Dogan Palut один из наиболее заметных альпинистов и скалолазов Турции

2
7 октября 2012 в 07:29 6168 просмотров
Доган Палют - один из наиболее талантливых турецких восходителей, и, несомненно, самый харизматичный. Учитывая легкость, с которой он переходит от соревнований на скалодроме к серьезным альпинистским экспедициям — в Гималаях, он заслужил уважение и почет в кругах турецких альпинистов. Я встретил Палюта во время моего второго посещения Турции. Он был одним из первых, кто повторил наши маршруты, после чего наше уважение стало взаимным.
Привет, Доган! Ты - один из наиболее уважаемых и опытных турецких скалолазов. Расскажи нам о том, как все начиналось и о том какую роль лазание играет в твоей жизни.
Я начал лазать в скальном районе Балликаялар (Ballıkayalar), который рсположен между Стамбулом и Коджаэли (Kocaeli). Между 1989 и 1993 гг. главным образом занимался боулдерингом и лазанием с верхней страховкой, но и пробовал себя на многих трад-маршрутах. В то же время я принимал участие в некоторых курсах, организованных альпклубом Йилдизского Университета и совершенствовался в горах Улудаг (Uludag), Хасандаги (Hasandagi), Аладаглар (Aladaglar) и др. В 1994, под руководством двух стамбульских скалолазов - Эмре Алтопарлака и Батура Куруза, я начал лазать технические трад-маршруты в Аладагларе. В том же году я проложил несколько новых линий в Балликаялар, а с 1996 занялся спортивным лазанием, что позволило моему техническому уровню подняться с VI+ (6a) до X (8b). Стоит также упомянуть, что между 1996 и 2012 годом я исследовал несколько новых скальных районов в Турции и на Кипре, где проложил более 600 маршрутов.

Вся эта деятельность и мой прогресс сильно помогли мне в скалолазании и восхождениях в горах.

На национальном уровне я начал выступать с 2000 и, благодаря моим результатам в боулдеринге и трудности, я был квалифицирован к международным соревнованиям.

Постепенно мои интересы сместились с технических маршрутов на гладких скалах гор Торос (Toros) и зимних восхождений в Улудаге, к прохождению к восхождениям в Альпах. Более того, я совершил несколько высотных восхождений на Кавказе и в Гималаях.

Ты, без сомнения, много знаешь об истории европейского скалолазания. Что ты можешь нам рассказать о развитии этого спорта в своей стране?
Восхождения, совершенные западноевропейскими альпинистами в горах Анатолии (и особенно в Аладагларе) в течение 1930х, маршруты пройденные свободным лазанием (без использования ИТО), их стиль очень меня впечатлил. Когда мы с друзьями повторяем эти маршруты, то ощущаем этот дух, и я рекомендую пройти эту школу турецким скалолазам. Представьте себе: чисто альпийский стиль, с минимумом поддержки, полагаешься только на свои силы.

Маршруты, проложенные восходителями из Австрии, Италии, Англии и других стран, направляли нас и учили полагаться друг на друга. Тут надо сказать о французских горных гидах — Денисе Кондево и Паскале Дюверне и проложенной ими серии, ставших уже, классическими маршрутами в Аладагларе между 1993 и 1996 годами. При их прохождении приходится преодалевать очень сложные участки, они явно сложнее многих других классических маршрутов («альпийские» спортивные маршруты Пармаккая (Parmakkaya) и Траго / Гуверчинлык (Trango / Guvercinlik)). Другие имена тоже заслуживают упоминания. Это Вальтер Плеунигг, Х. Пек, Р. Ходгкин, Германн Келленспергер, Нино Корси, Рик Джеймисон, Маурицио Перотти и многие другие. Все они заслуживают огромной благодарности, за такой свой вклад в развитие альпинизма у нас в Турции. И даже сегодня западные восходители, как например ты, Роландо Ларчер, и твои друзья, продолжаете прокладывать новые маршруты.
Расскажи нам о различиях между современным спортивным лазанием в Турции и в других странах, где ты побывал.
Думаю, что в связи с тем, что скалолазание и альпинизм стал развиваться позже, чем в Европе, мы начали сразу использовать лучшее снаряжение. Это означало, что маршруты изначально были лучше оборудованы. Этот факт неизменно повлиял на стиль и методы прохождения или оборудования маршрутов, что в свою очередь избавило нас от полемики о стиле восхождений и т.д. В отношении соревнований ситуация сейчас не так хороша, мы практически «вне зачета» из-за сравнительно не высокого уровня наших спортсменов на европейских соревнованиях. Думаю, нашей федерации не хватает дальновидности, нам еще предстоит долгий путь становления. Нужно, чтобы больше скалолазов было активно вовлечено в развитие лазания.

Я знаю, что ты участвовал в тренировочных процессах, соревнованиях, организации мероприятий. Можешь ли ты кратко обрисовать нам портрет турецкого скалолаза нового поколения? Он больше увлечен лазанием на скалодроме или на естественном рельефе?
Как ты предположил, да, большинство лазает на скалодромах, однако прохождение горных маршрутов быстро набирает популярность. Но мы все еще позади Европы и число тех, кто ходит в горы, достаточно низко. Однако, стоит иметь в виду, что уровень урбанизации в Турции растет, и я думаю, что в этом ответ: с индустриализацией человек бежит из города!

Альпинизм в моем понимании всегда будет чем то более весомым, в противовес спортивнму скалолазинию и соревнованиям, они более конкретны, более мотивирующи, но и более «индустриальны»! Также нужно добавить, что европейские горы, Альпы, с их золотым веком альпинизма, недоступны для турецких восходителей. Часто возникают проблемы с визами, что порой настолько же преодолимо, как и некоторые вершины. В 2005 я хотел пролезть западную стену Гран Капуцин (Grand Capucin), но французское консульство отказало в визе. Поэтому я решил испытать себя на сложном маршруте на Алам Кух (Alam Kuh) в Иране! Оговорюсь однако, что турецкая элита может решать любые визовые проблемы. Несмотря на то, что с Европой уже который век мы идем рука об руку, у нас возникают подобные сложности. Скалолазание к сожалению зависит от политических игр.

В Европе турецкие скалолазные районы — кроме тех, что в Анталии — не особенно популярны. Основываясь на твоем опыте составления путеводителей, какие скалы в Турции наиболее интересны?
К сожалению, ты прав насчет Анталии и того факта, что известны лишь те скалы! Но это на прямую связано с туризмом и, не считая Каппадокии и Стамбула, популярность Анталии со всеми своими достопримечательностями справедлива. Это абсолютно нормально, что европейцы тянутся в чудесную Анталию зимой, так как это недорогая альтернатива другим странам. В то же время люди, которые почитают скалолазание сутью своей жизни, часто путешествуют по всему свету и открывают великолепные районы, которые не связаны с непостоянной модой на те или иные места. То же справедливо и для Турции. К примеру, я помню как Джованни Гуэричи — он расстался с жизнью в прошлом году — побывал в Аладагларе и Анаварце (Anavarza), где он лазал и проложил массу маршрутов.

Говоря о скалах вообще, я считаю, что популярность скалолазания в Турции быстро растет и похоже, что в данный момент интерес смещается к западным регионам. Боулдеринговая зона Бафа (Bafa) и Кайнаклар (Kaynaklar) в районе Эгейского моря; Балликаялар, Гейве (Geyve) и Гьольпазари (Gölpazarı) в области Мраморного моря — сильные кандидаты. Но тяжело соперничать с Гейикбайири (Geyikbayiri) в плане размещения, и однозначно, что невозможно получить поддержку нашего правительства, как того добились в Тайланде и Калимносе. Словом, улучшения предвидятся, но они не будут скорыми, поэтому путеводители играют важную роль в этом развитии.
С географической точки зрения, Турция — скалолазный рай. Здесь расположены такие фантастические области, как Эрзинкан-Кемалие (Erzincan-Kemaliye), Нигде-Казикли Али (Nigde-Kazikli Ali), Эскисехир Каракаялар (Eskisehir Karakayalar), Измир Бафа (Izmir Bafa). Если бы мне нужно было выбрать одно место, учитывая все его плюсы, я бы остановился на Билечик-Голпазари (Bilecik-Golpazarı).

Что ты думаешь об успехе Калимноса? Может ли Турция рассчитывать на подобную популярность?
Мне кажется, что кроме позитивного импульса, этот успех имеет и негативный аспект. Туризм привлекателен всегда, но скалолазание — не массовое приключение. Лично меня привлекает взаимосвязь с альпинизмом — значительные экспедиции, независимый дух открытий.

В общем, я прокладываю маршруты в этом стиле, чтобы их прохождение было доступно многим. Успех того или иного района тоже связан с доступностью, условиями размещения и окружающей средой. Здесь, в Турции, у нас есть Олимпос и Гейикбайири, которые схожи с Калимносом в плане инфраструктуры и количества маршрутов. Так что, можно сказать, что пробел заполнен. Хотя, лично я отдаю предпочтение стилю «Cittaslow» («спокойного городка»), когда районы сохраняют свою уникальность! Знаешь, что сегодня в моде, то через некоторое время становится старомодным!
Кроме того, что ты хороший скалолаз-спортсмен, ты еще и превосходный альпинист. Какие горы наиболее интересны в Турции и какие могут порадовать в будущем?
Сложные, технические мульти-питчевые альпинистские спортивные маршруты, похоже, будут формировать будущее турецких гор, гигантских известняковых стен которых не счесть. Особенно в восточной части Аладаглара — регионе, называемом Вай-Вай Торасан (Vay-Vay Torasan). Он относительно нетронут. Восточная Анатолия и горы Хаккари (Hakkari), включая хребты Чилолар (Cilolar) и Сат (Sat), и горные цепи, на которых побывал Дуг Скотт в 70-х, и горы Мунзур (Munzur) — полны крайне необычными нетронутыми скальными стенами, но в настоящее время эти места практически полностью закрыты для скалолазания. Я искренне надеюсь, что «курдская проблема» будет решена в ближайшее время, и что в следующем за решением конфликта, мирном существовании мы сможем лазать в этих регионах.

Какое место скалолазание в частности и спорт в общем занимает в твоей стране? И каковы твои мечты о будущем?
У Турции 2 стороны — одна смотрит на запад, вторая — на восток. В этом смысле страна уникальна. Итак, одна сторона — европейская, а вторая — восточная, и эта комбинация имеет свои особенности. Хотя спорт в общем не поддерживается также активно, как в Западной Европе. В то же время, как результат урбанизации и увеличения благосостояния людей он стал больше цениться. С увеличением количества скальных районов публикуется все больше путеводителей, все больше людей интересуются скалолазанием — развитие налицо.

Конечно мои мечты сфокусированы в этом направлении: иметь больше скалолазных областей с хорошими, правильно оборудованными маршрутами. Привлечение все большего количества лазающих и активно вовлеченных в этот процесс людей. Я всегда над этим работал. Все мои новые маршруты, мое лазание за рубежом связано с получения опыта и установлением дружеских отношений. Это всегда было связано со стимулированием развития скалолазания в моей собственной стране.

Интервью: Maurizio Oviglia
Источник: planetmountain.com
Фотографии: из архива Dogan Palut
Перевод: Юлия Васильева
Источник: goclimb.info

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU