Белуха 2000 (почти невыдуманная история одного восхождения)


Вот она, Белуха. Вертолет улетел, в порыве щедрости балушенцы вручили нам ящик водки, который не успели выпить, 5 литров пива и ведро шашлыка. Такого Белуха еще не видела НИКОГДА, наверное, и мы тоже!!!
Наша команда, шесть харь, прикрылась от поземки, которую поднял вертолетный винт и сыпанул на наши истощенные зимним авитаминозом морды.

- Ну что? Гуляем! Солнце палит вовсю! Погода отличная. Что еще надо отважным восходителям!? – это моя реплика, я вроде за старшего группы.

- Да, да отважным! «Пельмень» ты все таки, Костян

- Не пельмень, а шашлык.

- Вот, кстати!!! – Малыш, радостно разодрав свою объемную рожу лучезарной улыбкой счастливого младенца, засуетился возле костра.

- Ну, где это было, отморозки? А? В лес с дровами! – Толик, радостно подпрыгивая на месте от возбуждения и счастливо зыркая по сторонам глазами - Сколько едухи-то! Живем!

- Да не прыгай ты, Толик, как телок перед водопоем, – Димон не мог не вкрутить Фирсову шпильку, – нет, ты все-таки прикинь балдеж-то какой!!!

Мы все вшестером под «верхнем седлом» счастливо застывшие, никак не могущие поверить в свалившуюся на нас благодать, щуримся на мартовское яркое солнце и возбужденно перекликаясь друг с другом готовимся к ночевке.

Странно, очень странно устроена память человеческая – я, мечтавший весь год об этом походе в этот район, на эту священную гору Белуха (пятую магнитную точку земли), только для того чтобы забыть все городские заботы и отрешиться от проблем, невольно или движимый чей-то волей… И вот уже мысли возвращают меня туда, откуда я бежал на эти 10 дней, в мой кабинет, на улицу Тихая 11 города Усть-Каменогорска…

Сидим с Андреем Васильевичем – директором «Рахмановских ключей» – звездой мирового альпинизма, который уже три года вытаскивает этот санаторий из ямы «инфляции и перестроек», потрясших Казахстан за последние 10 лет. Для меня - просто Андрюха, друг с детского сада.

- Андрюха, тут я получил сигнал с «Казметала». Опять кто-то капает против нас, и сильно. Надо бы. Надо бы показаться, мы уже три месяца не были у верхнего руководства. А ты ведь знаешь, можешь работать, хоть на изнанку вывернись, но если верх не в курсе о твоих достижениях, то грош цена твоим усилиям.

- Да не могу я сейчас в акимат с просьбами, рэтрак до сих пор не пришел, завод твой «первый в Казахстане» по производству химстойкой краски как то заглох, и его не слышно…

Тут я вынужден обратиться в историю нашего бытия и развития, дабы уважаемый читатель не погряз в непонятных оборотах моих записулек. Так вот, коротенько наша жизнь до этого разговора опираясь на важные вехи, как мне кажется, выглядела следующим образом:

Восемь молодых счастливых советских людей, один из них - ваш записульщик, другой Андрюха, в 1989 году в горном районе Сайрам под Чимкентом, на альпинистских сборах решают открыть кооператив АЛЬТИУС – подталкивает их к этому решению, первое – Андропов запрещает финансировать альпинистские мероприятия, второе – бешеное желание не расставаться с горами, третье – заниматься своим любимым делом и при этом прилично зарабатывать. Дай бог, Горбачев открыл вроде такую возможность. И, конечно же, самое главное – это специалист Вадик (свой альпинер), который здесь же за 10 дней показал всю простоту создания кооператива, движимый любовью к своей жене и убоявшийся их родственников, собираясь переехать в наш Усть-Каменогорск из Алма-Аты, знающий и уже работающий в кооперативе подобного профиля.
Тут же вернувшись в Усть-Каменогорск в течении двух месяцев создается кооператив. За год работы кооператив уже в составе 12 человек – членов. Зарабатывает 360,000 рублей, осуществляя свою мечту (горы - это мы, мы – это горы, а Алтайские горы – это самые-самые. Самые, и главное – наши), арендовав землю под Белухой на озере Язевом, учреждает фирму «Алтай-тур компани», в которой имеет контрольный пакет…

- Луна - глянь, Костян - ведро не повесишь!

- Какое ведро? С шашлыком, что ли?

- С башлыком, конь ты педальный!

- С башлыком? А на Кой?!

- Ммм… На той самой, что над перевальчиком «Верхнее седло» висит.

- И на зачем?

- Балбес ты, что ли, Толик? На луну, а не на зачем твой, ведро, понимаешь? Пустое, такое с ручкой, вот как у шашлычного твоего, если вешаешь то все осадки в ведре - значит хорошая погода, клевая значит, а как не повесишь - соскользнет все! Каюк! Нет погоды.

- А где она?

- В Пизе, город такой, Пиза!

- Да че ты здесь раздухарился, Димон, загнобил меня совсем, висишь не висишь, зачем не зачем, Пиза – блин город! Умник, киргиз.

- Заткнись, рожа скотская. И за что я его люблю, сколько знаю, недоноска этого? Все время визжит, как недорезанный поросенок.

Дым от костра из привезенных дров (нас высадили на конце лесной зоны) абсолютно неуправляем, мечется из стороны в сторону и всем режет глаза. Мы сидим на снегу вокруг ямы, в которой костер, и пожираем усиленно шашлык, сдабривая все это водкой и всякими базарами о том- о сем. Луна освещает, и даже без костра видимость довольно далекая. Правда, чтобы посмотреть на Белуху, мне надо вставать с каримата, так как поставленные палатки, ожидающие нас на ночлег, закрывают эту величественную гору.

- А помнишь, Костян, сколько энтузиазма? Сколько труда положили мы на «Алтай Тур Компани», отгрохали базу такую, что дай бог каждому. Тянет меня в этот район, как магнитом. Я и приехал то в район, шикарно здесь!

- Ха помнишь, да я только это и помню - все остальное, как обрывки туалетной бумаги.

- До использования, или после?

- Да какая разница? Хотя и так и эдак. Жаль, был я там в ноябре с Кимом - на рыбалку ездили…Четыре года прошло, от нашей базы даже намека… Все все нахрен пошло, так сказать нахер махер шумахер.

- Гора все очистит и не раз.

- Ну ты Димон как священник прям.

- Да заткнешься ты когда нибудь, Толик.

- А Рома молчит.

- А кто молчит тот торчит.

- А Саша? Эй, Саша, хлебца замершего подай.

- Возьми.

- Откликается.

- Откликается - значит болтается…



Эх компани, компани – хороший шофер никогда не будет хорошим руководителем. Вложив все мысли дела и души, столкнувшись с неприкрытыми атрибутами буржуазного строя, наше дружное братское альпинистское сообщество начало давать осечки и сбои. Главные враги: жадность, легкость наживы, авось, безответственность, и, конечно же, некомпетентность раскололи коллектив объединенный одной такой светлой идеей на кучу осколков. Директор фирмы залез в долги, купил вроде бы землю под Москвой, занялся какой-то сомнительной продажей машин из Германии, в конечном итоге скрывающийся осел в столице и при встрече с кем-нибудь из нашей толпы жалился на то, что его никто не понимал и сейчас не понимает, вскользь горделиво упоминал о своей молодой новой жене и прижитом с ней ребеночке, прятал тоску в глазах и просил занять несколько сотен долларов, что он де якобы обязательно отдаст, вот-вот к нему приедут клиенты на речку Или из Германии. Ему, конечно же, никто не верил, но деньги все ж таки давали, потом рассказывали об этом как о случайном невезении: - Вот возле кафе, да да, на пересечении Фурманова и Абая, да да, встретил знаешь кого, ну да да, ну а куда деваться? Денег? Дал, да, дал я ему денег! Зачем? Ну а ты бы? Да и не хай с ними, с деньгами не хай…

Целищев Андрей ушел работать со своими клиентами отдельно и стал водить группы туристов-альпинистов зарубежников прямо рядом с базой в палатках кемпингах. Их размещал и далее по маршруту.
Ваш покорный писуняка, побыв год председателем «Кооператива Альтиус», не сумевший по новому зажечь разуверившихся людей, забрав с собой одного человека, в 92 году открыл свою фирму «Лик» – основным профилем которой была антикоррозионная защита. Вадик уехал в столицу со словами К и Ж (что в простонародье означает козлы и жабы), создал такую же сильную фирму по такому же профилю, что и у меня. Раскидало по осколкам, каждый, как мог, зализывал свои душевные раны, при этом внимательно смотря на других.

Но магнитная точка Белуха стягивала нас всех, побывавший здесь да вернется сюда. Он вернется, и не раз. А куда деться? Да никуда, а почему? Да кто его знает почему? ШИКАРНО здесь вот и все!!!

Больше всех сотрудничали и советовались друг с другом мы втроем - Вадик, Андрей и я, другие тоже разговоры разговаривали, но у нас стали появляться какие-то небольшие удачные совместные сделки, и, собравшись у Вадика в Алма-Ате, за бутылочкой пива, мы каждый раз возвращались своими помыслами в этот центральный Алтай, к своей мечте – идее…

- Димыч у тебя ноги не вспотели?

- Нет.

- У меня вспотели.

- Какое счастье - у Толяна вспотели ноги!

Мы сидим на серпе, уже поднялись на 400 метров, по вертикали конечно же, первый день восхождения. Погода – кайф. От места ночевки - полтора часа до грота и первого ледника, из которого вытекает Катунь. Потом вправо на серповидный гребень, вдоль хребта ведущий на подушку второго ледника. Время обеда, и мы впервые испытываем газовые корейские баллоны и плиту.

- Идти никуда неохота - это Жанна, единственная тетка, для раздора в нашей группе. Ну ниче-ниче, день-два, и мы такие же как все будем, загнобим, как говорит Толян. Мы втроем - я, Дима и Толик - настолько схожены, что нам хоть кого в группу, он уж через день два запоет: «провались, обломись, да и виг с ним» и т.д.

- Далеко еще?

- Будешь идти до упора, гребень пробатрачим до ледника, хотя кто его знает?

- Жрать надо, каждые два часа.

- Жрется хорошо к 11-00, а с утра нет.

- С утра зато ср-ся.

- Чай варим уже третьи сутки - замерзают проститутки.

- Инструкцию надо почитать - на этих газовых баллончиках написано, вот здесь 160 мл газа на вот этот патрон - Малыш подкидывает баллончик.

- Сколько у нас патронов таких корейских кривых всяких толстых гнутых?

- Пять, елы палы трали вали.

- Значит 850мл надо.

- Как все запущено!

Чай закипел наконец-то. Настроение заметно прибавилось. Толик залепетал, у него в ногах возник килограммов на 5 мешок.

- Пусть я замерзну, пусть мне.

- Дышло тебе в ухо.

- Будет плохо, но я это не понесу.

Перед глазами мелькают 3 шапочки два свитера и всякая дребедень.

- Эй? Едрей твою кожерыж. Ну навига!?

- Чтоб спортивно все. Больше килограммов - круче парни.

- Нам четыре дня вот так, – Малыш выразительно чиркает по кадыку ребром ладони, - По такой погоде.

- Чувствую, дело пахнет очередной закопушкой, Рома, сколько у нас кушанья?

- 5 дней как с куста - Рома тоже в эйфории хорошей погоды. Выдавил из себя лишних два слова - ну точно погода испортится. Будем потом палец сосать, про тушенку вспоминать.

- Ладненько ладно, на один день оставляем в закопухе прямо здесь, вместе с Толиным бутером…

Пиво «Балтика» зашипело и пена опустилась в бокал. Вадик хитро улыбаясь, убеждал Андрюху.

- Ну, кто ты такой. Ну, знаменитый альпинист. Орден у тебя за мужество на Эверест без кислорода, траверсы на грани выше 6000м, с Назарбаевым вот ходил на пик Абая, Нулейменов только о тебе и говорит, да тебя за бугром многие знают. А здесь? Будь ты хоть аленкин цветочек!?

- Давай ближе к телу, Вадик.

- Так вот, от базы Дуркомпани нет ничего, а есть же ключи Рахмановские.

- Ну, ты хватанул, Вадик, это сколько туда надо вкладывать?

- Ну и что вкладывать? Пей пиво, не робей, Костян, и слушай умного человека – меня значит: Фирмы у нас в силе, у тебя 2 филиала в России. Работы, говоришь, больше, чем можешь сделать, так ведь? У меня, слава богу, и филиал есть в России, да и не только. Ты знаешь. А Андрей у нас…

- Звезда.

- Звезда то он звезда – это друг!

- Наш друг!

- Пей пиво, Костян, то, что он твой друг тебе и флаг в руки. А вот то, что он друг нашего Нулейменова! Личный! - Вадик многозначительно выдержал паузу и его толстая, располагающая к себе, морда победно улыбнулась- ЛИЧНЫЙ!!

Уже через несколько дней директор Гока вынужден был оправдываться.

- Сколько в месяц ездит к вам людей?

- 6 человек.

- А вы знаете, что это жемчужина всего Казахстана!? Что этот санаторий единственный своего рода в мире?!

- Да у меня и так на эту жемчужину по 1.5 миллиона средств в месяц уходит…

- Так к вам приедут, оценят обстановку, возможно, заберут ваш этот санаторий, и вытащат из дерьма.

- Да я с удовольствием, баба с возу….

- Что?!

- Да я говорю…

- В общем, примете как положено, мы проконтролируем. Все!.

Звонок, конечно же, был сверху, с самого.

И вот наша команда на «Рахмановских ключах». Встречают нас настороженно, но все показывают. Мы, как и положено, мимо Белухи с такой оказией не пройдем. Осматриваем весь санаторий - бог ты мой, как все запущено! Систему отопления надо менять, мебели уже лет 30 будет. В столовой, как у Снежной королевы в прихожей, МТС на ладан дышит, да и коттеджи тоже! Работы, короче отсель и до ишачьей пасхи. Два дня на все про все, и пора на Белуху. Она же рядом, двое суток на лыжах - и под горой, какой пень откажется?!…

- Твою мать, еще и лыжи на себе тащить, вот и покатались.

- Гребешок-то острый к краю, осторожней ребзя, оборвется козырек, и все!

- Когда он, этот серп, кончится. - Как на высоте – по шее Малыша течет тоненькими струйками пот, в глазах усталость, но видно, что будет переть до упора, до последнего, через себя. - Куда мы бежим, а?

- Если до подушки под третий ледник не дойдем, то завтра под лавину на выходе на балкон запросто.

- Как в аптеке.

- Вот что в рюкзаке у тебя болтается?

- У меня не только аптека болтается.

- Вроде взрослый человек, блин, а все у него болтается.

- Ну ладно базары разводить, вон Димыч куда утропил, черт акклиматизированный.

Мы вылезаем на верх серпа (снежного острого гребня вдоль склона), слева от нас - сбросы метров по 200 прямо на Катунский ледник и мощные разломы айсберга второго ледника, которые мы будем обходить верхом.

- Не пора ли лыжи одеть?

- Пора, брат, пора туда, где за тучей белеет гора.

- Блеет гора, козлит значит.

- Давай, шевелись, у нас 2.5 часа светлого времени, а еще ледник пересекать справа налево, – Я надеваю лыжи и по мульде вдоль склона ухожу в правую часть ледника. тропежка средняя - как долго я мечтал об этом, рюкзак давит приличной тяжестью на плечи. Еще бы - там вещи и все альпинистское снаряжение, ботинок пара только 7 кг. Да и провались! И я проваливаюсь в очередную протайку.

- Куда, Костян? –Димыч тут же меня обходит.

- Давай через пупырь и прямо на ледник - солнце уже за горой, и мы в тени, расслабляться и стоять невозможно. Только движение спасает нас от замерзания.

- Организм он к холоду не привыкает, он его накапливает - Димон что-то еще бурчит про описание умных дядек и их исследования и как обычно заканчивает «А кто его знает? Этот прав и этот прав - да провались!». - Нам, вот, хорошо. Тебе, Толян, хорошо?

- Хреново мне, Дима, вот если б ты рюкзак взял у меня, мне бы было хорошо.

- Может тебе в харю дать……

…Оправдав положенный нам срок на управление «Рахмановскими ключами» мы, собравшись с силами, выкупаем санаторий, и в течение 4 лет успеваем сделать следующее: горнолыжный подъемник рядом с городом Усть-Каменогорск, довели посещаемость санатория до 93 человек в месяц, завод по производству своей химстойкой краски, и еще много достижений, перечисление которых только утомит уважаемого читателя, но которые способствовали и укрепляли базу для осуществления наших замыслов. Теперь уже продумано грузим тележку свою и тащим ее изо всех сил, грузим и тащим.

Так вот, значит, сидит Андрюха напротив меня сразуть после нового года 2000. Ну ладно, ладно, не сразу - дней так эдак через двадцать, и лепит такую залепуху:

- Тут Балушкин хочет ВАЗ затащить на Белуху…

- А че завод? Я ж из-за проекта маюсь, только ть вылезешь, тут же совки вокруг тебя, не дыхнуть ни взлететь, только вылезу они тут как тут пожарники, санпединстанция, архитектура… Да много их, а следом за своими отрядами уже полки налоговой на зимние квартиры. Я этот проект уже 9 месяцев утверждаю! Вот утвержу, и тогда в полный рост реклама и прочее сунутся. А я им бац по башке проектом! Отлезут, сунутся, а я им под дых проектом! Загнутся опять! А я им меж ног…

- Я говорю - Балушкин хочет новый джип затащить на Белуху вазовский, ты же знаешь, он стал дилером по продаже вазовских автомобилей всего Казахстана, единственным, и очень этим обстоятельством гордится.

- Я думал, что ты шутканул сначала.

- Да нет серьезно. Вот он этот джипик новенький их, - и достает фотографию, - вот!

- Симпатичный уродец, а вот и характеристики - по снегу запросто?! По воде даже плавает?! Склон преодолевает 38 градусов?! Вообще фантастика!! Ну и даже с такими характеристиками на Белуху я думаю…

- Короче ты там команду сколотил и в марте собираешься?

- А ты идешь?

- Нет, скорей всего форма у меня не та, подтренироватся бы надо... Ну так вот, мы летим на вертолете, забрасываем вас под «Верхнее седло», вы выходите и описываете все движение машины до самой вершины, подробно каждую трещинку чтоб указали. Намечаете, так сказать, линию будущего заезда джипика этого на гору. Раскрутим район заодно. Акция-то какая, и твою краску химстойкую ПКК-710 отрекламируем заодно, хороша акция?!

- Шикарно. Только машина не проедет, ну как она по крутяку? М…



Я сижу в нашей четырехместной палатке, шипит газ, и на плитке варится каша, из-за этого в палатке тепло, только все парит. Да и ладно с ним, пусть парит. Нас шестеро. Спина уже занемела, ноги тоже. Усиленно записываю будущий маршрут движения машины, за двумя тонкими матерчатыми стенками палатки градусов эдак минус 25.

- Ну и куда они тут нахер машину собираются?!- Я пишу в тетрадку («от камня вправо, в случае наста, представляется легче, к началу серпа камни забитые снегом, их можно использовать как точки крепления, в начале склон 20-30 градусов. потом последние 3 веревки 45 градусов, потом уступы 15-20 градусов, мульда, 30 метров уступ 30-35 градусов, потом вправо метров 300, 40 45 градусов уклон»)

- Да ты че, Костян, какой снежный мост выдержит эти две тонны? Пусть она хотя бы даже и проехала, достаточно разок провалиться в трещину - и дня как не было.

- Каша готова, ставь чай Рома. И что это ты рукой там у себя шаришь?

- Да не то, что ты думаешь, Жанна Максимовна, баллончик грею газовый.

- А раньше это по-другому называлось.

- Смотри, не перегрей баллончик свой газовый, Рома, а то как выстрелит…

- Обхихикаемся все.

- Или обс-ся.

- И то и другое, не к столу будет сказано.

- Отличная пропастина получилась, вкусная. Против шашлыка - дерьмо конечно, но на вкус, на вкус - как апельсин. Молодец, Жанночка!

- Ха, Жанночка, - Малыш обиженно забурчал,- Да Жанночки вашей тут близко не стояло.

- У кого не стояло?

- Близко говорю тут вашей Жанночки не было, Малыш то! Малыш туда! Малыш все!

- Малыш забил на все.

- Ну ладно, хорошо, вы меня еще попомните.

- Рожу лениногорскую.

- Ооо, обиделся, Анна Каренина! Я предлагаю - так хорошо у него получается. Здороветски, так эдак по Лененодырске.

- В восточном Казахстане есть три дыры это Усть-Дырск, Лененодырск и Дыряновск.

- Сыпани добавки, Сашок, у нас тут как баня, только веников не хватает, и температурка чуть выше нуля.

- Щас устроим купанье в снегу.

- Ой ой ей нога! НОГА! Еще! Все! Все! кайф какой!!!- Толик дергает своей затекшей ногой - как минимум у троих чай повыплескивался. Зато у Толика долгожданно по жилам потекла кровь.

- Пендюх!

- Кабан свинский!

- Ну ты, блин, уключина!

- Свинопотамия!

- Козлина, ты, Толик и больше ничего.

- Да и … Давай мужики энд бабы на улицу - мамке позвонить пора, а то уже спина колесом.

- Вы не смотрите, что у меня грудь впалая, зато спина колесом.

Все выбираются из палатки и становятся в рядок для осуществления своих нужд. Кайф, конечно же, неописуемый. Прямо перед нами скальная стена Раздельного гребня во льду. Справа огромные сераки, разломы третьего ледника, ведущего на раздельный гребень в выполаживающейся его части. Слева внизу, далеко внизу (ведь мы за день набрали все ж таки метров 900 по вертикали) горы и долины, и мы в центре мироздания все это освещает полный серп луны, и наши длинные тени касаются трещин второго ледника, в обход которых мы сюда пришли.

- Это Шамбала, Костя! Ого-го-го.. Я тебе отвечаю – Шамбала, - Димон в эйфории думает все то же.

- Нет, точно обкурился там в своем Бишкеке, раскричался как полоумный - Шамбала, Шамбала. Памбала! Это, Дима, Камбала! Рыба такая плоская - и Толик изображая Диму совсем уж по козлиному закричал –Камбала.. Камбала...

- Да заткните ему пасть, вот козлина…

...Опять мой кабинет, четыре столпа нашей фирмы НПФ ТОО « ЛИК». Это я. Два зама по производству и зам по маркетингу и снабжению.

- Ну что мужики, как шкуру ягненка натянуть на слоненка?

- А что там у нас?

- А у нас как всегда - дефицит бюджета в мае аж 56,000 долл. Давай будем ужиматься как-нибудь, вот с Олега и начнем.

- Плазмотрон опять сгорел, но теперь мы уже близко - еще чуть-чуть, и мы керамику сможем делать химстойкую.

- Сколько по времени?

- Два месяца.

- Да кончай ты, Олег, два месяца. Какие два месяца? Про металлизацию ты говорил 1.5 месяца, мы ее нормально начали делать только через год, а про полимербетон вообще сложностей нет - опять только спустя 1.5 года, а плазмотрон этот, извините меня, не металлизатор.

Тут сотовик мой зазвонил, оборвав меня на полуслове.
«Да, это я, привет Вадик, что? Нет, вот как раз и решаем… В тендер на Казахойл? Да мне только в Казахойле потындерить осталось для полного счастья, и тогда как та мартышка разорвусь. Что? Казмедь? А что, Казмедь уже как 9 месяцев. Ну, ты как думаешь? Я тоже думаю, что через девять месяцев что-то рождается. С институтом Проектным отработали, со всеми подразделениями тоже отработали, все документы им передали, они все думают как тот новый русский, который с утра пейджер перечитывал. По дефектоскопии нефтепроводов возьмусь, остальное уволь. Ну и что. Да, могу высокомолекулярный полиэтилен и на баки твои нефтяные - лучшей защиты не придумаешь, да ты пойми, что у меня специалистов всего 6 человек. А их как минимум полгода готовить, да не хватит у меня, при чем здесь деньги? Вот пусть и делают эпоксидкой на 3 года. Ну ладно, пока…

- Это Вадик. Ну, как говорит один джентльмен, «никто не может объять необъятного». Давай, Вовчик, поливай, что у тебя с Павлодаром? Твой убыток уже вот здесь.

- Да он у меня тоже вот здесь. Пожарники зарезали пену, теперь хана, в России четыре вида: воспламеняющиеся, трудновоспламеняемые, слабо и невоспламеняемые, а у нас как у тех белорусов. «Даже грабли, разбросанные по всему полю, не могут сбить роту белорусов со строевого шага». Вот всего два разрешения – значит, нет и да, горит и не горит, третьего не дано…

- Ну, и что там выходит для сворачивания участка?

- 1,800,000 тенге

- Да блин твою мать, что тут скажешь. Я же говорил твоему мастеру - займитесь градирнями на алюминиевом? Какого рожна надо было? Уже б деньги были на исправления косяков этих, а сейчас что?

- Да Алюминиевый тоже гуси еще те.

- То не они гуси, это Пуев твой гусь, у них экономии по нашим градирням куча тысяч долларов, а мы не отрабатываем все завтра, а сейчас уже начало февраля. У них там блоки зарастают, а наш полиэтиленовый нет. Ну, какой откажется? Надо мастеру твоему улицу перейти. А он все потом и потом…

- Да нашли бы мы деньги эти, Витек, давно бы муку или электроэнергию по взаимозачету отработал, и были бы бабки.

- Пошла масть по кругу, давай, Витек. В чем там дело?……….



- … Ну и куда они тут нахер машину собираются?!

- Вот я и думаю.

Мы сидим на балконе (раздельный гребень в выполаживающейся его части), я усиленно записываю будущую нитку движения машины, этого джипа Вазовского («Дальше выравнивается до 25-30 град. Но хорошего опять метров триста, все одно, чтоб попасть на ледник еще одна веревка 45 градусного склона, потом 8 веревок 45 град к правому краю. Логично обходя ледовый пупырь справа чуть-чуть вверх, есть проход на снежник, ведущий на балкон, две трещины по 0.5 метра уклон 30 град»).

- Пишу уклон 45 градусов, кругом сераки. Топчись, провались.

- Стоянка на три машины на балконе, ха ха…

- С седла хрысь на параплане, мечта! И до Серсембая?

- Да.. Щас бы он замахнул, только фуфайка завернулась.

- Я на такие вещи не подписываюсь - на вертолете чуть не покакал.

- Если вам все равно, где вы находитесь, значит, вы не заблудились?

- Как все запущено.

- Да и провались.

- Когда не знаешь, что делаешь, делай это тщательно.

- Ха, это точно про нашу машину.

- Труба хату завалила.

Погода отличная, солнце парит во всю, мы сидим на балконе. Слева и справа от нас - натуральные пропастя, прямо своими ледовыми вершинами вздымается Белуха. Она нависает над нами всей мощью своими сераками. Слова вытекают изо рта непроизвольно. Болтается, все что ни попадя, душа распахнута на все сто, а может быть и на двести, бывают моменты лучше? Я не знаю. А кто знает? Да никто, кто здесь раз был, тот обязательно вернется…

- Давай, Костян, цепляй веревку – пойдем, поищем обход трещин, чтоб завтра не болтаться.

- Пойдем.

Подхватив ледорубы, мы двумя связками идем тропить и искать проходы между трещинами. Рома и Жанна остаются суетиться по кухне.

- Солнце слева, солнце справа, ты зеленая держава.

Вот балбесы, какие же мы все-таки балбесы, базарим все, что ни попадя, ну точно балбесы и есть.

- Поздравляю тебя. Димыч, ты - Балбес!…



- …С электроэнергией ты знаешь – Витек разводит руками.

- Да ты мне рассказывал, а вот Вовчику нет.

- Ситуация следующая: на бумаге конкуренция и прочее, антимонопольный комитет, а на деле шиш! Каждая область имеет свой избыток электроэнергии, и что бы удержать цены своей выпускаемой - куча всяких разных припонов: КЕГОКи,сети, ассоциации,и прочее и прочее, которые даже если мы преодолеем, то вряд ли свои деньги потом с них вытащим! Ну а мука твоя, Вовчик, это блеф, как только говоришь давай свою муку сразу, подожди, иди туда, иди сюда. Короче туфта это, нет у них никакой муки на самом деле!

- Ладно, все ясно более или менее. Мне нужен тайм-аут три дня. Разбежались. Таня, - это я секретарю уже, - есть кто?

- Да, есть. Тут налоговичка эта обиженная, позвать?

- А куда денешься, хлещи.

- Чего?

- Да это я так, зови короче.

Напротив меня сидит обычный клерк налоговой инспекции, женщина лет тридцати, симпатичная. И как стервы такие еще умудряются прихорашиваться? Тут же нахожу кучу изъянов, это меня несколько успокаивает.

- Вы как хотите, Константин Леонович, а штраф этот в 1,100,000 тенге я направила на инкассо. Я - человек маленький, у меня инструкция.

- Конечно, у Вас инструкция. То, что закон вы нарушаете, это вам как-то все равно. Зачем вы вообще пришли? Могли бы вызвать меня, как миленький прибежал бы? Вы пришли потому, что знаете, что вы не правы. В результате действий ваших мне придется уволить 12 человек. Специалистов, надо заметить, которые наработали бы в этот ваш бюджет гораздо большие суммы. У всех их, заметьте, семьи и дети.

- Вот у Вас сотовый телефон, а вы такой штраф оплатить не можете. Не надо сказки рассказывать, я, знаете ли, не дура.

- При чем здесь сотовый, он стоит одну десятую часть Вашего штрафа, он близко не покроет. Вы мне основание покажите в Законе, а не в инструкции. Вот у меня документ, что мы предприятие, имеющие сезонный характер работы, вот ответ вашей налоговой, вот сам Закон. Ну сами то логично рассудите, как я могу платить с того, чего не было. Это то, что на бумаге – планирование. А это - это то, что на самом деле. А вы мне с разницы штраф - очень мило, вы же сами меня и подставили под этот штраф!

- Я Вас не подставляла.

- Ну не Вы, государство Ваше. Вы же там работаете. Трудитесь на его благо, только в моем понимании благо для каждого это и есть - благо для государства. Сначала обесцениваете теньгу в 1.5 раза, а потом нате Вам с разницы штраф. Ну, сами рассудите, кто эту Вашу инструкцию писал. Явный пройдоха, и не скажешь ему, мошеннику, он де небось думает – «ловко я все обляпал», а вы ему пособляете…

- Вы тут из меня дуру не делайте! Сами на волгах ездите! Я Вам не дура, что я не вижу как Вы тут на волгах ездите!!!

Хлопнувшая дверь обрывает этот абсолютно бесполезный спор о логике в Казахстанском законодательстве, или ее отсутствии как таковой, хотя только ставишь во главу угла принцип - «обдирай все и всеми силами с предпринимателя», сразу становится логично в этом смысле законодательство. «И чего я разметал бисер знал же, знал же, что все бесполезно….»

- …С Устькамана до Белухи лучше нету запердухи.

- Эй, я не понял? Мы как машину потянем сюда?

- Записывай, Костян, бред сивой кобылы.

Я сижу выше балкона на леднике на перекуре и старательно пишу («сам гребень метров 700, когда он заканчивается сразу машина может проехать метров 200, потом по леднику, лучше сразу прижаться к левому скальному. Придется преодолеть трещину метра 3, мосты снежные вряд ли выдержат. Метров 500 щемясь вышкребаемся к скалам, потом вправо после мульды к сераку»). Смотрю на этот мощный серак метров 25-30 в высоту разлом впечатляет, да потрудилась матушка природа!!!

- Смотри, какой болт ледяной, - Малыш показывает на ледяной столб вверху серака высотой 7 метров.

- А следов то понатоптано, вы что, здесь вчера польку танцевали? - Это Жаннуси уже слушается со второго раза. Пару трещин и лавиноопасных склонов, а скорее всего наши непрекращающиеся наезды дисциплинируют.

- Это Толик тут вчера проход искал меж трещин, залез под серак, смотрит на этот фаллос ледяной и пищит «Я дальше не пойду», мол дурак я, что ли, летать не умею над трещинами, щемится на фаллос этот, смотрит, и аж заколдобился от страха.

- А тут еще голос.

- Какой голос? - так глупо, как Жанна, еще никто не подставлялся.

- Неземной такой, Жанночка. Как закричит «мужики! Вас на хрен не посылали?» Мы притихли все, и Толик тоже ть присел. Да, говорим, так мол так, было дело - посылали. «Так вот вы пришли!!!» Ха ха ха.

- Сами вы и шутки ваши. Ну Вас.

- А что ты хочешь, Жанна, Согра – матушка.

- Ладно, покурим и хватит. Если до обеда на перемычку выползем, то успеем еще и на гору сходить, завтра неизвестно какая погода будет.

Мы все переползаем трещину под сераком на пузе и резко уходим вверх по леднику. Буквально через 400 метров - огромная трещина через весь ледник метров 15 ширина. Да больше, больше. Да куда уж больше, мать твою за ногу.

- Ну куда ты, Толик, лезешь? Тебе что, жить надоело? Если этот мостик гнилой рухнет, у тебя маятник метров на 8, и об стену ледяную хрясь!

- И кровь по стене брызг-брызг.

- Сам ты брызг.

- Че делать то будем?

- Время убьем, это точно. Вправо не видно мостов. Влево надоть, вниз.

- Че делать то? Лезем?

- Сидим и курим, дай подумать. Время жаль, ох время жаль. А завтра неизвестно что с погодой будет.

- Если вниз влево, часа 2 как с куста потеряем.

- Хоба хороший люди.

- Человечище.

- И жена его, Еха, тоже хороший люди.

- Короче давай низом два часа говоришь, там видно будет.

- Может, рискнем?

- А на кой? Что нам, жмурика в группе не хватает? Давай вниз.

- На всю веревку, елкин пень! На всю! Вот лоси, ахнешь - как не было, - Дима умеет нагнать страху.

- Страховка готова.

- Ну давай, Рома, с богом, ползком конечно сколько?

- 10 сантиметров толщина этого фирна снежного, не выдержит?

- Ты так говоришь, будто у нас есть выбор. Потихоньку, ты ж на страховке, вот так, вот так. А ты говорил - не выдержит.

- Перила готовы.

- Вот цедило. Теперь уж не должно быть сюрпризов.

- Да на этой горе без сюрпризов не бывает.

- Что правда, то правда…

Автор: КОНСТАНТИН ЛИППЕРТ (Усть-Каменогорск)

(продолжение следует)

Источник: http://russianclimb.com/russian/russian_library/lippert_belukha.html

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU