Это - сборник историй и баек со старого сайта "Джайлык"




В нем размещены присланные Вами истории - байки, реальные, частично придуманные истории и прочие... - из жизни нашего лагеря.

Последние из поступивших размещены сверху.

***

Юрий Приходько прислал ещё истории.


5.

С Петей Козачком в двойке прошли маршрут Абалакова.

Вылазим на вершину, копаемся в туре, а записки нет! Поднимаем голову, а метрах в 10 над гребнем ветер крутит какую-то бумажку. С большим трудом поймали ее - это оказалась записка из тура.

На обратном пути на веревку, натянутую между нами над гребнем села маленькая птичка, покрутила хвостом и полетела дальше по своим птичьим делам.

6.

Не помню кто, но мне рассказал про правило Семенова, известного альпиниста, бессменного командира новичков в Шхельде долгие годы.

Правило Семенова гласило – «ПОСЛЕДНЯЯ НА ПОДХОДЕ УЧАСТНИЦА - ТВОЯ!»

Я как-то напомнил о правиле Семенову – он сначала был в растерянности, а потом сказал, что мол надобность в правиле для него почти отпала - возраст, вот он им и не пользуется...

А правило работало на 100 процентов!

***

Юрий Приходько прислал ещё истории.


О Игоре Васильевиче Казакове

1.

С Казаковым Игорем связано очень многое, с днепропетровцами у него были тесные отношения, как наверное и со многими. От него я тогда впервые услышал о Японии, ее особенностях, не с экранов и радио, а от участника событий.

Запомнился мне случай. С отрядом новичков мы перевалили перевал возле Виа-тау и остановились на ночевку. С девушкой все было договорено, ждали только вечера. Но вмешалась лекция Казакова. Отряд сидел в штормовых костюмах в кружочке, шел снег с дождем. Игорь стоял в центре аки Ленин на броневике и горячо рассказывал о гейшах и японцах. Мне подпирало, я не выдержал и подошел к сидящим, моя девушка совсем не реагировала на меня, все сидели открыв рты, совершенно не замечая, что идет снег, что пятые точки уже мокрые насквозь. Лекцию я слышал и раньше, поэтому опять спрятался в палатку. Игорь заливался соловьем, я еще пару раз подходил к кругу и прятался в палатку....

Спустя многие годы, в 1989 году мы - команда Уллу-тау шли вниз по дороге на чемпионат союза (машина везла наши шмотки) и издалека я увидел, что правее кладбища альпинистов на взгорке стоит человек, а вокруг сидят участники и не шевелятся. Человек жестикулировал руками. Леше Харитонову я сразу сказал - это Казаков - больше некому! И не ошибся!

2.

Второе воспоминание связывает период отъезда и приезда новых участников.

На площадке перед корпусом Игорь прощается с девушкой, лицо ее загорелое огорчено разлукой, обещает Игорю, что будет писать, мол все так было прекрасно. Тут снизу приезжает машина с новыми участниками, из толпы выбегает бледнолицая девушка и на шею Игорю прыг, мол привет, мол я так рада. Ты что, мол меня не помнишь, а помнишь как в прошлом году........

Картина была, как сказано в фильме "Ликвидация" - картина маслом.....

Еще в Джайлыке мне нравилось отношение руководства к участникам, помню Марков выстроил нас после какого-то небольшого происшествия и сказал, что мол участники приезжают сюда в свой отпуск, после трудного рабочего года и он не позволит, чтоб мы портили им этот праздник!

***

Юрий Приходько прислал свою первую байку

о стажировке в старом лагере.

И привет из Днепропетровска!

1.

Стажировка

Я закончил Днепропетровскую школу инструкторов в мае 1983 года и стажироваться довелось в Джайлыке в первую смену, как раз перед сходом селя. Нас было трое стажеров - Козачек Петя, Витько и я, но у них было по две смены стажировки – постарались руководители нашей школы и дедушка Мартынов , но это отдельная история…

Возвращаемся в лагерь, торжественная часть , посвящение новичков и прочее, что обычно происходило в таких случаях. Полет инструктора с сосны с повреждением ноги – акья не затормозила и прямехонько в дерево.

Вызывают меня отцы-командиры и наливают стакан водки – на голодный желудок. Резо объясняет мне, что выхода у меня нет – вечером меня будут пытать, чтоб я сопротивлялся, но не очень – бесполезно. Ну и еще стакан водки.

После ужина ловят меня, привязывают на жердь аки дичь и тащат к озерцу, которое располагалось за площадкой. Резо связывает мне руки за спиной, ставит на колени и начинает читать торжественную клятву стажера. После каждого моего «клянусь» Резо толкал ногой меня в спину и я летел в это озеро, на мне был болоньевый костюм Пети Козачка на голое тело, голова стрижена коротко, колени горели. Пытка длилась долго, летал я раз 20 в это озеро, Резо изгалялся, "клянусь – не клянусь", "понял – не понял" и подобное. В конце пытки голову мне посыпали манной крупой ( на тот момент большой дефицит, достали в «Уллу-тау») и Костя Рыбалко помазал голову грязью поверх манной крупы, которая спеклась в корку на голове.

Резо протягивает мне стакан водки без грамма закуски. Я пью и судорожно прошу дать хоть огурчик, за что вновь оказываюсь в озере на боку. Пришлось повторить еще выпивку – очередной стакан!!!!

Утро было тяжелым, голова ТРЕЩАЛА по швам, на голове куски манной крупы с грязью корками, участницы выковыривали пол дня.

Добавлю от себя, что на моей стажировке было тоже самое практически.

Правда в новом лагере баня Спепанова уже сгорела и бассейн в ней не работал.

И Резо с Кузей видимо решили возместить обиду прошлой смены за неудавшуюся процедуру посвящения стажёров в инструктора.

Тех бугаёв было 9 человек!!! и они обещали их обоих вымочить по полной программе в речке, если те покусятся на них - впрочем, так и остались они "не крещёные".

А мы с Гариком Мосейчуком были двое в стажерах. Гарик пообещал их убить по одному, если те посмеют его намочить... и ушёл с плаца суровый. А мне досталось по полной программе. Пока я глядел как Кузя пытался схватить Гарика меня сзади скрутил Резо, Кузя тутже резко напал спереди... Потом уже оба привязали меня к скамейке, направили пожарный брансбойт и полной струей по полной.... Был август уже и было совсем холодно по вечерам...

Правда потом душевно посидели с ними в палатке за стаканом и, помнится, не одним...

Были времена, были традиции, были все живы...

Переписываемся с Юрой немного времени и я предложил ему перейти "на ты".

Он согласился : "Без проблем! Альпинизм приучил общаться "на ты без" потери уважения."

И вспомнил кстати на эту тему байку. Вот она.

2.

«Зовите меня просто Вася!!!»

У меня был случай, только в Баксане. Ходили на 3-й разряд в Ириках, гроза, непогода, двойку делали 5 дней. Инструктор был из Москвы - Солиенко Игорь Вячеславович, бывший тяжелоатлет, большой человек. Тогда еще кариматов не было, спали в палатке 4 человека, снег, дождь, болото наружи и в палатке.

Между мной и инструктором спала Таня, прекрасная девушка из Кривого Рога. Третья ночь-день отлежки, лежим на боку, руку девать некуда, только на Танино бедро. Я руку туда и встречаю там руку, которая жмет меня и говорит в полной темноте «Здравствуй, Юра» голосом инструктора. Больше всех смеялась Татьяна…

Но я не о том, на обратном пути нужно было пройти по узкому месту с кулуаром, который обрывался к реке. И вот я абалаком цепляюсь за стену, триконь за триконь и я лечу к реке. Жизнь проносится в голове, мол, как матери скажут, инструктора разденут, а руки цепляются за рельеф…

Остановился, расперся, рюкзак над головой, камни по нему прошлись. Отделение отреагировало, сбросило веревку. Говорят, что матерился страшно. Мысли мыслями, а язык - языком. Спустились к нарзанам, я весь слегка оцарапан, кровь тут и там.

Девочки бегут к инструктору и кричат, что мол Игорь Леонидович, Игорь Леонидович (вместо Игорь Вячеславович), мол все в порядке.

А он так вздохнул тяжело и говорит: «Зовите меня просто Вася!!!»



***

Витя Степанишин , прислал ещё две байки!

Байки от радиста.

6.

Не видишь? Загораю!»

Шёл летний сезон 1976 год, месяц точно не помню, наверно июль или август. Уходя на гору, я попросил Игоря Комарова поработать за меня радистом. В то время это широко практиковалось. По возможности и профессиональным навыкам друг – друга всегда подменяли.

Радиорубка – это место, куда народ тянуло как магнитом, там всегда собирались компании - послушать музыку, узнать новости от групп на маршрутах, просто пообщаться, покурить, ну там чаю крепкого попить… и т.д. Начальство лагеря на это смотрело очень косо и мне, а также тем, кто меня замещал, нередко перепадало, но Игорь очень любил весёлое общество, и в тот вечер в радиорубку набилось немало народу - человек восемь - десять, ума не приложу, как они там поместились.

После отбоя, нач.спас лагеря - Бухаров Георгий Степанович, проходя мимо корпуса, увидел, как из открытой балконной двери радиорубки валит дым, сквозь который виднеется мерцающее пламя. Схватив огнетушитель, он со всех ног кинулся тушить пожар. Влетает в радиорубку, а там дым коромыслом - хоть топор вешай, несколько свечей едва рассеивают мрак, масса народу и почти все курят, играет негромко музыка, кто-то пытается танцевать, кто-то играет в карты на раздевание с двумя девчонками. Судя по тому, что девчонки сидели уже в купальниках - мужикам в игре везло.

Приглядевшись, он с изумлением узнал в одной из них свою дочь Лену, да ещё и с сигаретой во рту. В то время курить 17-ти летней девушке, мягко говоря, было не принято, об обстановке я уже молчу. Шокированный увиденным, он спросил её с металлом в голосе - «А ты, что здесь делаешь?» Девчонка не растерялась, вынув сигарету изо рта и выпустив клуб дыма, невозмутимо ответила – «Не видишь? Загораю!» В воздухе запахло жареным, кто-то замер от страха глядя на огнетушитель в руках у нач.спаса, кто-то давился от смеха. Однако, несмотря на крутой нрав, Георгий Степанович был достаточно тактичным человеком – «Ну-ну, смотри не сгори, и рубку не спалите» сказал он и оставив огнетушитель вышел.

В то время Лена была очень общительной и красивой девчонкой, и естественно желанной гостьей во всех компаниях, но «загар» ей обошёлся дорого – кроме очень серьёзного «разговора», её не выпускали из дома, после ужина, до конца смены.

***

Борис Слепиковский

прислал замечательную историю о старом Джайлыке.

Рассказ о благодарном пациенте

За время моей обширной врачебной практики в разных уголках нашего земного шара, я сталкивался со многими формами благодарности, от целования в плечо с неизменной фразой: «Доктор, я за Вас Аллаха буду молить», - до высказывания одного пациента: «Вы меня хорошо лечили, я на Вас жаловаться не буду». Понятное дело, я уже не говорю о традиционной форме, из-за которой, с годами пришлось снять с дверей табличку: «Доктор цветы и конфеты не пьёт».

И всё-таки, самый благодарный пациент в моей жизни был, конечно – же, в альплагере Джайлык.

Много лет назад попал я туда в качестве участника, закрывал 2-й разряд. Понятное дело, познакомился с коллегой – лагерным врачом – моим тёзкой Борисом, замечательным человеком, душой компании – поэтому вечерние посиделки в приятном обществе с отменным чаем непременно удавались. Маленький недостаток был только один: коллега имел врачебную специальность патологоанатома, а там, как известно, пациенты спокойные и жалоб не пишут, что неизменно сказывается на отношении врача к живым людям; короче говоря, всех, кто обращался к нему со своими болячками, Борис успешно отфутболивал, веря в несокрушимое альпинистское здоровье.

В один из таких вечеров, сидели мы в небольшой, но душевной компании, занимаясь самым приятным в альпинизме делом – чесанием языком, когда в медпункт вошло нечто странное, прижимая к лицу окровавленную тряпку, пахнущую мазутом. При ближайшем рассмотрении – это оказался лагерный дизелист Володя – человек редкой души, фантастической безотказности, но имеющий одну – единственную слабость, впрочем, весьма простительную для всякого русского человека. Из опроса мы узнали, что накануне вечером, Володя, находясь в сильном подпитии, просто рухнул на корень дерева - в результате чего, носа просто не стало. Мой уважаемый коллега, оценив ситуацию и увидев, что в морг вроде – бы ещё рановато, моментально утратил профессиональный интерес и забормотал что-то вроде: «Вот если бы ты вчера пришёл , то можно было бы что-нибудь сделать». Во мне взыграла профессиональная гордыня – врача «ухо-горло-нос» - и я предложил свои услуги, что с радостью было принято всеми участниками действия. Составить из этих лоскутков полноценный нос мне помогли не столько хирургические навыки, сколько то, что в школьные годы у нас были уроки кройки и шитья. Закончив шить и полюбовавшись на торчащие во все стороны бантики, я предложил Володе через неделю подойти в медпункт - снять швы.

Надо сказать, что уже целую неделю мы сидели в лагере, не выходя на гору, в наказание за разворованное во время спасательных работ на Уллу-Тау-Чана снаряжение и, как раз, на завтра нам было дано разрешение на выход. Стоит ли говорить, что все тут же расползлись, как тараканы, по горам и нас не было долгих семь дней.

Вернувшись в канун дня отъезда, рано утром я отправился в дизельную, чтобы наконец-то побриться . Первым, кого я там встретил - был Володя, с торчащими из носа моими многочисленными бантиками. На мой удивленный вопрос, почему же он их не снял, Володя ответил коротко: «Тебя ждал». Применив маникюрные ножницы и убедившись, что нос , хотя и сильно измененный, всё-таки существует, во что не очень-то верилось во время операции, я вспомнил о цели своего визита – побриться.

«Слушай, у тебя зеркала, случайно, нет?» - спросил я. Володя глубоко задумался, утвердительно кивнул и куда-то ушёл. Через пятнадцать минут ожидания, я уже начал чертыхаться, понимая, что могу опоздать на автобус и, соответственно, на самолёт, когда в аллее показалось нечто странное, сверкая во все стороны солнечными бликами.

Володя открутил зеркальную дверцу шкафа и нес её мне, чтобы доктор мог побриться!

Стоит ли говорить , что от такой благодарности, у меня чуть слезы не брызнули.



Спасательные работы (уникальнейшие в истории альпинизма вообще - 5 дней!), о которых идёт речь в этом рассказе Бориса Слепиковского происходили в 1980 году. При восхождении на Уллу-тау получил тяжёлую травму головы инструктор нашего альплагеря. Вот как об этом пишет Борис: "..., он тогда три дня лежал на вершине, пока не приняли решение, куда его спускать".

Его решили спускать на южную сторону на ледник Легзыр и, подняв на местийский перевал, спустили в лагерь. Врачи предполагают, что время, проведённое человеком с такой травмой на такой высоте было решающим фактором в его выживании; скорый спуск в ущелье с быстрым сбросом высоты мог привести к его потере ...



***

Витя Степанишин , прислал ещё две байки!


Байки от радиста.

4.

Женщину инструктора – женщиной не считать!

После трагической гибели женской команды на пике Ленина в августе 1974 года, в управлении альпинизма, сделали свои выводы, и внесли дополнение в правила горовосхождений. После вступления дополнений в силу, на восхождения начиная с четвёртой категории трудности и выше, в составе группы не должно быть больше одной женщины. При практическом применении этого правила стали возникать вопросы. Особенно возмущались женщины инструктора.

В итоге, под давлением альпинистской общественности к дополнениям были добавлены разъяснения. Чиновники от альпинизма, вероятно, были ребята с юмором, и разъяснение выглядело буквально так: - «Женщину инструктора, женщиной не считать» Что тут началось! Такая возможность для приколов! Мужики инструктора стали ходить с книжками правил и «разъяснять» инструкторшам, что они вовсе не женщины и считать их таковыми никак нельзя, на основании приказа управления альпинизма! Поскольку правила горовосхождений, являются основным регламентирующим документом для всех альпинистских мероприятий!

Да, были чиновники и в наше время, хотя до современных им конечно далеко…


5.

На Шхельду!

Старый лагерь, летняя смена, год точно не помню. Дело к вечеру, в лагере спокойная деловая обстановка, кто-то составляет планы, кто-то ищет компанию на гору. В.П. Попов курит на своём балконе, над плацем в летнем корпусе, по-хозяйски наблюдая за лагерной жизнью.

В компании женщин инструкторов рождается идея сходить на пятёрку чисто женской группой. Поскольку дело было после известного запрета, при восхождении на вершины, начиная с четвёртой категории трудности, в группе не должно быть больше одной женщины – решили поговорить с Поповым, чем чёрт не шутит, а вдруг выпустит, всё - таки инструктора, и в хорошей форме.

Две самые отважные пошли к Попову. Увидев его на балконе – подошли и спрашивают

– «Виктор Палыч, а вы нас выпустите на пятёрку чисто женской группой?».

Попов, с хитрым прищуром и такой - же улыбкой, глядя сверху вниз, утвердительно отвечает

– «Ага, выпущу».

– «Нет, ну правда Виктор Палыч! Выпустите?»

– «Правда выпущу» Лица инструкторш просияли от радости

– «Спасибо Виктор Палыч! А на какую гору?».

– «На Шхельду!» - отвечает Попов и жестом показывает в сторону лагерного туалета.

(Может кто не знает по-молодости - пояснение. В альплагере Шхельда, кажется, место общего пользования находилось в том конце лагеря, откуда шла тропа к горе Шхельда. Поэтому это место иносказательно стало носить имя этой красивейшей на Кавказе горы. А потом появилась общеальпинистская традиция применять это название не по назначению... )

***

Витя Степанишин , прислал ещё одну байку!



Байки от радиста.

3.

Август 1983г., старый Джайлык, почти полностью разрушенный селем.

На балконе, частично уцелевшего второго корпуса, стояли и курили В. П. Попов, Кузя, Руслан, работавший поваром, и я. Солнце клонилось к закату, было тихо и хорошо.

На дороге, со стороны КСП показался бегущий человек. Им оказался Юрий Иванович Порохня, нач. уч лагеря Уллу-Тау. Он, обычно каждый вечер бегал до могилок и обратно. Увидев нас, не останавливаясь, поздоровался и предложил Попову присоединиться. На что Попов с усмешкой ответил – «Бегай, бегай - всё равно больше меня не выпьешь».

добавлю другой байкой на похожую тему

Происходило это событие в 1986-87 годы. В стране - разгар борьбы с пьянством. Всюду проходят производственные собрания по организации этой всенародной борьбы. Не оказался в стороне от этого славного движения и наш альплагерь.

В учебной части проходит собрание инструкторов альплагеря. Начальник учебной части выступил с гневной речью о вреде злоупотребления этим делом. Говорил долго и пламенно. Закончил свою речь так : "С сегодняшнего дня Я не потерплю чтобы в лагере кто-то пил... (и помолчав добавил) - больше меня!"

***

Вот и Резо прислал свои байки (пока две).

1.

Проводили мы занятия по спасработам малой группой на большом камне над новым лагерем.
Вдруг в соседнем отделении происходит срыв и прямо над моей головой повис участник и начинает очень неприятно дергать ногами. Его быстро снимаем, и укладываем на траву.

Картина - хуже некуда. Изо рта пена, глаза смотрят в разные стороны, ноги дергаются. Не жилец. Вижу, что голова как-то неправильно стоит. Сел на него, взял голову за уши и повернул на место. Что-то хруснуло и он перестал дергаться. Первая мысль: "Ну вот готов уголовник второй категории". А мне буквально ее за неделю до этого присвоили.

Вдруг смотрю - один глаз завращался и на меня уставился, потом второй. Тут и врач с носилками подоспел. Свозили в Тырныауз, там в больнице ничего не увидели.

Кстати, армяне так и не поставили коньяк.

2.


Стоим вечером на линейке в старом Джайлыке. Я с женой и ее подружка. Обе списаны из новичков ввиду крайне низкой физической подготовки.

Проходит Слава Коростылев. На день рождения, кажется Хацкевича, Исхак дал добро на отстрел тура. И вот несет Слава тяжеленный рюкзак с мясом, уставший, аж черный. Я перебросился с ним парой слов и вернулся к женщинам.


Вот подруга и спрашивает: "А это кто?" А я ей сказал: "Вам повезло с инструкторами. Они вас просто списали, а Слава не списывает, а доводит до ледовых занятий и там скидывает в трещину."

На это я услышал: "Да! Такой может!" И до конца смены она исчезала с плаца, как только там появлялся Слава.



***

Свою первую историю о Джайлыке написал Витя Степанишин , бессменный радист нашего альплагеря с 1976 года и по последний день его существования. Витя - живая летопись нашего лагеря. Итак - вот эта история.

,

Байки от радиста.


1.


Это было в самом начале июня 1976 г. Я тогда только начал свою работу в а/л Джайлык в должности радиста. Летний сезон начинался с 10 числа и в лагерь только начинали заезжать инструктора и сотрудники.

Вечером, инструктор Николай Ситников предложил мне прогуляться в соседний лагерь Уллу-Тау. Возвращались уже затемно и втроём, нас пошёл провожать Ефимов Рудольф. Я шёл немного впереди и освещал дорогу фонариком. Едва мы миновали строящийся тогда дом КСП, как луч фонаря осветил лежащее посередине дороги неподвижное тело, рядом с откинутой рукой лежал погасший фонарь. Я остановился и оцепенел от увиденного, не в силах идти дальше. Через секунду подошли попутчики – «Ты чего встал» - спросил кто-то из них. «Да вон там, по-моему, кто-то умер» - сказал я, и осветил фонарём неподвижно лежащее тело. Они быстро подошли к телу, наклонились и развернули его, после чего дружно захохотали. У меня по спине побежали мурашки, на голове стали шевелиться волосы, всё-таки ночь, лесная дорога, а тут такое… По моему ещё мелькнула мысль, что в интересное место я попал работать, и люди такие весёлые… - «Да не бойся ты, иди сюда, посвети, это не мертвец, хотя пьяна мертвецки» - услышал я. Неподвижным телом оказалась уборщица а/л Джайлык, женщина весьма преклонных лет. Они её подняли и понесли, как я понял в её жилую комнату. Я их проводил к верхним домикам, мужики меня поблагодарили и отправили домой спать.

На этом, казалось бы, история должна была закончиться, однако у неё оказалось пикантное продолжение. В то время шеф поваром в а/л Джайлык работал интересный мужик, весельчак и балагур - Гриша, фамилию уже не помню. Выпить он любил до безумия и напивался нередко до изумления, что с ним и произошло в тот же вечер и возможно в компании с уборщицей. И вот эти шутники вместо того, чтобы отнести её в свою комнату, принесли в комнату Гриши и уложили к нему в постель. Проснувшись утром, Гриша повернул голову и увидел рядом с собой в постели старушку уборщицу. От переполнивших его разноречивых чувств, он выпрыгнул в окно, благо оно было рядом с кроватью. Бедолага подумал, что сам привёл её к себе и совсем не для игры в шахматы, ведь чего только не бывает по пьянке. Естественно, он предпочитал об этом помалкивать, некоторое время молчали и Рудольф с Колей. Говорят, что слухами земля полнится, и через некоторое время история получила огласку.

Гриша вздохнул с облегчением и завязал с трезвым образом жизни, а с шутниками долго не разговаривал…


Не успел я опубликовать эту байку - пришло письмо от Татьяны Дяченко
Там небольшая байка про нашего повара дядю Гришу, в продолжение темы. Итак:

"Фамилия шеф-повара дяди Гриши - Якубовский. Как говорит Витя-радист (он молодой на фото в моем альбоме в зимнем Джайлыке на лыжах), выпить он был горазд и знал, что вершины безымянные (или хотя-бы маршруты) часто называют именами первопроходцев и решил дядя Гриша увековечить свое имя. Однажды, когда ему было особенно хорошо, он долго штурмовал "горушку" со стороны верхних домиков (куда тётя Поля-повариха новичков за черемшой для борща гоняла), не помню, дошел ли до вершины, но именовал он ее гордо "пиком Якубовского". "

А Витя отвечает новой байкой:

"По поводу названной горы, я слышал несколько иную историю.
Если я правильно помню, она случилась за год до моего появления в лагере.
В те времена в мае, в Джайлык приезжали строители для подготовки лагеря к сезону, да и так всё время что-то строили. И вот в один из выходных маляры крепко выпили и, решив, - чем они не альпинисты, полезли на склоны пика Зимнего, который сразу над лагерем, ну и естественно взяли с собой... Там куда смогли долезть, ещё добавили... Ну, а потом, - всё как с отцом Фёдором...
В общем сняли их, а пупырь над лагерем назвали "Пик пьяных маляров". Вот только не знаю, учавствовал ли в этом мероприятии Гриша, или нет."


(Наверное таких пиков в окрестностях лагеря было немало.)



Байки от радиста.


2


Летом 1985г я познакомился в Джайлыке с замечательными ребятами, студентами МИФИ – Наташей Кузнецовой, Валерой Виноградовым и Славой Толоконниковым. В 1986г они приехали снова.

Наталья немного приболела и принимала по вечерам лекарство, которое держала у меня в радиорубке. По моему это был хлористый кальций, в больших десяти кубовых ампулах. В один из вечеров Наталья зашла принять лекарство, я разломил ампулу, налил содержимое в стакан и подал ей. Запить оказалось нечем, и я пошёл за водой. Поскольку никакой подходящей тары, кроме водочной бутылки мне найти не удалось, воду пришлось нести в ней. Наталья выпила лекарство, и стала запивать водой из горла бутылки. В этот момент в радиорубку входит нач.уч. Виктор Павлович Попов. Видя как молодая красивая участница, в лёгкую пьёт из горла водку, не вполне отечески посмотрел на меня. Наталья, естественно, как ни в чём не бывало с невинно – ангельским видом поставила бутылку на стол и поздоровалась. Попов что-то пробурчал в ответ, а я, осознав ситуацию, стал сбивчиво объяснять, что в бутылке вода и девушка просто запивала лекарство. «Да-да, конечно, я понимаю…» - сказал Попов и попросил Наталью выйти посмотреть, как народ танцует на плацу. «Зачем туда ходить, нет там никого, я только что, там была» - ответила девушка. «Нет, ты всё-таки сходи, посмотри» - ещё раз, уже настойчиво попросил Попов. Наталья, пожав плечами, вышла. Попов, не спеша подошёл к столу, взял бутылку, и ехидно посматривая на меня, сделал из горла пару глотков. В этот момент входит Наталья «Ну я же говорила, нет там…» - и, замолчав, удивлённо смотрит на Попова. А он, с обиженно разочарованным видом, будто глотнул отраву, поставил бутылку на стол и сказав что-то вроде «Придурки на отдыхе» и «идиотские шуточки» - вышел...


***

А помните – в старом лагере лагере жила маленькая собака, дворняга. В 1981 году она ходила с новичками на Тютю-баши. Это повторялось каждую смену. Говорят, были случаи, когда она доходила до вершины. Однажды, когда она вместе с очередным отрядом новичков пришла в лагерь с этого восхождения,– её наградили ошейником с табличкой «Альпинист СССР» и полной миской мяса. В 1982 году у неё появились щенята и, слышал, ходили с ней также вместе с отрядом новичков. Причём, я не слышал, чтобы она ходила на другие ночёвки с новичками, или с разрядниками. Только на старые тютюйские ночёвки и дальше на вершину.

В новом лагере в 1984 году, после селя, её уже не было.

Может быть у кого-нибудь остались её фотографии, или кто-то помнит как её звали? Напишите!


***

Эдуард Залевский прислал ещё историю


Многие сейчас уже не ходят по горам, а воспоминания греют душу и те фотографии старого Джайлыка просто бальзам на измученную нарзаном душу.

Помню в 1980 году закрывал 2 разряд руководством на Шогенцукова, так это целая эпопея была. С участниками лагеря Попов отправил меня на руководство. Сказал, что если я нормально схожу, то все будет хорошо и руководство мне засчитают, а если нет, то лишусь своей бороды. Я же не знал, что там ребята подобрались спортивные. Я тогда курил как паровоз, по 3 пачки "Примы" в день. Решили идти из лагеря в лагерь как обычно. В 4 утра вышли и сразу сумашедший темп взяли. Я спрашиваю ребят, куда они так ломятся? Мне ответили, что до завтрака они должны быть в лагере. Вот это прикол, подумал я. Обычно из лагеря в лагерь ходят часов за 8-10 и это нормальный темп. Но решил поддержать их и рванули как цепные псы. Выскочив на "Райские ночевки" я предложил им перекурить, да же этого мне не дали сделать. Пришлось на ходу доставать сигареты и курить. На гребне Шогенцукова двое не смогли идти дальше и мы рванули как припыренные вверх.

Самое сложное место пробежали бегом, единственное я заставил связаться, так как знал это место по описанию, как ключ маршрута. Спуск вниз вообще был без проблем, и в 7.30 снимали контрольный срок у дежурного инструктора. Дежурный спросил, почему мы не пошли на восхождение, отдав ему записку с горы, объяснили, что очень хотим есть, поэтому пришли пораньше. Вот такое скорострельное восхождение за 3,5 часа из лагеря в лагерь. Руководство мне конечно же засчитали, это я потом через лет 15 узнал, что Попов их подговорил, что бы они меня попробовали загнать на маршруте.
Они же не знали, что с Автомоновым мы частенько зимой бегали на п.Зимний и загоняли туров по снегу, пока они не падали.
Вообще прекрасные времена были.

И ещё

"Вот еще один рассказ для раздела "Байки" сам свидетелем был.

Как-то летом проходит Виктор Павлович Попов по территории лагеря.
Смотрит, возле турника толпа "Бройлеров" подтягивается на перекладине.
Один подтянулся 8 раз, соскочил и кричит - "Советский Союз".
Второй раз 10 подтянулся со скрипом, кричит - "мастер спорта почти международного класса".
Третий подтянулся то-же раз 12 - и обозвал себя героем Советского Союза.
Попову стало невмоготу смотреть на эти потуги и завет Тому Атюкину, участницу смены.
(может фамилию и имя я не точно указал, но помоему ее так звали.)
- "Ну ка девочка, покажи этим Бройлерам как надо подтягиваться".
(она была небольшого роста, щуплая такая, но, по-моему, мастер спорта по скалалазанию).
Тома подошла, легко сделала 25 подтягиваний и с таким же невинным взглядом отошла в сторонку.
"Не можете срать, не мучайте жопу!- сказал Попов,- "Учитесь как надо подтягиваться, а еще Бройлеры называетесь!".

Мы потом с ней ходили на Лацгу по 4-ке, так она мне сказала - "Эдик, я мастер с верхней страховкой", на что я ответил, что среди нас "Джентельменов" нет, и естественно я ее вперед не пропущю, как бы она не хотела.
Так мы с ней до вершины в быстром темпе и добрались.
Тогда модно было из лагеря в лагерь ходить, и в результате к обеду были в Джайлыке."

А я тоже слышал подобную историю в лагере. Примерно так она звучала.

"Собралось отделение разрядников идти (может быть на первую пятёрку) и пошли к Виктору Павловичу за разрешением. Видимо не очень он их хотел выпускать и сказал, что выпустит, если хоть кто-нибудь из них подтянется больше "вон той девчонки". Ну эти ребята только похихикали и, будучи джентельменами, предложили ей подтянуться первой... Когда счёт подтягиваний пошел за третий десяток рядом с турником уже ни одного из них не было, а она подтягивалась, пока Виктор Павлович не устал на это смотреть... Разрядники никуда не сходили. А та девчонка была - мастер спорта Тома Атюкина (Свердловск, коллектив "п/я 333")"


***

Новая история. Её прислал Ират Зарипов .
Это история о Лене Ноговициной. Она в 1985 году работала в Джайлыке и начинала ходить в горы.

Итак.


"Кстати - реальный случай:
Сидим в домике из блоков бетонных, если помнишь, попиваем винцо и тут входит Попов.
А с нами Ленка сидит.

Он её увидел и задает вопрос: "А почему с вами сидит и пьет эта девушка?"
Ленка ответила, что ей можно.

"А докажи",- сказал Попов.

Ленка взяла и подтянулсь раз 12.

И тут Поп говорит: "Ладно, ей можно!"


Тоже про Лену расскажу одну историю


"Я знаком с ней с 1985 года. Она тогда была в а/л Джайлык без путёвки и была работницей лагеря. Упорная была ещё тогда, помню.

А потом на скалах на Шихане встречались и в последний раз в Алла-Арче в 1996 году.

Вот она творила чудеса там!!!
Мы (6 уральских инструкторов Джайлыка + 6 участников из Снежинска) приехали вместе с ней и ещё с четырьмя её воспитанниками. Тогда мы не верили своему счастью, что оказались в то трудное беспросветное время в горах и сочетали восхождения с новичками и значкистами с праздником судьбы, нарушали спортивный режим постоянно, искусно и круглосуточно, пополняя свои запасы набегами на магазин в нижней базе). Что было, то было.
А среди наших были трезвые амбициозные участники - двойка. Ленка готовилась в основном к традиционным ежегодным забегам на Хан-Тенгри (постоянно там участвовала и, помнится, очень успешно). И пошла с этой нашей двойкой (и со своим напарником по работе и секции) сначала на Бейчичикей (5а).
Наш многочисленный "спасотряд" был наготове и, как всегда, "навеселе".
Как потом рассказывали наши ребята : "Только подошли к маршруту, она выхватила верёвку, привязалась и исчезла - полезла первой так быстро, что мы её увидели только на вершине!!!"
Нам стало всем так стыдно! А ведь на наших глазах росло новое чудо российского альпинизма, мы этого тогда не предполагали.
Но через дней 5 случилось ещё более невероятное. Эта же бесшабашная двойка наших пошла обрабатывать маршрут на Блок по ребру (5Б), их вторая связка наблюдала, а мы своих участников повели на двойку на Рацека напротив этого маршрута. За первый день наши ребята навесили 4 верёвки и пришли усталые и убитые - это было видно по лицам и по рассказанному им о происшедшем (одному камень попал по спине немного...)
Наш начспас подошёл к Ленке и предложил ей ещё раз поддержать ребят. Она сразу же согласилась, её участники уже ходили по 3-кам самостоятельно, а она готовилась к Хану (ходила вместе с ними тоже, впрочем)
На следующий день повторилось тоже, что и на первой горе. Ленка привязалась... и исчезла…Ещё 14 верёвок навесила сама!!! И только в 1:30 ночи в кулуаре после вершины первый раз остановилась ждала их на перекус.
Мы вышли на связь с ними. Мужики были просто пьяны от счастья и не только (она там же их ждала с фляжкой коньяка)!!!
Вот такие воспоминания о Ленке...

***


Вот ещё одна история.



Рудольф (Руд) Ефимов преподносил часто парадоксальные афоризмы. Ну, например, - "Лучшая музыка - тишина"...


Как-то в значках довелось помогать ему на складе при выдаче снаряжения участником. Вот тогда на глазах у меня произошло следующее:


Заходят два третьеразрядника получать снарягу и требуют выдать им перкалевые плащи (страшный дефицит, вожделенная мечта новичков и значков, и гордость всех его обладателей).


И вот Рудольф им отвечает -


"Я вам плащи не дам. Они вам не за чем."


Те давай возмущаться и требовать. Тогда он их спросил, рассматривая их листочки участников:


"Так вы же - разрядники?!!"


Те оживились и гордо ответили:


"Да! Вот поэтому и ..."


А он им:


"Разрядники ходят в ЗОНЕ ТВЁРДЫХ ОСАДКОВ и плащи им не нужны."


Присутствующие все попадали со смеху. Так и не выдал им плащи. А просто они к тому времени у него закончились ...


***

Прислал письмо ветеран нашего ущелья Эдуард Залевский


Удивительная история.
И вот что он пишет:

"Я работал на КСП с 1979 по 1984 год водителем. Есть немного фото и слайдов.

Когда обработаю, обязательно вышлю.

В 1982 году совершая восхождение на в. Тю-тю Баши в ущелье Адыр-Су, установили палатку на широком гребне п. Шогенцукова, с целью обработки маршрута. Ночью неожиданно началась сильнейшая гроза. В жизни много раз попадал в грозу, но такого даже представить себе не мог.

Молнии с шипением вонзались в гребень горы, запах озона из-за насморка не почувствовал, грома не было, лишь иногда вдалеке слышны раскаты. Лежа в спальном мешке я понял, что скоро может и нас накрыть разрядом, так как коронные разряды проскакивали между пальцев высунутой из спальника руки.

Приняли решение спустить все железо, которого было немало, ниже по гребню, я вылез из палатки. От стоек "Памирки" с сильным шипением сантиметров на 5-8 светились разряды, как пламя автогеновой горелки. При закрытии и открытии глаз искры проскакивали между ресницами. Подняв вверх руку я увидел, что от кончиков пальцев то же идет свечение с шипением, как от автогена. Собрав железо я сказал Сергею, чтобы он отбросил его вверх по склону как можно дальше, я снова залез в палатку и закурил от нервного напряжения. Палатка ходила ходуном под порывами ветра и дождя. Сергей что-то задерживался с возвращением.

Наверное по нужде приспичило - подумал я и стал расправлять спальные мешки. Вдруг что-то стало меня бить током ниже поясницы. Обнаружив под собой скальный молоток я решил выкинуть его подальше из палатки, в приоткрытый полог. После сильного замаха, что бы отлетел подальше, я его отправил в приоткрывшийся проем.

В момент броска я увидел, что Сергей вползает на четвереньках в палатку. Дальнейшее не поддается описанию, Сергей хватается за голову и с криком – «меня молнией убило» - падает на спальный мешок. Включив фонарь, я увидел, что по его лицу течет кровь. Лоб под каской был сильно разбит от удара молотка, кровь хлестала ручьем. Достав аптечку, обработал рану, сделал обезболивающий укол и уложил его в спальник. Как мы провели остатки ночи, я описывать не буду. Практически я не спал и все утешал Сергея, что у Кохиани сгорел от молнии весь штормовой костюм и трикони, остались лишь подошвы от ботинок. Утром гроза утихла, но непогода не позволила нам выйти на маршрут и по прогнозу еще на пару дней выход был закрыт. Сняв обработанные веревки, я спустился к палатке и стал с Сергеем, который был весь в засохшей крови и с забинтованной головой, сворачивать палатку, чтобы идти в лагерь. После утомительного пути через "Райские ночевки" мы пришли в а/л Уллу-тау. Зайдя на КСП и оставив свое снаряжение, я пошел в лагерь на обед.

Зайдя в столовую я увидел такую картину - Сергей в окружении молоденьких альпинисток рассказывает им, как его ночью на гребне, когда он заползал в палатку, ударило в лоб шаровой молнией. Его рассказ потряс даже меня. Представляете себе, говорит Сергей, во время сильнейшей грозы я оттащил все наше железо вверх по гребню и когда стал залезать в палатку, увидел, что над Эдуардом висит шаровая молния и двигается на меня. Я вправо - она вправо, я влево - она влево, потом она взрывается, и меня прямо в лоб бьет под каску. Хорошо, что не убила. Девчонки с уважением смотрят на героя, а он снисходительно принимает поздравления, с чудесным спасением. Этот рассказ я слышал несколько раз за смену.
Все девчонки были в восторге от его рассказа. Как же, живая легенда, прямо как Кохиани. В конце смены я не удержался и рассказал ему всю правду, о происшедшем случае, во время грозы, на гребне Шогенцукова. Более обиженного человека я в своей жизни не видел. Он со мной не разговаривал целых три дня, правда потом отошел от стресса и простил меня.

Вот такая была хреновая ночевка под маршрутом"



***


Пара баек под общим названием - "Да он там гнездился что ли??? "


Из баек Володи Орехова :


"Вылазим на гребень Джайлыка по 4А , на гребне сидит Кузя ... один.

- ты что тут делаешь?

- не видите - на Джайлык иду.

- ОДИН?

- не-а ... во-о-он лезут покойнички по 4Б.

- а ты без веревки?

- ну а как жа без веревки - вот есть мотузочек (крутит репшнур на пояснице)."



Да он там гнездился что ли??? -



Теперь моя очередь:


У нас с Борькой Корюхиным та же история была на том же месте в 1985 году!

Мы - бестолковые второразрядники - вылезаем под гребень по льду с севера по 4 А ( половина ледобуров сломалась на очень тяжёлом твёрдом льду, группа пытается уместиться на оставшихся, а мы на пол веревке с последним буром корячимся вверх... )

И тут сверху - "Вам верёвочку не кинуть" - глядим Кузя!

Он дожидается своих «покойничков» на солнышке, свесив ноги в нашу сторону, а они подползают по восточному гребню...


И он свесил свой красный шнурочек между своих ног в нашу сторону...

Радость была - сами понимаете! Очень вовремя он там оказался! Святой человек!



***


В ответ Владимиру Орехову травлю свою байку.

Называется - "Господа! А есть среди вас КОММУНИСТЫ???"


В тот день 1990 года меня опять назначили дежурным инструктором. Нет, ничего в этот раз чрезвычайного не произошло (кроме того события, о котором повествую) - в предыдущем сезоне мне такая честь была оказана 3 раза за 1 смену - в качестве воспитательной меры новоиспечённому инструктору, объявившему войну "воинствующему методизму" учебной части во главе с замом её начальника... Все эти 3 дежурства были очень короткими, - через пару часов я отдавал повязку в учебную часть и выбегал на спас работы. После третьего случая я сказал зам. начучу, что пора прекращать эту "тенденцию", если мы не хотим повторения её в четвёртый раз, - она, впрочем, согласилась. Но история о другом.


Итак, по трансляции срочно вызывают дежурного инструктора к начальнику лагеря. Прибегаю, В.Г. спрашивает - "Ты кто?" - "Дежурный инструктор, вот у меня повязка на руке." - подходит, обнимает меня и говорит: "Мой друг! Я хочу знать твою фамилию." - называю себя, он говорит, - "А знаешь, мой друг какой сегодня у нас праздник" - "Не знаю" - "Сегодня такой день! Такой день! Мы сегодня впервые за всю историю лагеря приняли иностранную делегацию (из Чехословакии). И я прошу тебя, друг мой, - сходи в зимний корпус и спроси у них всё ли их устраивает - "электричество, горячая вода, душ..." (что-то ещё было названо, - ничего из перечисленного кроме света там тогда не было...). Я пошёл, поискал чехов в корпусе, их не оказалось там - ушли гулять по ущелью. Возвращаюсь и докладываю, что их не нашёл, не без основания ожидая увольнения с работы. Но меня опять обняли и поблагодарили, назвав в очередной раз "мой друг"...


Наступает вечер. По трансляции опять - "срочно вызывают дежурного инструктора к начальнику лагеря". Прихожу. Расстроенным голосом говорит мне - "Срочно найди мне Рудольфа". Побежал, нашёл; он, ворча, собрался и идёт к В.Г. Потом подходит ко мне и говорит - "Пойди, покажи где эти чехи устроились пожить".


Приходим к их дверям, стучимся. Открывают, и Руд их спрашивает - "Господа! А есть среди вас КОММУНИСТЫ???" - Один поднялся с кровати и сказал - "Я - КОММУНИСТ". Рудольф и говорит - "Так вот! Теперь ПРИЕХАЛИ НАШИ КОММУНИСТЫ. И вас просят освободить занимаемое помещение". Чехи тут же молча собрались и ушли...


Оказалось, что какие-то партийные бонзы неожиданно нагрянули отдохнуть в лагерь.


Вот такое вот происшествие в тот праздничный день случилось. Лагерь, узнав об этом, катался по траве...



***


Пришла новая байка. Прислал её Владимир Орехов

. Вот она:


Забегает в палатку Колька:

- "глянь что на плацу нашел: "удостоверение Мастера спорта ... 1963 год ... Драчева Ольга Николаевна", пошли в учебную часть - она сейчас там."

Заходим, Колька:

- "а кто-то сегодня проставляться будет?"

- "Толстов, а в зуб?"

- "Понял!!! Вопросов больше не имею ... возьмите"



***



от первая байка.




Называется – «Встань и иди! (или чудотворные слова начальника учебной части)»


Грустное и вёселое в жизни часто находится по соседству. Хотите верьте, хотите нет, а история эта случилась на спас работах.


Не скажу в каком году - пошла группа участников лагеря на восхождение на п. Сталь, однако пятой категории был маршрут. Один из этой группы - под 2 метра ростом и соответственно под 100 кг веса, - на маршруте сорвался и группа запросила помощь у лагеря. Ну, как в таких случаях бывает, - из лагеря "выстрелила" наиболее подготовленная группа спасателей - головной отряд - 2 инструктора (кмс-а), назовём их условно Вася и Юра. Они забрались на этот маршрут, взяли на горбушку этого амбала, и по очереди спустили его к ночёвкам. При этом сами едва не потеряли своё здоровье (долго потом его не могли восстановить, у одного на груди "выросла шишка размером с кулак", другой... - тоже в общем ему сильно досталось... ) А наутро к ночёвкам вышел отряд для транспортировки пострадавшего в лагерь. Уложили болезного в акъю и понесли, а тропа там… - никакая короче... Намучились новички со значками и разрядниками таща этого гиганта (в акъю этот "Гуливер" не помещался, ноги свешивались).... И вот - лагерь впереди, тропа приводит отряд в зимнему корпусу (где был медпункт), а у корпуса этого его ожидает начальник учебной части Виктор Павлович. Подходит он к пострадавшему, заглядывает в акъю и говорит ему: "Ну как твои дела, болезный?" - он отвечает - "Нормально, Виктор Павлович". Тогда он ему уже громко - "Не умеешь летать - не выё.....ся! А ну, марш из акъи!". И этот бедняга вскочил - и побежал самостоятельно в свою палатку, врач едва его смогла догнать и затащить в медпункт для осмотра ...


Во какие чудеса творил Виктор Павлович! Прям так и сказал, как в писании - "Встань (мол) и иди!" И тот ведь встал и пошёл же, то есть побежал!..


Ну, вот и вся история... Хотите верьте, хотите нет...


Источник: http://djailyk.ru/content/35

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
  
#1 | Анатолий »» | 08.07.2017 18:58
  
0
Джайлык-старая любовь

Интересная подборка фотографий.

Может быть кто себя и друзей и узнает.





























Фотографий много.
Можно посмотреть по ссылке: http://ok.ru/group/42741006205072/photos


Есть и еще интересная подборка фотографий. http://vk.com/album-4462586_43618112



.
#2 | Владимир О. »» | 09.07.2017 14:24
  
1
Летом Джайлык был дом родной, как у законника тюрьма - где бы ни был: Артуч, Варзоб, Безенги, Алай ... , а в Джайлык, хоть смену отработать, но приедешь. Удивительная атмосфера была: все родные, даже незнакомые. Коля Толстов: во многих лагерях работал, обычно инструктора кучкуются по командам, городам, сборам, но только в этом - с первого же дня - свой в доску, прям родной ВСЕМ. А киевский ты, красноярский, челябинский, таллинский или московский, первый раз в лагере или десятый - абсолютно без разницы. Это заслуга начуча, "Во какие чудеса творил Виктор Павлович! ".
На верхней фотографии - легендарный Кузя (Вовка Кузнецов) с участниками.
На нижних:
1. Команда Мальцева, на фоне пика Энгельса, после первопрохождения - которое принесло им золотые медали на первенстве Союза.
Хорошо знаком был с удивительным человеком Мишей Овчинниковым (был Главным инженером Серпуховского ускорителя) - он слева сзади в белой шапочке - интеллигент, умница и сильный, грамотный спортсмен.
Витя Миронов (физик из Челябинска-70) - "предводитель челябинского дворянства" - руководитель альпсекции Челябинска-70 (сейчас город Снежинск) - в центре, самый мордатый, но и самый работящий - "я как гусеничный трактор - неторопливый, но работящий".
Справа от него, в цветастом свитере - капитан команды Мальцев, погиб на следующий год, после золота на Энгельсе, на Корженеве.
2.3. Никого не узнаю, странно.
4. Участники из Челябинска-70, спиной, в красной майке, стоит Кузя - драчуна и со спины видно.
5. На ночевках, в белых штанах - Ленка Кузнецова, теперь ответственный секретарь федерации альпинизма России - Елена Валентиновна.
6. Участники, но не мои
7. Выезд "Князя Тютюйского" на встречу новичков, справа в коричневом свитере сижу и я ... жду окончания действа - приказ Попова: "пока новичков не встретим - на выход для себя, в пересменок, и не расчитывайте". Встретили - и тут же побежали оформлять Джайлык.
8. Участники - челябы, у меня была другое отделение значков из этого же города, поэтому этих и помню. Они сильно завидовали моим - наше отделение Попов выпустил на Уллу-Тау 2Б - для значка это предел мечтаний, их туда, как правило, не пускали - 18 часов по описанию Наумова с Чегетских ночевок, для значка это явно много.
9. Князь Тютюйский, наряжание - конец каждой смены характеризовался поимкой и нарядом Князя Тютюйского - ловили инструктора, которому "повезло" (все уже собирались на выход в пересменок) и он встречал новичков со свитой. Как только инструктора в этот день научились прятаться - так и вышел приказ Попова: не встретим новичков как надо - никуда не пойдете. Ловить перестали - его величество жребий. Разок "свезло" и мне:
и со свитой тоже.



.
  
#3 | Анатолий »» | 09.07.2017 17:00 | ответ на: #2 ( Владимир О. ) »»
  
0
Специально эту тему поставил, для тебя.
Помню же что это твоя Альма Матер.
Вот не был я в Джайлык, а просто ощущаю, что именно то что ты пишешь, какая там была атмосфера.
Передать словами сложно. Это какое то внутреннее единство.
И мне кажется это связано и с определенным периодом.
Это какой то сплав и времени и людей.
Сейчас везде многое изменилось и там наверное тоже уже далеко не то что было.
Да, осталась память. И это здорово!.


КрасавЕц!

Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU