Александр Шелковников: Как горы очищают

На исходе лета-2018, председатель федерации альпинизма Амурской области, Александр Шелковников, в составе сборной команды Бурятии покорил сложнейшую вершину - пик Тысячелетия Крещения Руси (высота почти 4,5 км), один из пиков Туркестанского хребта в Киргизии. Вершину так назвали первопроходцы в этих местах в 1988 г. Восхождение здесь относится к высшей категории сложности - самые сложные стены в постсоветском пространстве, известные в мировом альпинизме. Портал 2x2 расспросил амурчанина о прошедшей экспедиции.
Александр Шелковников - спасатель первого класса Амурского филиала Дальневосточного регионального поисково-спасательного отряда МЧС России. Работу в спасательной службе Александр начал в 2006 г. в Бурятии. В 2008 г. приехал в Благовещенск, год работал в п
- Александр, расскажите о восхождении?
- Это было в ущелье Каравшин. Мы шли сначала на гору высотой 4810 м. Но испортилась погода, и нам пришлось спуститься и пойти по другому маршруту, немного переждав. Гора, которую мы взяли, была ниже, но в альпинизме принципиальнее не высота, а сложность маршрута - его протяженность, крутизна горы (у нас было 75-80 градусов - практически вертикальная стена). По этим параметрам, считай, маршрут был высшей категории сложности. Впрочем, этот путь в 2015 г. проходила команда из Екатеринбурга - у нас была возможность подготовиться.

Подъем занял 3,5 дня. Можно сказать, хороший темп, учитывая, что первопроходам потребовалось 6 дней. Нам благоволила погода, и было все четко рассчитано, даже по ночевкам.

Спускались же 30 часов беспрерывно, поскольку стены отвесные, полок не было. Небольшой перерыв, часа 1,5, был перед рассветом, когда нашли-таки полку. Есть такая фраза: Подъем труден, спуск опасен . Ведь, по статистике, почти 90% происшествий происходит на спуске. Люди уже физически истощены, но расслабляться рано. Вершина засчитывается, когда спустишься в базовый лагерь.

Для меня этот район интересен, я долго хотел туда попасть. Его называют планетой Каравшин - районом Мастеров. Этот маршрут известен в мировом масштабе. Считается: прошел эти стены - можешь смело считать себя мастером альпинизма. Хотя у нас и до этого были сложные маршруты - и на Кавказе, и в Тибете, и в сибирских горах.

- В прошлом году СМИ много писали о первом всероссийском чемпионате по альпинизму в Ингушетии на горе Гайкомд, в котором и вы участвовали. Как все тогда прошло? Хорошо ли, когда карабкаешься на время, забывать о безопасности?
- Для гор такой категории организация была на высшем уровне. Наша группа одну гору прошла, но на второй, к сожалению, одному из участников стало плохо и мы сошли с маршрута. Что поделать, это правило горного восхождения. К тому же стена была очень сложной - человек один никак бы не спустился.

А насчет того, что карабкаешься на время и скорость - это вообще-то драйва добавляет. Да и альпинизм - такой спорт, где все друг друга знают - если не лично, то отслеживая какие-то маршруты. Да, мы соперники, но в экстренном случае все команды могут сойти с маршрутов и поспешить на помощь.

Это спортивный альпинизм. То есть прежде чем участвовать вообще в каких-то соревнованиях в рамках чемпионата России, нужно выполнить первый разряд по альпинизму.

А есть альпинизм коммерческий - восхождение на Эльбрус например. Здесь любой даже без спецподготовки, заплатив, может взойти на высшую точку Европы. Категория сложности там невысокая, это просто пешая гора.

- Правда ли, что самой сложной для себя вы считаете гору Варяг в Баргузинском заповеднике в Бурятии?
- Самая сложная - физически, психически, эмоционально, хотя высота всего 2500 м. Восхождение было зимой, мороз до 45, северная стена, длина - километр. Для сравнения, 23 дня работы на Тибете были легче, чем 7 дней на Варяге.

А вообще в горах нельзя расслабляться даже на самом простом маршруте. К любому нужно быть готовым. Вот к тому же Варягу первый раз мы не были готовы психологически. Зато через год учли все ошибки первого раза.

Маршрут, который мы шли, был, что называется, первопроходным - хоженый был по соседству. Эта гора и хороша разнообразными путями, район перспективный - много стен, хороший доступ в плане логистики. Туда можно приехать новичком, а уехать кандидатом в мастера спорта.

- Есть ли возможность на вершине хотя бы осмотреться, оценить, ради чего столько работы? Постоять подумать, в конце концов?
- Конечно, если вечером взошли, то надо о ночлеге думать. В другое время - пожалуйста - радуйся, фотографируйся, кто-то даже звонить начинает, если связь есть. Ну а вообще какие-то мысли приходят внизу.

Кстати, если спортивное восхождение, нужно обязательно забрать на вершине записку группы, которая была здесь прежде, и оставить свою: кто руководитель, сколько человек, маршрут подъема, время восхождения на вершину, какая погода, где будет спуск. Снятую записку внизу в лагере передают начальнику по безопасности или старшему тренеру. Это доказывает, что на вершине действительно был. Записка - это возможное спасение группы, если вдруг она не вышла на связь и нужно ее спасать.

- Если до вершины не дошел, то дело чести - дойти в другой раз?
- Каждый, конечно, сам решает. Приходилось и мне спускаться на полдороге - еще по студенчеству. Инструктор тогда хорошо сказал: "Горы стояли, стоят и будут стоять". И точно, мы вернулись - и за день прошли! Надо вовремя остановиться. Хотя есть и "точка невозврата" - когда уже так далеко зашел, что проще идти вперед к вершине.

- Какие еще знаковые для вас вершины вы хотите покорить?
- Например, вершина Маттерхорн в Альпах. Она красивая, ее часто в рекламах по ТВ показывают. Там есть и сложный, и простой маршруты.

Еще одна вершина - Хан-Тенгри в Киргизии. Она относится уже к высотному альпинизму (выше 6000 м), а это совсем другая подготовка.

- Наверное, вопрос для вас уже банальный: зачем туда лезть, рисковать жизнью?
- Альпинизм - это просто образ жизни. А если все делать правильно, много тренироваться, то в горах не так уж и опасно. Наверное, самое опасное - погода, которую, кстати, тоже можно просчитать. Ведь чем больше опыта, тем лучше знаешь природу гор. Утром посмотришь на небо и можешь даже из палатки не выходить - при ясной-то погоде. Или наоборот - снег и ветер, а ты по давлению определил, что через час все раздует.

- Подъем на такие высоты меняет сознание?
- Конечно, меняет. В горах твои проблемы в том, чтобы поесть, поспать, совершить восхождение, ну еще если заболел, то беречь себя. И, спустившись, видишь, какие внизу проблемы смешные и все, по сути, решаемые. Горами очищаешься. И сейчас во многих городах стало модным в горы ходить. Тем более это сейчас намного доступнее в плане инфраструктуры, аренды снаряжения.

Хотя, с другой стороны, есть люди, которые сходят раз в горы и уже называют себя альпинистами. Есть специальный цикл подготовки: тебя учат просто ходить - в лесу, по траве, камням, снегу, льду, скалам. И в конце 10 дней сборов делается одно восхождение. А вот коммерческий альпинизм, о котором я уже говорил, действительно напоминает прогулку. И отношение: "Мы заплатили - ведите нас".

- Вы еще и спасатель поисково-спасательного отряда. Как здесь помогает альпинизм?
- У нас в области альпинизма нет, горный туризм не развит, так что задействуют меня, в основном, как преподавателя. Военные часто к нам обращаются - консультировать горных стрелков, скажем. Это подразделение, можно сказать, детище бывшего председателя федерации альпинизма Игоря Шерстнева, он очень был в этом заинтересован.

- Вы ведете школьную секцию альпинизма - есть перспективные ребята?
- Это секция спортивного скалолазания - подвид альпинизма. Люди часто путают эти два понятия, а это совершенно разное. Тем более скалолазание теперь олимпийский вид спорта, и в 2020 г. будут первые олимпийские чемпионы.

Консультировались у меня по обустройству скалодромов - и хвала тем, кто вот просто в спортзале их устанавливает. Чем больше их будет, тем больше будет развиваться спортивное скалолазание.

Детей в этом можно задействовать, как в гимнастике - с 4 лет. Раньше этим можно было заниматься только на естественном рельефе, сейчас даже в подвале можно построить скалодром. И на этом, кстати, немалые деньги делают. Конечно, есть перспективные ребята, главное, чтобы не бросали это. Все ведь зависит от денег - любой спорт дорогой. Чтобы ребенок развивался, нужны постоянные соревнования. А ближайшие - только в Хабаровске. А наш спорткомитет не в состоянии каждый раз отправлять всех желающих. Тем не менее делаем что можем. Проводим, например, кубок федерации по скалолазанию, в этом году хотим заявиться на проведение кубка области.

Конечно, большое спасибо родителям наших воспитанников. Вот с их помощью мы вывозили детей на скалы в Михайловке Благовещенского района - лазали там весь день.

- Развитию горного туризма в области мешает только отсутствие гор?
- Есть перспективные скалы - в Бурейском районе. Они хороши и для скалолазания, и для альпинизма, но их открыли на левом берегу Бурейского водохранилища, а надо бы на правом. А вот как туда добраться? По воде дорого - лодка нужна, а Нижне-Бурейская ГЭС, которая там стоит, - режимный объект, хотя до скал оттуда 5 км.

Есть скалы и на Амуре, но там колючая проволока - пограничная территория. И пока пропуск туда получишь, уже и сезон кончится. Нужно какие-то особые режима пропуска разрабатывать.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU