погнал на гору. Ледовый склон перед стеной лез, конечно же, первым. Прыгая через бергшрунд, не рассчитал толчка, и улетел на 20 метров в трещину. В результате перелом двух ребер. Думаете, Леха дал команду поворачивать? Я тоже так думал... Черта с два! Стоило мне заикнуться об этом, он посмотрел на меня, как я на ослика из мультфильма про Винни-Пуха. Когда подошли под стену - та без лишних разговоров треснула начальника камнем в глаз. Хромой и одноглазый он уже смахивал на Кутузова и капитана Сильвера одновременно. Тут уже вся команда взмолилась. Однако Русяев сказал речь, после которой закрыть животом амбразуру кажется плевым делом. Конечно же, полезли дальше, хотя половина команды пребывала в сумеречном состоянии... Это был последний год, когда Русяев выступал в "технике". Разумеется, если сравнивать успехи его команды и достижения скажем свердловчан, руководимых Сергеем Ефимовым, и с завидным постоянством занимавших первые места в Чемпионатах СССР, то результаты ленинградцев выглядят куда скромнее. Но в каждом Отечестве свои пророки, и сравнения не умаляют вклада, сделанного Алексеем в развитие питерского альпинизма. Нам тогда казалось, что золотая пора восьмидесятых будет продолжаться вечно. Открылись, наконец, границы. На горизонте маячили Гималаи, до этого казавшиеся недоступными. После успеха экспедиции 1982 года зарубежные небожители персонифицировались в нормальных восходителей, из плоти и крови, каких немало и в Союзе. Перспективы казались радужными. Но наступил злосчастный 90-й год...

Можно по-разному относиться к приметам. Среди альпинистов практически нет мистически настроенных людей. Преобладают циники и скептики1/. То, что день выхода на восхождение по маршруту - пик Ленина, через Раздельную попал на пятницу, 13 июля - не волновало никого. Кто знал, что именно в этот день землетрясение сдвинет снежный склон на высоте 5300, а на его пути окажется лагерь... Когда мы, находившиеся в это время в Фанских горах, получили по дальней связи известие о гибели людей на склонах пика Ленина, я никак не увязал это с Русяевым. Казалось, что с Лехой случиться не может ничего. Его воля к жизни, мне представлялось, убережет от любых бед. И долго еще мы не верили в произошедшее. Надеялись на ошибку, на чудо...

И вот передо мной сидит человек, творящий чудеса, черпающий энергию из космоса, обещающий завтра же исправить отвратительную погоду, пойти и показать, где копать. Уверенность, с которой Великий и Ужасный изрекал свои пророчества поколебала многих, и лишь закоренелый скептик Толя Мошников, заявил, что если этот шарлатан сам дойдет до 5300 - он съест на завтрак кучу собственного дерьма. Мошников оказался прав. Выяснилось, что реальный Гудвин - не лучше сказочного. После неудачной попытки взойти своими ногами, его доставили на "сковородку" вертолетом. Гипоксия излечила экстрасенса как от апломба, так и от паранормальных способностей. Спасатели - люди суровые. Чужих матерей поминают чаще, чем это делают сами чужие. Бить волшебника конечно не били, хотя идея носилась в воздухе. Просто сослали на кухню мыть посуду и чистить картошку. Сами - крепко напились.

Почти 9 лет прошло с тех пор. Лехины ученики уже перевалили 38-летний рубеж, который не удалось перевалить ему. Окрепли и вытянулись клены, посаженные рядом с мемориальным камнем на стоянке Горного института у озера Светлое. Выросло не одно поколение новичков, для которых Русяев - персонаж изустных преданий, и которые не подозревают, что в каждом из них заложена Лeхина частица. Лишь одно остается неизменным: десятки людей разбросанных по разным странам, разделенных границами, завязавших и не завязавших с горами, второго сентября, в день Рождения Алексея, наполняют бокалы в память о нeм. Подниму бокал и я. Спасибо тебе Лeха. Будь здоров, дорогой.

_________________

1/ Однако, когда близкие друзья в этот год до выезда в горы спросили Русяева, почему он не женится в свои 37 лет, он неожиданно сказал: «Мне гадалка нагадала, что в 37 лет я умру». Как бы к этому не относиться, но факт – до 38 лет он не дожил 2 месяца. (прим. Арановича В.Б.). Но у него осталась дочь Ира… До своей свадьбы Леша с Матычук Верой Юрьевной не дожил всего 10 дней… (прим. ред.).



.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU