Туюк-Су, или Голубой кит (на альпинистской каске)

Альпинистскому богу
в знак преклонения
перед его ледорубом
посвящаются эти слова
Не роман, но повествование.
Дата создания: август 2018.
Автор: Мария Пекур. Томск.



Раздел I. Горы, которые покоряют людей/люди
«Когда вы на горе, вы будто постоянно перебегаете дорогу перед мчащимися автомобилями».

Вставать ни свет ни заря на восхождения — это несложно. Гораздо труднее вообще спать в первое время пребывания в горах.

Альплагерь Туюк-Су находится в южной столице Казахстана Алма-Ата на высоте 2,4 км над уровнем моря в полутора часах неспешной ходьбы вверх от канатной дороги Чимбулак. Для того чтобы начать ближайший горный маршрут (Октябренка), требуется выйти из лагеря в 6 утра и пройти в нормальном темпе около 60 минут. До остальных маршрутов добираться и того дольше: дорога до распространенного большинства из них пролегает через стояночный пункт Альпинград, а это добрых два окутанных в туман и сонное молчание часа в гору.

Отделения начальной подготовки по сравнению с разрядными классами подходят к маршруту медленно, не торопясь, выдерживая наиболее комфортный темп для всей группы. Но при первом подъеме даже снисхождения в виде либеральной скорости ходьбы не спасают от физического недомогания. Горная болезнь незаметно, но верно подкрадывается к каждому и захватывает альпинистов в свои лапища, нарушая не только зону комфорта, но и зону безопасности начинающих спортсменов. Везет тем, кого горняшка обдает лишь тяжелым своим дыханием, вкладывая в голову тупую боль и лишая, как уже упоминалось выше, людей спокойного сна. Других же она не щадит: застает врасплох прямо на горе, сбивая дыхание, сжимая легкие в ничтожный комок, заставляя альпинистов в изнеможении лежать, развалившись на камнях, и зеленеть в цвет оставшейся где-то позади травы.

Горная болезнь приходит — горная болезнь уходит. Уходит так, словно бы и не было ее, забирая с собой лезущие в период ее обострения мысли а-ля «Зачем я вообще сюда приехал?». Но есть то, что остается и радует глаз на протяжении аж двух недель. И это, конечно же, горы, до которых можно дотянуться рукой, забраться на вершину, превозмогая самого себя, дотронуться с их пиков до облаков и улыбаться в компании слепящего казахстанского солнца долинам и городу, что растянулись внизу.

Но горы эти особые. Не те, раскрывающие, едва ты приходишь к ним, свои объятия. Не те, тут же и сразу покоряющие тебя своими видами и красотами, будто ты званный гость, которого нужно всенепременно умаслить. Тебе [с нажимом] нужно покорить их, тебе [с нажимом] нужно доказать горам свою силу для того, чтобы они обнажили перед тобой себя и целый мир вокруг. Именно тогда с течением времени, вместе с тренировками, удачными восхождениями и разговорами с бывалыми альпинистами появится осознанность. Придет понимание того, что, как и зачем нужно делать в горах. Но на вопрос «Почему я здесь?» все-таки придется отвечать самостоятельно. И, спускаясь с гор на землю, забирать этот вывод-рефлексию вместе с собой, быть может, стремясь пронести его через всю свою жизнь.

Раздел II. Бытность
«– Как ты себя чувствуешь?
– Горы там, а Шир позади».

1. Вода и жизнь.
Журчит, а в погожие дни будто и скворчит на солнце горная река Малая Алматинка. Много прошло мимо нее туристов, много альпинистов склонялись к ней, чтобы зачерпнуть в сосуды воды. Вот и сейчас каждый день близ лагеря Туюк-Су наблюдает речка гостей. С самого утра посещают ее бдители зубной гигиены и сторонники бодрого утра. Холодными брызгами поливает людей из их же зачерпывающих рук Алматинка, вздрагивают спортсмены от такого резкого приветствия, но зато тут же окончательно просыпаются.

Ближе к полудню приходит к реке молодой мужчина, с серьезным видом засучивает рукава, привязывает веревкой одежду и запускает ее в воду, будто воздушного змея в небесное пространство. Вот только штаны его не летают, а безжалостно бьются о камни, с каждым разом, как надеется их обладатель, становясь все чище и чище. Хотя, может быть, все не так, и воображение обманывает Алматинку, а на самом деле молодой человек, просто хочет поймать на свою одежду, словно на удочку, сочного хариуса, может, в душе он рыбак, который грезит большим уловом.

Но в итоге спустя время мужчина вынимает вещи из воды, безжалостно отжимает их и уходит ни с чем. «Ни тебе пойманной рыбки, ни победы в конкурсе воздушных змеев» – вздыхает горная река.

Вечером же у воды происходит особое таинство. Две девушки в полусумерках крадутся по камням в поисках укромного места и находят его – камень, за которым можно спрятаться о посторонних глаз. Что они там делают – неизвестно, может сказать Алматинка лишь одно: много гор видит вокруг себя река, но особенно хороши виды их в сочетании с гладкими девчачьими ногами.

2. Мант всему голова
К концу каждого выпуска в альплагере Туюк-Су лепят манты. Да не двумя парами рук искусных поварих, а целой сменой альпинистов, завершающих принятие горных ванн. Все это действие больше напоминает какую-то фабрику по мантопроизводству, но никак не сборище спортсменов, которые внезапно решили взять мастер-класс по лепке национального казахского блюда и заодно прокормить около семидесяти человек.

Каждый в лепке занят своим делом и вовлечен в процесс. Пшеничная мука рассыпана по длинному столу, и успевшие загореть пальцы вновь приобретают светлый оттенок, погружаясь в нее. Двое отрезают тесто, двое обмакивают его кусочки в муке, следующие раскатывают, еще пара человек выкладывает на получившиеся лепешки начинку, а последние придают мантам презентабельный вид, погружают их в медового цвета масло и аккуратно складывают в мантоварку.

Вышеперечисленные подходы повторяются снова и снова, и производство не останавливается до тех пор, пока тазы с фаршем и вегетаринской смесью не пустеют, сообщая всем о том, что процесс сотворения мант закончен и можно кричать «ура!» то ли дядюшке Форду с его изобретенным конвейерным производством, то ли братьям Макдональдам, которые адаптировали конвейер под производство еды.

Завершается все празднеством живота. Сочные манты расходятся быстро, но на их место приходят торты, с любовью состряпанные местными виртуозами еды. Вкусно.

Раздел III. Лицом к лицу с альпинизмом
«— Почему ты ходишь в горы?
— В доме нет смысла, когда ты не покидаешь его».


Юлия Г., 18+ лет, г. Санкт-Петербург, участница альпинистских сборов, отделения начальной подготовки №1 под руководством Олега Филатьева.

Ав: Что представляет собой альпинизм для Вас?
Ю: Преодоление страха и преодоление себя на физическом уровне.

Ав: Я знаю, что до занятий альпинизмом Вы занимались (и сейчас занимаетесь) скалолазанием.
Ю: Да, но скалолазать я не боюсь.

Ав: Почему? В чем разница вообще между альпинизмом и скалолазанием по ощущениям?
Ю: В альпинизме больше рисков, а их последствия можно придумать при наличии хорошего воображения.
В альпинизме всегда есть конечная цель – достижение вершины, а в скалолазании цель – пролезть маршрут. А еще альпинизм не дает тебе стольких попыток, сколько дает скалолазание.


Ав: Вы получаете удовольствие от процесса, занимаясь этими видами спорта?
Ю: Скалолазание приносит удовольствие уже в процессе, в то время как в альпинизме опора всегда на результат.
Мне нравится альпинизм в трех моментах: когда ты только идешь к маршруту в предрассветной темноте, окутанный туманом, когда лезешь по скале и когда достигаешь вершины. Но перечисленные три момента – всего 10% от всего этого спорта.
Альпинизм – это страдание, но очищение. Избавление от лишних мыслей, городского мусора. В этом спорте живешь сегодняшним днем, моментом.


Ав: Так кто вы: альпинист или скалолаз?
Ю: Мне нравится занятия и тем, и другим. Скалолазом я являюсь по большей части в городской среде, а альпинистом – в горах.

2. Антон И., 28 лет, г. Томск, член клуба ТАКТ, участник альпинистских сборов в Туюк-Су отделения начальной подготовки №1 под руководством Олега Филатьева.

Ав: Как альпинизм отражается на твоем лице?
А: Сведенными скулами, стиснутыми зубами.

Ав: Зачем ты ходишь в горы?
А: Приходя в горы, приходишь к себе: в них проявляются те качества, которые не проявляются в жизни. В горах переоцениваются ценности, и возникают ситуации, которые порождают ответы на важные вопросы.

Ав: И на какие вопросы ты себе ответил на сборах?
А: На вопросы о том, способен ли я принимать решения в критических ситуациях, насколько эти решения логичны, как я взаимодействую с командой.

Ав: Ощущаешь себя альпинистом?
А: Спустя 2-3 месяца пребывания в городе после спуска с гор задаю себе вопрос: «Нужно ли мне это все?». И если ответ отрицательный – это сигнал к тому, что нужно ехать в горы. В них я опять начинаю ощущать себя альпинистом.

Ав: Что заставило приехать тебя в Туюк-Су в этот раз?
А: У меня семья такая, словно у хоббитов. Я почувствовал, что засиделся дома, жизнь потребовала изменений, и я пошел к ним навстречу.

3. Мария Ш., 20 лет, г. Томск, член клуба ТАКТ, участница альпинистских сборов в Туюк-Су отделения начальной подготовки №1 под руководством Олега Филатьева.

М: Со времен пребывания в Актру [До поездки в альплагерь Маша отработала вожатскую смену в СТПО «Горро» в Горном Алтае] я все больше задумываюсь о том, кто я: альпинист или турист. Пока идешь вверх и потихоньку умираешь, думаешь, что хороши туристические соревки в клубе [ТАКТ], когда восходишь на вершину — о том, что хорошо в альпинизме.

Ав: Как так получилось, что ты вообще пришла в эти виды спорта?
М: Все просто: по стопам родителей. Папа — коренной турист, а мама все пробовала в свое время.
Мне важно не только само пребывание в туризме и альпинизме, но и нахождение в клубе. ТАКТ сплачивает, дарит людей для общения.
Я хочу себе такие же крепкие связи на всю жизнь, как у родителей.


Ав: Что тебя мотивирует заниматься?
М: Дети в Актру меня тоже спрашивали. Мотивируют новые виды и доброжелательность и открытость туристов и альпинистов. Вот даже идешь на маршрут, а тебе улыбаются, с тобой здороваются.
Сейчас я чувствую себя и туристом, и альпинистом.


Ав: А в городе есть ощущения причастности к ним?
М: И в городе есть, ведь есть ТАКТ, тренировки, соревнования.

Ав: Зачем ты приехала именно сюда, на сборы?
М: За теми же природными видами и ради общения. Мне очень важны руки помощи и поддержки, которые я нахожу у людей.

Ав: Вот мы говорим об альпинистах и туристах в слиянии. А в чем ты видишь разницу между ними?
М: Об этом сложно говорить, потому что я видела туристов в городской среде внутри клуба, а альпинистов в горах, то есть в действии. Можно сказать о моем опыте: ТАКТ дает больше технической информации, а альпсборы – больше гор.

Ав: Почему ты так любишь соревнования? Ведь они искусственны и рамочны в какой-то степени.
М: За сам соревновательный дух, за общение с людьми. Находишь себе команду – находишь друзей. За природные выезды, которые делают ближе к окружающему миру и помогают сделать выводы о людях.
А вообще, я патриот всего, чем я занимаюсь и в чем нахожусь. И альпинизм с туризмом не исключение. Поэтому я получаю удовольствие, когда занимаюсь этими видами спорта.


4. Северин И., 23 года, г. Томск, член клуба ТАКТ, участник альпинистских сборов в Туюк-Су отделения начальной подготовки №1 под руководством Олега Филатьева.

Ав: У тебя какие-то особые отношения с горами, тяга к ним, раз ты сюда приехал?
С: Я приехал для себя. Мне, на самом деле, без разницы: снежная пустыня или горы.

Ав: То есть все дело в природе?
С: Не совсем так, я не ищу с ней близости. Раньше я был ближе к природе даже по отношению к настоящему времени: когда мы с отцом вырывали ямы в снегу, чтобы спать в них, находясь на охоте, когда проваливался под лед на снегоходе.

Ав: Ты постоянно идешь на восхождения впереди всей группы, учитывая то, что несешь большее количество снаряжения. Неужели тебе совсем не тяжело?
С: Все, что я делаю, находится для меня в пределах нормы. Я наоборот пытаюсь себя нагрузить, чтобы выйти из зоны комфорта, но пока так и не вышел.
А восхождения отделения начальной подготовки кажутся мне прогулками.

Ав: Что насчет скалолазания, тебе нравится этот вид спорта?
С: Оно полезен для альпинизма, но в отдельности от него я скалолазанием не интересуюсь.

Ав: А чем тебя альпинизм привлек?
С: В нем я достигаю результата через преодоление. Мне нравится выводить организм за рамки обыденного, проверять себя, даже мучить, нагружать рюкзак. Но мыслей о преодолении в момент восхождения нет, они приходят уже потом.
Расстраивает то, что организм адаптируется, привыкает. С каждым восхождением становится все легче и легче, а хочется нарастания «задницы».


Ав: Для самосовершенствования?
С: Нет. Когда ты стонешь, подыхаешь, ты живешь. А приближаясь к границе смерти, ощущаешь жизнь.

Ав: Но если говорить о положительных эмоциях, ты получаешь их, когда занимаешься альпинизмом?
С: Да, но для меня они – это что-то мимолетное, ненадежное.
Вообще, все, о чем я сейчас говорю, можно будет стереть. Потому что в какой-то момент я думаю так, в какой-то – по-другому.

Ав: Турист или альпинист?
С: Я ни тот и ни другой. Спортивные разряды, конечно, дают подтверждение, но только формальное.
Чем мне понравился альпинизм, так это тем, что в нем я чувствую себя более живым. В туризме много «дуротопинга» [ходьбы], а он не приносит таких чувств. Альпинизм объемнее.


5. Елена С., 18+ лет, г. Санкт-Петербург, участница альпинистских сборов в Туюк-Су отделения начальной подготовки №1 под руководством Олега Филатьева.

Ав: Как давно Вы «пришли к горам»?
Е: В горы-то я пришла давно, а вот в альпинизм – совсем недавно.

Ав: А как началось ваше знакомство с ними?
Е: С четвертого курса института. Трудно было выбирать, чем заниматься: подводным плаванием или горным туризмом. Нравилось и то, и то. В итоге вот выбрала второе, а почему – не помню.

Ав: Где состоялся первый поход?
Е: Первая горная «единичка» [поход I категории сложности] была очень тяжелой. На Западном Кавказе в 1981 году.

Ав: Но благодаря ей вы полюбили горы?
Е: Нет, горным туризмом я «заболела», когда сходила зимой в лыжный поход. Было примерно -25 градусов мороза, но это не остановило нас. Вокруг были тишина и красота зимнего леса. А местные, которых мы встретили, угощали чаем, блинами, до сих пор помню.

Ав: Даже звучит вкусно. А как проходили Ваши обычные тренировки по горному туризму в городской среде?
Е: Упор в тренировках был на технику. А каждые выходные мы выезжали на скалы.

Ав: Расскажите, где вы брали снаряжение для своих занятий. Ведь раньше специализированных магазинов не было.
Е: Да, кооперативы появились только в 90-ые годы. Из туристического снаряжения продавались единственные ботинки для зимнего туризма и назывались «Прощай, молодость», каски были строительными, карабины и ледорубы нам плавили на судостроительном заводе «Судоверфь». А в основном снаряжение и обмундирование делали своими руками.

Ав: Что делали и где брали материал?
Е: Например, рюкзаки делали из белого капрона для фильтров, потом перекрашивали их своими силами – варили в тазу. Для них были специальные выкройки, которые мы передавали друг другу. Пену в лямки для рюкзаков брали на Кировском заводе, она предназначалась для звукоизоляции для тракторов.

Ав: Просто так брали?
Е [улыбаясь]: Нет, конечно. Договаривались с рабочим за бутылку водки.
А за некоторыми материалами на свалку ездили.


Ав: Вы все сами это делали?
Е: Мне помогали молодые люди, которым я нравилась.

Ав: Что очень удобно.
Вы до сих пор занимаетесь горным туризмом?
Е: Нет, после 1989 года не ходила. И в 90-ом никуда не пошла, много смертей тогда случились. Меня как будто что-то остановило. В 91-ом родила второго ребенка и увлечения поменялись.

Ав: А чем занимаетесь сейчас?
Е: Мультигонки, спортивное ориентирование.

Ав: Почему вы пришли к этим родам занятий?
Е: К ним не нужно упорно готовиться, у меня нет ежедневных тренировок. Когда я приезжаю туда (мероприятия проходят в Карелии или Лен. области), каждый раз вижу красивые места и восхищаюсь. Встречаю там людей из разных стран: норвеги, фины, эстонцы, бельгийцы. Это интересно.

Ав: Трудно участвовать в мультигонках и ориентировании?
Е: Все, что ни горы, все легче. Но к ним все равно тянет, в альпинизм вот пришла.

Ав: А какие у Вас впечатления от занятий альпинизмом?
Е: В альпинизме много риска. И лично у меня нет стремления к разрядам, у меня есть стремление к горам. В приоритете всегда остается природа без цивилизации, которую я могу наблюдать благодаря разным видам спорта.

Без раздела
В самом конце не хочется делать никаких выводов и писать длинных рефлексий. Главная мысль итак уже сквозила через весь этот текст: горы – это философия, придя к которой, ты уже никогда от нее не откажешься. И каждый имеет право трактовать эту философию так, как шепчут ему его убеждения, ведь фундамент всегда останется прочным, ведь фундаментом для нее служат сами горы.

Я же в свою очередь «перехожу на личности» и благодарю за новые направления в горном учении весь состав летних альпинистских сборов в Туюк-Су, организованных Олегом Кучинским. А в особенности отделение начальной подготовки под руководством Олега Филатьева, который стал отцом наших восхождений на протяжении всего времени пребывания в горах. Группой из шести человек мы прошли длинный путь, который связал нас ментальной горной цепью воедино. Уверена, что для каждого участника сборы принесли не только новый опыт, знания и восхождения, но и удивительных людей, яркие эмоции, подарили теплые воспоминания, которые теперь хранятся не то, что в голове, а, скорее, где-то под ребрами.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU