Адам Белецкий (Польша), интервью для Montagna.tv

Адам Белецкий (Польша), интервью для Montagna.tv
с Адамом беседовал GIAN LUCA GASCA

- Адам, в Польше ты звезда альпинизма, и многие утверждают, что ты наследник старшего поколения польских альпинистов…
- Я альпинист, и моя задача - подниматься на вершины. Концепция "наследника"- это дело
журналистов, я не вмешиваюсь. Я считаю, что моя страсть к зимним восьмитысячникам глубоко связана с моей национальностью. Я уверен, что если бы я был альпинистом из другой страны, то не был бы так увлечен идеей подняться на самые высокие горы в зимний период. Для нас, поляков, это своего рода "национальный вид спорта", и я мечтал о нем с юношеских чтений о зимних восхождениях, которые разожгли мое воображение. Я с большой гордостью храню фотографию сделанную на фестивале, где у меня была возможность встретиться с Анджеем Завадой, родоначальником польского зимнего альпинизма в Гималаях.

- В 2016 году ты тоже был на Nanga Parbat... что ты думаешь о первовосхождении?
- До 2016 года у меня был шанс подняться с Али и Алексом, это два действительно подготовленных альпиниста, а также Симоне, с которым я никогда не имел удовольствия ходить вместе, но его резюме говорит само за себя. Я считаю, что этим зимним первовосхождением их огромная страсть была вознаграждена.

В моих планах было подняться на Нанга через две недели, что было немного сложно для реализации, но я не был удивлен успехом их восхождения. Они просто дождались правильного окна хорошей погоды в конце зимы. Это сверхсильные люди, очень мотивированная команда. Короче говоря, я был рад их успеху на зимней Нанге.

- А что ты думаешь о событиях во время экспедиции?
- Да все как всегда. Всегда есть какой-то большой бардак во время экспедиций. Начнем с того, что все альпинисты - это сильные личности, возможно, даже с некоторыми проблемами нарциссизма и эгоцентризма. Поэтому, если вы замкнете их в небольшом пространстве палатки во время плохой погоды, которая бушует в течение нескольких дней, могут возникнуть конфликты, но это обычная вещь. Попробуйте, например, представить себе, что вы заперты в палатке в течение двух месяцев с вашей семьей и лучшими друзьями: через некоторое время споры, столкновения станут неизбежными.

Обычно я стараюсь держаться подальше от этих ситуаций, стараюсь избегать того, чтобы быть в гуще, сосредоточившись на своих вещах: я думаю о восхождении.

- В этом году с Денисом вы сыграли главную роль, и в итоге получили хорошую акклиматизацию. Думаешь, в тот момент, с той подготовкой, ты смог бы добраться до вершины К2?

- Никогда нельзя быть уверенным в вершине. Конечно, я думал, что можно добраться до вершины К2. Но у меня не было запаса безопасности, поэтому придерживался общего решения. Концепция заключалась в том, что если есть хорошая погода, и мы хорошо акклиматизированы, то есть возможность добраться до вершины. Если погода плохая, если сильный ветер, мы ничего не можем сделать, независимо от того, насколько сильны как альпинисты.

Во время экспедиции я никогда не задумывался о возможностях достижения вершины. Я просто пытался сделать все возможное, приложив как можно больше усилий, чтобы
попытаться достичь цели.

- Даже на К2 возникли человеческие проблемы…
- Как и в большинстве отношений между людьми, я считаю, что это проблема коммуникаций. В данном случае между Кшиштофом и Денисом не было четкого определения правил. Они должны были четче объясниться, пытаясь договориться о стиле экспедиции, о том, что такое зима, когда она начинается и заканчивается. Это основные вещи, о которых они должны были говорить перед началом экспедиции. Многие здесь, в Польше, осуждали Дениса за ситуацию, которая возникла. Но я не думаю, что все так просто, я считаю, что тут виноваты обе стороны. Другие члены команды также внесли свой вклад в ухудшение ситуации.

- Думаешь, что проблема в том, что Денис единственный был не поляк?
- Думаю, для него это была сложная ситуация. Все члены экспедиции уже знали друг друга, говорили по-польски, веселились вместе в базовом лагере. Он был аутсайдером с самого начала. Наряду с этим нужно добавить, что он очень сильный и супер мотивирован, а это не делает ситуацию проще.

- У вас с Денисом была возможность поговорить о его концепции зимы?
- Вероятно, да, но вряд ли мы сильно заострялись на этой теме. Для меня этот вопрос решается очень легко: у вас есть год, 365 дней, разделенный на 4 сезона, Земля вращается вокруг Солнца, а полушария расположены ближе или дальше от Солнца, и это
определяет зиму.

Денис имеет свое мнение, и может иметь его, он может иметь все мнения, которые захочет, это не то, что мне сильно важно. Денис мой друг, и наши отношения основаны на взаимном уважении. Мы вместе сильная команда, и мне он очень нравится как человек, хотя и говорит, что мои восхождения на Гашербрум I и Броуд пик были сделаны не зимой. Это не проблема, если ты хочешь их повторить - иди, улучши стиль, не волнуйся, я не против. Между мной и Денисом нет никаких конфликтов.

- У тебя есть новый проект?
- Сейчас я сосредоточен на семье, на эту зиму у меня нет больших планов, но в любом случае я буду много ходить в горы. Я думаю о различных восхождениях в Альпах, Канаде и Татрах. Я не собираюсь на 8000. Весной, возможно, будет новая гималайская экспедиция. Я хотел бы вернуться к Аннапурне, где я был полтора года назад. Я тогда пытался подняться на северо-западную стену в альпийском стиле, но мы не смогли довести дело до конца.

- А затем снова на зимнюю K2…
- Конечно.

- Денис тоже?
- До сих пор нет определенного состава команды, еще слишком рано, но мне трудно себе представить, что можно сделать окончательный штурм вершины К2 с кем-то кроме Дениса.

http://www.montagna.tv
Перевод Елены Лалетиной (Russianclimb.com)

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU