Интервью Глеба Соколова о восхождении на пик Победы

Для Победы главное команда! Команда, которой все будет по силам! Итак, о чем мы будем говорить?
Об Ю́жном Иныльче́ке, о выезде группы новосибирских альпинистов под руководством Глеба Соколова на Тянь-Шань. Мы постараемся ответить на вопросы: "Как это все происходило?", "Для чего?", "Как люди отработали?", "Что это за мероприятие, как оно прошло?". О своих впечатлениях про восхождение команды на один из известнейших семитысячников , пик Победы, рассказывает её старший тренер Глеб Соколов.



"Свой рассказ я начну с небольшого отступления. В 2015 году у нас была разработана концепция формирования новосибирской высотной команды, была выражена идея сходить через несколько лет на Эверест. Это была программа-максимум на 2018 год, всеми горячо поддержанная. Я же четко отдавал себе отчет, что в 2018 году никакой экспедиции на Эверест у нас не получится. Я данный проект рассматривал совсем в другом виде, гораздо шире. Восхождение на Эверест это "одноразовая" акция. После того, как сходили на Гору, все сказали друг другу спасибо и разбежались. И всё, проект закрыт!

А я хочу создать постоянно действующую высотную команду сборную города Новосибирска или Новосибирской области или Сибирского региона. Всё потому, что таких команд сегодня уже практически не существует. Стоит отметить, что создание настоящей команды единомышленников это сложный и небыстрый процесс. Могу провести аналогию создания высотной сборной, в которой я ходил на Лхоцзе Среднюю, на Эверест и на К-2. Такая сборная команда формируется постепенно, т.е. сначала создается "костяк", а потом к нему могут подключаться иные участники проекта. И создание этой основы команды это достаточно долгий, непростой процесс. И начали мы его в 2016 году, организовав экспедицию на ледник Южный Иныльчек.

Я считаю, что международный альплагерь на Южном Иныльчеке это такая кузница кадров, где за относительно небольшие деньги мы можем получить колоссальный высотный опыт, который будет даже круче, чем полученный в Гималаях на простых "восьмитысячниках". Ни для кого не секрет, что простые восьмитысячники это так сказать "туристические маршруты", т.е. технической сложности на них практически нет. Основной проблемой там бывает погода, большое количество снега и, собственно, сама высота. Главное, что там нужно это быть физически здоровым, коммуникабельным и чтоб было везение, связанное с погодой и со снегом.

В этом плане район Южного Иныльчека сопоставим с Гималаями. Восхождения даже на пик Хан-Тенгри вообще-то не совсем простые, поскольку являются восхождениями, насыщенными техническими элементами. Я не говорю о классическом маршруте по провешенным перилам. Я говорю о маршрутах "Серпы" и "Змейка", на которые можно и нужно ходить. Это технические маршруты.

Восхождения на пик Победы это, в основном, очень сложные маршруты, за исключением, пожалуй, только маршрута через пик Важа Пшавела. И они отличаются от простых гималайских "восьмитысячников" в разы. Почему? Потому что на Ю́жном Иныльче́ке погода почти всегда не постоянна, не так, как, например, в Гималаях, где в конце мая погода устанавливается на целый месяц, где снег быстро фирнуется, где, даже при отсутствии ветра, через несколько дней образуется отличный фирн, обеспечивая абсолютно низкую лавинную опасность. Здесь же погода может меняться буквально несколько раз в день: утреннее солнце сменяет послеобеденная хмарь, а вечером уже метет пурга и валятся лавины. И такое может затянуться на несколько дней. Попадаешь как бы в снежный капкан. Кроме этого отмечу, что хождение по снегу это очень сложная дисциплина, я бы даже назвал ее наиболее сложной в альпинизме. Потому как скалы и лед они предсказуемы, технические приемы на них отработаны давно и им можно научиться, не стать, конечно, "гением льда" или "гением скал", но техникой передвижения по таким рельефам можно овладеть достаточно хорошо. Это не непосильная задача, особенно при использовании современного снаряжения, оборудования, экипировки.

Снег же, он настолько многообразен, особенно на Тянь-Шане, что научиться ходить по нему это многолетний процесс. Снег здесь каждый раз разный: то он лавиноопасный сыпучий; то он мягкий и пушистый и тоже лавиноопасный, но не такой, когда он съезжает досками или крупой, а просто съезжает большой массой; или он формирует заструги, и ты бредешь по колено, а то и по пояс, или даже с головой. В Гималаях такое случается очень редко. У нас такое было на Манаслу, когда за один снегопад выпало три метра снега, но он сфирмовался через три дня и всё, по нему можно было идти, как говорится, вприпрыжку.

Такого на Тянь-Шане, на Ю́жном Иныльче́ке не происходит. Северные склоны здесь слабо освещены, поэтому победить свежевыпавший снег может только очень долгое время или очень сильный ветер, который сметает эти снежные завалы в низины, тогда маршруты становятся относительно безопасными в плане схода лавин.
Южный Иныльчек это потрясающая кузница, чтобы погрузиться в высотный альпинизм и быть готовым к высотным восхождениям в любых районах мира, в т.ч. в зимний период. Это большая "лаборатория", где ты овладеваешь высотными навыками, навыками работы в команде и т.д.

Стоит отметить, что поездки в этот район относительно Гималаев, финансово менее затратные. Там, где в Гималаях за сезон нужно платить от пяти тысяч долларов и выше, здесь расходы можно минимизировать до одной-двух тысяч долларов.

Я на Южный Иныльчек езжу с 1990 года, практически каждый год, и специализируюсь в основном по снегу: определяю, когда можно идти, когда нельзя идти, могу работать на скале, хотя я там не такой специалист, или могу работать на льду.

Задача, которую я ставил перед ребятами это стать грамотной высотной командой. И поэтому Южный Иныльчек был выбран нами, как место подготовки такой команды. В прошлом году мы выезжали сюда и отработали весь сезон, причем четверо из нас выполняли функции спасателей и гидов. По этой же схеме мы отработали и в этом году. Четыре человека работали, провешивая перила на Хан-Тенгри по "классике", одновременно получая акклиматизацию и нарабатывая "снежный опыт". Я среди них был "играющим" старшим тренером, старался не вмешиваться грубо в процесс, а время от времени только подсказывал, как правильно работать.

В этот сезон процесс провешивания перил у нас затянулся практически на целый месяц. Это произошло прежде всего потому, что на Южный приезжает очень много народу, в т.ч. много неподготовленного, с большими амбициями. В связи с этим на склонах Хан-Тенгри происходят большие и маленькие трагедии приходится отвлекаться на организацию работ по их спасению, транспортировку пострадавших. Поэтому наши ребята, несмотря на достаточно высокую квалификацию, смогли провесить перила на Хан-Тенгри только к началу августа. И только потом они совершили акклиматизационное восхождение на вершину. После этого они были готовы работать на пике Победы.
В этом году погода в июле была просто замечательная, всего несколько дней было снежных, а все остальное время светило солнце, ледники очень сильно просели. Правда, в связи с этим возникала опасность камнепадов и ледовых обвалов со склонов пика Чапаева и Хан-Тенгри на ледник Семеновского, а это путь подъема с юга на Хан-Тенгри. Риски большие, потому что в обычное время ледники прогреваются после 10 августа, и тогда они становятся опасными. В этом году все произошло раньше. Но, слава Богу, несмотря на ледовые обвалы и камнепады, никто из участников нашей команды в них не попал и не пострадал.

Я часть времени работал вместе с ребятами: участвовал в спасработах и транспортировке тела погибшего гражданина Турции с 6500 м до мульды примерно на 5500 м. Частичное время акклиматизировался самостоятельно или с Виктором Ковалем, альпинистом из Санкт-Петербурга. Акклиматизационное восхождение мы сделали на Хан-Тенгри в начале августа, чуть позже ребят из нашей основной команды, и тоже переключились на Победу.
Сразу скажу, что нами было запланировано два маршрута на пик Победы, оба не по "классике". Первый для нашей четверки ребят маршрут Журавлева, он левее "классики Абалакова", не "смертельно сложный" маршрут, но он в основном снежно-ледовый, ходить его можно только при условии хорошей погоды и отсутствии лавиноопасного снега. Второй маршрут наш с Витей Ковалем. Это была попытка совершить первопрохождение. Мы пытались зайти на пик Победы левее грузинской "классики" с выходом на Важа Пшавела. У нас то же условие это наличие хорошей погоды и отсутствие лавиноопасного снега, особенно в верхней части.

Наши ребята, они молодцы, они успели! Непогода прихватила их только в верхней части горы, т.е. практически перед выходом на вершину. Погода была неустойчивой и в какую-то часть времени видимость была хорошая, что позволило им благополучно спуститься вниз. У нас же, поскольку мы вышли на маршрут позже наших ребят, в конце третьего дня восхождения возникли проблемы повалил снег, который нас остановил.

На маршруте есть такой снежный нож (снежный гребень), и слава Богу, что мы до него не дошли две или три веревки, потому как если бы мы вышли на него, то спуск вниз для нас оказался бы затруднителен. Мы прошли весь снежный рельеф, зацепились уже за скалы, когда погода испортилась. Площадку под палатку делали долго, потому что видели, что набегают тучи, и сделали в снежно-ледовом склоне большую нишу, в которую поставили палатку. Сидим в палатке с Витей, рассуждаем, что снег уже пошел, и я говорю: Что-то давно не было лавин . И с этими словами через нас переваливается лавина, но поскольку палатка у нас была в нише, то она пролетела над нами. Нас присыпало остаточным снегом, поддавило. Виктор вылез из палатки и, чтобы нас не засыпало, сверху прикрепил коврик. К утру количество лавин, перелетевших через нас, было штук 50-60. Хоть нас и поддавило немного снегом, но ниша и козырек в виде коврика позволили нам относительно спокойно переночевать.

Утром мы посмотрели: погода улучшаться не собирается, над головой хотя и голубое небо, зато на горизонте большие тучи, а, значит, через несколько часов опять пойдет снег. И, если мы выйдем на маршрут, то вначале мы выходим на нож, и он относительно безопасен, дальше скалы, а вот выше скал находится лёд и большие снежные поля, по которым мы планировали выйти на пик Важа Пшавела. Именно эти поля становятся абсолютно непроходимыми и лавиноопасными. С них-то эти самые лавины, которые через нас ночью пролетали, и шли. Поэтому путь наверх оказался закрыт, и мы стали спускаться вниз. На спуске у нас часть маршрута также проходила по острому снежному ножу. За несколько часов склоны успели несколько разрядиться и путь вниз был относительно безопасен. Мы успели до следующей непогоды спуститься в мульду под перевалом Дикий, ну а дальше дальше вниз, вниз, вниз. К вечеру мы спустились в место, где обычно стоит первый лагерь, откуда обычно начинают восхождения. Здесь мы объединились с казахской группой под руководством Василия Пивцова, которые хотели пройти маршрут Форостяна, и поздно вечером пришли в базовый лагерь.

Из этого восхождения могу сделать вывод: наш маршрут вполне реален. В следующем году мы попытаемся выйти на него в июле, т.е. нужно будет получить хорошую акклиматизацию заранее: весной постараться съездить в Гималаи, затем одно восхождение на Хан-Тенгри и, собственно говоря, мы готовы уже будем работать на Победу.

Перед основной командой стоит задача первопрохождение нового маршрута в районе Восточной Победы. Маршрут очень сложный и технически, и физически, после которого, выйдя на гребень, надо еще будет дойти до Главной вершины. Т.е. опять получается, как и с вариантом маршрута Журавлёва, полутраверс через главную вершину пика Победы со спуском через Важа Пшавела. Перед этим мы полной командой планируем сходить первопроход на Хан-Тенгри, хорошую, классную 5Б (есть там еще варианты).

Вот, собственно говоря, и все, что я могу сказать. Могу сказать, что из всех мест, где я побывал, наиболее подготовлен к приему высотных восходителей является международный лагерь на Южном Иныльчеке, которым управляет кампания "Аксай Трэвел".

Конечно, восхождения в районе Ю́жного Иныльче́ка сопряжены с частыми спасработами. Это накладывает определённый отпечаток на моменты в организации и реализации собственных планов. Как-то, несколько лет назад у нас за 5 дней было 5 спасательных работ. Это очень тяжело и физически, и психологически, и эмоционально. Часто люди приезжают неподготовленными, но от этого никуда не деться. Идиотов много и на дорогах, и в горах, и где угодно. Это природа человеческая так устроена, что наряду с профессионалами попадаются и вот такие неподготовленные люди. Я благодарен этому замечательному месту, Южному Иныльчеку, благодарен кампании "Аксай Трэвел", которая принимает нас и даёт совершенствоваться перед самыми высокими горами.

Экспедиция на Эверест у нас не отменяется. Проект "Эверест" просто переносится на более поздние сроки, пока ориентировочно на 2020 год. И я могу сказать, что к этому восхождению мы будем той настоящей, классной командой. Т.е. мы будем уже готовы к дальнейшим восхождениям, после Эвереста, на любой "восьмитысячник". Я не вижу тут ничего сверхъестественного. Рано или поздно и деньги найдутся, и люди будут готовы участвовать вместе с нами. Главное команда! Команда, которой все будет по силам!"

Глеб Соколов*
*редакция Игоря Леонтьева
Источник: Федерация альпинизма, скалолазания и ледолазания Новосибирской области

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU