Журнал Nordelta и другие о нашем любимом Факундо Аране.



Факундо Арана полностью отошел от стереотипа телевизионного галана. Полгода назад, после того, как он чуть не расстался с жизнью в первой попытке восхождения четыре года назад, ему удалось достичь вершины Эвереста, самой высокой горы мира в 8848 м. Он рассказывает нам свою историю


В жизни Факундо Араны есть все, чтобы перенести ее на телеэкран; это мог бы быть унитарио, и, наверняка, он был бы в высшей степени напряженным. Факундо летчик, аттестованный ныряльщик, у него есть блог, где он пишет рассказы, ему нравится езда на мотоцикле, он занимается серфингом, принимает активное участие в кампаниях по пропаганде донорства крови, он рисует, занимается музыкой, он – актер, у него с женой, Марией Сусини, восьмилетняя дочь и мальчики-близнецы семи лет. Его тяга к приключениям, экспедициям, познанию и путешествиям сделала его альпинистом. Сегодня, полгода спустя после восхождения на Эверест, самую высокую гору в мире с его 8848 м, он рассказал, что этот опыт изменил его.

Вершина Эвереста

Как состоялось твое знакомство с горами?

В 2003 году я поехал по Аргентине. Я десять лет работал без перерыва, без суббот и воскресений. Я учился театральному искусству с 1987 года, и мне открылась дверь на телевидение. Я взялся за эту работу и начал переходить от сериала к сериалу, словно от лианы к лиане, а иногда хватался за две лианы одновременно. В 2003 году, после десяти лет такой жизни я остановился. Я только что закончил 099 Центральная, и, когда мне протянули следующую лиану, я сказал: «Стоп. Мне надо тормознуть». Я быстро купил дом на колесах, карту Аргентины и поехал по шоссе 9 и не останавливался до Ла Киака; оттуда я поехал назад по шоссе 40. Я шесть месяцев путешествовал, но никогда не знал, почему и куда я еду; думаю, что я мог бы совсем не вернуться, настолько это было замечательно. Ехал я по шоссе 9 или 40, но я заезжал во все уголки. Так я доехал до Пампа дель Леонсито, Сан Хуан, там, где обсерватория; там я провел две недели рядом с сельской школой, где работала сеньора по имени Нанси; она ездила в Барреаль за ребятами и привозила их к себе на уроки. Главное, что оттуда я проехал до Успальяты и увидел Аконкагуа. Я был в восторге и захотел на нее подняться. Поэтому я стал искать человека, который разбирался бы в альпинизме, и меня познакомили с Индио Писарро. Я сказал ему, что хочу подняться на гору, он спросил о моем альпинистском опыте, и я сказал ему: «все, что на мне». Он ответил: «Поднимайся завтра на гору Сарносо, а если дойдешь до вершины, то пойдем на Аконкагуа». Я поднялся на нее (Сарносо) за восемь часов, спустился вниз весь в волдырях… Поговорил с Индио, и на следующий день мы отправились на Аконкагуа.

Значит, Аконкагуа, самая высокая гора Америки, стала твоим первым опытом?

Да, и я был восторге…

Но ведь, наверное, это было нелегко… Как все прошло?

Нет, конечно. Было тяжко, но я был околдован. Настолько, что после этого я поднялся на многие горы, ведь если тебе что-то нравится, то ты начинаешь искать это. Так получилось, что мне захотелось подняться на Эверест. Я и поехал туда в 2012 году, чтобы водрузить флаг «Донорство крови спасает жизни» в самой высокой точке в мире…

Он ненадолго замолкает. Смотрит на мате в своих руках и, пристально посмотрев на меня, говорит: «У меня случился отек легких и мозга». Говоря проще, он был на волосок от смерти… но выжил. После такого любому человеку посоветуют не попадать больше в подобные ситуации. Так что Факундо знал, что не может вернуться на Эверест, если хочет остаться в живых. Только он не знал, что два года спустя в организме уже нет последствий произошедшего, и риск снова получить отек легких для него не больше, чем для любого другого человека. Узнав об этом, он поговорил с женой и, недолго думая, привел в действие план и поехал туда.

Как было организовано возвращение на Эверест?

Я поговорил с Улисесом Корваланом, с которым ходил на Аконкагуа в 2010 году, и он рассказал мне, что едет на Эверест с Лали Улела из Рионегро, она участвует в программе Seven Summits (речь идет о восхождении на самую высокую вершину каждого континента). Я спросил, с кем они идут, и он ответил мне, что идут с Тенди Шерпой, с нкоторым я познакомился в 2012 году, и мы подружились. Я подумал про себя: «Я должен ехать». И, когда мой врач дал мне добро, я начал подготовку. За какое-то время до отъезда я позвонил Алексии из Assist Card, рассказал ей о своей идее, и она сказала, что фирма возьмет надо мной шефство. В действительности они сопровождали меня уже в моих предварительных тренировках, когда я поехал на Аконкагуа. Главное, что я дошел до вершины, и чувствовал себя отлично.

Сколько времени ты провел в горах?

45 дней до вершины, а потом спуск. В целом два месяца. Большая часть подъема связана с акклиматизацией, когда организм адаптируется к высоте. Ты поднимаешься до лагеря, потом спускаешься в так называемый Базовый лагерь, затем снова поднимаешься, но уже в лагерь на большей высоте, а потом снова спускаешься вниз. Так проходит акклиматизация.

.............

Из других публикаций, переводы на этом же форуме

Чему научила тебя последняя экспедиция на Эверест?

Все уже было выучено. Если получилось дойти до вершины, то я уже знал, что, подходя к ней, я бы понял, что вершина не она, а мой дом, когда я вернусь туда. Это было чудесное путешествие. В первый я поехал благодаря Телефе, которая поддержала меня в кампании «Донорство крови спасает жизни», не ставя целью саму вершину, а во второй раз я обязан Assist Card, они помогали мне и финансировали всю поездку.
……………..

А альпинизмом ты по-прежнему занимаешься?

Возможность за короткое время подняться на Аконкагуа и Эверест подарила мне чудесные экспедиции и переживания. Я нашел все, за чем шел. И, прежде всего, это позволило мне высоко водрузить флаг донорства крови. А еще я муж и отец троих детей и должен уделять им необходимое время.
……………..

- Какие соображения у тебя об Эвересте? Мне кажется, что самая большая заслуга в том, что ты вернулся и поднялся на вершину после того, как тебе это не удалось при первой попытке.

- Я бы не стал говорить о заслуге, не стал бы говорить об этом с точки зрения, дошел до вершины или нет… Я поехал, чтобы получить новый опыт, в первый раз здоровье сыграло со мной злую шутку: мне было ужасно. Самое замечательное было вернуться и чувствовать себя хорошо: не надо про вершину! Это то, что гора иногда дарит тебе, а иногда – нет. Конечно, это чудесный рассказ, ведь немногие люди поднялись туда с тех пор, как в 1953 впервые удалось сделать это. Совершить восхождение это такое огромное дело, гораздо больше чем вершина.

- Но чему научил тебя это опыт? И я прошу тебя рассказать о достижении, не преуменьшая его.

- Дело в том, что я человек скрытный, но душа у меня нараспашку. Я бы сказал, что вернулся, чтобы не хранить печальные воспоминания о первой попытке. И на этот раз все получилось: погода, здоровье и компания прекрасных проводников, в прошлый раз такого не было (вины нет ничьей, просто не получилось). Я очень добросовестно подготовился, мне помогали очень знающие люди, которым я очень благодарен. Ведь гора намного больше, чем место, где есть вершина, на которую надо подняться. Это поиск. Мне сложно выразить словами. А еще я смог развернуть флаг донорства крови. Я счастлив этим.
………….

- В 2003, 2010 и в этом году ты поднялся на вершину Аконкагуа, а недавно дошел до вершины Эвереста для того, чтобы привлечь внимание к важности донорства крови. Что значит для тебя это достижение? У тебя уже есть на уме какая задача подобного рода?

- Это замечательное достижение в личном плане. Не потому, что я покорил вершину, а потому, что вернулся в горы после предыдущей попытки, которая была прервана из-за отека легких. Я не хотел такого воспоминания об этой горе, поэтому я вернулся. И, по правде говоря, это было замечательно. Я никогда этого не забуду, а еще я заявил о важности донорства крови, это мой давний лозунг, он дает смысл всему. Без этого нет мотивации. А что касается новой задачи, то я не ищу какого-то особенного места, я ищу историю, которую можно рассказать другим. Сфотографироваться на солончаке Салинас-Грандес или на горе Семи Цветов, наверное, чудесно, но сделать это в Пуне, в Абра Пампе, Хухуе, быть может, правильнее, лучше и скажет больше.

Факундо Арана: Мне нравятся люди, которые могут решиться

Как он готовился к экспедиции. Значение семьи, и удовольствие больше, чем от достижения цели: «Мы отправились с мыслью о том, что получим удовольствие, и вернулись с приятными впечатлениями о пережитых днях».

5 июня 2016 года

Отец троих детей, Факундо Арана (44) отправился за реваншем. Актер оставил свою профессию и грядущий запуск своего диска, чтобы принять участие в 2-месячной экспедиции, которая привела его на вершину Эвереста. По возвращении – он вернулся в пятницу – его жена, Мария Сусини, ждала его с распростертыми объятиями. «Мне очень нравятся люди, которые делают то, что говорят, делами подтверждают сказанное на словах. Никто не готов к тому, чтобы поехать и что с тобой что-то случиться. Это относится ко мне, это относится и ко всем» - сказал актер и музыкант, совершивший путешествие при поддержке компании, которая занимается предоставлением услуг по охране здоровья путешественника.

«Мы уехали из дома с мыслью о том, что получим удовольствие, что все пройдет нормально. И возвращаемся с приятными впечатлениями о пережитых днях».

«В 2012 году там же на Эвересте у меня был контракт со спасательной службой, а не службой поддержки. Предварительно я сообщил им, где буду находиться, и у меня был телефон, куда позвонить. Это было нечто вроде красной кнопки, на которую я мог нажать, и люди из Соединенных Штатов будут там, где нахожусь я, естественно в контакте с местными людьми. Эти люди хвалились, хвастались, что появляются даже в зонах вооруженных конфликтов. У них был отличный сборник инструкций, замечательные фотографии. В итоге, когда со мной случился отек легких, мне надо было срочно эвакуироваться, у меня было немного времени. Я нажал кнопку, прекрасно вышел на связь с ними, они сказали, что моя проблема решается спуском с высоты, и мне надо так сделать. Вот вся помощь, которую я получил от этой компании».

Он говорит, что нынешняя компания, поддерживающая его в новой экспедиции, наоборот, «была в гораздо более трудных местах, в ситуациях, сложнее моей». Он делает вывод: «Сейчас я вернулся в то же самое место, но с уверенностью, что я подготовлен на случай, если произойдет что-нибудь подобное».

- Как ты готовился к этому путешествию:

- Я тренировался с устройством, которое снижает уровень кислорода в воздухе. Тренировки шли с прошлого года… Я также тренировался, поднимая вес 120-килограммового ягуара (игрок в регби??), это высокоэффективный рискующий спортсмен, это поддерживает меня в этой экспедиции. Я не из тех, кто демонстрирует, когда что-то не получается. Потом, когда пройдет время, я люблю посмотреть на себя в зеркало и проанализировать, как сложилась ситуация. Я совершил не одну ошибку, это ошибки, которых сейчас я уже не совершу. Я не занижал риск, думая, что иду на прогулку, я сознавал, что поехал на самую высокую в мире гору. Кроме серьезных тренировок, я готовился к тому, что буду вдали от семьи в течение двух месяцев. Тем не менее, к этому нельзя достаточно подготовиться, и через две недели кажется, что все было мало. Но я получил нужное согласие на поездку, и я решился. Я решился сделать то, от чего в свое время мне хорошо досталось. Мне нравятся люди, которые могут решиться. .. С определенной высоты я шел с кислородом, с того дня, когда экспедиция поднялась выше 8000 м. Переход и длится 2 месяца именно потому, что мы не раз поднимаемся и спускаемся, чтобы помочь нашему организму приспособиться к высоте, чтобы костный мозг выработал необходимое для такого риска количество красных кровяных телец. Красные кровяные тельца – для тех, кто не знает - доставляют кислород в кровь, а мне надо много кислорода.

- А на психологическом уровне?

- Лучшая психологическая поддержка – это хорошая семья. Моя жена поддерживает меня во всем, что я делаю. И последнюю неделю перед отъездом мы все время были вместе, мы не расставались, и она везде ходила со мной. Она даже собирала сумку со всеми техническими приспособлениями, теперь она уже понимает больше меня. Я не боюсь, ведь я не прыгаю с парашютом, собранным кем-то другим, а я не знаю, что там. Я пошел с людьми, которых знаю, у них есть нужные качества, они показывают их мне в горах, а, кроме того, я пошел с компанией, которую уже опробовал на Аконкагуа в плане логистики. Если принимать все меры предосторожности, то это уже не экстремальный, а просто увлекательный вид спорта, как и любой другой.

автор: Александр Ельков

Источник: http://горняшка.рф






.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU