Аннапурна. Попытка прохождения СЗ стены. Билецкий, Аллен, Берг.



Луис Руссо и Адам Билецкий задумали новый маршрут на Чо Ойю. Они пригласили Рика Аллена и Феликса Берга присоединиться к ним. Бюрократические препятствия сорвали первоначальный план, но была сформулирована новая цель. Обстоятельства заставили Луиса вернуться домой, но Адам, Феликс и Рик успешно поднялись на пик Тиличо. А затем начали восхождение на СЗ стену Аннапурны.

Рик Аллен:

"Мы успешно акклиматизировались на пике Тиличо, переехали в базовый лагерь Аннапурны с севера, и теперь все зависело от погоды. Мы действительно ждали идеальное трехдневное «окно погоды» - слабого ветра на 8000 м в сочетании с небольшим количеством осадков или без них. Постепенно стало ясно, что это нам не светит. Мы понизили планку и ухватились за обещание одного дня слабого ветра, за которым следовал день сильного снегопада.

Стартовали в среду, 17 мая, на нашу чисто «альпийскую» попытку на северо-западной стене Аннапурны. Альпийский стиль часто приравнивается к легкому стилю, но с кулями весом 23 кг + о легкости речь не шла.

Наш путь, как ни парадоксально, привел нас сначала к ледниковым озерам у подножия ледника с севера от Аннапурны, на 200 м ниже нашего базового лагеря (4100 м), а потом мы начали медленно подниматься над усыпанным валунами рельефом, ведущим к моренам под нашей стеной. Ледник чрезвычайно раздроблен, и мы потели над чередующимися скальными грядами и крутыми ледяными склонами, разделяющими глубокие трещины, прежде чем оказаться на более снежном леднике в конце дня. Здесь мы поставили палатку на площадке на высоте ок.5000 м и поймали последние лучи вечернего солнца.

На следующее утро мы подошли к основанию огромного треугольного контрфорса и ледяного кулуара, идущего с правой стороны. Мы пересекли бергшрунд и начали подниматься. В течение следующих 3 дней максимум плоской земли под ногами у нас был кусочек размером с шесть следов от ботинок.

Кулуар вначале был довольно снежный, затем все более жесткие ледяные полосы в среднем около 55 градусов. Это было очень долго, дольше, чем мы ожидали, и много снежных ливней в течение дня, пока не подошли к вершине кулуара. Ничего подходящего для бивуака, поэтому мы начали скалывать полочку на льду у подножия скальной стены, где мы могли закрепить веревку. Со стены сыпалось, и во время этих интерлюдий мы по-разному приседали или висели, ожидая настоящей лавины. На закате снег снова стих, и мы увидели солнце и восточные фланги Дхаулагири. Наконец нашли площадку на половину палатки, и могли сидеть в ряд, накрывшись тентом с единственнлй стойкой, удерживающей ткань на расстоянии от наших лиц, а ноги свободно болтались. Мы приготовили простую еду и заварили много чая, прежде чем отключиться. Через крошечное отверстие любовались ясной звездной ночью над центральными Гималаями.

Утром собирались долго, т.е. растопили больше снега для чая, тщательно размотали самостаховки, и собрали рюкзаки. Ледяной склон вздыбился прямо от вершины кулуара, поэтому мы шли попеременно с самого начала, первый устанавливающий ледобуры, остальные два за ним одновременно. Из-за бессонной ночи, двухдневной усталости и хрупкого тонкого льда поверх скалы мы двигались медленнее, чем накануне, и снова начался снегопад, и снова у нас не было места для палатки.

За час до наступления темноты мы попытались сделать что-то для ночевки на наклонном скальном уступе на высоте 6500 метров. Но там было столько опасного снега, что в конце концов мы висели в обвязках, закутавшись в тент. Ни снять обувь, ни переодеться в сухие носки, ни добавить теплой одежды, и только благодаря величайшим усилиям Феликса нам удалось растопить снега для чая. Пожалуй, вчерашний сидящий бивуак был роскошным. Мы постоянно беспокоили друг друга, когда стремились подвинуться, чтобы изменить давление ремней на наших телах, и дрожали постоянно. Когда одно небрежное движение разорвало палатку (не предназначенную для того, чтобы ее повесили именно так), у нас внезапно появился новый взгляд на мир через отверстие в полу до ледника далеко внизу.

Один каримат улетел в пропасть, а утром, когда мы начали собираться, один спальный мешок ускользнул и исчез. Встал вопрос, следует ли продолжать движение вверх или вниз. С одной стороны, мы прошли полстены, у нас была уверенность, что мы справимся с техническими трудностями, и еды и газа хватит еще на несколько дней. Однако непрерывный дневной снегопад был тревожным, мы замедлились во второй день, и после двух практически бессонных ночей мы не могли бы идти быстрее. Дальше отступление станет гораздо более проблематичным, и прорыв к вершине потребует полной отдачи. Потеря спального мешка стала твердым аргументом в пользу спуска. Несколько ночей выше 6500 м без мешка были бы проблемой, даже если бы мы могли найти место под палатку, что казалось маловероятным.

Девять часов, 20 дюльферов и еще несколько веревок вниз по склону, и мы вернулись на ледник, и рады были поставить нашу раненую палатку на ровный снег. Когда приготовили первую за 2 дня еду, звук снежных лавин, несущихся вниз, подтвердил наше решение спуститься. Еще один полный день потребовался, чтобы вернуться вниз по леднику и его моренам к палаткам базового лагеря. Идя мимо ледниковых озер под вечерним снегопадом, мы поняли, что на самом деле и не было никакого «окна погоды».

http://blog.summitclimb.de/2017/05/24/annapurna-report/

Перевод Елены Лалетиной

Источник: http://russianclimb.com

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU