"Восхождение - это творчество" Интервью с Ильясом Тухватуллиным

3
Администратор
9 октября 2012 в 12:06 7834 просмотра
Ильяс Тухватуллин

"Восхождение - это творчество" Интервью с Ильясом Тухватуллиным

Эта профессия, или, точнее сказать, образ жизни определенной категории увлеченных этим людей, у многих других вызывает непонимание: мол, кому нужен этот экстрим? Не спокойнее и не надежнее ли сидеть дома, в уютном кресле, и никуда, извините, не "рыпаться", не подвергать свою жизнь излишней опасности? Почему же все-таки они, альпинисты, не внимая никаким уговорам, в том числе со стороны своих родных и близких, продолжают покорять и покорять горные пики? Об этом и многом другом - наша беседа с одним из лучших на сегодняшний день специалистов в этой области, Вице-президентом Федерации альпинизма Узбекистана, покорителем наивысшей вершины мира горы Эверест, мастером спорта международного класса И.Х. Тухватуллиным.

КАК ВСЕ НАЧАЛОСЬ

- Ильяс Хамидович, наверняка это не случайность, что вы стали альпинистом? Кто-то в вашей семье "болел" этим?

- Спустя годы, я случайно узнал, что мой отец увлекался альпинизмом. Возможно, это в какой-то степени гены, но, думаю, больше все же - судьба. Как меня только мама с юности не уговаривала не ездить на тренировки. Она говорила мне, что не пустит в горы. Но я все равно делал по-своему, как считал для себя необходимым. Только она теперь со мной справиться не может. Я ей сказал: "Мама, извини, не могу не делать этого. Без альпинизма жить не смогу". Самое сложное - это решить вопрос твоего выбора в семье. Но есть в жизни каждого из нас вещи, которые касаются только нашего выбора, и никто другой вместо нас не вправе нести за них ответственность.

- Так как же у вас все началось?

- А просто: в 1976 году увидел в ТашГУ, на физфаке, где учился, объявление о наборе в секцию альпинизма. Мы пошли с друзьями и записались. Ездили в горы, проходили вначале, как и положено, общую физподготовку, много общались на природе, любовались цветами и травами, дышали воздухом. Красота! Что еще молодым надо? Тренеры в то время, в том числе и мой первый тренер Ия Алексеевна Попова, устраивали в часы досуга интересные викторины, "капустники". Но не могу сказать, что меня влекло в горы только это. Скорее всего, был спортивный азарт и юношеское честолюбие.

- Но сейчас, должно быть, вы уже не столь честолюбивы?

- Еще как честолюбив! Просто более умудрен опытом. Ценю свое время, стараюсь не растрачивать его на пустяки, на что попало. Не хочется распыляться, надо успеть сделать в жизни что-то важное, главное.

САМЫЕ ЛЮБИМЫЕ ВЕРШИНЫ

- Однажды, несколько лет назад, вы сказали в беседе, что в восхождении на высшую точку мира гору Эверест (8 848 м.), с группой альпинистов из Узбекистана (это было историческое событие, когда впервые граждане нашего государства покорили самую высокую вершину планеты. - Прим. Ю.М.) для вас не было ничего нового и интересного. Разве не главное в альпинизме - покорение наибольшей высоты?

- Что вы! Нет, конечно. Хотя в нашей стране развит больше именно высотный альпинизм, но во всем мире более серьезным считается альпинизм высотно-технический - то есть, технически сложные подъемы. Вот это-то и интересно. Что может быть особо интересного в горе, пусть и самой высокой в мире, о которой ты уже столько всего читал и знаешь, и на которую до тебя восходили десятки, даже сотни людей? Да ничего. Хотя тогда нам было очень любопытно!

- А какие вершины вам больше интересны?

- Прежде всего, гора Ак-Су, на которой я был уже шесть раз. Находится она в Памиро-Алае, на границе Кыргызстана с Таджикистаном, конкретно - в Лайлакском районе. Это, на мой взгляд, самая сложная и самая красивая гора Евразии. Когда я впервые взошел на нее, то понял, что повзрослел, что "детский" альпинизм закончился. Видите ли, нас всегда учили, что восхождение на гору надо совершать по возможности быстрее, что самое длинное может длиться три дня. А на эту гору восходишь по вертикальной стене (так называется очень крутой склон скалы - Прим. Ю.М.), с натечным льдом, целых 16 дней! Причем, красота вокруг - неописуемая. Но там каждый шаг очень опасен и невозможен, равен чуть ли не безумию. На этой горе нормально себя чувствуешь только, "вооружившись" философией адекватного восприятия мира таким, какой он есть, каким его создал Бог, и убеждением себя, что тебе все это нравится. Еще нас учили так: если что-то случится, есть веревки, которыми ты связан с партнером, и все это тебя выручит. И, если что - обычно внизу есть "группа поддержки", которая в случае необходимости полезет за тобой, спасать тебя. А Ак-Су - это такая гора, на которую единицы в мире могут взобраться! Кто там тебя выручит, кто поможет, "если что"?! Практически никто. Всю жизнь на ней заново переосмысливаешь... А еще мне нравится северная стена Хан-Тенгри, это в Тянь-Шане. И все: любви много не бывает.

- Как это практически можно себе представить - сутками "висеть" на стене? А поесть, попить, поспать? А, простите, другие естественные нужды?

- Опытный альпинист этому научен, и он умеет приспосабливаться. Правда, бывает, что кто-то и не выдерживает. Вообще, должен вам сказать, что после серьезных восхождений, непременно подрывающих здоровье, мы восстанавливаемся довольно долго. Что же касается сна во время восхождений, есть здесь один момент, который может показаться вам любопытным. Если, к примеру, мой партнер лезет вверх, а я на горе, только пониже, долгими часами, иногда сутками, держу страховочную веревку, чтобы он не сорвался, я могу заснуть. Смотреть все время вверх - немыслимо, шея и глаза не выдержат. Причем, если твой партнер сорвется, веревку надо зажать слегка, но не пережать, иначе может произойти непоправимое...

- И у вас было?..

- Нет, в моей практике, к счастью, таких смертельных "номеров" не было. Я рассказал это к тому, что надо учиться сохранять на горе, во время длительных восхождений, бдительность и тогда, когда дремлешь - всегда.

- Сколько всего вершин вы покорили?

- Никого и ничего я не "покорил" и не "взял". Я восходил - примерно на двести горных вершин планеты. А, может, и больше.

- Вы полтора года назад говорили, что хотите взойти снова на Пик Победы. Мол, видите в этом необходимость. Почему? Исходя из чего, вообще, задумываете, выбираете маршрут? Бывают конкретные цели?

- Да. Чаще всего - проверить себя, свои, да и, скажем так, вообще человеческие возможности. Вы спросили о Пике Победы (гора расположена в Центральном Тянь-Шане. - Прим. Ю.М.) - ничего особо интересного в ней лично для меня нет. Но "загвоздка" вот в чем. На этой горе погибло немало альпинистов, в том числе наш товарищ, восходившая с нами на Эверест, мастер спорта международного класса, спортивная и талантливая альпинистка Светлана Баскакова. Мне необходимо было как специалисту выяснить для себя, почему произошла эта трагедия, в чем было дело? Гора-то для ее профессионального уровня - совсем не сложная.

- Выяснили?

- Выяснил. На заснеженных вершинах бывают такие "карнизы" - это толстые и порой длинные, до 10-15 метров, нависы снега. Ступи на них ногой - они тут же обвалятся, но они не всегда сразу видны. Она не посчитала нужным связать себя с партнерами, потому и "улетела" с "карниза" с большой высоты вниз. Если бы связала себя с другими, ее бы на веревках вытянули. Грустная история.

"РИСКОВОЕ" ДЕЛО

- Так, выходит, правда, альпинист - одна из самых рисковых профессий? А что, нельзя прожить без такого высокого риска? Адреналинчик нужен, да?

- А мы вовсе и не рискуем. Риск - это в городе, где полно машин, переходить дорогу. Или ехать в том же городе среди потока мчащихся автомобилей. Вот это, я понимаю - риск: никогда не знаешь, что может случиться: откажут, не дай Бог, у кого-нибудь тормоза - и... А в горах нет и не должно быть никакого риска. Наоборот - профессионал должен сделать все, чтобы рисковой ситуации избежать. Должен все рассчитать, продумать, взвесить. Пару лет назад мы уже в который раз восходили на наш Чимган. Мы любим эту гору и знаем ее, как свои пять пальцев, "от и до". Гора эта считается простой, а потому мы даже не взяли с собой веревки. И, представьте, Чимган на меня "разозлился": во время метели, в снежном "молоке", где не было ничего видно рядом с собой, а мы все не были связаны, я оступился на "карнизе" и улетел вниз. Сильно ударился, но высота падения была не смертельная. Однако я задел толщи снега, и на меня пошла лавина. Я понял, что полечу вместе с ней в водопад, и подумал: "Неужели все? Так быстро и нелепо погибнуть! Да еще где? На Родине, в родном Чимгане..." Короче, повезло мне: лавина не дошла до водопада, сама остановилась. Наверное, Бог спас. Единственный путь к своим был вверх, по горе, по траектории, по которой я летел вниз. Было очень скользко, трудно подниматься. Но я шел, и благо, что все обошлось, и ребята подсобили, так что я выжил. Что это было? Риск? Нет, просто глупость, самонадеянность, неосмотрительность, а вовсе не риск. Альпинист не должен быть самоубийцей, вот и все.

- Но погибла же Баскакова. И некоторые другие...

- Она сделала ошибку, которую, увы, могут делать чаще всего именно профессионалы - понадеялась на себя. В горах так никогда делать нельзя, человек всегда должен понимать, осознавать величие гор перед ним, слишком уж не гордиться своими возможностями, и не говорить, что он знает о горах все. На Эвересте, например, тоже погибали люди. Почему? Не учитывали погодные условия и опять-таки - не рассчитывали в соответствии с этим свои возможности, ресурсы. Если ты видишь, что небо хмурится, может подняться ураган - зачем идти вверх или спускаться? Маленькое расстояние до лагеря, точно знаешь, что "проскочишь" - тогда иди. А большое расстояние - лежи в снегу и выжидай, экономь свои силы, тогда и не погибнешь.

- Вы упомянули термин: "профессионал". Что это такое в альпинизме? И кого считаете выдающимися альпинистами, профессионалами высокого класса?

- Упомянул этот термин, а сам считаю его условным. Я, к примеру, и не хочу себя называть профессионалом. Я, скорее, просто опытный человек, который любит свое дело и может - нет, не научить других! - а поделиться с кем-то своими знаниями и навыком. Профессионал же - это тот, кто сделал что-то, какое-то движение, действие, тысячи раз, отработал его так, чтобы не ошибаться. Это, наверное, быть "машиной". А я - не машина, рутину не люблю. Я человек, и человек творческий. А среди лучших альпинистов в СНГ мог бы назвать: Павла Шабалина, Александра Ручкина, Валерия Бабанова, Александра Одинцова, Юрия Кошеленко.

ТВОРЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК

- Ильяс Хамидович, а что для вас - творчество?

- Это, прежде всего, открытие для себя и для других чего-то нового, неизведанного. На горе Ак-Су в этом отношении каждый шаг - это творчество. Хотя в какой-то степени это можно сказать и о любом восхождении, особенно по неизведанным, новым маршрутам. Люблю ходить с молодыми. Такую возможность дает нам работа в альпинистском клубе имени Рацека.

- Помимо альпинизма, вы еще занимаетесь в городе промышленным альпинизмом, или сокращенно - промальпом.

- Да, у меня есть своя маленькая фирма - "Экип", которая занимается ремонтом фасадов, установкой наружной рекламы, антенн, облицовкой зданий и т.д. - словом, всем, что нужно делать на высоте.

- Есть у вас хобби?

- Не знаю, можно ли считать это хобби - пишу рассказы о горах, о восхождениях.

ВЫСШАЯ ТОЧКА УЗБЕКИСТАНА

- Вы нашли то, что искали - высшую точку Узбекистана?

- Нашел, был у ее подножия, но пока не восходил на нее. Ведется до сих пор немало споров на счет того, какая именно это вершина. Но, по моему мнению, это "вирждин" (то есть гора, на которой еще никто раньше не бывал. - Прим. Ю.М.), обозначенная на картах нашей республики как 4 643 м. Надо как-нибудь взойти на нее и замерить высоту.

О СЕМЬЕ И БЫТЕ

- Могли бы немного рассказать о своих близких?

- Со своей женой Диной познакомился в городе на работе. К горам она никакого отношения не имеет. У меня трое детей: два сына - одному двадцать лет, другому - полтора годика, и трехлетняя доченька. Конечно, скучаю по ним в горах, на высотах. Но когда тяжелые, трудные подъемы, там порой обо всем забываешь.

- Восхождения - это дорогое удовольствие. Вы сами - труженик, но и умеете находить дополнительные средства. Что для вас значат материальные блага?

- А ничего не значат. Меня тошнит, когда мне начинают говорить о дачах и "Мерседесах". По-моему, глупая трата драгоценного времени. Что касается финансирования восхождений для развития альпинизма в стране - на самом деле нужна поддержка государства и нужно больше спонсоров.

ПЛАНЫ И ПРОЕКТЫ

- Что в ближайшей перспективе? Какие горы?

- Прежде всего, мы с группой товарищей готовимся к восхождению на вторую вершину мира, очень "трудную" гору "К-2". Так ее когда-то обозначили англичане. Высота ее - 8 611 м. Находится гора на границе между Пакистаном и Китаем, туземное ее название - Чегори. Мы пойдем не по классическому маршруту, а по еще никем не пройденной западной стене. То есть, будем протаптывать совершенно новый путь, и он непременно должен быть красивым - это в альпинизме важно. По сложности этот маршрут запредельный, но именно такие мне и нравятся.

Беседовала Юлдуз МУХТАРОВА.
http://www.novostiuzbekistana.st.uz/9_343/pe.htm

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU