Со смертью не играют в подкидного дурака. Альпинисты без страховки

Это было давно, может лет 20 назад. Случайно на канале Дискавери я увидел документальный фильм про скалолаза. Но необычного скалолаза. Он лазил по скалам без какой-либо страховки. На нем не было даже скалолазных ботинок. Только за поясом мешочек с мелом или магнезией, и он постоянно протирал этим составом свои руки. Не помню сколько ему было лет, не помню его имени, помню только, как он умело цеплялся за любые уступы в скалах, за щели и двигался очень красиво. Такой красоты в скалолазании я более никогда не видел. Легкость, с какой он двигался, поражала. Скала и этот человек были как одно целое.

Тренировался он на скалах нависающих над морем. Тоже без какой либо страховки.
Но когда показали, как он без страховки залезал на скалу метров 300 высотой. То противоречивые чувства владели мной.
С одной стороны восхищение, а с другой непонимание. И тревога.
Любой неверный шаг, любое неверное движение и это явная неминуемая смерть.
Зачем? Зачем так рисковать своей жизнью? Непонятно.

В скалолазании и альпинизме много непонятного для людей, которые ходят по равнинам и смотрят на горы только снизу вверх или издалека. И не стоит развивать тему, зачем они ходят в горы, зачем лазают по скалам, выводить всевозможные теории.
Это бесполезное занятие.
Дух альпинизма, скалолазания и вообще экстрима невозможно ПОНЯТЬ. Его можно почувствовать, Или не почувствовать. Но полному осмыслению этот феномен не поддается.

И вот я смотрел, как он взбирается без страховки по совершенно отвесной скале, а местами и с отрицательным уклоном.

Конечно, в этом есть что-то чудесное. В этом есть и что-то первобытное. На заре человечества, какие там приспособления? А лазить по горам все равно приходилось некоторым народам, которые живут рядом с горами, а то и на самих горах.
Каждая мускула этого человека была натренирована на лазание. Иногда он повисал на одной руке и другую протирал белым порошком. Он не спешил, но и не медлил. Принятие решение было почти мгновенным. Только изредка он видимо задумывался, пробовал, потому решал идти по другому пути.

Жаль я не помню его имени. Но это был скалолаз высочайшего уровня.


Потом уже познакомился с альпинистами в Эстонии. Они тренировались в лесу. На башне обсерватории. В лесу стоял "замок Глена". Довольно причудливая личность этот Глен, он построил замок в лесу. и вот он поставил и башню для обсерватории.
Она была не очень высокой (затрудняюсь сказать точно высоту) Сложена из камней гранита, которые были сцементированы. Тренировались. Я присел для отдыха рядом. Разговорились. Так я с ними и познакомился.

Ребята лазили со страховкой, но несколько раз им пришлось лезть и без страховки. Ключей от башни не было в наличии, и потому надо было забраться наверх, что бы укрепить страховку.
Это совершенно другой подход. Со страховкой и без страховки. Степень риска несоизмеримо увеличивается. Одно неверное движение и смерть!
Нет, это нельзя назвать безумием, игрой со смертью. Кто играется с таким - погибают быстро - если не с первого раза, то со второго, не со второго так с третьего.

Специфика такого восхождения - предельная концентрация внимания, мастерство высочайшее.

Есть и альпинисты, которые делают восхождения на вершины без страховки. Правда со снаряжениям (ледорубами, кошками), но без веревок и карабинов. Без закрепления крючьев.

В это нельзя поверить, если не увидеть.Это вам не цирк, не Шапито, где внизу сетка и акробаты и канатоходцы напрягают зрителей, пришедших поглазеть, полакомившись бутербродами и конфетами в буфете. нет! Это грань между жизнью и смертью. Острая как бритва.

Да, многих скалолазов привело увлечение таким стилем восхождения к гибели. Трагические концы этого занятия не останавливают желания других. Причем ясно что погибают не только неопытные (это само собой), но погибают и очень опытные.
Бог не любит когда с ним шутят, когда с ним спорят,когда дерзко делают вызов судьбе. Он терпит это до поры до времени. Но кто знает, может и не Бог причина гибели? НУ не станет он так наказывать человека дерзнувшего. Здесь играет роль порой просто случай, или маленькая ошибка, просчет.
Этот стиль - без права на ошибку. И ошибаешься только один раз. При тренировках, на небольшой высоте, с матами внизу, или когда внизу плещется море, - ну это другое дело. Это уже некая страховка, Но когда высота большая, тут уже ничего не может помочь, если будет срыв.

Не берусь судить этих людей. Они вправе решать свою судьбу сами, без чьих-либо запретов. Бог им судья. И есть некое понимание этих людей. Они такие. И нет резкого отторжения.
Но каждый раз когда я смотрю на подобное восхождение у меня тревога и печаль. Все нутро мое настораживается и я боюсь мыслить, что бы своей мыслю не помешать. При этом находишься как бы в другом измерении, где нет мысли, есть только чувства, непонятные, в сложном переплетении, которые захлестывают. Освобождение наступает, только когда заканчивается этот смертельно опасный путь.

Конечно соло восхождения, без страховки , это не ноу-хау в альпинизме нашего и даже прошлого века.
История восхождений без страховки насчитывает столетия.
Многие альпинисты прошлого, с мировым именем прокладывали этот нелегкий смертельно опасный путь.
И вообще ранее приспособления для лазания были предельно ограниченны и настолько примитивны, что были альпинисты которые пренебрегали подобной страховкой. Некоторые же вообще считали что "чистый" альпинизм не должен применять страховку, да еще в таком количестве и разнообразии.
В статье Миддендорфа, которую мы напечатали с переводом http://www.climbing.ru/forum/all/topic_70/ упоминается "великое противостояние" противников и сторонников страховки.
И споры до сих пор не утихают, хотя некое "примирение" между несогласными все же произошло.
Просто каждый выбирает свой стиль лазания.

Вспоминая историю стоит упомянуть прежде всего одно имя.

Еще в 1911 Пауль Пройс предпринял первопрохождение без страховки на Кампанилле Бассо в Брентинских Доломитах.
Он призывал и других отказаться от излишней страховки.
Пауль Пройс стал легендой соло восхождений без страховки и может быть именно его стремление подвигло многих последователей продолжить этот способ восхождения. Но если бы и не было его, все равно подобное направление обязательно бы завоевало бы свою нишу в альпинизме. На этот путь пришли бы другие, которые бы сами себе задали вопрос: "а могу ли я взобраться вот на эту скалу без приспособлений?"
Ну а чем дальше тем больше соло-восходители поражали своим умением, своим бесстрашием, своей дерзостью.

Джон Башар, Питер Крофт,Вольфганг Гюллих, и многие, многие другие были отнюдь не сумасшедшими
И их соло-восхождения - это был глубокий расчет и своих сил и тех трудностей которые предвиделись. Изучение маршрута, так же как и изнурительные тренировки - это ли способ сумасшедшего совершать самоубийство?
Конечно это особое состояние психики. Но назвать его сумасшествием было бы глубоко неверным.
Просто когда мы имеем дело с феноменом нам достаточно далеким, нам кажется все это довольно странным и выходящим за рамки разума,Особенно если этот феномен связан с риском для жизни. Но и не обязательно и феномен может быть связан с риском для жизни. Всякое незнакомое, чуждое в чем- то поведение человека вызывает в нас любопытство и непринятие, вплоть до полного отторжения.

Простая логика здесь буксует и не дает простое решение вопроса: если человеку нравится, то почему бы и нет, тем более если это не запрещено законом.

Накладывает ли отпечаток на соло-восходителей такая манера восхождения? Скорее всего да, но по разному. Любая профессиональная деятельность , если ею занимаются не один год, конечно ведет к определенным особенностям.
Но альпинисты в основном имеют профессии и альпинизм как некое "увлечение". А это уже сплав двух разных направлений.



Со смертью не играют в подкидного дурака.
И это знает каждый, кто рискует жизнью.
Мы просчитали все свои шаги,
Но кто предвидит шаг последний.

Комментарии (23)

Всего: 23 комментария
  
#1 | Анатолий »» | 07.11.2012 17:22 | ответить
  
3
Мне часто бывает страшно

Швейцарец Ули Штек

– один из лучших скалолазов мира – прославился невероятными альпинистскими подвигами. К примеру, в 2008 и 2009 годах в течение всего нескольких месяцев Штек поднялся по северным склонам трех высочайших альпийских вершин – в одиночку, за рекордное время. В конце февраля Ули Штек отправился в новую экспедицию в Гималаи и Каракорум (Пакистан). Немецкое издание National Geographic напечатало это интервью и любезно предоставило нам возможность познакомить с ним наших читателей.

Интервью: Зибо Хайнкен
National Geographic, май 2011. Рубрика «Голоса»

15.11.2011

Мистер Штек, вы знаете, что такое страх?

Мне часто бывает страшно, хотя этому никто не верит. Но когда человеку не страшно? Когда он чего-то не знает или переоценивает свои способности. К счастью, такого – чтобы я переоценивал себя – со мной не случалось.

На фото, запечатлевших восхождение по склону Экскалибура в Бернском Оберланде, вы как будто приклеились к стене, как геккон. Каково было лезть туда одному и без страховки?

На расстоянии эта стена кажется гладкой. Ее нужно исследовать, узнать. Перед тем восхождением я уже лазил по ней с веревкой пять раз. И я видел, что там есть зацепки для рук, опоры для ног. И вот через какое-то время я почувствовал, что уверен на все сто: у меня получится! Когда поднимаешься по лестнице, тоже не думаешь о том, что делаешь, куда ставишь левую ногу, а куда правую. Просто делаешь это автоматически. И здесь такой же принцип.

А что если свело мышцу или прокашляться надо?

Мышцу не сводит ни с того ни с сего. Если я чувствую, что не в форме, то даже не выхожу на маршрут. А кашель? Он совсем не мешает.

«Теперь я знаю, что могу относительно быстро подняться на вершину абсолютно любой скалы в мире».

Но лазать без страховки – значит бросить вызов собственному первобытному инстинкту.

Конечно, но в этом и есть весь смысл: самое потрясающее в лазании без веревки – испытать давление собственных эмоций, побороть свой генетический голос. Только это напряжение не должно быть слишком сильным. Нужно себя беречь.

А у вас когда-нибудь было так, что уже на середине пути кажется: я не дойду?

Нет, просто нужно контролировать амбиции и не браться за то, что тебе не по силам. Если переоцениваешь себя, то попадаешь в замкнутый круг, начинаешь думать: отлично, а теперь что-нибудь посложнее. Нужно знать свой предел. Я однажды прошел маршрут десятого уровня без веревки. Поставил себе такую цель. Но когда я это сделал, то сказал: стоп! Выше десяти было бы уже слишком.

Как вы справляетесь с психологическим стрессом, который испытывает скалолаз-одиночка?

Плюс в том, что я принимаю все решения сам – и должен сам за них отвечать. Никаких отговорок, все зависит только от меня. Если ты можешь это принять и в конце концов добиваешься своего, то это твоя личная победа. А ощущение победы убивает любой стресс.

Вы однажды сказали, что при прохождении маршрутов десятого уровня ничего плохого с вами случиться не могло. Это очень смелое утверждение…

Так было в тот момент. Но если бы мне пришлось пройти такой маршрут сейчас, это было бы ужасно опасно. А тогда я был в такой форме, что мог его осилить, и вероятность падения была практически нулевой.

И это благодаря хорошей подготовке? Говорят, вы знаете многие маршруты так же хорошо, как музыкант партитуру.

Да, я репетирую маршруты и заучиваю их наизусть. Еще я часто делаю наброски. И это остается в памяти. Когда я начинаю подниматься, то последовательность движений мне уже знакома. Я очень тщательно изучаю каждый переход, каждую позицию. Мне нужно выучить и запомнить их как можно лучше.

Что вы имеете в виду?

Ну, скажем, гребень, соединяющий Гашербрум I и II в Пакистане. У меня есть фотографии, на которые я могу наложить воспоминания. То есть я представляю, что гребень был вот такой-то и такой-то. Я почти ощущаю, как там было холодно. Я помню все свои движения – от первого до последнего – и повторяю их мысленно сотни, тысячи раз.

Вы совершаете все эти восхождения ради собственного удовольствия? Кому они приносят пользу?

Никому, кроме меня. Да, согласен, это эгоистично. Но я счастлив, и это придает моей жизни смысл. К тому же я никого не подвергаю опасности. И это хорошо, правда ведь? Это испытание, и я стараюсь его пройти. Я ставлю перед собой цель и добиваюсь ее. В конечном итоге это просто хороший способ самоутверждения, когда ты стремишься к цели и все выходит так, как ты задумал.


Каковы, на ваш взгляд, сильные стороны вашего характера?

Я могу быть очень упрямым, и у меня хорошо получается на чем-то сконцентрироваться. Если я чего-то захотел, то буду делать для этого все возможное, пока не пойму одно из двух: либо я добился своего, либо это безнадежно. Я всегда иду во всем до конца. Но это может превратиться в недостаток, если я начну отгораживаться от других. На психологических тренингах я обращаю на это особое внимание и стараюсь правильно расставить приоритеты. Я не хочу становиться ограниченным. Очень важно отдавать себе отчет в том, как тебя воспринимают другие.

Упрямство – необходимое качество выдающегося альпиниста?

По-моему, да. В маршруте рано или поздно настает такой момент, когда спрашиваешь себя: ради чего я все это делаю? Если идешь по маршруту двенадцать часов и знаешь, что впереди еще десять – без силы воли и упрямства не обойтись. А они могут появиться только в том случае, если то, что ты делаешь, нужно именно тебе, горячему мечтателю в твоем сердце. Если ты делаешь что-то для других или для славы, никакой силы воли не будет. Все, кто действительно добился признания, изначально хотели не этого – они хотели доказать себе, что могут больше.

Какова была цель ваших скоростных восхождений?

Вопрос стоял так: что еще я могу сделать в Альпах? По северному склону Айгера уже поднимались. Может, мне и удалось бы найти маршрут чуть сложнее, но мне хотелось сделать что-то принципиально новое. Я стал искать себе какое-то другое испытание и нашел фактор времени.

Как эти восхождения изменили вашу жизнь?

Теперь я знаю, что могу относительно быстро подняться на вершину абсолютно любой скалы в мире. На большой высоте это решающий момент: начиная с 8000 метров ты уже не можешь восстановить силы.

В этом и есть практическая ценность вашего достижения?

Совершенно верно. Теперь все могут подниматься по известным склонам быстрее, потому что уже есть такой опыт. Чтобы по-настоящему изменить дело, которым занимаешься, вывести его на новый качественный уровень, нужно задать толчок – поднять планку. Всегда должен быть человек, способный сделать рывок. Другие примут эстафету и будут двигаться дальше. Но самый первый шаг сделал я – и очень этим горжусь.

То, что удается вам сегодня, лет двадцать-тридцать назад считалось невозможным. Что изменилось в самом скалолазании?

Суммарный опыт всех скалолазов и современное снаряжение открывают принципиально иные возможности. И еще техника лазания – теперь у нас совсем другие стандарты по сравнению с тем, что было тридцать лет назад.

Где, по-вашему, предел человеческих возможностей?

Я не знаю, где предел, но мне кажется, что мы способны на большее. Мы еще в самом начале пути. На скалу высотой 8000 метров мы до сих пор поднимаемся по четыре-пять дней, это же просто абсурд! Я уверен, что скоро это можно будет сделать с одной-двумя ночевками. А вообще меня больше волнует, где мой собственный предел. И что лично я должен делать, чтобы не стоять на месте. Меня не интересует, где абсолютный предел для человечества.

Для большинства людей горы – это гармония и близость к природе. Похоже, у вас на это нет времени.

Нет, как раз наоборот. Для большинства людей горы – что-то величественное, но далекое от повседневной жизни, то есть идеальная гармония. Для меня горы – это моя жизнь, моя реальная гармония. Конечно, в процессе подъема я полностью сосредоточен на цели. В этот момент в моей голове существуют лишь зацепки для рук, опоры для ног. Но как только доберусь до вершины, то тут уже начинаю смотреть по сторонам.

И тогда у вас возникает ощущение счастья?

Да, это счастье. Но я всегда говорю, что счастье нужно искать. Оно не приходит само – в него нужно верить. Если у тебя нет ощущения того, что ты на верном пути, ты не будешь счастлив. Нужно быть уверенным в успехе. Многие говорят: быть профессиональным альпинистом так здорово, но это удел избранных! Они дважды неправы. Во-первых, они не видят весь труд, который ты в это вкладываешь, всю предварительную подготовку. А во-вторых, я утверждаю: альпинистом может стать каждый. Это требует определенных усилий, определенной выдержки, но у каждого есть для этого потенциальные возможности.

Вы застраховали свою жизнь?

Да, и от несчастных случаев тоже застраховался, взял себе самую высокую категорию риска. Я больше других людей подвергаюсь определенным опасностям, но у врача не был с шестнадцати лет, потому что живу очень сознательно и ответственно.

Источник: http://www.nat-geo.ru
  
#2 | Анатолий »» | 07.11.2012 17:26 | ответить
  
3
Нильс Бор: скалолаз-грабитель


Великий физик Нильс Хенрик Давид Бор известен современникам как один из основателей современной физики. Его теории, эксперименты и опыты позволили значительно продвинуться в понимании законов элементарных частиц и ядерной физики. Неуемный экспериментатор и азартный исследователь, Бор оставил огромное наследие в виде множества бесценных работ, но даже этот великий человек однажды сумел навлечь на себя гнев датской полиции…

Однажды Нильса Бора вместе с супругой пригласили в гости. Званый ужин подошел к концу, и физик с женой собрались домой. Вечер располагал к небольшой пешей прогулке, к тому же, один молодой голландский ученый, которого звали Хендрик Бругг Казимир с радостью согласился составить им компанию, чтобы в пути обсудить некоторые нюансы совместной с Бором работы.

Здесь нужно отметить, что молодой физик имел в своей жизни две страсти, которым он всецело отдавался: это, разумеется, научная работа и… скалолазание.

И естественно, что разговор двух коллег постепенно перешел от обсуждения тонкостей поведения иона в безвоздушном пространстве к альпинистским успехам Казимира.

- Ну, и что же вам дало скалолазание? – поинтересовался Бор.

- О! Я научился взбираться по отвесным скалам без страховки и какого-либо дополнительного снаряжения! – воскликнул молодой физик.

- Прямо отвесным? – удивился Нильс.

- Да! Причем, я могу прямо сейчас продемонстрировать это, и готов поспорить на что угодно, что мало кто сможет повторить мой успех!

Азартный в физических вопросах Бор загорелся этой идеей и пожелал немедленно убедиться в их правоте слов коллеги:

- Так может, вам по силам взобраться на крышу вот этого здания? – спросил датский ученый, указывая на глухую кирпичную стену дома, мимо которого как раз проходили спорщики.

Вместо ответа, Хендрик Казимир слегка размялся и, видимо, подгоняемый азартом и определенным количеством алкоголя в крови, начал взбираться по отвесной стене. У него выходило настолько ловко, что Бор, несмотря на возраст и, мягко говоря, слабую физическую подготовку, также решил попробовать свои силы.

Казимир был уже на уровне второго этажа, когда великий Нильс Бор – член Датского королевского общества, будущий лауреат Нобелевской премии и создатель квантовой теории атома – будто заправский скалолаз начал свое восхождение, цепляясь за кирпичи и дотягиваясь до уступов.

Никакие уговоры супруги Бор не слышал – он весь был поглощен идеей превозмочь себя, испытать свои силы в борьбе с преградой. Очевидно, именно такая настойчивость и азарт неоднократно помогали ему во время его бесконечных опытов – полная самоотдача и вера в успех!

Возможно, и это препятствие покорилось бы великому физику, если бы не датская полиция. Разрывая тишину ночного Копенгагена трелью свистков и грозными окриками, двое полицейских подбежали к подножью здания, которое уже несколько минут как превратилось для Нильса Бора в Эверест, и потребовали немедленно спуститься.

- Мы арестуем вас! – кричали служители порядка в лицо физикам, не понимающим, что именно могло так разозлить полицейских. Ведь они просто проверяли свои силы!

Конечно, забираться на крышу дома по кирпичной кладке стены датские законы не запрещали. Однако каждый полицейский в мире знает, что два человека, лезущие ночью на крышу банка – гарантированно являются ворами! Пусть даже один из них – создатель теоремы Бора.

Источник: http://akaman.ru
  
#3 | Анатолий »» | 07.11.2012 17:38 | ответить
  
3
Соло восхождения – история и мотивы

Свободное лазание – стиль, этика, жизнь. В 70-80-х гг. многие достойные пробовали внести что-то новое в скалолазание, в первую очередь новое для себя. Расширить границы возможного, соотнести восхождение не только к физическим и техническим возможностям организма, но и в плотную подойти к психическим пределам человека. Абсолютное соло даже сегодня этот термин для многих является синонимом безумия. Так ли это? Что движет теми, кто решается на бескомпромиссное путешествие в вертикальный мир? Возможно этот короткий экскурс в историю соло восхождений прольет свет на мотивы одиночек.

John Bachbar и первые соло восхождения в США


Первым соло восходителем, который «открыл» восхождения без веревки для европейцев был американец John Bachbar. Хотя он и не был первым, кто решился на восхождения без страховки. Еще в 1974 Landsmann Earl Wiggins пролез довольно сложный маршрут (для тех времен) Outer Limits 5.10c или 6b. И все же именно Bachbar потряс скалолазную общественность в конце 70-х, пройдя в одиночку и без страховки маршрут Nabisco Wall на сто метровом отвесе Cookei Cliff. Это был вариант известного щелевого маршрута Butterballs с ключом 5.11с (6с/7а). «Многие тогда думали, что я сошел с ума», вспоминает сам Bachbar о своем восхождении. К стати, John Bachbar один из не многих, кто и по сей день регулярно лазает соло! «Не могу припомнить, что бы я хоть раз потерял контроль над ситуацией или вдруг меня покинули силы» - так рассказывает о себе сам John.


Peter Croft и Derek Hersey последователи John Bachbar. Croft заявил о себе пройдя соло одиннадцати питчевый маршрут Astroman 5.11с или 6с/7а. Hersey сделал целую серию соло восхождений. Самый большим его достижением стал двухсот метровым маршрут Naked Edge (5.11b/c) в Eldorado Canyon. Интересно, что Croft всегда точно рассчитывал свои силы и оставался ниже своего предела: «Я не испытывал страха, было лишь чувство легкого возбуждения от предстоящего маршрута», в то время как Hersey частенько лез на пределе.

Друг Hersey британец John Arran в 1985 ошеломил многих своим соло онсайт восхождением маршрута Jules Verne (200м 7а). Ключ маршрута довольно неприятный участок разрушенных скал. После этого восхождения Arran четно пытается ответить на терзающие его вопросы: «На сколько велика опасность на самом деле? Контролировал ли я ситуацию? Что было бы если…?» И отвечает сам себе: «Ответов на эти вопросы не существует».


Год спустя Scott Franklin, известный как первопроходец многих сложных маршрутов в Smith Rocks, проходит соло маршрут Survival oft he fittest 5.13а (7с+).

Соло в Европе
Но и в Европе соло не было оставлено без внимания. Время от времени восхождения без страховки совершались сильнейшими скалолазами. В 80-х годах было совершено не мало значимых прохождений в истории скалолазания. Patrick Edlinger соло Pilier des Fourmis 6c+ (Buoux) и позже Orange Mecanique 8a (Cimai). Kurt Albert - Fight Gravity 7a+ (Frankenjura). Wolfgang Güllich – Sautanz 7b+ (Frankenjura).


То что соло не только на «простых» маршрутах возможно, стало ясно после прохождения французом Antoine Le Menestrel Revelations 8a, тогда самого сложного маршрута в Англии. Другой француз Alain Robert не редко поражал публику прохождением маршрутов 8a+ и даже 8b, разумеется без веревки.

Правда, не многие разделяют взгляд Alain Robert: «Лучше короткая, но интенсивная жизнь, чем скучное продолжительное существование». Однажды Wolfgang Güllich высказался о соло так: «Абсолютное соло как осознанное противостояние смерти – не может и не должно стать обыденной составляющей. Лишь один раз в жизни можно достичь наивысшего рубежа». Не зависимо от того является ли это высказывание истиной или нет, большинство скалолазов отважившихся на соло, совершали сложное восхождения один раз в своей жизни. И лишь не многие как Alain Robert сделали соло восхождения стилем жизни.

Осознанный риск или сумасшествие


Для не скалолазов, хотя впрочем, и для многих скалолазов соло синоним безумия. Вряд ли существует более рискованный вид восхождений, чем без страховки. Где граница между жизнью и смертью столь тонка. С точки зрения соло восходителей противоречие между жизнью и смертью реально держать под контролем: «Ни одна иная ситуация не заставляет так интенсивно воспринимать жизнь и держит тебя в состоянии напряжения как соло. С объективной точки зрения ты вынужден защищать свою жизнь, ты чувствуешь кожей риск, однако субъективно ты мобилизован на сто процентов, ты контролируешь ситуацию. На протяжении многих недель, а может даже и месяцев ты готовился к этому моменту, к твоему восхождению». Так ответил Wolfgang Güllich на вопрос устал ли он от жизни. Так же многие другие солисты аргументируют свои мотивы моральной и физической подготовкой, сводившей риск к минимуму.

Почему же так уверены в себе солисты? Высказывания эти основаны не просто на вере в свои силы. Фактическому восхождению предшествуют недели тренировок и подготовки. Маршрут предварительно изучается и, как правило, на несколько категорий ниже максимального уровня. И даже тогда не гарантий, что в решающий момент что-то пойдет не так. Может по этому абсолютное соло пробуют лишь не многие. «Причина по которой скалолазы редко лазают сложные маршруты соло как раз в том, что пресловутый психологический аспект это уже чересчур» - Derek Hersey.


Уменьшить риск можно, так же выбрав, подходящий маршрут - монолитные скалы безопасней разрушенных. Но важнее быть честным перед самим собой и своими мотивами. Когда Peter Croft подумывал пролезть Astroman соло, своим друзьям о своих мыслях он не рассказал. Он хотел избежать излишнего шума и давления из вне. «Мне было очень важно прислушаться к самому себе и не попасть под влияние чужого мнения. Я хотел сам решить, было ли это разумным решением или нет, какие мотивы побудили меня к этому? И так как я пришел к выводу, что причины были достойны, я сделал это».

Что говорит статистика?
Субъективный взгляд самих солистов не говорит не о чем. Конечно же они отстаивают свою точку зрения. А те, к кому фортуна повернулась спиной, уже не смогут рассказать ничего.


С технической точки зрения риск зависит от вылечены ущерба и вероятности случившегося ЧП. Но на самом деле все обстоит немного иначе. Полет на самолете (низкая вероятность, но большой ущерб) кажется рискованней поездки на автомобиле, хотя вероятность ЧП в последнем случае на много выше. Однако за рулем автомобиля нам присуще чувство контроля над ситуацией, как будто мы в состоянии контролировать степень риска.

Подвести какую либо статистику не возможно. Потому что не известно сколько людей соло восхождения совершают. Лишь косвенно можно проследить некоторую тенденцию, так в период между 1970 и 1990 годами в Йосемитский долине было зарегистрирован 51 несчастный случай со смертельным исходом, при этом лишь один во время соло восхождения. Вероятно во время соло восхождения скалолаз отдает себе отчет в том на сколько велик риск, что приводит к максимальной концентрации и самоконтролю. Однако не стоит забывать, что лишь малое число скалолазов лазаю соло в сравнением с огромным количеством обычных восхождений.

Цена риска
Восхождение всегда будет связано с риском. Ошибки, будь то скалолазание или альпинизм, могут привести к фатальному исходу. И все же снаряжение и техника позволяют свести риск к минимуму. Так многие осознано ставят на карту свои жизни, что бы почувствовать адреналин и риск. «Это было чем-то не забываемым, таким необычным, что риск и напряжение стояли этих мгновений. Это было абсолютным приключение, настоящим приключением» - Peter Croft о восхождение по маршруту Astroman. Стоит ли такое приключение жизни вопрос открытый. «Может так случится, что завтра меня не станет, а вероятность того что я проживу еще 10 лет и того меньше» - вряд ли многие разделят такой взгляд на вещи Derek Hersey. Derek погиб в 1993 во время соло восхождения Steck-Salathe 5с, вероятно, что причиной срыва послужил дождь.

История соло восхождений
Не полный список некоторых исторически заметных соло восхождений.

1974 – Earl Wiggins прохождение классического маршрута Outer Limits 5.10c в Йосемитской долине (США).

1976 – John Bachbar New Dimensions 5.11a, Cookie Cliff Йосемитская долина (США).

1979 – John Bachbar Nabisco Wall 5.11c (Йосемитская долина). Kurt Albert Devil’s Crack 6a+ (Frankenjura, Германия).

1980 – Patrick Edlinger Tremolo 7a/7a+,район Baou de Quatre Ouro.

1982 - Patrick Edlinger Pilier de Fourmis 7a в Buoux (Франция).

1984 – Jean-Baptiste Tribout Chimpanzodrome 7c+. Derek Hersey 200-х метровый мультипитч Naked Edge 5.11b (США).

1985 – Antoine Le Menestrel Revelations 8a (Англия).

1986 – Wolfgang Güllich Sautanz 7b+ (Германия) и Separate Reality 5.11d (США). Kurt Albert Fight Gravity(Германия). Scott Franklin Survival oft he fittest 5.13a (США). Peter Croft North Face 5.11c (США).

1987 - Peter Croft Astroman 5.11c (США). Alain Robert Bloc ou Falaise 8a+ (Франция).

1988 – Kurt Albert Courage Fouyons 7a (Франция).

1989 - Patrick Edlinger Orange Mechanique 8a. Carlos Garcia Fiesta del Biceps 200м 6c+ (Испания).

1990 – Den Osman Gun Gun Club 5.12c (США). Manolo Zanolla La Gatta 7c (Италия). Derek Harsey Yellow Wall 5.11a (подъем) и Casual Route 5.10 (спуск), Pervertical Sanctuary 5.10d онсайт (все в США).

1992 - John Bachbar The Gift 5.12d (США). Manolo Zanolla Masale Dosa 8a (Италия). Alain Robert La Nuit du Lezard 8a+ (Франция).

1994 – Alain Robert Compilation 8b, район Ombleze.

2002 – Alex Huber Cool your foot man 8a+, Have fun on top 8a (оба Австрия) и Direttissima 7a+ мультипитч на Tre Cime de la Varedo (Доломиты, Италия).

2003 – Alex Huber Opportunist 8b (Австрия).

Текс: Ralph Stöhr
Перевод: Максим Фойгель
Источник: журнал «Klettern»

Источник: http://goclimb.info
  
#4 | Анатолий »» | 07.11.2012 17:43 | ответить
  
1
Dean Potter free solo Seperate Reality

  
#5 | Анатолий »» | 07.11.2012 17:47 | ответить
  
3
Восхождение на скорость
Ули Штек (Ueli Steck) много лет удивляет альпинистский мир сумасшедшими восхождениями на самые трудные вершины мира. Ему 36 лет и он по праву входит в элиту мирового альпинизма.


Имя Ули Штека стало живой историей альпинизма после скоростного рекордного соло прохождения легендарной Альпийской тройки северных стен: Эйгер, Маттерхорн, Гран Жорасс.

В возрасте 24 лет в двойке со Стефаном Зигристом он прошел самый сложный на сегодняшний день маршрут на Эйгере “The Young Spider”. Через несколько лет, в 2008 году он прошел его соло и зимой!

Источник: http://uch.org.ua

Альпинист без страховки

  
#6 | Анатолий »» | 07.11.2012 17:57 | ответить
  
2
Фильм о соло-восхождении Алекса Хоннолда, без страховки, в Йосемити (видео)


В начале будет короткая реклама. Пусть она вас не смущает, потом вы сумеете посмотреть 60-минутный фильм.

>
  
#7 | Анатолий »» | 07.11.2012 18:01 | ответить
  
3
Быстрое восхождение на скалу без страховки



Вот так примерно взбирался без страховки тот парень которого я видел по Дискавери. Но тот был без скалолазных ботинок.
 
© climbing.ru 2012 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU